...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Подземелье » ·Руины


·Руины

Сообщений 1 страница 50 из 63

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/2410-1-f.jpg
У самого входа в подземелья все черным-черно. Даже камень здесь прогнил и засох. Он крошится и осыпается при малейшем прикосновении. Но есть в этих древних руинах что-то магическое. Ведь волшебники при приближении замечают некую силу. И сила идет от врат, которых по ночам освещает луна. Врата очень высокие, в несколько раз превышающие рост человека. Они не осыпаются - сделаны  прочно, их явно охраняет магия. Кто знает, что будет если кто-то войдет во врата? Но никому не дано даже просто  их отворить...

0

2

» Таверна "Добрые Вести" » Зал таверны
Путь был довольно долгим. Тем не менее, судя по всему, Иоланда серьёзно пострадала, потому что всю дорогу не подавала признаков жизни. Но чувства ведь не обманешь. Демон четко чувствовал ту энергию, что исходила от девушки, которая  вызывала жжение в груди все сильнее и сильнее. Уставший конь лениво перебирал ногами по узкой тропке, постоянно приостанавливаясь. За что получал по бокам каблуками сапогов.  Лишь когда солнце скрылось за горизонтом и небо озарила своим мягким светом зловещая луна, Рик добрался до желаемого места.
"Не совсем удачная фаза для совершения подобных действ, однако ждать не имеет смысла. Дать ей шанс уйти? Тогда мне не сносить головы. Этого я не допущу."
Легким прыжком очутившись на земле, демон привязал коня к ветке дерева. Возможно это животное ещё и пригодится. Сняв ценную ношу со спины коня, Рико осторожно уложил её в своих руках. Всё-таки он не мог не признать, что Иоланде идет бессилие и поверженность. И эта легкая царапина у виска лишь добавляет тонких нот отчаяния в общую картину поражения. Лицо демона исказила довольная улыбка, исполненная до краёв коварством. Медленно шагая к небольшому плокскому чистому каменному возвышению, Рико ярко представлял в своём воображении картину пробуждения сознания Иоланды. Как же сейчас хотелось увидеть её испуганное и яростное лицо. Такую сладость и умиление это вызывало внутри, что демон едва сдерживал дрожь предвкушения удовольствия лицезреть это действо. И без того горячая кровь его сильнее вскипала в венах. Это не могло не привести Иоланду быстро в чувства. У неё же ведь чутьё на этот счет о-го-го! Надо было начинать действовать быстрее. Темный обряд вот-вот состоится. Всё уже продумано до мелочей, все подготовлено уже давно. И ситуация сложилась очень благоприятная. Сдернув с плеч тяжелую бархатную мантию одной рукой, а другой придерживая Иоланду, прижимая почти бездыханное тело к себе, Рико застелил каменный "помост" своей мантией. Демон аккуратно уложил девушку на расстеленную мантию и осторожно связал ей руки ленточкой, что была завязана на его руке. Хотя это была формальность. Это было абсолютно ни к чему. Можно даже и так сказать - красоты ради. Зачем «кукловоду» опутывать свою куклу?
Черная лента резко контрастировала с бледной кожей рук Иоланды. И ещё чернее выглядела на фоне её темных одеяний, которые так шли её строгим чертам лица. Сняв с её плеч обуглившуюся накидку и отложив её подальше, демон застыл над Иоландой, глядя на неё. Любуясь силуэтом, который столько лет видел лишь во снах, в мыслях.
- А ведь она совсем не изменилась. И правда, вечная  юность... - прошептал вслух Рико, упиваясь в лунном свете той простой нехитрой прелестью юной Иоланды, беззащитно лежавшей перед ним.

Отредактировано Riko Duroska (2011-05-25 19:50:59)

+1

3

» Таверна "Добрые Вести" » Зал таверны
Сколько времени Иоланда была без сознания, девушка не знает. В это время вокруг была лишь тьма, стоял жуткий гул. Казалось, что всё тело рвет на части, причем медленно и мучительно. Как не старалась девушка что-либо сделать, она не могла даже пальцем шевельнуть. Словно тело было не её. Но тем не менее боль она чувствовала великолепно четко. Эти мучения длились, казалось, бесконечность.
"Если это моя смерть, то это значит, что мне не суждено ни в рай, ни в ад попасть? Скитаться вечно вот здесь? Или же это и есть тот Ад, что уготован был мне судьбой, как существу противоречивому для всего мира? Или же это проделки того демона.... Что одержал надо мной верх? Может это он со мной играет, мучает меня за то, что я напала на него в ответ? Какой же он лицемер в таком случае..."
В душе стало противно от этих мыслей. И от них, и от боли хотелось закричать, сжаться в комок, постараться хоть как-то ослабить сковывавшую тьму.
Как же коварна судьба бывает порой. Бывает, ждешь что или убьют, или сама неосмотрительно убьешься, угодив  куда-нибудь в такое место, откуда не выбраться никогда. Иоланда все время жила, ожидая второго скорее, чем первого. Она зачастую удивлялась собственной живучести. Первое время пугалась, а сейчас уже и противно стало. А сейчас... Сейчас она даже не могла понять, что происходит. Все тело вдруг стало так тяжелеть, стало так холодно. Казалось, словно её качает в лодке или что-то в этом роде. Странные, непонятные ощущения. Проскочила глупая мысль, что может все-таки жива? Но в таком случае не напугает ли эта реальность, в которую она вернётся. Не лучше ли остаться тут, пусть тут страшно, угнетающе и больно. Но тут девушка одна. Никого рядом нет, никто не побеспокоит. А к боли она привыкнет. Как привыкла к вечному голоду.
В следующее мгновение Иоланда почувствовала дуновение ветра. Вернее повевание легкое. Это взбудоражило, вызвало страх внутри ещё более жуткий и глубокий.  Неожиданно гул стал вообще невыносимым, голова, казалось, сейчас взорвётся. Иоланда попыталась закричать, схватиться за голову...
Но вместо этого она пришла в себя...
В реальности всё оказалось хуже. Она почувствовала холод ещё четче. Она на чем-то лежит. Но судя по ощущениям, это не развалины таверны. да и запаха горелого нет. Есть какой-то приятный аромат. Что-то такое непонятное, но приятное. Всё тело не слушалось, было таким тяжелым, что сложно было понять, есть ли оно. Жажда. Жада разгорелась снова внутри.
"Нет, не надо..." - мысленно взмолилась девушка, нахмурив брови и стиснув зубы. Режущая боль в виске привела в себя её окончательно. Кажется, это та рана, что появилась от удара Везельвула. Атаки электричеством всегда заживают долго, фактически как обычные раны у человека. Иоланда приоткрыла глаза. Всё вокруг было таким мутным, неразборчивым. Однако силуэт перед собой она видела. Картинка немного прояснилась после нескольких морганий, но полностью четкой не стала. Иоланда хотела привстать, но сил не было.Но так хотелось согнуться в три погибели, ухватиться за голову и попытаться прийти в себя, вспомнить всё, что произошло. Но позвоночник невозможно было даже чуток приподнять с каменного помоста. Иоланда потянулась было рукой к лицу... Но почувствовала, что руки-то связаны! По телу девушки прошла дрожь, но не от холода, который изводил её, а от неожиданности того, что она связана. Тут в её сознании всплыл отрывок слов, которые произнес некто перед ней.
- Ты... Т-ты... Что ты... - прошептала Иоланда. Сил продолжить не было. Она слишком голодна. А поражение Везельвулу отняло последнюю крупицу сил. Девушка чувствовала, что вот-вот она вновь потеряет сознание, а может снова станет крусником и нападет на кого-нибудь в бешеном порыве утолить жажду. А иначе она погибнет. А инстинкт самосохранения у крусника уж шибко большой.

Отредактировано Иоланда (2011-05-26 13:27:52)

0

4

Высший терпеливо стоял и ждал, когда же Иоланда вернётся из бездонной темноты бессознательного состояния в этот мир, который, однако, отнюдь не светлее будет для девушки. Странно это выглядело. Странно, зачем всё это. Зачем вдруг Рику, высшему демону, обладавшему книгой миража, чернокнижнику, понадобилась Иоланда? Это ведь не простое существо, которое будет повиноваться каждому жесту хозяина. Это девушка, причем упрямая, знакомая с лихвой по прошлым годам, давшая понять, то у неё есть своя воля. Месть за прошлое? Или же все-таки просто прихоть? Ответить Рик и сам не мог себе на этот вопрос. Словно не он принимал это решение, а кто-то свыше управлял им. Может быть, так оно и было. Застыв в ожидании, совсем скоро он откроет свою книгу, начертает в воздухе зловещие символы... И подчинит её себе.
И вот он долгожданный момент. Девушка едва заметно зашевелилась, приоткрыла глаза. Демон с довольным видом на мгновение окутался темной дымкой, принимая истинный облик. Он не особо отличался от того, что был до этого. Всего лишь голову увенчали два черных рога, которые показывать Рик не любил особо. Не тот это элемент внешности демона, на который стоит обращать внимание окружающих. Глаза высшего стали ярко красными, исчезла прежняя поблеклость. И все это лишь из-за одного - пришествия Иоланды в сознание. Проводить обряд над бесчувственной девушкой не доставило бы ему такого удовольствия, как над осознающей всё. Ведь только представить себе, как она будет напугана, а после зла, как она будет на него смотреть, что будет говорить... Это высшее блаженство! Ради этого стоит поднапрячься. Вот она расплата за прошлые годы, когда Рик не знал о том, как с такими, как она, бороться надо.
- Добро пожаловать обратно в этот мир! Как это не досадно, однако я ожидал, что ты придешь в себя быстрее, крусник, - Рик коварно усмехнулся, присаживаясь рядом с Иоландой и гладя её волосы, такие гладкие и холодные от камня. - Ты, вероятно, припоминаешь меня, да? Я уверен, что помнишь! Вот и я тебя не позабыл, дорогая Иоланда. И сам искал с тобой встречи. Я благодарен тому демону, который и стал причиной нашей встречи, Иоландушка!
Речь демона была полна насмешки и той фальшивой заботливости, которых он давно готовил. Он не спешил начинать своё черное дело. Демон наслаждался этой ясной лунной ночью, которая так холодна, так коротка. Совсем скоро небо подёрнется тонкой светлой пеленой, которая прогонит с неба тьму, вернёт яркое палящее солнце, которое будет изнурять до следующей ночи. И злодей совсем не обращал внимания на ту горечь в груди, что разъедала его изнутри рядом с этим невероятным созданием природы, рядом с Иоландой. По мере увеличения горечи, увеличивалась и сила, кипящая уже внутри и готовая выйти наружу, сотворить темное заклинание. Склонившись низко над девушкой, он едва слышно прошептал с ухмылкой:
- Ну что ж, начнем? Постарайся получить удовольствие!
Коротко усмехнувшись, демон повел внешней стороной ладони по щеке Иоланды, лицо которой вовсе не было похоже на счастливое. Рик же был доволен более чем этим выражением. Медленно сняв перчатки с рук, он легонько щелкнул пальцами. Невидимые нити опутали Иоланду, чтобы та не дергалась и не создавала лишних хлопот. Ночь была не очень благоприятной, не хотелось, чтобы ещё что-то, помимо Луны, мешало процессу. Поднявшись, демон развернул свою книгу. Вынув из неё перо, он стал медленно перелистывать страницы, от которых шла дымка, подобная ледяному ветру - белая, излучающая холод. Этот холод предвещал ужас всего будущего действа. Открыв нужную страницу, демон застал на месте, внимательно изучая две строчки текста, понятного лишь ему, и несколько начертанных на скорую руку немного небрежных символов. Это и было своего рода инструкцией по тому, как приручить крусника и подобных, не таких сильных монстров этого мира. Этот дар передавался лишь высшим достойным кандидатам. Добиться, чтобы ему передали эти знания, стоило огромных усилий. Грех было не воспользоваться ими. Сосредоточившись на символах, демон уже без довольной улыбки, а с серьёзным лицом стал чертить перед собой непонятный символ из кучи палочек и завитушек. Финальным штрихом было обведение вокруг круга. Этот рисунок стал медленно проявляться тонкими красными линиями в воздухе. Отложив книгу, но оставив в руках перо, он коснулся кончиками пальцев круга, как бы беря его в руки. Это было неприятно. Казалось, что в руках раскаленное до невыносимости железо. Но демон не подавал и вида, что заклинание стоит ему бешеных усилий. Ему говорили, вдалбливали долго, что не так-то просто подчинить себе разумное существо. Человека не всегда удается, а тут крусник. Собрав все свои силы, Рико произнес негромко несколько непонятных и неразборчивых слов. Символ в воздухе вспыхнул вспышкой света, оттолкнув на шаг назад от себя демона. Круг медленно растворился. А сам символ стал горизонтальным и завис на высоте роста Рика над Иоландой.
«Всё идет как надо. Нельзя останавливаться»
Демон подошел к Иоланде. Сейчас должно было состояться самая важная часть всего обряда. Собрав все свои демонические силы и сконцентрировав их в черном пере, которое Д’ероска не выпускал из руки, демон приподнял рукав камзола и резко полосанул себя по запястью. На мгновение в его глазах все помутнело, потемнело. Казалось, он вот-вот потеряет равновесие. Только этого не случилось. Демон крепко стоял на ногах. Алая кровь медленно капала с его пальцев на камень.
- Ах, как неосмотрительно я трачу этот напиток, - с фальшивой иронией произнес демон, глядя Иоланде в глаза. – Ты наверняка желаешь испить хотя бы каплю его. Но это позже. А пока насладись же зрелищем!
Кончик пера был обмакнут в кровь, которая не желала останавливаться и упрямо вытекала из глубокого пореза, оставленного такой невзрачной вещицей, как письменное перо. Быстро расстегнув верхние пуговицы камзола и жилетки, Рико обнажил грудную клетку и быстрыми резкими движениями начертал собственной кровью  на ней похожий символ, что светился грозным алым светом над девушкой. Только тот, что был на груди у демона, больше напоминал бутон распустившейся розы. Рисунок обжег кожу Рика. На его лице проступили капельки пота. Это было больно, словно тебе в грудь вонзили не один светлый клинок. Но демон не останавливался, одержимый идеей покорения крусника. Рука демона нависла над Иоландой. Демон чуть дернул рукой, притягивая видимыми лишь его глазу тонкими нитями паутины, что опутала всю Иоланду, связанные черной лентой руки девушки. Начертав в один миг тот же рисунок на внешней стороне кистей, демон сделал то же самое, что и на себе – на грудной клетке Иоланды появился рисунок розы. Но только розы, больше ничего. Разница была в том, что полный рисунок был на теле Д’ероски. Дорисуй он на теле Иоланды его, то девушка освободится от его власти.
- Во имя самого дьявола преисподней, во имя вечного пламени! Вними же словам своего господина, повинуйся ему беспрекословно, стань его рукой, глазом, ухом, языком!
Действия Рика на этом закончились. Опустив руки, демон сделал шаг назад и стал смотреть, как символ в воздухе стал светиться ярче и ярче. Постепенно, став почти чисто белым, он стал опускаться. Как только он коснулся тела, округу заполнил неприятный звон. И через пару секунд все затихло. Рисунки, сделанные кровью высшего демона, потемнели. Рисунок же, который был на грудной клетке Иоланды, исчез, стал невидимым.
Застегнувшись, демон спрятал перо в книгу и щелкнул пальцами, убирая путы со своей жертвы.
«Интересно, как она перенесла обряд? Не представляю, какие же муки это были. И не желаю никогда испытать.»
Демон присел рядом, со слабой улыбкой глядя на Иоланду. Его довольный вид говорил сам за себя.

+3

5

Голос этого демона… Он был знаком Иоланде. В памяти медленно всплыл образ из прошлого. От этого Иоланду бросило ещё больше в холод. Уж лучше бы продолжилась встреча с Везельвулом, а не с Рико в этом мире боли и обмана. Столько боли, мук принес в своё время этот демон в её жизнь, так исковеркал её… Девушка от бессилья закрыла глаза, которые неприятно защипало от наворачивающихся слез. Нет, она не покажет их. Кому угодно, только не Д’ероске. Что за злой рок судьбы? Почему она свела её снова с Д’ероской? Кто же играет жизнью Иоланды, да ещё так жестоко? А Рико… Ему нет дела до тех страданий, что пришлось пройти Иоланде из-за него. Он даже был доволен тем, что снова причиняет девушке боль. Это говорил весь его вид, его тон. Этот голос больно резал уши, хотелось выругаться непристойными словами, чтобы он умолк. Или просто заехать ему по двоольному лицу.  Но тут на удивление, демон словно прочел мысли Иоланды. Его голос затих. Иоланда чуть приоткрыла глаза и резко дернулась от того, как близко оказался Рико к её лицу, пытаясь отстраниться, но это ей не удалось – не было никаких сил. Это было выше дозволенного, так приближаться к ней.
Даже слабый луч надежды, что всегда был в её душе, погас, когда до сознания девушки донесся насмешливый шепот демона. Всё внутри оборвалось и рухнуло в незыблемый хаос страха и ужаса.  Она даже не старалась отвести лица от руки Рика. Девушка была в шоке от услышанного. Казалось, прикосновения рук высшего были ласками, в сравнении с тем, что было им сказано. Смысл Иоланда не особо поняла, однако она прекрасно осознавала, что ничего хорошего это не значило. Девушка помнила, как в прошлом демон пытался завладеть ею. Но если прошлый раз он просто хотел поймать, то сейчас, когда он поймал… Что же он собрался делать? Это и пугало Иоланду. Зачем ему просто силой держать её при себе? Ведь демон же не дурак, понимает же, что Иоланда ни за что на свете не станет выполнять его приказы и не станет говорить ему что-либо связанное с крусником. Едва цепляясь за тонкие нити сознания, девушка едва оставалась в этом мире. Однако нити грозили вот-вот оборваться и отправить девушку в темноту забытья, которое, однако, было желаемым. Лучше не видеть, не чувствовать, что же демон будет с ней делать. Щелчок пальцев привел Иоланду в себя, она опомнилась от своих тяжелых мыслей. Этот звук чуть облегчил на секунду её состояние, казалось, даже боль по всему телу стала неощутимой. Но тут же состояние снова стало ужасным, вернулась и боль, и шум в голове, и бешеная жажда.  Попытавшись взглянуть на демона, Иоланда хотела чуть приподнять голову, но почувствовала, что что-то сковало всё её тело, не давая даже двинуться. Её дыхание участилось, бой сердца стал подобен аплодисментам талантливому певцу или актеры в конце представления, так волнение овладело крусником. Девушка с ужасом осознала, что это и есть тот талант демона, который в прошлый раз он не использовал. Иоланда четко помнила те слова по этому поводу, сказанные столько лет назад… Ей не вырваться, никто не станет её спасать. Нет никого, кому она дорога, кто бы вступился за несчастную. Но как же её хотелось вырваться на свободу или испустить душу!..
Вот и началось грязное действие. Возникший над Иоландой символ передёрнул её лицо ужасом. Девушка знала, что он значит. Её голова закружилась, стало подташнивать. Это не столько было действие магии... Вот он, истинный страх Иоланды, овладевающий ею. Незавидная участь ждала Иоланду. Сознание девушки резко оборвалось. Она вновь погрузилась во тьму, в дикий гул, боль. Но Иоланда была рада. Так она не видит темного обряда, не слышит этот неприятный голос, не чувствует бешеного импульса боли, возникающего от чувства демонической крови рядом.
«Только бы сердце остановилось, только бы остановилось…» – это была единственная мысль, которая была понятна самой Иоланде в жуткой обстановке бессознательного состояния, которое тащило её камнем в самую пучину.
Как долго Иоланда была без сознания – это было не важно. Девушка не боролась с этим. Большую часть ритуала она пробыла без сознания, не видела всех тех неприятных действий, что делал Рико. Однако Иоланды привела в себя ужасная, дикая боль, которую она когда-либо чувствовала на себе. Это было даже ужаснее ощущения на себе собственных атак, как это было при встрече с Везельвулом. В общем из-за этой встречи она попала в руки в Д’ероске. Её глаза едва не ослепли от яркого света, источником которого был прикасающийся к ней символ чернокнижника. Рисунок, сделанный демоном на кистях, груди больно прожигал кожу. Казалось, ужаснее ощущений у Иоланды не было. Казалось, они длятся вечность, а не всего лишь пару мгновений, пока свет не померк, а кровь демона не исчезла с её бледной кожи. А то, что она не могла даже пальцем шевельнуть из-за пут Д’ероски лишь усугубляло её положение.  Вырвавшийся крик отозвался гулким эхом по округе, такой мрачной и пустынной. Эта обстановка как нельзя хорошо подходила всему этому действу, которое подошло к своему логическому завершению. Как только эта новая боль затихла, Иоланда без сил закрыла глаза. Та слабая боль, что была и до этого уже не казалась такой сильной, как прежде, после пережитого. Появилось новое, очень странное ощущение… Словно кто-то внутри неё, что кто-то проник  в её сознание и теперь живет вместе с ней, будет все время жить.
«Это конец… Всё пошло прахом… Теперь я никто, какая-то кукла… » - молчаливые слезы навернулись на глаза. Сдерживать их просто не было сил. Впервые за свою недолгую жизнь Иоланда жалела себя. Девушка боялась открыть глаза. Она чувствовала, что демон присел рядом. Теперь он её хозяин. Хозяин… теперь она никто, считай что создание природы без собственной воли, без души. Внутри вновь стали чувствоваться импульсы, порывы начертать кровавый крест на лице и впиться клыками в тело демоны, утолить эту ужасную жажду, восстановить силы. Девушка прекрасно чувствовала то тепло, ту энергетику чистой крови демона. Это манило, искушало, однако боль, отчаяние были сильнее и заглушали собой это порочное желание крусника. Быть игрушкой какого-то демона! Ладно если бы то был кто-то другой, допустим маг какой0нибудь. Да хоть оборотень. Но это демон! Позор… Тот, кто не более средства выживания для Иоланды, теперь её хозяин. Какой позор, какая же это насмешка над её гордостью. Неужели он того и добивался? Ведь именно из-за его действий в прошлом из Иоланды сделали крусника, а теперь он подчинил себе эту дьявольскую проклятую силу. Как же демон теперь будет над ней издеваться… От этой мысли обдавало ледяным холодом всё тело. Ведь как ей теперь питаться? Д’ерска же теперь волен делать с ней что угодно. Наверняка станет морить голодом, мучить…

+2

6

Иоланда вопреки ожиданиям Д'ероски не сопротивлялась. Вообще её реакция оказалась не такой, как ждал высший.
- Странная же ты, Иоланда. Ты даже не пыталась сопротивляться. И сейчас не проявляешь никаких противодействий. Неужели тебе так понравилось? - прервал тишину демон. Он отчасти понимал, почему Иоланда так себя ведёт. Не без ухмылки он продолжил после паузы: - Я вижу, что ты прекрасно понимаешь, что я с тобой сделал, не так ли? Не стоит винит в этом того демона, которой смог победить тебя. Это чисто твоя вина, дорогая Иоланда. Вот он результат того, что ты не подчиняешься законам природы, которые твоя лицемерная стойкость вовсе не изменит. Ты крусник, тебе положено жить за наш счет, за счет демонов.
Легкая черная дыма вновь окутала Рика. Мгновение, и она рассеялась, унеся с собой из облика высшего рога, которые боле не были нужны. В человеческом облике Рику было куда комфортней. Хотя ярко-алые глаза вряд ли можно было отнести к человеческому облику. освободив руки девушки от пут, Рико завязал лентой свои длинные волосы, чтобы те не мешали ему. Склонившись над Иоландой, он  со своей обычной ухмылкой тихо заговорил почти шепотом:
- Я так понимаю, что тебе и сейчас не помешало бы подкрепиться. Сама-то ты вряд ли сможешь добыть себе пропитание. Если у тебя нет сил даже мне сопротивляться. А вот голод сдержать ты уже не можешь. Это видно по кровавому кресту, который медленно но верно сам, без помощи твоих прелестных рук, проявляется на усталом лице.
Рик был прав. Он не лгал на счет креста. Он и сам появлялся. Хотя конечно не без его вмешательства. Не в интересах демона было сейчас морить девушку жаждой. Ведь как-никак она ему живой нужна. Сила этого существа, коим являлась Иоланда, не поддается никаким магическим переносам. Тот, кому она дарована, до самой смерти будет единовластным хозяином этой силы. А после его смерти дар передастся другому человеку, которому будет суждено нести далее бремя хранителя этого мира, равновесия между миром демонов и миром смертных. И если сейчас Иоланда погибнет, то её сила может вообще никому не передаться и сгинуть вместе с ней. А это было не очень приятной перспективкой. Рик приподнял Иоланду, усадив её. Она не особо держала равновесие, потому демон придерживал её.
- Ну же, не стесняйся,- он поднес в её губам разорванное острием пера запястья, с которого медленно текла алая пьянящая разум девушки кровь, - пей. Не стоит противиться. ты в любом случае изопьёшь её. А уже добровольно или по принуждению - решать тебе самой. Так что решай. Это первый и последний раз, когда я сам дам тебе этот благородный напиток. 
Демон стал терпеливо ждать, когда Иоланда решиться. Если конечно же она решится выпить его крови. То кровь не совсем простого высшего демона. Рик принадлежал к одному из самых знатнейших и могущественных родов демонов. И вот так направо и налево разбазаривать свою кровь было не положено.

Отредактировано Riko Duroska (2011-06-02 12:43:17)

0

7

Иоланде было неприятно слышать слова Рика. Они больно цепляли внутри душу. Демон говорил толк. Иоланда знала, что теперь она игрушка. В голове царил полный хаос отчаяния, смирения, неприязни и много другого, что и вызывало полную неразбериху. Иоланда не то чтобы не желала отвечать ничего Рику. Она не знала, как из всех возникающих мыслей сложить складную фразу, которая бы осекла демона, сбила с него спесь. Слова не желали складываться в предложения, потому Иоланда просто молчала. Молчание не всегда знак согласия. Иоланда лучше будет молчать, нежели вести беседу с тем, кто так вероломно "надругался" над её сущностью. Да и что она могла в такой ситуации сказать? К чему были слова о мести, ненависти? Демон сам прекрасно это должен был понимать. Наверняка он хотел, чтобы Иоланда все это чувствовала. Но Иоланда слишком гордая. Даже на краю она не доставит ему такого удовольствия и не разразится изобличающей речью. И какие бы милые слова не говорил ей Д'ероска, он для Иоланды теперь кровный враг навсегда. Она подобно тени теперь будет неотступно следовать за ним, скрывать свои злые замыслы внутри. Осуществить их ей не дано. Никто не сможет ей помочь. Если был хоть кто-то на её сторону. Но нету никого, кто бы мог за неё заступиться. Да и кто станет на сторону такой, как она? Она же хуже всех взятых вместе демонов сейчас. А ещё существо, созданное для поддержания равновесия между людьми и им подобными и демонами. Да только Иоланде от этого слишком тяжело. Метаться между тем и этим светом, между светом и тьмой. Балансировать на этой грани слишком сложно. А сейчас, похоже, ей суждено никак иначе, как служить тьме. Мало ли какие замыслы у Д’ероски. Но точно не мирные. Иначе зачем ему крусник?
Последние дни свободы были такими сложными, неприятными… Если убить Рика, то умрет и она. Лишь если демон завершит рисунок, то тогда Иоланда станет свободной. Да только это вряд ли когда-нибудь случится.  Хотя конечно хотелось верить в это. Не надеяться. Надежда - это удел слабых. Сильные же верят. Верят! Это и делает их сильнее. Это помогло Иоланде хотя бы немного найти в себе сил, чтобы показать демону своё несогласие и подать голос и сказать что-нибудь за весь этот долгие период, когда она не произнесла ни слова. Хотя её лицо говорило само за себя, что не нужны были никакие слова. Она уже обрела совсем другую суть, озаряемая бледным светом луны.
- Это моё личное дело, подчиняюсь я законам своего существования или нет. Я не намерена слушать мнения демона на этот счет. И не твоё право мне указывать. Ты стоишь на ступени ниже, соблюдай же нормы поведения с вышестоящими!
Говорить Иоланде было тяжело. Каждое слово, даже каждый вдох и выдох давался с трудом и отзывался болью в грудной клетке. Только физическая боль не была такой сильной, как душевная. Боль души, которую искалечили сейчас, была незаглушима ничем. Да и разве могло быть иначе после такого?
Неужели я настолько ненавижу этого демона? А если и так, то почему? Ведь… Ведь не он виноват в случившемся. А только я. Я показала ему когда-то кто я, тем самым и заставила ступить его на этот путь… Лишь я виновата в своей беде.
Да, это был нонсенс. В своём шатком сознании, в хаосе мыслей, чувств пронеслись светлые мысли, отличные от всего того, что творилось внутри. Но и они вмиг заглушились. Всему виной кровь, демоническая кровь, которая так четко ударила в нос своим сладковатым запахом. Именно для Иоланды демоническая кровь имела сладкий запах и вкус. А вот иная кровь имела иные качества. К примеру, её собственная кровь для неё была горькой и ледяной на вкус, хотя если попадала на кожу, то буквально обжигала её. Кровь же людей имела чуть солёный вкус. У животных и прочих - кислая. А вот кровь ангелов и всех в их роде была обжигающей, словно кипящее масло.  Мутный взгляд застыл на руке демона. Иоланда ничего кругом не видела. Лишь алую кровь, медленно текущую по запястью руки Д’ероски.  Рассудок девушки помутился от вспыхнувшего внутри голода, который вмиг захватил всё её существо, утягивая за собой этим животным желанием испить крови. Будь хоть немного сил у Иоланды, она бы непременно сейчас сменила облик. Но то ли у неё не было совсем сил, то ли Рико контролировал так её, что она не могла обратиться. Что-то внутри промелькнуло  в этом вихре, что скорее всего это Рико так действует, не позволяя ей применить свою силу, которая в таком состоянии бесконтрольно разнеслась бы хаосом молний вокруг, громя всё это. А потом бы наверняка Иоланда протянула ноги, если бы не добралась до желаемого.
Иоланду неудержимо тянуло прикоснуться сухими губами к крови, хотя бы глоток сделать. Но сил не было. И сидела-то, вернее полусидела она только с помощью того, что демон поднял её. Внутри с этим желанием боролось отвращение и ненависть к демону. Именно к этому демону. Девушка слишком зла была на то, что он с ней сделала. И принять ещё его кровь, особенно если учесть что он сам её дает. Да ещё и его слова подстегнули её ещё большее отвращение испытывать. Да и гордость не позволяла принять этот дар. Но это соперничество внутри было коротким. Оба этих могучих чувства-титана не очень долго соперничали. Победил все-таки голод. Он был сильнее. Так как к нему присоединился ещё и инстинкт самосохранения. Умереть от голода в принципе было одним из сумасшедших желаний Иоланды. Ей лишь бы умереть. Как не  важно. Лучше умереть, чем вот так жить. Однако  все-таки круснику не прикажешь. Тем более что он фактически сам по себе. А теперь ещё и Рик вмешался в и без того шаткое сознание.
Сделав титанической усилие, Иоланда отпрянула от руки высшего, что придерживала её спину и шатаясь поддалась вперёд, касаясь несмело губами краны на запястье. Даже закрыв глаза, она не могла избавиться от вида его крови. Этот образ разрезанной кожи на запястье, эта алая кровь… Это сводило с ума. Лишь стоило ей коснуться языком этого напитка, как её глаза вспыхнули алым цветом. Нет, она не обратилась, Это всего лишь было ликование той проклятой части Иоланды, крусника. Вот и первый несмелый глоток. Эта разливающаяся по телу сладкая горечь, такая приятная и долгожданная. Не осознавая того, Иоланда вонзила клыки в руку демона чуть выше запястья, желая утолить жажду. Эта кровь отличалась от всех тех, что Иоланда пробовала до этого. У неё был особенный, сильно дурманящий вкус. От этого Иоланда не могла оторваться от процесса. Она пила медленно, вкушая всю полноту вкуса. Глубоко внутри Иоланда осознавала весь ужас, что происходил сейчас. Но она была в плену удовольствия и ничего не могла с собой поделать, отдаваясь полностью этому сладкому ощущению утоления жажды. Силы возвращались с огромной скоростью. Ещё мгновение назад она не могла даже руки поднять, а сейчас же была готова снести голову кому угодно и без помощи крусника.
Только вот Иоланда не задумывалась пока ещё, будучи полностью во власти порочного чувства, что Рику-то вряд ли понравится, что она вонзила в него свои клыки. И вряд ли демон рассчитывал, что Иоланда так увлечётся и столько крови выпьет. Девушка не осознавала всего этого. Да и в общем-то боялась оторваться, не утолив полностью жажду. Ведь вся эта боль, царившая в её теле не чувствовалась, когда та пила. А как только она оторвется, уберёт клыки из руки Д’ероски, всё это вернётся и продолжит мучить её.

+1

8

Непослушная однако игрушка. Но любую куклу можно усовершенствовать, довести до совершенства парочкой-другой штрихов. И тем самым обезопасить себя от излишней возни, убрав какой-либо предлог  для поломки. Ради покорности полной крусника не было жалко отдать часть своей крови. Несмотря на внешнее равнодушие Иоланды, Рик прекрасно чувствовал, что она всем сознанием отвергает ту его часть, что заключена теперь в девушке. Глупая видимо, не понимает, что это бесполезно. Хотя как сказать бесполезно… Крусник-то под полным контролем. Эту часть Иоланды контролировать просто, так как её поведение основано на инстинктах. Сознание же девушки гораздо сложнее, нежели крусника. Демон прекрасно чувствовал отторжение его мысленных приказов внутренним голосом Иоланды.
«Сильна духом, но не сильнее меня. Ты быстро сломаешься, как бы ты не старалась быть сильной. Это заложено твоей природой!»
Демон лишь усмехнулся словам девушки. Он не стал ничего ей отвечать. Это то, что он желал услышать. Большего ему и не требовалось. Это значило, что его ожидает довольно интересное будущее в паре с этой девицей. С такой не скучно будет, с её-то колючими словами. Даже вот в таком обессиленном состоянии у неё хватает мужества собрать остатки живительных сил и постратить их на вот такое. Весьма оригинальный же способ у демона вести беседу. Тем не менее он ждал, когда же губы Иоланды побагровеют от его крови, такой ценной и редкой. Девушка проявила упрямство своё и отказалась от его помощи. Рик же послушно убрал руку. Упадет так упадет. Хотя высший был уверен, что Иоланда-таки этого не сделает. Знал её упертость.
Долго же она ломалась, пить или не пить. Рик уже подумывал убрать руку и оставить её мучиться голодной.  Как девушка все-таки коснулась его крови. По телу прошла неприятная колющая дрожь, вызвав ещё одну волну жжения в груди, которая помутила сознание демона. В голове воцарилась неразбериха, вихрь всяких ненужных мыслей. Когда же это закончилось, демон ощутил неприятную боль в руке.
«Хватило же ей наглости!» - глаза Рика сверкнули огнем преисподней. Иоланда посмела вонзить в его руку свои клыки! Непозволительная грубость. Когда демон опомнился, он отдернул руку и оттолкнул грубо Иоланду, одарив её вечно бледное лицо пощечиной.
- Не смей позволять себе подобное, ты, слуга! Тебе итак было дозволено больше, чем положено! – вспылил Д’ероска. С горем пополам затянув рану остатками сил, демон бросил гневный взгляд на Иоланду, которую едва не отправил в полет своим ударом. В ярости он не почувствовал сам, что приложи в пощечину серьёзную силу.
«Ничего, живучая. Чтобы неповадно было!»
Надев на руки свои черные перчатки, демон застыл в задумчивости, отвернувшись от Иоланды, что с ней сделать за такую грубость. Ничего такого в голову не приходило. Итак испытал на ней уже не мало.

