...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Таверна "Добрые Вести" » Гостиница


Гостиница

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/8066-1-f.jpg
Хозяин таверны сдает несколько комнат гостям, решившим остановится в деревне. Комнатки небольшие, со скромной обстановкой и узкими жесткими кроватями. Но много ли надо уставшему путнику? В некоторых попадаются размытые старые картины неизвестных художников, где-то полки, заставленные никому не нужным барахлом.

0

2

>>>Таверна

0

3

>> Таверна.
Она уже успела ухватить небольшой стаканчик с огненной водой и выпить ее. Она ощутила, как быстро алкоголь проник внутрь ее организма и как все тот же организм был удивлен снова почувствовать обжигающее тепло. Конечно, для полной потери самоконтроля надо было выпить еще, но Алиса решила не спешить. Рука мужчины быстро оказалась на ее талии, и что бы не противоречить своему образу она удивленно на него уставилась, получив в ответ фразу насчет  ее же безопасности. Улыбнувшись, она кивнула, приняв этот ответ. Потом он заговорил с Ашем, заставив Алису тихонько хихикнуть. Он даже не представлял, насколько правдива оказалась его фраза на счет греха. Видимо, между этими двоими началось что-то на подобии "дуэли", которую Алисин "стульчик" начинал выигрывать. Ну, начнем с того, что она решила сесть к нему на колени, а не к монаху. К тому же, рука на ее талии сжалась.
Что же, видимо, ей даже не придется ничего выдумывать. Этот мужчина и так все уже сделал за нее. Надо же... как легко жертва идет под клыки. Грех не воспользоваться таким "подарочком", когда судьба преподносит его на серебряном блюдечке. Монтесума значит. Гораздо веселее - это точно. Бросив на него хитрый взгляд, она улыбнулась и встала на свои двое. Когда он пожелал остальным провести время хорошо без них, Алиса улыбнулась и помахала всем рукой. Не ждите...
Когда Монтесума заплатил за комнату и направился вверх по лестнице, девушка последовала за ним, по пути разглядывая все вокруг. На стенах были бежевые обои в цветочек. Вот именно, они были. А теперь это серые обои в какие-то странных форм кружочки. Пол был холодный, кажется, даже холоднее чем она. На все тех же стенах догорали свои последние минуты жизни факелы. Их давно уже надо было заменить, но, видимо, хозяин был экономным. Ступеньки были деревянными и ужасно скрипели, а когда они поднялись на второй этаж, коридор оказался ужасно узким и тусклым. Тут было два или три факела, в еще худшем состоянии, чем те, что были прежде. Девушка несколько раз спотыкалась и чуть не падал на мужчину, но вовремя выпрямлялась. Наконец, он остановился у двери. Внимательно осмотрев ее, она заметила, что дверь ничем не отличается от остальных. Монтесума толкнул дверь, он зашел внутрь, а Алиса за ним. По ее представлению, комнату должна была соответствовать коридору. Тусклая, крохотная и грязная. Все оказалось более оптимистично. Было одно окно, закрытое серыми шторами. Обои еще не утратили свой голубоватый цвет и были довольно-таки чистыми. Посередине комнаты стоял стол, рядом с ним два стула. Чуть дальше у стены стоял книжный шкаф с небольшим количеством книг. Напротив окна была кровать, чуть правее от нее была дверь. Скорей всего она вела в ванную или какую-нибудь кладовку. Прикрыв за собой дверь, девушку с интересом разглядывала комнату. А потом легонько плюхнулась на кровать, направляя заинтересованный взгляд на своего спутника. Он тоже последовал ее примеру и сел рядом. Она уже знала что он будет сейчас делать, но ей было интересно - сможет ли он как-то отличиться от остальных, проявить свою фантазию что ли.
Она постепенно чувствовала, как в голове начинает твориться бардак. Решив больше не тянуть, она залезла на кровать с ногами и повернувшись к нему с хитрой улыбкой подползла ближе. Он хотел веселья? Будет ему веселье. Хотя убивать такого совсем не хотелось. Он показался ей интересным. Пусть он такой же, как остальные, но все же он чем-то ее привлек. Она наклонилась к нему, делая вид, будто хочет поцеловать. Обвив его шею руками, она аккуратно начал приближаться, наблюдая красными глазами из-под век за его реакцией. В самый последний момент она опустила голову и немного нагнув ее в бок, открыла рот, из которого показались острые клыки. Ты почувствовала, как клыки плавно и легко пронзили его шею, как теплая алая жидкость полилась в рот. Какая же теплая его плоть... Алиса приоткрыла глаза, но практически тут же их закрыла. Кровь быстро лилась и она еле успевала слизывать непослушные капельки с его шеи. Но его кровь была такой... вкусной. Не такой, как у обычных людей, а особенно у таких пьяниц. Она была какой-то странной на вкус, но довольно приятной. Поэтому она старалась не терять ни одной капельки...

