...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Таверна "Добрые Вести" » Двор


Двор

Сообщений 1 страница 35 из 35

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/448-1-f.jpg
К таверне от улицы отбегает хорошо утоптанная в любую погоду тропинка, которые выводит путника на небольшой двор с коновязью, возле которой можно оставить своего гривастого спутника.  Окружают двор заросли колючих кустов. В центре дворика стоит заброшенный колодец, который авно уже не дает воды.

0

2

Казалось, что в тот самый, требующий величайшей концентрации и сосредоточения, момент длился не менее сотни - нет, - тысячи часов! Звуки, множество звуков вихрем окружили его, с головы до ног окутав тончайшей мембраной из самых разнообразных симфоний, мелодий, шорохов, скрипов, диких завываний, принадлежащих ни то какому-то чудному зверю, ни то роще деревьев в ветреную погоду. То мелодичные, приятные для слуха, то жуткие, скрежещущие о барабанные перепонки, какофонии показались бы кому-то самой непереносимой гаммой звука и мысли во всем мире. То тихим плачем, то грохотом, то невыносимым гудением мешало само пространство ходу мыслей, путая их в голове, мешая сконцентрироваться, как следует - а ведь именно отсутствие предельного внимания в любую минуту может стоить жизни. Да, ведь такое редкое ощущение может быть сравнимо лишь с тем, когда кто-то намерено, длинными, острыми когтями пробирается тебе в самую душу, разрушая все твое сознание изнутри. Ха, наверняка, неподготовленное к подобному испытанию, существо легко лишилось бы рассудка, но...
  Несмотря на это, тот, кто проходил между тонкими гранями пространства, стараясь при этом не нарушить цепь времени, тот, кто использовал все свои силы, чтобы держать "себя" взаперти, тот, кому в этот момент малейшая ошибка могла бы стоить жизни - он проходил через это уже не первый раз и, вероятно, не в последний раз. Ох, ему уже множество раз приходилось использовать эту чудную силу, дарованную ему недрами самого Пандемония, чтобы преодолевать колоссальные пространства, с одного континента на другой, от одних племен человеческих к другим . Десятки тысяч, миллионы световых лет со свистом пролетели незаметно, и в то же время казалось, что прошла ни одна вечность -  столько времени, сил, безуспешных стараний он затратил на то, чтобы найти того, одного единственного, своего противника. Но нет, как можно называть противником того, кто ни в коей мере не был равен тебе по силе? И сколько еще осталось ему до того момента, когда злосчастный вор будет, наконец, пойман. "Осталось совсем немного", твердил ему тихим эхом слабый внутренний голос, но он не мог вселять большой уверенности. Однако что это за странная штука - вера. Она есть у каждого, искаженная иль нет, чистая или, наоборот, очерненная злобой, но любому существу положено верить. И он тоже какой-то частью себя верил в успех, конец всех напастей - ох, как же ему не терпелось, как же он жаждал поскорее вернуться в свой собственный мир. В итоге, как же все это ему осточертело; вечное хождение по мукам, жизнь среди жалких смертных, без единой возможности обрести покой. К счастью, в то же самое время, нечего было бы и опасаться. Единственный в своем роде, он был нимало известен среди жителей подземного мира, и ни менее реже слетало его имя с уст жителей земных. Многие слагали ленеды о его бессмертии, да был он бессмертен в душах живых существ, сея в них трепет и пожиная страх.
  Имя ему было Везельвул.
  Но не более десяти минут длилась разрезающая пространство и заставляющая стискивать зубы от еле переносимого напряжения наполненная влагой мелодия "Бесконечности". Затем неожиданная вспышка яркого света, поглотившая одним своим появлением все пространство вокруг себя, и заставившая немедля воцариться в воздухе чарующей, впитывающей звуки, словно губка, тишине. Резкий поток ветра, словно торнадо, всасывающий все в свою смертельную воронку, толкнул его в спину, подымая вверх и едва ли не швыряя из стороны в сторону. Все дольше и дольше тянулось адское кружение... адское? Для демона не существует слова "Ад". И что же он, ведь тут, следует признаться, совершенно нечего опасаться - не впервой ему проходить через подобное. К тому же страх порождает сомнения, а сомнения способны уничтожить даже самую ужасающую силу...
  Но еще мгновение - и расстаяли остатки искаженного пространства. Перед взором демона возник черный в ночных сумерках и мерцающий неизвестностью, лес. Темные сосны, росшие до самого неба и касающиеся его своими верхушками, могли бы вселить непринужденное благоговение, а казавшаяся огромной, неизменно полная, луна неловко бросала пятна света на неровную поверхность влажной земли. Везельвул, оглядевшись вокруг себя, довольно улыбнулся - все-таки, он приземлился именно там, где и должен был. Да и, собственно, как могло быть иначе? Ведь каждый потаенный уголок этого мирка он знал досконально, и эта небольшая пологая низменность, в которой уютно устроился большой двор с конюшней, и прилегающий прямиком к весьма знаменитой таверне "Добрые вести". Да-да, уже ни раз он проходил здесь, влекомый бесконечными поисками... но теперь-то его мучениям настанет конец!
  Демон, помедлив не более доли секунды, прижался к самой земле и, ловко подпрыгнув вверх, приземлился на самой деревянной крыше конюшни. Лошади, видимо, почуяв исходящую от Зеллуса темную энергию - не замедлило возникнуть тихое фырканье и глухие удары копытами о застланный сеном, деревянный пол. Нужно было торопиться. Да и самому демону "Промедление было смерти подобно". Ах, если он все-таки нагнал своего соперника, то...
   - Сколько мышке не бежать, кошка все равно нагонит его, - пронеслось в голове Везельвула, а лицо его исказила самодовольная гримаса. Вот она, крыша таверны, виднеется среди черных стволов деревьев - его цель. И, пожалуй, теперь он готов.
   Неслышно вдохнув в легкие воздух, демон полуприкрыл глаза и, выставив перед собой правую руку ладонью вверх, сосредоточил в ней часть своей силы, а поток другой направил через свое сознание. Потребовалось некоторое время, чтобы циркулирующая в холодных венах демона аурическая сила начала действовать; Зеллус почувствовал легкое покалывание в кончиках пальцев. Еще пара секунд - и в ладони Везельвула сиял яркой звездой крупный электрический шар. Он мерцал и искрился, а его "нутро" быстро пересекали резкие золотистые молнии. Глаза демона неистово блестели - девятый круг Ада, давно же, давно он ждал этого момента... подняв руку со смертоносным шаром вверх, он сделал решающий множество судеб, бросок.
  Подобно комете, смертоносное оружие со свистом пронеслось мимо деревьев, бросая желтые блики на белый чистый снег. За момент до соприкосновения с деревянным "боком" таверны, шар неожиданно ярко вспыхнул - и тут же, словно по чьему-то велению, словно невидимым словом или действием, - бешеные языки пламени живо распространились по косой крыше, один за другим пожирая сосновые бревна, перескакивая с одной веточки на другую, горя живородящей демонов жизнью, взамен отнимающей жалкие земные жизни. Везельвул с еле скрываемым удовольствием смотрел на живо распространяющийся огонь, а затем, легко вспрыгнув на одну из толстых дубовых веток, угрюмо нависших над самим двором, замер в немом ожидании. Еще пара мгновений, и все его беды закончатся!
  А что до чужих жизней? Собственно говоря, он не видел ничего ужасного и в смерти - да и кого, собственно, волнуют душу нескольких пьяниц? Тем более что у их душ совершенно отсутствует вкус.
  Попасть в Ад? Что же, милости просим. В чем же иначе призвание демона, как не причинять людским душам горе и страдание.
  И все-таки немного он сожалел о содеянном - где же еще он попробует такое хорошее борское вино?

+4

3

<<<Гостиница.
ОФФ: Я там написала действия здесь, чтобы все было логично. Читай там.

0

4

< Гостиница
С полу-съеденными едким дымом глазами, на подкашивающихся от еще колко терзающего тело яда и втянутого внутрь судорожным дыханием пепла ногах, готовым просто лечь на раскаленную поверхность и заживо сгореть, лишь бы никуда больше не идти, не бежать и не нестись, постоянно чувствуя под ногами проваливающийся хрустящий от огня пол, а на своей одежде горячие отчаянно жгущие искры, Эрик вывалился из гостиницы во двор, с полным опустошением в душе глядя на темные силуэты деревьев вдали и очертания домов деревни. Плащ был усыпан толстым слоем липкой гари, ладони непроизвольно сжимали догорающие обломки перил и стен, обожженная кожа и легкие словно медленно тлели. Надо было съесть шоколадку целиком и умереть прямо там. Не так долго и совершенно безнадежно. В спину ударило потоком жара, из таверны хлынул паникующий и мгновенно протрезвевший народ, но на них всех было плевать. Спасутся-молодцы, могут искать новое место для пьянствования, не спасутся-не повезло. Сейчас всем друг на друга будет плевать, всех будут волновать только собственные проблемы и собственная боль. Впрочем, как всегда.
Снова зажмурившись, парень неопределенно пошатнулся. Мозг распухал от чужих криков и криков своей же изучавшейся за вечер души, дыхательные пути едва ли не извивались и скручивались в петли от боли ожогов, пальцы медленно чернели, голову окончательно сдавило между каменными стенами, а внутренние органы разрывало так, как если бы в них впивались загнутые когти. Через силу и лишь благодаря инстинкту уйти куда-нибудь дальше от бушующего пламени, Рик, периодически содрогаясь в конвульсиях, сделал пару коротких резких шагов вперед и упал на колени. Сырая и не до конца просохшая после вечерней росы земля едва спасала от полной моральной гибели и частичной физической. Но кто знает, ему сейчас так хотелось просто умереть, что, даже если бы он сейчас остался телесно жив, слишком легко было зарезаться самостоятельно-слишком больно, настолько, что, наплевав на честь и силу воли, хочется перестать все это терпеть. Из груди глухо вырывались настоящие стоны, которые через каждые пятнадцать секунд срывала череда хриплого кашля. Может быть, рядом с грохотом до основания рушилось здание, его верхняя часть, объятая кроваво-рыжим огнем сползала набок и падала вниз, в то время, пока нижняя часть падала в другую сторону, раскрываясь, как картонная коробка и открывая остатки прежних столов таверны, на месте которых теперь танцевали огромные объемные клубы пожара. Может быть, от горелого воздуха начинались галлюцинации. Эрика резко сдавило изнутри, и это жуткое, позорное ощущение, будто все внутренности сейчас вывалятся наружу, снова вонзилось острием копья в мозг. Вдруг глаза сами собой раскрылись, и первым в поле зрения попала эта родная, округлая ярко-рыжая фигура коня, явно сорвавшегося с привязи и теперь мечущегося между молекулами перепуганной толпы, регулярно вздымающегося на свечу. Чуть ли не зажимая себе рот ладонями, для того, чтобы не закричать, Эр в который раз поднялся и, почти что умирая, с тихим вымученным шипением подошел к взмыленной лошади, пытаясь кое-как ее успокоить. Рывок вправо, рывок влево, скачок вперед и назад-парень резко схватил летающий по груди рыжего повод. Но пробовать удержать сходящее с ума животное, пусть и старого друга, будучи в состоянии только-только начавшего отходить от хватки смерти человека-не имело смысла. Поэтому, сжав повод в руке, Эарлерн просто безнадежно рухнул коню под ноги, больше от бессилия, чем от надежды, что это поможет. Недалеко он заметил знакомую женскую фигуру, лежащую на земле, а рядом с ней-силуэт красноглазого "знакомого". Но больше вставать и идти сил нет. Нету сил говорить. Что же тогда делать? Как автоматически не отрывая от тех знакомцев взгляда, Эрик сжал пясть все еще топчущегося коня и перестал сопротивляться желанию уронить голову на землю с холодной сырой, неожиданно контрастирующей с окружающей средой травой.

+1

5

Молния выскочила из-зо окна горящего здания и не удачно поставив лапы, кубарем покатилась по земле. - Черт... - тихо выругалась волчица, вставая на свои лапы и отряхивая сырую землю. Та тут же упала, подчиняясь воле Темной. Ну что, жива? Не задавай глупых вопросов, но вообще то да... Черт, кто это сделал? А ты оглянись и присмотрись. Это был риторический вопрос... Молния действительно, осмотрев всех присуствующих расмотрела в толпе тех, кто не выглядел такими уж "пострадавшими". Они? Угу... А зачем? Слушай, что пристала? Я тебе что, энциклопедия!? Я тебя укушу... Давай потом... Мне кажется, вот так просто нам тут не дадут уйти. Да, ты наверное прав, но все же интересно, зачем?... Ладно люди, демоны постоянно так или иначе отправляют их души в Ад, но вот остальних то зачем. Те  двоя явно из темных. Волчица еле заметно кивнула в сторону демона и вампирши. Може, у него крыша поехала... Ни чего поумнее не мог придумать? Да я серьезно. По логике... Тут нет логики. А значит... Ну знаешь ли, этот мир логике воообще редко поддается. Молния легла и стала ждать, не ясно чего. Что-нибудь да случится... А если драка? Скорее всего я свалю. Я и не сомневался... Тогда зачем спрашиваешь!? *Визг* Да отпусти же! *Скозь зубы* И не подумаю. Да отстань! Не буду я тогда вопросы задавать, не буду, только отпусти хвост! Надо же, какие мы ранимые. *отпускает* Волчица закашлилась, как только это может делать волк. Все таки дыма она успела наглотаться, только глаза у неё не болели. Ей просто повезло. Повезло ,что вобще осталась жива. На долго ли... Ладно, я все равно смоюсь отсюда. Мне некого и не чего тут защищать.

