...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Улицы города » ·Дом зажиточного господина


·Дом зажиточного господина

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/7608-1-f.jpg
Надежная кирпичная постройка с длинными узкими балконами и внутренним двориком, жемчужиной которого является маленький тенистый прудик. На улицы города поместье смотрит ровной неприступной стеной и окошками-бойницами, в которые не каждый искусный вор способен пробраться. Впрочем, ворота усадьбы почти всегда гостеприимно открыты, а напроситься в гости к радушному хозяину не составляет почти никакого труда. Хозяин дома посвящает свою жизнь работе по разведению лошадей, а так же содержанию деревенской конюшни, так что самым важным и просторным строением усадьбы является конный двор и принадлежащие ему хозяйственные постройки, вплоть до собственной кузницы.

Отредактировано Монтесума (2011-03-06 16:19:21)

0

2

п.с. Убейте меня... кто-нибудь... "это самый отстойный пост за всю историю отстоя!" (с)

Тишина. Их, направляющихся в повозке по совершенно неизвестному маршруту, с головы до ног окутывала сладчайшая тишина. Нельзя было сказать наверняка, было ли это полнейшее отсутствие звуков, столь знакомое каждому городскому жителю, или же "живая", наполненная живыми гаммами леса, тишина - такую ни спутаешь ни с чем, даже если ты простой смертный и, как бы ты ни старался, не можешь услышать голоса духов или простейших тварей - животных. Воздух словно окутала легкая, непринужденная гармония чего-то эйфорического - словно маленькая нота повисла на конце дудочки бродячего музыканта, шествующего по аллеям небольшого иллюзорного городка в поисках новых наивных слушателей. И в то же время в воздухе витало что-то по-своему зловещее... был ли это просто мираж, навеянный яркими событиями дня или же ему просто хотелось видеть все в подобном цвете; признаться, он и сам хотел бы это знать. Ему казалось, что нечто чрезвычайно важное должно свершиться очень скоро - и в то же время ему хотелось забыться. Лишь неясные светлые пятна, которые в беспамятстве раскидала по краям его одежд полная круглая луна отвлекали его, а темная ночь - ночь, которую он видел уже который раз подряд, - теперь казалась ему во много раз милее, чем обычно.
Скоро все закончится.
Телега, наполовину наполненная всяческим хламом из числа тех, которым неумелые торговцы или честные собственники любят заваливать свое жилище сверху донизу. Несколько ящиков, красная краска с которых давно уже слезла, едва ли не разрывались от обилия фруктов и ягод различных пород, видимо, привезенных из разных концов света. Пара сундучков и ларчиков затейливой работы, выполненных в лучшем вкусе того времени; резные фигурки, вырезанные, по-видимому, из ясеня и являющие собой не более, не менее замки, изображали то морду льва, искаженную гримасой ярости, то широко распахнутый глаз, устремляющий пустой взгляд в какую-то неопределенную точку. Демон подметил про себя, что на нескольких сундуках были вырезаны причудливые изображения, ясно напомнающие ему о том далеком прошлом, когда он только-только прибыл на землю из подземного царства: молодые дриады изгибались в немыслимых позах и танцевали под звуки флейт рогатых фавнов, белокурые ангелы с большими крыльями пролетали над цветущими полями, яркое солнце жгло пустыню, посреди которой, подобный каменной глыбе, стоял трехглавый дракон, изрыгающий пламя. То было смутное, но прекрасное время, когда люди были более суеверны и относились к посланникам мира того с большим почтением - даже ему, не намеревавшемуся тогда вмешиваться в дела смертных с большой активностью, удалось снискать репутацию одного из самых лютых и кровожадных демонов. Впрочем, работа по дереву была выполнена наспех, о чем свидетельствовала некая размытость фигур и царапины, оставленные ножом на поверхности дерева. Да что говорить - и сама телега была не в лучшем состоянии. Хотя... вряд ли ее хозяин заботился об этом. За единственным в телеге бочонком, видимо предназначенным, судя по его объему, для хранения овощей, лежало нечто, отдаленно напоминающее головной убор. Белая и пушистая, вещица неподвижно лежала на Везельвул кинул насмешливый взгляд на лежащего средь ящиков и укрытого мягким пледом сердобольного господина, который вызвался препроводить их в свой дом, джинна и вновь едва удержался от того, чтобы не рассмеяться. Его не переставало удивлять, каким образом это, столь безмятежно спящее и совсем не подозревающее от настигшей его опасности, существо, могло украсть у него,мягко говоря, столь ценный артефакт и при этом испариться, словно его и не было. Собственно, так игра становиться гораздо интересней и не менее азартней. Демон со свойственной ему неспешностью "набрасывал" в уме определенные планы - в конце концов, он не собирался разбираться с ним с ходу. Тяжело вздохнув, сам не зная по какому поводу, Везельвул, обернувшись в сторону бесконечно тянущегося темного леса, снял мешающий видеть, капюшон. В его душе, если таковая у него, конечно, была копошился рой смешанных и сбитых в одну непонятную массу, эмоций и чувств, с яростью толкавших его то на одну мысль, то на другую, отчего ему совсем не становилось легче. Хотелось заснуть, забыться... да еще и недавнее использование большого количества магической силы, использованной для призыва химер, достаточно потрепало его. Везельвул прикрыл глаза, осознавая, что постепенно погружается в беспамятство. Единственными мыслями, которые успели промелькнуть в его голове были слова, слабые, словно доносящиеся откуда-то издалека. Из другого времени... из другого пространства...
Что бы не случилось, никогда не теряй бдительности...
Никогда не закрывай глаза...