0

9

Девушка пила и пила кровь. Она это делала осторожно, зная, что может дорого поплатиться за вот это. Потому она довольно быстро старалась утолить свою жажду. То, какой вкус был у этой крови, приводило Иоланду к выводу, что Рик сильный, достойный противник. Несмотря на её силу, ей не держать над ним верх. У него настолько чистая кровь. И насыщенная его же мощью… Она так быстро утолила жажду девушки.
Иоланду привел в себя сильный удар по лицу, от которого её отбросило с постамента в сторону, на траву. Некоторое время она была в шоке и не понимала ничего, не осознавала. Девушка просто лежала на траве, смотря в одну точку, чувствуя всё ещё на губах алую теплую кровь, её вкус, а перед глазами всё ещё была картинка, как кровь стекает по разорванному поперёк запястью демона.  Возможно, это непонятное состояние девушки объяснялось тем, что она всё ещё не отошла от шока после всего случившегося за этот день и ночь. А может это все потому, что это был первый раз, когда она утолила всю жажду, что внутри не осталось ни грамма тяги к дурманящему проклятому напитку жизни. Ведь всё время до этого раза, девушка пила совсем немного, чтобы вернуть над собой контроль. Да и демонов выбирала послабже, чтобы не возиться. Хотя только такие на неё и нападали, считая себя сильнейшими, так как они же демоны, а значит избранные, непобедимые… А Иоланда их круто обламывала, показывая, что демоны отнюдь не самые сильные на этой грешное земле.
Когда Иоланда пришла в себя, она приподнялась, чтобы сесть. Упершись одной рукой в землю, другой рукой она вытерла губы и прикоснулась к щеке, которая болела после пощечины.
«Да как он посмел на девушку поднять руку!»  - возмутилась Иоланда, резко повернув на демона голову и глядя исподлобья. Хотя боль Иоланда всегда чувствовала приглушенно, однако это не значит, что она станет закрывать глаза на то, что этакий амбал поднял на неё руку, особенно после того, что он сделал с ней. Только вот ничего, кроме того как злиться, Иоланда не могла. Это было бессмысленно, пытаться ответить ему тем же. Он попросту не позволит ей даже прикоснуться к себе драгоценному. Девушку передёрнуло от возникших мыслей: - «Чистюля-аристикратишка… Хотя бы да ничего с твоей шкурой не случилось! Сам же предложил. И чего ждал? Что я стану как котёнок лакать? Я не котёнок. Клыки не для того мне даны.»
Бирюзовые глаза девушки блеснули и сменили свой цвет на красный. Иоланда не сразу, но почувствовала это изменение.
«Что? Я же ничего не делала, чтобы  принять истинный облик… Что ещё за шутки? Он? Да нет. Я не чувствую, чтобы это демон делал. Так вот значит, что я могу, когда сыта. Значит крылья сейчас можно использовать по назначению, для того, для чего и даны они крылатым существам…»
Иоланда прежде никогда не знала об этом свойстве своего истинного образа, потому что всегда была голодна, всегда не давала воли позволить себе использовать всю свою силу. Сейчас же девушка сознала отчасти пользу от сытого состояния. Мысль, что стоит почаще утолять голод, рассмешила её. Глупо это было пытаться даже сделать. Рик вряд ли позволит. Как впрочем и убежать сейчас. Хотя стоит попробовать. Демон как раз стоял к Иоланде спиной. Да и в отдалении. Она успеет расправить крылья. А там уже природная скорость позволит быстро удалиться. Может быть, он и позволит ей уйти на время, так как потратил всю силу на обряд. Упускать момент нельзя было.
И вот мгновение… Над хрупким силуэтом полулежащей девушки чернеют два огромных крыла. Ещё мгновение – и она взмыла в небо. Как приятно было ощутить потоки ветра в волосах. Эти холодные порывы ветра в крыльях… В такие мгновения Иоланда ощущала силу своих крыльев. Совсем не ту страшную силу разрушения. А силу природную, силу полёта. Не многим дарованы крылья, способные поднять ввысь неба. Взмыв в темное ночное небо, Иоланда слилась с темнотой, исчезнув среди этой мглы, которая была не чернее её самой. В несколько взмахов она набрала скорость и скрылась прочь, подальше от этого проклятого места, один вид которого замораживал кровь в жилах. Хоть Иоланде и было холодно без её накидки, она этого намеренно не замечала, пытаясь впитать как можно больше этого чувства свободы, полета.
> куда-то, ещё не договорилась куда

0

10

<---- Каменный берег.

Итак, следуя четко выстроенному маршруту, Вальд следовал от пещеры, где оставил Айен и своего недавнего соперника Грегора, до конечного пункта, коим являлось плато с каменными развалинами. Там его должен был встретить некто, именуемый себя Магистром тайного ордена, и сказать нечто, что будет отливать категорическим настроением и вульгарно-кричащими фразами, наполненными патетикой.
Как ни парадоксально, но асуру значительно полегчало от того, что Айен теперь находилась не с ним и не одна. Во-первых, не скучно, а во-вторых, будет кому принять удар, пока девушка сумеет скрыться вне зоны досягаемости. После разговора с мастером и отступления аффекта, к Вальдемару вернулась ранее утраченная возможность смотреть в суть явления или существа, находящегося перед ним. И сверженный четко ощутил, что может доверить Грегору девушку даже не смотря на открывшиеся глазу его слабые стороны.
Всё происходящее напоминало асуру театр абсурда, в котором ему удостоено было быть если и не главным героем, то, как минимум, пешкой, которую усердно дергал за ниточки кукловод, создавая иллюзию активных действий, наполненных глубочайшим философским смыслом. В его голове выстраивался логический концепт. Но стоило не укрепить четкими размышлениями какую-нибудь особо недоверчивую мысль, и нить, проходящая через фундамент рефлексии, вновь терялась, сливаясь с контурами пустой рамки, куда выкладывались скопом сырые наработки. Так повторялось несколько раз. Размышления все больше заводили в тупик, пока на горизонте не показались глыбы крошащегося на ветру камня.
Вальдемар притормозил и, прищурив глаза, пытаясь четче рассмотреть возникший прах цивилизации, щелкнул пальцами. Послышался глухой звук упавшего камня и столб пыли, поднявшийся шляпкой гриба в воздух. Так, совсем не привлекая к себе внимания, если не считать перепуганную стаю ворон, взмывших в небо с оглушительным карканьем, Вальд проверил давно не использовавшийся им прием управления стихией без контрольной точки отправления с разрывом связи. Фактически асур сразу повысил плотность воздуха, уменьшив в нем долю азота и насытив кислородом, который лег тяжкой ношей на глыбу, а та не выдержала такого испытания и спикировала вниз на птиц.
Довольный собой, хвостатый стал ускоренными темпами преодолевать расстояние между ним и конечной точкой.
Прятаться резона не было. Крайне глупо пытаться показывать чудеса перевоплощения, камуфляжа или перебежек там, где его ждут с распростертыми объятиями, элем в бочках и девицами с пышными бюстами. Хотя были некоторые сомнения насчет эля и девиц, но кто их знает... Может в секте принято именно так встречать новичков.
Трава под ногами резко перешла в комковатую глину и мелкие камни, которыми было устлано все плато. Постепенно за спиной сомкнулись ряды рукотворных массивов, хорошенько подшлифованных природой и временем до состояния несуразных валунов, в которых с трудом угадывалось предыдущее идейное воплощение. Все это великолепие постоянно грозилось рухнуть на голову проходящему мимо, предупреждая сыплющейся крошкой с вершин и боков.
Это место, как ни какое другое, отлично подходило для ветра. Он здесь купался в свободе и маневрировал между падающих крупиц песчаника, подбрасывая их вверх и пришпиливая давлением к земле. Вальду быстро передалось это состояние приволья, напрочь вытеснив весь театр абсурда с поселившимися так куклами и клоунами. В конце концов, если бы не это представление, тянувшее ленту пазлов в далекое и не менее бурное прошлое, то он не узнал бы об этом замечательном месте. Побродив на манер стихии между развалин, асур выбрал себе небольшую относительно чистую площадку и сел в ее центр, скрестив под собой ноги. Охладив несколько потоков воздуха и усилив атмосферное давление в семи определенных точках, сверженный заставил усилившийся по его воле ветер каскадом виться вокруг него по форме сферы. Это нехитрая медитация позволила оценить особенности ландшафта. Эоловые отложения были видны не вооруженным глазом, а вот факт наличия обнаружившихся подвижных песков значительно приподнял Вальдемару настроение. Так как создать геострофический ветер без ограничений именно на этой площадке не составляло труда - трение от песка, движущегося вместе с вихревыми столкновениями, не уменьшит эффект от силы Кориолиса. При правильном применении знаний, возможно, даже увеличит.
Чудно...
Напитавшись разряженным воздухом еще на морозном берегу, где остались Айен и Грегор, асур увеличил объем сферы и еще чуть-чуть ускорил движение ветра. С любой точки развалин теперь был заметна пыль поднявшаяся столбом на добрых пять метров. Если его все же ждет кто-то из братства, то вероятность, что он не заметит ни с того, ни с сего взбесившуюся природу крайне мала. Надо быть слепым, глухим и дефективным одновременно, чтобы не сопоставить столь очевидные разуму факты. Посему Вальдемар не стал размениваться на сканирование местности ментальным воздействием, чтобы вычислить ауру магистра. Хотя интуитивно подсознание все же отложило на свой край его примерное местонахождение.

0

11

Слишком много сил отнял обряд приручения, после чего уже ничего в голову путного не приходило. Хотя манипуляции с книгой миража не требовали от него никаких силовых затрат, как и манипуляции одноименным пером, все-таки это было бы не то. Не хотелось бы, чтобы новоиспечённый домашний зверёк узнал о значимости этих вещей. Хотя возможно Иоланда уже знает об этом. В любом случае книга не та вещь, которую можно направо и налево демонстрировать и использовать.
Неожиданно демон почувствовал порыв ветра в свою сторону. Этого он не предугадал, что у Иоланды прорежутся новые способности благодаря его крови. Обернувшись, он заметил лишь взмывший вверх силуэт с большими крыльями. Демону это не понравилось, что его игрушка сбежала вот таким способом.
"Досадное упущение с моей стороны. Ну что же... Полетай, все равно вернёшься, как бы тебе того не хотелось, бесценная ты моя!"
Проводив девушку взглядом, Рик поднял свою мантию и, встряхнув её хорошенько, накинул на плечи, не одевая. Стало прохладно стоять на месте. Видимо утром будет дождь. Либо просто погода решила смениться. Кажется, небо чуть посветлело с того момента, как Рик принес сюда Иоланду. Близость утра означала, что его ожидает встреча с асуром, которому было отправлено послание ещё прошлым днем. Высшему стало интересно, соизволит тот прийти, или же как и многие, просто испугается или сочтет это детской шуткой чьей-то.
О том, что асур здесь, Рику сообщило слабое ощущение того в грудной клетке. Особенно вот в таком ослабленном состоянии Д'ероска был чувствителен к каким-либо близко расположенным магическим существам. Все они могли служить прекрасным источником для восстановления утраченных сил. Но не сейчас. Опустив в правый рукав перо острием к ладони, демон медленно двинулся в сторону возникшего в стороне вихря, образовавшего сферу. Он всегда носил вот так перо, чтобы в любой момент можно было его использовать. Ловкие движения помогали скрыть перо так, что казалось, что все действия демон производит своей рукой, а не пером. Хорошая маскировка оружия.
"Какая же бестолковая трата сил и времени," - заключил про себя высший, убедившись, что этот вихрь является действиями Вальдемара. Он сам без нужды не демонстрировал свои силы. Чем меньше видит противник, тем меньше у него информации о тебе. А чем меньше у него информации, тем легче строить защиту. Это ветропредстваление Вальдемара немного действовало на нервы. Выйдя из-за колонны, Рико обнаружил перед собой, на расстоянии десятков двух метров виновника его беспокойства. Тот сидел спиной к Рику и вряд ли заметил демона позади. Покачав головой с легкой ухмылкой, демон оперся спиной о колонну и взмахнул правой рукой. Выскочившее из рукава перо мгновенно заняло своё место в руке демона и рассекло своим острием воздушную сферу асура. Это был простейший фокус, проделываемый пером. На это не требовалось какого-либо магического участия сил демона. Перо само по себе имело свойство рассекать и разрушать подобные явления, как вызванный магией ветер и прочие природные явления.Скрестив перед собой руки так, что ладони скрылись под наброшенной, а не одетой, на плечи мантией, демон ловко спрятал перо обратно в рукав. Книга мирно возлежала на груди Д'ероски, удерживаемая скрещёнными на ней руками.
- Значит все-таки ты пришел, - негромко произнес Д'ероска, не спуская безразличного взгляда алых глаз с Вальдемара. Вернее одного, левого глаза. Правый глаз был скрыт волосами,которые из-за пробора слева были перекинуты направо и зачастую закрывали глаз демона. - И почему же ты решил прийти?
Особых испытаний демон не собирался проводить. Просто потому, что был ослаблен и не хотел этого демонстрировать. Сейчас ему надо было восстанавливаться, а не разбазаривать оставшуюся энергию. Он решил сделать вывод о Вальдемара по его ответам. Хотя конечно разговоры подобные удовольствия высшему не доставляли. Если же ему не нравился пришедший, не проблема была "убрать"  собеседника без особого шума. Уйти от кукловода невозможно. Только вот никто не знает, что перед ним кукловод, потому и позволяют себе грубость и прочее. Вальдемар не казался Рику кем-то выдающимся. Хотя конечно нельзя было сказать, что тот лоботряс. В любом случае завершение складывания мнения о асуре мог он сам посредством ответов.

0

12

Все-таки эля и девиц не будет.
По сфере прошлась неведомая сила негативного характера, которая жаждала разрезать ее на две части. Воздух послушно расступился на секунду, но затем снова слился в единое целое, продолжив хаотическое движение. Попробуйте чем-то разрезать воздух – и вы обречены на поражение. С этой стихией следует бороться иначе.
Проблема была лишь в том, что ветер, до сих пор вращающийся вокруг Вальда, был создан не магическим путем, а природным явлением. Зачем тратить магические силы на создание потока, когда вокруг мечется уже несколько готовых? Асур лишь подкорректировал траекторию себе на пользу, выясняя особенности ландшафта, которые могли бы пригодиться при непредвиденных обстоятельствах. Хотя сами обстоятельства не казались такими уж и не предвиденными. Сколько там этих вариантов развития сюжета жизни в определенных рамках может быть? Десять? Двадцать? Пятьдесят? В любом случае ни чего из ряда вон выходящего – такого, чего не мог бы предположить даже пятнадцатилетний подросток. А асур подавно.
Тем более движение нельзя было пресечь подобной манипуляцией, приостановить – да, но не прекратить совсем. Природный ветер требует особого к себе обращения и не терпит власти с выше, тем более, если эта власть будет исходить из двух разных источников, у одно из которых основной стихией была явно не воздушная.
А вот и наниматель… - улыбнулся Вальдемар и сбросил контроль над вихрем.
Ветер с гулким воем взвился наверх, явно осчастливленный новой свободой, и рассеялся в прежних утехах по площади руин. Сам хвостатый встряхнул головой, приводя в более-менее божеский вид  волосы, растрепавшиеся под порывами взвинченного ветра, и встал с земли. Курить было, конечно, не к месту, но злостная привычка давала о себе знать, требуя утреннюю порцию дыма в легкие, и Вальд, прежде чем повернуться лицом к нарисовавшемуся на спиной демону, машинально потянулся к трубке на поясе. Только оной там не оказалось. Досадливо похлопав по мешочку с табаком ладонью и посетовав на заботу Айен, которая утащила трубку в свою бездонную сумку, сверженный посмотрел на стоящего чуть поодаль незнакомца. Демон как демон. Немного ослаблен физически, магически… Единственное, что по-настоящему зацепило Вальдемара в сектанте, это его свобода. Точнее то значение, которое он ей придавал. Такую тягу асур почувствует в ком угодно и где угодно, так как сам был из такого числа и внутренне, и по расе, и под воздействием стихии, и ментально… Все остальные ощущения эфемерны.
- Мне стало любопытно. – ответил асур без лишнего экзистенциализма. Ни к чему было приплетать в разговор иррациональность происходящего, а уникальностью тут и не пахло. Ни со стороны Вальда, ни со стороны магистра. Такое встречи происходили у каждого довольно часто в силу должностных обязанностей и просто случайных совпадений.
- Сирокко мне рассказала немного про «Крик луны», когда я у нее спросил. Она всегда знает ответы на те вопросы, которые ей задаешь. Через два дня я получил метку, и мне стало интересно, почему ее прислали мне? Было бы крайне не логично делать рассылку знаков всем и набирать в орден тех, кто откликнется и придет. А уже среди пришедших делать отбор. Весьма нецелесообразно. Значит, я вас чем-то заинтересовал. Хотелось бы узнать чем.

+1

13

Рик не проявлял никаких эмоций, не делал никаких движений. Его силуэт был словно из мрамора вырублен умелым скульптором: демон стоял, оперевшись спиной о колонну, чуть приопустив голову и закрыв глаза. Эта его безучастность, словно игнорирование присутствия асура рядом, хладнокровие, спокойствие были всего лишь профессиональной привычкой безупречного наёмника, а не какая-то усталость и обессиленность. Хотя конечно последнее было, однако умело скрывалось. Демон никогда не показывал, не акцентировал внимание на своей усталости или прочих недомоганиях, какими бы они не были.Поболит и перестанет. То, что в рукаве у запястья было сокрыто перо, а на груди в руках была книга, делало из опустошенности чаши сил демона ничтожную заминку, а не серьёзную проблему. Чтобы воспользоваться книгой или пером не обязательно было иметь полный резерв сил. В крайнем случае можно было воспользоваться новой игрушкой, которая наверняка не так уж далеко умчалась.  Долгие годы этого ремесла наемника изменили и многому научили Д’ероску.
Высшего всегда забавляли слова тех, кто получал приглашения. Почти все они считали себя какими-то особенными, раз получали приглашения в братство. В какой-то мере это даже раздражало демона. Если считают так, то пусть считают. При первой же промашке их мнение очень сильно менялось. Те, кто оставался после этого живыми, начинали относиться к этому со всей серьёзностью.
- Не стоит обольщаться. То, что ты получил приглашение прийти сюда, ещё ничего не значит. То, что от тебя больше будет пользы,  чем от обычного человека стало поводом. Не более.  Я думаю, ты не дурак, и понимаешь, что раз ты пришел, то уже не уйдешь как пришел. Раз ступил на дорогу, значит должен идти по ней. Свернёшь с неё – свернут тебе голову. Вопросы ещё какие-то будут по делу или уже можно перейти к делу?
Закончив коротенькое изъяснение  по обыкновению ледяным голосом, Рик даже не изменился ничуть в лице. Он все так же продолжал стоять как статуя, оперевшись о разрушенную колонну. Его сдержанность и немногословность давно уж стали его визитной карточкой. Может это и не говорило о его навыках, умениях, но точно уж указывало на его воспитание и положение в обществе. Чем выше твой ранг, тем больше ты должен следить за своими словами, действиями. Этому принципу демон неизменно следовал уже несколько веков своей жизни.Правда, в отличие от себе подобных по чину, Д’ероска не любил блистать пафосными речами и прочей шелухой, которую так любят многие сыпать без особого повода.
Сейчас демона волновало, вернее занимало немного его внимание то, насколько быстро до Вальдемарра дойдет, что все серьёзно. Если асур проявит благоразумие и без лишних отступлений скажет, что согласен вступать, то Рик для проверки его способностей подкинет ему работёнку, по которой в общем-то и сделает вывод – зря или не зря было отправлено приглашение Вальдемару. Если же все-таки зря или же часть из озвученных чуть позже правил будут нарушены, то его череп станет хорошим приглашением для кого-то более способного.

Отредактировано Riko Duroska (2011-06-19 17:41:25)

0

14

Да, перед ним был манекен. С руками, ногами. Он даже умел говорить, но, увы, первое впечатление о его любви к свободе было или ошибочно или настолько искажено пустой сущностью, что в корте отличалось от истины мироздания, воплощенную в очевидном ощущении воли и необъяснимой тяге к более чувственным позывам переживать это вновь и вновь. Манекен говорил надрезом между носом и подбородком - тем, что обычно называю губами, только лишь с той разницей, что слово «губы» можно применять к мимическим морщинам, а это скорее напоминало две параллельные толстые нитки, между которыми оказывалось зияющее пространство, с вылетающими оттуда звуками. Звуки складывались в слова, не отличающиеся ни размеренностью, ни излишней вспыльчивостью. Однако не было в них грамматической оперенности, - построение фраз резало ухо, - и толики смысла. Ибо нельзя называть смыслом отрицание любых слов собеседника, так же как и нитки нельзя называть губами. Пальцы манекена казались высеченными из мыла – тонкие, белые и мертвые. Приходила мысль, что хорошо было бы настроить небо так, чтобы пошел дождь. Тогда вода взмылит пальцы и постепенно их растопит. Наверное, будет забавно, когда манекен увидит пропажу рук. Слушать его было занятно. То есть братство рандомом рассылает приглашения, и стать их членом может стать каждый дурак, который проявит надлежащую снисходительность при общении? Если бы не патологическое любопытство, уже на протяжении многих лет преследующие асура, он бы тут же развернулся и ушел. Но освежающее любопытство было присыпано терпкой приправой из вполне конкретных целей и задач, которые Вальд стремился достичь почти любой ценой, попав в секту. Именно это непонятное сборище могло помочь ему в осуществлении одного весьма занятного вопроса. Не исключено, что сам "Крик луны" поимеет с этого дела немалые дивиденды, - только прибыть волновала Вальдемара чуть ли не в последнюю очередь.
- Аэроб. – классифицировал манекена тихим голосом асур, пока тот выдавал шаблотированные инструкции.
Хвостатый охватил под свое влияние весь воздух, элементарно с ним договорившись на астральном уровне через пересечения слоев реальности. Это он сделал чисто автоматически, когда услышал безвкусное «свернут голову». Заточенные до навыков умения не раз спасали ему шкуру. Потеря одного из шипов, конечно, не считается. Он был молод, неразумен, и вообще не виноват.
Создавалось впечатление, что демон понятия не имел кто стоит перед ним. Самоуверенность трактовалась его статусным положением, но отнюдь не оправдывала невежества по тому вопросу, в котором он, по идее, должен быть компетентен, если хоть на одну вторую состоит внутри из того, что так вопиюще смотрится сквозь мыльные пальцы. А конкретно о расе. Асуры хоть и утратили часть своей силы, но считались далеко не последними по магической иерархии и прочим способностям. Если таковая иерархия существовала вообще, помимо больного воображения некоторых индивидуумов. Недооценивать свергнутых было довольно опасно.
- По делу, к делу. – Вальд поморщил нос, указывая на тавтологию. – То есть если я задам вопрос, мы займемся делом, а если нет – мы им тоже займемся. Гениально… Выкладывай свое дело.

0

15

Всем свойственно ошибаться. Причем в речи больше и чаще всего. Обращать внимания на свою ошибку Д'ероска не стал. Оговорился, так оговорился. Слова не воротить обратно. Эта ошибка заставила лучше следить за своими словами. Покалывание в груди утяжеляло дыхание демона. То, что асур на взводе, в принципе, стоило ожидать. Ведь Рик не особо мягко говорил. Как впрочем и вынуждало ещё и выбирать, что говорить. Провоцировать стычку не хотелось. Демон привык доверять своим чувствам, которые его никогда не обманывали.
- Будем считать это было такое «да», - мрачно произнес демон, подняв голову и смотря блеклыми глазами на Вальдемара. - Для удобства имеет смысл представиться друг другу. Я Рико Д’ероска, магистр братства. Буду короток о правилах поведения в братстве. Ослушаешься моего приказа – смерть. Скажешь кому-то не из братства о нем – смерть. Как видишь, все просто, - закончил серьёзную реплику легкой ухмылкой краем губ демон. Он говорил о делах братсва, о самом братстве всегда серьёзно, но не закончить ухмылкой, пусть даже такой слабой, он просто не мог.
Разговор шел не так, как хотелось бы. Вальдемар оказался тем ещё кадром. Высшего это немного разочаровало. Слишком несерьёзно асур себя вел. Тем не менее осуждать и забивать себе этим голове Рик не собирался. Демон хотел отправить Вальдемара за Источником, а самому отправиться на следующую встречу. Рассвет был уже очень близок, что заставляло демона не разводить длинных бесед. 
- А если хочешь показать, на что способен, то отправляйся в лабиринт, который тут недалеко. Там есть одна вещица. Её ещё называют Источник Вечности. Твоя задача найти его. Можешь найти себе помощников, а можешь и сам. То, как ты это сделаешь, меня не интересует.  Времени отвожу тебе четыре дня. За Источником охотится сильно много народу, причем как простой люд, так и достоянные маги. Потому советую тебе поторопиться.
Закончив, демон отстранился от колонны и медленным шагом прошел спокойно мимо Вальдемара. Разве что плотнее прижал руку, в рукаве которой было перо, в другой руке, чтобы чувствовать острие пера кожей.  Демон слишком плохо себя чувствовал и хотел как можно быстрее закончить все дела и хотя бы отдохнуть. Ведь ещё предстояло поймать Иоланду, которая уже наверняка поспешила подальше убраться. Внутренние ощущения очень ярко это подсказывали, связь чувствовалась довольно слабо, что огорчало демона. Отойдя метров на пятьдесят от места встречи с Вальдемаром, Рик забыл о нем и целенаправленно отправился пешком в аллее, забыв о оставленном в руинах коне.
» Кровавый лес » Темная аллея

Отредактировано Д'ероска (2011-06-27 00:45:40)

0

16

Когда мимо проходил магистр, Вальда так и подмывало поставить ему подножку. Но все же асур сдержал свой ребяческий порыв, а Рико куда-то целенаправленно пошагал без каких-либо препятствий.
Павлин… - немного сочувственно вздохнул сверженный. – Перьев только не хватает.
Лабиринт, так лабиринт. Название "Источник вечности" явно было взято не методом научного тыка в небо, и скрывало за собой весьма привлекательный букет приключенческих радостей - от компании, собравшейся в погоню за неведомым, до старинного артефакта с таинственными свойствами.
Асур сжал кулак левой руки, готовясь к быстрому полету на площадь Меридиана, где должна была найтись группа, как послышалось лошадиное ржание, донесшееся до уха хвостатого от куда-то из-за каменных глыб в юго-восточном направлении. Оборвав вихрь, который уже затевался вокруг запястья и был готов перекинуться на все тело по малейшему сигналу, Вальд пошел в сторону звука. Если это действительно обычно животное, а не очередной подвох от доброжелателей, страждущих сделать какую-нибудь пакость, то будет просто замечательно – не придется тратить силы на воздушное перемещение. Тем более, в виду отсутствия плаща, оно должно было быть весьма прохладным. Покинув руины быстрыми метровыми шагами, Вальдемар вышел к небольшому пятачку бледно-зеленых деревьев средь каменно-песчаных насыпей, где к ветке одного из кустов за поводья был привязан статный конь темно-шоколадного цвета. Конь, до селе мерно жевавший травку, увидел асура и застыл на месте с приподнятым копытом. Видимо раздумывал, стоит ли сорваться с места и убежать подальше отсюда, вырвав с корнем этот самый кустик, или же дать новому пришельцу шанс. Сам же Вальд, ненарадуясь внезапной находке, уже разматывал от сучка поводья одной рукой, а другой трепал животное по стриженой жесткой гриве. Конь, в очередной раз смирившийся со своей участью быть ездовым транспортом для всякий странных существа явно не человеческого происхождения, понуро изогнул шею и отщипнул последний мясистый листочек с куста.
Выведя нежданное приобретение на проселочную тропку, Вальдемар сел верхом и пустил коня галопом в сторону Меридиана. Ветер захлестал по щекам, а в нос ударил терпкий запах полевых цветов.

----> Главная "площадь"

0

17

<Верхний слой пещер
Часто мнения о ком-то способны в корне меняться. Как говорят, первое мнение зачастую ошибочное.  Как же сложно быть тем, кто не умеет налаживать связи в обществе правильно, кто не разбирается в характерах, людях… Это приводит к такому большому количеству проблем, вызывает столько отрицательных эмоций. У такого человека не бывает доверия к остальным. Особенно когда он осознает очередную свою ошибку. Совершив очередную ошибку, Иоланда вновь стала стоять на краю пропасти, вновь не чувствуя себя в безопасности, как это было ещё вчера или ранее. Всю ночь обдумывая произошедшее с ней за последнее время, Иоланда более или менее прояснила для себя картину происходящего. Проследить какую-то взаимосвязь было сложно. При каждой встреча Элиас вел себя по-разному. Что в первый раз, что во второй, что вчера. Все эти образы значительно различались. Почему так было? Иоланда слишком сильно не отдавала себе отчет тогда в своих действиях, потому не помнила всех деталей, как и большей части событий вообще. Но вчерашний вечер многое поставил на свои места в сознании Иоланды касательно этого странного демона. Иоланда наконец-то смогла понять, что имеет дело не с простаком-демоном, а с настоящим высшим, который способен на многое не только в бою, но и в обычной жизни. Девушка сделала вывод, что он весьма умело умеет играть заданные роли. Весьма хорошо. А вчерашнее есть ничто иное, как настоящее обличие этого демона. Это чувствовалось очень отчетливо, потому что демоническая аура Элиаса настолько резко стала ощущаться Иоландой, что по её телу пошли болезненные импульсы, которые говорили о том, что это не приведёт к добру – такое близкое присутствие огромного источника энергии демонов. Чтобы не так сильно ощущать их, Иоланда старалась держаться на расстоянии от Элиаса. Потерять его след она не боялась – уж больно четко она ощущала его присутствие, что потерять след было просто невозможно. Периодически Иоланда задумывалась, а имеет ли смысл ей вообще идти сейчас за Элиасом? Вероятно, а вернее точно, что он не скажет ей, как собирается действовать. Что конечно зря. Лучше было бы, чтобы высший посвятил её в свои планы, чтобы Иоланда ненароком не натворила делов ненужных. Нет, Иоланда вовсе не искала поводов начать разговор. Она не желала разговаривать вообще с Элиасом. Она всё ещё негодовала от того, что получила пощечину такой силы. Руки сжимались сами в кулаки, ногти впивались в кожу, когда она вспоминала это противное ощущение на лице. Обида закралась в самые дальние уголки её души, обещая надолго запомниться ей.
Пусть Иоланда и следовала за демоном, она не знала и не догадывалась, куда он её ведёт. По большому счету ей было даже все равно, куда идти. Лишь бы не тянуть зря время. Иоланде уже поднадоело постоянно быть в пути и ничего не предпринимать. Она слишком устала от того, что приходилось постоянно подавлять частичку сознания Рика в себе, чтобы тот не наладил контакт с её сознанием. И чем дальше она шла за Элиасом, тем сильнее она ощущала присутствие этого высшего в себе. Это начинало серьёзно беспокоить Иоланду. Что это значило? Что демон наконец-то обретает власть над её телом, как это подразумевает печать, или же что он где-то поблизости? А может он следует по пятам за ней, все ближе и ближе приближаясь к своей кукле? По телу девушки неоднократно проходили волны дрожи. Она забывала о Элиасе, думая только об одном, о том, что что-то необратимое произойдет, если ничего не предпринять. Но сообщать об этом странном ощущении Элиасу девушка не собиралась. Было ли то проявлением гордости, или же неуверенностью в своих же ощущениях – все равно не играло никакой роли. Иоланду начинал сковывать страх перед повиновением Д’ероске. Хуже этого нельзя было придумать для неё, для крусника. Невольно заметив отметку о оговоре на руке, Иоланда остановилась, присев на какой-то валун, что был рядышком. Всё было слишком запутанно, слишком сложно. Сколько ещё Иоланда провела бы времени  в таком забытье, если бы не почувствовала слабеющую демоническую энергию. Вернее слабеющее чувство этой энергии в ней. Девушка поспешила подняться и нагнать Элиаса. По дороге ей на глаза попался небольшой сверток, который, вероятно, выпал у Элиаса.
«Вот ведь неряха! Хоть бы заметил, что на ходу теряет всё! – с досадой подумала Иоланда. И злорадная часть Иоланды добавила: -  Смотри честь свою не оброни так же! Я тебе её не поднесу и не отдам в руки!»
Подхватив сверток, Иоланда уже шагом продолжила идти, разве что постоянно прибавляя скорости. Дорожка была вполне ровной, что позволило без опаски ступать по ней босыми ногами. Обзавестись обувью Иоланда как-то не планировала. Особенно с тех пор, как научилась использовать свои крылья чисто для полета. Когда есть способ передвигаться в разы быстрее, чем на своих двоих, то нужна в качественной обуви отпадает. Да и вообще в ней. Хотя конечно иногда ноги замерзали. Но если для кого-то это было бы препятствием, то для Иоланды это было пустым местом. Она мало что чувствовала, что значительно облегчало какие-либо перемещения, да и жизнь вообще. Будучи ни в чем неприхотливой, начинаешь забывать о дискомфорте, который причиняет отсутствие каких-либо удобств. Когда впереди среди зарослей кустарника мелькнул знакомый силуэт, Иоланду малость передёрнуло. Преодолев себя, девушка нагнала демона и без всяких слов сунула ему в руки потерянный им сверток.
- Следи за вещами, раз уж несёшь их, - коротко сказала девушка, не посмотрев даже не своего спутника, а лишь сложив руки перед собой и продолжая идти вровень. Краем глаза следя за Элиасом, Иоланда инстинктивно сжала ладонью локоть руки, которая была обвита ожогом, свидетельствовавшим о договоре. И который неустанно напоминал Иоланде о том, что она должна держать себя в рамках. Демон не изменился с вечера. От него все так же веяло той же опасностью, так же внутри Иоланды пробуждался тот трепет, объяснить который сама себе она не могла, лишь списывала его на то, что итак много чего непонятного чувствовала последнюю неделю. А тут ещё вспомнились слова Нассадры, что они будто бы влюблённая парочка. От этого абсурда Иоланде вновь захотелось фыркнуть, но она сдерживала этот порыв, сохраняя все то же выражение холодное лица, не позволяя ничему испортить это совершенство, словно восковая фигура, которой сужено долгие-долгие годы быть в одном и том же положении, не позволяя себе никаких эмоций, кроме той, что застыла на лице. Неужели тогда Элиас настолько хорошо играл ту роль, что выбрал, что ввел в заблуждение ту кошку? Ладно, её ввести так же в заблуждение не так-то просто, потому что у неё врожденная неприязнь к демонам. Может потому ей и кажется эта мысль такой абсурдной. В любом случае Иоланда уверилась в старой своей мысли о том, что все, что говорит и делает этот демон может быть вовсе не показателем того, какой он на самом деле.
С другой стороны… Иоланда признавалась себе, что таким Элиас ей нравится больше. Не только потому, что сейчас он действительно всем своим видом говорит, что он высший демон, который всего лишь выполняет работу, чтобы получить за неё заслуженную награду. От ощущения такой сильно энергии демона рядом ей вовсе нездорово было. Хотя в неком роде это заставляло её сильнее бороться с бушевавшими внутри сознаниями её и демонов, с которыми она повязана незримой связью. Что-то в этом демоне вызывало в ней неподдельный интерес. Но вот что? Эту тоненькую ниточку она никак не могла найти в себе, понять наконец, почему она не может до конца ненавидеть его, высшего демона, того, кто создан для того, чтобы стать её обедом.  Возникала какая-то противоречивость. И эта противоречивость настолько занимала внимание Иоланды, что она как-то не обращала внимания на место, к которому они приближались. Девушка не придавала сейчас никаким окружающим факторам никакого значения, погрузившись в свои раздумья и изредка бросая косой хищный взгляд на Элиаса, что шел рядом. Что-то не позволяло ей выбросить этого рыжеволосого юношу из головы.
Со временем конечно её начало интересовать, куда они идут. Но стоило лишь ей поднять глаза ледяного синеватого оттенка, как по телу прошел холод. Эти начинающиеся полуразрушенные каменные кладки, говорившие, что когда-то здесь были стены… Иоланда на мгновение застыла с глазами, полными ужаса.
- Ты куда при… - Иоланда едва смогла выдавить из себя пару слов, как у неё окончательно захватило дыхание. Грубовато оттолкнув Элиаса с пути, который уже успел отойти пред, Иоланда стремительным шагом устремилась вперёд. Взгляд девушки хаотично бегал по окружающим её руинам, руки её тряслись, постоянно сжимаясь в кулаки с такой силой, что бледнели кисти почти полностью.  Девушку охватил ужас. Она в растерянности застыла у покосившейся колонны. В один миг в её памяти всплыло это место. Иоланда словно вернулась в прошлое, переживая снова то, что было коло недели назад. Дыхание девушки участилось. Оперевшись правой рукой о колонну, второй она ухватилась за грудную клетку, где была невидимая печать, опустив голову и судорожно дыша через рот. От накативших на неё ужасных воспоминаний она начала задыхаться от тог, что захватило дыхание. Пережить в торой раз те ужасы… Эта тишина, редко нарушаемая тихими шорохами, больно врезалась в сознание Иоланды, напоминая ей всё ярче и ярче о той ночи, когда вот так же тихо было, темно, спокойно…
Около минуты Иоланда простояла едва на ногах, так сильно её всю колотило от ужаса. Как только где-то сзади хрустнула веточка под ногой Элиаса, И без того бешеный ритм сердца Иоланды стал ещё быстрее. Она круто развернулась, бросив бешеный от ненависти к этому месту, ко всему роду демоническому взгляд на Элиаса. Она стиснула зубы в своего рода оскале что ли. В следующее мгновение она, вложив всю свою ярость в правую ладонь, сжатую в кулак, одним ударом разнесла колонну, о которую пару мгновений назад опиралась. Та с грохотом разлеталась под напором той силы, что Иоланда приложила к ней. Девушка потеряла над собой контроль. Накатившая сейчас ярость была в разы сильнее той, что была вызвана вчера. С шумом и скрипом распахнулись два черных металлических крыла, разбив соседнюю колонну, которая так же рассыпалась на обломки к ногам Иоланды, которая пошатываясь шла вперёд, к центру, где был постамент, сжав кулаки и смотря вперёд исподлобья. Попадавшиеся на пути колонны и бесформенные развалины крошились, как песочные замки, под ударами или крыла, или её руки. Тот самый постамент, где той ночью она беспомощная лежала, а чернокнижник творил свои темные дела, создавая проклятую печать покорности. Это было место, где закончилась её жизнь. Её жизнь, свободная жизнь. Здесь была уничтожена её надежда, вера в светлые идеалы. Все рухнуло, унеслось в бездну прошлого, лишив Иоланду будущего, ради которого она в стольком себе отказывала.  Застыв на знакомой ступеньке, Иоланда дернулась. Тут всё ещё лежала её накидка, с теми несколькими опалинами по краям, что остались после встречи первой с тем демоном, что связал  себя с ней договором. Из одного глаза выкатилась маленькая слезинка, тут же сорвавшись со щеки Иоланды и упав ей на подставленную ладонь. Та тотчас сжалась в кулак. Рухнув на колени, Иоланда опустилась, с силой ударив этим кулаком о каменный постамент, оставив вмятину. Взяв другой рукой свою накидку, Иоланда какое-то время находилась в таком положении безо всяких движений, лишь плечи сотрясались от накатывающих волн отчаяния и ненависти к Д’ероске.
- Здесь… Это было… Здесь всё произошло… Зачем?.. Зачем мы тут?.. - дрожащим тихим голосом произнесла Иоланда. Она не адресовала эти слова Элиасу. Они просто сорвались с её побледневших губ. Буквально через минуту она подняла голову к небу, закрыв глаза и дав волю чувствам, которые тот час создали полный ненависти крик: - Будь ты проклят, Д’ЕРОСКА!!!
И словно обессилев, она вновь опустила голову, оперевшись на обе руки, по-прежнему стоя на коленях на ступеньке. Но постепенно она села, потому что действительно на неё напала некая слабость, словно жизненные силы словно покидали её. Сознание девушки стало пошатываться, отчего постоянно темнело в глазах, в красках являя ей лицо этого ненавистного ей высшего демона. До этого озлобленное лицо Иоланды резко приобрело оттенки страха, безысходности. Тяжелое сопящее дыхание Иоланда стало мене частым, но её по-прежнему всю трясло, бросало в холод.  Она переживала второй раз почти такое же потрясение, как и тогда, когда была на грани смерти после встречи с Элиасом, чем и воспользовался Д’ероска.
Даже самый сильный подчас способен сорваться, поддавшись напору той тьмы, что так усиленно изнутри разъедает душу