0

6

Наконец то свобода! Выбежав из таверны Адни жадно заглатовала воздух. Дыханием это назвать язык не поворачивался, больше походило на то, как обезвожанный человек прибывающий долгое время в пустыни глотал воду. Свежий воздух рвал легкие на куски, Анадне стало больно дышать, а глаза все еще слезились от едкого дыма. От большого количества кислорода стала кружится голова, было очень жарко и душно, и лиса раздирая плащ выбралась из него. Головная боль все еще донимала Адни, как будто то голове бьют расскаленным железом. Боль была адская...В голове стоял гул боли, а кричавшие от ужаса люди только ухудшали положение. Многие из них горя в огне выбегали из таверны, те которые оказались в первых рядах повезло больше.
Потихоньку таверна начала рушатся, как карточный домик, она начала покачиватся от любого ветра. Крыша грозила вот-вот  сломатся и обрушатся на головы еще оставшихся в доме людей. Люди выпригивали прям из окон. Их лица были искажены гримасами боли, было чувство что они попали в маленький Ад. Некоторые тупицы пытались тушить пожар выном из бочек, сами не понимая того, что делали только хуже.
Анадна лежала на влажной промерзлой земле и потихоньку приходила в себя. Она попыталась встать, но толкающие жруг друга люди сильно мешали. Спустя пару секунд на таверну упало небольшое дерево. Его ветки полностью сгорели, а само было цвета темного камня. В доме образовалась дыра, в ней было видно множество обезображенных трупов и еще пытавшихся спастись несчастных людишек.
Вот тебе и "Добрые Вести". Адни чертыхаясь встала, она сильно шаталась в поисках опоры как будто пьяная. Схватившись за небольшой заборчик она почти полностью пришла в себя.
-Воды... надо выпить...воды...- устало бормотала лиса-волк.
Она достала недавно наполненную флягу и сделала всего один глотов, этого хватило что бы ее голова просветлела. Убрав флягу она начала озиратся по сторонам. Всем было уже наплевать кто находился под плащем, все сражались за жизнь...Наполненные ужасом глаза Адни неотрывно смотрели на полуразрушенную и горящую таверну. Ужас заполонил все-разум, мысли, голос. Было такое чувство что звук выключили, на на самом деле стоял невыносимый крик всех кто тут находился. Страх  оцепенил многих.
Анадна стояла неподвижно, казалось ее охватил паралич, она смотрела эту душераздирающую картину. Ей очень хотелось хотелось помочь. Откуда сожеление к людям, к этим безсердечным существам. Первой ее мыслю было потушить пожар, но как, он был слишком большим, да и воды столько не где взять.
Многие посетители бежали, многие остались, но все чего то ждали. Зачем Адни вообще сюда пришла, сейчас бы сидела на пеньке или на полянке и грелась на солнышке. И не было бы ни каких проблем. Что же ее манило сюда.
-Может это знак?..думала Анадна.Но сейчас нет времени отвлекатся, надо действовать или хотя бы посмотреть кто выжил. Только сквозь дым вообще не чего не было видно, как будто плотный туман завалок всю деревню. Темные клубни дыма все выше поднимались к небу, из за которого перестали быть видны звезды. Они были похожи на маленьких светлячков, которые освещали землю. Осталась только луна, и то дым грозил захватить ее в свои ужасные черные лапы.
-Демоны, убийца...-шелестели деревья.
Значит это был демон...Странно, очень странно. Адни оглянулась по сторонам. Она заметела двоих людей-девушку и мужчину. Может это и есть демоны. Девушка лежала на земле, явно наглатавшись много дыма потеряла сознание. А молодой человек с кем то разговаривал.
-Вампирша...демон...не они...-продолжали говорить с Анадной деревья.
Вампирша. Еще и она тут. Сколько тут странных личностей, теперь ясно почему наверху был такой шум.Ладно с ними разберемся позже. Адни посмотрела дальше, не подалеку от нее лежала волчица. Ее глаза очень напомнили Анадне ту девушку, которая только вошла и спустя пару минут случился пожар. Может это она, но она же оборотень, да и демоном от нее не пахло. Дальше стоял какой то парень, он пытался успокоить бушующего коня. Адни прекрасно понимала ржание коня, если бы этот человек понимал язык животных то бы не стал подходить к нему. Но это его дело.
Из всех людей или демонов остались только самые подозрительные личности. Они чего то ждали и Адни вместе с ними.
Анадне было неприятно тут находится, даже немного страшно. Кто эти люди, демоны и другие. Раньше лиса не встричала такое большое количество не людей.
-Не бойся дитя, мы с тобой...-шелестели хозяева природы.
Они были правы, если что то случится то Адни не чего боятся. Да и духи помогут. Анадна присела на землю и начала ждать вместе с другими. Дым потихоку рассеивался, и начали проглядывать звезды. Адни провела рукой по сырой земле, травинки послушно тянулись к ней. Бриложив плотно руки лисица слышала все мысли растений поблизости. Может это как то поможет, как то, но как...
Что же делать, неужели просто сидеть и ждать, но кажется больше не чего не оставалось.

Отредактировано Анадна (2011-02-18 15:37:09)

0

7

<-- Главная улица

Толстые колеса кибитки стучали по провисающим ореховым досочкам дорожного настила. Главная улица подозрительно пустовала. Но, может, сегодня какое маленькое местное народное гулянье? В народные гулянья торговля фруктами споро идет.
- Хаха, ну неужели имя простого торговца может быть столь же интересно прекрасной девушке, сколь интересно имя прекрасной девушки простому торговцу? - вопрос был смят и отброшен. Соседка ему всё больше нравилась, не хохотушка, да и язык явно был подвешен в правильную сторону, если разговорить - самый долгий путь покажется одной переливчатой песней.
Новое "спасибо" дзинькнуло о драгоценную монетку "спасибо" предыдущего, и сила снова поднялась. Ее металлический желтый цвет наверняка начал посверкивать в глазах джинна, и, чтобы не пугать красавицу этим опасным блеском, Симбад щурился и больше глядел по сторонам. Пусть лучше примет за игривую веселость, чем насторожится, нащупав возможную угрозу.
Легко пропустив мимо обещание запомнить предложенную любезность, и не задумываясь о последствиях этого, - а зачем? - Симбад готовился развернуть беседу о различии между проницательностью и жизненным опытом, но неястный шум заставил повременить его с этим рассуждением. С каждым стуком колеса гул становился всё слышнее, обращаясь в шум и волнения людской толпы, вскоре в нем стал различаться еще и треск лопающегося дерева... На народное гулянье было не похоже.
Наконец, новый поворот открыл пассажирам торговой тележечки широкий двор таверны, густо набитый трепещущей толпой. Толпа охала, вздыхала, причитала, крестилась, подпрыгивала из-за спин впередистоящих, возмущалась, рыдала навзрыд и местами даже хохотала во всю глотку. Оркестр всех этих звуков восхищал и возбуждал. Но главным солистом здесь было высокое пламя, рвущееся из окон постройки самой таверны, перепугано скосившейся под гнетом своего несчастья. Огонь облизывал ее стены и всё стремился вверх, стараясь сомкнуть свои ладони над гордой стойкой не сдающейся на его уговоры кирпичной трубой, покрывшейся черной копотью, но всё так же по-солдатски держащей оборону и не сходящей с поста.
- Нехорошо. - высоко подняв голос на последнем "о" констатировал джинн. Не любил он огонь, и ту разрушающую мощь, что нес тот на тысяче своих языков. В пустыне свободный огонь значил смерть. Да и здесь не предвещал одарить землю счастьем и радостью. Тонкие темные брови на ровном лице стянулись в неодобрительную галочку, а купающиеся в глазах желтые огонечки магии теперь бились с красными хищными бликами огня.
Однако, проехать мимо уже не получалось, и значит, оставалось лишь принять участие в общем ажиотаже. Поднявшись с насиженной доски и оправив пояс, Сим сложил руки на груди и сосредоточенно насупился. С огнем веками враждует сестра вода, и никак не измерят они свои силы, каждый раз сильнее оказывается тот, на чьей стороне количество. Но забывают они о своем мирном брате песке.
Обожженная пеплом почва вокруг корчмы зашевелилась, надтреснула. Что-то забурлило в ней, завертелось. И вот, разобравшись на песчинки, побежала она вверх, карабкаясь по бревенчатым стенам, запрыгивая в окна. Вслед за верхней землей полез следом и строительный песок, застеленный еще до закладки фундамента и выровнявший почву для строения, теперь дождавшийся своего часа. Бурые струйки земли и белые змейки песка карабкались по строению, сжимали крепкими тисками буянящий огонь, подминали его под себя, ползли выше и выше, душили пламя аршин за аршином, просочились под оголенные балки крыши...
И вот уже не слышен треск деревянных костей, ахи и охи затихли вместе с ним, побежденный огонь дымом рассеялся по темнеющему небу, а Симбад сделал ровный выдох и медленно отпустил руки в стороны. Послушный песок тотчас дождем понесся со ската крыши вниз, на свое старое место, зашипел по стене и застучал по редким уцелевшим окнам, а джинн примирительно заметил:
- Лучше так. - и, не обращая более внимания ни на что, вольно растянулся на своей поклаже, протянув ноги и мгновенно упав в глубокий сон. Пряный запах изюма, раздающийся из-под грубой парусины тента, прожигал во снах своего хозяина сладкий след тенистых дорог средь изумрудно-бордовых виноградных зарослей.

Офф: Veselvul, попортишь товар - кастрирую ну ты и прорицатель :Офф

+2

8

Прыгая из окна, Симхоко почувствовал сильный теплый воздух, подувший в спину. Это взорвалась бочка с "огненны водой", добавив проблем несчастным гулякам, зазевавшимся в таверне. Их крики порой заглушали треск дерева и гудение огня. Большинство уже было во дворе. Убийца ловко приземлился на влажную землю, согнув ноги в коленях и присев, смягчив прыжок, балансируя рукой.
Что же все так кричат?.. - Симхоко слушал крики беспомощьных людей и пытался остановить свое бешеное дыхание и сердце. Но это не помогало, а вопли, проникая в душу и мозг, заставляли насторожиться каждую клеточку тела. Убийца был напряженн как никогда раньше. Он ясно слышал повизгивание под плащом. Зверь перепугался.
Зачем я тебя спас, несчастное создание? - и тут Сим понял, что делать. Надежно спрятав щенка в кусты, Симхоко принял храброе решение.
Вышибив дверь таверны, человек в черном ринулся в самое пекло Ада. Огонь бушевал по-всюду. Везде слышались стоны и мольба о помощи.
Убийца увидел какую-то девувку, которая была бессознания.
Еще дышит... О, нет, почему я один?.. Как мне вытащить остальных людей из этого пекла?
Что грохнуло и Сим почувствовал, как рассекая воздух, что-то большое падает. Сим сделал длинный прыжок в сторону девушки, минуя свою смерть от горящей балки, рассекшую рядом стоящий стол. Потолок начал разваливаться, и убийца было пожалел, что пришел сюда провести вечер. Опомнившись, он схватил хрупкое тело девушки на руки, укутав его прогоревшим плащем. Больше сюда он не вернется - не смотря на свою потрясающую ловкость, Сим не мог больше геройствовать. Глаза щипало адски. Горло резало, легкие болели, было горячо и жарко.
Потолок начал рушиться.
Огонь окружил Симхоко.
Таверна пожирала его заживо.
Еле преодолев страх, человек в черном, ополив плащ, с девушкой на руках, пробежал по огню, подвергнув свои сапоги суровому испытанию.
Я хочу жить... Я хочу воздуха, воздуха... Жить... Спасти...
Дальше был Ад.
Нет никакого выхода, Гори все к чертям.
Убийца закричал. Вдруг прогремел взрыв, образовав дыру в таверне.
Щепка сильно ранила Сима в руку, распоров остатки плаща. Но девушка жила, убийца это чувствовал.
Собравшись, человек в черном, почти бессознания, не отдавая себе отчет в своих действиях, капая кровью на пол, которая тут же вспенивалась, выбежал на свободу.
Спасен. Еще раз
ты на моей стороне!..

Положив девушку на землю в безопасное место, Сим освободился от маски и капюшона.
Храни клинок правосудия, великий. - это все что смог выговорить человек в черном.
Сим прислонился к чему-то и впал в забытье от пережитого...
Но скоро он очнулся...

Офф: надеюсь я не поздно.

+1

9

<------- Главная улица

Практически весь небольшой остаток дороги на пути к торговой площади был в молчании. Нет, это не была пауза, а просто приятная тишина. Скрип повозки не мешал, а даже как-то хорошо вливался в остальные отдаленные шумы. Казалось, вот так бы всю жизнь. Все настолько спокойно, хорошо и мило, что вот именно такой способ жизни и выбрала бы Анэйс на данный момент. Нет, она не любитель сидеть дома и вязать носки. Нет, она не любит детей. Не любит грязь, вообще не переносит её. Но все равно почему-то захотелось осесть и стать простой горожанкой. Но все это мечты-мечтами. Но будем оптимистами: все к лучшему, правда? Жалко, что даже мудрец не сможет нормально ответить, а замнется и глазами потухнет, уйдя далеко в свои мысли.
По мере приближения телеги к месту назначения шум и вообще фон криков увеличивался. Конечно, это было вполне понятно - центр же, - но не так же громко. Несколько разных догадок и вариантов успели мелькнуть в голове девушки: от очередного праздника до конца света. Но через несколько мгновений обо всем пришлось забыть, ибо раскинулась не очень приятная картина: пожар. Горела таверна. Да-да, именно то здание, в котором можно было неплохо выпить и даже перекусить. Но не будем сожалеть, надо разбираться. Да и спасать свою задницу от огня. Хотя последний даже нравился Райс. Ведь есть всего две вещи в мире, на которые можно смотреть бесконечно: течение воды и горение костра. Да, это было для каждого по своему: кого-то успокаивало, кого-то наводило на мысли о себе и о мире, а кого-то попросту клонило в сон. Но сейчас пламени было несколько больше, чем в костре. Раз так в сто.
- Оу, кто-то развел пионерский костер. Молодцы, товарищи, - Д"Арно обвела глазами всю невеселую картинку и сделала несколько выводов. Было видно, что и её новый спутник что-то себе придумал. Но их различало одно: парень собирался помочь ситуации своим загадочным и магическим способом, а вот девица даже и не думала о таком. Оно ей надо? Что, пожрать больше нигде нельзя? Многое в этом мире возможно.
Ну вот надо же! В то время, пока наша смелая воровка тихонько сползала под лавочку, наш чудак и начал вытворять чудеса. Весь его вид выдавал напряжение и сосредоточенность. Анэйс уткнулась носом в собственного ежа. Нет, она не попала в колючки, хотя это было бы даже интереснее, да. К счастью, воровка уже приспособилась к виду своего зверька, поэтому просто прислонилась к его мордочке. А у Тифа глаза забегали, но пока он не собирался сворачиваться в клубок.
Райс наблюдала за небольшим видом из телеги. Ей четко был виден песок, тушащий языки пламени, люди с ужасом на лице, разбегающиеся в разные стороны,  да и другие герои случайности. Случайности? Горящая таверна ну никак не была похожа на случайность, ибо она сама явно пережила бесчисленные катастрофы. А тут просто кто-то неудачно пошутил, что и послужило причиной возгорания этого сарая. Через промежуток времени пожар прекратился благодаря стараниям торговца. Д"Арно не знала, сколько просидела, но ноги затекли. Красавица попыталась подняться, что секунд через пятнадцать ей удалось. На руках сидел дрожащий Тиф, она спокойно поглаживала его по колючкам. Собравшись храбро обратиться к своему новому знакомому, воровка заметила, что того уже нет. Он в сказочном мире сна давно. Девушка подошла и с горечью подметила:
- Эх, выносливый ты наш, - щелкнув пальцами несколько раз и не заподозрив внимания, чертовка сразу кинула в сумку ежа и открыла тент. Глаза сначала разбежались от изобилия, но вскоре их снова удалось собрать в кучку. Что оставалось делать? Правильно, унести как можно больше. Набрав целую сумку вкусностей, Анэйс помахала пальчиками пареньку и, приподняв платье, спрыгнула с повозки. Все, дело сделал - гуляй смело! Только в обратную сторону, подальше от сей кучки пепла. Райс сделала несколько шагов, осматриваясь, пока случайно не пнула под бок что-то черное.
- Ох ты... прошу прощения, - если было у кого спрашивать. Что-то большое и человеко подобное лежало перед её ногами. Не сильно задумываясь, воровка переступила через горячее тело и оглянулась посмотреть еще раз, что за чудак полусгоревший тут развалился.