***

Везельвул проснулся от того, что кто-то неподалеку от него о чем-то громко бранился. Открыв глаза, он увидел, как светловолосый слуга господина, великодушно пригласившего их в свой дом, трясет за плечо джинна, что-то беспрестанно говоря. Зеллус с удивлением подметил, что ночь все еще правит бал - что уж говорить о влажном разряженном воздухе, который явно предвещал непроглядный туман, стоит только первым лучам солнца посеребрить черный небосклон - месторасположение звезд Сатир и Черная Волчица ясно говорили о том, что еще пара-тройка часиков и наступит время утра. Пегий пожилой жеребчик, поспешно подгоняемый свистом кнута, нес телегу по многочисленным ухабам, таким, мягко говоря, "неприступным", что Везельвулу пришлось держаться за ее бортик. Прошло не более десяти минут - и вот они выехали из под крон могучих деревьев, прямиком к большому дому, явно говорившему о состоятельности его владельца. Телега въехала во двор и остановилась. Хозяин, поспешно слезший с нее, сказал, что когда молодой заклинатель песка проснется, их будет ожидать теплая постель, к которой их сопроводит его слуга. Кивнув светловолосому, хозяин скрылся из виду, а сам паренек, сославшись на то, что ему надо расседлать лошадь, отвел животное в стойло напротив. Везельвул чувствовал себя отдохнувшим и полным сил - он был слишком доволен успехами прошедшего дня, чтобы злиться на себя за то, что заснул. Демон бросил взгляд на телегу и вновь ощутил уже знакомое ему с поездки слабое колебание ауры. Видение вновь пропало, едва он успел притронуться к нему потоками своей энергии, и на этот раз подобная "иллюзия" насторожила его гораздо больше, чем прежде. Демон сосредоточил силу своей ауры на поиск потустороннего источника жизни. Чужое сердце билось близко, совсем близко, но он не мог его найти...
Что ж, день уже обещал быть интересным. Везельвула не волновало, что кто-то может следить за ним. Было бы еще более странно, если бы он чего-то боялся.
Особенно сейчас, когда все его тело трепетало в предвкушении предстоящих событий.

+1

3

Глаза открылись легко. Сон сняло как рукой, и джинн готов был в ту же секунду начать новый день и новый путь, если бы...
"Что за место?"
Неспешно приподнимаясь на локтях и садясь, он с удивлением разглядывал окружающую обстановку. Светлая комната, отделенный полупрозрачной ширмой камин с потухающими углями, зашторенное легким тюлем окно, прикроватные столики с узорными фарфоровыми подсвечниками на четыре свечи, которые мгновенно были оценены в уме на вес двух сотен спелых гранатов, и, наконец, широкая длинная кровать с открытым балдахином и воздушным пуховым одеялом, под которым торговец себя и обнаружил.
Неожиданность была приятной, хоть и беспокоила звездным числом вопросов. Надеясь отыскать ответы, джинн выбрался из-под мягкого облака и съехал с пружинной перины на пол. Найдя себя полностью одетым и углядев на пуфике у дверей свои дорожные сапоги, Симбад обулся и выскользнул в прихожую.
Впрочем, то была не прихожая, а узкий светлый коридор, освещенный яркими лучами утреннего солнца, заглядывающими в ряды высоких окон на всей его протяженности. За окнами красовался садик во внутреннем дворике, украшенный жемчужиной-прудом. Опершись о косяк окна, Симбад удивленно любовался преломлением света на стекле, ровно до тех пор, пока не был окликнут юношей, бегущим к нему с бесконечно дальнего конца холла.
- Господин, вы проснулись?
Ответ, кажется, юного спринтера не волновал, и был задан скорее по требованию хорошего тона, и Симбад просто в участливом нетерпении дождался, когда он, запыхавшись, преодолеет всё расстояние. Юноша наскоро поклонился, восстановил дыхание под удивленным взглядом джинна, и сообщил о том, что:
- Хозяин и ваш спутник ожидают вас внизу, в обеденном зале. Желаете к ним присоединиться?
Хозяин? Спутник? Что-то не припоминается ничего подобного... Но тревожить мальчика своей растерянностью показалось делом несправедливым, уж больно подобострастно у того блестели глаза, и джинн пожелал увериться в том, надежность чего была для него самым главным и основным вопросом.
- Моя телега, где она сейчас? Я бы хотел сперва взглянуть на нее, а после показаться вашему господину. Вы не могли бы меня проводить?
- Телега? А, она на каретном дворе... Хорошо, это можно.
И Симбад последовал за камзолом младшего служки, над которым так несуразно колосились короткие пшеничные прядки волос, которые паренек постоянно всклокочивал, будто припоминая что-то. Не мудрено, в таком доме ничего не стоит запутаться и заплутать...