0

4

Демон вошел в комнату и уселся на кровать. Монтесума почувствовал неприятную головную боль, вот и отрицательный эффект. Хотя, какая в прочем разница? Он здесь, наедине с вампиршей. Она ведь точно является кровососом. Но, на всякий случай, демон сказал вслух девушке.
-Ты ведь вампир, да? Можешь не скрываться, я видел клыки, ты слишком несдержанна сегодня. А если бы люди заметили? Давай уже, кусай. Покажи мне свой отвратительную сущность, хочу видеть это. - незнакомым голос сказал Монтисума. Странно, ведь всегда его тон был ласково-соблазняющим, а теперь... стал заботливым, что ли. Странно это, что, опять все свалить на опьянение? Вполне может быть. К утру пройдет. А сейчас нудно просто помочь милой девушки. Плотские мысли почему-то сразу куда-то делись. Хотелось просто спать... да, сон нужен и демонам, реже, чем людям, но нужен. И вот, вампирша приблизилась к демону, казалось, она сейчас его поцелует. Поцелует не как невинная девушка, а как настоящая извращенка- сядет на коленки, обхватит, прижмет твое лицо к своей груди. Что за мысли снова? Нет, просто ассоциации. Монтесума не стал сопротивляться, хотя в несколько мутном взоре появилось некое беспокойство Убьет ли его? Кто знает. Но демону почему то было все ровно. Убьет и ладно, не убьет-хорошо. "Ох, что со мной? Почему сейчас я поступаю настолько благородно? я же порождение тьмы!" Но сколько Монтесума не сокрушался он не могу понять. Что-то тревожное зашевелилось в душе, словно холодные щупальца шевелятся где-то внутри. Но все раздутия прервала острая боль. Она не прекращалась, но вместе с болью шло тепло. Монти чувствовал, как вампирша слизывает кровь, он некоторые капли все-таки стекают по спине. Её холодные руки, что обнимают спину и удерживают. Демон не мог сопротивляться столь приятной боли. Он чувствовал себя слабым, но это было так хорошо. Он чувствовал себя единым с этой девушкой, хоть и незнакомой, но уже такой родной. Такого единства не добиться ни чем, кроме укуса вампира. Может быть она воздействует на разум? Плевать, пусть это воздействие, но это наслаждение подобно страшному наркотику; невозможно остановиться, хочется еще и еще. И ты уже чувствуешь, как теряешь силы, как вот-вот закроешь лаза навсегда, но ты не можешь оттолкнуть эту девушку, столь близко прижавшейся грудью к твоему телу. И вот, твои глаза уже начинают закатываться, а все вокруг мутнеть, ты наконец слабо хватаешь Алису за руки.
-Хватит... прошу... я не могу больше... я не выдержу. - и снова этот слабый, незнакомый голос. Но на этот раз он дрожащий, тонкий. Экстаз отступил. Спать хотелось еще больше. А еще организм требовал сладкого, но где его сейчас взять? Не спускаться же в таверну, когда на шее характерные следы от укуса вампира? Демон тяжело дышал и не смотрел на вампиршу. Он резко откинулся назад, приняв тем самым, горизонтальное положение, и, улыбнувшись, заметил: "Тут только одна кровать, хе-хе, нам придется спать вместе." Демон лег на краю, даже не укрывшись и не раздевшись-глаза сами закрывались. У него похитили столько сил! Кровь это ведь чистая энергия.
-Я не человек, сон у меня чуткий, так что и не пытайся, - на всякий случай пробормотал демон, засыпая.