0

10

Офф: Симхоко, ты меня вытащил? Ну, спасибо)))ХД

Рике так и не удалось понять, что произошло. Сначала вроде было все нормально, а потом... Такое ощущение, что несколько минут просто выпали из реальности. Девушка с неким ужасом обнаружила, что таверна горит. Причем хорошо так, с азартом... Она быстро оглянулась, оценивая ситуацию, но к своему ужасу обнаружила, что выбраться будет весьма не просто. С каждым вдохом дышать становилась труднее, из-за дыма и пепла. Девушка вскочила и дернулась было в одну сторону, но интуитивно присела, прижавшись спиной к стойке, и вовремя. Лопнули бутылки со спиртным, которые незадолго до пожара притащил сюда трактирщик. Жидкость разлетелась, загораясь прямо в воздухе. Девушку слегка присыпало щепками и стеклом, а затем она рванула вперед, пытаясь найти выход. Все было как в тумане, дым темно-серой пеленой заволок зал таверны. Огонь продолжал бушевать. Рике едва удалось увернуться от упавшей с потолка доски. Каждый шаг давался с трудом, дышать становилось нечем. К тому же у неё загорелся плащ, и она потратила остаток сил, чтобы его сбросить. Сделав шаг вперед, она упала на пол, ободрав пальцы на руке, и с грустью посмотрела на горящую стену с окном.
-Мне нужно... На выход... Но...
Больше девушка ни о чем подумать не успела, отключилась, надышавшись пеплом и дымом. Дальше была темнота, но ей казалось, что она бежит по бесконечному коридору, убегая от нестерпимого жара. Жар настигал, а коридор все не кончался. Но вот впереди показалась слабая светлая точка, выделявшаяся на черном фоне. Девушка с надеждой рванула к ней, чувствуя, как у неё подкашиваются ноги, это был светлый квадрат... Выход. В последний миг, когда жар едва не поглотил её, она успела выскочить...
С трудом открыв глаза, она закашлялась. Тело слушалось с трудом, веки были свинцовые. Кровь от многочисленных порезов и царапин запеклась. Рика с блаженством почувствовала прохладу, но неожиданно её внимание привлек какой-то звук. Она с трудом повернула голову, увидела полыхающую ярким костром таверны и немного растерялась. Только теперь она поняла, что произошло. Она потеряла сознание в зале. Но... Что она делает здесь, в тени и безопасности... В спасительной прохладе? Рика привстала на локтях, при этом у неё сильно закружилась голова, и осмотрелась. В шаге от неё на земле лежал мужчина в черном. Немного прокрутив фрагменты памяти назад, она поняла, что это тот самый незнакомец в черном, так упорно остававшийся в тени в зале. И... Похоже, что он вытащил её из пожара, при этом существенно пострадав... Она заметила, что на нем теперь тоже нет плаща, как и на ней. С трудом сев на корточки ощущая жуткое головокружение, она глубоко вздохнула и тронула его за плечо. Он тоже, видимо, пришел в себя. Теперь, как отметила Рика, на нем было маски и капюшона. Она не стала его рассматривать, а потянулась к фляге, так как во рту сильно пересохло, а дышать было немного больно. Вода, к её радости, осталась на месте и была теплой. Она с жадностью приложилась к фляге, сделав три больших глотка. Боль слегка поутихла, стало намного легче. Она вздохнула и прикрыла глаза.
-Странно, что пожар случился именно в день... Когда был ТОТ САМЫЙ пожар, сломавший мне жизнь. Случайное совпадение, или нет? Надо подумать... Но потом, не сейчас... Сейчас хорошо бы унести ноги отсюда...
Она посмотрела на своего спасителя, тоже пришедшего в себя. Она молча протянула ему флягу с водой, продолжая смотреть с грустью на пожар. Вздохнув, она осмотрела себя. Серьезных травм и ожогов не было, но пальцы одной руки слушались плохо и сильно кровоточили. Ну а несметное количество разнообразных царапин и порезов она даже не брала в расчет, хотя они неприятно чесались.
-Надо отсюда уходить... Таверну уже не спасти...
Толком ни к кому не обращаясь произнесла красноволосая, слегка опустив голову.

0

11

(----Зал таверны. Описано там.

0

12

Огонь, огонь... пламя, пламя... всепоглощающий бог, способный одной лишь искрой лишить жизни целые деревни и города, леса и степи. Зачем он был рожден на этой скудной, постылой земле, на которой живут и по сей день жалкие твари, называемые людьми? Дитя подземных истоков, к чему люди приручили тебя, поселили в своих домах, гостиницах, магазинах, заточив там навеки, одинокого, скитающегося странника? Почему люди с такой невообразимой легкостью используют тебя, сажая в камины, зажигая тобою свечи? Глупцы, разве они не понимают, не осознают всей твой невероятной, губительной мощи! Великолепный творец, скольким ты уже помог, но в то же время, скольких ты погубил. Ненасытный, пожирающий все на своем пути, хищный зверь, демоническое дитя, одним ударом способное покарать всех согрешивших мира сего. Гори же, несись ввысь, разносясь в воздухе плотным туманом, уничтожай, лети, будь свободен, наплюй на чужие жизни! - люди - крысы, неважно, сколько убьешь их, но на месте всегда их появится в два раза больше, горящих жаждой мести. А он - а он посмотрит на этот великолепный спектакль, устроенный им с таким удовольствием. Выходи же, глупец! Ты решился украсть у меня кое-что, очень нужное мне, а за кражу, как говорится, "руки отрубают"... хотя, к чему только руки? Я пожру всю твою душу целиком, а ты вспомни меня напоследок... и прокляни.
Странное, воздушное чувство переполняло его тело и душу - если, конечно, можно сказать, что у демонов, детей Преисподней, рожденных из зла, тьмы и ненависти, как говорят людские предания, может быть душа, - сказать по правде, он и сам не смог бы толком объяснить причину или, лучше сказать, характер этого невиданного ощущения. Ему казалось, что еще немного, совсем чуть-чуть - и он не выдержит, влетит в этот огненный столп и, с окутываясь пламенем с головы до ног, утонет в нем, задохнется, горящий. Яркие язычки огня непринужденно, с присущей только порождению Ада, яростью пожирали древесную "плоть" небольшой, но древней, как, возможно, и сам мир, таверны: большие толстые бревна, некогда бывшие твердой и верной опорой тяжелой кровле, теперь чернели, обугливаясь, и превращаясь в ничто, неприметные окна, ютившиеся в больших количествах с каждого бока строения, куда только ни глянь глаз, и сделанные из чистого прозрачного стекла, быстро сдались - спустя пару мгновений они с предупреждающим громким хлопком, а затем и с оглушающим звоном взорвались на тысячи маленьких осколков, разлетевшихся в разные стороны. Попадав во всепожирающее пламя, они неизменно плавились, оставляя на месте себя еле заметные прозрачные лужицы - а затем и они растворялись, попадая в бешено несущуюся стихию. И порог, и дверь, и помещения внутри постройки - все горело, трещало, рушилось, давя обломками бегающих и в панике кричащих существ. Смерть, смерть, смерть... на самом деле, он редко убивал вот так, с подобной страстью; он всегда был бесшумной тенью, жнецом, несущим людям смертные грехи, отправляя их в Тартарары. Все они грешники поневоле, и все они лгали, насиловали, гневались на собратьев, а гордыня тем временем поедала их изнутри. Так к чему они миру? Вспомнит ли кто-нибудь о них?.. Врят ли. А огонь пусть танцует и пляшет под флейту скорби и страданий. Давай, выходи же, где ты скрываешься, несчастный вор?
В этот жуткий, но по-своему красивый для него момент, Везельвул практически не пытался сосредоточить свою энергию на поиск присутствия посторонних душ - да и к чему оно было? В конце концов, все они либо бегут сейчас, гонимые страхом, либо убиты, погребенные под той самой кровлей, что совсем недавно ютила их всех напастей и ужасов ночи. Так зачем же вообще обращать на них внимание? Сейчас демон настроил свой разум на поиск лишь одного существа - существа, посмевшего, своим проступком, попросту осмеять его. Холодное лицо Зеллуса в противопоставление его эмоциям, сейчас не выражало практически ничего; лишь слабая хитрая улыбка точно приделанной маской лежала на его лице, а глаза его довольно смеялись. Он должен быть здесь, должен! И он точно до него доберется...
- Умерь свой пыл, - Везельвул бесстрастно вздохнул и легким движением головы откинул растрепавшуюся и немного потемневшую от пепла, челку, - и будь начеку. Всегда, даже если кажется, будто угрозы совсем нет... а он - он все равно рано или поздно попадется мне на пути.
Занятый своими мыслями и не менее - созерцанием прекрасной картины, развернувшейся перед ним, демон даже не услышал слабого треска ломающегося дерева и медленных, но твердых шагов по истлевшей траве, направляющихся прямо в его сторону. И только тогда, когда темные очертания неизвестного существа возникли в клубах дыма, Везельвул обратил внимание на нежданного гостя. Человек?.. Что ж, пусть бежит, пока может - хех, демоны не так уж жестоки, как о них говорят в подлунном мире. Зеллус, однако, не сводил своего взгляда с подозрительно знакомой фигуры... кто бы это мог быть? Что ж, это не займет много времени - к тому же, он и не отвлечется, "настроив" свою способность на обнаружение сразу двух душ. Примерившись, демон направил зыбкие потоки своей энергии в сторону приближающегося человека...
А человека ли?
Демон. Без единого сомнения он мог бы сказать, что это был один из его собратьев. Собрат?.. в царстве Мефистофеля никого не связывают дружественные узы. Есть только союзники и слуги, проводящие тонкую границу между врагами, а что касается этого темного "собрата" - уровень его души, не так уж высок, чтобы победить его. Предполагать истощение сил незваного демона или тому подобную чушь ему не хотелось; да и зачем, коли сейчас его ждут дела поважнее, чем общаться с себе подобными. В конце концов, в мире демонов не так уж и мало, как хотелось бы людям, и, пожалуй, что ни день, он встречает одного из них. Однако именно сейчас они меньше всего волновали его - он с еле сдерживаемым нетерпением ждал появления своей жертвы...
Неожиданно раздавшийся откуда-то снизу, голос заставил Зеллуса отвлечься от собственных мыслей. Хех, тот самый чудак, теперь еще и пытающийся мешать ему. Интересно откуда он и как его имя? - Везельвула не покидало странное ощущение, что где-то, когда-то, в бою ли или в переговорах между сторонами Света и Тьмы, но он видел его. Хотя, признаться, на своем долгом веку он видел немало демонов, похожих на этого, с черной копной волос и занятным блеском в глазах, являющихся людям в обличие статного юноши. И все-таки где-то... где-то...
Довольно прищурившись, Зеллус сопроводил забавные для него слова незнакомца обезоруживающей, но тем не менее бесстрастной улыбкой. До странного забавный он, этот паренек... чего он добивается? Хотя, наверняка, он и сам его не признал. Где, где же он видел его?.. Что ж, он все-таки слишком увлекся, а сейчас, в этот важный для него момент, отвлечься хотя бы на пять минут было бы грубой, просто непростительной ошибкой. Везельвул вновь попытался ощутить на расстоянии ближайших шести километров колебания души столь искомого им соперника. На мгновение ему показалось, что он почувствовал что-то... но нет, это всего лишь иллюзия, созданная сотней чужих человеческих душ... гореть бы им вечно на седьмом круге! А этот - он и так не отнимет у него много времени. Кинув еще один взгляд на красиво вьющееся к небу пламя, Везельвул обратился к стоящему под самою конюшней, демону.
- Красиво полыхает, не правда ли? Ради подобных зрелищ стоит отвлечься от повседневной суеты... а люди - все бы они рано или поздно попали в недра Преисподней, так почему бы не ускорить процесс? А ты... ты так не считаешь?
Не сводя пристально-любопытного взгляда с молодого беса, Везельвул краем души ощутил присутствующие неподалеку души нескольких других... существ. Но нет, ни один не излучал ту единственную ауру, которую он с таким рвением искал сейчас. Кто-то пытался схватить под уздцы вставшую на дыбы и издающую пронзительное ржание, полное боли и страха, лошадь прямо под ним. Пусть бегут, сейчас ему не до них. Отвернувшись от своего нового собеседника и в задумчивости потерев пальцем небольшое колечко на правой руке, Зеллус неодобрительно посмотрел на дорогу и бегущих по ней в страхе, кричащих людей. Некоторые все стояли перед горящей таверной с немым выражением ужаса на лицах, переговаривались, словно ожидая какого-то чуда, заставившего бы огонь погаснуть. Вам уже ничто не поможет, глупцы. Ваши вещи сгорели, ваши друзья и родственники мертвы. Чужие страдания... как же приятно ощущать их вкус у себя на языке. Они греют душу любого демона... а индивидуумы - о них ему не хотелось думать...
Да. Этот демон, кто бы он ни был и что бы он ни задумал, может помешать ему. А вместе с ним, есть вероятность, и те, остальные существа, в определении рас которых Везельвул не был уверен наверняка. Кто знает, возможно, среди них есть еще демоны - а на них у него сейчас совершенно нету времени. Зеллус не привык рисковать, и нередко ходил наперед, заставая противника врасплох. Что же, эта ситуация не будет исключением... собственно, а почему бы и не прибавить к столь яркому зрелищу еще немного фантастики?.. Душа демона пела в предвкушении предстоящего события. Неловким движением поднеся большой палец ко рту, Зеллус прокусил его, и тоненькая темная струйка крови, мерцающая при свете огня, стекла по его запястью. Кинув презрительный взгляд в сторону своего нового знакомого, Везельвул, вытянув вперед правую руку с надрезанным пальцем, четко и холодно произнес:
  - Врата Акумы - откройтесь!
  В ту же минуту он ловким, уже натренированным, движением нарисовал своей кровью в воздухе небольшую мерцающую пентаграмму; сама по себе она не выражала практически ничего - симиконечная звезда, вставленная в ровный круг, по краям которого были начерчены слегка размазанные знаки древних. Спустя несколько мгновений после образования круга, он значительно увеличился в размерах, с каждой минутой становясь все больше и больше. В конце концов, когда пентаграмма увеличилась до размеров самого демона, небольшая, еле заметная на фоне горящей таверны, вспышка... и затем жуткий, нечеловеческий рев, способный, пожалуй, проникнуть в самое сознание, разрушая его, отделяя душу от тела. Вслед за ним понеслись, обгоняя друг друга, шипение, лай, свист, странное, трубное гудение, а сразу же после этого из пентаграммы показалась уродливая, черная, покрытая струпьями чудовищная рука, больше походящая на звериную, чем на человеческую. За нею из начертанного кровью круга просунулась огромных размеров орлиная голова в черном оперении - у монстра отсутствовали глазницы, а из кривого клюва вырывались странные свистящие звуки. А затем показалось и тело - длинный, упругий, змеиный хвост, покрытый блестящей изумрудной чешуей, алыми бликами отражавшей свет огня. Чудовище огляделось и с яростным воем прыгнуло с крыши на землю, извиваясь всем телом. Заметив черноволосого демона, монстр набросился на него. Тем же временем из пентаграммы появлялись все новые и новые мутанты: гигантский паук с бычьей головой, белая, склизкая тварь с желтыми кошачьими глазами, существо с телом волка, головой крокодила и хвостом скорпиона, а так же многие, многие другие ужасные монстры. Наконец, прошептав что-то, Везельвул приложил левую руку к пентаграмме - и она тотчас закрылась. Демон оглядел результат своей работы и довольно улыбнулся. Затем, повернувшись к первой жертве атаки монстров, он сказал:
   - Ну, что скажешь - как тебе мои замечательные химеры? По-видимому, они требуют крови, коли так скоро напали на тебя... я искренне надеюсь, что они не заставят тебя скучать!
  И все-таки жаль - теперь он врят ли вспомнит, где видел его. Зеллус в немом молчании созерцал, как его монстры разбегаются вокруг в поисках добычи...
И тут произошло нечто, что совершенно не входило в планы Зеллуса.
Неожиданный толчок под его ногами, едва не заставивший его потерять равновесие, а затем громкий шелест, сравнимый разве что с быстрым переворачиванием страниц. Спустя долю секунды сотни... нет, тысячи струек песка, появившиеся словно из ниоткуда, тонкими и быстрыми змейками поползли вверх по горящему строению. Словно всасывая в себя яростную стихию, песок окутывал некогда бывшую таверну плотной чешуей, медленно, но неумолимо гасящей пламя. Один за другим гибли маленькие огоньки, несколько минут назад бывшие целой неукротимой кометой, уничтожающей все на своем пути. Кто-то... какой-то маг... Зеллус застыл, не зная, как теперь ему действовать наверняка и что предпринять. Неужто... неужто все это напрасно? Какое расточительство... подобные вести никогда не улучшали его настроя, а если учесть, какая сейчас сложилась ситуация... однако же, почему он сразу не почувствовал присутствия волшебной ауры? Хотя, есть и другое, более разумное объяснение всему происходящему - и, разумеется, более приятное, в его понимании. Довольная улыбка, больше похожая на оскал, исказила лицо Везельвула.
   - Ты все-таки пришел... как и ожидалось!
  Не обращая внимания на стоящего неподалеку демона, Люцифер пригнулся и, оттолкнувшись от неровной, деревянной крыши конюшни, быстро спрыгнул на землю. Химеры, снующие вокруг, не обращали на него внимания - ведь это он призвал их сюда, и он имел над ними определенный контроль. Однако, сейчас было не до них. Он попытался ощутить потоки искомой им энергии, однако, вопящая толпа, к которой он незамедлительно вышел спустя пары минут, ее неестественно колеблющиеся ауры мешали ему найти одну единственную, нужную. Нужно не привлекать внимания людей, ему еще может пригодиться возможность просто ходить среди смертных - замедлив свой шаг, демон нырнул в столпотворение и, накрыв голову капюшон, дабы выглядеть более "невзрачно", огляделся вокруг. Собственно, поиски не отняли у него много времени - не более чем за пять минут он, выбравшись туда, где толпа начинала редеть, заметил большую, доверху наполненную различным скарбом, повозку. Возле нее находилось несколько существ: двое, трое?.. Однако это сейчас не важно. Успокойся, выровняй дыхание. Надень на лицо доброжелательную улыбку и немного окрась ее восхищением. Зажги в своих глазах живой огонек, не могущий выражать ничего помимо живого интереса к происходящему. Отлично... кажется, все готово. Поехали.
  С настроенным им самим выражением лица, Везельвул быстрым шагом приблизился к повозке. С каждой секундой он все сильнее ощущал ауру, которой обладал он. Остановившись на расстоянии метра от повозки, Зеллус, отыскав взглядом нужного ему человека, хотел было заговорить - ведь всякая ложь, как известно, начинается с одного слова, - но тут же осекся. Презанятная и в то же время весьма банальная для людей картина предстала перед ним: двигаясь тихой поступью, словно кошка, крадущаяся во тьме за мышью, щуплая девчонка с самодовольной улыбкой обшаривала сумки с продовольственными припасами. Неподалеку от нее, на расстоянии нескольких метров, лежал, покрытый пеплом и грязью, смешанной с кровью, лежало человеческое тело - мужчина, явно живой, судя по слабому колебанию его ауры. А на повозке...
   - Итак, вот мы и свиделись, - Зеллус усмехнулся. Теперь-то всему настанет конец. Всему! Он сможет вернуться назад... Земли Преисподней, лишь бы это было так... хотя, он спит - не убить ли его. Ну уж нет, он не позволит этому случиться столь скоро. А для начала стоит заняться этой барышней. Доверие - великая сила, заставляющая смертных верить тебе беспрекословно. Сделав пару шагов в сторону юной воровки, демон, улыбнувшись, произнес:
   - Ах, милая леди, не следует воровать. Вы же понимаете, какой грех совершаете, обкрадывая такого мужественного человека, потушившего этот пожар. Все-таки, будьте благоразумней - и положите мешок на место.
  Он едва сдерживал свои эмоции; он был готов в любую минуту, одним холодным ударом убить того, кто заставил его столько страдать, бесцельно скитаясь по земле. И все-таки, присущий ему порок не давал ему ходу... любопытство. Зеллус жаждал поиграть со своим "противником", ему не терпелось повертеть его чувствами, мыслями, действиями. И хотя он был отнюдь не из числа тех демонов, которые готовы на все ради одной единственной жалкой мести, сейчас была задета его гордость. И он не готов был простить.
  И ведь никто не говорил, что только людям присущи пороки!