Телега оказалась невредима, товар цел и в полном своем количестве, среди него нашлось даже пополнение - какой-то потертый вещевой мешок, почему-то набитый симбадовой курагой и парой мешочков дорогих специй. Симбад нахмурился, в раздумьях, что означает такое.  Да, оставлять всё на волю ветров и пропадать в блаженства сна было, пожалуй, не слишком предусмотрительно. А парень, видимо, расценил эту задумчивость как недовольство.
- Не серчайте, мы открывали тент, проверяя, нет ли чего скоропортящегося в ваших товарах, что стоило бы перенести в погреб. Все оставили на месте. Пушного зверя вашего не брали, он сам куда-то исчез, жизнью и головой клянусь!
Парень явно клялся самым дорогим, и Симбад твердо вознамерился его помиловать. Не представляя, что он подразумевал под пушным зверем. "Возможно, имел ввиду, что товар передвинут, и не так ценно смотрится, как смотрелась бы шкурка пушного зверя? Странная речь, странный словесный оборот. Запоминать такие надо."
- О, не переживайте. Я сам все верну. Хочу знать вашего хозяина, пойдемте к нему.
Списав обескураженность мальчишки на местные нравы, джинн снова перетянул тент так, как надо, дождался, когда паж услужливо кивнет, и поведет его обратно к изысканному особняку, скрывающему свое великолепие за кронами высоких густых деревьев. Они вышли из обширного квадратного здания, прошли через широкую земляную площадку, обогнув пару запряженных лошадьми экипажей, подождали, пока проедет третий экипаж, больше похожий на торговый шатер на колесах, вызвавший не малое восхищение у Симбада, тотчас порешившего при первой возможности обзавестись точно таким же, и, наконец, спустя еще много дорожек, дверей и ковров, оказались в светлейшей обеденной, прочерченной посередине длинным дубовым столом, застеленным шуршащей скатертью, и увитую по стенам диковинными лозами, похожими на виноградные, но с золотыми листками. Приглядевшись, Симбад ахнул, убедившись, что каждый листочек - предмет кузнечного и ювелирного мастерства. Диковина...
Зала была пуста, и юноша, извинившись, скорее удалился, с намерением справиться, где хозяин и второй гость, и собираются ли они спуститься, оставив Симбада в одиночестве восхищаться увиденным. Джинн прошел залу по периметру, не решаясь прикоснуться к этим ершистым золотым цветочным стенам, боясь сорвать с них касанием налет небывалости, как можно сорвать пыльцу с крылышек пестрой бабочки.

0

4

Впрочем, даже самое впечатляющее зрелище неизбежно приедается, и вот Симбад уже не смотрит на изумительное украшение стен, успел наглядеться на чудной вид улицы через цветное витражное окно, и уничтожить две спелые груши, любезно предложившие себя на завтрак из вазы на столе. Стоя у подоконника спиной к окну, он поджидал развязки этого странно затянувшегося ожидания.
А вот и юный паж. Вновь запыхавшийся, он добежал через всю залу до Симбада, начавшего сопереживать мальчику, во взгляде которого явно отражалось сетование на опрометчивое решение поступить на службу в дом со столь просторной планировкой. Ну что ж… Хозяина и гостя нет нигде в тех местах, что доступны служке, остались лишь дальняя кладовая, запретная для слуг, женское крыло, запретное для слуг-мужчин, и внешний мир за стенами дома, запретный для юношей-работников, не завершивших свой рабочий день и не имеющих особого поручения, требующего выхода за ворота.
Симбад улыбался. Хорошо быть не мальчиком-служкой и выходить за ворота без всякого на то дозволения. Имея такую свободу, стоит непременно ею пользоваться. А отчего бы не прямо сейчас? Разведать дела на городском рынке, ознакомиться с конкурентами… И скоротать время до прихода загадочного хозяина. Что терять драгоценные монеты минут?
Хорошо, нас ожидает прогулка. А не взять ли с собой этого несчастного юношу? Нет, пожалуй, не стоит, помощь его не пригодится, возвращаться назад с тяжелым тюком закупок торговец не собирался, не собираясь брать с собой и телегу с товаром. Лишь разведывание. А юноша… Пожалуй, по уходу Симбада у того наступит как раз час свободы и беззаботности. Возможно, это будет лучшим подарком.
- Прошу, проводите меня к выходу из дома, пожалуйста. Опасаюсь заблудиться.