Отредактировано Иоланда (2011-08-18 16:07:21)

0

18

Верхний слой пещер <----

  Ему хотелось верить, что все еще поправимо, что в его планы могут быть внесены соответствующие изменения, а для этого ему требовалось еще немного времени на раздумья. Конечно, теперь его у него было гораздо больше - ведь он выбросил из головы все мысли о том, чтобы изучать попавшийся ему на пути, без сомнения, интересный, но ничего не представляющий из себя по сравнению с его основной целью, экземпляр. До Меридиана, места, где, как предполагал демон, обитал более важный в его деле Д'ероска, оставалось еще много недель пути, но он надеялся, что два месяца истекут раньше, чем он успеет добраться до города; да, действительно, в его замыслы было внесено несколько глобальных поправок. И теперь, когда он посмотрел на заново составленный им план, он испытал немалое облегчение - как будто бы гора свалилась с плеч, ибо теперь путь к желаемому был расчищен до максимума, настолько, насколько вообще было возможно. А что для этого требовалось? Просто вычеркнуть из сознания девчонку. Если ему повезет, и два месяца истекут прежде, чем загадочному высшему придет в голову показаться у него на пути, то к тому момент, когда он встретиться с ним, абсолютно ничего не будет мешать ему поговорить с этим... Рико. Возможно, даже более чем вероятно, ему придется забрать силу перемещения силой, так как демоны не способны на это присущее лишь треклятым ангелам чувство - милосердие, и нельзя было рассчитывать, что Д'ероска просто возьмет и по его просьбе откроет портал в мир демонов. Он понимал, что высший не так-то прост, тем более, раз он запомнился ему среди всех жителей Ада, которые со временем превратились для него в серую, бесследно ступающую по земле, массу. Поэтому ему надо приложить все усилия для того, чтобы единственный шанс, этот демон, не появился на его пути раньше положенного срока; если же такое случится, придется мгновенно менять его намерения. Ведь, если Д'ероска действительно тот, кем пытается казаться, и кем его видит это существо, крусник, то он наверняка, едва приблизившись к ним... к нему, ощутит наличие договора  и тогда ему точно не составит большого труда определить какого же это соглашение. Что же случится после, мог бы понять даже умалишенный, и именно эти самые последствие не устраивали демона, заставляя по дороге внимательно "осматривать" территорию вокруг на предмет наличия разумных существ; он направит все свои силы только на одного, так как с его смертью придет конец и другому. Девица же, словно проклятая чем-то или кем-то, не желала этого понимать. В другое время он мог бы просто сослать все на импульсивность и чрезмерную эмоциональность своей спутницы, и отнесся бы к этому как к чему-то весьма посредственному, однако, теперь она сама "подгоняла" его, призывая к быстрым действиям. Опять же в его голове пронеслась мысль о том, что крусник на удивление безмозглая, выражаясь просторечным языком, и даже не пытается вдуматься в суть его логики, наверное, по причине той же самой ненависти, что она испытывала к Д'ероске. Нет. Ко всем демонам. Тут даже не приходилось задумываться о том, чем они могли насолить ей в жизни. Он прекрасно понимал своих собратьев, - да, теперь для них существовало только такое определение. - и будь то поджог, убийство родных или еще какая-то душевная травма, сейчас было уже все равно. Ей, существу обладающему немалой силой, не хватало элементарной логики - но, собственно, она была смертной, родившейся и выросшей на поверхности земли, и ему только и оставалось что испытывать попеременно то снисхождение, то холодное презрение. Договор вообще по сути мог бы не стать ошибкой, наоборот, большим подспорьем - если бы это был не тот договор, который его угораздило заключить. Конечно, он был намного удобней, чем соглашение, подписанное на неопределенный срок - до тех пор, пока не будут выполнены все условия. Но ведь существовали и другие способы, более легкие... Хотя и неприемлемые: ведь заключение любого из них было бы только лишней обузой. Однако и этот, "оптимальный" вариант, был не самым удачным, и теперь, когда больше половины пути было пройдено, ему приходилось тянуть время столько, сколько возможно. Он замечал, что с каждым днем раздражение крусника все нарастает; к его вящему недовольству, поначалу это немного беспокоило его, но, поняв, что с ним происходит совершенно неприемлемая ситуация, быстро избавился от неприятного чувства. Теперь на все исполненные ненависти взгляды и злое бормотание он обращал не слишком много внимания - ему приходилось слышать и не такое, находясь в "услужении" у смертных. Ну как, в услужении... Скорее, это они служили ему, сами того не понимая. И он надеялся, что с его спутницей будет тоже самое.
  Что же больше беспокоило его сейчас, так это то, что договор еще не был скреплен до конца; то есть, разумеется, проклятие, готового настигнуть любого из них двоих, активировалось в тот самый момент, как он произнес последние слова соглашения там, в доме на окраине города - иначе во всем этом не было бы никакого смысла. Однако теперь из-за этого договора он не мог наложить простейший морок на свою ауру, и хлестала за километр по округе демонической энергетикой. То же самое должно было бы произойти с силами крусника, но так как на нее было наложено проклятие Д'ероски, оберегающая ее, как в сказке, "от любых проблем", потоки ее энергии были слабыми, и, наверное, это была единственная более-менее хорошая сторона печати: по собственной воле он бы никогда не согласился бы даже на одно из самых малых этих проклятий. На то, чтобы договор полностью опутал их тела, сознания и, если оглядываться на Иоланду, душу, потребуется еще не менее недели, и все это время ему только и придется делать, что пытаться избегать случайных встреч с кем бы то ни было - в конце концов, тот высший обладал артефактом, способным делать весьма плотные иллюзии. Девица, разумеется, вряд ли могла что-либо почувствовать: во-первых, из-за наложенной на нее печати, а во-вторых, потому что явно по мере своих сил избегала общения с демоном, чему он несказанно рад. Так же приходилось опасаться всякого рода экзорцистов, у которых на демоническую силу любого рода был особый нюх, и которые были готовы гнать свою добычу столько, сколько нужно - по большей части неисправимые фанатики. Но даже они не вызывали у Зеллуса больших опасений - в конце концов, он был высшим, а они, пусть и наделенные "дарованными Небесами" силами, оставались обычными смертными, которым при встрече с ним оставался один путь - к их обожаемым ангелам. Конечно, на самом деле, его уверенность в том, что он без проблем справиться, - если вообще справиться - с кем-то, кто посвятил свою жизнь борьбе с его родом, не была такой искренней, как ему хотелось бы полагать. Где-то глубоко засело осознание того, что сейчас, когда у него мало времени, да еще к тому же за спиной такая проблема, как девушка, от жизни которой зависит его собственная, любое столкновение с мракоборцем приведет к большим, серьезным проблемам... Но нет, с чего он вообще решил, что ему повстречается кто-то из этого проклятого рода? В конце концов, шансов на это один из тысячи, и можно было особо не волноваться. Мысли его снова обрели спокойный, холодный порядок. И как раз в это время вдали показались первые каменные высоты, некогда бывшие крепкими, надежными стенами - руинами.
  Он и сам не мог понять, как получилось так, что из его рук выпал один из нескольких мешков, что он нес у себя в руках, в основном перебрасывая через плечо; но еще больше ему казалось непонятным то, что крусник, видимо, заметив пропажу, подняла его и, как это ни странно, не побрезговала подать ему. Конечно, при этом ее лицо исказила какая-то не очень удачно сыгранная мина, да и слова были вполне ожидаемыми - та даже не взглянула на него, но теперь шла вровень с ним. Удивление демона, однако, было непродолжительным - приняв сверток и проверив его содержимое - там были, в основном, его вещи, благо не пострадавшие - положил его в один из мешков побольше; при этом шаг его ни на секунду не замедлился. К его удовольствию, девушка больше не обращалась к нему, и на какое-то мгновение ему показалось, что в глазах ее мелькнул трепет - что ж, хорошо, если так и будет на самом деле. А вот, наконец, и сами руины раскинулись перед ним во всем своем величественном великолепии. Однако, наступившая идиллия тишины продлилась недолго...
  Стоило только девушке завидеть место, куда они пришли, как она начала что-то говорить, но тут же осеклась. Все же, что происходило в последующие несколько минут, не сразу поддалось пониманию Везельвула; крусник весьма грубо оттолкнула его, к счастью, не используя своей силы, как тогда, в доме, и стремительным шагом направилась в сторону каменных развалин, словно боясь упустить что-то очень важное... Задумываться над причиной такого поведения сейчас совершенно не хотелось, а потому Зеллус был вынужден просто идти туда же, куда идет его спутница - ведь коли какой-то твари придет в голову выскочить из руин и напасть на девушку, быть большой беде. Но не успел он приблизиться к Иоланде, как понял, что происходит что-то странное - руки ее дрожали, лицо побелела, будто от только что пережитого шока. Некоторое время она оглядывалась по сторонам, как будто вспоминая что-то, и, неожиданно оперлась левой рукой на одну из колонн, правую тем временем приложив к груди: и если бы высший не обладал способностью чувствовать болезни, то подумал бы, что у нее сердечный приступ. Однако все это было довольно-таки странно. Демон стоял за спиной у крусника, и потому не мог увидеть эмоций на ее лице, но ему показалось, что самым очевидным вариантом будут воспоминания. Воспоминания о неприятном, весьма неприятном прошлом, которое теперь ей приходилось вспоминать... Но при этом у него просто нет на это времени! Эта сентиментальность, присущая смертным... Везельвул резко направился к ней, намереваясь вернуть из мир грез, - он, конечно, хотел бы потянуть время, но таким вот способом.
   - Эй, слу...
Но когда та, совершенно неожиданно обернувшись, наградила его таким взглядом, а рот превратился в столь яркое подобие оскала, в глазах у него на какой-то миг промелькнуло искреннее изумление. То же, что происходило дальше, ему стало понятно отнюдь не сразу; Иоланда сжала руку в кулак и со всей силы ударила ей по колонне, которая мгновение назад служила ей опорой. Достояние архитектуры с диким грохотом моментально превратилось в кучу камня - крусник явно теряла над собой контроль, это было видно невооруженным глазом. На свет показались два больших черных крыла, но все, что происходило дальше, Везельвул встречал с большим, пусть и не полным, спокойствием. Пусть это и звучит странно, но руины рушились под ударами ее рук или крыльев, а демон только и гадал о том, что могло послужить причиной такого поведения. Ответ пришел в тот самый миг, когда девушка, неестественно медленно наклонившись, подняла покрытую пылью и каменной крошкой, а потому незаметную, накидку; Зеллус заметил, что одеяние подпалено в некоторых местах. Да, причиной неистовства Иоланды мог послужить только Д'ероска!
  - Выходит, он был здесь. Здесь! Достаточно давно, но дело не в этом! - высший понял, что это его шанс побольше узнать о загадочном демоне - След его ауры мог остаться здесь... Но нужно, чтобы эта дура успокоилась...
  И тут до его ушей донеслось бормотание. Демонический слух ловил каждое слово, хотя девушка произносила их очень тихо. А затем громкий, исполненный ярости и отчаяния крик пронесся над древним мавзолеем, отскакивая от стен, и уносясь в вышину. Он и сам не мог объяснить, почему, но подойти ближе к Иоланде он так и не решился - слова уж тем более были бесполезны. К тому же, была вероятность того, что здесь либо произошла их первая встреча, либо здесь была наложена печать на ее тело и душу, и это полностью объясняло поведение крусника - но чтобы узнать это наверняка, нужно было для начала понять, какова же по сути аура Рико Д'ероски. Кольнувшее в сознании нечто в тот момент, когда крусник закричала, пропало так же быстро, как образовалось, и теперь Везельвул чувствовал себя гораздо лучше. Мысленно он тут же опутал ту часть руин, где он находился, нитями энергии, пытаясь нащупать хоть слабый дух высшего, которого он точно когда-то видел. На это у него ушло много времени, он даже позабыл о девушке. И тут в его голове будто пронеслась вспышка молнии. От удивления он невольно произнес мысли вслух.
   - А ведь этот Д'ероска не...
  Предложению не дано было быть законченным. Неожиданно стая грачей взмыла в безжизненное, подернутое сероватой дымкой, небо. Везельвул вздрогнул и обернулся туда, откуда полетели птицы - они были спугнуты вовсе не плачем крусника. Что-то приближалось, что-то или, скорее всего, кто-то. И хотя оно было далеко, сильной, могущественной энергетикой разило на расстоянии, так, что демон сам подивился своей невнимательности. Зеллус попытался узнать побольше о надвигающейся проблеме, но стоило ему только коснуться нитями к ауре, даже не к сознанию, незнакомца, как он получил такой ответный толчок, что невольно пошатнулся. В его глазах впервые за долгое время промелькнуло настоящее беспокойство.
  Кто-то сильный, очень сильный приближался. И этот кто-то хотел его смерти!

Отредактировано Veselvul (2011-08-18 22:48:43)

0

19

Что ж поделать, когда случаются в жизни такие переломные моменты как этот. Возникает немало вопросов, на которые ответ найти невозможно. Все запутывается так сильно, что уже сложно понять, то ли это за грехи наказание, то ли это ошибка какая-то повлекла за собой такие последствия, то ли кому-то дорогу перешёл неудачно. Слишком много было это для психики Иоланды. Девушка давно уж потеряла ориентацию в происходящем. Если месяц назад где-то она ещё отдавала себе отчет в своих действиях, прочитывала каждый шаг и последствия его, то сейчас она потерялась. Не хватало сил расценивать здраво происходящее, хотелось наброситься на всё и вся, что только тревожило сознание крусника, не давало ей упокоиться.
Сердце, созданное в Аду, разум,, данный небесами… Это порождало немыслимый конфликт внутри, в сознании Иоланды. Балансирование на грани отбирало столько сил, что ничего не оставалось на то, чтобы удерживать гнев, эмоции, которые сейчас захлёстывали с головой в свою бездну. Уже было все равно на то, кто рядом, какую роль играет в спектакле, коим была её жизнь. Баланс давно уж был нарушен, склоняя Иоланду все дальше и дальше в пропасть, чтобы та рухнула в бездну. До этого оставалось совсем чуть-чуть. Присутствие рядом демона, Элиаса, да ещё излучающего столь сильные потоки энергии, давило на создание сорвавшегося крусника с такой силой, что девушка безумела, как только в её сознании всплывало что-то, как-то связанное с ним. Все это время, что его аура находилась так близко, казалось, Иоланда привыкала постепенно к этому ощущению легкого голода, неудержимой тяги к демону. Что это вообще за тяга, желание быть рядом? Как какая-то зависимость. Как наркотик. Наркотик, который сводит с ума,  но недоступность которого приносит удовольствие. Иоланда не сдерживала никаких своих желаний сейчас. Лишь одно было, что не пропускало подсознание – это нападение на этого демона. Девушка была не настолько глупа, чтобы дать себе волю и уничтожить того, за кем умрет и сама. Умереть, будучи подчиненной – да это даже хуже той пощечины, полученной тогда.
Если бы хоть чуть-чуть над Иоландой властвовал голос разума, то было бы все абсолютно не так. Но разве возможен здесь и сейчас какой-то самоконтроль? С этим местом слишком много негатива было связано у Иоланды. Здесь, именно здесь она лежала беззащитная, не могла ничего сделать, кроме того как терпеть. Молчать. Ненавидеть все, и в первую очередь себя. Она всего лишь игрушка. Что для Д”ероски, что для Элиаса… Если бы Иоланда ещё знала, что Элиас вовсе не Элиас, а Везелвул, так сложно представить, что тогда бы было. Наивность никогда не служила Иоланде доброй службы. Счастье демона, что он не раскрыл себя, а иначе бы Иоланда изничтожила его в порыве ярости, что сейчас завладела ею. Удивительно, как все ещё Иоланда не сорвала своей ярости на демоне. Девушка настолько содрогалась в болезненных внутренних ощущениях, связанных с печатью, которая в этот момент ярко дала о себе знать, прорезав её грудную клетку острым невидимым лезвием. Та демоническая сущность Элиаса и Д’ероски, что занимала половину сознания Иоланды, мучила так Иоланду, что несмотря на внутреннюю кипящую ярость, внешне она казалась обессиленной, слабой, хрупкой, как тончайший и чистейший хрусталь, так бережно созданный кем-то и брошенный в пропасть, который вот-вот коснется острых камней, разбившись в дребезги на мелкую тысячу осколков, канув в Лету. Вряд ли кто-то способен понять чувства Иоланды в этот момент. Единственный живой «человек», находившийся рядом, вряд ли вообще считал Иоланду кем-то особенным, отличающимся от серой массы неудачников. Вряд ли Элиас понимал, какой груз боли несла за собой Иоланда, став куклой в руках двух демонов. Которые вертели ей, как хотели, лишая возможности свободно дышать. Иоланда обессилено опустилась ещё больше, почти возлежав на ступеньках постамента, опустив голову на сложенные руки. Отнюдь не скрывая слезы. Слез у неё не было. Не тот случай. Она не могла никак осознать, что происходит, взять себя в руки. Плечи девушки пусть и содрогались, но вовсе не от беззвучных рыданий или смеха, а от пробегающих по телу волн боли, ярости и бессилия в данной ситуации. Проще было сойти с ума, чем справиться с этой ситуацией. Но разум упорно отказывался покидать девушку, заставляя её осознавать что происходит вокруг неё, чувствовать «дыхание» высшего демона рядом… Которое манило. Манило не только физически, чтобы утолить эту проклятую вечную жажду крови, но почему-то и чем-то духовно. Голос Элиаса вывел Иоланду в реальность из её внутренней агрессии, которая малость поутихла.
- Что этот демон? Что, что, что?! Что ты заладил? – неожиданно выпалила Иоланда. Крылья девушки со скрипом рассыпались черным пеплом, который осыпал её хрупкий силуэт.  Она посмотрела на Элиаса по обыкновению тем своим хищным взглядом, которым иногда поглядывала на него ранее. Синие глаз девушки были полны холода, неприязни, а оскаленные плотно сжатые клыки ясно давали понимать, что если он сейчас подойдет, то Иоланда отвесит ему не менее резкую пощечину, как он тогда ей. Чем не повод для «мести». Завел туда, где Иоланда встретила свою «смерть». Для полной полноты красок не хватало только Д’ероски. Иоланда не обратила никакого внимания на то, что Элиас пошатнулся. Что-то явно обеспокоило его. Волнение энергии Иоланда ощутила очень ярко. Но ей было все равно до всего и вся. Она не сводила своего взгляда с демона, стараясь поймать его взгляд. Для девушки сейчас мир не существовал. Да и этот демон тоже не представлял ничего существенного. Он был лишь чем-то, что мешало ей дышать, что приходилось терпеть. Но она сама виновата, сама его позвала, сама связалась с ним, сама повлекла к себе все эти неприятности.
- Не смей произносить его имени. Ещё раз произнесешь его при мне, я не посмотрю, что связана договором с тобой! – едва разнимая стиснутые зубы процедила девушка, все ещё смотря прямо демону в глаза. Уже ничто не ставило её на правильный путь, ничто не удерживало так, как ранее, когда она всячески старалась содействовать Элиасу, помогать. Но тот дал ясно ей понять недавно, что она для него пустое место. Это здорово зацепила Иоланду. Не только самолюбие, гордость и сущность. С того вечера в пещере, после той утихшей бури что-то ушло вместе с тем бешеным ветром, что-то унес дождь с собой. Что-то не так стало внутри. Этот демон вызывал в Иоланде какое-то новое, непонятное чувство. Оно ощущалось все ярче и ярче, но терялось пока что среди всех остальных бушевавших эмоций, которые лишь ещё больше начинали пылать, когда Элиас совершал какой-либо жест. Несмотря на то, что Иоланду едва ли не разрывало от боли и нахлынувших чувств от руин, девушка ни на мгновение не водила глаз с демона, упрямо смотря на него, словно пронизывая его насквозь взглядом и заглядывая туда, где должна быть душа. Но какая душа может быть у демона? Да и сравнится ли чья-то душа с её, истерзанной, черной, бездонной от прожитого мрака. Идеальной для любого из Преисподней. А когда-то Иоланда была праведной. Когда-то, когда была простой девчушкой. А сейчас. Никому не нужное, брошенное всем миром, гонимое всем и вся.

0

20

Голова сильно болела, перед глазами плавали круги, а звон в ушах начал выводить из равновесия даже терпеливого Инквизитора. След тёмной магии был очень свежим, и идти по следу в состоянии поиска было даже неприятно. Слишком свежим , что давало гипертрофированные чувства и давило на разум. Гидеон не был псиоником и поиск был довольно неприятной процедурой для разума Инкввизитора, как будто нюхаешь свежеразрезанную луковицу, смотря на яркий свет боевой светлой магии и у тебя около головы долбят в колокол.
Но Гидеон терпел. Выслеживать и искоренять зло было его работой. Даже не работой, призванием!
Два часа назад он отрпавил третий квадриум разведать древние руины, а десяток минут назад вернулся скаут и сообщил, что разведчики обнаружили тёмных существ. Сейчас Гидеон в состоянии поиска выслеживал точное местоположение тёмных, а капитаны отделений ждали рядом, молча опёршись о свои боевые молоты и мечи.
- Капитал Айдэус.
- Да, примарх?
- Первое тактическое отделение с арбалетами поставь к лесу, пусть перекроют отход этим тварям. Ты вместе со вторым займёшь позицию на разрушенной колокольне. Окна там узкие, стрелять арбалетными болтами через них удобно, а магией попасть сложно, так что вы будете в безопастности. Мы имеем дело с очень сильным тёмным существом.

- Сделаем, примарх... - ответил смуглый капитан с очень коротко остриженым подобием ирокеза на голове, и скрылся в деревьях, закинув за спину длинный меч и доставая арбалет, закреплённый сзади на поясе поперёк торса.
- Капитан Пазаний... - шаг вперёд сделал огромный, даже по меркам Инквизиции капитан, заключённый в сверхтяжёлые латы, которые Гидеон достал из закрытого арсенала Архива Инквизиции. - Твоя тяжёлая пехота обойдёт руины сзади, на случай, если тьма получит подкрепление. В бой без команды не вступать.
Пазаний ударил себя сжатым кулаком в нагрудник, изобразив приветствие Инквизиторов и удалился, помахивая боевым молотом и гремя сотней с лишним килограммов доспехов. Он будет резервом. Если это вдруг полномасштабное проникновение тьмы.
- Капитан Турнет, ты с отделением псайкеров и апртекариев будешь оказывать поддержку. И уносить раненых. - сказал Гидеон обращаясь к последнему брату-капитану, стоящему рядом. - и дайте мне броню дредноута. Псайкеры её настроили, не так ли?
- Да, мой лорд, сейчас принесут броню... - Кивнув братьям, стоящим поодаль Турнет отошёл к своему отделению.
Тем временем из повозки три брата принесли части брони Дредноута. Чтобы собрать Дредноута полностью им потребовалось бы часа четыре. Магически контролируемая псайкером оболочка, добрых три метра ростом, напоминала голема или сказочного гиганта. Металлическое чудовище, созданное для борьбы с архидемонами собиралось из сотен частей, и двигалось благодаря псайкерам, отдавшим колоссальное количество энергии. Разумеется на такое времени не было, да и сил было маловато, поэтому сейчас на броню Гидеона механо-жрецы монтировали только части брони. На перчатки закрепили сдвоенные когти, вместо щита на спину навесили телекинетический элемент, позволяющий подниматься в воздух, и двигать предметы на расстоянии. Элемент был очень тяжёл, и его ядром был хрупкий кристалл, но Гидеон всё таки приказал повесить части бронепластин. В довершении на голову вместо своего шлема Гидеон надел конструкцию, которая заменяла шлем Дредноуту. Назвать это шлемом не поворачивался язык. Нечто безумно бронированное, с вплавленными пси-кристаллами, дающими чёрт знает какую защиту.
Спустя десяток минут металлическая масса медлленно вошла в Руины. Сквозь узкую прорезь Гидеону было видно, как чёрный камент трескается под его шагами, а стены содрогаются от каждого движения.
И тут случилось непредвиденное. Тёмный камень на секундк приобрёл матово-сиреневый оттенок и испустил магическую волну. Гидеон застыл. Тёмное место не любило светлой магии, и защищалось! Все пси-кристаллы, поддерживающие броню и питаемые псиониками из Инквизиции вмиг утратили всю магию. Гидеон не мог сдвинуться. Огромная, устрашающая, но бесполезная масса металла и остатков магических кристаллов, проводников и нитей.
Да, в такую идиотскую ситуацию я ещё не попадпл... Кто знал, что руины экранируют сильную светлую магию? - подумал Инквизитор с досадой. Закрыв глаза он нащупал слабо теплящийся остаток энергии в телекинетическом модуле.
Прощай, непобедимость... - подумал Гид, коротким импульсом сбрасывая с себя всю броню Дредноута.
Спустя несколько секунд Гидеон оказался свободен от тяжёлой брони, но его латы остались при нём. Глупо было то, что меч и щит остались в лагере. Гидеон повернулся, и прищурил глаза. За его спиной отряд тяжёлой пехоты ломился в невидимую преграду, пытаясь пробить её боевыми молотами.
- Отступайте в цитадель. Перегруппируйтесь и ждите приказов, я тут закончу. - посмотрев в глаза Пазанию сказал Гидеон. Звук тоже не проникал через преграду, но Пазаний прочитал по губам и кивнул. Спустя несколько секунд отделение уже спешило к лагерю.
Гидеон вздохнул, и подобрал пластину брони с когтями, приладив её на руку.
Мысли о шлеме быстро выветрились, как только Гидеон прикинул вес, который ему нужно будет держать на голове, без помощи псайкерской энергии. На поясе Инквизитора висела книга- Молитвенник, который давал ему пользоваться светлой магией.
Хоть что то осталось... - подумал он печально.
Минута ходьбы с прилаженными когтями убедила Гидеона в том, что даже эта часть экипировки Дредноута тяжела без магической накачки. Он еле таскал почти сотню кэгэ в одной руке, а уж драться этими метровыми когтями казалось вдвойне неудобно.
С ненавистью отбросив бесполезное оружие Гидеон крепко ухватился за книгу и пошёл в центр Руин...

+1

21

Вступление. Для желающих.о_о

Да, в положение он попал не из приятных, в этом нет сомнений - по крайней мере, именно сейчас, когда нужно было двигаться дальше, а не стоять на месте. Интересно, почему же он совсем не удивляется поведению своей спутницы, пусть и несколько неожиданному? - что ж, судя по всему, ему еще раз пришлось убедиться в ее врожденной недалекости, хотя он в этом уже и не нуждался. По правде говоря, он уже ни раз наблюдал подобного рода картины, картины гнева, злости, отчаяния, немые и бурные, наполненные слезами и яростными криками. Собственно, причиной большинству таких ситуаций был он сам, и всегда получал определенную долю удовольствия от созерцания чужих страданий, пусть и не слишком высокую. Ему было интересно поведение людей в той или иной ситуации, ему нравилось запечатлевать их совершенно разные в зависимости от ситуации, выражения лиц. Первопричины так же отличались разнообразием, и так же были не безынтересны для него: начиная с потери любимого человека и заканчивая обидами детства. Он так же не мог не признать, что эмоции отчаяния и ненависти намного выразительнее радости или счастья, которые были столь мимолетны и непрочны. Иногда приходилось подтолкнуть, иногда человек сам верно шагал в пропасть, не бывало и без того, чтобы он "одумывался" и поворачивал назад: своя неповторимая изюминка была в каждой из сцен, чем бы они не отличались друг от друга. И демону иногда приходилось горько жалеть о том, что он не входит в число тех демонов, которые питаются загадками подлунного мира - воистину, вечный источник жизни. Иногда он наблюдал с больших расстояний, иногда - совсем вблизи, чуть ли не дыша в затылок своей жертве. Сколь не был бы подчас однообразен окружающий его мир эмоций, ему никогда не приходилось жалеть о том, что он наслаждался видом человеческой жизни. Возможно, какой-то частью именно благодаря подобного рода наблюдениям, он сумел настолько хорошо узнать человеческую природу... Да, ведь еще вчера его существование, пусть и лишенное первородной демонической частицы, было пресыщено желанием нового знания обо всем, что ему не было или даже не было известно. У него были все причины восторгаться буйством этих картин, кто бы ни был их невольным художником... А так как время для него и без того текло до неприятного медленно, то не было и причин отказываться от удовольствия созерцания любого сценария. При том, что ему не всегда выпадала роль режиссера.
  Однако сейчас, когда девушка, в бессловесной, но явно мучительной душевной агонии рухнула на колени перед каменным алтарем, от которого ярче всего шел след демонической ауры, когда она, явно забыв о своей истинной цели, перешла к желаниям более низменным, Везельвул не испытывал ни капли удовольствия. И более не потому, что он твердо решил для себя больше не пытаться познать это загадочное существо глубже, а потому, что время действительно текло сквозь пальцы, подобно песку. И если демону придется вот таким же образом останавливаться всякий раз, как ему удастся поймать след Д'ероски, действие договора истечет еще до того, как он доберется до стен Меридиана. С одной стороны, в том были не малые преимущества - по крайней мере, он, наконец, сможет свободно вздохнуть и все же забыть о том, что жизнь его и жизнь крусника тесно связаны между собой. Но в то же время именно наличие связующего соглашения гарантировало то, что сама девушка не будет задавать лишних вопросов, ответы на которые ей было совершенно не обязательно знать. И хотя ему была абсолютно понятна причина ее нынешних, так сказать, страданий, в ее же интересах было хотя бы на этот день забыть о своем прошлом и, желательно, задуматься о настоящем. В каком-то смысле он дивился тому, что крусник, сейчас скорее находящаяся в подобии астрала и не желающая прислушиваться к происходящему во внешнем мире, может так плотно залечь в пучинах своего гнева. Да, ее психология и примерный ход мыслей был ясен ему так же точно, как ясно то, что огонь никогда не обратится в воду. Возможно, будь у него те же моральные устои, что и у девушки, он вел бы себя точно так же, как и она сейчас; по крайней мере,  две демонические печати на теле - груз не малый, особенно учитывая то, что демоны, наложившие их, не самого низкого ранга. Возможно, если бы на него столь же аккуратно и поочередно судьба накладывала слоями болезненные ситуации, которые являли собой подпитку душевному расстройству, он бы точно так же сейчас, валяясь, иначе не скажешь, на влажной поверхности земли, проклинал все, что ни на есть в этом мире. А в том, что сейчас крусник кого-то или что-то проклинает, он не сомневался. Но он, благо, совладал с подобными непредвиденными ситуациями еще до того, как им было суждено вмешаться в его жизнь - ведь все, что ему потребовалось, это тренированный годами самоконтроль. Да и было бы глупо рассчитывать на то, что хоть его часть найдется у девушки. В этот миг ему, наверное, ни один и ни два раза захотелось резко поднять ее, любым методом заставить двигаться дальше. Однако, несмотря на то, что круснику явно требовался именно такой ряд действий, точнее, это требовалось ему, поступи он так - нарвался бы лишь на очередную вспышку гнева, которая задержала бы его здесь еще на очень долгое время. Она должна сама захотеть пойти: в конце-то концов, все это затевалось по ее инициативе. Да и к тому же... Везельвулу казалось, что один необдуманный шаг с его стороны, касающийся девушки, и ее, без сомнения, импульсивный характер даст неприятные, весьма неприятные результаты. И пусть он не мог знать этого наверняка, но ему казалось, что одна яркая провокация - и гнев девушки не сдержит даже договор, подразумевающий обоюдную зависимость их жизней. Это чувство зародилось где-то на его подсознательном уровне, и, по правде говоря, ничто не давало ему повода усомниться в своих предчувствиях. Возможно, ему еще долгое время придется аккуратно и спокойно контролировать действия этого существа, чтобы оно, не дай Дьявол, не совершила какой-нибудь роковой ошибки. Ведь именно сейчас их... его шаткий план был готов разрушиться буквально с одного дуновения, и пока он не почувствует, что имеет под ногами твердую опору, ему непозволительно допустить оплошность. Именно поэтому ему оставалось просто стоять в стороне и терпеливо ждать, когда пелена гнева спадет с глаз крусника и она опомнится.