Отредактировано Veselvul (2011-02-19 20:35:43)

+3

13

Она провалилась в пустоту. Это было похоже на сон, только без снов. Угнетающая и пугающая своей пустотой темнота. Было такое ощущение, будто она даже не дышала. Она просто смотрела на этот «экран», чувствуя себя абсолютно беспомощной. И даже пошевельнуться не могла. Ей оставалось просто смотреть туда, надеясь на волю случая. И пока она вот так вот «отдыхала», у нее была возможность немного подумать. Конечно, если бы она все еще лежала там, вряд ли она сейчас была в этой пустоте. Она никогда раннее не умирала, если не считать тот момент, когда стала вампиром. Но это не та смерть, которой все так боятся. Или почти все. Просто погибло ее тело, точнее «замерзло» - ведь время для ее плоти остановилось. Она вечно будет так выглядеть. Не постареет, не помолодеет. Останется такой навсегда. И это еще не худший вариант... можно сказать - золотая середина. Остаться навечно ребенком или стариком - не очень привлекательно. Ведь ребенок не будет сильным и выносливым, как взрослый. А старик будет вечно стариком, со своими проблемами. Так вот. Если бы она сейчас все еще лежала там, то наверняка бы уже испытала жгучую боль от огня и давно бы видела не просто пустоту. Значит, что-то случилось. Пожар прекратился? Нет, такое точно невозможно. Такой пожар за несколько секунд не остановишь. А ведь огонь был совсем рядом. Значит, ее кто-то спас. Или просто вынес куда-то туда, куда огонь еще не добрался. Монтесума? Но зачем? Какое ему дело до нее? Хотя, если предположить, что он потом потребует что-нибудь взамен, то все сразу встает на свои места. Если он демон - то скорей всего захочет ее душу. Корысть... сейчас никто не обходить без этого качества. Все ищут в любой ситуации хоть какую-то пользу для себя.
Пусть она и не могла шевельнуться, но четко чувствовала прикосновения. Будто кто-то взял ее на руки. Про себя девушка ухмыльнулась этой мысли. Ее спасают. Как непривычно. Раньше только она заботилась о своей шкуре и никто бы даже не подумал ее спасать или заботиться - кому какое дело до кровососа? Правильно, никакое. Поэтому она уже привыкла самой выбираться из разных передряг и самой потом отчитываться за свою неосторожность. В голове сразу промелькнули слова того, в жилетке. Непредусмотрительная. Да, она ведь слишком редко думает о своей безопасности. Просто глупая вампирша, которая постоянно нарывается на неприятности. И даже не думает о том, как их можно было бы предотвратить.
Она почувствовала, как на тело легко что-то легкое. А через несколько секунд ее положили на землю. Так хотелось открыть глаза, но что-то не позволяло это сделать. Сквозь эту пустоту послышался голос Монтесумы. Значит, тут был еще кто-то. Что же ей делать? Попытаться «проснуться»?Да, так и надо сделать. Она несколько раз попробовала открыть глаза, но пока не получалось. Потом она попыталась вдохнуть воздух. Вышло. Было ощущение, что в рот попал какой-то сгусток, и этот «комочек» застрял в горле. Она резко распахнула глаза, хватаясь за горло. Внутри будто стоял какой-то барьер, не позволяющий воздуху попасть в легкие. Тогда она закашлялась - может, для того, что бы выкашлять это «что-то», застрявшее в горле, а может - просто инстинктивно. Ведь когда вы давитесь чем-то, вы вначале пробуете его проглотить, и если не получается, то наоборот - пытаетесь «выплюнуть» это. Вот и Алиса, отчаянно кашляя и сжимая свое горло, пыталась снова начать дышать. Глаза заслезились, казалось, что она все еще в горящем здании. Наконец, будто из тела вышел весь дым и дал свободу, она ощутила, как свежий воздух попал в легкие и как стало намного легче. Отпустив горло, она начала тяжело дышать, хватая губами и вдыхая как можно больше воздуха. Когда она снова смогла дышать нормально, то принялась тереть глаза. Они жутко болели, будто огонь все же успел до них добраться. Вскоре боль немного поутихла, и Алиса смогла нормально смотреть на мир и на существ, что окружали ее. Монтесума стоял ближе всех. Рядом лежал уже знакомый силуэт в фиолетовом плаще, чье имя она до сих пор не знала. Где-то в стороне лежала волчица. Еще тут были двое мужчин и двое девушек. Тигр. И кто-то не очень напоминающий человека. И чуть дальше виднелись неясные и странные силуэты. Да, плохо же у нее стало со зрением. Вампирша села. Она только заметила, что лежит не на сырой земле, а на чем-то мягком. Обратив взгляд своих красных глаз вниз, она увидела незнакомый ей плащ. Переведя взгляд на «рыцаря», вынесшего «принцессу» на руках из горящей таверны, она немного улыбнулась. Его плащ? Зачем ему так беспокоиться о ней? Вопросов становилось все больше, но она чувствовала, что сейчас далеко не время их задавать. Повернув голову в сторону «не человекоподобного», она склонила голову на бок. Это он устроил этот пожар? Скорей всего да. Учитывая, как многие собрались вокруг него, ответ приходит сам собой. Алиса должна была бы быть уставшей и обессиленной после обморока. К тому же, она должна была чувствовать, как болят обожженные огнем места на теле, но ни того не другого не было. Если бодрость можно было объяснить тем, что она выпила много крови, то второе снова становилось вопросом. Неужели ее спасали еще и бережно? Она точно не понимала этого мужчину. Она ему никто, не сестра, не мать, не жена и не дочь. К тому же, она еще и лишила его силы. А она ее спас. Где логика? Хотя она все равно была ему благодарна. Она не хотела бы так просто умереть. Встав на ноги, она подобрала плащ с земли. Надо отдать. Не будет же она забирать себе это. Взглянув на таверну, она удивилась. Сколько же вампирша пробыла в обмороке, если это здание уже успело и сгореть, и потухнуть? И правда, огонь сжег почти все дотла. И он лишь немного виднелся там, где остались «дрова». Хотя, даже этим огонькам не суждено прожить долго. Серый дым уже заполонил почти все небо, но даже сквозь эту оболочку было видно яркие звезды. Она улыбнулась. Какая ночь и как ее умудрились испортить. Но она быстро вспомнила о том, что собиралась сделать. Отряхнув плащ от травы и земли, она повесила его себе на руку и тихо подошла к Монтесуме. Ей показалось, или те самые странные силуэты приближались именно к мужчине? Алиса оглянулась, но решила, что ей просто кажется. Легонько похлопав его по плечу, она улыбнулась и протянула плащ.
- Вот. Он же твой? Спасибо. - Конечно, одним «спасибо» тут не отделаешься, она уже чувствовала. Но все же, поблагодарить своего спасителя стоит.

Отредактировано Alice (2011-02-19 21:57:23)

+2

14

>>> Деревья

ОФФ: Пост будет там. У меня кое-какие проблемы, поэтому ваши посты читала невнимательно, поэтому буду писать бред.