Торговая площадь -->

Отредактировано Simbad (2011-03-28 12:33:38)

0

5

Начало игры
Первой целью было ни что иное, как покупка транспорта. И куда было отправиться, как не к славившегося своими лошадьми коневоду. Это не очень и надо было Д'ероске, но чего не сделаешь для хорошего внешнего вида и удобства. Хозяин оказался на удивление сговорчив. Цену не заламывал за коня, которого выбрал Рико. Хотя может он просто опасался покупателя. Ведь вид у покупателя был не очень дружеский - сверкающие яростно глаза, резкие движения и мрачный тихий голос, вызывавший невольную дрожь. Рико был довольно зол, когда пришел покупать коня. Ещё бы не злиться, когда предыдущего, за которого была уплачена приличная сумма, сперли прямо из-под носа. Вероятно хозяин хотел поскорее избавиться от общества такого покупателя. Договорившись, заплатив, Рико отправился в гостиную. Расположившись удобно на диване у камина, он принялся медленно листать свою книгу. Ничего интересного, кроме различных пентаграмм и рисунков каких-то существ и прочего мистического в ней не было. Содержимое каждой страницы Рико прекрасно знал, так как все написано было его рукой. Неизвестно было, как долго будет готовиться купленный конь к дороге конюхом.
"- Угощение для гостя!" - милого вида служанка принесла и поставила перед Рико на столике поднос с бокалом вина и фруктами. Однако демон даже не посмотрел на неё, лишь взмахнул рукой, указав тем самым, чтобы та удалилась. Отложив  книгу рядом с собой на диван, Рико взял в руки бокал с темным вином. Очевидно это было бордо - одно из тех вин, которые любил иногда испить Д'ероска. Откинувшись на спинку дивана, он стал смотреть на блики от огня в бокале. Занятие не из самых интересных. Хотя кто из нас не без странностей?

0

6

Начало игры.
О, как много поэтов уже воспело утро, момент, когда всё живое пробуждается, день заново рождается, первые лучи солнца золотят закат… Всё это прекрасно, но вот они не могут учесть, что понятие утро у всех разное. Для кого-то это рань, когда ещё солнце не встало, для других, когда петух начинает петь песню во славу  солнца, а для третьих это вообще может быть время, когда луна уже освещает мир. Ферниск относилась к третьей категории, именно поэтому, неохотно проснувшись и простонав проклятье этому свету, она потянулась, невольно осматривая сушила. Прошлая ночь вспоминалось смутно, она даже не вспомнила, где находится, минут через пять, когда сон сошёл окончательно, она вспомнила, что сейчас в доме знатного господина. Ну как в доме. На сушилах. А если  ей не изменяет память, то вчерашняя охота прошла на славу. А что это значит? Значит, сегодня она получит деньги от господина и отправится в путь. А ведь так не хотелось! Тут было так хорошо, может и правда ей остаться тут? На сушилах тепло, кормят нормально, работа не пыльная. Что ещё нужно? Кстати о «кормят», желудок довольно ясно сообщил, что неплохо бы его наполнить. Поэтому, найдя приличную рубашку  и натянув штаны с сапогами, она сползла с сушил. Умывшись в одной из бочек, направилась в дом к господину. Естественно с парадного входа. Судя по солнцу, сейчас было около одиннадцати утра, значит, важного дома никого не было. Поэтому, открыв дверь, она прошла знакомым маршрутом и  плюхнулась в кресло, и тут же облокотившись на спинку, закрыла глаза. Даже не заметив, сидящего напротив человека. Служанка, услышав звук открывшейся двери, тут же  вышла посмотреть, кто там. И была неприятно удивлена растрёпанной особе в мужской рубашке спящей в кресле.
-Это вы! – проверещала она, косясь на важного гостя, и недовольно смотря на девушку. А что сказать? За неделю пребывания тут, Фен достала слуг очень сильно. Вывела нескольких на чистую воду, поймала подворовывающих. Хозяину на руку, а прислуге нет. Да и своими внезапными визитами, что на кухню, что в гостиную, что в их комнаты, успела достать. Но несмотря на недовольство служанки, Фенриск отстранёно ответила.
-Это я. Не ждали? А я вот пришла, скотина такая – усмешка исказила губы – Скажи хозяину, что один конокрад пойман,  в подвале сидит. А второго шкуру он может повесить над камином – служанка побледнела – А ещё, принеси покушать. -То, что наёмница ест в гостиной никого не удивляло уже. Затащить её на кухню было невозможно, так что ей приносили еду либо в гостиную, либо на сушили. Хозяина это волновало мало, она была полезна, так что на такую глупость глаза можно было закрыть. Поджав губы, служанка удалилась. А Фен, зевнув, соизволила открыть глаза. Довольно сильно удивившись человеку напротив. Она тут же выпрямилась, попыталась пригладить волосы.
-"Я наверно шикарно выгляжу" – пролетела насмешливая мысль в голове. Поправив рубашку, она улыбнулась, чуть неловко, смотря на гостя. – "Странно, чего он в такую рань припёрся."
-Здравствуйте! – бодро проговорила она, - как ваше ничего? – тут же полетел следом вопрос, дабы убрать неловкое молчания, а сама тем временем размышляла, как бы схватить еду и поскорее смыться, пока не распугала покупателей.