***
 
Но его задумке не было суждено претвориться в жизнь. Теперь, когда он каждой клеточкой тела ощущал нарастающую с каждым мгновением ауру какого-то принадлежащего к силам Рая и, скорее всего, не настроенному дружелюбно, существа, в силе которого не возникало сомнений, пришлось забыть даже об Иоланде. Та же, ничего не ощущая, потеряв всяческую осторожность, осыпала его потоком не самых приятных слов - именно тогда, когда ему требовалось полное сосредоточение! Кое-как огородив свое сознание от внешних факторов, Везельвул сосредоточился исключительно на ауре незнакомца... На этот раз он действовал более осторожно, выбирая менее защищенные места в ауре и, тем самым снизив до минимума ответную реакцию, смог кое-что "нащупать". То, что райское создание настроено не просто недружелюбно, а горит желанием убить его, он понял с самого начала, теперь же открылось еще несколько "фактов", при наличии которых демон смог представить некоторую информацию. Силы невероятны, но их все же недостаточно много, чтобы считать неизвестного архангелом; и они слишком уж отличны от потоков энергий ангелов. Значит, это человек... По крайней мере, уже что-то. Хотелось бы, конечно, узнать больше, однако, попытка высшего запустить энергетические нити дальше в ауру незнакомца, как он получил ответный толчок посильнее предыдущего: пошатнувшись, он на мгновение почувствовал, как холодок пробежал вдоль его спины. И теперь Зеллусу пришлось сделать не так уж много выводов, чтобы осознать - к ним шел инквизитор, человек не слабый. И это было плохо. Очень плохо. Как и опасался демон, еще в первые дни после заключения договора - на деле, после заключения подобных контрактов, мешающих скрытию темной энергии, заключившие их отсиживаются в обустроенных заранее местах. Или же, на крайний случай, не позволяют себя появится в месте, где водится хоть одна человеческая душа. Однако подобной возможности у него не было, и ему оставалось лишь надеяться на то, что вездесущая Инквизиция не нападет на его след. Но на то она, собственно, и Инквизиция. Поэтому не будет ничего удивительного в том, если руины будут или, как это ни прискорбно, уже окружены целым батальоном инквизиторов в полном обмундировании. Он был из числа тех, кто умеет оценивать не только слабости, но и преимущества противника. И сейчас, если на них разом нападет целый полк "богоугодников", им просто-напросто не выстоять. И это если хотя бы на мгновение забыть о том, что подобного рода риск для него сейчас подобен самоубийству. Для начала нужно успокоиться, в противном случае мысли только свалятся в один ком. Инквизитор приближался, приближался медленно. Но почему он идет один? Неужто собирается "выгнать" нечисть из укрытия прямо на свой отряд, подобно дичи?.. Какая-то уловка? Или же им что-то мешает... Пусть это и против его принципов, однако, он задумается об угрозе, со стороны поджидавших за пределами руин, смертных тогда, когда они что-нибудь предпримут. Конечно же, это опасно, да и с продуманным заранее, пошагово, планом гораздо легче, в чем он успел убедиться за все пятьсот лет своего существования. Но именно сейчас надвигалась проблема, которая, возможно, могла бы быть посильнее всей армии инквизиторов. Ну, по крайней мере, ему несказанно повезло в том, что за ночь он сумел восстановить потраченные силы. Взгляд его мимолетно упал на до сих пор ничего не замечающего крусника. Было бы очень неплохо, если она выльет хотя бы часть своей ярости на приближающуюся угрозу... С подобными мыслями в голове, Везельвул принялся медленно, но настойчиво разгонять по жилам энергию; теперь он явственно чувствовал, как искрится она на кончиках его пальцев, словно готов он в любой момент атаковать. Но терпение, только терпение... Из-за полуразрушенной каменной башни, чьи трещины давным-давно поросли темным мхом, показалась фигура.
  Рослый мужчина, одетый в тяжелый рыцарский доспех, полностью скрывающий каждую часть его тела - на латах, подобно яркой предупредительной метке, горел знак Инквизиции. Взгляд демона поймал инсигнию, покойно висевшую на шее человека - показатель высшей власти.
    - Хах, неужто мне посчастливилось увидеть самого великого Капеллана? - улыбка легла на губы высшего, но она выражала скорее изумление вперемешку с большой неприязнью - и надо же было ему появится именно сейчас... Ну что ж, привычка этих фанатиков "возникать" в самый неподходящий момент, по идее, не должна меня удивлять. Однако полечь здесь не входило в мои планы... Неужто вновь придется воспользоваться этой способностью? Слишком много сил, но и эффект соответствующий. Интересно, будет ли он что-нибудь говорить, обличая меня в пособничестве тьме и прочим бредням, или же нападет сразу? Но, погодите-ка, зачем я обманываю сам себя? В конце концов, мне всегда было интересно повстречать тебя, ты, когда-то избавивший меня как от многих врагов, так и от большинства союзников... Гидеон.
  Не шелохнувшись, стоя спокойно, даже держа мысли о круснике на втором плане, демон всматривался в медленно, но уверенно идущую в его сторону фигуру... и улыбался. Он прекрасно понимал, что перевес сил на стороне капеллана - но в то же время высший уже побеждал соперников в несколько раз сильнее себя. Так же он понимал, что стоящий практически перед ним человек заработал свое положение не связями, а на деле доказав, что он умеет убивать демонов. И он впрямь убивал сильнейших, что было фактом неоспоримым. Однако при этом и ему, Везельвулу приходилось убивать божьих служителей. Сейчас он не мог сказать наверняка, кому суждено пасть, а кому - праздновать победу. Демон немногое знал об истинных способностях Гидеона, да и тот вряд ли что-то ведал про его козыри. А что же до девушки... Придется и за ней проследить. Если бы только инквизитор прознал, какого рода заключен между ними, его положение было бы гораздо лучше, чем высшего. Он в свою очередь не мог гарантировать того, что девушка не совершит опрометчивых проступков: он, разумеется, признавал ее невероятную силу, но сейчас на кону может оказаться все, что угодно, и риск приведет лишь к большим потерям. Потому, не поворачиваясь к круснику, он еле слышно произнес:
   - Действуй осторожно.
  Он совсем не был уверен в том, что к его совету прислушаются, но, по крайней мере, ему не придется упрекать себя в том, что он ничего не предпринял. Теперь же все внимание Везельвула было приковано к главе Инквизиции, смертному, которого доселе не удалось сразить ни одному сыну Преисподней. Сейчас он с легкостью забыл о предполагаемой армии, что поджидала его как раз за пределами этих руин - да, именно его, ведь именно по горячему следу его ауры они шли все это время. И раз битва неизбежна, то почему бы не насладиться ей?
  И даже при том, что это может быть последняя битва в его жизни, она будет более, чем достойной. Но разве гордость позволит ему допустить хотя бы одно послабление со своей стороны?

Отредактировано Veselvul (2011-09-14 16:52:36)

0

22

Такие места всегда пользуются дурной славой у местных, и часто эта слава бывает не так уж и преувеличена. Медленно ступая по чёрным камням Гидеон чувствовал всю тёмную энергию этого места. Покрытые сеткой трещин чёрные стены давили на психику, вызывая в мозгу образы тех событий, что происходили в этих величественных руинах сотни лет назад. Смертные могли бы поддаться безумию среди этих стен, но инквизитор отвергал тёмную энергию, в том числе благодаря книге. Проходя одну из арок Гидеон заметил фигуру. Тёмный стоял на небольшой площадке среди обвалившихся стен и с улыбкой смотрел на Гидеона. Инсигния на грули вспыхнула. Высший демон.
Сжав руку в латанной перчатке на медальёне Гидеон потушил маленькое пламя, вспыхнувшее на груди.
Всмотревшись в лицо демона Гидеон сам не удержался от улыбки.
- Везельвул. Какая встреча! Мир тесен, тёмный. - наигранным голосом сказал инквизитор. - Неужели надоело убивать моих братьев? Решил найти себе соперника посильнее?
При упоминании погибших братьев глаза Гидеона полыхнули недобрым огоньком гнева. Рука сама собой потянулась к книге, закреплённой на поясе двумя железными полосками.
Прежде чем убить демона нужно было узнать, чем же он занимался в таком странном месте, и в этом была главная проблема. Убивать Везельвула было нельзя. Нужно юыло ослабить его до такой степени, чтобы его братья без проблем взяли демона в плен, и узнали что тот делал. След от тёмной магии был уж слишком силён.
- Ну что, без лишних разговоров приступим? - Гидеон не стал тянуть и сделал первый шаг навстречу демону. В руках по прежнему не было никакого оружия.
Один шаг, второй, потом ещё несколько... Прыжок! На высоте в полтора метра руки разводятся в стороны для баланса. Жёсткое приземление в метре от демона , удар сжатым кулаком с прыжка поднимает тучу осколков и пыли, в которых труднее ориентироваться. Зрачки инквизитора блестят жёлто-белым светом. Тёмный силуэт демона в пыли подсвечивается магическим зрением Гидеона, поэтому бой не доставляет сложностей. Короткий замах рукой, и перед кулаком из ниоткуда появляются короткие лезвия, как будто сотканные из света. Магический кастет встречает воздух на месте противника и исчезает, растворяясь лёгкой дымкой. Вторая рука в широком замахе. В ней материализуется так же сотканный из света кинжал. Он тоже встречает пустоту на месте уклонившегочя демона, но это был только отвлекающий удал, призванный держать на расстоянии. Две руки смыкаются на невидимой пока рукоятке и удар светлого молота, призванного книгой, выбивает искры и каменное крошево из чёрного пола.
Шаг назад.
Первая атака не увенчалась успехом, но это лишь проверка защиты противника и возможностей книги. Древний божественный фолиант может призвать на службу Капеллану любое оружие из оружейной Архива Инквизиции, сотворяя его магическую копию.
Пыль начинает рассеиваться и Гидеон осматривает место битвы, Постепенно отходя назад. Нет, быстрого боя с этим демоном не будет. Слишком много нужно у него узнать...
- Что это было за заклинание, тварь? Что ты сотворил? Я чувствую энергию. Скажи сейчас, и мне не придётся тащить тебя в подвалы Монастыря Инквизиции. Скажи и я убью тебя быстро.
Внезапно тонкое чувство магии коснулось инквизитора. Они были не одни в этих руинах...
- Кто ещё с тобой? - спросил Гидеон внимательно осматриваясь в осевшей пыли.

офф: сори что маловато. Времени нет =/

Отредактировано Гидеон (2011-09-21 11:31:33)

+1

23

Не понятно, кто враг, а кто друг. Вокруг последнее время одни загадки, проблемы, с которыми Иоланде справиться уже не под силу. Потому пришлось отдать себя в руки не кому-то, а демону, которые так противны девушке. Пришлось саму себя приручить, взять в такую тесную узду, в которой Иоланда ещё ни разу не была за свою пусть и недолгую жизнь. Недолгую, но очень насыщенную на всякие «приятные» события. Начиная с обнаружения того, что она более не человек, заканчивая вот этим днем, когда такой злой рок сыграла с ней судьба уж неизвестно какой по счету раз. Как не старалась Иоланда, но взять себя в руки она не могла. Не осознавалось ничего, кроме тог, что ей ненавистен демонический род. И не только он. Но и те, кто отобрал у неё жизнь обычной девочки. Все бы не так пагубно было, если бы и те, и те не преследовали её. Ладно, контакт с демонами необходим жизненно. Но вот вторая категория общества была  навязчива сама, а не необходимостью. 
«Слово сказано – воля связана!»
При этой мысли, которую девушка часто себе напоминала с тех пор, как связалась с демоном, Иоланда резко опустила глаза обратно в каменный постамент, на котором едва ли не лежала, тяжело дыша. Она едва ли не задыхалась. Что-то изнутри так давило на неё, что в глазах начинало темнеть. Иоланда с печалью и дрожью вспоминала все мгновения той ночи, что припоминались. Бесспорно, тогда она чувствовала себя гораздо хуже, тогда она была на грани смерти. А Д’ероска этим воспользовался. Так подло, так бесчестно. Казалось, что сейчас она умрет, дыхание остановится. И последнее, что она будет видеть – это наверняка ухмылку этого ненавистного Элиаса, который сейчас тенью навис рядом, созерцая, как Иоланду убивают ужасы прошлого. Но девушка совсем не думала о Элиасе. За все это время она более или менее свыклась с неприятным, но вожделенным «ароматом» столь изысканного блюда, как высший демон, столь мощный, что пусть он не был в истинном облике при истинной силе, но его  «аромат» сводил с ума Иоланду. И нет покоя Иоланде. Страшно было подумать даже, что будет, если появится ещё один демон поблизости, или же Элиас начнет использовать силы. Слабость Иоланды не заключалась в том, что она была голодна и что ей было необходимо прильнуть к источнику своей жизни. Её выбило из сил это место, окутанное пусть и близкой темной энергией, но и несущее за собой тяжкий крест прошлого, не такого далекого, но такого болезненного. И со временем боль лишь усиливалась, нанося Иоланде все более и более глубокие раны в и без того больной психике.
Раньше хотя бы Иоланде удавалось хоть немного отвлечься, забыть о том, кто она есть, хотя бы немножечко расслабиться. Сейчас же ничего не получалось. Иоланда, казалось, вот-вот свихнется, потеряет контроль, набросится на демона, разорвет его на части. И не затем, чтобы утолить голод, который давал о себе знать понемногу. Слишком много чего неприятного происходило из-за связи с этим Элиасом. Даже сейчас ей так плохо было из-за этого проклятого высшего демона. Иоланда даже не подозревала, что сейчас станет ещё хуже. Элиас-то наверняка почувствовал приближение кого-то враждебно настроенного по отношению к ним, а вот Иоланда нет. Она не способна была чувствовать энергетику кого-либо кроме демонов. Ведь на них было ориентировано её сознание, существование.  Боле ей ничего не надо было. Гул в ушах, жуткая головная боль, невидимое внутреннее и внешнее давление делали свое дело, медленно замучивая Иоланду, что хотелось от бессилия дать волю слезам, так как ярость потихоньку утихала, заменяясь разбитостью и отчаянием. Прямо как в тот вечер, когда она заключила договор с Элиасом. Снова те же ощущения. Иоланда сделала усилие, чтобы приподняться, уперевшись руками что было силы в холодные каменные плиты. С огромным трудом ей это удалось. Благо, растрепавшиеся волосы, спадавшие на обнаженные плечи и руки девушки, закрывавшие ей обзор, срыли от её взора приближение постороннего.
Но стоило ли этому радоваться? Ведь если сейчас Элиас предпримет что-то, Иоланде совсем плохо станет. Испытать сейчас что-то подобное, как в ту ночь, Иоланда боялась. Боялась самым праведным страхом. Потому, когда раздался чей-то довольно грубый голос, по телу Иоланды прошел ледяной холод, от которого потемнело в глазах. Что сказал владелец этого голоса, который не был Элиасом или кем-то из тех, кого знала Иоланда, девушка не разобрала, настолько сильно завладел её сознанием испуг. Была лишь одна мысль: «Только бы он ничего не сделал! Только ни это!»
Пока Иоланда пребывала в оцепенении, не в силах сделать что-либо, инквизитор перешёл в наступление. Попавший в плечо осколок камня, отлетевший при ударе инквизитором о землю, привел Иоланду в чувства. Силы вдруг вернулись к ней. Она подобно кошке отстранилась резко назад, обретя яростный вид и не забыв о классическом своём оскале. В глазах промелькнула бешеная ярость, когда вспышка энергии демона  дошла до сознания Иоланды. Сознание девушки здорово пошатнулась. Оно чуть не оборвалось. Бессознательно Иоланда ринулась в наступление. Вернее приняла решение наброситься на источник волнений. Нет, не на Элиаса. Её удерживало табу. Убить Элиаса сейчас – убить себя. Иоланда задалась целью позволить себе умереть только тогда, когда освободится от пут Д’ероски. Неизвестно как, но девушка оказалась на ногах, твердо стоя и в решительности всматривалась в облако пыли, которое постепенно оседало. Вот уже виден силуэт того, кто нанес неприятный визит. Один лишь лик инквизитора вызвал бурную реакцию волнений внутри. Многие воспоминания, режущие душу, пусть и не так сильно по сравнению с недавними, побудили Иоланду действовать дальше. Вновь возникли два черных крыла, которые были приопущены. Слаба слишком была Иоланда, пусть ярость и держала девушку на ногах. Болезненные ощущения на мгновение поутихли, когда Иоланда почувствовала рукоять косы, когда сжала её. Взмыв в высь, Иоланда в прыжке направила косу на инквизитора, прорычав:
- Я не позволю тебе, проклятый инквизитор, прикоснуться к нему!
Голос Иоланды пусть и был уже не тем мягким голосом девушки. Иоланда абсолютно сейчас осознавала сейчас того, что делает. Ею управляла жажда избавиться от любых причин волнения. Личные счеты со служителями ордена сейчас не вспоминались. Занесённая ввысь коса молниеносно была опущена, как планировалось, на голову противника. Но в последний миг тело Иоланды пронзила жуткая боль. В алых глазах промелькнул ужас, она закашлялась и рухнула прямо перед Гидеоном, теряя сознание. В это же мгновение черные крылья снова рассыпались пеплом, как и грозное оружие. Словно подбитая птица, Иоланда перед тем, как потерять сознание, взглянула все с той же злобой на инквизитора. Ей не удалось защитить того, от кого Иоланда так ждала помощи. Пусть даже и не оправдалось бы её желание… Но все-таки она старалась верить, надеялась, что Элиас поможет ей снова стать той одиночкой, которой она была ранее, снимет с неё эту грязь, печать, что нарисовал Д’ероска. Проклятая печать дала о себе знать в самый неподходящий момент, прожигая грудную клетку Иоланды с такой силой, что выбила её из сознания.
Вот оно, то вожделенное забытье, в котором Иоланда не чувствовала ничего, не осознавала ничего. Даже мыслей не было. Хоть какой-то отдых. Единственное, чего стоило опасаться, так это того, что инквизитор воспользуется тем, что враг лежит у его ног… Или же Гидеон нанесёт серьёзные увечья Элиасу, если вообще не убьет его. Тогда в этот же миг погибнет и она, так и не исполнив единственное желание – умереть без печати.

офф: следующий пост пишет Везелвул.

0

24

И почему он не переставал надеяться на то, что ему удастся пройти до самого Меридиана не замеченным этим богоугодным сборищем? Ведь это было совершенно не реально, учитывая то, что след от ауры демона был действительно сильно выражен, и скрыть его не представлялось никакой возможности.  Теперь же, когда руины, наверняка, были со всех сторон оккупированы войсками Пресвятой Инквизиции, а прямо перед ним во всеоружии стоял капеллан, рассчитывавший покончить с демоном раз и навсегда, у самого высшего не оставалось иного выбора, кроме как ответить тому тем же. Впрочем, с какой стороны можно было на это посмотреть... Несмотря на то, что успел полностью отдохнуть за ночь, проведенную им в пещерных гротах, тот, кто сейчас стоял перед ним, не имел никакого отношения к слабым священникам в ярких рясах. Эти люди, занимавшиеся лишь тем, что "кружили" по городу, якобы "неся свет и радость в души верующих", большей своей частию всего лишь желали извлечь личную выгоду из своего положения в самой уважаемой организации Меридиана. А человек, сейчас явно оценивающий его из-за прорезей в стальном и без сомнения зачарованном шлеме, был фанатиком. Яростным фанатиком, который верил в свои небесные законы настолько яро, что был готов убить любую "нечистую падаль", которая "морочит души человечеству" из века в век, из эпохи в эпоху. И желания, стремления, даже действия этого существа, желающего стать на шаг ближе к Раю - все это лишь подкрепляло его уверенность в своей правоте, хотя этот, последний пункт, в данный момент мало волновал и самого высшего. Такому, как он, Гидеону, не проберешься в мысли, обволакивая их паутиной сомнения; такие, как этот инквизитор, уничтожали демонов его ранга раз за разом, из года в год... И именно ему сейчас выпала "честь" быть следующей, якобы, жертвой этой совершенно не нужной ни Раю, ни Аду, прелюдии. Сейчас бой явно был не равным: если забыть о том, что Везельвул не сражался с противниками такого ранга уже много лет, да и не был уверен в том, что их - его и святого, - силы равны, у того было лучше не только обмундирование, но и вооружение. И все, до последнего алмаза в рукояти меча, было зачарованным. А что было у него, одетого в человеческие одежды и обладающего лишь небольшим арсеналом, унесенным из Преисподней, и магии? Ничего. Конечно, ему могла бы помочь Иоланда... Но лишь бросив на нее взгляд, он понял, что та сейчас совершенно не дееспособна. Она находилась в подобии приступа безумства, волны ее души кипели и переливались, "ударяясь" о демона, и это беспокоило того лишь нескольким меньше, чем сам капеллан. Что же может случиться, если полностью выйдет из-под контроля это таинственное существо... Но нет, сейчас совершенно нет времени думать об этом. Нужно сосредоточиться, быстро продумать все возможные ходы и лишь тогда...
  Неожиданно, инквизитор обратился к нему, в его голосе сквозила холодная насмешка с примесью непоколебимой уверенности в собственном превосходстве. Сказанные им слова нисколько не удивили того, а, наоборот, заставили резко рвануться в его нутре собственную гордыню. Выходит, он не так уж безвестен и отвергнут благопристойным обществом, как ему казалось сначала? В словах капеллана сквозило что-то забавное, по крайней мере, так казалось ему, высшему, уже долгое время не слышавшему, чтобы кто-нибудь произносил его истинное имя. С одной стороны это было нелепо, но с другой слова железной куклы заставили демона напрячься и полностью сконцентрировать потоки энергии в руках, от предплечья до кисти. Пустые угрозы. Никому не нужные и лишь тешащие сознание... Для него самого. Но вот в душе инквизитора, судя по всему, сейчас горело яростное желание отомстить за всех своих убитых собратьев, бросив злобу на единственное порождение геенны огненной, находившееся прямо напротив него. Однако у самого Зеллуса совершенно не было времени на то, чтобы отвечать на столь незначительную провокацию. Улыбнувшись чуть шире, он, на первый взгляд, спокойно положил руку на рукоять Нергала; на деле же он был полностью сосредоточен, кисть была готова в любой момент вырвать черную сталь из ножен и отразить любой выпад со стороны соперника. На сомнения касательно своей, практически, беспомощности в соотношении с Гидеоном у него просто-напросто не было времени. Уже большей своей частью отдавшись мыслительному процессу, демон решился потратить еще немного энергии на то, чтобы проверить состояние своего тела - что ж, его разум, уже избавившийся от проклятия, не должен был сыграть с ним плохой шутки, а энергии было вполне достаточно... разумеется, только в том случае, если использовать ее рационально. Нет, нельзя думать о поражении, нельзя думать о том, что он сейчас балансирует на краю пропасти!.. Его противник не прост, совершенно не прост - нельзя как использовать против него простые атаки, так следует и стараться предвидеть его действия. Что ж, это ему не в первой...
  Гонг битвы зазвенел в тот самый момент, когда Гидеон, сделав шаг вперед, оттолкнулся от земли и, прыжком преодолев расстояние от него до демона, занес кулак и опустил его прямо на земную поверхность. В тот же момент в воздух взметнулось плотное облако земляных комьев, камней и пыли, однако, Везельвул не спешил вновь вернуть себе способность свободно ориентироваться в пространстве. С подобным родом атак он встречался и ранее, а потому в данном случае следовало полагаться лишь на собственные ощущения - что он, собственно и попытался сделать. Энергетика капеллана, как он и полагал, была плотно завуалирована магией, но ему все-таки удалось почувствовать его приближение за пару секунд до того, как сотканный из света клинок опустился на него. Уклониться же от следующего подобного удара не составило большого труда, и демон отпрыгнул на пару метров назад. Разве все может быть столь просто? - Хех, это лишь видимость. Как и предполагалось, следующий удар последовал незамедлительно, и Зеллусу лишь оставалось избежать атаки светового молота, помимо этого приземлившись на одну из низких полуразрушенных стен. И вновь послышался голос капеллана - но на этот раз в нем не было и тени насмешки.
   - То была печать, инквизитор... Однако к чему мне разглашать это? Лучше подумать над тем, как найти брешь в твоей обороне...
  К тому моменту демонический клинок уже был обнажен, и Зеллус собрался было проверить, какой эффект возымеет электричество на груду лат...
  Он совершенно забыл о девушке.
  А зря.
  Бесполезная и одновременно возбуждающая желания любого демона, она, в порывах неконтролируемой ярости бросилась вперед, прямо к Гидеону. Демон замер, не в силах пошевелиться - казалось, смерть мгновенно, одним рывком затянула печать на его шее. Такое с ним случалось не часто; а в последний раз и так давно, что глупо было поминать это. Стоило лишь девушке сформировать знакомую глазу косу, как на высшего накатила волна безудержного ужаса за свою жизнь - первой волной. Вторая же несла за собой лишь чувство...
  Неожиданно крусник упала, закашлявшись, практически у самых ног того, кому сейчас было достаточно лишь одного удара перчаткой, чтобы прикончить ее. Он хотел было рвануться вперед, чтобы предотвратить финальный исход, однако, ему хватило ума вовремя спохватиться. Сейчас, если он покажет, что боится за ее существование, как бы ужасно это ни звучало, инквизитору хватит нескольких минут, чтобы разобраться с ней. В крайнем случае, шантажировать. Следовало действовать осторожней, но...
  - Но на это практически нет времени!
Рванувшись вперед, демон совершил то, чего совершенно не рассчитывал совершать: одной рукой он, подхватив крусника поперек живота, отбросил на расстояние в пару метров настолько осторожно, насколько ему позволял момент. Оставалось лишь рассчитывать на то, что она не повредила жизненно-важных органов. В его планах было в те же секунды отскочить в сторону. Но судьба - такая, подчас, жестокая шутка. Он не успел даже напрячься для того, чтобы совершить прыжок, когда сбоку на него обрушился кулак инквизитора. До сих пор высший клянется в верности Люциферу за то, что удар не был нанесен мгновением раньше. Еще бы чуть-чуть, и латная перчатка оторвала ему руку без возможности регенерировать оную. Но именно потому, что удар прошелся лишь по поверхности кожи, оставив на ней, пусть и прожигающий до кости, но излечимый ожог, демон был признателен Аду, судьбе, паркам - кому угодно, если в его спасении была хоть чья-то заслуга. Раны от освященной атаки заживают дольше, даже при способностях адских созданий к регенерации. Посему, стараясь не фокусироваться на боли, Везельвул, освободив энергию из не поврежденной руки, ударил наспех спроектированным электрическим шаром. Оказавшись на более-менее безопасном расстоянии, демон без удивления, но с легким ощущением досады увидел, что его удар не причинил доспехам инквизитора никакого существенного вреда. Какая-то магическая защита стояла на нем, очевидно, настроенная на то, чтобы с легкостью отражать атаки такого рода. Собственно, на другое ему рассчитывать не приходилось. Высший собрался было обернуться, чтобы посмотреть, как чувствует себя девушка, но подобная роскошь сейчас была непозволительна.
   - Не действует электричество, значит?.. Тогда попробуем иначе, капеллан.
  Боль притупилась, ослабленная ровными потоками энергии, текущими в теле демона - теперь он вновь сможет спокойно пользоваться этой рукой... еще какое-то время. Придется испытать на деле прием иного рода. Наклонив меч острием к земле и крепко, сильно до того, что кровь начала сочиться едва заметными струйками сочиться сквозь пальцы, произнес:
   - Ты так же хорош в бою, как нашептали мне на ухо пташки в тенях, Гидеон. Капеллан, выходит... Не могу сказать, что предельно счастлив встрече с тобой - но, не ведая твоего мнения, сам я постараюсь извлечь как можно больше удовольствия из всего происходящего.
  С этими словами, уже полностью готовый и не медливший ни секунды, Везельвул рванулся вперед, прямиком к стоящему в четырех метрах от него инквизитору. Полметра... Один метр... Неожиданно кровь, незаметно капавшая из пары глубоких порезах на его левой, неповрежденной ладони, за краткое время удлинилась в плотный, резко колеблющийся, жгут; два метра... "Жгут" растекся на тонкую, но не менее плотную, паутину кровяных нитей, быстро окружавших высшего подобием сферы. Кончики их уже соединились друг с другом, в итоге своем образовав вокруг Зеллуса твердый кровяной шар, как над головой, так и под ногами - что, собственно, не мешало ему передвигаться. Со стороны, скорее всего, это выглядело нелепо, но разумнее, без сомнений, полагаться на практичность, и ни что иное. Кровотечение в руке уже остановилось - красной жидкости на деле он выпустил не так-то много, но если продолжить растрачивать ее в таком же темпе, тогда... Один метр. Что-то маленькое и блеклое вырвалось из вытянутой вперед, обожженной руки...
  Дикая, неестественно объединенная воедино с яркой вспышкой света какофония грохота разразилась надо всеми руинами. Все было белым и черным одновременно, зрение подводило, слух был ненадежен - оставалось лишь надеяться на свою интуицию. Везельвул рассчитывал на то, что это сработает, или, по крайней мере, ненадолго отвлечет капеллана. Рассчитывал, всего лишь рассчитывал. Но расчеты не редко оказывали хорошую услугу тем, кто им доверялся. Уже скопленной в правой, держащей Нергал, руке энергией, высший направил ее потоки на меч: тот, с жадностью берсерка поглощая силу, одновременно с тем менялся на глазах. Черное лезвие расчленялось на десятки острых, расчленяющихся игл, имевших твердую форму лишь ближе рукояти, у которой они все были скреплены, но являющие собой ежесекундно деформирующуюся массу в середине. У него была секунда, одно мгновение на успех. Оказавшись в полуметре от инквизитора, Зеллус нанес колющий удар в стык между наплечником и наручем.  Буквально "просочившийся" в тонкую щель плавленый металл, вновь стал твердым, прошив руку капеллана насквозь - высший ясно, словно музыку, услышал, как хруст сломанной кости. Лишь то, что доспехи яро отталкивали любое магическое соприкосновение с ними было огромным минусом в происходящей битве. Времени больше не оставалось, к тому же, освященная броня Гидеона уже начала отторгать выплавленное в демонических кузнях оружие. Резко "выдернув" иглы из руки оперлись, не иначе как лишив его с этим весомой частицы плоти. Высший поспешил отойти как можно дальше - электрическая вспышка уже испарилась, и капеллан мог нанести удар в любой момент...
  Неожиданно мощная волна, вздымающая в воздух клубы пыли, толкнула демона в спину - вместе с этим он почувствовал, как что-то словно "переключилось" в его организме, сопровождаясь неприятным щелчком, - и он отлетел на несколько метров, не сумев взять контроль над своим телом. Собственно, он едва успел понять, что же произошло, как его тело ударилось о черную ониксовую колонну...
  Встать удалось не сразу, однако, вовремя собравшись с силами, демон сумел встать на ноги и обрести равновесие. Взгляд его упал на фигуру инквизитора... Он стоял все так же, словно ничего и не произошло: что и надо было ожидать от главы Инквизиции. Улыбка легла на губы демона - но чему она была посвящена, он и сам не знал. Как одолеть того, кто не победим? Как повергнуть того, кто повергал таких, как ты, сотни раз? Как?..
  Взгляд демона привлек толстый фолиант, который инквизитор держал в одной руке. Книга... Молитвенник? Да, многие инквизиторы из тех, что он когда-то убил,  пользовались такими, чтобы творить щиты или зачаровывать оружие. Возможно ли?.. Везельвул почувствовал, как в его сознании быстро пробегают одна за другой мысли - как будто бы против его воли, интуитивно. Капеллан, казалось, был оглушен - он вряд ли ожидал подобную комбинацию атак от демона, чьей стихией был хаос в сознании и действиях. Это его шанс - конечно, в том случае, если он все правильно понял. Крусник лежала поодаль, все так же без сознания, и по какой-то причине демон удерживал на ней взгляд дольше, чем того хотелось бы... Удар лишил его концентрации.
  Сейчас или никогда.
  Вскочив на остатки одной из стен, демон перепрыгнул на колонну, стоящую в метре от той - боль в ушибленном позвоночнике он так же перестал ощущать. Оставив на руке еще одну царапину, он направил струи крови по эфесу меча, облекая его в красную пленку. Высший спрыгнул вниз - острие Нергала было направлено на книгу инквизитора. Тот пришел в себя тогда, когда Везельвул находился в двух метрах от него, и приготовился отразить атаку. Было слишком поздно для отступления... но высший и не собирался отступать.
  Удар молотом едва не пришелся прямо по cвободной руке. Инквизиторское оружие разможило в ничто приличный кусок плоти с его руки, благо не раздробив кость - но и этого было достаточно, чтобы демон непроизвольно вскрикнул от боли. Впервые за свое существование он получал такой удар от орудия божественного служителя; и лишь огромным усилием воли он заставил себя собраться. Однако, он все-таки успел увернуться прежде, чем молот лишил его руки полностью. У него была лишь одна попытка для удара. Молитвенник был закреплен меж двух стальных пластин, стянутый между ними; его оружие навряд ли могло уничтожить святое писание... Одним ударом, чуть не сорвавшись от боли в руке, он ударил по креплению, удерживающему книгу на поясе инквизитора. Вероятно, его задумка потерпела бы фиаско, коли сама эта местность, пропитанная темной энергией, не помогала ему. Книга отлетела на пару метров от того места, где они стояли, и скрылась в вересковой траве.
   - Сработало? - невольно подумалось высшему и он едва успел увернуться от обрушивающегося на него молота.
  Боль жгла и разъедала, но более не потому, что была причинена святым оружием - то была непривычность к подобным чувствам. Всякие виды мук довелось ему испробовать за свое существование, но ничего подобного он не чувствовал никогда. И вновь страх за сохранение собственной жизни обуял его. Положив Нергал в ножны и, держась правой рукой за левую, Везельвул быстро, насколько было возможно, поспешил к той колонне, у которой лежала без чувств Иоланда... Ведь так звали это существо? Еще не конец. Еще придется сражаться - и сейчас нет времени для страхов. Ему еще многое, очень многое нужно успеть сделать. Но тогда почему его руки слабеют, а ноги не держат? Ах да... Он истратил приличное количество крови... Устремив взгляд на фигуру инквизитора, до сих пор остававшуюся гордой и неприступной, как и прежде, Зеллус почувствовал, как что-то жжет у него в груди. Пока что несильно, но кто знает, что будет через каких-то несколько минут? Этот Гидеон действительно знаток своего дела... Заставив себя стоять, демон бросил еще один взгляд на девушку; он хотел было отпить у нее немного крови, однако...
   - Мало ли что... Возможно, она и так при смерти, а умереть, высасывая соки из девушки - что может быть глупее?
  Боль немного, но поутихла. Высший вновь достал Нергал из ножен и, встав и прямо и по возможности непринужденно - хотя последнее получалось из рук вон плохо, - устремил острие в сторону капеллана.
   - Ну что ж, мой господин, судя по-всему, игра стоила свеч!