0

15

Симхоко принял у красноволосой флягу с водой и сделал большой глоток. Какое облегчение... Еще не известно кто кого спас...
Убийца взглянул на девушку - красавица. А маг был прав... Сим встал и внимательно посмотрев в глаза незнакомки - они были обеспокоены. Девушка была напряжена и с озабоченным видом смотрела на догорающую таверну, от которой остались пепел да угли.
Красавица, - подумал Сим.
Придя в себя, он обнаружил, что его любимый плащ весь выгорел и превратился в ненужные тряпки. Убийца почувствовал, как сильно защипала рука. Из ее раны лилась кровь. Сим осторожно смочил свой плащ водой, вернее то, что от него осталось, руку, и забинтовал рану.
Теперь человек в черном выглядел так:
За спиной катаны, на поясе кинжал.
Рука обмотана черной тканью.
На ногах - потрёпанные сапоги с ремнями, на руках - дырявые перчатки.
Человек был одет в черные брюки, с запыленным узором, безрукавку, обмотанной ремнями ножен для мечей, красный пояс, испачканный углем, черные брюки с серым рисунком на бёдрах, испорченный при пожаре.
На голове - черная шевелюра. Маска опущена...
Лицо с белой щетиной, серые глаза, прямой нос, ровные губы. Тяжелый взгляд.
Отдав флягу, Сим побежал к конюшне - спасти коня.
Но его верный друг сам прискакал к нему навстречу, радостно ржа.
-Прости, мой верный товарищ - забыл тебя. - убийца потрепал рукой по шее животного.
К счастью с конем все было в порядке - подпруги, стремена, уздечка, седло - всё было на месте. Хороший конюх.
Взяв за поводья коня, Симхоко направился к кустам. Обнаружив перепуганного до-смерти щенка, Сим осторожно его взял, вышел к коню и направился с животными к каменному забору. Привязав коня к какой-то балке и оставив с ним щенка, который, к удивлению человека без маски, никуда не собирался убежать, а спокойно остался с лошадью.
Смышлёный, - усмехнулся Симхоко.
Вернувшись во двор таверны, убийца почувствовал угрозу. Зло. Настоящее Зло.
Он заметил странного человека...нет, демона! - он колдовал окровавленным пальцем, произнося какие-то заклинания...
Это не тот случайно ли маг, который чуть меня не изжарил заживо?.. - Сим всё ещё думал, кто поджег его и таверну. Он был уверен, что это сделал нахал-пьяница, который оказался колдуном. Но этот демон был тем магом.
Кто он? И где маг?
Симхоко на всякий случай взял катаны, приготовившись ко всему.
Он надел маску, показав на ней красный ромб.
Нужно пойти туда и все разузнать...
Вдруг около странного демона открылся портал и из него вышли странные существа...
Химеры? - услышал Сим странное слово. Ну, все ясно. Именно эта сволочь подожгла таверну и гостиницу...
Симхоко тихо пробрался за ближние кусты, став практически невидимым - настолько хорошо спрятался - и начал наблюдать за странной сценой...

+3

16

ОФФ: Арара. Бред-бред. Анэйс, допустим, что ты пнула меня, или оно так и подразумевалось?) Извини, если где-то будет что-то вроде описания твоих действий будут, я случайно, честно. Исправлю, если что. Мо-онти, я все-таки со следующим постом вас опять пойду донимать. Девушки важнее врагов)). Вези, прости за твою неправильно побитую химерку, у меня не было сил описывать свои страдания; это, кстати, неимоверно странно.
Находиться в десяти метрах от все сильнее разгорающегося пожара, накрывающего собой все вокруг и медленно, но так непоколебимо продвигающегося вперед-и просто лежать в мутном сером беспамятстве, не пытаясь больше ничего сделать, кроме как слабо удерживать беснующегося коня и дышать, дышать, дышать: быстро, неровно и лихорадочно, так, что плащ, сбившийся на бок, колышется и вздымается как от порывов ветра. И несмотря даже на то, что эти вздохи были до такой степени поверхностными и сбивчивыми, что от удушливого вкуса и запаха гари в глотке Эрику хотелось удушиться всеми известными способами, нечто наподобие энергии в теле начало тихо и почти незаметно, но возвращаться. До того момента словно застывшая в сплошной холодный сгусток кровь теперь тепло пульсировала в венах, одновременно громко и оглушающе, но так одновременно приятно стуча внутри широкой артерии в шее. Перед приоткрывшимися глазами с неподвижным и холодным до отупения взглядом стремительно носились толпы темных на фоне пожара силуэтов, которые иногда затмевал размазанный силуэт больших копыт рыжего, не находящего себе покоя, рвущегося убежать подальше от этого жуткого скопления изуродованных и измятых огнем и падающими частями горящих строений существ и теперь нервно переступающего и топчущегося прямо перед лицом своего извечного бремени, теперь бессильно, но упорно валяющегося на земле и явно не собирающегося вставать. Впрочем, из беспокойства за их общее с конем будущее и отчасти из здорового эгоизма, отпускать лошадь Рик тоже не собирался. По-крайней мере, до того момента, пока широкоплечая махина весом в полтонны наконец не споткнулась об обгоревшее тело спутника и не полетела вперед, с трудом устояв на ногах. Мгновенно по затылку раскатилась волна глухой боли от мощного удара лошадиной ноги. С низким гулом раздражения, доносящимся откуда-то из груди, Эрик разжал пальцы, бросив повод и равнодушно взглянув вверх, на метнувшуюся вбок и мгновенно исчезнувшую в темноте фигуру коня. Что ж, пусть. Это было слишком преданно-совестливое и выносливое к страхам животное для того, чтобы далеко и безвозвратно ускакать. Найдется, когда надо будет. Или как раз тогда, когда он будет нужен меньше всего, но все равно найдется.
Внезапно через несколько минут, если это действительно были минуты и Эр все-таки мог понять, сколько времени прошло, на влажной земле и тускло блестящей траве перестали отражаться яркие алые пятна и расплывчатые скачущие блики, отбрасываемые рвущимся к неожиданно плоскому небу. На месте, где предположительно должны были находиться груды пепла и хрустящих углей, послышались гармоничные долгие шорохи, поднимающиеся выше и выше, как будто давящие и погружающие в себя скрип и треск огня-теперь затихающий скрип и треск, уверенно и ясно глохнущий. Приподнявшись на едва дрожащих руках, Эарлерн повернул голову. А там такое нечто-струи песка и земли ползли по клубам пламени, тихо уничтожая собой пожар. Легкая ухмылка коснулась лица парня. Кто бы это не устроил, он был благодарен этому существу; может, хоть теперь местные жители перестанут съедать его мозг несмолкающим гвалтом, дав возможность уползти в темный угол и там пережить яд и пепел внутри. Хотя все равно не судьба. Руки резко согнулись, сдав и фактически предав под тяжестью отравленного обессиленного тела.
А ведь действительно стоило унести себя куда подальше, ибо на дороге в такую бурную и наполненную событиями ночь не дадут просто так лежать даже трезвому. Воткнувшаяся между ребер легкая нога заставила Эрика через силу, но инстинктивно согнуться и откинуться назад, поначалу недовольным взглядом ища обладателя конечности, доставившей столько, пусть и секундных, но все равно неудобств и мучений. Конечно, все раздражение и негодование мгновенно испарились, уступив место благоговейной покорности, когда до парня дошло, какой же прекрасный обладатель у этой, оказывается, не менее прекрасной конечности. Девушка, однако с такими специфическими уловимыми хитрыми искрами на лице, которую вряд ли особенно волновало, что из-за ее легкого, но точного пинка одно легкое Рика сморщилось и уползло на другой бок организма, но все-таки обернувшаяся и извинившаяся. С усталой, но отнюдь не силой натянутой улыбкой он негромко ответил:
-Ничего-ничего. Все бы так ударяли, как Вы. Можете еще раз об меня споткнуться, я буду счастлив.
Понимая, что снова рухнуть на землю сейчас было бы абсолютно бессмысленным и, более того, просто неприличным движением, парень мельком огляделся вокруг себя. Ни красноглазого, ни вампирши не было, видимо, благополучно дезертировали, но не признать их поступок наиболее правильным было невозможно. Тот человек в черном чуть дальше, теперь не настолько черный, благо перчатки после пожара были дырявыми и плаща за спиной не стало. Около него красноволосая и, кажется, твердо непьющая девушка. Странная полу-лисица и лежащая особа с бледной кожей. И еще кто-то, кто-то, кто-то, на кого обратить внимания он банально не успел, потому что рядом раздался мужской голос, слова которого были адресованы очаровательной девушке, той самой, которая до этого споткнулась. Тяжело выдохнув, Эрик, медленно поднимаясь, неглубоко задумался о том, что второй раз за вечер будет одним из самых нежелательных и навязчивых собеседников, но разве кто-нибудь, кроме трусов, смог промолчать в оба этих раза?
-Милые леди не воруют, они только берут, в чем-то нуждаясь. А если леди нуждается, джентльмену лучше промолчать на этот счет, разве нет?-к счастью, стен вокруг не было, зато было полно людей, и можно было не готовиться к очередному выбитому наружу дыханию. Хотя, если тому обвинителю прекрасной девушки время дорого или он распознает навязчивых, прилипчивых и так ценящих собственную честь людей, можно вообще ни к чему не готовится.
И так поздно Эр заметил резво блуждающих по земле жутких тварей, каждая из которых была похожа или на все одновременно, или вообще не похожа ни на что. И все они теперь бродили и стлались по земле, куда угодно можно взглянуть, но почти везде в поле зрение попадет движущаяся масса этих животных; как муравьи в лесу-только в сотни раз хуже. Что-то, отдаленно напоминавшее Эрику помесь волка и скорпиона, широким, приземистым шагом двигалось в его сторону. Вернее, не в его сторону, а ближе к девушке. Плевать на себя, ни смерть, ни боль никакой ценности не представляют. А если допустить боль или смерть прекрасной леди, стоя рядом, пусть и с трудом дыша-это хуже. Да что там, это самое отвратительное и ужасное, что могло бы случится. Если бы вокруг были только те, кто должен защищаться самостоятельно-парню ничего не стоило спокойно смыться без малейших намеков на угрызения совести, хотя бы потому, что драться с дикими зверьми бесполезно. Но ведь не так все получилось, значит... Скрежет вновь вытаскиваемого из ножен меча, пара секунд ожидания того, пока неведомый зверь подойдет ближе и резкий выпад с ударом наотмашь по волчьему боку. В тот же момент кривые загнутые зубы изогнувшегося и прыгнувшего вперед животного впились в предплечье Эарлерна. Из рваной раны на рубашку, в пасть и на морду монстра хлынула кровь. Со свистом втянув воздух через стиснутые зубы, Эр, пошатнувшись, толкнул врага в сторону, и не пытаясь лишить себя руки способом "Вытаскивать из пасти крокодила захваченную им часть тела", а, скомкав в себе угасающие силы и кое-как извернувшись, глубже загнал клинок в чужое тело, налегая на рукоять меча. Через пару секунд Рик об этом слегка пожалел-игла на дернувшемся хвосте зверя, похожем на хвост скорпиона, едва не вонзилась в шею, не успевшие разжаться клыки медленно соскользили вниз, раздирая кожу, как вспахивают землю крестьяне. От боли и злобы на того урода, который устроил бардак, теперь царящий на полусгоревшем дворе таверны, Эрик чуть сдерживал глухой крик. Выдернув меч из похолодевшего твердеющего тела монстра, парень отшатнулся и, взглянув на девушку, проговорил, надеясь на то, что она поймет не особенно скрытый смысл вопроса:
-Вы ведь не хотите здесь оставаться?
А вопрос был довольно бессмысленным. Среди немалого количества непонятных мутантов, которых о пощаде и не попросишь, и сугробов пепла, оставшихся после пожара мало кто добровольно останется.

+2

17

Кажется Аш выскочил из таверны последним. По крайне мере когда голый демон с девицей на плече буквально выпрыгнул из клубов дыма на свежий воздух, на улице было достаточно людно. И нелюдно. Положив потерявшую сознание служанку у своих ног монах заозирался по сторонам. Так-с, старые знакомцы тут были и новые незнакомцы тоже. А еще из портала, открытого неизвестным, выскакивали химеры - Аш встречал этих тварей раньше и не горел желание сейчас с ними "общаться". За спиной с громких хлопком вылетали искры из горящих бревен таверны.
- Ну и какая сволочь нарушила отдых честных мирян? - оглядывая присутствующих, думал голый Аш, - может вон тот тип, у портала? Химеры явно его не трогают... Тип явно был демоном, уж больно красноречивая внешность. Демон в бархатном плаще и черных доспехах явно наслаждался происходящим. Он двинулся к повозке, стоящей неподалеку от всего происходящего. Тяжко вздохнув Аш вновь бесцеремонно взвалил девицу себе на плечо и оглядываясь на приближающихся химер подошел к недавним знакомцам - очаровашке-вампирессе и кажется не совсем адекватному и здоровому типу в фиолетовом плаще. Бросив бедную служанку на землю он быстренько натянул штаны, решив что остальное оденет потом. С бодрой улыбкой посмотрев на находящихся рядом, Аш хлебнул водяры из любимого бочонка и спросил:
- Что тут происходит? Честно - меня это не слишком волнует, но надо хотя бы примерно понять, чтобы действовать дальше.

ОФФ: Veselvul, я уже голосовал.

0

18

старт

Вообще-то она мимо проходила... Точнее - пробегала. Лисица семенила себе мимо, держа в зубах свой узелок, от одной норы к другой. Как всякая приличная старая лиса, Ама имела несколько нор и меняла их по настроению и обстоятельствам. Дальняя нора была хороша тем, что добраться туда могли только юркие кумихо, занесённые покорными им ледяными ветрами. Но там было скучно... И лисица отправилась в путь в надежде, что в деревне или около появился кто-то новый, на ком можно будет отточить своё мастерство.
А тут неожиданно такое зрелище! Ама уселась в сторонке, прикинула, сможет ли что-нибудь спасти. Например, окорок или жирную курочку. Но судя по пламени, взметнувшемуся в тёмное небо, спасать было уже нечего. И лисица просто любовалась огнём. Как всякое мыслящее существо она могла часами смотреть как горит огонь, как бежит вода...
"Интересно, колесо на мельнице ещё цело? Надо будет проверить первым делом... Какой же призрак без рабочего мельничного колеса?"
...и как работают другие. Манипуляции демона с пентаграммой вызвали некоторый интерес, повыскакивавшие из портала химеры впечатлили немного - там была парочка, которых лисица ещё не создавала в своих иллюзиях.
"Надо запомнить, отменный вариант! А хорошо горит таверна-то... И где же я теперь столоваться буду? Или сделать хозяину предложение, от которого он не сможет отказаться? Ну, какое-то время продержится, а там новую отстроит... А мне самой по лесу не бегать, лапки-то не казённые..."
Ама сидела, растопырив уши, разглядывала постояльцев и погорельцев, благоразумно держась подальше от основного места действия. Связываться с демоном, решившим показать что он - таки крут, в её планы не входило. Как женщина лисица была лишена ненужного тщеславия и стремления к доминированию. Не женское это дело - мериться чем-либо. Женское дело - сидеть в сторонке, пока мужики копытами и рогами землю роют, и выбирать самого сильного.
"А лучше - самого умного, который воспользуется моментом, пока двое сильных роют землю".