0

7

Ожидание казалось довольно долгим. Пригубив бокал вина, Рико одним глазом стал смотреть на девушку, усевшуюся едва ли не по-хозяйски в кресле напротив. Правый глаз был скрыт волосами, которые из-за шляпы плотной пеленой заслали пол лица. закинув ногу на ногу и сложив руки на груди, демон с интересом большим, чем рассматривал книгу, стал рассматривать это чудо, явившееся сюда. Речь её была не менее брутальной, чем она сама. Иного слова для неё не подобрать, кроме как наёмница. Одна из таких личностей, которым важны лишь две вещи 0 где бы переконтоваться ночь и сколько заплатят за очередное поручение.Классический пример наёмницы. Никогда Д'ероска не понимал наёмниц. Смысл им, девушкам, посвящать лучшие годы своей жизни, молодости на какие-то грязные поручения. Другое дело когда в голове пусто и просто нечем заняться.
Закончив оценочный осмотр, мужчина изрек свой "приговор":
- И Вам не хворать, - с то ли сарказмом, то ли пафосом обратился он на "Вы".  Тут вспомнились её слова про конокрадов. Его же коня сперли. Проигнорировав вопрос, он продолжил все тем же насмешливым тоном: - И кто же эти конокрады? Не один ли из тех, кто лишил меня транспорта?
Манеры были отброшены прочь. Внешняя величавость и утонченность вкуса демона в этом случае не подкреплялась его поведением. Внутри слишком все бунтовало и было отнюдь не тот настрой, чтобы вести себя галантно. И не та представительница прекрасного пола была тут, чтобы проявлять свои знаки внимания ей или хотя бы какое-то уважение к её происхождению природному. Бледный красный глаз смотрел в одну точку, на лицо наёмницы, не упуская никаких её жестов. Зачем было смотреть так испытывающе? А черт его знает. Просто было скучно ждать возвращения хозяина со словами что конь ждет а улице. Да и хотелось наводить тот ужас, который наводит он на окружающих когда полон сил или просто зол. Было приятно смотреть, как тот, кто ему неприятен, смотрит на Рико с опаской, страхом в глазах. Глаза всегда выдают внутреннее состояние, как не старайся скрыть.