0

5

Второй раз за один час Эр перестал понимать, что, как и зачем делает. Второй раз пытался найти отговорку, чтобы успокоить что-то, что так противно бунтовало внутри. И при всем этом второй раз шел туда, куда идти вообще бы не следовало, поддаваясь тянущим, как нить за иглой, в те бесполезные места ощущениям и побуждениям. И как же все это неожиданно, непривычно и вредно. И все равно, несмотря на то, как смутились и перемешались мысли в голове, он молча поднимался по лестнице, наплевав на то, как громко трещит лестница, оповещая каждую мышь в гостинице о том, что человек идет, как мрачно угрожают провалиться под ногой старые ступеньки. Внезапная тишина, нарушаемая лишь доносившимися откуда-то сзади далекими голосами, выцветшие цвета, обступившие со всех сторон, выражающиеся почти в каждом предмете на и вокруг этой лестницы, полутьма. Холодно и будто бы сыро. Чудесно, конечно; а если сейчас у обоих из той пары будут абсолютно невинные и выражающие здравое негодование... Нечего сказать, можно считать себя великим героем. Впрочем, вскоре, с преодолением последней ступеньки, вернулась прежняя уверенность в своих действиях, то, что и красноглазый, и девушка обычные почти что безобидные люди-такой тезис уже казался неоправданной фантазией и порождением чей-то стеснительности, а глаза ныне горели мрачным огоньком каменной решительности. Да и подсознательная гордость за собственную трезвость и уверенность в силе чужого опьянения отдавали свой эффект в глубинах мозга. И, кажется, не было в этих подсознательных движениях подлости и боязни-обыкновенное спокойствие за собственное благополучие. Впрочем, все равно не было у Эрика такого стремления найти опасность в тех двоих и обязательно их убить, хотя он сам не знал, что заменяло в душе это стремление. Может быть, любопытство. А может быть, и нет. Кто мог об этом знать, когда он сам не знал и не хотел в этом разбираться?
На пару секунд остановившись в коридоре, Эарлерн напряженно вслушивался в глухие шорохи и ждал того, который мог бы указать правильную дверь. Тихий, но уже знакомый мужской голос, неразборчивые слова... Без лишних томных мгновений ожидания своих же действий, Эр резко развернулся и, с силой схватив ручку той самой двери, одним движением рванул ее к себе, сделав шаг вперед и оставив дверь громко и с натяжным скрипом отлетать и раскрываться до конца, ударяясь об стену. Та же полутьма, но так легко и нежданно приятно было различить в ней окровавленные губы и бывшие недавно белоснежными, а теперь такими же светло-алыми клыки, оставившие на шее размякшего юноши две аккуратные точки. Все и так умирающие остатки смущения и непонимания мгновенно испарились, и на лице все-таки поползла эта нахальная ухмылка, так редко появляющаяся на сдержанном лице Рика. Прислонившись плечом к стене, Эрик наклонил голову и медленно четко протянул-Вампиры так редко заявляются в такие населенные пункты и так редко оставляют за собой незакрытую дверь, попутно питаясь так красиво напившимися людьми. Храбрая девушка. Но непредусмотрительная. Как и ее спутник, кажется. Ладонь протяжно коснулась уже давно остывшей рукояти меча; взгляд скользил то по лицу вампирши, то по прокушенной шее ее жертвы... И даже жаль было, что эта жертва сейчас слаба и пьяна, а честь не позволяет заставлять таких вставать и пробуждаться. Хотя жертва-то и есть жертва, она ни в чем не виновата. И все равно жаль. Почему-то.