0

19

Волчица прикрыла глаза. Все в её голове буквально смешалось. Непонимание, злоба, боль, обида, пять непонимание... Такую вспыльчивую девушку это смогла быстро достать. Молния встала и стала наворачивать круги, пока не почувствовала дурноту. Перед глазами стало расплываться, чернеть, мутнеть и волчица повалилась на бок. У неё кружилась голова, а вставать и бороться с болью она не хотела. Темная прикрыла глаза, что бы одновременно хоть как то видеть происходящее, и в то же время отдохнуть. Её "спутник" молчал. Вот из здания выскочила лисица-человек и передохнув мгновение, стала жадно пить воду. Волчица её понимала, сама хотела воды, но она не носила флягу, тем более в обличье зверя. Буквально в то же время из таверны выскочил человек в черном, а потом опять скрылся в огне. Но зачем? - не поняла она, а затем, когда он вынес девушку. Ну ясно... Потом к горящей таверне подъехала телега с вроде как товарами. Темной было сложно рассмотреть её содержимое, но вот что она заметила точно, это то, как один из людей, а может нелюдей, потушил огонь с помощью магии земли. Песчинка за песчинкой, но ему это определенно удалось. Только Молния совсем равнодушно на это смотрела. Теперь она была в безопасности от "чужого" огня, а более её не волновало. Но тут все внимание Молнии приковал тот, из-за кого все это и началось. Демон... поняла она по мыслям этого чудака, решившего все спалить до тла, хотя и не смог... Демон стал что-то то ли рисовать, то ли чертить, еле заметно шевеля губами. Волчице не нужен был слух что бы знать, что именно, и для чего. Для этого дела у неё был дар чтения мыслей. И то, что делал этот тип ей совсем не понравилось. Ах ты!... Ты!... Нет, мало ему было все это подпалить, вместе с нами в придачу, так он сюда еще и монстриков своих зовет!!! - возмутилась Темная и резко вскочила на лапы. Да и вовремя... Из какого-то временного пространства, как называла его Молния, полезли всякие твари, при чем красивыми волчица ну никак не могла назвать: гигантский паук с бычьей головой, белая, склизкая тварь с желтыми кошачьими глазами, существо с телом волка, головой крокодила и хвостом скорпиона, и еще куча подобных мутированных монстров. У волчицы аж шерсть встала дыбом, а пламя разгорелось до оттенка желтого. Но не хотела Молния рисковать своей шкурой, и поэтому в два широких прыжка запрыгнула в кусты... и на кого-то налетела. Ай!Блин, кого тут еще принесло! - раздраженно, но не громко, рявкнула она. Затем принюхавшись поняла, что это тот самый тип в черном. - Блин горелый... Прости. Не в том я положении, чтоб мирно разговаривать... - буркнула она,перекатившись на живот, одновременно слезая с наемника. Все таки легкой её нельзя было назвать, и она наверняка придавила человека.

Офф:
Симхоко человека же, да? Все, поправила)

Отредактировано Ночная_Молния (2011-02-23 10:18:27)

0

20

Офф: Да, я простой смертный. Но *ругаюсь* от кого ты узнала моё имя и мою бывшую профессию, которую ещё не вспомнил мой перс?..
Исправь.

Устроившись в кустах, Сим наблюдал за следующим: несчастный парень в фиолетовом плаще был атакован агрессивной химерой. Из гостиницы с женщиной на плече вышел голый демон и направился к другому демону с вампиршей. Его так и тянет к ним... Эх, не справится он, - подумал убийца, глядя на то, как борется за жизнь его недавний знакомый.
Вдруг кто-то с разбегу на него прыгнул. Сим с удивлением увидел говорящего волка. Нет, это была волчица. Которая разговаривала.
Так, ещё и волка не хватало... Что-то меня часто вычисляют, - расстроился человек в маске.
По мне - лучше вообще молчать. Так. Сим покрепче сжал катаны - нужно было вмешаться - бедный парень не сможет в одиночку сдерживать напор поганых тварей.
Прощайте.
Симхоко неслышно выбрался из кустов и бесшумно подбежал к химере. Подпрыгнув и согнув колени, Сим замахнулся на мутанта. Приземлившись на скользкое тело химеры, Сим поглубже всадил свой меч в тело твари... Брызнул красный фонтан, окрасив убийцу в кровавый цвет агрессии и жестокости. Волчьи глаза Сима секунду с наслаждением рассматривали распоротую спину взревевшего мутанта. Оттолкнувшись от скользкого кровавого тела химеры, держась за рукоятку "успешного" меча, убийца сделал сальто и нанёс болезненный удар в огромный глаз. Послышался вопль мутанта, химера заметалась в агонии от адской боли, окатывая кровью всех вблизи находившихся существ и растений. Спрыгнув с первого трупа, Сим легко вынул меч из твёрдой химеры. Что-то еле слышно прошелестело в воздухе, послышался свист, и чьи-то ноги упали на землю... Трава окрасилась в красную полоску, переходившая в беспорядочные капли на дерево. Мутант взвыл - реакция Симхоко, к его огромному удивлению, отлично сработала. Вспоминаю! - пронеслось в голове человека с маской.
Что больно ударило в торс - умирающая тварь сильно ударила Сима в грудь, опрокинув на красную землю. Потеряв первый меч, убийца оставил вторую катану, воспользовавшись кинжалом, который рассекая воздух, врезался в ревущего скорпиона.
Второй труп.
Остался паук...
Остался один меч...
Остался один танец...

Отредактировано Симхоко (2011-02-22 17:38:43)

+1

21

>Деревья
п.с. Будем считать, что мы там и были.

0

22

----> Деревья

0

23

Завязался бой. Сим ходил кругами, пытаясь выявить слабое место гигантского паука. Нет, ему не было страшно. Только раненая рука начала истекать кровью... неприятно щипало. Кровь мутантов впиталась в одежду. Было мерзко.
Убийца встал в стойку моментальной готовности - согнул ноги, присел, выставив левую ногу вперёд. Меч отвёл назад.
Сим пристально смотрел на врага. Паук хрипел и хотел напасть. Человек в маске покрепче сжал окровавленную катану. Паук дёрнулся, убийца вздрогнул. Издав ужасный рев, напоминающий скрежет ржавой мельницы, мутант прыгнул на Симхоко. Тот увернулся, задел концом меча ногу паука. Паук взвыл от гнева и попытался откусить от человека лакомый кусочек, но всего лишь успев открыть пасть, получил рубящий удар в область плеча. Отскочив от последующего удара, Сим подбежал к мёртвому скорпиону, резким движением вырвал из его мозга красный кинжал.
Чем громче шкаф, тем громче падает.
Что-то бухнуло рядом с убийцей. Длинная нога, оставив глубокий рубец в земле, попыталась подсечь Сима. Человек в маске вовремя отпрыгнул, но тут же был схвачен другой конечностью. Его поволокли к пасти паука.
Сюрприз. - это было то, что нужно - Симхоко, оказавшись около разинутого рта сразу нанёс пару ножевых ударов в нёбо мутанта. Из-за болевого шока, захлёбываясь чёрной кровью, паук отпустил Сима.
Тот, воспользовавшись замешательством мутанта, быстро взял вторую катану.
Всё на месте... Убийца наслаждался болью соперника - тот выл и ревел от адской боли. Красная река смешалась с грязью, чудовище утопало в крови, оно упало, ревело, визжало, а Сим с глазами как у волка - хищными, жаждущими крови. Крови!
-Умри, тварь, и пусть каждый знает, что ты - не последний мученик моего меча, нет, ты начало кровавой бойни, бойни жестокости. Не ради мести, не ради справедливости, а ради удовольствия причинять боль злу. - Сим смотрел на жалкое насекомое... сжав катану, он одним прыжком оказался на шее паука.
Я не боюсь тебя. Я купался в крови, я убивал, причинял боль... И теперь я убью тебя!.. - с этими словами, пробудившийся убийца поглубже воткнул меч. Медленно провёл по позвонку, слушая рёв умирающего мутанта. Ведя вниз, Сим смотрел на кровь. Она омывала его ноги. Тепло обжигало. Сделав резкое движение, убийца отрубил булькающую кровью голову паука...

Человек в маске слез, поправил ремни, встряхнул мечи, заставив заколыхаться красную муть под ногами...
Он убрал оружие, отряхнул как мог с себя кровь мёртвых, и направился к деревьям.
Безопасность?.. Нет, кровавое спокойствие.

>>>Деревья

+2

24

Двор<---

Время... а что, собственно говоря, оно значит для того, чьим уделом из эпохи в эпоху было бездумно скитаться по миру людей, без нужды и цели, словно изгою, не принятому обществом, отверженному навеки. Для чего вообще нужна эта жалкая единица измерения пространства, если жизнь его будет длиться бесконечно долго - ровно столько, сколько прикажет он сам, ровно столько, сколько будет он пожирать темную энергию человеческих сердец, - до конца самого мира. Грехи, бездумно совершаемые смертными, их непринужденная манера всегда цепляться за жизнь, даже если очевидно, что выхода нет - вот все, что поддерживает его здесь. Давно... как же давно он не видел текущую медленно и тихо реку Стикс, Харона, вечно угрюмого, но мрачного - давно, как же давно! А как же те чертовы пустоши на территории Ада, по которым редко ступает даже нога демона, как же черные, выгоревшие леса, такие неприступные, но настолько поражающие своей загадочностью. Как же, как же бары и бордели в Дите, как же скалы и горы, вулканы, денно и нощно извергающие лаву, завораживающую взор так, что это зрелище потом сложно забыть. Его владения, его жизнь, в которой не было места этому жалкому мирку, в котором он, словно отшельник, провел ни один десяток лет, которому он обязан своим положением, который годен лишь на то, чтобы снабжать его пищей. Нет... ему даже казался невероятным тот факт, что он, демон, уважаемая личность, известная в любом уголке Преисподней, теперь обязан влачить здесь столь жалкое существование - существование, недостойное демона. Интересно, сколько мышек уже нашептали в подземном царстве о его положении? Унижение это было воистину нестерпимым... сколько же, сколько из них уже осмеяли его, со столь поразительной легкостью обманутого, обворованного... и кто, кто же сделал такое с ним?!
Он сам жалок... настолько жалок, что становится тошно.
Но теперь всему настанет конец. Ведь нужно совсем немногое - убийство, не больше. Убить, отправить в забвение, и да попадет этот наглец, запятнавший его имя, в самые недра Ада! Нет... он сам позаботиться об этом! Он заставит его испытывать страдания воистину ужасающие, он заставит его вымаливать прощение - его сознание преисполниться боли, как физической, так и душевной. Хотя, с каких это пор он стал таким? Месть? Что за глупость, зачем ему это надо? Разве он когда-нибудь причислял себя к низшим демонам, не способным даже нормально изменить свою форму, которые грезят о том, и только о том, чтобы убить кого-то, растерзать, победить? Да, этот мир и впрямь творит с ним невероятное... все-таки, он не позволит ему кончить так быстро... он еще потреплет его - а отобрать жизнь  он всегда успеет, - да и кто может ему помешать?
Везельвул натянул на лицо полупрозрачное недовольство в примешку с неподдельным огорчением. Весь его пыл в одно мгновение испарился, словно снятый чьей-то невидимой рукою. Именно сейчас ему меньше всего хотелось забирать душу у тонкой, черноокой девушки, которой, судя по всему, все происходящее казалось больше забавным, чем опасным для жизни, или у покрытого с ног до головы ранами, но крепко сложенного мужчины, который, судя по твердому и уверенному взгляду, не отступил бы, даже если перед ним разверзлись пропасти Пандемония. Нет, вполне вероятно, что они еще ему пригодятся в будущем. А вот он... соблазн избавить мир от этого жалкого, неосторожного существа был воистину велик - но, пожалуй, сейчас ему следует больше прислушиваться к слову разума, а не рассудка...
В какой-то короткий миг на лице девушки выразились все чувства, которые в тот момент глодали ее изнутри: сомнение, боль, страх, даже капля ненависти. Но уже через мгновение ее лицо покрыла непроницаемая маска самодовольного нахальства, и она, крепко стиснув в руке грубо сшитый мешочек с наворованным, произнесла что-то нечленораздельное, видимо, обращаясь к нему самому. Зеллус не обратил на это практически никакого внимания - он видел это человеческое создание и слышал биение его сердца. Ее эмоции он впитывал подобно губке, таким образом будучи способный поглотить ее без остатка. Привставший тем временем с земли человек, по-видимому, еле сдерживавшийся от пронизавшей его с ног до головы боли, обратился к демону - хотя, в его положении этот поступок можно было бы назвать довольно самонадеянным. Что ж, весьма нелестное высказывание, а тот факт, что он самовольно выступил на защиту обыкновенной воровки... хотя, на то люди и созданы, чтобы поражать своими деяниями. Что же касается этого...
Неожиданно, краем глаза он уловил резкое движение среди черных, залепленных снегом, ветвей деревьев - и в тот же момент одна из призванных им самим химер появилась, будто гонимая ветром, взметая на своем пути пыльцу снежинок. Темный, со вздыбившийся на загривке шерстью, волк-скорпион, упираясь двумя единственными лапами в землю, скалился на стоящих прямо перед ним людей; некогда белые зубы его теперь были окрашены бледно-красным оттенком крови. По-видимому, он уже успел загрызть кого-то. Его длинный, загибающийся косою вверх, скорпионий хвост дергался из стороны в сторону, словно заведенный, а жало, очевидно, уже готово было пронзить беззащитное тело своей жертвы. Зверь бросил быстрый взгляд своих желтых глаз в сторону девушки, которая, по иронии судьбы, стояла ближе всего к нему, и зарычав, бросился в ее сторону. Что ж, такова жизнь - сильный всегда убивает слабого. Везельвул еле сумел удержать довольную улыбку. По крайней мере, от одной проблемы избавиться он сумел...
Внезапно, доселе полулежавший на земле мужчина, резко вскочил на ноги и, словно повинуясь чьему-то велению, выхватил из висевших у него на поясе испачканных кровью ножен, длинный, двуручный меч, грубой, но качественной отделки - нечто, издали похожее на клеймору, как справедливо заметил Зеллус про себя. Ринувшись на уже приготовившеюся к атаке, химеру, человек вступил с ней в непродолжительный, но весьма кровавый бой, что не могло не порадовать демона.
   - Все-таки, мои детки еще на что-то способны... значит, все это было не зря.
  Сколько же можно еще уходить от ответа? Везельвул уже собирался обратиться к девушке с повторной просьбой возвратить украденный товар, когда она, в одно мгновение побледневшая, сорвалась с места и, с трудом подхватив в конец измученного "джентельмена", двинулась в сторону дальних деревьев. Зеллус с досадой вздохнул. Все же люди, как ни крути, поразительные твари - к чему пытаться убежать, если это все равно невозможно. Они вновь и вновь цепляются за жизнь... глупцы. Неторопливо, словно измеряя каждым шагом пространство перед собой, демон направился вслед за воровкой - собственно, как он и предсказывал, она не сумела уйти далеко. Обессиленная, как морально, так и физически, она тяжело опустилась возле тонкого ствола осины, опустив подле себя свою тяжелую ношу. Везельвул, ставший в тот же миг "обеспокоенным", со взволнованным выражением лица подошел к девушке. Протянув руку, он без усилий отобрал у нее наворованное добро. Добродушно улыбнувшись, он произнес:
   - Простите мою резкость, миледи, но у этого человека я украсть вам ничего не позволю. А вам, ни много, ни мало, было бы лучше позаботиться о вашем спасителе. Прошу меня извинить.
  И с этими словами, отвесив легкий и непринужденный поклон, Везельвул направился обратно, в сторону потрепанной временем тележке. Он все так же непринужденно спал, настолько открытый и в крайней мере беззащитный, что Зеллусу пришлось прикусить губу, чтобы не рассмеяться. Черт возьми, как же все было просто. И в то же время было весьма нелегко решиться - стратегия в данной ситуации была палкой о двух концах. Убить, избавиться, чтобы, наконец-то, вернуть все на свои места, но потом разочароваться в себе и своих способностях или же, наоборот, оставить в живых, чтобы наиграться вдоволь, а потом выкинуть, как ненужную игрушку. Однако же, ответ уже давно был предрешен им самим. Неловким движением положив мешочек с товаром на его законное место, демон несильно, но твердо потряс его за плечо. Затем, с легкой непринужденностью напустив на себя опечаленный вид, с примешанной к нему долей волнения, он настойчиво воскликнул:
   - Проснитесь, господин, вы не ранены? Господь тому свидетель, вы же только что потушили этот пожар! - бушующая стихия унесла вслед за собой множество жизней, но мы, благодаря вам, были спасены от еще больших потерь. Очнитесь же!
  Наверное, со стороны сейчас он выглядел несколько нелепо, да и его надежды на то, что он не переиграет свою роль, так и не оправдались: сейчас он наверняка выглядел глупее, чем хотелось бы, а настроенная им самим манера речи была несколько придурковата - что уж говорить о том, что смотрелся он более чем напыщенно, что весьма не походило на него. Однако на более натуральную игру он сейчас было просто-напросто не способен. Его как будто бы что-то высосало изнутри, и все его движения сейчас были скованными и не особо натуральными. Глубоко вдохнув в легкие воздух, демон попытался успокоиться. Вдох-выдох, вдох-выдох... Скоро, совсем скоро ему будет дарована свобода, за которой он безрезультатно гнался долгие годы.
И самое главное в этой игре - не оказаться на месте черной пешки, сбитой и раздавленной, как когда-то, белым ферзем.