0

8

Для чего вообще нужна эта жалкая единица измерения пространства - время, если жизнь его будет длиться бесконечно долго - ровно столько, сколько прикажет он сам, ровно столько, сколько будет он пожирать темную энергию человеческих сердец, - до конца самого мира. Грехи, бездумно совершаемые смертными, их непринужденная манера всегда цепляться за жизнь, даже если очевидно, что выхода нет - вот все, что поддерживает его здесь. Давно... как же давно он не видел текущую медленно и тихо реку Стикс, Харона, вечно угрюмого, но мрачного - давно, как же давно! А как же те чертовы пустоши на территории Ада, по которым редко ступает даже нога демона, как же черные, выгоревшие леса, такие неприступные, но настолько поражающие своей загадочностью. Как же, как же бары и бордели в Дите, как же скалы и горы, вулканы, денно и нощно извергающие лаву, завораживающую взор так, что это зрелище потом сложно забыть. Его владения, его жизнь, в которой не было места этому жалкому мирку, в котором он, словно отшельник, провел ни один десяток лет, которому он обязан своим положением, который годен лишь на то, чтобы снабжать его пищей. Нет... ему даже казался невероятным тот факт, что он, демон, уважаемая личность, известная в любом уголке Преисподней, теперь обязан влачить здесь столь жалкое существование - существование, недостойное демона. Интересно, сколько мышек уже нашептали в подземном царстве о его положении? Унижение это было воистину нестерпимым... сколько же, сколько из них уже осмеяли его, со столь поразительной легкостью обманутого, обворованного... и кто, кто же сделал такое с ним?!
Но теперь всему настанет конец. Ведь нужно совсем немногое - убийство, не больше. Убить, отправить в забвение, и да попадет этот наглец, запятнавший его имя, в самые недра Ада! Нет... он сам позаботиться об этом! Он заставит его испытывать страдания воистину ужасающие, он заставит его вымаливать прощение - его сознание преисполниться боли, как физической, так и душевной. Хотя, с каких это пор он стал таким? Месть? Что за глупость, зачем ему это надо? Разве он когда-нибудь причислял себя к низшим демонам, не способным даже нормально изменить свою форму, которые грезят о том, и только о том, чтобы убить кого-то, растерзать, победить? Да, этот мир и впрямь творит с ним невероятное... все-таки, он не позволит ему кончить так быстро... он еще потреплет его - а отобрать жизнь он всегда успеет, - да и кто может ему помешать?
  Время, как будто бы замедлившее свой незримый ход на какой-то определенный промежуток времени, могло бы привести некоего безымянного мыслителя к столь искомому им ответу. Да и весь тот день, переполненный до краев насыщенной необычностью, как будто бы высосал из демона все силы - несмотря на переполнявшее его ликование от скорой победы над дураком, который посмел запятнать его имя, он чувствовал себя воистину опустошенным, растерянным. Признаться, Везельвул и сам не до конца понимал первопричину, благодаря которой он теперь не чувствовал ни рук, ни ног, да и голова его была словно изнутри набита ватой. Не сняв с себя одежды, как, впрочем, он поступал и во все предыдущие годы своего существования на земле, он растянулся во весь рост на утлом, замшевом диванчике, от которого как будто бы слабо отдавало ландышами. Взгляд его был устремлен в потолок в одну определенную, но не несущую особого значения точку, а мысли его лежали неровным пластом где-то на дне его сознания. Да и вся радость, что переполняла его едва минуту назад, улетучилась в пару мгновений. В какой-то миг в душе его шевельнулось неясное волнение, но демон быстро забыл про него. Он не чувствовал практически ничего, а только еле слышное, слабое желание ускорить движение механизма Вселенной и поскорее провести ночь по земному небосклону. В таких мыслях он и провел остаток того времени, что было по некоему предписанию определено им на сон.
  С незаметным наступлением дня, когда в небольшом хозяйском дворике возвестил о восходе солнца общипанный красный петух, которого, видать, собратья не раз били клювами по затылку только за то, что он имел виды на соседских курочек, прокричал нечто среднее между собачьим лаем и вороньим карканьем, демон уже успел оправить свой костюм перед зеркальцем и, зло выдохнув из себя воздух, натянул на руки черные кожаные перчатки. Ведь хватило бы кинуть один взгляд за окно, чтобы убедиться в том, что ночью на улице шел самый настоящий ливень. Теперь снаружи несло тем редким зимним холодом, который уже весною навещает подлунный мир с большим опозданием; а влажная, покрытая росой, реденькая травка, почти вся съеденная курами и утками, и однобокая телега, прислоненная к ограде и, судя по тому, насколько попорчена древесина, не использовавшаяся давно, только завершали этот унылый образ. Да и, говоря начистоту, и у самого Зеллуса на душе было ой как несладко. Вернее даже будет сказать, он чувствовал себя просто-напросто отвратительно. Да что там - он ежесекундно корил себя, называл ополоумевшим бесом, которого явно перепоили под вальпургиеву ночь огненным виски, а так же идиотом, умудрившимся за одну чертову ночь нарушить ни один демонический закон  и едва ли не рвал на себе волосы. Только с криком глупой птицы, разрезавшим подобно ножу тихое утро, он осознал, что сам того не подозревая, заснул, видимо, только потому, что ввечеру призвал армию химер из мира слишком уж далекого, на что несомненно требовались большие, нет, колоссальные затраты энергии. Только через десять минут после резкого пробуждения он с изумлением и даже толикой ужаса осознал, что больше не ощущает в пределах нескольких километров ауры своей столь желанной добычи. Вначале его словно бы парализовало - он непонимающе "ощупывал" каждый уголок во всем большом поместье, но мог нащупать лишь несильный энергетический след, оставленный джинном, еще достаточно ясный, чтобы выйти на него самого. Он готов был поклясться седьмым кругом Преисподней, нет, самим Люцифером, да будет вечно его имя, что глупее его демона еще не существовало, и что нужно было поступить именно так, как он и хотел поступить с самого начала - уничтожить цель и забрать то, за чем он гнался столь долгое время. Господи Боже, как, как он мог так оплошать, как мог - черт возьми, даже думать об этом не хотелось! - заснуть и позволить своей мишени ускользнуть из его рук...