0

6

Не смотря на то, что она и сама понимала, все же его слова были весомым аргументом. Все, хватит. Надо остановиться. Если потянуть еще немного времени, он умрет. Но... нет, хорошего понемножку. Девушка бережно "вынула" клыки из его шеи и облизала капельку крови на губе. Сейчас Монтесума выглядел таким беззащитным. Она невольно улыбнулась и аккуратно выпустила его из объятий. Когда он резко лег на кровать, то подчеркнул факт того, что здесь только одна кровать. Хах... теперь она может спать спокойно. Такой обессиленный и настолько выпитый он вряд ли снова захочет по приставать к ней. Хотя мало ли? Может он сам нарывается. А перед тем, как заснуть, он пробормотал милую фразу, похожую на предупреждение. Не человек, значит? Ну да, с такой кровью он точно человеком быть не может. Девушка снова улыбнулась. Но не так, как внизу, в таверне. Это была не та милая и наигранная улыбка, а настоящая, искренняя. Проведя холодной рукой по его волосам, она собралась и сама ложиться спать, а точнее снимать это платье, ибо в нем спать неудобно, как вдруг дверь резко хлопнула. В комнату нагло ворвался тот человек, видевший в таверне в углу. Из-за резкого хлопка дверью об стенку, Алиса вздрогнула и резко повернулась на звук.
Значит, ее все же вычислили... ну, а если какой-то умные человек додумался еще и всех предупредить, так это вообще просто чудесно! Что за поселок такой?! Ни крови нормально попить, ни напиться алкоголем. Непредусмотрительная? Да, даже слишком. А зачем дверь закрывать-то? Может, еще кто-нибудь на пир пожалует... а тут - на тебе! - и убивать собираются. Кинув взгляд на спутника, лежавшего на кровати и мирно дремавшего, она вздохнула. Неужели снова придется доставать кинжал? А так неохота. Может просто сбежать? Прыгнуть в окно и убежать? Ох, ох...
- Очень. Непредусмотрительная и храбрая. А еще - очень любящая свою жалкую жизнь. - Алиса криво улыбнулась, оголяя острые и испачканные кровью клыки. Сейчас ее выдавало все - во-первых, спящий Монтесума с двумя кровавыми точками на шее - следами от укуса - во-вторых, клыки, которые после "приема пищи", как никогда тяжело было скрыть, в третьих, красные глаза, в четвертых, струйка алой жидкости, стекающая по подбородку. Поэтому отрицать очевидное было глупо. Видимо, все же придется как-нибудь выкарабкиваться из этой ситуации. Ой, как же нехорошо...