Отредактировано Veselvul (2011-02-25 20:59:09)

0

25

Столько всего вокруг любопытного... Химер покромсали... Лисица даже прослезилась, утерев глаза кончиком хвоста - до того воин, сразивший тварей, был похож на её второго мужа - самурая. Да и пожар сошёл на "нет, оставив лишь запах гари и руины, пригнувшиеся к земле словно остов дракона. "Ладно, самое интересное закончилось. Надо идти дальше..." А идти не хотелось. Ама порядком устала, узелок никак не желал проникаться сочувствием к хозяйке и старательно тяжелел, будто в нём вместо короткой трубки и кисета лежал увесистый булыжник. Можно было проскочить Долгими Тропами, но здесь эти тропы могли вынести куда угодно... В прошлый раз лисицу вынесло с порога мельницы на порог ангела, а гадский хозяин (даром, что светлый) даже не дал бедной лисичке возможности объяснить, что она случайно сюда попала и сама горит желанием убраться от его дома как можно дальше. "Скотина перокрылая... Как, значит, другим - так милосердие и сострадание, и любовь к ближнему, и альтруизм, и прочие радости... А как лисе - так пинка сапогом! Надо было в столбик перекинуться... Интересно, что говорят ангелы, промахиваясь мимо лисицы? Особенно если об неё спотыкаются?"
Лиса подхватила свой узелок и поплелась в сторону мельницы. Демон колдовал над телом, стоя рядом с...
"Тележка! Чья?.." Судя по запаху, тележка принадлежала светлому, лежавшему с видом существа, чья душа сейчас бродит где-то как бывает со спящими или потерявшими сознание. Однако, ловить столь заманчивую добычу лисица не рискнула - демон был первым, а отнимать добычу у демона следовало тонко и хитро. И не в данной ситуации... "Господином обозвал... Ох, что деется-то?! Искусный ловец, ничего не скажешь... Даже я слышу, что фальшивит... И что же ты, демонюка, собрался делать? Разбудить это существо, чтобы оно волокло тележку? В этом есть смысл... Мать моя Инари! Он же наверняка потащит её мимо мельницы! Другой дороги-то нет. Не через лес же он с такой развалюхой скакать будет, по дороге удобнее". Ама замерла на секунду, белая шкурка заискрилась колким инеем, растворяя силуэт кумихо в полумраке. Невидимая, лисица бесшумной тенью скользнула к тележке, подсунула с противоположной от демона стороны свой узелок между мешков. И вновь застыла, не сводя глаз с демона. Тому явно было не до того, чтобы пересчитывать и без неё бесчисленные тени. Ама встала на тележку лапами, выждала немного... Подтянулась и шмыгнула на самое дно, обвив телом узелок и прикинувшись одним из мешков. Конечно, не верх комфортабельности, но бродяге-лисе не привыкать... "Зато большую часть пути меня провезут, лапы попусту не бить..."

--->> (вместе с телегой)

Отредактировано Ама Сирои (2011-02-27 00:44:18)

0

26

Офф: Veselvul, за курагу – мерсиб)))
О твоем камушке: вещичка при мне, одно но – не чувствуешь ты ее, дорогой) Я тоже не дурак, запахом такой хренатени светить за километры, парой заклятий его прикрыл))) :Офф

Джинну было хорошо, и не было причин, чтобы ему было плохо. Скрежет боя спящее сознание преображало в скрип мельничных лопастей, вздрагивание телеги от глухих ударов становилось подпрыгиванием на ухабах да кочках. А уж когда задремавшего кудесника стали трясти за плечи, проселочная дорожка фантазии превратилась в шумную мощеную камнем площадь, беспокойную и полную легких соблазнов. А мир, не так уж и далеко ушедший от мира симбадовской мечты и фантазии, продолжал свою жизнь, не дожидаясь, когда проснется один из его маленьких пассажиров.
То ли дело было в отважности воинов, взявшихся защитить быт маленького городка от нападения чудовищ, то ли в монстров была вложена недостаточная для победы сила, но ярость битвы постепенно затухала, и всё новые и новые мертвые тела созданий падали на землю. А вот и вовсе всё кончилось, лишь далекие отголоски  сражения изредка раздаются из дальних переулков селения. Толпа исчезла, будто бы ее никогда здесь и не было, еще в первый момент появления тварей ада, и теперь у огарка таверны остались лишь уморенные победители маленькой войны. Они тяжело дышали, перекидывались победоносными кличами и небрежно стряхивали грязно-алые капли со своих орудий, раздумывая, где же теперь найти место, где можно было бы сейчас всем вместе отпраздновать такое свершенное дело.
Но вот всё ближе и ближе к тележке стали раздаваться тихие и немного взволнованные голоса.
- Господин, господин!
- Не сейчас, Арзамас.
- Но господин.
- О, неужели так срочно? Ну же, говори.
- Давайте возьмем с собой голову того демонического быка, что вы только что закололи? Ну представьте, закажем чучело, повесим в гостиной…
- В своем ли ты уме, Арзамас? Как можно таким чудищем встречать гостей, что подумают они? Ну хорошо, хорошо, делай, что желаешь…
За этим разговором высокий статный мужчина в изящном походном черно-белом одеянии и его соломенноволосый слуга остановились у колес торгового судна. Вдохновенное лицо господина намекало на его приготовления произнести пламенную речь, а земные идеи Арзамаса явно ему в этом мешали. Отмахнувшись от светловолосого приземленного вассала, господин с каким-то детским любопытством осмотрел сидящих на дрожках.
- О, приветствую вас. Я пристально следил за происходящим и видел - всё это ваших рук дело! – он широко взмахнул рукой себе за спину и продолжил. - О, нет-нет, не отпирайтесь, я всё в точности подметил, это совершили вы. С вашей телеги поднялся молодой человек и это он затушил тот пожар, что чуть было не погубил мое дело! Вы его друг?
Лицо человека светилось. Вряд ли сейчас что-либо могло повлиять на его убежденность в святости тех, кто находился в тележке. Стоящий за спиной слуга отирал о штаны маленький аккуратный кортик, меланхолично посматривая на свои замызганные в пыли носы сапогов.
- Да, мне принадлежит конюшня, что отстроена почти совсем впритык с… с пожарищем.
Невольно он обернулся и покосился на остатки некогда прибыльного дела своего соседа. Подумать только…
Лошадей мы успели выпустить, думали – всё, всему конец. И тут, вдруг, посланные самими небесами, появляетесь вы. Я лишь в отчаянии выбежал из отворенных ворот и сразу вас приметил. Моя благодарность вам безгранична.
Подтянувшись повыше, он схватил в ладони руку демона и крепко пожал. Счастливый взгляд его перебежал назад и благоговейно вперился в джинна.
- Он... спит? Удивительно... Постойте, нельзя же оставить это так, как можно! С моей стороны это даже неблагодарность! Скажите, вы остановились где-нибудь? Ах, вы, наверное, собирались остановиться в гостинице при таверне, конечно, что за глупость я спрашиваю... Простите мне мою перевозбужденность. Вот что - я очень хотел бы отплатить вам за совершенное. Позвольте пригласить вас и вашего друга погостить в моем доме? Это совсем недалеко, поверьте, я буду счастлив оказать вам эту услугу. Арзамас!
Светлый парень за его спиной вздрогнул и встрепенулся, непроизвольно выпрямив спину.
- Приведи лошадь. С готовой упряжью. Ну, видишь, нам нужно будет как-нибудь оттащить телегу. Как же вы потеряли свою?
Этот вопрос даже не нуждался в ответе, и мужчина продолжил вести беседу с демоном, расспрашивая и не расспрашивая того о разных вещах, что внезапно начинали его интересовать, в то  время как слуга отправился выполнять распоряжение, вздохнув и качнув головой, поглядывая на хозяина с беспокойством. За годы службы он успел наудивляться, с какой быстротой хозяин из опытного владельца добротного дела превращается в безудержного романтика, лишь только стоило зайти речи о благородных поступках и рыцарстве. Каждому своя слабость.

Снова стучит телега, но теперь звучание ее дополнено цокотом толстой саврасой кобылки. День скатывается в ночь, а поношенные улицы деревенского селения превращаются в ровные кирпичные стены двухэтажной усадьбы.

Дом зажиточного господина -->

Отредактировано Simbad (2011-02-27 00:19:17)

0

27

----> Дом зажиточного господина
офф: Кровь_черной_луны, прости, я сейчас отыгрываю сюжет с ребятами...)) Давай чутка позже - договорились?

0

28

----------->> Туманный берег реки доброты

«О Творец, дай мне сил!» - с такими оптимистичными мыслями Этлуа и его спутница добрались до пункта назначения. Впрочем добрались, это громко сказано. Падре пришлось и вправду остаток дороги, почти тащить на себе незадачливого рыцаря. Эта девушка умудрялась раздражать, бесить, но так же привлекать и манить. Да, да, всем, а не только тем чем вы подумали! Наверно по этим причинам священник её не оставил на берегу.
- Так, а теперь приходи в себя, смени гардероб и мы пойдём, в это чудное заведение. – Эт усмехнулся – не, ты конечно чертовски привлекательна и в нынешнем наряде, но боюсь местные «кавалеры» сего не оценят. И даже твой любитель рыбки не защитит тебя от них, я уж тем более.
Этлуа врал и не краснел. Кошак мог спокойно спасти Хальвасу из передряг пьяных в таверне, да и сам священник знал один приём. Стоило ему представиться инквизитором, как желающих обчистить кошелёк тут же убавлялось, не говоря о том, что сам падре так и норовил устроить пьяную драку. Как он после подобных потасовок оставался в живых, для всех это было тайной.

0

29

"Неужели этот язвительный священник не оставил меня а донес до таверны?!" - удивленно подумала она, когда оказадась на руках у Этлуа. Но тот не дал порадоваться своему поступку девушке и продолжил в своем репертуаре. Осмотрев себя, девушка переоделась в свою синюю рясу с красным плащом и ,заплетя свои волосы в косу, надела капюшон на голову, не обращая внимания на едкие замечания падрэ. Хальваса внушила себе, что его язвительность от того, что в детстве его часто обижали. Также, чтоб не привлекать внимания, палладинка подозвала к себе Кофуку и велела спрятать крылья. Мало ли кому ее котик понравится.. люди разное бывают и, не ровен час,его в шаверму превратят.
Рыцарь почти пришла в себя и, перед тем как войти в таверну, мягко улыбнулась своему спутнику, сказав:
- Спасибо вам, мессере Этлуа, что не оставили меня там и принесли сюда. - девушка благодарно смотрела на мужчину и легонько дотронулась до его руки. - Не смотря на ваши слова, вы в душе добрый. Да, и.. я переоделась, как просили.. Так подойдет?
Кофуку же все недовольно ворчал, говоря, что таким извращенцам, как этот этот мужчина нравятся девушки исключительно в одеждах Евы или на худой конец в шелковом халатике.
Хальваса, услышав его бубнеж, покраснела и в очередной раз заткнула коту рот ладошкой.
- Простите, падрэ, этого негодника. он не ведает, что говорит...
Кот же всем видом показывал, что он-то как раз все ведает! и пытался сказать что-то еще, но Хальваса держала его крепко.