Отредактировано Veselvul (2011-09-29 23:03:53)

+1

25

Ответа не последовало. Точнее, неожиданно наступившая тишина не понравилась демону. Казалось, даже окружающий мир затих, прислушиваясь к звукам битвы - ни единый порыв ветра, ни малейший шорох не нарушали гробового покоя. Возможно, в другой ситуации он бы и порадовался наставшей возможности передохнуть и постараться более-менее регенерировать... Однако сейчас все было совсем не так. Это безмолвие могло означать одну из двух возможных ситуаций: либо противник его собирается с силами для новой, сокрушительной атаки, либо... Но каким образом? Победа? Но это просто невозможно. Он не относился к числу тех, кто готовы с суеверной легкостью поверить в возможную победу - даже если на ее вероятность есть только один, да и то неточный, намек. К тому же, то были обычные сражения, обычно не приносившие ничего более каких-либо благ или морального удовлетворения. Сейчас же все было совершенно по-другому. Он ввязался в весьма и весьма серьезный бой с капелланом, сильнейшим, непобедимым смертным. Сколько же высших, равных ему по силе, уже пали от руки этого человека: десятки? Сотни? А может, и того больше... То были не притчи, рассказанные трактирными пьяницами, но информация более чем достоверная. И он был одним из их числа. Одним из тех, которому, вероятно, не прожить больше и получаса. А теперь, когда погоняемая по телу энергия ослабла, обе руки вновь взорвались, по-другому не скажешь, болью. Возможно даже, что ощущения теперь были в несколько раз острее, чем в тот, первый раз, когда он получил удар от молота инквизитора. Закованный же в доспехи человек, наконец, шевельнулся - не прошло и половины минуты, как он схватился рукой за молот. Грозное оружие, необычайно грозное... Сумеет ли он увернуться до того, как оно достигнет своей цели? Да, именно так. Все, что ему сейчас оставалось, это по большей части уклоняться в тщетной попытке хоть ненадолго продлить свою жизнь. Когда же, о Дьявол, он успел настолько разочароваться в своих силах? Неужто все дело в еще ни разу не испытанной им боли? Но нет, это не может быть причиной. Значит, корень проблемы в силе капеллана? Но как же его тактика, способность одолевать с ее помощью врагов, превышающих его по мощи в несколько раз? Нет, сейчас она не поможет. Ведь в первый раз за свое существование его жизнь связана тонкой и одновременно плотной нитью с другим живым существом. Лишь бы только догадка не пришла к инквизитору скоро! Один удар по недвижимому телу крусника - и жизнь, его жизнь оборвется.
   - Так от чего же вы прославляете Господа? С подобной обузой все становится сложнее...
  Однако болезненной мысли демона не суждено было прийти к логическому концу. Гидеон не заставлял себя ждать - с молотом наперевес он рванулся вперед... А ведь доспехи ему не помеха, да и скорость от них не зависит. Ему не успеть уклониться. Вот и еще одна "неприятность", доставляемая подобными договорами и существами. Везельвул в стал в оборонительную позицию, готовый с секунды на секунду отразить... нет, скорее, попытаться отразить смертоносный удар.
  Но ничего не произошло. Совершенно ничего. Фигура человека, гремя металлом, приближалось к нему с той скоростью, с которой мог приближаться только не наделенное никакими силами существо. Удивится же высший не успел: неожиданно резкая боль в руке заставила взор его помутиться, а руки - ослабить хватку, с которой он сжимал черный клинок. Но не в его праве было рассчитывать на такую роскошь, как ожидание, а ждать, пока утихомириться боль, уж и подавно не было ни единой секунды. Практически слепо рванувшись в сторону, он очутился возле одной из колонн, теперь в нескольких метрах от того места, где без сознания лежала девушка. Инквизитор надвигался прямо на него... Точнее говоря, его размытая картинка. Однако, к великой благодарности демона своему организму, зрение вполне скоро вернулось к нему, а вместе с ним и полное осознание того, что все происходящее - ненормально. Где же несокрушимая сила капеллана? Где его могущество? Он бежал на него, вперед, с топором, крепко сжатым в руках... Безумец? Какая же это тактика? Новый порыв боли был заведомо притуплен Везельвулом, и практически одновременно с этим до него, словно внезапным ударом, дошла истина.
   - Молитвенник! Неужто...
  Один шанс на тысячу. Тысяча шансов противу одного. Наверное, он никогда не мог помыслить о таком... О подобного рода шансе. А шансы, как известно, выпадают ой как не часто. Вновь отскочив в сторону, уже не так далеко, чтобы не провоцировать новую боль, Зеллус позволил себе оглянуться в ту сторону, где должен был лежать отброшенный им толстенный том. И впрямь, ведь капеллану было достаточно просто нагнуться и поднять источник своей силы... Силы, о которой может лишь мечтать не только смертный, но и демон! Книга, которая, возможно, существует в подлунном мире единственным экземпляром. Просто дает силу? Или же это нечто большее? Как бы ему хотелось проникнуть сквозь пелену ее тайн...
  Но молитвенник - его там уже не было. Даже не было примятой под тяжестью толстенной книги травы - вереск все так же колыхался под легкими, возобновившимися порывами ветра. Что же, архангел его дери, происходит?!
  Однако ж, времени у него немного. Сейчас, когда у него появился такой шанс, ему оставалось лишь "ухватить его за хвост". Но вместо лихорадочного безумия, которое обычно окутывает в такие моменты, разум его, как и всегда, окутался пеленой холодного расчета. Придется пустить еще немного крови... Совсем чуть-чуть - дабы покончить со всем этим абсурдом одним, решительным ударом. Гидеон же застыл где-то в трех метрах от него. Глаза человека не выражали ничего, то ли остекленев, то ли, наоборот, наполнившись новой, решительной яростью; к сожалению, этого Везельвулу уже никогда не дано будет понять, ибо в следующий же миг он резким и точным движением оставил длинный кровавый след на своей, менее раненой, руке. И не успела первая капля драгоценной крови оросить сухую траву, как, бормоча под нос одной лишь Тьме ведомые слова, он начал чертить пентаграмму. Красная жидкость собиралась в плотные, не более сантиметра в диаметре, "полосы", образуя один из серии сложнейших рисунков, для изображения которых требуется полная сосредоточенность. Инквизитор тем временем быстро приближался, сжимая в руке свое оружие - интересно, готов ли он к тому, что должно сейчас произойти?
   - Аз вопрошаю тебя: смертный еси?
  Пентаграмма обрела конечные формы: двуглавое насекомое, ужасное, похожее на смесь богомола и медведки, горящее в языках пламени.
   - Нет, аз есмь целый мир...
  По краям круглой печати проявились все необходимые руны. Время поджимало - инквизитор был совсем близко! Как же долго строить эти печати! Концентрация едва не сорвалась, и высший лишь послал больше энергии по потокам крови. Рука болела нестерпимо - ее словно обжигало чем-то похуже освященной стали... Последнее слово...
   - Мир на Грани.
  Он потерял слишком много сил...
  Сначала из пентаграммы донесся нечеловеческий вой, а затем показалось несколько искаженных то злобой, то страхом морд. Химеры. Его сил хватило на то, чтобы вызвать лишь троих, но и это должно быть достаточно. Две шакальи морды и одна... Нет, он не успел разглядеть то смутно похожее на человеческое лицо. Призванные его кровью, они обезумели, едва оказавшись вдали от своих теней. И теперь, заставляя воздух дрожать от воплей и визга, кинулись на инквизитора. На этот раз обе руки горели огнем, и неожиданно пронзившие грудь и голову демона боли заставили того согнуться пополам. Нергал выпал из рук... Достались удары молота и неясный скулеж...
   - А зачем? - только и подумал Везельвул, так и не закончив свою мысль. Но именно поэтому он не мог пасть здесь и сейчас. Он разумит. Он действует. И есть еще много такого, что ему должно воплотить в жизнь. Ведь еще немного усилий. Совсем чуть-чуть. Взявшись за рукоять Нергала и подняв его, высший бросился вперед, на отбивающегося от химер капеллана. То был неуклюжий бросок - и даже лишившись своих сил, он смог бы его отбить. Но инквизитор позволил себе отвлечься; и этого было достаточно.
  Холодный воздух прорезал хоровой рев.
   
***
 
   Все было кончено. Острие меча торчало из шеи капеллана. Взгляд его выражал всю ту же непоколебимую уверенность - веру - которую ему не удалось уничтожить даже после смерти инквизитора. Химеры растаяли в тот самый миг, как Везельвул врезался в гущу битвы. Он просто не мог больше удерживать создания с Юггота в этом мире. И именно поэтому последний, решающий удар Гидеона раздробил ему кость на ноге. То была истинная мука, по правде, лишь вкупе с общей болью - но и этого было достаточно для того, чтобы полностью "вывести демона из строя". Капеллан повержен... В это даже не верилось. Столь сильный смертный... Да, это нельзя было не признать! Что же это он? Он остался таким даже после смерти. Высшему потребовалось немало времени, прежде, чем он, отдышавшись, вырвал Нергал из горла человека. Кровь брызнула оттуда слабой струйкой. Однако эта рана добавляла всей фигуре инквизитора какую-то тайную мощь...
   - Незаменимых нет, я полагаю. Однако вряд ли найдется еще один такой же человек даже из сотни инквизиторов...
  Отошед от тела, демон, поначалу слегка пошатываясь, направился к тому месту, где лежал молитвенник. Было бы неплохо изучить его... потом. Однако книги на месте не оказалось. Она исчезла. Но навеки или нет, это уже его не интересовало. Пусть будет так - к тому же, он уже получил свое.
  Крусник. Подойдя ко все еще бездыханному телу, он нагнулся подле него. Вполне стабильное состояние, и то, что он ее тогда отбросил, никак не отразилась на здоровье... Ждать, пока она очнется? Ох, слишком много лишних вопросов он задал себе сегодня. Нужно просто лететь. Несмотря на боль, ведь, помимо всего прочего, договору вскоре суждено истечь. Это навряд ли можно было назвать героизмом - скорее все было совсем наоборот. Везельвул втайне опасался, что если он останется здесь отдохнуть, то заснет... И уже никогда не проснется. К тому же, состояние крусника может ухудшится... Впрочем, сюда просто могли нагрянуть войска инквизиции.
  На то, чтобы высвободить два черных, как смоль, крыла понадобилось немного времени; они же весьма странно контрастировали с побитой фигурой демона. Далеко ему и впрямь не улететь - особенно с дополнительной ношей на руках. Но лучше так, чем после всего, что случилось, остаться здесь и принять смерть от святого меча. С превеликим трудом подняв девушку - опираться на покалеченную ногу было весьма "неудобно" - он для пробы пару раз взмахнул крыльями. На второй попытке он сумел подняться в воздух. Вылетев за пределы руин он, поднявшись как можно выше, дабы остаться незамеченным стоящими лагерем священниками и прочими, он направился туда, где, по его мнению, находился Меридиан. Выдержит ли он?..
  Естественно, выдержит. Даже если он упадет, смерть не настигнет его. Но тогда погибнет существо, что он сейчас несет...
  А с этим всенепременно настанет и его кончина.

-----> Пещера Одного Одинокого Огра

0

26

Начало игры.

Ритуал только что был завершён, Гаррет больше не был подвержен влиянию Зверя на сегодняшнюю ночь. Спасибо той самой торговке, которая продала ему такой редкий ингредиент, необходимый для ритуала. Гаррет до сих пор не понимал, как работают ритуалы – ну да, рисуешь пентаграмму, да, используешь магию, как обычно, но почему нельзя было сделать то же самое без мелков и пряностей – до сих пор не поддавалось его объяснению. Он заранее подготовил всё, потому что знал, что в безлунную ночь может произойти что угодно – засушил мяса, ещё раз повторил наизусть все заклинания, нарисовал на руке маленькую пентаграмму, которая поможет совершить простейший ритуал, набрал в две фляги воды, наточил лезвие посоха и вымыл свой доспех. Кажется, всё. Разумеется, Гаррет не забыл и морально подготовиться – то есть, как обычно, стандартные упражнения на силу и её волю. В принципе, он был готов ко всему.
Но вот о чем Гаррет действительно не подумал, так это о том, что что-то может пойти не так. То есть, в принципе, он предусмотрел почти всё, но не предусмотрел он того, что может всё пойти не так, как он предусмотрел. В общем, если вдаваться в подробности и думать о том, чего на самом деле нет, то докопаться до правды будет неимоверно трудно, поэтому юный маг просто-напросто забросил эту затею и занимался другими делами. Всё-таки, смертельная опасность ночи – это не повод прекращать исследования. Наоборот, прекрасная возможность узнать что-то новое. Поэтому сейчас, когда у него было полно свободного времени, он занимался своими простейшими исследованиями. Как раз, находясь в подходящем месте, в каких-то руинах (исследовать которые ему было совершенно не интересно, по крайней мере, пока), где присутствовал твердый пол, такой удобный для того, чтобы рисовать на нём мелом, он решил заняться практицизмом и созданием новых ритуалов, а, возможно, и усовершенствованием своего магического мастерства.
Итак, первым делом быстро нашлась необходимая площадка. Ему не нужно было слишком много места, ведь Гаррет не собирался проводить каких-то больших и глобальных опытов – так, просто, развлечение на ночь. Благо выспался он днём, ведь ожидал от этой ночи чего-то особенного.
Конечно, не очень удачно я выбрал время для практики – как-никак, сейчас, когда Зверь запечатан, я немного ослаблен, но это не помешает мне сильно. К тому же, даже если так, во мне всё равно полно сил. Настолько много, что я, наверное, мог бы сейчас сразиться безоружным с медведем… Ну, или хотя бы с кабаном.
Второе, о чем нужно было позаботиться – огонь. Вот это было основной проблемой, ведь здесь нелегко найти сухие ветви, однако, на помощь, как обычно, приходила магия – Гаррет не любил использовать её так примитивно и для таких простых целей, однако сейчас выбирать было не из чего.
Магу хватило всего пары веточек – искру можно создать, просто начав тереть мех на плече. Малейшего заряда хватило, чтобы Гаррет уловил эту искру. Он словно «подхватил» её рукой, после чего начал вырисовывать вокруг маленького огонька круги в воздухе, словно наматывая на руку какую-то веревку. С каждым оборотом пламя становилось всё больше, больше и больше. Огонь он не создавал – такой вещи он не умел делать. Однако начать пламя силой, магией, было для него достаточно просто. И вот, маленький костерок уже горит прямо перед магом, а Гаррет, тем временем, сидя перед ним и поглаживая свою бородку, размышляет над тем, какой же ритуал провести.
Может, попробовать изменить процесс превращения крови в воду и попробовать создать из воды кровь?

0

27

<<< Пещеры темных сводов

Звук шагов громко раздавался по пещере, эхом отражаясь от ее сводов. И это было единственным звуком, который тут можно было услышать - везде царила мертвая, мрачная тишина. Идти приходилось почти наощупь, не видно было не зги, а использовать магию, привлекая лишнее внимание, не хотелось. И так, что может быть страннее, чем в одиночестве бредущая по диким местам усталая девушка, да еще в вечер такой ночи? Может, и много чего, но Анеше хватало и этого.
На ходу магичка не переставая разговаривала со своим хранителем. Озисс уже не шел рядом, так что общались они телепатически, что было даже привычней для обоих, чем речь вслух. Обсуждение того, что случилось, почему, и что делать теперь, помогали успокоиться, отвлечься и не думать о лежащем в сумке Яблоке. Единственной проблемой было то, что идти быстро не получалось, как Анеша не пыталась себя подгонять. День, проведенный в блуждании по этому каменному лабиринту, сейчас казался бесконечным, желудок напоминал о том, что завтрак был почти полсуток назад, а голова была тяжелой, как всегда, когда количество событий за короткое время переваливало за критическую отметку. 
"А почему ты вообще не отговорил меня его искать, Энлиль? Ты ведь понял, что это, раньше чем... чем мы подошли слишком близко" - "Если уж так получилось, что был реальный шанс его получить... пусть лучше оно будет у тебя, чем у того же демона" - "И это важнее, чем мое моральное... да и не только... здоровье?" - "Да".
Нервно обхватив себя руками, девать которые все равно было некуда, девушка старалась расслабиться, понимая в общем-то, насколько такие попытки бесполезны. К примеру, издалека, еще не покинув своды пещеры, заметив небольшой, дрожащий огонек чьего-то костра, Анеша умудрилась вздрогнуть и едва опять не впасть в панику. Что бы не говорил озисс, полностью поверить в то, что для здравого разума окружающих артефакт больше опасен, было трудно. Да и кто может сидеть ночью в руинах, неподалеку от столь "знаменитой" пещеры?
"Энлиль, появляйся, обойдем побыстрее. Не хочу сейчас подходить" - нервно потребовала магичка. - "Анеша, успокойся уже. Начинаешь бояться случайных путников? Шла бы лучше поздоровалась. До города нам не добраться, так что компания будет не излишней. Тем более тьмы я не чувствую...".
Девушка едва слышно вздохнула. Она могла при желании продолжить спорить, и в конце-концов даже уговорить своего хранителя, но не видела смысла. Она сейчас соображала с трудом, как не грустно это было сознавать, так что только и оставалось, что надеяться на здравомыслие Энлиля. Благо, его всегда было в достатке. "Ну и что мне сказать этому путнику, кем бы он там не был? "Приветствую, я тут случайно мимо проходила, пустите к костру погреться"?.. Да, внушает доверие..." - замерев, принялась рассуждать Анеша. Самым странным было то, что обычно она, ничтоже сумняшеся, примерно так бы и поступила. Конечно, весело улыбаясь, и вообще, изо всех сил демонстрируя свою безобидность. Проблемой было то, что сейчас Анеша никак не могла заставить натянуть себя даже самую жалкую из дружелюбных масок.
- Ааа, к дьяволу это все... - пробормотала себе под нос магичка чуть слышно, бросая попытки что-то изобразить. Плюнув заодно и на осторожность - проблемы лучше решать по мере их возникновения, особенно когда они не медлят - девушка решительно, не скрываясь, пошла в сторону огонька.
У костра, с видом крайне спокойным, что было несколько удивительно, учитывая время и место, сидел мужчина, по виду напоминающий более всего наемника. Во всяком случае, доспех, меч и общий вид навели магичку именно на эту мысль. Но самое главное, по всему это был человек. Удача, вероятно?.. Или хотя бы возможность наглядно сравнить, случайные встречи с кем кончаются меньшими проблемами.
Появившись из тени, остановилась Анеша шагах в десяти от огня, с противоположной от мужчины сторона. Так она, при необходимости, сумеет что-то сделать раньше, чем тот нападет. "Надо, наверное, научиться владеть каким-то оружием. Хоть немного спокойнее будет" - мрачно решила она про себя.
- Здравствуйте... - медленно начала девушка, нарушая молчание. - Понимаете ли, я тут.. гм... загулялась несколько. И, кажется, добраться до жилья не успеваю... Не поможете дожить до утра? - у магички вырвался нервный смешок. Формулировку более честную - и более глупую - придумать было сложно.

0

28

Подошедшая так внезапно особа, можно было бы даже сказать, подкравшаяся намерено, смогла вывести Гаррета из транса. Он далеко не великий воин, как и не какой-то сверхчеловек и вообще не может похвастать ничем таким особенным (разумеется, кроме магического таланта, ну, то есть, способности быть магом в принципе) так что его бдительность отнюдь не идеальна и замечать всего вокруг, находясь в глубоких раздумьях, да ещё и в темноте он ещё не научился, если на такое вообще кто-либо способен. Зато реакция мага не подвела – она была развита неплохо, ведь он работал над ней целенаправленно, ещё когда жил в горах. Он мгновенно, словно рысь, вскочил на ноги, взял в левую руку посох, достаточно тяжелый для управления им одной рукой, поэтому она напряглась и чуть дрогнула перед тем, как статично повиснуть в воздухе, и направил стороной лезвия к незнакомке. Одновременно с этим Гаррет выставил правую руку вперёд, уже готовый мысленно произнести заклинание, и перебирающий это самое заклинание в голове, которое обездвижит противницу… По крайней мере, ненадолго. А если она слаба физически – то до тех пор, пока он не передумает.
В ответ на приветствие девушки, маг только хмыкнул.
Она действительно думает, что может вот так подойти к случайному прохожему и он поверит в эту историю? Да, конечно, молодые девушки (причем явно не профессии путешественника, судя по отсутствию запасов с собой и подходящей одежды) частенько гуляют по заброшенным руинам допоздна, учитывая то, что ближайший город находится в нескольких часах ходьбы отсюда, а ещё здесь, наиболее вероятно, водятся волки, медведи, да хоть, мать их, демоны, одним словом – твари поопаснее меня, и что-то мне слабо верится, что она хороший атлет.
-И с чего бы это я должен тебе верить? А вдруг ты демон, который питается душами? Или оборотень, жрущий мясо? Или убийца, посланный меня зарезать? С чего это я должен чувствовать себя рядом с тобой безопасным?
Гаррет крепче сжал в руке посох, да так, что косточки кулака захрустели. Все ещё держа его по направлению к девушке, маг, тем не менее, всё-таки опустил правую руку, что показывало легкое доверие к девушке.
-Сделай три шага вперёд – четко и громко отдал команду он – Затем подними руки и повернись ко мне спиной. Будешь сопротивляться – перережу глотку.

Отредактировано Гаррет Хоук (2011-10-30 19:20:31)

0

29

Как и ожидалось, чрезмерного доверия она не вызвала. И что самое печальное - доказать ей свои слова нечем, хотя с точки зрения логики формальной они являются кристально честной правдой. Она и впрямь пришла сюда едва не на прогулку - из любопытства - и она и впрямь просто пробродила дольше, чем рассчитывала. И ведь не предвещало это утро никаких проблем. И вот во что вылилась идея всего лишь проверить один популярный слух...
- А каковы гарантии того, что ты не пережешь мне глотку, даже если я не буду сопротивляться? - уточнила Анеша, отступив еще на пару шагов. Тут можно было, да и очень захотелось, высказать Энлилю все, что она по поводу его советов думает. Но было как-то некогда. - Однако, я не демон, не оборотень и даже не убийца. Всего лишь попавший в небольшие неприятности человек...
"Ну что же сегодня за день. Кстати, ночь уже на носу, и сколько вокруг сил... интересно, я смогу его заставить опустить оружие? Ох, плохой вариант. Всю ночь на поводке даже сегодня не держу. И ведь еще один наглец - раскомандовался, орка дикого товарищ" - девушка едва удержалась от того, чтобы половину мыслей озвучить. Но благоразумие пока брало вверх над злостью. С большим скрипом и трудом, но брало.
- Увы, мыслей о том, как доказать что я человек, у меня не имеется. А у вас? Давайте, заодно и вы докажете мне это? Может, даже руки подниму... - в голосе-таки мелькнула насмешка. Усталая, но ядовитая. Идей, как решить конфликт мирно и как развеять подозрения - по сути оправданные, но все равно раздражающие своей необоснованностью - не было, как телепат не ломала голову.
"Анеша, могут ведь быть проблемы... - протянул в сознании голос озисса. - Ты бы как-то подружелюбней".
"Ага, предлагаешь сдаться на его совесть? Ты-таки решил довести меня до гроба? Хотя какой тут гроб, скорее, ближайший овраг станет мне могилой" - фыркнула магичка. Был, конечно, вариант проверить мужчину на честность магически, и уже тогда сдаваться. Но сейчас Анеша была не склонна верить хоть кому-то. К тому же, почувствуй незнакомец ее вмешательство в свой разум, мог не размышляя тут же убить, так что риск был слишком велик.
- Черт, я понимаю, как все это звучит, - пробормотала девушка себе под нос, - но больше мне сказать нечего.

Отредактировано Анеша (2011-10-31 00:44:31)

0

30

Прф… Женщины… Сама пришла ко мне, прося помощи, и теперь ставит тут свои условия. Она явно воспитывалась в достатке – я не говорю, что её семья была знатной, или она там выросла в роскоши, она просто была в достатке. Её бы к нам, на север, каждое утро просыпаться в диком холоде, от которого даже одеяло из меха не спасает, и целый день пахать на лютом морозе, который Впрочем, чего я удивляюсь, это у них в крови – они всегда пытаются прогнуть весь мир под себя. Просто не могу смириться с правилами, и устанавливают свои.
-Слыхала такую фразу – со своим уставом в чужой монастырь не лезут? Я хочу убедиться, что у тебя нет оружия. Раздевать не буду, это уже как-то слишком, не хочу быть варваром, но вот полапать тебя мне придётся. А чтобы быть уверенным, что ты в процессе этого действа не зарежешь меня, мне нужно тебя связать. А для этого, пожалуйста, подними руки и подойди ко мне, это в твоих же интересах – он вновь поднял правую руку, готовя магическое лассо – оно, конечно, не сможет сдержать большой силы, но ему хватит этого торможения, которое оно обеспечит, чтобы отскочить – Что до меня, то я бы вряд ли сидел тут, в надежде встретить одного на миллион человека, будучи демоном. А в данной ситуации просишь помощи ты. У меня есть еда, вода и костер. Если ты подчинишься моим простым требованиям и не будешь валять дурака, то сможешь поесть и отдохнуть.
Гаррет попытался улыбнуться, чтобы вызвать у собеседницы доверие, но он всё ещё не опускал обеих рук.
-А теперь, пожалуйста, подними руки и подойди ко мне.
На секунду маг потерял концентрацию, взглянув вверх. Он успел понять, что ночь надвигается, а ночка эта будет беззвездной, и нужно поскорее кончать с этим делом, если нужно, то пленить или грохнуть бабу и приготовиться к... Что бы там ни случилось.
Прости меня, конечно, если ты действительно невиновная девчушка, всего лишь оказалась не в то время и не в том месте, но я должен быть предусмотрительным. Мне моя жизнь слишком ценна. Я ещё слишком многого в ней не сделал. Мои проблемы ещё не решены.

Отредактировано Гаррет Хоук (2011-10-30 19:26:57)

0

31

- Ну, хорошо, - Анеша зло разглядывала мужчину, гадая, как же ей так повезло нарваться на этого подозрительного типа. Недоверие было логичным, но... да как он вообще смеет?! Вот уж одолжение сделал - раздевать не станет. Ну, да будет ему урок на будущее. Захотел полапать девушку - пусть. Если он думает, что для магии всем нужны какие-то пасы, то сильно ошибается. Сам ей фору дает, приближаясь. И пусть еще благодарит своих богов, что ей не нужны ни его душа, ни он сам, ни его деньги.
- Увы... с собой не имею даже завалящего ножика... - добавила магичка, честно поднимая руки вверх и медленно делая три шага вперед. Вид она состроила нарочито-невинный, уж больно хотелось поиздеваться. - И сразу говорю, грабить меня толку нет. Денег мало, с собой разве что флейта...
"Ага, и заодно Яблоко Раздора, - кольнула девушку тревога, - Интересно, что будет, если он возьмет его в руки. Оно вроде как только на меня действует, но это пока оно у меня. Что-то мне подсказывает, что окажется у него - он тут же меня и прибьет... - мрачно размышляла она. - С этим все ясно. И все же, что мне с ним делать?.. Наверняка такого упертого типа как он сложно будет переубедить... а, ладно. Была - не была", - решив, что все же посмотрит, как незнакомец будет действовать, мысленно махнула рукой Анеша. Сбежать-то она всегда успеет, тем более что у нее есть козырь в рукаве - хранитель. Только в одном стоило быть аккуратнее...
"Энлиль, если он сунет руки к Яблоку и я не смогу ему помешать... появляйся" - мысленно приказала девушка и с самым послушным видом замерла, вдобавок прикрыв глаза.
- А вы всегда знакомства начинаете с того, что приказываете подчиниться и лапаете девушек? Наверное, потому один среди ночи, в лесу... сочувствую. Хотите пару советов дам? Абсолютно безвозмездно...  - как всегда бездумно затараторила магичка. Не всегда это наводило людей на благие мысли о ней, но помогало расслабиться и вообще, было привычкой из тех, что вросли в плоть и кровь. К тому же, так было крайне удобно скрывать свои регулярные мысленные диалоги.

Отредактировано Анеша (2011-10-30 20:09:32)

0

32

Всего на секунду расслабившись, маг прикрыл глаза и довольно улыбнулся. Не то чтобы ему прельщало доминирование, и уж тем более он не очень-то любил командовать, просто неимоверно приятно, когда человек наконец прислушивается к голосу разума и делает то, что должен. В данном случае это было очень логичным шагом.
Спасибо, что не создала лишних проблем.
-Ну, коль уж начала – Гаррет сделал резкий взмах правой рукой, то есть той, которая закована в латную рукавицу, и тут же видимое лишь ему магическое лассо, настолько любимый магом инструмент, похожее на полупрозрачную черную змею, так же извивающееся и гибкое, вылетело из его руки и устремилось к девушке. За секунду оно приблизилось к ней, словно кобра, совершившая бросок, и с огромной скорость связало руки девушки, которые находились над её головой, и ноги, точнее, стопы, отчего та, не ожидая такого резкого поворота событий, упала на землю. Магическая веревка была рассчитана как раз на слабых людей, которые не смогут её порвать и существ, которые не обладают врожденным сопротивлением магии. После того, как заклинание сработало, он тряхнул рукой, словно бы она была в чем-то запачкана, стремительно подошёл, или, даже, лучше сказать, легким бегом двинулся ближе к ней, обошёл девушку сзади, после чего воткнул посох лезвием в землю (не слишком глубоко, чтобы было удобнее доставать) и сел на корточки, вновь погладив бородку и заинтересованно рассматривая зад дамы – Давай, рассказывай свои полезные советы. Я пока послушаю.
Она ещё и дерзит. Если честно, недолюбливаю таких сук, но она же всё-таки женщина, не могу я ей больно делать. Даже если сильно разозлит. Даже если пырнет меня ножом, наверное… Такого ещё не приходилось терпеть. Хотя однажды, в таверне, мне ведь одна врезала, но потом мы всё уладили.
Тем временем, руки мага, всегда готовые вновь схватить посох и, сделав разворот, снести этой девушке голове, начали аккуратно продвигаться от пяток до её бедер, ощупывая каждый сантиметр ног незнакомки. Он особенно долго задержался на щиколотках, так как это было прекрасное место, пригодное для того, чтобы спрятать там кинжал. Стопы его не интересовали в принципе, так как оружие, размером с миниатюрную ножку девушки, просто не способно было нанести ему вред. Клыки волка не могли прокусить его кожу, закаленную северными морозами, такую грубую и твердую.
Кстати, ведь, если вспомнить, у меня уже больше полугода не было женщины…
Внезапно, сердцебиение мага участилось, а картина, которая простиралась перед ним и перспективы пугали его самого. Он старался сопротивляться низменным позывам, так как позволить телу взять верх на разумом – ещё один шаг ближе к Зверю.
Спокойно, Гаррет, спокойно, держи себя в руках. Ты ей обещал, что ничего аморального делать не будешь.
Он начал громко дышать через рот и немного приостановился, но затем мотнул головой и продолжил обыск, поднимаясь руками чуть выше.

Отредактировано Гаррет Хоук (2011-10-30 19:41:33)

0

33

"Анеша, мне вмешаться?" - обеспокоенно вопросил хранитель. - "Нет, жди" - сжала зубы Анеша. Где сейчас ее злость, а где внушенная - она и не пыталась разобраться. Падение на голый камень если не очень повредило телу, то мгновенно избавило от всего спокойствия, которое она пыталась сохранять. От бессильной злости едва не темнело в глазах... до тех пор, пока она была бессильной. Мужчина, как и ожидалось, пристроившись сзади стал медленно ее ощупывать. Начал, правда, с ног... хотя какое ей дело.
- Совет номер раз... полапать девушку не всегда хорошая идея, даже если она связана, - почти прошипела магичка. На этот раз она нестала даже оборачиваться, сосредоточившись на ощущении прикосновения. Еще не договорив, она второй раз за день - почти рекорд! - сосредоточилась на разуме наглеца.
"Заклятие - убрать. Руки тоже. И десять шагов назад" - мысленно приказала магичка.
И медленно поднялась на ноги, почувствовав, что больше ее ничто не держит. Перед тем, как обернуться к магу, она все же заставила себя сделать пару глубоких вдохов, будто разгоняя сгустившуюся внутри тучу злобы.
- Люди, черт подери. Демоны. Маги. Никакой разницы, все едино. - зло бормотала она, отряхиваясь. - Сильного боимся и ненавидим, слабого - презираем и ненавидим. Да? Еще один. Нравится чувствовать себя сильнее? Помниться, демон еще и уговаривал меня, что мне это нравится. Как же, черт вас подери, я вас всех ненавижу! - на одном дыхании выдохнула Анеша, прежде чем отвернуться. Оставаться толку явно не было - не сошлись они характерами. Это возвращало все к тому же - стоило как можно быстрее оказаться как можно дальше. Пожалуй, теперь поводов оказаться подальше от пещер стало даже на один больше.
"Анеша, ты опять начинаешь..." - с укором вздохнул озисс.
- Да пусть скажет спасибо, что не заставила прирезать себя его же железякой! - вслух возмутилась девушка. И с опозданием поняла, что выпалила это вслух. "Ада демоны..." - фыркнула она про себя, решив, что не столь это и важно... до тех пор, пока не сообразила еще и то, что, потеряв контроль над собой, контроль на мужчиной она не удерживает точно. - Но это совет номер два, - все же закончила Анеша, бездумно шагая дальше - в сторону леса. Кажется, за ним, через пару часов дороги, должен быть Меридиан. Что же, если ей повезет, то с помощью Энлиля она доберется туда.
"Энлиль, следишь за спиной?" - все же нервно уточнила девушка. Хотелось надеяться, что мужчина, кем бы тот не был, не станет связываться с магичкой. Увы, рассчитывать на чужое благоразумие жизнь давно отучила Анешу.

Отредактировано Анеша (2011-10-30 19:51:10)

0

34

Пещера темных сводов>>>

Монтесума проснулся от странного шума, от как будто топота принадлежащего сотням существ. Звук этот был ужасным, внушающим отвращение и смертельный страх. Он вскочил, как ошпаренный, болезненно огляделся. Прислушавшись, никакого шума он не заметил. "Сон?" Анеши не было. "Черт, как?" Монти максимально быстрым шагом отправился к выходу, размышляя. Как в полусне... Он помнил теплое, усыпляющее касание ее губ, она поцеловала его слишком неожиданно, но Монти не сопротивлялся, хотя краем сознания и понимал: что-то тут не так. А потом она внушила. И ослабленный сражением демон не смог, а может и не захотел противиться. Монти вздохнул. Неприятное чувство волной прокатилось по телу, он вдруг ощутил срочную потребность увидеть Анешу.
"Будь осторожен," - тихо предупредил Хигар.
"Неужели сегодня?"
"Да, это был не просто сон. Ты почувствовал силу."
"Не верю! Не могу..."
Монтесума горестно уставился на труп тролля, до которого только что добрел. Демон хладнокровно прикоснулся к трупу. "Еще теплый... Значит спал я около получаса" - вздохнул он, вытирая пальцы о платок, который сразу же после этого выбросил.
А потом он резко, безумно ринулся вперед, бегом, в ужасе соображая, что скоро эта пещера будет полна монстрами. Он ясно слышал гул своих шагов и знал, что если кто и зайдет в пещеру, по эху Монтесума сможет его услышать. Демон бежал, подпитываемой пока слабой внешней силой, скоро... Скоро граница будет размыта и демон сможет пользоваться нескончаемой энергией. Если выдержит.
Через несколько минут показался знакомый камень, о который демон когда-то ударился. Монти без отдыха бежал, стремясь скорее выбраться и оценить состояние солнца, чтобы успеть до заката...