+1

7

>>>Таверна
Человек в чёрном вошёл в гостиную. Как только он переступил порог в сердце вцепилось странное предчувствие. Ощущалась напряжённая обстановка, факелы горели особенно зловеще, тени танцевали свой танец более интенсивно из-за порыва ветра, и из-за этого атмосфера становилась просто устрашающей. Представьте себя одного, стоящего в красной комнате, с невидимым потолком, страшной тенью, вытекающей из-за угла какого то непонятного помещения, напоминающую кровь, труп, оборотня или самую страшную картину из вашего подсознания. И очень тяжёлая тишина, которая готова сожрать тебя. Изредка от куда то доносились скрипы, стоны ветра...
Симхоко почувствовал, как его в затылок мягко закололи иголочками, лицо покраснело, закружилась голова и ноги немного подкосились. Но убийца всего лишь почувствовал это. Даже немного заглянул вперёд своей фантазии.
Было действительно страшно.
Нет страха. - Симхоко выдохнул и достал из ножен катаны, раскрутив обе несколько раз, услышав приятный звук, размял руки.
Потом одну катану взял набалдашником вверх.
Вдруг, как и предчувствовал тайный убийца, раздался еле слышный голос - наверху кто-то был. Там раздавались голоса.
Оставалось одно препятствие, которое мешало подняться наверх - скрипучие ступеньки.
Но Симхоко очень искусно владел техникой перемещения. Убийца сам пока что ещё не понимал, откуда он это вспомнил, видимо его подсознание скрывает от него очень много . Не отдавая себе отчёт в том, что делает, Симхоко, с оружием в руках, разбежался и у самой лестницы оттолкнулся носками от пола и мягко оказался на перилах, потом, балансируя мечами, пробежал по перилам на верх, спрыгнув мягко на ковёр и отдышался.
Что за чертовщина!? - подумал убийца, теряя голову. ...Откуда я это умею? Кто меня научил, как... Симхоко было снял маску и собирался уже открыть рот, чтобы крикнуть от удивления, освободиться от шока, но вовремя остановился...
Так... А мне понравилось!.. А это что?.., заметил Симхоко - правее от него была приоткрыта дверь и из комнаты на пол лился мягкий желтоватый свет.
Оттуда слышался знакомый голос...
Ага...
Человек в чёрном вновь обрёл полное самообладание и, даже на некоторое время забыв о своей новой способности, подошёл к двери максимально близко так, чтобы его не заметили, и стал слушать разговор...

+1

8

Улыбнувшись во сне прикосновению девушки, демон открыл глаза. Голоса. Он и заснуть нормально не может! Ничего плохого ведь не случилось.
Монтесума поднялся, ловко подняв ворот рубашки, хотя это и было бесполезно, но мало ли какие гости могут пожаловать сюда на шум? Лучше один "свидетель", чем сотня. Демон аккуратно, не обращая внимания на визги человека, стер с лица Алисы свою же кровь. Монтесума моментально перешел из состояния сна и расслабленности в боевую готовность. В юности он часто "дежурил" по ночам, один против всех. Так хотелось проиграть, сдаться, но если он не защитит его временного хозяина, то кто это сделает? Именно эта мысль всегда заставляла демона идти против потока, по сложному, даже невозможному пути. И именно эта мысль помогала Монтесуме добиваться успеха и побеждать. Сейчас похожая ситуация: если о вампире узнают люди... они с Алисой будут в опасности. Да, сбежать, пожалуй, смогут, если сейчас начать, но в деревне их лица запомнят навсегда и объявят официальную охоту. Только этого сейчас и не хватало.
И так, спрятав все следы преступления остается только убить свидетеля. Силен ли этот парень? Вроде человек, но люди разные бывают. А Монти сейчас в ослабленном состоянии. Но даме самозащиту он никак не мог позволить! А все-таки, почему демон решил защитить её? Гордость? Чувство собственности? Скорее второе, Монти предпочитала думать так, что он все сам запланировал и просто решил побаловаться. А Алиса его вещь. Нет, скорее не вещь, а домашнее животное, это больше походит. Он её даже покормил... Монтесума улыбнулся своим мыслям и подошел к незнакомцу.