0

30

- Не за что дитя, я всегда рад помочь нуждающимся – Этлуа улыбнулся в ответ и взял ручку девушки в свою – Да, я добрый, и это меня погубит, и хорошо что ты умеешь так быстро переодеваться, а то…
Хальваса почувствовала что рука, которую сжимал падре, стала немного побаливать. Священник сжал ещё достаточно сильно. Да и умолк он так же внезапно как начал свои разглагольствования. Он стоял перед таверной. Точнее перед тем что от неё осталось. А именно, одно пепелище. Паладинка это заметила, и должна была удивиться, это мягко говоря.
- Это… Это… Правда… - падре нервно улыбнулся и отпустил руку девушки – допился… Я схожу с ума…
Подобное размышление в слух донеслось до Хальвасы. Священник что то бубнил про «алкоголизм» и нервную работу потопал прочь от пожарища. Казалось что он отключился от всего мира, и слышал лишь себя.

------------>>>Улицы города » Прочие улицы.

0

31

Слушая падрэ, Хальваса не переставала улыбаться. Но тут его речь резко оборвалась. Девушка повернула голову и решила посмотреть, что могло прервать словоизлияния священнослужителя. Увидев пепелище, оставшееся от таверны, палладин перекрестилась и прочитала молитву за упокой тех, кто не спасся и нашел свой покой в огне под обломками.
- Падре, подождите меня!... Падрэ... - Хальваса резко вскочила и побежала было за священником, но у нее закружилась голова и она опустилась на землю. Рана на лице ныла и требовала внимания. "вроде кровь остановилась... и то благодаря воле божьей" - подумала она, размышляя, как догнать Этлуа.
- Ай да священник! - язвительно сказал Кофуку, подлетая к своей хозяйке. - Ну что, хорош гусь, а? тебя в таком состоянии оставил?! и рану твою даже не залечил! до пепелища тебя донес.. здорово, нечего сказать! - возмущениям кошака не было и предела. Он летал вокруг хозяйки и все что-то говорил, пока она не сползла на травку и не закрыла глаза.
Кот, заметив это, схватил свою спутницу за плечи и полетел следом за мужчиной, желая сначала заставить его сделать наконец что-то с раной его любимой хозяйки, а потом вздрючить его и наказать за такую халатность.
- Я аж воспылал! - пробубнил он недовольно. - Только попадись тымне, Этлуа.. - продолжал Кофуку ворчать, ухватываясь поудобней за хозяйку.
>>>>. за Падрэ

0

32

Во двор таверны вошел светловолосый мужчина. Осмотрев здание, он довольно кивнул головой.
Наконец-то! Ну почему меня выбросили непонятно где и даже не объяснили куда идти? Хотя… Если вдуматься, то тут много хорошего. Вот, например, свой ларчик начал заполнять. Теперь бы еще мешочки купить – и будет замечательно. А то, если я начну ядовитые растения измельчать у всех на глазах – скажем так – долго я не заживусь в этом мире.
Шеллон мысленно вернулся на сутки назад.
После выхода из пещеры, которая, кстати, куда-то исчезла – когда демон обернулся – там был ровный склон, без всяких намеков на вход, Родеску первым делом проверил, не сказалось ли его «заточение» на боевых навыках. И с радостью отметил – что ни капли. Попутно проверив владение иайдо – осталось на прежнем уровне - убрал клинки в ножны и направился вниз по склону, пока его взгляд не упал на одно маленькое растение. Само растение ему пока было безразлично. А вот семена…
Как там мне говорили наставники – десять-пятнадцать семян является смертельной дозой. Смерть наступает через шесть часов. У особо восприимчивых – через четыре. Отлично.
Потом был длительный и однообразный поиск дороги, выведшей его, наконец, к крупной деревне.
Порыскав по селу, Шеллон нашел таверну с громким названием «Добрые вести» и, не раздумывая долго – всего лишь убедившись, что за ним никто не следует, зашел во двор.
Осмотревшись, Родеску направился к дверям. Во дворе что-то никого не было видно. А есть хотелось. В карманах нашлись несколько монеток – должно быть допрашивающие решили оказать любезность.
Надеюсь этого хватит хотя бы на хлеб с водой… - подумал он, открывая дверь и входя внутрь.
>>>>>> Переход в таверну.

0

33

Шеллон, Иллания, Себастьян, Серико
>>>> Переход из Зала таверны

Первой вышла Иллания немного танцующей, грациозной походкой. На губах ее играла веселая улыбка. Она нагло села на край только что принесенного стола.
- Меня зовут Иллания. Что вы хотите?
- Я бы хотел предложить вашей компании одно задание.
Пункт второй: подвести исполнителей к мысли, что это надо им самим.
Данава прищурился, вольготно развалившись на стуле:
- Шеллон Родеску. И в чем же заключается ваше "задание"?
Девушка с интересом покосилась на капитана.
- Надеюсь, что-то интересное? - с по-настоящему открытой улыбкой поинтересовалась она, опершись на правую руку и склонив голову к правому плечу, рассматривая обоих собеседников.
Себастьян тоже последовал за компанией,  прихватив с собой стул. Усевшись на него, он начал вникать в разговор, не подавая голоса.
Серико остановился во дверном проеме, видимо ему и оттуда было все слышно. А что более вероятно – это позволяло ему не отвлекаться от дегустирования напитка из какой-то бутылки.
Хорошая идея, кстати… Надо будет отварчику сварить, когда освобожусь… Может даже и угощу кого, хе-хе.
- Вы слышали последние новости? - поинтересовался Лейер.
- Это про трупы без лиц что ли? - припомнил разговоры в таверне Родеску.
- Да-да. Как раз насчет них, - И Карин перевел взгляд на остальных.
-Трупы без лиц? -Невольно переспросил Себастьян, смотря на в одну точку.
- Мило... весьма. – усмехнулась Иля, вставая со стола.
- Что же именно от нас требуется?
Мягкими шагами она обошла стол и встала у стула Шеллона, опершись локтями на спинку, положив голову на сложенные в замок руки и внимательно слушая. С ее губ не сходила улыбка.
- В последнее время стали часто попадаться трупы... лишенные лиц. Да-да…Вместо лиц у них ровная поверхность.
Я хотел бы нанять вас, чтобы вы выяснили, кто это делает и убили его.
- Похищение лиц... Интересно... Интересно... - задумчиво произнес Шен.
Неужели последователи Лицемера? Или сам Лицемер? Хотя нет, тому не нужны были маски жалких крестьян, он захватывал лица командиров, героев, магов… Значит можно побороться…
- И что мы за это получим?
Лана молча наблюдала за диалогом, но ее лицо и поза выдавали напряженность.
Себастьян, видимо,  решил просто дождаться ответа внимательно, смотря на Карина.
Лейер усмехнулся:
- На ваш выбор. От золота до земель.
Иллания неверяще посмотрела на Лейера:
- С чего такая щедрость? – кажется, она просто не может поверить в такое…
- Здесь заинтересованы несколько крупных и влиятельных Гильдий.
- Тогда все ясно. Не знаю, как мои хм... спутники, но я согласна.

- Я согласен - склонил голову в знаке согласия Шелл.
Себастьян кивнул головой.
- Шеллон, а как же наш уговор? - несколько удивленно подал голос Серико. - Девица твоя жива. Да вот тела моего я не вижу.
- Пошли с нами! В ближайшем городе получишь. Здесь же больше село -  одаренных маловато.
Лана - у тебя случаем знакомых в Гильдии убийц нету?

К сожалению нет, - покачала головой девушка. Явно хотела добавить что-то еще, но промолчала.
- В таком случае - там узнаем. - Шеллон повернулся к Серико.
- Согласен? Заодно развлечешься - улыбнулся он.
- Совсем не подготовленным ты оказался, - вздохнул парень. - Ладно, что тут поделать? Иду я с вами.

0

34

Шеллон, Иллания, Себастьян, Серико.
>>>> Переход из Зала таверны.

И сам того не замечая к дверному проему подошел. Прохладный свежий воздух ночи напомнил легкостью его. И открылся пред ним мир просторный. Свежий, честный и безо всякой лжи. И небосвода далекие просторы. И полная луна уже сквозь тучи пробивалась. И свет серебряный ее, матери полночных тварей, нежно губы щекотал его.
Нет, это не мир с ума сошел. Мир, какой был за сто веков назад, такой и сейчас остался. Это "мир людей" без красоты и правды. В их мире правят деньги. И все. Они только. Другому места нет…

А недалеко от таверны, под темным небом ночи, на грязной улице, в болоте, вокруг стола сидела троица. Еще там парень был, четвертым, что капитаном звался. И беззаботно говорил с тремя убийцами невинных… Их миром правят деньги…
- Вы слышали последние новости? - поинтересовался капитан.
- Это про трупы без лиц что ли? - осведомился Родеску, Безымянного должник.
- Да-да. Как раз насчет них, - и капитан окинул взглядом всех. Дух, же был ему не интересен. Невзрачен был он в своем теле.
- Трупы без лиц? - переспросил напарник должника.
- Мило... весьма. – усмехнулась девушка, вставая из-за стола. - Что же именно от нас требуется?
Грациозна, как в полете птица, как у водопоя пугливая лань. Мягкими шагами обошла тот стол девица. И за спиной у Родеску встала, локтями опершись о спинку стула. Сейчас она была красива как далекие просторы, как закат над синим морем. Но была опасна как огонь. И черна как небо скоро черным станет. Да, впрочем, и не одна она - вся троица черна была. В грехах смертных души их купались …
- В последнее время стали часто попадаться трупы... лишенные лиц, - зачем-то повторил свои недавние слова городской стражи капитан. - Да-да…Вместо лиц у них ровная поверхность. Я хотел бы нанять вас, чтобы вы выяснили, кто это делает, и убили его.
Дух от услышанного опешил.  Эти стражники порядка, что слабых защищать клялись. Вершители закона, что город оберегать должны. Вот эти сторожевые псы, что людей беспомощных хранить взялись до последней капли своей крови. И вот они волков, овец их растерзавших, зовут в их стройные ряды?! Волков-убийц людей невинных, вербуют сейчас они?! И это безымянных род люди их нелогичным звали?! Хаотичным и больным? Что, как будто, род его, упиваясь безумием своим, сам себе противоречит?! Вздор ведь, вздор!..
- И что мы за это получим? - спросил из троицы кто-то.
- На ваш выбор. От золота до земель.
И снова деньги? Крупицы желтого металла?! Как такая невзрачная деталь, как кругляшки золотые, может целым миром править? Как могут они землю разделить, разрезав ее границами пустыми? Поля, луга, тот лес и горы, как могут одному принадлежать? А птица, дичь, рыбина в речке – чье все оно? Того же господина, что за мешок мягкого металла купил у неведомо кого на землю эту право? А другим что? Ничто? И это он, Дух без тела, безумный черный демон?!..
- Я согласен, - склонил голову в знак согласия должник его недавний.
- Шеллон, а как же наш уговор? - несколько удивился откровенно Дух. Как так быстро тот забыл об условии своей же сделки, что за новую работу взялся, не сдержав еще слово свое? И пускай Безымянный словам не верил никогда, так зачем его клятву дать заставил? - Девица твоя жива. Да вот тела моего я не вижу.
- Пошли с нами! В ближайшем городе получишь. Здесь же больше село -  одаренных маловато. Лана - у тебя случаем знакомых в Гильдии убийц нету?
- К сожалению нет, - покачала головой девица.
- В таком случае - там узнает, - ответил тот и кинул взгляд на Безымянного. - Согласен? Заодно развлечешься, - улыбнулся он.
- Совсем не подготовленным ты оказался, - Дух разочаровано вздохнул. Иметь второе тело на всякий случай было совсем не дурной идеей. - Ладно, что тут поделать? Иду я с вами.

Рассказав дорогу к цели, капитан псов сторожевых распрощался с тремя волками и пошел по другим своим делам. А троица, на ночь глядя, поспешила к цели той. А может просто им хотелось покинуть город поскорей. И дух за ними походкой легкой устремился, совсем немного позади.
Шагов на сто от кровавой бани не успел он отойти, как мимо пробегая, незнакомка задела его плечо. Пугливо извиненья попросила, обернулась, убежала. Ощутил Дух во взгляде крик ее немой. А в глазах заметил серебро соленых слез. И в след ей глядя, в сердце что-то больно закололо. И тихим шепотом молвил Дух:
- Прости, - прощение моля за грех чужой, смог сказать он одно лишь это слово.
На девичьем пальце безымянном, прощаясь, сталью блеснуло невзрачное серое кольцо…

0

35

Иллания даже не надеялась на интересный исход событий, когда выходила из таверны. Она думала, что придется разобраться с чем-нибудь… более банальным. Она, конечно, была только «за», но чтоб до такого… тут кто-то озвучил ее самый важный вопрос:
- А что мы за это получим?
- От золота до земель. – с ухмылкой ответил стражник. На пару мгновений у девушки перехватило дыхание.
Что же такое стряслось? – шокировано подумала она, переводя внимательный взгляд на Лейера.
- С чего вдруг такая щедрость? – голос оборотня сочился язвительностью. Но ответ немного прояснил ситуацию. Иллания вновь взвесила все «за» и «против». Да, это пугало ее, но ей было скучно. К тому же – она явно не скоро доберется до Гильдии… так что…
- Не знаю, как мои… кхм… – девушка задумалась, как бы назвать людей, сейчас находящихся с ней. – спутники, но я согласна. – в знак подтверждения девушка встала.
Как ни странно, но согласились все. Это немного согрело душу Или.
И что меня потянуло? Ведь, по сути, мне не требуются деньги, земли, титулы… мне нужны приключения. Теперь у меня их будет много. – усмехнулась Лана, потягиваясь.
Их компания вновь куда-то собиралась. Девушка оценила свое состояние, подумала и решила принять кошачий облик.
В конце концов, они знают, что я оборотень. И идти так проще… – подумала Иля, сменив внешность на большую длинношерстную пантеру. Золотые глаза поблескивали в лучах заходящего солнца. Крупные лапы бесшумно ступали по земле. А хвост… хвост выдавал ее настроение. Он покачивался из стороны в сторону, будучи поднятым вверх. Белая «шапка» на его кончике мелькала в полутьме.
Не дай бог какой-нибудь умник дернет меня за хвост… – мысленно фыркнула Иля, вспоминая бой.
Сейчас все мертвенно-блеклые картины боя оживали и расцветали яркими красками в воспоминаниях кошки. Хотя сейчас они были немножко смазанными от легкого отпечатка кошачьей натуры на разуме человека. Сейчас инстинкты кошки отчего-то были сильнее. Хотелось броситься в лес, поймать пату птичек или кроликов… а потом развалиться в корнях какого-нибудь большого дерева… Иллания потрясла головой, прогоняя наваждение.
Когда кошка задумалась об охоте, ее глаза вспыхнули алым. Лишь после того, как она тряхнула головой, их цвет стал вновь золотым. Сама Иля об этом и не догадывалась.

0


Вы здесь » ... » Таверна "Добрые Вести" » Двор