Через час бега с небольшими передышками, Монти выбрался из пещеры. Солнце садилось. Монтесума, тяжело хрипя, почти не дыша, огляделся. Вдалеке мерцал костерок. Монти размеренным шагом пошел на свет - надо беречь силы.
"Хигар, разведай - что там!"
"Я не могу. Во мне не осталось сил, я берегу остатки для критической ситуации."
"Делай!"
Хранитель как будто вздохнул, хотя этого заметить Монтесума не мог. Невидимый страж отправился посмотреть что ждет демона впереди, а он, в свою очередь, долго и зло ругал сам себя за то, что так легко поддался телепату.
"Уже вернулся?"
"Ты почувствовал?"
"Что там?"
"Какой-то светлый мужчина лапает Анешу"
- Что?! - не удержался от восклика демон, торопливо пытаясь все сопоставить. Ну да... И снова тоже самое неприятное чувство охладило что-то внутри, Монтесума напряженно сжал кулаки.
Он ускорил шаг, ночь приближалась- глупо было трать силы на бег. Уже через десяток минут Монтесума встал перед костром, заметив брезгливое выражение на лице Анеши и встревоженное лицо незнакомца. Напряжение зависло в воздухе и, пульсируя теребило слух.
Монти кивнул девушке; он не стал обсуждать некую подлость с ее стороны. А вот на мужчину демон смотрел долго с вызывающе-надменным выражением. "Как он посмел" - злился Монти про себя, но пока не стал ничего говорить.
- Думаю, нам стоит объединившись пережить эту ночь. - пробормотал, наконец, Монтесума.
"Ты что? Ты же его ненавидишь!"
"Почему я должен ненавидеть совершенно незнакомого мне человека? Сейчас любое существо, что тоже будет сражаться против монстров - друг."
"Будто я не видел твой болезненно сверкающий взгляд"
"Я удивился... слегка"
Хранитель лишь тихо хмыкнул, что разозлило демона похлеще любого открытого оскорбления.

P.S. Пост никакой.

0

35

Да что за черт здесь творится?! Она все-таки демон? Я слышал её шепот в своей голове и не мог противиться! Что это за волшебство такое, которому даже противиться не можешь?
Не успел Гаррет опомниться, как из темноты, примерно из той же, из которой возникла девушка, появился ещё один незнакомец – в этот раз парень. Да, именно парень, мужчиной его было тяжело назвать – просто по возрасту не походил, да и не видно было у юноши тех глаз, что несли на себе какой-то груз, шрамов, и бритва, кажется, только-только коснулась его подбородка. Но зато он, как казалось, выглядел более полезным, и в то же время более опасным, чем девушка – в первую очередь, наличием оружия, какого-никакого, но всё-таки оружия а второе, что вызывало в нём опаску – это то, что парень абсолютно не носил доспехов. Даже обыкновенной кольчужки, и это явно намекало на то, что она ему была просто-напросто не нужна. Маг бегом приблизился к своему посоху и, вновь схватив его, направил одну руку, ту, которой он обычно ворожил магию, на девушку, вновь повторяя в голове заклинание, но на этот раз уже вызывающее ощущения огня, а другую, которой он держал посох, на парня.
Эти двое – заодно?! Значит, она всё-таки не помощи искала и это была ловушка? Нет, если бы это была ловушка, всё было бы слишком менее очевидно, да и убийца бы выпрыгнул так, чтобы я не успел среагировать. И теперь вот я окончательно запутался...
Но затем, почти сразу же как только Гаррет уже приготовился сделать рывок и мотать отсюда подальше, незнакомец произнес фразу, которая убедила мага получше всяких тестов, проверок и обысков в том, что они – не враги, по крайней мере в данной ситуации, когда рядом собираются враги пострашнее.
-Думаю, нам стоит объединившись пережить эту ночь.
И тут маг вновь вспомнил про то, почему же он чувствует себя, словно пожеванный кусок вяленого мяса сегодня и почему он такой подозрительный ко всем – ведь сегодня безлунная ночь.
И, кажется, этот парень знает, что произойдет. Пережить… Значит, буду враги, много врагов.
Маг приблизился к незнакомцу и, схватив посох двумя руками, вновь крепко сжал его, приподняв лезвие чуть выше.
-Гаррет – коротко кинул он, глядя парню в глаза – Сколько у нас времени?

Отредактировано Гаррет Хоук (2011-10-30 20:33:22)

0

36

"Анеша, стоп. Тут хранитель твоего демона" - в который раз подал голос озисс. Простая фраза заставила девушку замереть и резко обернуться. И, конечно же, не увидеть никого, кроме все того же мага, настороженно смотрящего на нее. В следующее мгновение послышались тихие шаги, и из темноты появился сам Монтесума, заставив окончательно забыть о своем намерении как можно быстрее сбежать. Опустив глаза, Анеша внимательно уставилась на каменные плиты под своими ногами. С одной стороны, хотелось как можно быстрее исчезнуть, хотя бы для того, чтобы не было необходимости разговаривать о произошедшем. С другой - чувство вины тут же напомнило, что побег будет лишь продолжением сцены в пещере.
Голос Монтесумы заставил очнуться магичку от самобичевания, напоминая, что помимо овладевших ею эмоций есть непреложные факты, и надо бы с чувствами справляться, дабы увеличить шансы дожить до утра. Было только одно большое но: а понимает ли демон, что артефакт у нее с собой? Должен был понять, еще почувствовав его исчезновение из пещеры. "Нет. Вот ему я буду верить, пока не получу доказательств обратного. Он уже доказал, что ему можно..." - уверила себя Анеша, несмотря на мелькнувшую мысль о том, что нужно как можно быстрее обезопасить Яблоко.
К тому же, кроме знакомого ей Монтесумы была еще одна проблема. Подозрительно настроенная, с мечом в руках и владеющая магией проблема в доспехах. И, судя по всему, вооруженный демон вызывал у мага большее доверие, чем безоружная девушка: во всяком случае, требовать тут же поднять руки у него он не стал. "Или это потому, что он счел его опаснее? Показательно, да. С вооруженным парнем мы будем вежливы, а если девушка выглядит беззащитной - можно и покомандовать, поизображать сурового вояку... и чего ради? И впрямь просто пощупать?" - печально усмехнулась про себя Анеша.
- Монти, ты прости меня, - размеренно начала магичка. - Делать глупости для меня привычно, а вот подлости - совсем не мой репертуар. Но зато я его нашла... только, конечно же, не отдам. А то вы точно друг друга поубиваете и меня заодно. И... Гаррет. Опустите уже оружие, это смешно. Сами понимаете - сегодня даже демонам не до того, чтобы нападать на людей.
Закончив, Анеша наконец оторвала взгляд от пола, окинув напряженных мужчин усталым взглядом. Ей было абсолютно плевать, как мужчина воспримет ее слова, даже если к демонам он запишет прежде всего ее. Очередное правило жизни, которые ей сейчас нужно припомнить - "плевать, что обо мне думают остальные, главное, что я сама о себе думаю". Нарушала его она сегодня каждую минуту... но никогда не поздно исправиться.
"И кстати, если хоть кто-то из вас уже обратит внимание на то, что происходит за границей света, то услышит шорохи... - подсказал обеспокоенный Энлиль, - Подготовь их как-то к моему появлению, а то маг, боюсь, просто на нас бросится, если увидит возникшее непонятно откуда неизвестное ему создание".
Девушка молча пожала плечами. Не было абсолютно никакого желания пускаться в долгие и пространные объяснения перед магом. Нападут - покажется озисс, а тот, если не совсем идиот, сообразит, что враг его врага - его друг, хотя бы пока враг рядом. Не хотелось и уговаривать себя, что мужчина просто осторожен, и предупредить его будет просто-напросто добрее. Может, она и впрямь не такая уж светлая, какой пытается быть, а может, дело просто в том, что светлая и святая - не синонимы. Не стоило ему еще и сбивать ее с ног - какое уж тут дружелюбие?

0

37

Незнакомец, наконец, представился, смотря Монтесуме прямо в глаза- демон принял вызов и также долго стоял с вызовом глядя на теперь уже знакомого Гаррета. Демон нахально хмыкнул, не утруждая себя ответно сказать свое имя. Он тут же отвернулся от мужчины все еще раздражаясь ситуацией, которую описал ему хранитель. И действительно, некую неприязнь Монти ясно чувствовал, ощущая как холодеют руки.

- Примерно через несколько минут... Я их уже чувствую, - сказал демон, как будто ни к кому не обращаясь. В сознании мешались сотни мыслей, одни о предстоящей веселой ночи, другие касались девушки и яблока раздора, третьи об этом мужчине посмевшим прикасаться к его Анеше. И именно последние не давали Монтесуме покоя, он мысленно метался и сокрушался, хотя стоял, молчал и печально смотрел на девушку.
"Она сопротивлялась? Он обидел ее?" - спросил демон хранителя. Мысленно, конечно. Хотя даже в таком диалоге можно было без труда различить отчаяние.
"Я не знаю," - усмехнулся хранитель, глядя как нервно дергается его хозяин.
"Ладно..."
Вновь появившуюся напряженную обстановку вновь прервала Анеша, заговорив и извинившись перед Монти. Тот фыркнул.
- Ерунда, подумаешь, поступила со мной как последний суккуб; как ловко ты меня отвлекла! - Монтесума усмехнулся, он не хотел поднимать эту тему, но раз дама заговорила,.. - мне не впервой. Да какая разница что со мной будет?!  Я знаю о чем вы шепчитесь с хранителем! - раздраженно, но натянуто спокойно, с ноткой истерики сказал он. Впрочем, быстро успокоившись, добавил: "Все нормально. Думай лучше как нам сейчас устроится по-удобней."

Солнце медленно вязло и растекалось по облакам в бездне, за горизонтом. Когда светило полностью окунулось в вязкую грязь, тьма затопила мир.
Монтесума знал, что так будет, не первую безлунную ночь он встречает, но он все равно в удивлении запрокинул голову, с ужасом понимая, что куда ни посмотри- везде царил одинаково угнетающий мрак. "Начинается"...
Демон содрогнулся от внезапно подступившего холода, тот самый шум, что он слышал во сне- топот тысячи врагов- внезапно снова заставил его задрожать от ужаса, как будто сковав дело. Монти зажмурился и замотал головой, чтобы избавиться, наконец, от секундного помутнения. Костер горел неподалеку- хороший сигнал для врагов. Но маяк нужен всем, нельзя тушить. Без огня, в кромешной тьме, среди полчища чудищ... не выжить.
- Анеша, забейся куда-нибудь в угол и убедись что сзади никто не сможет пробраться, я не дам им подобраться сюда, - тихо, чуть взволнованно, но больше растеряно сказал демон. Он не чувствовал силу! Она должна была появится вместе с тварями... Монти нервно сглотнул, осознавая, что ночь придется пережить исключительно своими силами. Хотя... Ну почему же только своими?
- Моя имя Монтесума. Поможешь мне? - звучало, конечно, больше как утверждение, а не вопрос, но просьба тоже отчетливо читалась в этих словах. - Не для меня. Для дамы, - демон кивнул на Анешу. - Она совершенно не может сражаться.
Монтесума медленно достал клинки, два или три раза нервно прокрутил их вокруг оси и встал спиной поближе к свету. Твари приближаются.

0

38

Некоторое время маг всё ещё сомневался. Сомнительная парочка, сомнительная ситуация, сомнительно, что в эту ночь. Всё это слишком сомнительно и подозрительно. Но.
Всегда есть какое-то но, в данном случае оно тоже присутствовало. Так же как маловероятно выглядел Гаррет в роли убийцы, ищущего свою жертву среди руин (жертву, кстати, не особо-то значимую, судя по виду этих детишек), так же неправдоподобно выглядела парочка любителей в роли культистов, вервольфов или кого бы то ни было. Все эти существа используют другие методы.
Теперь, когда тьма, нет, Тьма опустилась на эти земли, и то самое зло, первобытное зло, которое вызвано девственной чернотой, появилось и дало о себе знать, только теперь Гаррет понял, насколько же ему повезло что он встретил человека, способного держать в руках меч. Хотя, человека ли? Но это было не важно. Топот… Стук копыт или лязг когтей? Не важно. Зверь внутри Гаррета предательски кольнул по сердцу, он пытался выйти, но сдерживался ритуалом – а это значило то, что безлунная ночь началась.
Маг, проследовав за Монтесума, своим новым знакомым, устроился поближе к огню, чуть правее молодого парня. Маг выставил вперед правую руку, держа её над пламенем. Небольшая огненная сфера плавно «переплыла» в его закованную в латы ладонь.
Маг сжал в своей руке тот самый огненный шар, который так долго держал.
Нет… Такая магия им нипочем, если это демоны, то эти твари живут в раскаленных температурах и огонь им точно не помешает. Лучше сосредоточиться на том, что у меня получается лучше магии. То есть – рубить. Рубить много и рубить жестоко.
Гаррет перехватился, взяв посох двумя руками и уже держа его как меч. Янтарный камень на нём засветился чуть красноватым светом.
-Ты ведь не человек, не так ли? – тихо спросил он, оглядывая щупленького Монти, который умудрялся держать спаренные клинки без особых усилий и собирался сражаться без доспехов – А, к черту, мне плевать кто ты. Я помогу. Помогу ВАМ. Не считай меня тварью и подкаблучником. Даже если ты чертов бес, то, что не идёшь на меня с мечом – уже делает неплохим парнем, которому просто так умирать незачем.

0

39

Злость, внушаемая артефактом и злость собственная, вызванная всем произошедшим, сплетались со страхом перед грядущей ночью, усталостью от предыдущего дня. Чувство вины заставляло злиться еще и на себя; плюнув на все попытки справится со всем этим, девушка морально расслабилась и... как не странно, почувствовала скорее усталое, безрассудное отчаяние. Что бы не думал о ней демон, как бы не относился будто подчернкуто игнорирущий ее наемник - ее это не касается. Все это до утра, а там, будут живы, разойдутся своими дорогами. И вновь будет такое спокойное, такое мирное одиночество. Рядом как всегда будет ехидный озисс, за три месяца ставший чуть не частью ее самой.
Девушка устало прикрыла глаза, так и не ответив демону вслух. Что на это ответишь? Усмехнуться - сам, мол, научил такому "отвлекающему маневру"? Ехидно поинтересоваться, откуда и что Монтесума знает о темах ее разговоров с Энлилем? Просто поддаться злости и накричать, было, пожалуй, самым соблазнительным вариантом. Но - все это было бесполезно. Хотя, конечно, думать о том, как "поудобней устроиться" толку тоже не было. Как тут, посреди развалин, устроишься? Идеи разумней, чем оставаться у костра, все равно не придумаешь.
Темнота, возникшая перед взглядом, когда Анеша закрыла глаза, будто обострила слух. Уже и она различала тревожные шорохи приближающихся тварей среди тихого шепота ветра, в стороне от них играющего листвой деревьев. Внутри будто что-то нервно сжалось, и уговорить это расслабиться не удавалось. Адские, неразумные твари, которым ей абсолютно нечего противопоставить, скоро будут тут. Только и оставалось что надеяться на спутников, рассчитывать на которых не хотелось не только из привычной недоверчивости, но и из-за недовольного ропота гордости. Чаще всего к чужой помощи она относилась спокойно, принимая ее с благодарностью, но сегодня, было ли дело в Яблоке, или просто в том, как она относилась к этим двоим, стоять в сторонке не хотелось.
Возможно, потому, услышав предложение демона спрятаться, девушка зло усмехнулась, а не только из-за того, что оно было абсолютно нереальным. Нет, ну где она тут найдет безопасный угол? Во всяком случае, хоть Гаррет перестал упираться и согласился помочь. Пришлось открыть глаза и посмотреть, вместо тьмы воображаемой, на тьму настоящую. Да, солнце уже окончательно село, и на мир опустилась тяжелая, мрачная тьма, какая бывает только в самых глубоких пещерах. Или - в такие ночи...
- Я, конечно, сражаться совершенно не могу, но все же тоже помогу. Точнее, Энлиль поможет, - сообщила Анеша. Голос звучал ровно и холодно, а вид и вовсе стал отчужденно-задумчивым; только когда озисс, даже не уточняя ничего мысленно, возник рядом, во взгляде появилось хоть какое-то тепло. "Будь осторожен, богов всех ради. Я в одиночку тут точно свихнусь..." - потрепав его по густой шерсти холки, девушка подошла поближе к костру, встав с противоположной от остальных стороны. Хранитель шел рядом, так же не торопясь приближаться к мужчинам - он, чьей сильной стороной всегда была скорость, все равно успеет туда, где будет больше нужен.
Последним шагом ее небольшой подготовки было прикрыть себя. Магически, скрывая свою силу так же, как она до этого скрывала силу артефакта. Вряд ли твари, пришедшие из тьмы, будут ориентироваться на зрение; вряд ли тихий шорох ее движений будет различим за звуками схватки. Кроме как доставлять меньше проблем и не вынуждать защищать еще и ее, вряд ли она сможет что-то сделать. Разве что на долю секунду отвлечь... но хотелось верить, что обойдется и без того.

0

40

"Что же будет?"
"Успокойся, помни, что ты-таки демон."
"Как это мне поможет?"
"Ты почувствуешь энергию."
"Но когда это случится? Я не справлюсь!" - в отчаянии подумал Монтесума, хмурясь и до боли сжимая оружие. Хранитель промолчал.
Гаррет как-то недоверчиво посмотрел на Монтесуму, как будто оценивая. "Судя по всему, даже он, человек, считает меня слабым. Пусть будет так."
Демон молчал, не желая вдаваться в подробности о своем происхождении, но потом все же не выдержал и сказал, усмехнувшись: "Увидишь."
Но Гаррет снова заговорил, заставив его болезненно скривиться- "Какой я, к черту, бес?!". Он быстро и зло посмотрел на мужчину, казалось, тот совершенно не хотел его обидеть, даже как-то наоборот, что еще больше выводило из себя.
- Да, - стиснув зубы, согласился Монти, старясь держать себя в руках. Сейчас думать надо далеко не о непонятной неприязни...
- Хранители слабы, - пробормотал Монтесума в ответ Анеше, - они способны только на бесполезную болтовню.
Но ее страж все равно появился; перед ними встало внушительного размера существо, напоминающее оленя.
"Так вот ты какой..."
Демон с любопытством разглядывал стража, подавляя желание к нему прикоснуться. Его шерсть как будто светилась в ночи серебристым светом. "Светлый..." - чуть воодушевившись подумал демон, впрочем, быстро отстраняясь и занимая, по своему мнению, наиболее удобную позицию. Атака началась.
Первым прыгнуло мерзкое уродливое создание, небольшое, но юркое. Оно чем-то напоминало лисицу. Демон быстро расправился с ним, просто сделав шаг в сторону и легко отрубил твари все три головы. Это был просто разведчик... Мрак как будто чуть рассеялся под светом сотни пар глаз. Монтесума нервно сглотнул, но сделал шаг вперед, готовясь в любой миг отпарировать атаку. Но споткнулся о торчавший кусок стены, с шипением согнувшись, он яростно оглянулся. Никого.
Тварь прыгнула сверху с такой мощью, что повалила Монтесума на спину, придавив и выбив дыхание. Монтесума шумно вздохнул, жадно глотая ставший на столько густым воздух, перекатился и скинул тварь, размером, наверное, с тигра. Тварь отряхнулась и снова прыгнула. Монтесума вонзил клинок прямо в раскрытую пасть с прогнившими зубами. Он хорошо запомнил, как существо продолжало с болезненным упорством двигаться, все сильнее и глубже, по рукоять, нанизываясь на меч. Как тварь не прекращала вяло дергать лапами в безумном стремлении хотя бы поцарапать противника. Монтесума оглядел себя: только несколько широких борозд оставил тигр на его теле. Это больно, но не страшно. Он, не без труда, вытянул оружие из зловонной туши монстра, брезгливо оглядев обмякшее тело.
Потом он быстро оглянулся - Анеша с Гарретом еще живы.
Демон ходил туда-сюда, как лев в клетке, нетерпеливо дожидаясь следующей атаки. Тварей было очень много, но они не спешили. Пугали, завораживали ужасающей песней состоящей из клацанья зубов и громкого, нетерпеливого дыхания.
- Вот он я! Идите сюда... - крикнул Монтесума хрипло, безумно сверкая глазами.
Твари не слушались, таились, наконец, вышел он... У каждого свой кошмар.
Демон не мог поверить своим глазам. "Шики? Ты?" Руки предательски дрогнули, но демон сам заметил свою слабость и только напрягься сильнее. Ему не надо было себя убеждать, что это- не Шики, что эта тварь- его его первый и, пожалуй, единственный погибший друг. Он просто подскочил и с какой-то необъяснимой вдруг появившиеся яростью ударил. Шики отскочил.
- Ты чего, Монтесума? Это я! Неужели ты забыл как предал всех нас?
Знакомый, до ужаса знакомый голос тисками сжал сердце, снова вынудив дыхание сбиться. Монтесума не ответил. Нельзя говорить, не-льзя... Обман, все ложь.
Перед глазами мелькнула сцена, как он, Монтесума, еще будучи ребенком четырнадцати лет бросился на Шики с кинжалом и зарезал его. Руки по локоть были в крови. Шики скорчился, держа руку у раны и непонимающе уставился на него, а он зло, бешено протыкал его ножом снова и снова, пока тот замертво не упал. Жестоко, а главное, бесполезно. Монти усмехнулся дешевой иллюзии. Слишком глупо, слишком правдиво, слишком... Шики не был для него кем-то вроде матери, нет, он был как все. Ему нельзя было довериться. Он просто был с ним менее жесток, как остальные, самую малость.
Но эти  воспоминания, боль неволи сбили Монтесуму с толку.
- Смешно.
И он, потратив приличное количество внутрених запасов энергии нанес удар лже-Шики. Возможно, он промахнулся, но магия послушно "продолжила" мечи и просто на две части разрезала тварь.
Демон, тяжело дыша, оглянулся. Он довольно далеко отошел от костра- своеобразного маяка. Наверное, его специально выманили, иначе нельзя объяснить такое столпотворение вокруг демона. Казалось, сделаешь шаг в сторону и непременно на кого-нибудь наступишь. Сердце тревожно забилось. "Нехорошо... Ой как нехорошо..." Твари, как будто соглашаясь, безобразно заревели.

+1

41

Хотелось бросить ещё один едкий комментарий в сторону паренька, продолжить эту беседу, которая явно подходила к тому, чтобы закончиться дракой, но времени не было совсем – атака уже началась.
Так удачно заготовленный на руке ритуал пришелся очень кстати на первой волне – на Гаррет стремительно летел огненный шар, выпущенный кем-то из темноты.
Не знал, что демоны колдовать умеют. Тогда я покажу, как колдуют на севере!
Хоть это и обычное действие – всего-то, поймать комок температурой чуть ли не в тысячи градусов рукой – но Гаррету требовалось большое усилие не только воли, чтобы хотя бы коснуться шара, но и ловкости, чтобы успеть поймать его. К счастью, этот прием был отработан годами, и маг уже научился ловко пользоваться своими возможностями. Как только шар оказался уже на достаточно близком расстоянии, и маг уже чувствовал жар, он словно бы влепил пощечину левой рукой по этому комку огня. Пентаграмма на ладони на мгновение сверкнула, а затем огненный шар испарился прямо перед лицом северянина. Он довольно хмыкнул, перехватил посох так, чтобы светящееся янтарное навершие было чуть впереди него, освещая путь перед Гарретом. Но долго ждать не пришлось – похоже, тот, кто выпустил заклинание, уже был в нетерпении зарезать мага в ближнем бою.
Так похож на человека… Неужели вы пытаетесь нас пародировать?
Тварь была похожа на воина. Скорлупа или затвердевшая кожа, покрывающая его вторым слоем, напоминало латный доспех, темно-красного цвета. Странный нарост на левой руке более всего походил на какой-то продолговатый, вытянутый по всему предплечью вариант щита, а острые костяные наросты на правой руке – словно меч, который был создан как раз для того, чтобы отрубить северянину голову.
Они подошли друг к другу, почти вплотную, словно для того чтобы помериться ростом. Демон глядел своими испепеляющими, светящимися зелеными глазами на Гаррета сверху вниз. То угнетение, то подавление, надменность и ненависть, которым был наполнен взгляд твари, должен был морально уничтожить мага, чтобы демон без труда расправился с человеком. Однако…
Казалось, что демон выше Гаррета, выше в полтора раза, но на самом деле маг смотрел на демона сверху вниз. На самом деле его взгляд был решителен и смел, наполнен ярости и гнева. Он был готов бросить вызов судьбе, а взгляд его не шептал, но твердо и уверенно восклицал: «Я тебя не боюсь!».
Демон на секунду заколебался, удивленный такой дерзостью простого человека, но затем, издав дикий не то рёв, не то боевой клич, занес правую руку вверх, полный решимости ударить.
Слишком медленно! Ты скован в движениях, монстр!
Маг легко отпрыгнул в сторону, под бок этому существу и вонзил лезвие посоха тому в бок. Результат был не очень приятен – лезвие просто-напросто скользнуло по скорлупе существа, не нанеся ему никакого вреда. И в этот раз именно Гаррет допустил ошибку, колеблясь всего секунду – он, конечно, успел отскочить назад, но костяные лезвия существа задели его незащищенную руку. Похоже, враг уже успел увидеть слабые места Гаррета. Маг сделал кувырок назад, относительно мягко приземлившись, но существо не давало расслабиться, вновь наступая.
Неплохо, подловить меня так просто. Но… Теперь и я знаю твои слабые места!
Вовсе не убегая, а смело бросаясь в бой, Гаррет метил посохом (который в данном случае использовал словно копьё) в горло твари, незащищенное ничем. Теперь демону приходилось защищаться, он подставил свой щит к горлу, тем самым, пропустив атаку. Кажется, маг нащупал то, что могло ему помочь. Сделав ещё один пируэт, северянин врезал существу янтарным камнем по морде. Гаррет был ловким, намного ловчее, чем это существо, поэтому ему было проще вот так вот «танцевать» вокруг твари. Сознание демона на секунду помутнело, а северянин, используя противника как платформу, забежал на него и прыгнул вверх. Он надеялся набрать достаточно высоты, чтобы энергии удара хватило для пробивания скорлупы. Как только Гаррет оказался чуть выше, демон уже пришел в себя и схватил мага за ногу, потащив его назад.
Черт! Чертов великан!
Сделав разворот в воздухе, маг применил уже использованный сегодня прием – ловким движением закованной в латы руки, он вновь выпустил нематериального змея, который сковал движения противника. Высота и разгон уже были потеряна и теперь мага тянуло вниз, но у Гаррета был выход и из такой ситуации. Он опустил руку вниз и создал ею небольшую материальную платформу, от которой сам же оттолкнулся.
Ох, и не зря же я так долго отжимался на пальцах!
Набрав достаточно высоты, Гаррет уже летел вниз, словно сталактит в какой-то пещере. Демон же в это время был занят избавлением от магической веревки, которая, похоже, не давала ему нормально двигаться. Через пару секунд змей уже был разорван, но было слишком поздно. Как только демон поднял голову вверх…
Звук лезвия, входящего прямо в рот твари и разрезающего его внутренности, трепетал сердце Гаррета.
Победа…
Однако, похоже, тварь была излишне живуча – глаза мага раскрылись от удивления, когда тварь отбросила северянина в сторону и так же бросила посох. Гаррет не мог понять что происходит – от таких ран существо должно было умереть. Однако, как это было видно, тварь решила превозмогать до конца. Подойдя к магу и схватив его, демон сильно сжал горло северянина левой рукой, тем временем занеся правую для удара.
Не хотел я это использовать, но, кажется, другого выхода нет.
Маг закрыл глаза, для него время остановилось. Он прокручивал в голове слова заклинания, которые должны были открыть портал для его рук, перенести их в другое измерение, предварительно там извратив и вывести снова в реальность, но уже в другом месте, желаемом магом.
Так… Портал… Нужно создать пространственное искажение, готово!
Маг вскинул руки, они частично «обрубились» круглыми оранжевыми окантовками, а затем за спиной врага появились две гигантских руки, похожих на перчатки, сплетенные из теней. Они тут же схватили голову существа и сжали до такой силы, что она лопнула. Тело обмякло и упало на землю, а Гаррет оказался свободен.
Чертова тварь, надеюсь, остальные будут не такими сильными. Мне нужно беречь силы, ведь он не последний здесь.
Следующая тварь не заставила себя ждать – теперь это было какое-то подобие тигра с шипами. Дело было плохо, Гаррет уже прервал заклинание, а его посох всё ещё находился на некотором расстоянии. Но размеры следующего врага позволяли расправиться с ним чуть ли не играючи – маг выставил руку вперёд, и тварь, совершившая бросок и летящая на северянина, уже падала назад, оттолкнутая силой мага. Гаррет стремительно кинулся к посоху, совершив кувырок и сразу же приняв боевую стойку.
Дело плохо, я уже слишком далеко ушёл от костра. Нужно возвращаться, иначе компаньонам несдобровать.
Гаррет рывком кинулся назад, к костру, но, как оказалось, паренька здесь уже не было.
-Монтесума!! – громко выкрикнул мага имя, так хорошо сейчас отложившееся в памяти. Гаррет напряженно оглянулся и увидел почти неразличимый силуэт соратника в темноте. Зачерпнув немного огня из костра (магу даже и в голову не пришло концентрировать его в шар), он бросил этот поток в сторону предполагаемой цели, чтобы осветить себе путь.
Вот он!
Как только северянин заметил паренька, он тут же вновь приступил к тому же ритуалу, и вот, гигантская рука схватила парня по имени Монтесума и потянула его назад, к костру.
-Быстро возвращайся! – вновь крикнул маг и заметил справа движение. Очередная тварь ринулась на него и маг не был готов защищаться – он был слишком занят концентрацией на ритуале. Он успел лишь подставить свою правую руку, но вряд ли она сможет полноценно защитить от клыков очередного зверя.

+2

42

Кто-то крикнул в темноте его имя. "Опять?"- с отчаянием подумал Монтесума, но, разобрав мысленно тон и громкость понял, что орал человек. Крик был отчаянным и призывающим, кричал Гаррет. Демон вновь наполнился горячей злобой, при мысли, что этот человек еще ему  приказывает. Как будто Монтесума может сам сбежать и бросить всех! А умереть... Не умрет, не может.
Не зная куда вылить ярость, Монти на несколько секунд зажег над собой небольшой яркий фаербол, чтобы осветить поле битвы. Зря. Несколько десятков тварей на секунду отшатнулись, но прыгнули. В эту секунду что-то потянуло демона в сторону костра. "Да как ты смеешь?" - уже нервно смеялся Монти, отрубив невидимую руку. Он встал в боевую позицию, когда противнику практически невозможно тебя повалить, и сам, кое-как парируя атаки пятился назад, к костру.
- Больше так не делай, - пробормотал Монтесума, уже подходя к воину. Тот сражался красиво, казалось, как обычный человеческий воин - используя оружие, но демон ясно чувствовал его магическую силу, поэтому лишь удивился необычной магии.
Парировать атаки в какой-то момент стало невыносимо. Слишком тяжелые твари прыгали и буквально висели на нем, при чем их броню было невозможно пробить. У костра демон дал себе обещание- никуда не отходить дальше, чем за несколько метров. Поэтому у этого самого костра уже лежала внушительная гора трупов, необыкновенно быстро разлагающаяся. "К утру исчезнет".
Демон старался рубить головы, чтобы наверняка, но с таким прочным панцирем у многих тварей, это получалось только с помощью энергии. А ее все меньше. Демон больше на пользовался магией- обходился своими силами, которые, впрочем, тоже быстро таили без магической подпитки.
"Почему я не чувствую силу? Хранитель, скажи!"
"Я не знаю, что-то блокирует ее... Чтобы пользоваться магией, то есть энергией мира в своих целях, нужно быть полностью открытым для нее, нужно разобраться в себе, понимаешь? А ты постоянно мучаешь себя, все это видят, ты сам блокируешь свою магию. Просто очисти сознание и дерись."
Монти зло посмотрел на сражающегося Гаррета. "Почему я настолько его ненавижу? Не ужели..." - Монти осекся: в пылу битвы нельзя отвлекаться.
Но было поздно.
Вокруг тьма, ни одного лучика света. Монтесума с ужасом огляделся: даже темных очертаний, силуэтов не было. И полная тишина вокруг. "Куда я попал? Я не мог отойти, я двигался лишь в стороны, для того чтобы уворачиваться... Это опять иллюзия!" Чтобы убедиться в этом он дотронулся до земли - почва здесь была другая, без камней и кусочков покрошившихся стен. А потом Монтесума понял, что не может использовать магию... "Закончилась?" - невесело усмехнувшись, подумал он. Он ждал, он безумно и нетерпеливо ждал, пока волна за волной начнут нападать твари, как и должно быть, иначе - для чего эта, настолько сильная иллюзия? Гаррет и Анеша... Они или не видят его вовсе, или видят уже лежащим, как будто в обмороке. Потому, что если бы Монтесума стоял бы так, как сейчас среди этой бестолковой тьмы, там бы его уже загрызли и он бы не смог хоть как-то мыслить.
Эта тьма не может быть иллюзией - не бывает настолько жутких заклинаний.
Эта тьма не может быть сном: она слишком реалистичная, слишком объемная, слишком страшная и завораживающая для сна.
Эта тьма не может быть просто безумием... Безумие не может быть просто тьмой...
Монтесума стоял так может быть час, а может быть вечность, нельзя было считать секунды- он пытался, но очень быстро сбивался. Он кричал, он резал густой мрак, он пытался создать огонь и свет, он бежал... Ничего. Только твердая, обычная, логичная почва сохраняла рассудок демону. Тьма вынуждала к самоубийству, так ему казалось...
- Монтесума?
Перед ним встал Он.
- Хозяин?
- Да, я твой хозяин. А ты сбежавшая собака, которую я должен наказать.
- Нет,
- кривясь, как от боли, произнес Монтесума, - я никому не принадлежу.
- Разве? - усмехнулся он. - А она?
Монтесума отвел взгляд, он понял, о ком идет речь.
- Разве с Анешей, - сухо начал образ Хозяина. Монтесума напрягся, - Разве ты не связан Анешей? Она смогла сковать тебя... Почему ты не противишься ей?
Хозяин в миг перевоплотился в тело Монтесумы. Они оба выпытывающе смотрели друг на друга. "Это и есть то самое противоречие внутри меня" - догадался демон. "Не так и страшно."
- Я хочу ее душу, разве не понятно? - усмехнулся демон, глядя на своего двойника, как в зеркало. "Неужели у меня настолько тяжелый взгляд?"
- Да, ты хочешь ее душу, - спокойно согласился и повторил двойник, - но не в этом дело. Смирись, демон, ты связан ею, ты связан, ты связан. - как эхом повторял он.
- Нет! - воскликнул Монтесума...
- Не бойся настолько... Быть к чему-то привязанным это не плохо. Эта не та зависимость, - двойник сделал акцент на слове "та". Но это не могло успокоить Монтесуму.
- Нет, я свободен. - упрямо повторил он.
- Тогда убей ее, забери себе ее душу- все до капельки.
- Хорошо,
- легко согласился он.
Монтесума упал, как от боли, на землю. Его двойник исчез.
- Хигар! Помоги мне! - в отчаянии крикнул демон, желая поскорее очнутся от этого кошмара. Как оказалось, это была просто прелюдия, настоящий кошмар еще впереди.
"Ты сам себе должен помочь." - холодно ответил хранитель.
Когда демону уже стало все равно, тьму прорезал, порвал в клочья, раскрошил безобразный, заставляющий содрогнуться и бежать, холодный, страдающий настолько, что любой человек разрыдается, вопль. Тьма чуть рассеялась, позволяя увидеть эту тварь, что создала настолько нечеловеческий крик, совмещающий в себе вековую боль, отчаяние и злость. К ногам Монтесумы, который, к тому времени уже безумно ухмылялся, подполз он.
"Опять Шики? Зло банально..." - подумал Монтесума, поразившись что думается настолько легко, когда хоть что-то встает на свое место.
Несмотря на такую спокойную мысль, губа у Монти предательски задрожала. Его самый большой кошмар... Снова увидеть самое свое светлое, мальчишеское чувство испепеленным. Дело даже не в самом Шики, а в том, во что превратилось существо, которое хоть как-то, по своему любил Монти.
Существо, покрытое углем, бывшим когда-то кожей и плотью, без ног, ползло вперед и ревело, оно хватало демона за штаны, беспомощно царапало ноги. Демон часто задышал, в ужасе отшатнулся, ноги задрожали и он упал; он пытался встать, но не мог, как будто ноги его больше не слушаются. Через мгновение он различил еще сотню таких же криков о помощи. Он зажал уши, но руки пронзила острая, огненная боль. Он посмотрел на свои ладони и ясно увидел каждую косточку, идущую от кисти до кончиков пальцев. Кости медленно рассыпались в прах, плоть, вены, мышцы- все, что составляло ладонь во едино, таило и стекало с запястья. Демон совершенно ничего не понимая, смотрел на руки. Он моргнул. Руки как руки... С ними ничего не было, за мгновение они вернули свои прежний облик. Демон нервно рассмеялся. "Вам не свести меня! Слышите, твари!?" Но вместо ответа вой повторился. Демон пытался отползти подальше от обугленного друга, но на встречу, из тьмы выбежал еще один Шики, еще горящий. Он корчился по земле от боли, молил о помощи, но огонь нещадно поглощал его одежду, кожу, волосы, все превращая в безжизненный уголь. Еще догорающий мужчина пополз к Монтесуме.
- Спаси меня... Спаси, Монтесума... - Шики никогда не называл его "Монти", зная, как тот не любит искажения своего имени. Шики всегда уважал своего подопечного, несмотря на разницу возраста и опыта.
- Я... Я не могу... - простонал он, глядя на оставшиееся белыми и чистыми глаза. Зрачка в них не было...
- Мне так больно..
Демон, из последних сил, дрожащими руками попытался достать оружие... Его не было. Оно исчезло...
- Помоги...
- Сейчас...