-Извините, почему вы беспардонно врываетесь в комнату, где отдыхают вполне порядочные люди. Где вы увидели вампира? Это вино. Дорогое, между прочим. Вы могли увидеть то, что вашим глазам никак не предназначено, благо, мы еще не успели начать, и благодаря вам в том числе! Не могли бы вы тихо и мирно уйти, предоставив нам право на заслуженный отдых? Дама ждать не будет. - Сказал Монтесума как можно громче и убедительней. Да, конечно, этот парень все видел и понял, но окружающие люди могли услышать вполне бодрый голос и демона и просто не поверить потом этому парню. Но все-таки...
Монтесума с силой толкнул парня об стенку. Демон чувствовал сильную слабость, но скрывал это под маской ярости. Сила... они идет, течет по жилам, я направляю её в нужное русло. Демон владел некой магией, хотя ей это назвать трудно. Это считается магией, но оно скорее повышает выносливость, силу и другие параметры. Зато потом будет плохо, вплоть до потери сознания. Сначала сила забирается из резервов, где её сейчас мало, потом из мышц, потом из органов и так далее. Немного энергии остается, чтобы жить, но не более. Потом сила, словно в пустой колодец собирается вновь. Чем меньше её было-тем больше набирается. Демон чувствовал, что сейчас силы стало гораздо меньше. А из окружающих высасывать силу, подобно вампиру, демон не умел.
И так, раздался глухой удар. Опилки и кусочки от деревянного потолка осыпалась на парня. И Монтесума нагнулся и тихо-тихо сказал: "Если кому-то расскажешь по стенке размажу, но сначала сожру твою душу. Я голоден, так что стесняться народа не буду. Беги и скажи всем, что здесь все хорошо. Если сюда кто-то придет тебе же хуже. И принеси что-нибудь сладкое, очень хочется." - демон поднял человека за шиворот, пока говорил это, для убедительности. Оставаться невозмутимым и спокойным стоило огромных усилий, от усталости Монтесума буквально падал. Слишком, слишком много крови она выпила. Неужели она такая вкусная?
Монтесума отпустил его и открыл дверь в комнату, дабы подобающим образом выгнать своего "гостя". Демон вышел из комнаты и... увиденное действительно его поразило. Это человек в черном подслушивал. Ох и люди пошли надоедливые...
-Если вы так... старательно ищите путь в туалет, могу проводить. Тут действительно легко заблудиться. - Уверенный сильный и самодовольный тон вернулся. Ну что, я тебя вижу, что теперь сделаешь, человек? Моих ран не видно, все следы стерты, разговора ты не мог слышать. Все должно окончиться благополучно, если, конечно, этот парень никому не скажет. Это дело чести - скажет значит трус. Не скажет, еще больший трус. Ему нужно самому разобраться с этим, с личным оскорблением. Как это делают благородные воины, они не зовут на помощь. Посмотрим, насколько ты благороден. И ты, человек в черном, кто же ты? И почему подслушиваешь?