  Везельвул уже обходил небольшую комнату кругом в тринадцатый раз и уже в тринадцатый раз нервно оправлял изрядно помятый воротник своей рубашки, когда в комнату, еле слышно приотворив дверь, заглянул хозяйский служка и с некоторым сожалением в голосе возвестил о том, что товарищ демона ушел еще до рассвета и, так и не откушав с господином, отправился в сторону города. Сразу же после этого, наполовину пройдя через дверной проем и то и дело подтягивая вельветовые штаны, которые, судя по всему, были ему велики, он от лица своего хозяина пригласил демона на завтрак и, шмыгнув носом, быстро выбежал вон, спотыкаясь о длинные штанины. Зеллус вздохнул и рассеяно взглянул туда, где мгновение назад стоял паренек; город, значит. В связи с недавними событиями демону не больно хотелось посещать людные места, а тут, впрочем, и хозяин показался своим завтраком. Демон не спеша приблизился к двери и, прислонившись к ее косяку, невесело усмехнулся. Ну что ж, джинна он нагонит и так, и так. А обижать столь гостеприимного человечка было бы весьма некультурно. Везельвул с легкостью "накинул" на лицо приятную улыбку и, напоследок оглядев злосчастную комнату, вышел, не забыв при этом закрыть за собой дверь.
  Едой, как выяснилось после, хозяин себя не очень баловал; яичница, горка кулебяк на тарелке, картофельный салат, мясные тефтели в винном соусе, а так же пара кувшинов с фруктовой водой, которая явно приберегалась господином для особого случая, а потому не только отдавала неприятным запахом, но и вкусом. Однако же за столом гость и хозяин разговорились, а бокальчик красного таллеровского вина только сблизили их. Демон сразу же не приминул поинтересоваться у мужчины, насколько далеко отсюда находится город. Тот же, вытерев салфеткой обмоченные в напитке черные густые усы, с охотою сообщил Зеллусу, что город находится неподалеку, ну а коли он интересуется тем, куда изволил направится его спутник, то он осмеливается предположить, что того можно найти где-нибудь в торговом районе; ведь по его словам он сразу же заприметил в приятном молодом человеке торговца, и очень сожалел о том, что недавно спряденную шерсть, а так же пеньку он продал недавно за ломаный медяк одному купцу из города - вот была бы для него радость, коли удалось повернуть время вспять. Везельвул согласно кивал хозяину, добавлял что-то свое о том, насколько повысилась плата за провоз товаров через границу и при этом успевал расхваливать его великолепное вино, хотя на самом деле к своему веселью обнаружил в нем мертвую муху.
  После завтрака демон горячо отблагодарил хозяина за гостеприимство и доброту, ведь не будь его, они б с товарищем и не знали, куда податься после того, как словно подожженная нечистым духом сгорела таверна, в которой они остановились, а так же почти все их вещи и припасы. При всем этом лицо Зеллуса, его мимика, рот, глаза, жесты - все изображало в нем искреннюю признательность, да, верно, настолько сильную и действенную, что владелец усадьбы едва не прослезился и, видимо, чуть удержавшись от того, чтобы не обнять столь полюбившегося ему гостя, велел служке принести уважаемому господину несколько золотых на дорогу и, крепко пожав Везельвулу руку, пожелал счастливого пути. Демон отвесил хозяину полупоклон и, сунув горсть звенящих и поблескивающих на свету монет в карман, направился к выходу из усадьбы. Едва он вышел наружу и вдохнул полной грудью манящий и пробирающий до костей морозный воздух, как от кончиков пальцев его до носа прошел легкий, почти невесомый сигнал:
   - Видимо, у нашего чудака собрались еще гости, - подумалось демону и он, сопровождаемый вплоть до калитки подосланным парнем-слугой, покинул пределы хозяйских владений. Ах, как ни странно, на душе, если такая, конечно, у него имелась, снова было легко, он чувствовал, что победа практически у него в руках. Хех, да какая же в данной ситуации победа?
  - Он практически у меня в руках, - думал Зеллус, измеряя неровную, глинистую тропинку широким шагом, хотя, ввиду недавней погоды, сапоги его то и дело утопали в хлюпающей жиже, - игра скоро закончится - и на этот раз я не буду растягивать ее настолько, чтобы роли наши поминутно забывались. Скоро кошка поймает мышь, или, лучше сказать, мышеловка захлопнется.
  Время снова запустило свой медленный, но неотвратимый ход. Что-то затикало, закрутилось, завертелось в этой табакерке, зовущейся миром, и действия, которые до недавнего ползли медленно, подобно надвигающемуся грибному дождичку, теперь неслись вперед и вспять быстро настолько, насколько быстрой, молниеносной и всепоглощающей бывает столь распространенная в далеких пустынях, где, нагретые пламенным солнцем, выживают лишь черные циклопические плиты, оставленные там неизвестными, вероятно, внеземными расами. Демон взял себя в руки и отступать был не намерен. Точнее говоря, для него было бы просто непростительной ошибкой - вновь оступиться. Тем более, кто знает, возможно второго шанса не будет. А судьба имеет жестокую привычку менять свой ход, образуя некие ответвления от основного, исходного сюжета жизни.
  И, возможно, стоит ему совершить очередную глупость, как всеведущая мышеловка, именуемая Роком, захлопнется на шее самого охотника.