Демон, чудовищным усилием приподнялся. Он сжал руки на твердой, обугленной шеи, которая начала жутко крошится. Шики затрясся от боли, закричал..
- Не... Не надо... Не убивай...
- Я должен.
- Монти сильнее сжал шею, навалился всем весом - Шики пытался сопротивляться, из высохших глазниц полились слезы. Монтесума тоже плакал, только нервно смеясь... Обугленное тело перестало шевелиться...
Демон обессиленно опустился на холодную землю. Со всех сторон раздались стоны. Тучи таких же обугленных тел ползли к нему. Монтесума, сглатывая подваливший ком в горле, пытался повернуться; куда не кинешь взор везде они...
- Что вы хотите от меня? - постарался взять себя в руки демон.
Они не ответили, только простонали...
- Ты убил нас...
- Мы души убитых тобой существ...
- Мы твой ужас сегодня...
- Объясните мне! Где я?
- твердо спросил демон.
- Ты во тьме, а твое тело валяется на радость чудишь... Мы не отпустим тебя...
Твари ползли к нему, хватая его за одежду. Каждый с жадным криком отрывал себе лоскут. Воспаленное сознание не могло долго всему противиться, демон просто дрожал от ужаса- такого он никогда не испытывал. Тело каждый раз вздрагивало от обжигающе холодного прикосновения когтистой, обгоревшей лапы. Вместе с рубашкой существа отрывали кусочек кожи, плоти, забирая себе... Демон кричал от боли, от ужаса, от растерянности... Они жадно разбирали его по кусочкам, толкаясь и как будто ругаясь между собой, вынимая органы из вскрытого живота; Монтесума был в сознании... Уже не в силах что-либо думать или говорить, отчаяние поглотило его с головой. Это длилось настолько долго, что могло свести его с ума, как долгая, мучительная и бесконечная пытка. Он упал в бездну. Он слышал женский, ставший таким родным и любимым, голос, он стремился ему, но тонул в массе мертвых тел, захлебываясь чужой кровью...

Под боком горел костер и обычные, туповатые монстры скакали вокруг, не решаясь подойти близко к огню.
- Анеша! - слабо, но восторженно крикнул Монтесума и бросился ее обнимать, прижавшись к ней он жадно вдыхал воздух, он чувствовал ее тепло и счастливо ощущал, что очнулся от настоящего кошмара. Наконец, он отпустил ее, совершенно не стесняясь своего порыва- пусть она не знает, что пришлось ему пережить, но ничего постыдного он не сделал.
Монтесума попытался встать, но ноги, точь-в-точь, как тогда, подкосились с Монтесума упал, как больной. Вместе с магической пропали душевные и даже физические силы. Демон был подавлен и выжат до последней капли. Такого испытания он никак не ожидал. Он грустно и как-то с усмешкой посмотрел на девушку.
- Я видел последний круг ада, - сказал, зачем-то он. - Говорят, что самый последний, самый жуткий круг это тьма, бесконечная и непреодолимая тьма.

+1

43

Темнота. Тишина. Покой. Странное, такое приятное и до боли страшное ощущение полёта. Какой то шум над головой, глухо, но резко ворвался в глубокий сон Разиэля. Сколько десятков лет этот демон пролежал в земле?... Сколько длился его сон? Сколько разных громких, почти оглушительных, звуков доносилось до ушей Рази, не сумев потревожить его? И вот, легкий гул шагов, словно колокольный звон, ворвался в сознание колдуна. Грудную клетку словно забетонировали... Резкий вдох. Что то мешает, кажется в легкие попала земля.  Со всех сторон давит что то влажное, сковывая конечности своим массивом, холодом и тяжестью... Катастрофически не хватает воздуха. Рывок. Воздуха, с каждым движением, всё меньше и меньше...
- Где я? Что со мной?!- В панике думает парень, постепенно начиная задыхаться. Разиэль делает ещё пару отчаянных рывков, в попытке выбраться из под земли- бывший сарафанец ясно осознаёт, что если он сейчас же не выберется, то ему грозит неминуемая гибель. Вот, наконец, человек- мертвец  почувствовал правой рукой резкий холод. На последнем издыхании Разиэль с силой что то выкрикнул, и его подбросило в верх, словно воздушный шарик наполненный гелием. Взвившись змеем воздушным в небо, Разиэль через пару секунд, камнем рухнул на землю. Шумно вздохнув, юноша закрыл глаза и распластался по земле. Дыхание его было тяжелым и прерывистым.
- Сколько лет... Сколько лет я спал в сырой земле... - Хриплым голосом, чуть слышно прошептал демон. Он был слаб. Еще бы- пролежать в земле в одном положении несколько лет! Внезапно за спиной раздались чьи то легкие шаги.
- А? Кто здесь?!- Быстро вскочив на ноги спросил демон угрожающим хриплым голосом, слегка поморщившись из- за боли в не размятых мышцах. Кругом мрак и тишина. Небо заволокло свинцовыми тучами. Всюду валяются осколки заплесневелого камня, а иногда встречаются и целые глыбы, когтями торчащие из промокшей земли. Внезапно послышался тихий смех, и какая то тёмная фигура метнулась по направлению к Разиэлю. Что то сверкнуло прямо перед носом у колдуна, но он вовремя успел отпрыгнуть, лишь слабая боль обожгла его щеку. Из темноты раздался дикий смех.
- Разиэль!- Воскликнул некто, до боли знакомым голосом. Внезапно на небе, словно огромный фонарь, появилась луна, осветившая мертвенно- бледным светом фигуру говорящего. И демон узнал ЕГО. Да, да, он узнал... Он просто не мог не узнать того, кому служил, против кого восстал. Вне сомнений- это был именно ОН," человек", встречи с которым, Рази трепетно ожидал и страшно боялся.
- Каин?- Словно не веря своим глазам, слегка обескураженно протянул демон, вставая в боевую позицию, что бы сразу отбить атаку своего бывшего главнокомандующего, если она предвидится.
- Да, это я...- Снисходительно протянул бывший собрат Разиэля. Тусклый свет луны скользнул по мертвенно- бледной, почти белой коже лица Каина, спускаясь ниже, по его рельефному, мышечному телу, освещая разом легкие наручи из красного сукна и золотые перчатки с огромными зелеными нефритами, черные кожаные штаны с длинной красной набедренной повязкой, сапоги из грубой кожи с золотыми набойками и остро наточенный кривой меч. Глаза его недобро сияли.
- Я пришел забрать то, что по праву принадлежит мне!- После минутной паузы продолжал вампир.
- И что же это такое?- Поинтересовался Рази, притворившись, что не подозревает о чём говорит его бывший командир.
- Ай- яй- яй, Рази...- Покачал головой Каин и с сарказмом добавил.- Ну и память у тебя стала... Совсем как у твоего дядюшки Рэймонда!
- Не смей упоминать мою родню!!!- Гневно прошипел колдун, вот- вот готовый нанести первый удар по противнику.
- Ах, ах, ах какие мы нежные стали...- Засюсюкал верховный вампир, поигрывая мечом в правой руке.- Так ты ничего не хочешь мне отдать???
- Нет!!!- Воскликнул Разиэль и метнул в Каина энергетический шар, который словно комета, оставляя за собой зеленоватый огненный хвост, врезался в плоть повелителя вампиров, с глухим хлопком отшвырнув его на пару метров.
- Так умри же, собака!- Взбешенный непокорностью своего бывшего подчинённого, воскликнул Каин и занес в прыжке свой меч, дабы отрубить голову своему бывшему собрату, отнявшему у него столь ценную вещь, как меч- Похититель душ, но Разиэль оказался проворнее и выскочил буквально из- под лезвия меча, отделавшись несколькими срезанными прядями волос и парой царапин. Следующий удар был точнее, и был нанесён в область левой руки.
- Живым я тебе не дамся!- Прохрипел колдун, стряхивая отсеченные волосы с плеча и приводя в боеготовность Похитителя душ.
- Как знаешь...- Ухмыльнулся во весь рот вампир, замахиваясь для очередного удара. Удары Каина сыпались один за одним, но Разиэль не сдавался, отбиваясь от них, как мог. Никогда еще колдун так не уставал. Его конечности переставали слушаться, а глаза заволокла кровавая пелена. И вот, наконец демону улыбнулась удача- верховный вампир замешкался. Разиэль не долго думая совершил выпад вперед и вогнал лезвие меча в плоть вампира на одну четвертую. Раздался тихий хруст и сдавленный стон Каина.
- Так то ты считаешься со своим господином?...- С огромным усилием прошептал верховный вампир.
- Ты мне не господин.- С ноткой стали в голосе сказал Разиэль и подумав, добавил.- И даже не хозяин.
Подождав пару минут, колдун уперся ногой в холодеющее тело своего бывшего главаря и рывком вынул из него меч.
- Вот и рассчитались...- Задумчиво протянул Разиэль, оглядывая поле боя и вытирая меч о землю. То тут, то там виднелись темные пятна крови, разбросанные в хаотичном беспорядке. Внезапно, луна исчезла с небес, словно её похитило что то необъяснимое и непонятное. Земля снова погрузилась во мрак и колдун услышал отчетливые звуки боя. Где то жестоко сражалось множество разномастных существ. Разиэль быстро побежал на звук, предварительно образовав перед собой небольшой энергетический шар, который освещал путь неровным, мертвенно- бледным зеленоватым светом. Демон понимал, что надо быть осторожным и желательно не попадаться на глаза дерущимся, но в такой темноте шансы налететь на какое- нибудь " чудо света", увеличивались. Колдун почувствовал резкий прилив магической энергии, а это значило, что где то неподалеку было больше скопление магических существ, которые могли быть очень опасны. И вот, опасения вампира- призрака оправдались- что то маленькое и мохнатое с диким визгом, внезапно выскочило прямо из- под ног и набросилось на Разиэля, пища и яростно кусаясь. В миг железо на руке демона превратилось в кривой меч и уже через секунду, обезглавленное тельце бесёнка беспомощно растянулось на земле.
- И откуда же эта тварь взялась?- Сердито подумал колдун, разглядывая мертвое существо. Оно было довольно странным, с ног до головы обросшее густым серовато- коричневым мехом, имело две пары рук и столько же ног, маленькие красные глаза и широченную пасть, усеянную множеством пожелтевших клыков... Но рассмотреть всего беса, Разиэлю не дали. С громким клёкотом на колдуна набросилось сразу несколько подобных тварей, но они были больше и явно сильнее. От неожиданности демон подскочил и помчался вперед, с каждым шагом чувствуя всё больше и больше тёмной энергии. Здравый смысл подсказывал Рази, что надо остановиться и дать отпор этим существам, или хотя бы бежать в другую сторону, но чутьё колдуна подсказывало, что останавливаться и сворачивать нельзя. Спустя некоторое время, Разиэль увидел неподалёку небольшой огонёк и устремился к нему. Позади себя он всё- ещё слышал топот, а это значило, что преследователи еще не отстали и всё- ещё тешились в предвкушении расправы с демоном. Огонёк с каждым шагом становился всё ближе и ближе... Из последних сил колдун сделал рывок и выскочил на маленький кусочек земли, освещенный спасительным огнем, но тут перед носом его, мелькнула яркая вспышка голубоватого огня и колдун растянулся на земле. Рядом валялось несколько окровавленных мертвых тел, но Разиэлю было уже всё- равно, главное, что он добрался до огня.   

Р.S.

Вроде бы отредактировал, но по- моему всё- равно не айс=="

Отредактировано Разиэль (2011-11-03 23:27:29)

0

44

Услышав ответ Монти, девушка на мгновение лишь устало прикрыла глаза, успокаивая себя самой простой мыслью - он не понимает, что такое хранители и что стоит быть благодарнее хотя бы за то, что они без всяких сомнений готовы отдать жизнь за своего подопечного. И если надо - то не один раз. Да и как важна иногда бывает "бесполезная болтовня"... Демон, одно слово.
А в следующий момент Анеша уже и вовсе забыла об их, по сути, неважных разногласиях. Черной тенью в свете костра мелькнуло первое из созданий тьмы - авангард тех, кто будет пытаться их убить до самого рассвета. Страх мгновенно будто обнял своей липкой лапой, путая мысли, сбивая с дыхания и мешая сердцу выдерживать привычный ровный ритм. Магичка невольно сделала еще шаг к костру, чувствуя, как по ногам потоком хлестнула горячая волна воздуха. Горячие искры, падающие на сапоги и брюки, грозили испортить и те, и другие, но - обещали безопасность.
К некоторому даже удивлению Анеши, первое время на нее и впрямь практически не обращали внимание. Было ли дело в близости огня, или в том, что она старалась оставаться незамеченной и ее заклятие работало, но первую атаку девушка мирно наблюдала за тем, как дерутся Монтесума и Гаррет. Она уже не впервые видела и начинала понимать, как сражается демон: почти безрассудно, на одних инстинктах, не жалея себя и убивая с яростью берсерка. "Как, наверное, и положено демонам..." - почти до боли сжав плечи, решила магичка. Почему-то это зрелище едва ли не обижало, и уж точно было куда неприятней, чем вид бьющегося Гаррета. А ведь маг не отставал от Монтесумы, с видимой привычкой кружась вокруг какого-то крупного демона.
Темные создания ада, которых она всегда так успешно избегала, упорно продолжали нападать, ни капли не пугаясь зрелища смерти своих сородичей. "И почему каждый раз, когда я его встречаю, я вижу что-то, что так ненавижу?" - Анеша глубоко вздохнула. Просто сжимать зубы становилось все бесполезней. Конечно, сейчас все совсем не так, как три года назад, когда от подобного она впадала в истерику. Но... видимо, она из тех, кто может научиться держать себя в руках, но вряд ли когда-нибудь привыкнет. Да и нужно ли к этому привыкать? Лучше уж бороться с собой при виде крови, чем смотреть на чужую смерть и боль безразлично.
Специально или нет, но вскоре и демон, и маг скрылись из поля зрения магички, растворившись в ночной тьме. И хотя они были живы - Анеша чувствовала обоих, да и просто слышала, что-то внутри испуганно дернулось, будто заявляя, что подобный расклад его не устраивает. В относительной близости остался лишь озисс, серебристой тенью мелькавший позади. "Ты в порядке?" - мысленно уточнила девушка.
- Да, - ответил Энлиль вслух, появляясь в свете костра. На шерсти хранителя и рогах виднелись пятна крови, а вдоль спины остался длинный след от чьих-то клыков. - Я рядом, не волнуйся.
Анеша сосредоточенно кивнула. В бою произошла некоторая заминка - вначале послышался выкрик подбежавшего Гаррета, зовущего Монти; затем появился и сам демон, недовольно что-то бросивший магу. На обоих была кровь, и понять, принадлежит ли она им, или убитым ими было нелегко. Но перерыв длился недолго - почти сразу же показалось еще несколько тварей, вынуждая продолжать сражение. И, сосредоточившись на том, как дерутся мужчины, Анеша едва не упустила момент, когда одна из тварей сиганула в ее сторону. С трудом успев отскочить и еле удержавшись на ногах, девушка испуганно посмотрела на бросившегося наперерез озисса. "Поискала бы ты место побезопасней" - мысленно кинул хранитель, - "Да где же я его найду?.." - "Не знаю".
Понимая, что это бесполезно, Анеша в который раз огляделась, заодно разыскивая взглядом Гаррета и Монти. Первый сражался неподалеку, а вот второго не было ни видно, ни слышно. "Энлиль, помоги Гаррету" - попросила магичка озисса, уже добившего мелкую тварь, напавшую на его подопечную. Тот молча и послушно кинулся в сторону мага, в один прыжок перепрыгивая костер. Анеша проводила его взглядом, как-то запоздало начиная понимать, что самой идти в том же направлении не хочется. Видимо, привлекаемые запахом крови, рядом с Гарретом твари были куда активнее, чем с ее стороны. К тому же, Монтесума так и не появлялся.
"Где?" - уже судорожно выглядывала девушка, с трудом сдерживаясь от того, что бы не начать звать "потерявшегося" демона в голос. Но здравый смысл подсказывал не привлекать лишнего внимание громкими звуками, да и был куда более простой способ розыска: отвлекаясь от окружающего, прикрыть глаза в поисках его темной, но уже знакомой и привычной силы. "Вот он" - почти тут же почувствовала магичка. Она успела даже мысленно поразиться тому, как не заметила парня, который был совсем рядом. И только затем сообразила, что это, собственно, значит.
- Монтесума! - выдохнула Анеша, уже бездумно кидаясь в сторону демона. На счастье, поблизости никого не было - и девушка беспрепятственно опустилась на колени у бессознательного тела, судорожно оглядывая его в поисках ранения. Но на вид парень был относительно цел, и, развеивая самые ужасающие предположения, слабо застонал, не приходя в себя. - Монти, очнись! - отчаянно пробормотала девушка, лишь на мгновения подняв глаза и тут же увидев толкущихся невдалеке тварей.
"Да что же с ним?" - растерянно пыталась понять Анеша, вглядываясь в лицо демона, будто спящего и видящего ночной кошмар. "Кошмар?" - тут же переспросила себя девушка. Не успев даже как следует додумать и сформулировать догадку, магичка мысленно стала сплетать заклятие, повторяя тот же ментальный блок, что почти всегда носила на себе - способный защитить от слабых воздействий на разум почти любой природы, а главное - при необходимости усилявшийся простым добавлением силы к заклятию. По сути - маячок, помогающий определить атаку и прикрыться.
- Монти, очнись же, Монти... - зачем-то упорно повторяла магичка себе под нос, нервно вцепившись в плечо демона и даже не задумываясь о том, что сжала его так, что будь тот в сознании - обязательно почувствовал бы боль. И сработало ли что из ее действий, или парень очнулся сам по себе, Анеша так и не поняла. Только перепуганно вздрогнула, когда тот резко сел и тут же прижал ее к себе. "Как всегда, момента не упускает..." - автоматически подумалось магичке.
- Нельзя же так пугать... - прошептала она, с облегчением обмякнув в объятиях и только тут соображая, как успела перепугаться. Демон уже пришел в себя и отодвинулся, а она все еще смотрела ему в лицо с потерянным видом. Но не успела еще Анеша очнуться, как тот перепугал ее еще больше. Попытавшись встать, он тут же осел, будто ноги отказывали его держать.
- Я видел последний круг ада, - непонятно проговорил он, глядя как-то безжизненно.
- Монти, - пытаясь изобразить в голосе те уверенность и спокойствие, которых не хватало ей самой, быстро проговорила Анеша, хватая демона за руку, - ты был здесь, это было всего лишь видение, иллюзия. Что с тобой? Это все было ненастоящим. Нам надо продержаться лишь до утра, и все будет хорошо.
"Совсем мелочь" - тут же с насмешкой над самой собой мелькнула мысль. "Энлиль..." - только и пробормотала телепатически магичка, с трудом представляя, что ей теперь делать.

Прихрамывающий озисс встрепенулся, обернувшись в сторону костра. Очередная тварь, видом напоминавшая скорее пресмыкающееся, а вот повадками малоотлечимая от волка, впилась длинными клыками ему в холку, туда, где он не мог ее достать рогами. Уже раненная, почти умирающая, она упрямо сцепила зубы. Это и заставило Энлиля отбежать в сторону, пытаясь скоростью скинуть существо. Мелкий демон и впрямь сорвался и недовольно, утробно заворчал. Но быстроногий хранитель кинулся обратно, даже не посмотрев на своего противника.
Сказать, что озисс был недоволен происходящим - значило ничего не сказать. Однако же ситуация была из тех, в которой одна проблема тянет за собой другую, и выбраться из сего порочного круга если и можно, то крайне сложно. Конечно, решение Анеши идти искать Яблоко было безрассудным. Однако сейчас даже хранитель признавал, что это имело смысл. Хотя бы для того, что артефакт попал в руки к его подопечной, пусть и временами неразумной и слишком резкой, но все же хорошего и светлого человека. А не к этому непонятному демону, который почему-то помогал им, но все же оставался созданием тьмы. И если Анеша упрямо этот факт игнорировала, то уж ее хранитель собирался наблюдать за ним как можно пристальней. Вот только отношение хозяйки к нему все более и более беспокоило...
И все же сейчас пришлось практически довериться демону и тому малознакому человеку. Потому что выбора не было: в безлунную ночь в одиночку сложно выжить и воину, не то что безоружной девушке. Конечно он, Энлиль, погиб бы если понадобилось, нес бы ее в сторону города до тех пор, пока мог стоять на копытах. Но этого могло оказаться недостаточно. И теперь вместо того, чтобы следить за Анешей, он по ее просьбе помогает магу. Который тоже внушал сомнения тем, как "поприветствовал" их в первые мгновения. Что бы он не подозревал, нападать при помощи магии, как тот сделал, было подло - а подлость Энлиль не терпел ни в каком виде.
Но делать было нечего. Если они сражаются вместе, значит сейчас безопасность соратников почти так же важна, как безопасность Анеши. Важнее, чем его - смерть ему не грозит, пока девушка жива, остальное второстепенно. И чтобы озисс не думал о Гаррете, он послушно помчался выручать его, когда Анеша попросила. Демон полуволк-полуящер вряд ли ожидал, прыгнув в сторону мага, что на лету получит удар рогами в бок. Менее живучая тварь просто погибла бы - но эта, даже с переломанными ребрами лишь затихла на земле и собралась с силами, дожидаясь пока враг отвлечется. И вновь напала.
А сейчас это было и вовсе неважно. В голове раздался потерянный голос девушки, просящей помощи. Она жива и не ранена - озисс это чувствовал. Но все же тревога всколыхнулась внутри. И на вопрос Анеша быстро, явно не рискуя всерьез отвлекаться на мысленный диалог, пояснила: что-то случилось с демоном, а она себя-то защитить не может, не то что двоих. А ведь он, Энлиль, все три месяца ей говорил, что ей надо развиваться и учиться уже хоть как-то воздействовать и на неразумных. Но нет, упрямая девчонка...
Движения озисса несколько замедлились. Слишком много крови уже потеряно. И это плохо, очень плохо.
- Гаррет, нужна ваша помощь, - с неохотой проговорил Энлиль, приостановившись рядом с тяжело дышащим магом. Он в принципе предпочитал не общаться с людьми, за исключением, конечно, хозяйки. Как правило, говорящий озисс вызывал нездоровый ажиотаж. Но сегодня был день, когда приходилось нарушать правила. Он ведь даже толком не отругал Анешу за то, как она вела себя под воздействием Яблока Раздора...
За костром мелькнула слабая вспышка света, похожего на голубоватый свет молнии. Это могло значить только одно - Анеша пользуется последним, что осталось - пытается вспугнуть нападающего иллюзией. Но - это работало лишь раз. Во второй раз, сообразив, что иллюминация никак не может повредить, твари не шарахнутся от нее.
Хранитель, забыв о маге и даже о ранах, стрелой метнулся в сторону света.

"Что случилось?" - тут же отреагировал хранитель. Анеша, стараясь следить и за обстановкой, и за Монтесумой, медленно отвечала. Было уже не просто не по себе - в душе царила плохо сдерживаемая паника. Что ей делать, если хоть одна из тварей рискнет прыгнуть вперед, на них?..
- Это была не иллюзия, - отмахнулся тем временем демон. Но спорить не стал, и вопроса от магички так же не последовало.  - Я не чувствую сил, - прошептал он грустно, будто с трудом в этом признаваясь. И заслужил недоуменный взгляд - воспоминание о том, что в такие ночи все существа магические особенно сильны всплыло в голове у девушки само собой. Если даже она чувствует разлитую в воздухе силу, то уж тем более он, демон, сегодня должен быть особенно силен.
- Не чувствуешь сил? Но ведь сегодня... - растерянно спросила девушка вслух.
- Что-то мешает мне... - нервно передернул плечами Монти, не вдаваясь в пояснения.
Здравых мыслей в голове почему-то не присутствовало. Что им теперь делать? Энлиль ослаб, она чувствует это и не глядя на хранителя. Гаррет может быть силен, но он не может защитить их в одиночку, да и не хочется оставлять все на наемника. У нее есть силы, но она не может сражаться с их помощью.
- Монти. Возьми мои силы, - решительно заявила Анеша. Это было единственным, на ее взгляд, сейчас выходом. И когда демон в ответ отрицательно покачал головой, окончательно растерялась. - Монти... - начала было девушка, но осеклась. Прямо перед ней, за спиной демона из темноты появился быстро приближающийся силуэт. Детали в темноте были неразличимы, да они и мало интересовали магичку. Сейчас, когда в разгаре была безлунная ночь, здесь все равно было неоткуда взяться людям. Не успев толком перепугаться, Анеша сделала единственное, что было в ее силах - попыталась вспугнуть демона иллюзией атакующего заклятия. Попытка отвлечь увенчалась успехом - яркая вспышка голубого иллюзорного пламени сорвалась с руки магички, а темный силуэт исчез из виду. Девушка не стала даже задумываться, что все это значит - тем более, что обычно такие "фокусы" злили противников. Внимание ее вернулось к Монтесуме, обессиленному, и, похоже, забывшему о том, что если твари победят, то убьют то их всех. Что-то демон тем временем успел сказать, как-то обосновать свое мнение. Переспрашивать Анеша не стала. Коротко глянув на выскочившего перед ней озисса, девушка плюнула на споры.
- Упрямый идиот! - напоследок прошипела магичка. Делиться своими силами насильно ей еще не приходилось, тем не менее был опыт того, как можно легко и просто отвлечь одного конкретного упрямого демона, заодно получив необходимый тактильный контакт. Склонившись к Монтесуме, девушка быстро прижалась к его губам. Увы, увы и увы - в который раз они целовались, и в который раз это было зачем-то нужно. Вот и сейчас было не до того, чтобы наслаждаться процессом - едва почувствовав прикосновение, пришлось сосредоточиться на том, чтобы передать свои силы демону. И это было непросто - все инстинкты громко возмущались против того, чтобы самой лишать себя магической энергии, которая для мага то же, что сама жизнь. В голове раздался не менее возмущенный голос озисса, не только увидевшего, но и почувствовавшего, что делает его хозяйка. Но Анеша упрямо не обращала внимание ни на то, ни на другое.
Через мгновение уже девушка обессиленно осела, облокотившись на свою руку и опустив лицо. В голове шумело - она явно перестаралась. Радовало магичку только одно - сегодня у нее есть шанс восстановиться куда быстрее.

+1

45

Тварь за тварью, они наступали по одному, но волнами, не давая покоя. Было такое ощущение, что им абсолютно наплевать на результат. Обычно такие монстры сражаются за то, чтобы выбраться из своих гнезд и сеять хаос в мире, поэтому они и сражаются столь отчаянно. А здесь – будто бы игра. Твари хотели поиздеваться над Гарретом, не щадя ни его, ни себя, и умирая будто бы с твердой уверенностью в том, что это не последняя их смерть.
Это слишком… Слишком тяжело. В боку невыносимо колит, будто сам чертов дьявол поселился там и тычет вилами по моей селезенке. Дыхание сбилось, я слишком устал. Посох… Он уже слишком тяжелый для того, чтобы продолжать танец клинков. В затылке что-то пульсирует, не могу успокоиться… Хранитель рядом. Да, знаю я кто ты, дух. Помощь? А что, паренёк уже сам не справляется?
Гаррет упал на колени и оперся на своё оружие. Он тяжело дышал, похоже, демоны решили дать ему передышку. Скольких он уже зарезал? Семь или девять? Для одного человека это слишком много.
Он был слишком, слишком далеко от костра, вновь уйдя глубже в тьму. В пылу битвы ты не понимаешь, что происходит – ты просто сражаешься и идёшь туда, куда отступают твои враги, завороженный танцем смерти.
Вдруг, так неожиданно, но в то же время довольно предсказуемо, новая атака. На этот раз демоны атаковали в паре, чего маг не ожидал. Одна из тварей была оттолкнута силой, северянин успел врезать ей хорошенько в морду своей латной рукой. Вторая же подкралась сзади и сжала своими гигантскими зубами левую руку Гаррета. Все чувства были потуплены, он не успел заметить демона. Маг схватил зверя за морду и крепко, разумеется, использую магию, сжал, вызвав у твари ощущения проходящего по ней электрического заряда. Демон отпрыгнул, а тем временем Гаррет осознавал, что шансы его не так велики, как он думал.
-Мразь! Он мне артерию перекусил! – заорал северянин, хватаясь за израненную руку. Затем, он оглянулся – вдалеке виднелся костер, который был словно свет в конце темного тоннеля и единственный лучик надежды, освещающий его путь. Маг встал и сделал шаг назад, но очередная груда демонических мышц повалила его на землю и впилась клыками в спину.
Маг издал нечеловеческий рёв боли. Самое ужасное было то, что он продолжал чувствовать боль, не теряя сознания.
Кажется, другого выбора у меня нет. Надо же, всё во мне идеально – даже проклятие так удачно подходит для этой ночи.
-Монтесума! – вновь заорал Гаррет, стараясь спихнуть с себя зверя – Монтесума! У тебя что, яйца отвалились?! Не можешь защитить бабу?! А ну быстро взял меч в руки и не отходи от неё ни на шаг! Иначе я… Кха!
Не успел маг закончить, как на него навалился ещё один монстр – в этот раз он укусил за ногу. Казалось, вот она, смерть его пришла.
Ещё один такой же, как тот, первый, здоровый и человекоподобный, походящий на военачальника, подошёл к магу и схватил его за горло. Тварь, которая впилась в спину мага, разжала свои челюсти и упала на землю, а затем, издав щенячий писк, скрылась во тьме.
Почти без сил, Гаррет медленно поднес руку ко рту. Демону не было до этого дела – он чувствовал своё очевидное преимущество. Посох мага аккуратно скользнул на землю и свет от его камня медленно затух. Он быстро открыл рот и засунул внутрь два пальца, стимулируя глоткой рвотные позывы. Все неприятные испражнения желудка мага вылились прямо на морду демона.
-Бахахахаха! – весело засмеялся Гаррет – Я блеванул на демона! Пхаха! – продолжал он. Демон, разъяренный такой дерзостью, грубо бросил мага на землю, не понимая, что мужчина пытается вытворить.
………………
Тело и душа – нечто настолько разное, что это невозможно сравнить никаким образом, но, тем не менее, эти две вещи неотъемлемо связаны друг с другом. Маленькое существо, походящее на дитя, или младенца, которое являлось само по себе абсолютно нематериальным, сдерживалось в клетке с помощью осязаемой и вполне реальной вещи. Эта кроха очень хотела хоть раз почувствовать свободу, ведь каждый раз, когда перед ней открывалась дверь и уже была надежда на то, что хоть денек можно будет пожить не здесь, в темноте, а на воле, из неоткуда появлялась эта клетка. И вот эта малышка, всего в нескольких сантиметрах от раскрытой двери, из которой выходил свет, сидела взаперти и плакала. Слезы горечи стекали по её щекам, ведь то, чего она хотела, было так близко – и так далеко одновременно.
Но, внезапно, что-то щелкнуло. Словно если бы у этой клетки был замок, звук означал бы, что клетка открыта. Но случилось кое-что получше – малыш увидел, как стальные прутья это решетки начали просто-напросто растворяться, пока, в конечном итоге, через несколько секунд, она не исчезла вовсе. И вот, дорога была открыта перед этим существом – светлый выход уже ждал впереди. Секунду оно колебалось, с мыслью: «А что если всё это – ещё один обман?», но затем малыш сделал шаг вперёд – и все было в порядке. Ещё шаг – он всё ещё свободен, и всё ещё может идти вперёд. Шаг за шагом, он пробирался всё дальше, пока, наконец, его рука не дотронулась до почти осязаемого света, и вот, свет поглотил маленькое существо.
………………
Демон таращился на Гаррета, вроде бы, настолько простого и заурядного человека, который с таким трудом убивал собратьев твари и который сейчас удерживает чудовищную лапу противника одной рукой. Но его удивление усилилось ещё больше, когда человек с такой же легкостью, как дети отрывают крылья бабочкам, вырвал руку из сустава демона. Не дав врагу и шанса на ответную реакцию, северянин вонзил мечеподобный вырост на оторванной руке демона в него же самого и заколол противника до смерти.
Зверь. Теперь под его контролем было это тело.
Зверь не любил одежду – она сковывала его движения. Северянин нарочно медленно снимал с себя по кусочку сначала брони, затем одежды и кольчуги, после чего остался совершенно голым. Он знал, что если кто-то попытается помешать, то Зверь без труда разделается с ним.
Зверь не любил оружие – оно ему ни к чему. Магическая сила, словно источник, из которого Гаррет черпает силу, сейчас был больше похож на ключ, поток, который заливает тело Зверя.
Зверь очень любил паясничать и играть на публику. Ему нравилось, когда все вокруг дивились, нравилось, когда на него смотрят и обращают внимание.
Как только северянин раскрыл глаза, они вспыхнули красным, оставляя за собой темно-алую дымку. Коварная улыбка Зверя не предвещала ничего хорошего.
Он оглянулся вокруг – много врагов, вернее, тех, кто сегодня умрёт. Зверь не думал и не говорил – он только делал, издавая животные звуки и раздражающий смех. Для него темнота не была помехой, а от атак врага он уклонялся красиво, но резко. Казалось, что Зверь был полной противоположность Гаррета – плавные и грациозные, словно переливающийся звук играющих струн гитары, движения мага сменились на резкие и грубые, больше напоминающие барабаны, скачки Зверя.
Счет убитых им демонов уже потерялся, он Зверь умудрялся нарушать все законы физики, хватая врагов голыми руками, сворачивая им головы или просто врезав кулаком по животу с такой мощью, что органы врага вываливались через рот наружу. Это тело не чувствовало боли, ему было плевать на ранения и кровь. Зверь хотел убивать, только убивать, яростно и жестоко.