+3

9

Непредусмотрительная, храбрая и такая жизнелюбивая. Эрик молча усмехнулся и медленно перевел взгляд на деревянный пол, в то время, пока пальцы крепко сжались на ножнах с мечом, а затем мгновенно расслабились и скользнули в сторону. Убить ее? Его? Обоих? Нет, это не по-рыцарски, абсолютно, и потому Эр не собирался тогда трогать никого из них, не собирался наносить хотя бы царапину. И плевать, что такие, как это пока что спящее "чудо", почти никогда не теряют гордого самодовольства и желания высосать все внутренности из всех и вся при малейшей угрозе. Плевать на то, что может сотворить с ним этот же спящий красноглазый, когда очнется и, вполне возможно, бурно разгневается. Главное, что убийство или раны именно в этот момент сейчас были бы целиком подлым и грязным делом. Да и нету какого бы там не было "счастья" от мертвой, но так любящей, по ее словам, жизнь. Таких так просто этой странной вещи не лишают.
Но от той кривой улыбки вампирши слегка передернуло. Кровь, капающая с окончательно показавшихся из-под губ клыков, извилистый тонкий темно-алый, почти черный ручеек, стекающий вниз; такой резкий контраст белой чистой кожи и темных густых капель. Настоящее зрелище со своей особенной жуткой красотой, которая, впрочем, слишком часто встречалась в этом мире для того, чтобы впадать в холодную пучину завороженности при виде него.
И вдруг вернулся самый герой и виновник торжества. Рик, постепенно, но четко догадываясь о намерениях маленького представления с участием глубоких реплик о вине и всем подобном, что обычно следует за ним, окинул черноволосого мутным взглядом. Если это все, то можно было и не приходить. Но какое одновременно счастье и горе заключалось в том, что тихий разочарованный выдох парня, который все равно все понял, начался и не успел закончиться. Весь дух из тела Эарлерна в миг выбила рука потенциального врага, на секунду чувствительно врезавшаяся в поддых, и последовавший за ней мощный удар спиной об стену. Казалось, комната содрогнулась в тот момент, когда потолок начал осыпаться на голову Эрика. Чудесно, это нечто окончательно проснулось. Угрожающий шепот над ухом противно врезался своим уничтожающим смыслом в мозг. Возможность оказаться размазанным по той же стене и предварительно лишиться души-не страшно, но как же взбесило парня дополнение о сладком! Стиснув зубы, он резко поднял голову и твердо уставился взглядом прямо в эти алые глаза, несмотря на то, что ноги не имели возможности так же плотно стоять на земле, а шею неприятно скрутило от стальной хватки. Не шелохнувшись, Эарлерн тем же приглушенным тоном прошипел в ответ-Бегать сам будешь, когда надо будет. А души сейчас ни у кого нет, можешь готовиться к голодовке.
В следующий момент дверь была снова широко открыта, и, дернув плечом, Рик раздраженно оглянулся на проход. А там ждал сюрприз. Подслушивающий человек в черном, еще недавно спокойно стоявший в таверне. Впрочем, демон присутствия духа не терял и повел себя еще более уверенно, чем раньше. Выдохнув, Эрик крепко сжал пальцы и пристально разглядывая человека. Говорить? Не говорить? Ведь так отлично понятно, что... И говори, и не говори, все равно останешься трусом в глазах вампирши и красноглазого, ведь обо всем, включая Эрика, знали только они трое. Впрочем, чужая помощь тут была не нужна, а оставлять двоих наслаждаться "победой" для парня было бы слишком мерзко, до такой степени, что память об этом событии грызла бы его до конца жизни. И при всем этом уже было ясно, что делать. Выдавив короткую улыбку на лице, он кивнул новоприбывшему, быстро выходя из комнаты и разворачиваясь по направлению к лестнице. Но сделать ему получилось только пару шагов. Что здесь творится, черт возьми. Куда я иду? За сладким? За шоколадкой? Пусть этот придурок подавится ее отсутствием! В апатичном припадке ярости Эр откинул плащ и, выдернув меч из ножен, не взирая на то, что всем, от кого он только что пошел прочь, это было видно, изо всех сил ударил ледяным клинком по стене. Грохот, как от удара молнии, разлетелся во все стороны, щепки полетели по всем направлениям, а на стене остался глубокий надрез с неровными краями. Стремительно обернувшись и с жутким скрипом стали вернув оружие обратно на его место, он пошел обратно и, явно немного успокоившись, с натяжной вежливостью обратился к человеку в черном-Вам помочь добраться туда, куда вы направлялись? В ту же секунду в сторону красноглазого был послан короткий, но невероятно выразительный взгляд, по которому было так легко понять-их беседа еще не окончилась. И не окончится на преподношении сладкого.

Отредактировано Eric (2011-02-14 23:26:24)