Отредактировано Veselvul (2011-04-15 07:02:14)

+1

9

Девушка ещё раз пробежалась глазами по собеседнику, теперь более внимательно. В результате мозг вывел: «Обычный не интересный обыватель». Интерес сразу был потерян. Таких она много видела, пафосных, горделивых Честно? Не слишком их любил. Поэтому позволила себе облокотится и взлохматить волосы. Вздохнув. Хотелось спать, причём безумно. Всё таки пол ночи провести в засаде, а остальные пол ночи пытаться не убив долбанного конокрада, скрутить и отправить в погреб. Вопрос по конокрада, заставил улыбнутся.
-Понятия не имею, вот сами у него и спросите. Я за каждым конокрадом не слежу, пока мой конь цел, то меня мало это волнует. А тут, меня просто наняли. Как не крути хочется кушать, лучше уж так, чем идти собой торговать – спокойно ответила девушка, закрывая глаза, пытаясь поймать ушедшие минуты сна, ведь скоро в путь. Свалится с лошади, как-то не хотелось, а кто знает, где будет следующая деревенька или привал.
-А вы именно по поводу конокрадов пришли? Транспортом разжиться, подобрали что-то уже? – спросила девушка, приоткрыв один глаз и полностью игнорирую испытующий взгляд – Могу посоветовать не брать белую кобылку, она не очень хорошая. Просто на слово поверьте. – она усмехнулась, задумавшись о чём то своём.

0

10

Терялся всякий интерес к продолжению беседы довольно быстро. Эта девушка была не из тех, с кем было для Рико вести беседу. Хоть она была наёмницей и было что-то общее между ними .Взяв с подноса яблоко и подбрасывая изредка его, Рико расположился поудобнее, чуть опустив правую полу шляпы. Есть яблоко он не собирался. Демон не любил эти фрукты никогда. Сейчас, глядя на плод, так чинно поместившийся в его руке, Рико вспоминал одну особу из своего прошлого, которая очень любила, а может все ещё любит их. Вспоминать эту особу было довольно-таки приятно, воспоминания о ней заставляли кровь становиться жарче, столько интересных случаев было с ней. Хотелось бы Д'ероске встретиться с ней, если она ещё жива. Что крайне невероятно звучало. Не смотря на Фенриск, он возразил:
- Наёмничество не ремесло для девушек. Хотя я не раз в прошлом встречал достойных наёмниц. Но оных по пальцам перечесть можно, - довольно равнодушно сказал демон и встал. В его глазах блеснул хитрый огонек. Подняв с диванчика книгу, Рико сделал несколько шагов к выходу и остановился, решив договорить фразу, окончание которой он уже несколько раз проговорил про себя, не думая ранее её концовку озвучить: - Хотя я сомневаюсь, что ты к их числу принадлежишь. До следующей встречи!
Было ли это попыткой подстегнуть самолюбие девушки. или же дань привычкам своим - Рико не задумывался. Просто озвучил то, что пришло в голову, предварительно сформулировав в аккуратные складные предложения. А как уже воспримет это слушатель - не его забота. Медленной походкой он удалился. Однако в дверях едва столкнулся лоб в лоб с хозяином имения.
- Ваша лошадь готова, можете отправляться! - учтиво сказал тот.
- Вы бы ещё дольше готовили её! - без особой вежливости бросил  Рико, протянув конезаводчику небольшой мешочек с монетами. Не дожидаясь оправданий, демон хлопнув дверью удалился. Во дворе один из слуг передал покупателю осёдланную темно-коричневую лошадь. Животное задергалось, когда Рико приблизился. Чувствовало ту темную ауру, что исходила от него.
Следующей целью была поездка в город.
» Таверна "Добрые Вести" » Зал таверны

0

11

Да, не зря этот хмурый человек у девушки не вызвал восторгов, он явно не мог держать язык за зубами. Она и не подумала, что он запросто так начнёт хамить. И вроде простые, ничего не значащие слова, но почему её так задели они? Она стиснула зубы, буквально выплюнув ответ. Голос начал хрипеть. Странно
-Не тебе судить, какой из меня наёмник.  И если ты считаешь, что женское дело в борделях прислуживать, это твоё право – прошипела она – Буду ждать,- когда дверь закрылась, она бросила в след – Ублюдок.
Она сама не понимала, что её так разозлило, хотя нет. Прекрасно осознавала, но не хотела в этом признаваться. Легко судить о том, кому кем лучше быть, особенно не зная всей картины. Да, можно сказать, что вой той улыбчивой и милой крестьянке не плохо бы стать матерью, что у неё будут хорошие добрые детки, но кто бы мог подумать, что детей она не сможет никогда иметь? Да, легко сказать, что наёмничество не подходила Фер, но был ли у неё выбор? Когда твоя же семья тебя ненавидит и охотится за тобой, когда магистры мечтают вернуть свою игрушку, когда просто напросто боишься, что остановишься и тебя тут же поймают.  Однако времени жалеть себя не было. Она резко поднялась с кресла, направляясь в сторону приближающегося хозяина дома
-Двое конокрадов пойманы. Моя часть договора выполнена, прошу подготовить мои деньги и съестного в дорогу, я не намерена здесь более задерживаться. – сказано все было чётко и холодным тоном. От такого хозяин даже опешил, смотря в спину удаляющейся девушке. Уже через час она направлялась прочь из  этого места.
-->Туманный берег

Отредактировано Ферниск Аларай (2011-04-27 20:15:38)

0


Вы здесь » ... » Улицы города » ·Дом зажиточного господина