0

46

Враги наступали. Гаррет проигрывал. Анеша была в опасности.
Какая разница что будет?
Монтесума впал в безумное оцепенение, что с ним произошло?
"Монтесума! Вставай и дерись!"
Монтесума не отвечал, ничего не осознавая. Голос хранителя уплывал куда-то, теряя весь смысл. Демон проваливался снова, раненное сознание было открыто для новой, уже, наверное, смертельной атаки.
"Это всего лишь сильный телепат! Ну же, Монтесума, давай! Ты должен побороть..."
Монтесума прикрыл глаза... Новая, на этот раз прекрасная иллюзия поглощала его, завораживая... Обессиленный демон всем сердцем хотел провалиться в иллюзию, но...
"Возьми мои силы"- как заклинание, заставило демона очнуться. Он вяло замотал головой, как во сне, но девушка сама прижалась к нему...
Демон не мог сопротивляться, он жадно впитывал силы.
"Остановись, демон, ты убьешь ее!"
Слово "убьешь" как током ударило Монтесуму. Он отстранился, стараясь не смотреть на Анешу, быстро нащупал клинки, нервно дрожащими руками и отошел.
Через секунду, тварь, учуявшая еще стоявшего противника, бросилась на него. А демон, вообще ни о чем думать не мог. Мыслей просто не было - он действовал из рефлексов, но и их было достаточно: небольшая когтистая тварь отлетела от удара на несколько метров и там обмякла.
Наконец, энергия пробрала его тело, он окончательно смог овладеть собой.
"Что это было?"
"Очень сильная магия. Скорее всего, скоро появится самый сильный противник- который управляет всеми этими тварями. Он смог проникнуть в твое сознание и существенно ранить тебя изнутри и выкачать энергию."
Монтесума хмыкнул, скрывая некое смущение - его спасла девушка.
Неподалеку ловко прыгал, то отскакивая, то нападая, тот самый белый олень. Гаррета демон не видел, но почувствовал сокрушительную силу, идущую от него, подивившись так умело запрятанной энергии. А еще у костра лежало тело, явно не принадлежащее одному из нападавших. Монти пнул тело - шевеления не последовало, поэтому демон лишь пожал плечами и встал удобнее так, чтобы защищать огонь, а с ним и Анешу.
Он очень берег свою силу, не тратил даже на магию, лишь чуть-чуть усиливал атаки. Медведеподобная тварь выскочила из тьмы, а с ней и десяток других существ - решили напасть сразу. Пена шла из отвратительных пастей, а безобразные, загноившиеся глаза чуть поблескивали серебристым светом. Монтесума одной рукой парировал атаки, а другой старался пронзить противника в момент нападения. Только он нацелился отрубить твари голову, как медведь навалился сзади всем своим чудовищным весом, демон упал, быстро перевернувшись, не давая медведю откусить себе голову. Существа склонился над ним, а демон, из жутко неудобного лежачего положения ранил кого-то в шею, от чего тварь завизжала и убежала искать кровью. Это секундной заминкой Монтесума воспользовался, быстро, чуть ли не прыжком, поднялся, чувствуя угнетающую боль- каждая рана приближала его к смерти. Твари прыгнули разом, демон пригнулся и подрезал нескольким (по скольким смог попасть одновременно) тварям ноги. Существа, зарычав, упали. Монтесума, отвлекаясь на новых противников, просто встал их сверху, добивать животных времени не было.
В пылу сражения не чувствовалась усталость, некое новое воодушевление овладело демоном, глаза его горели, и он медленно начал чувствовать силу! Он уже давно смирился с тем, что защищает девушку, хотя и только потому, что благородное чувство не позволяло ему, забрав энергию, просто бросить даму. Некое разногласие внутри  погасло...
Энергия струится через тело - плоть всего лишь проводник и тело становится неуязвимым. Нужно слегка прикрыться - от такого напряжения тело не выдержит.
Монтесума замахнулся клинком,  и удар пронзил противников, стоящий за несколько метров. Адреналин, даже некое удовольствие защекотало его. "Только сегодня."
Новые и новые твари прыгали, нападали, а демон просто, один ударом резал их пополам, что внутренности падали сверху, а кровь капала как дождь.
"Остановись, Монтесума!" - наставительно отозвался хранитель...
"Я должен..."
"Нет, приди в себя! Ты опять подчинился. На этот раз Силе. Не жадничай."
Монтесума с вновь подкатившей яростью, ударил, но промахнулся. Тварь, напоминающая химеру вцепился в руку; демон уже не чувствовал боли, да и вообще чего-либо. Тело как будто принадлежало не ему. Он с яростью вонзил клинок в глаз химеры, потом вытянул его обратно, тут же разрезая пасть существу, буквально продлевая ротовое отверстие. Химера обмякла, но все еще нервно дергалась, как и куча других тварей, валяющихся повсюду. "Скольких я убил?" - усмехнувшись, спросил сам себя Монтесума. "Штук, эдак, пятнадцать точно. И несколько десятков ранил."
Демон, зло и весело, безумно ухмыляясь, посмотрел на свои руки - они были красными, мокрыми от крови, которая уже похолодела, но не остыла полностью. Кровь капала с рук, рукояти мечей сделались скользкими. "Проклятье" - ругнулся демон.
Все затихло.  Нервное, холодное, тяжелое и пульсирующее напряжение повисло, впиталось в воздух. В легких как будто тоже потяжелело, а в ушах загудело от внезапной тишины.
"Неужели конец?"
- Ошибаешься, это начало.
Сказал телепат. Это был высокий мужчина в черных, очень тяжелых латах. В руках был не менее тяжелый двуручный меч. И все он держал с такой легкостью!
- Монти, хватит с нас этих неразумных животных? - он ласково погладил какого-то волчищу, волк расслабился, послушно прижавшись к хозяину, но тот он схватил огромное животное за шею, встряхнул и отбросил его на несколько десятков метров! "Запугивает" - подумал демон.
Туша волка попала по какой-то другой твари - та жалобно заскулила где-то во тьме.
- Я знаю все твои слабости, - вновь металлический, спокойный голос.
Монтесума не отвечал - не время вести диалоги. Он просто замахнулся сразу двумя клинками, как будто держа одноручный меч, и ударил, собрав сгусток силы. Но он лишь слегка поцарапало доспех - твари от такого удара буквально разрывались на части. "Что же ты такое?"

0

47

Земля была мокрой и липкой от крови, но бывшему Сарафанцу это не мешало. Он чувствовал, как силы медленно возвращаются к нему, а вокруг него в это время происходило что то необъяснимое... Колдун слышал, как кто то разговаривал, чувствовал, как множество демонических существ мечутся во тьме, не решаясь выйти на свет, слышал, как самые смелые твари набрасывались на кого то из присутствующих здесь... Разиэль почувствовал, как нечто или некто, сильный подошел к нему и на пару мгновений застыло... Затем последовал чувствительный пинок в бок, но вампир- призрак не обратил на него ни малейшего внимания- слишком долго силы застаивались в когда то кишащем жизнью организме. Демон четко слышал звон клинков и громкий рёв демонических созданий, но вдруг, что то просвистело буквально над ухом у некроманта и с тихим шлепком приземлилось неподалеку от полянки, освещенной огнём. Послышался пронзительный визг какой то твари. Наконец Разиэль почувствовал достаточное количество энергии, чтобы продолжать бой. Облокотившись на предплечье, демон рывком вскочил а ноги и приготовился отразить атаку первого, кто осмелиться напасть на него. Колдун заметил статного черноволосого мужчину в рваной серо- зеленой рубашке и изрядно измятых темных льняных штанах, который двумя клинками смело ударил двумя клинками высокого мужчину в черных, по виду очень тяжелых, латах. Мужчина был весь в крови и выглядел весьма взволнованным. Но вдруг в темноте что то тихо зашуршало... Колдун напрягся. Он мог отличить этот звук от смешения тысячи других, подобных ему... Из темноты показалась противная морда, вся заросшая длинной седой шерстью. Длинные усы, состоящие из нескольких слоёв наложенных один на другой и поросшими маленькими ворсинками, медленно прощупывали почву под огромными жучиными лапками. Длинная белёсая шерсть покрывала загривок, доходя до лопаток, а дальше шли две широкие глянцевые черные пластины, защищающие мягкую плоть от повреждений.
- Здравствуй, Разиэль... Ты помнишь, как ты убил меня???- Чуть слышно прошипело чудовище, по- мушиному потирая лапки.- Помнишь, сколько лет я служил тебе ради того, что бы ты придал мне облик человека?! Я ведь так хотел быть одним из вас!!!- Монстр сорвался на крик.
- Этого не может быть... Как, как ты нашел меня, Вэйльзар?!- В ужасе подумал колдун, резко подавшись назад.
- По следам во временном континиуме...- Хрипло прошуршал огромный жук, подходя всё ближе и ближе к демону.  Внезапно Вэйльзер издал противный дребезжащий звук и бросился на Разиэля, но колдун быстро взмахнул мечом, пройдясь лезвием по морде животного, и оно взвизгнув, резко отскочило в сторону. На землю упало несколько прядей седой шерсти, а с меча упало несколько капель крови. Морду демонического создания украшала свежая рана, а шерсть вокруг неё постепенно обагрялась темной кровью... Существо злобно зашипело и напружинив лапы, снова атаковало некроманта, но встретилось " лицом к лицу" с остриём Похитителя душ. По мечу, вошедшему в мягкую теплую плоть по рукоять, быстрым ручьём побежала кровь.
- Умри же, умри тварь!- С каким то непонятным остервенением одними губами прошептал демон, вырывая меч из тела огромного жука и размахнувшись втыкая его снова. Огромная демоническая тварь оглушительно закричало и размахнувшись, со всей силы ударило Разиэля двумя передними лапами. Демон  отлетел на несколько метров, едва не угодив в костёр. Монстр глухо захихикал и медленно подошел к корчившемуся от боли в голове, демону.
- Сейчас мы будем квиты...- Мстительно зашипело огромное существо, обнажая несколько сотен белоснежных клыков.
- Нет...- С трудом прошептал колдун, чувствуя на своём лице опаляющее дыхание дьявольского существа.
- Да.- Строго и четко сказал огромный жук, прижимая к земле одной лапой некроманта и занося над его грудью, другую.
- Никогда!- Выкрикнул Разиэль, нащупав рукоятку Похитителя душ. Демон ловко выскочил из под лапы монстра и запрыгнув на спину Вэйльзара, вонзил свой меч в его шею . Жук издал утробное бульканье и выплюнул несколько капель крови. Разиэль медленно, навалившись всем своим весом на меч, повернул его несколько раз по часовой стрелке. Чудовище сделало несколько неловких шагов и тяжело упало на землю, подняв легкий клубень пыли. Из его рта быстро побежал тонкий ручеёк крови, образуя маленькую лужицу под мордой демонической твари.
- И кто кого?- Насмешливо улыбнулся Рази, слезая с обмякшего тела своего бывшего " друга". И всё- таки демону было интересно, откуда вылезла и вообще появилась эта тварь? Но ещё больший интерес колдуна вызывали девушка и двое мужчин, которые так отчаянно сражались с этими тварями, вышедшими из недр Ада. Кто они? Как настроены? Как долго на этой земле?... Великое множество вопросов, вспуганными птицами, кружились в голове некроманта. Но твари и темноты не давали ему покоя. Несколько ящероподобных тварей с оглушительным криком, больше похожим на треск стекла, выскочили из темноты и напали на некроманта. Он видел, как еще второй мужчина, от которого веяло яростью и жаждой крови, нещадно убивал каждую темную тварь, которая осмеливалась выпрыгнуть из темноты в его сторону. Разиэль прищурился и разглядел на его левой руке не большую пентограмму, которая очевидно помогала ему колдовать. Яростно отбиваясь от адских тварей, Рази отходил всё дальше от костра, но заметив это, он быстро образовал энергетический шар и швырнув его  в морду одной из темных тварей, бросился к огню. Колдун чувствовал, что сил, что бы отбить атаку еще нескольких таких тварей ему не хватит,( а ведь смельчаки побороться за жизнь ещё найдутся!), а на сотворение боевого демона вполне будет достаточно, поэтому он решил попытать удачу и попробовать сделать демона. Напрягая мышцы рук, некромант чувствовал, как постепенно теряет силы, но упорно продолжал шептать заклинание, дабы создать некое подобие себя. Глаза мага горели ярко- зеленым светом, а на лбу выступили мелкие капельки пота и ему уже казалось, что эта пустая затея и её стоит бросить, пока он не потерял сознание, как тело его начало терять ясность очертания и стало постепенно раздваиваться. Разиэль почувствовал острую боль  и жжение в правом боку. Он видел демона, который отделился от его плоти, забрав почти все силы. Но демон был похож на колдуна лишь от части. Тело его было гораздо больше и имело две пары рук. Темно- синяя, почти черная кожа, бликовала в языках пламени, а ярко- красные глаза горели недобрым пламенем. На каждой руке у него было по четыре пальца, плавно переходящих в длинные черные ногти. На " двойнике" Разиэля была надета черная набедренная повязка из оленьей кожи, да за поясом красовались две сабли из стали.
- Что прикажите, господин?- Осведомился демон, кидая взгляды полные безразличия, на демонических тварей " пляшущих" вокруг клочка земли, освещенного костром.
- Убей их...- В изнеможении прошептал колдун, показывая на разбушевавшихся тварей в темноте.
- Слушаюсь.- Так же безразлично кинул демон и выхватив из- за пояса пару сабель, бесстрашно кинулся в темноту, сопровождаемый яростным визгом разнообразных тварей. Всё смешалось и поплыло в глазах некроманта: костер, люди, тёмные твари и темнота... Голоса и звуки начали напирать со всех сторон, а потом слившись в единый хор, разом стихли. Разиэль беспомощно растянулся около костра...

Отредактировано Разиэль (2011-11-05 18:57:54)

0

48

Темнота. С высоты птичьего полета можно разглядеть только несколько светлых, колышущихся точек - это своеобразные маячки, костры, у которых существа отчаянно борются за свою и чужую жизни. Животные, не принадлежащие этой ночи, затаились: птицы спрятались в дуплах и гнездах; олени, лоси и подобные им собрались в огромные стада, они полностью беззащитны и только количеством способны пересилить неприятеля - кто-то да выживет. Всеобщая бойня... В эту ночь нет ни одного существа, не обеспокоенного угрозой.
Птица замедлила свой полет - странно, что вообще она куда-то летит! -  и приземлилась на увесистую ветку дерева. Та слегка покачнулась, как будто отмахиваясь. Птица закричала безобразным криком и упала замертво после мощного удара чьей-то лапы, так и не успев оглядеться. А картина разворачивалась чудесная: по центру старательно трещал и хрустел веточками костер, явно постоянно подпитываемый древесиной и всем, что горело, у костра сидела грустная девушка, напряженно наблюдая за обстановкой. За ее спиной торчал внушительный осколок стены, хорошо оберегающий от нападения сзади. Руины вообще удобное место, для того, чтобы спрятаться. Правда, на сухой, каменистой земле ничего не может вырасти, и случайный странник не сможет защититься от непогоды под кроной дерева. Но куски стен, утыканные тут и там, как будто случайно, надежно спрячут редкого путника. Очевидно, что стены принадлежали странному лабиринту, поэтому разрушенные их остатки расположены настолько часто и хаотично.
Костер освещает лишь десяток метров, на этот светлый клочок стараются пробраться любые твари, но двое воинов упрямо отстаивают границы. Сражающиеся то и дело попадают на свет, делают несколько шагов и снова растворяются во тьме; иногда какая-то самоуверенная тварь метнется к костру и заверещит, ослепленная светом, прыгнет обратно, так и не заметив притаившуюся девушку. Но девушка тоже не просто так сидит: она командует своему хранителю, чтобы тот помогал держать оборону и тот, не видя другого выхода, помогает. В воздухе постоянно висит ужасный шум, вынуждая мысленно умолять о том, чтобы, наконец, оглохнуть. Эти звуки, рев, даже некое чавканье, когда твари в порыве ярости начинают драть друг друга, больно бьют по ушам. К нему нельзя привыкнуть; через какое-то время ты перестаешь замечать шум, но только потому, что в данный момент что-то еще более болезненное и неприятное отвлекает тебя. Ветра нет, вязкая духота забивает легкие, не давая вдохнуть полной грудью.
Вскоре у того самого костра появляется внушительная гора тел, кровь пропитывает скупую почву, а рев усиливается. Сколько часов сражаются воины? Сколько осталось?
Монтесума сделал пару шагов назад, не решаясь напасть на настолько сильного противника. Во время боя он не мог отвлечься - все внимание только на противников. Он несколько раз, как будто очнувшись, вспоминал о своих товарищах, которые находились в паре метров от него. Никто не кричал, не просил о помощи, очевидно, что они в порядке. Однако демон все равно с беспокойством вспоминал о совершенно беззащитной девушке, оглядывался, убеждаясь в том, что она цела, из-за чего пропускал новые атаки монстров, которые не ждали и нападали при любом удобном случае. Телепат пока не появлялся, видимо, решил пока утомить их с Гарретом до изнеможения. А что же Гаррет? Монти окликнул его. Ответа не послышалось.
Жгучая, но узкая боль заставила демона вновь обратить все внимание на битву - химера, на этот раз немного другая, ужалила его в ногу, чуть выше колена. Монтесума согнулся, чувствуя, что нога слабеет, но заставил себя ударить неприятеля и отрубить химере злосчастный хвост. У него оставалась энергия, помогающая ему держаться твердо, он мог даже отрастить себе временные конечности, если бы те были отсечены, но после битвы непременно погиб бы.
Монтесума быстро, пока новые твари не последовали примеру наглой химеры, попятился назад и развернулся, кое-как парируя вялые атаки, что было не сложно, монстры атаковали вполне предсказуемо - зубами и когтями.
Глаза Гаррета горели по-звериному. Он уже расправился со всеми, кто ему угрожал, и со всех ног (хотя, бежал он на четвереньках), ринулся к той единственной вещи, которая раздражала его взгляд – к огню. Монтесума очень удивился подобной сцене, но увидел, что воин хотя и поступал, мягко говоря, странно, но нападать на своих пока не собирался. Да и с монстрами так он справлялся в разы быстрее. Внезапно то тело, что Монтесума по невнимательности счел трупом, поднялось. Существо наколдовало себе что-то вроде фантома, как Монти обычно называл подобных призванных тварей, и снова улеглось.  "Глупо как-то" - быстро подумал он, торопливо уворачиваясь от прыгающего на него зверя. "Хуже не сделает" - решил Монтесума и переглянулся с Анешей, быстро отвел взгляд и развернулся.
Монстров не было. Внезапная тишина оглушила. Ни единого торчавшего из тени хвоста, ни единой пары сияющих во тьме глаз.
Только телепат стоял, гордо выпрямив спину.
Монтесума, убедившись, что Анеше ничего не угрожает, ведь твари куда-то пропали, ринулся в бой. Он быстро забежал противнику за спину и вонзил меч в хрупкое место стыков доспеха. Он уже почувствовал, как клинок плавно входил в разгоряченную плоть, как противник исчез. Через секунду демон в недоумении повернулся и сразу же пригнулся - он обнаружил телепата уже с поднятым для сокрушительного удара мечом. Тяжелое оружие проскользнуло по воздуху и Монти, пригнувшись, юрко снова проскочил врагу за спину. И враг еще раз повторил свой трюк, исчезнув и появившись у демона за спиной. "Да что же это такое?!"
Телепат захохотал. "Самое время для смеха"
Монтесума ударил, на этот раз удачно, сильно ранив противнику запястье. Враг на мгновение растерялся, очевидно, не понимая, как настолько слабый противник смог вообще его задеть. Монтесума с торжествующим видом ухмыльнулся, ловко, словно тень, отпрыгнул в сторону и хотел было снова ударить, как руку ошпарило, как будто кипятком. Демон в недоумении отпрянул, уставившись на место боли: телепат не мог так быстро нанести удар, он вообще стоял к нему спиной! Рука предательски дрогнула, но демон все еще крепко держал оружие. Присмотревшись, он заметил, что его рука была ранена в том же месте, что и у противника!
- Проклятье, - тихо, даже слишком спокойно прошипел демон, яростно и возбужденно глядя на соперника.
- Только что догадался? - отвратительно улыбнулся враг. Демон, конечно не мог знать каково выражение его лица, потому что оно было закрыто изрядно помятым шлемом, он просто чувствовал эту едкую ухмылку на сухих, словно истлевших, губах.
"Это снова иллюзия" - решил Монтесума, будучи твердо уверенным в невозможности подобной магии. Он снова ударил - противник даже не счел нужным пытаться сражаться. Лезвие меча вошло глубоко в живот, минуя доспехи. Тут же они оба осели на четвереньки,  глядя друг на друга. Монтесума дрожал от боли и обиды, выплевывая кровавую пену. Противник откровенно веселился и язвительно праздновал победу; он всего лишь создание тьмы, у него нет другой жизни и ему совершенно плевать на свое будущее. У него нет желаний, нет страхов или стремлений. Такой противник наиболее опасен – ему не страшна смерть.
- Ты еще можешь выжить! Или ты убьешь меня ценой своей жизни? - вполне спокойно поинтересовался противник, явно настроенный пообщаться. Никакого злобного смеха не было, наперекор стереотипам о злодеях. Зато он, как положено, болтал много и безрассудно. Хотя... Что ему терять?
Монтесума приподнялся, исподлобья глядя на противника. И тут он осознал - уже как целых десять минут он не замечает света от костра! И все равно как-то видит.
Сильно хромая на раненную ногу, бросив один клинок и прижимая рану освободившийся рукой, Монти поковылял на противника. А враг как-то по-детски делал несколько шагов от раненного демона, он двигался свободно и легко, как будто был цел. Монтесума, не в силах догнать противника, столь непринужденно отходившего от него и не видя другого выхода, решился. Он опустился на колени, взял клинок и быстро, так, чтобы не думать и не боятся, вонзил клинок себе в шею. Жуткая боль, а еще более жуткий страх не смогли вынудить руку дрогнуть. Однако, боль быстро рассеялась. Монтесума открыл глаза - неподалеку костерок, Анеша, Гаррет, убивающий остатки монстров, страж-хранитель, уже весь израненный добивает тех, кто умудрился-таки добраться до света. Фантом тоже старательно вычищает местность. А он, Монтесума лежит на земле и безразлично смотрит на телепата. Он уже замахнулся оружием, кривя лицо под шлемом. Монтесума, из последних сил попытался приподняться, но телепат жестко и больно наступил ему на грудь, сдавив легкие. Демон закашлял, вяло, инстинктивно пытаясь выбраться. Ощущение, что он тонет не покидало его. Монтесума тонул, сначала пытаясь барахтаться, но потом обнаружил стальные кандалы на ногах, неизменно, упрямо и с холодной жестокостью тянущих его вниз, в пропасть. Смерть неминуема - теперь уже все равно. Это мгновение, когда действительно уже "все равно" длилось очень долго. Никаких чувств, кроме сладкого волнения перед покоем, как перед пробуждением, демон не ощущал.
"Прости, Монтесума. Я не могу тебе помочь" - как приговор прозвучали слова хранителя. Раз он все-таки сказал это, значит действительно. Конец.
Меч неминуемо, с сокрушительной мощью приближался, но луч света, луч спасительного солнца заставил телепата оглянуться. Так и есть - ночь окончена. Но телепат снова, упрямо замахнулся рукой, уже истлевая. Оружие с гораздо меньшей, но все же достаточной для того чтобы разрубить шею, силой устремилось к демону. Но тот, по-адски ухмыльнувшись, перехватил лезвие незащищенной рукой прямо у своей шеи. Руку слегка ранило, зато голова осталась на плечах. После этого телепат издал предсмертный хрип, упал и быстро истлел. Большинство тварей успели отступить, остатки своеобразной армии уже корчились и сгорали, вереща, словно грешники в яростном пламени ада.
Монтесума с каким-то циничным равнодушием встал, отряхнул с тела прах врагов и подошел к костру. Он затоптал его, в знак окончания ночи, и плавно опустился рядом с девушкой, наблюдая как Гаррет и таинственный незнакомец тоже приходят в себя. Монтесума выглядел очень устало: под глазами черные круги, одежда вся изорванная, по всему телу мелкие царапины и крупные порезы. Спина так и вовсе состояла из одной большой раны, кое-где покрытой изодранной в клочья кожи. Он, морщась, ощущал все новые и новые порезы на теле, как будто получил их только что, а не несколько часов назад. Адреналин больше не помогал терпеть боль. Монтесума почувствовав чудовищную усталость и еще раз посмотрев на Анешу, сжал ее руку и уснул сидя, чуть прижавшись к ней и облокачиваясь на кусок стены, все это время защищающий их всех от полного окружения врагами.

+1

49

Долгожданный рассвет. Может быть и немного, но всё же Зверь управлял телом Гаррета и магу это очень не нравилось. Это чувство, ужасное чувство, будто кто-то другой был в тебе. Ты всё видел, но ничего не мог сделать. Если бы солнце помедлило ещё чуть-чуть, если бы у Зверя было чуть больше времени в тот момент, когда враги уже кончились, маг, возможно, поднял бы руку на своих товарищей, и, что было бы самым ужасным - на даму. Но эта ночь вообще полная везения.
Маг, придя в себя (это было похоже на секундный обморок), без лишних слов начал бродить по полю боя, собирая свои раскиданные доспехи и одежду. После этой утомительной ночи никакого желания наряжать на себя доспехи не было, поэтому Гаррет просто-напросто отнес их в кучу рядом с костром, а сам надел на себя лишь меховой ворот и набедренную повязку. Он был очень утомлён, его движениями были неровными и резкими, он устало взял посох и потащил его по земле – сейчас он казался магу неподъёмным.
А это ещё кто?
Подойдя к месту, где ещё недавно горел костер, Гаррет уставился на незнакомца, который валялся рядом.
-Это что за тело? – он тыкнул посохом в лежащую на земле тварь – Впрочем, мне нет дела – он завалился на землю – Я только отдохну чуток, а потом сваливаю отсюда. Не желаю иметь дела со всякими тварями и демонами – маг зыркнул на Монтесуму, а затем на ещё  не знакомую ему девушку – Дева, голодная?
Гаррет полез в свою маленькую сумку, проверил в ней наличие запасов еды, после чего взял себе один кусок и бросил девушке.
-Оленина. Сушёная – продиктовал он очевидный факт, после чего принялся есть – Забирай всё. Если хочешь, могу взять с собой до ближайшего города, хотя, я так понимаю, ты с этим – он вновь недобро покосился на демона.
Я слишком устал, чтобы что-то сейчас делать. Мне нужен хотя бы часок, а потом пойду в таверну и отдохну как следует. Может, бабёнку там найду да развлекусь, наконец-таки. До ближайшего города часа три-четыре пешочком, если держаться темпа. Не так уж и долго.

0

50

Солнце медленно поднималось и нерешительно посылало свои первые, спасительные лучи из-за горизонта. Твари исчезали, буквально истлевая в свете - и уже мертвые, и еще живые. Но почему-то у Анеши не появлялось восторга, подходящего моменту. Нетерпение, с которым ожидался рассвет в начале ночи, куда-то бесследно испарилось, затерявшись в усталости. Осталась только успокоительная мысль о том, что все живы.
Прихрамывая, к облокотившейся на каменную стену руин девушке подошел озисс. К его ранам за последние часы прибавилось еще несколько царапин и ссадин, свалявшаяся шерсть была в крови.
- Боги, до чего я тебя довела... прости, Энлиль. Уходи скорее - тебе надо отдохнуть, - прошептала девушка. Привстав, она медленно провела по загривку устало склонившегося к ней хранителя. Сердце действительно болезненно сжалось. Конечно, хранители не совсем то же самое, что обычные существа. Их невозможно убить. Но они чувствуют боль.
- Зови, если что, Анеша, - не стал даже спорить озисс. Напоследок пристально заглянув в глаза хозяйки, он исчез. А магичка, устало прикрыв глаза и опять откинувшись на холодный камень позади, невольно потянулась к шее, туда, где лежала на груди теплая руна. Анеша отлично понимала, что все произошедшее еще придется обсудить с хранителем, и вряд ли тот сильно доволен. Но сил размышлять об этом не было.
Раздался тихий шорох шагов по земле. Магичке не было необходимости открывать глаза - она и без того отлично чувствовала демона, догадываясь, что тот вряд ли выглядит лучше, чем озисс. Она вообще осталась единственной, кто не получил ран физических - и за это почему-то ощущалась вина. Попытки успокоить совесть тем, что, отдав все силы, она и так сделала все, что могла, мало помогали. Впрочем, и демонстрировать это девушка не собиралась. Кто теперь скажет - принесла ли она больше проблем необходимостью следить за собой, или больше пользы присутствием своего хранителя и одолженной силой, благодаря которой Монтесума сражался?..
Демон потоптался еще с минуту, и Анеша все-таки приоткрыла глаза, чтобы увидеть, как тот тушит костер. Это бесполезное занятие, которому тот, весь израненный, придавался с крайне сосредоточенным видом, вызвало усталую улыбку у девушки. К чему это? Но озвучивать ее магичка не стала - в конце-концов, каждый расслабляется по-своему. Монти, тем временем закончив, все так же молча опустился рядом. Несмотря на то, что здравый смысл внутри что-то недовольно пискнул, отстраняться она не стала. Тихонько фыркнула, довольно чувствуя теплый бок рядом и невольно припоминая, как три года назад и вовсе заснула с демоном в обнимку. Что не помешало ему исчезнуть так тихо, что она даже не проснулась... "Интересно, в это раз он поступит так же? Лучше, чтобы да, наверное..." - мелькнула мысль. Впрочем, руку парня, почувствовав прикосновение, Анеша все равно в ответ сжала.
Монтесума заснул тут же. Скорее даже просто отключился, видимо, обессилев вконец. Анеше, после столь напряженных суток без сна, до жути хотелось поступить так же. Но вначале было еще кое-что. Точнее - кое-кто. Напротив у костра опустился Гаррет, настороженно окинув взглядом Монтесуму и незнакомца, о присутствии которого девушка едва не забыла.
"Дева..." - мысленно усмехнулась Анеша, впрочем, довольная отсутствием вопросов, которые вполне законно могли последовать. Даже должны были, учитывая все. Впрочем, будь она менее усталой, поинтересовалась бы и сама - что это было, когда она, даже особенно не приглядываясь, почувствовала столь резкую смену силы? Но сейчас было как-то не до того, и, видимо, маг придерживался того же мнения. Предложение поесть, учитывая давность завтрака, в итоге заменившего заодно обед и ужин, было к месту. Вот только все же куда больше хотелось поспать. И плевать, что уже рассвет - несколько часов сна все они заслужили.
- Я не с этим и не с кем, я сама по себе, - вновь прикрыв глаза, ответила девушка Гаррету. - И зовут меня, кстати, Анеша. Спасибо за все... хотя не стоит отдавать запасы - мне все равно тоже скоро в город. А сейчас хочу только спать. И Монти... ты его прости за грубость. Он вообще-то неплохой, пусть и демон.
Сама сказав, сама Анеша тут же в своих словах и засомневалась. На самой грани сознательного и бессознательного постоянно присутствовала мысль, что все же парень, как не посмотри, демон. А большая часть общения с этими не самыми милыми из разумных существ доказывала, что с ними стоит быть осторожней как минимум, а лучше и вовсе унести ноги, пока есть возможность. Но в тоже время другой голос внутри упорно заявлял, что Монтесума уже не раз доказал, что ему-то верить можно. Уже не раз он упустил возможность ее убить... да что угодно сделать. Однако со стороны, как отлично понимала Анеша, выглядело все это не очень. Она, "дева", сидит едва не в обнимку с демоном и не капли по этому поводу не волнуется. Невольно вспоминался единственный эпитет единственного светлого, что видел их вместе - "подстилка демона". И это невольно наводило на мысль, что сидящий рядом маг примерно такого же мнения. Или, в лучшем случае, считает ее наивной дурочкой.
- Лучше поешь. Ты дама хрупкая, тебе лучше не перенапрягаться. Можете спать спокойно, я постою на дозоре. Раз уж тебе тоже в город, я тебя провожу, – уверенно сказал Гаррет, откусывая кусок от мяса в руках. Он уже точно решил - демон вскружил девчонке голову. Если так, то нужно их поскорее разлучить – иначе он легко заберёт душу простачки. – Что же по поводу демона… Так и быть, ради тебя, я прощу его.
"Значит, так оно и есть" - хмыкнула про себя Анеша несколько смущенно. Понимание того, что маг со своей стороны прав, и поступает даже благородно, решив проследить за ней, пока они не доберутся до города, вызывало чувство вины. И, как любой человек это чувство недолюбливая, магичка чувствовала больше раздражения, чем благодарности. И почему, как сам Монтесума, так и теперь этот человек, относятся к ней как к беспомощному дитяти? Будто не понимают, что до этого она как-то прожила двадцать два года, до сих пор живая и даже вполне целая.
- Ради меня? - Анеша подняла брови. - Право, не стою вашего беспокойства, Гаррет. Я отлично выживаю и в одиночку, - девушка сделала ударение на последнее слово, намекая на Монтесуму. Точнее, на отсутствие его рядом большую часть времени.
- Ты уже прекрасно показала, как отлично выживаешь, Анеша, – с доброй улыбкой парировал Гаррет, очевидно, не впечатлившись. – Но кое-где может не найтись такой удобной стеночки.
- Если бы я была одна, меня бы давно здесь не было, - вырвалось у девушки. Недовольно фыркнув своим же словам, она покосилась на демона, убеждаясь, что тот спит. Да, прогулка по пещерам заняла бы куда меньше времени, передвигайся она на Энлиле. Но претензии предъявлять было как минимум нечестно, особенно если припомнить тролля. - К тому же, не каждая ночь - Безлунная.
- А, ты о своём хранителе? – маг, закончив с трапезой, подвинул к себе посох. – Ну, что ж, как угодно. Но в любом случае – нам в одном направлении двигаться. А что с этим делать будем?
Гаррет вновь тыкнул в лежащего рядом незнакомца. Почему-то в маге разыгралось странное чувство, ни то жалость, ни то сострадание, и  захотелось помочь пареньку. Он взял мех, которым обычно прикрывал свою шею, и подложил монстру под голову, чтобы тот устроился поудобнее. "Дьявол, неужели это девка на меня так влияет?!" - мысленно ругнулся на себя Гаррет.
- Понятия не имею, - честно ответила девушка. Ей отвлечься от темы было куда сложней, но и поднимать ее вновь не хотелось. Так что Анеша лишь более внимательным взглядом окинула лежащее у костра существо. Кто бы это не был - пугаться сил не было, наоборот, просыпалось скорее сочувствие. Всем приходится нелегко в такие ночи. - Очнется - будем смотреть. - озвучила она свои мысли. -  А пока... я могу позвать Энлиля, он посторожит. - магичка вновь поддалась стремлению доказать свою полезность. И скорее обрадовалась, когда мужчина отказался.
- Успокойся уже, хватит докучать Хранителю. Просто поспи немного. Одеяло дать? – Гаррет взял очередной лоскут плотной ткани, который служил ему одновременно эдакой маговской версией юбки и одеялом. – Или что-то вроде одеяла…
- Спасибо, - смешливо фыркнула магичка, которую зрелище не порадовало. - У меня плащ теплый. А вообще, если такая забота - это способ извиниться, то вы уже прощены. - с вновь проснувшимся ехидством добавила она.
- Ну, как знаешь, – только и повторил маг, после чего накинул себе на ноги ткань и устремил свой взгляд в спящего демона. Гаррет крепко сжал посох, готовый в любой момент броситься на демона или на того странного чудика, который валялся рядом. Он даже и не думал смыкать глаза. Анеша же, устало вздохнув, решила, что все мысли о том, как и с кем ей себя вести и кому можно верить, стоит отложить до момента, когда она отоспится. Не задумываясь положив голову на плечо спящего рядом демона и свободной рукой поправив плащ, она закрыла глаза. Последней, уже почти неосознанной, мыслью было - стоит все-таки быть чуть добрее. И благодарнее...
- Я вам правда очень благодарна... - пробормотала девушка напоследок, уже погружаясь в крепкий сон.

+1


Вы здесь » ... » Подземелье » ·Руины