+1

10

Для девушки было полной неожиданностью то, как быстро и легко проснулся Монтесума. Она уже готова была запустить руку под пышную юбку, дабы извлечь оттуда острый кинжал, но не успела. Вначале она не обратила внимания на скрип кровати, но когда теплые пальцы мужчины коснулись ее лица, она вздрогнула. Какой же он теплый... - пронеслось у нее в голове. Она хотела взять его руку в свои, но воздержалась. Сейчас не время для таких жестов. Кровь на подбородке размазалась, и девушка решила что как только выдастся свободная минутка, надо будет пойти умыться. Повернув голову в сторону своей жертвы, Алиса заметила, что он поднял воротник рубашки. Она тоже поспешила спрятать клыки, или хотя бы попытаться это сделать. Сомкнув губы, она решила пока не вмешиваться. Зачем зря тратить силы, если это за нее может сделать мужчина? И при том, куда она попрет в таком состоянии с кинжалом против меча. Конечно, можно было бы и его укусить, но что-то ей не особо хотелось... она уже была сыта по горло. Только сейчас она почувствовала, как чужая кровь внутри нее наполнилась до краев. И скорей всего, если она выпьет еще хоть каплю, ей будет плохо. Конечно, умереть от переизбытка крови она не может, просто... будет не очень хорошо. Надо потратить всю ту энергию, которую она накопила за все это время, потратить хотя бы на отдых. Просто не пить несколько дней крови и все будет нормально. К тому же, кровь Монтесумы придала ей столько сил, сколько не придавала даже самая чистая кровь. Он явно был не человек. Но вот кто? Оборотень? Вампир? Нет, точно не вампир. Иначе бы не стал с ней играть. И кровь у него была бы гнилая, как ее собственная. Может маг какой-то? Тоже вряд ли. Маги обычно так быстро не сдаются и сопротивляется. Один раз ей очень даже хорошо досталось из-за своей невнимательности. Просто случайно приняла мага за обычного человека и попыталась попить его крови. Ох, как же было весело убегать оттуда, преследуемая разными странными штуками. Ни крови, ни жилья, ни приятного общества... кто же ты, Монтесума?
Она услышала громкий и убедительный голос и отвлеклась от неприятных воспоминаний. Немного склонив голову на бок, она внимательно и с интересом наблюдала за ним. Его слова показались ей смешными, хотя секунды через две она поняла смысл таких действий. Дорогое вино. Ну да, для нее кровь - действительно как вино, а его кровь - дорогое вино. Пьешь это вино, пьянеешь, чувствуешь что больше пить нельзя, да и сама больше не осилишь, но то ли жадность, то ли простое желание заставляет пить и пить, пьянеть еще больше и если вовремя не остановиться - потерять контроль. А это даже хуже, чем просто уснуть, а на утро мучатся от головной боли или от потери памяти. Это значит натворить такое, о чем потом будешь очень долго жалеть и сокрушаться. Наблюдая за его действиями, Алиса постепенно начинала им восхищаться. Она ведь почти полностью его выпила, он должен был не вставать с кровати дня два-три, а тут так просто прижать этого человека к стенке, да еще и быть таким внушающим... откуда он только силы берет? Наверное, ярость. Но откуда берется эта ярость? И почему он вдруг так резко подскочил и взялся "воспитывать" этого гостя? Ведь, если бы он не встал, а продолжал спать или хотя бы притворяться спящим, то убили бы только ее, да и то не факт. Учитывая сколько крови она выпила, раны должны были сами зажить, даже без повторного "ритуала". Неужели он защищает ее жизнь? Как это по-рыцарски. Вначале дать вампирше испить свою кровь, а потом защищать ее. Прямо рыцарь из ее воображения. Алиса тихо хихикнула от своих ассоциаций и услышала глухой удар. Потолок немного осыпался, усеяв волосы всех здесь присутствующих серой пылью. Монтесума прижал незнакомца к стенке и начал что-то ему говорить. Жаль только, она не слышала что именно. Это было явно что-то типа угрозы. Она видела раньше в других деревнях и поселках сцены, когда ревнивые мужья вот так вот прижимают к стенке любовников своих жен, что-то яростно шепчут им в ухо, а потом выкидывают их из окна.
Видимо, все что Монтесума хотел - высказал, потому что открыл дверь и собрался выгнать так нагло ворвавшегося к ним в комнату гостя. Но в дверном проеме он застыл и явно опешил. Алиса тут же почуяла неладное. Не стал бы он так просто застывать на месте, если бы ничего странного там не было. Она уже собралась встать и посмотреть, что за странность такая поджидает их в коридоре, но снова услышала его голос. Дорога в туалет? Подслушивал, что ли? Ох, что за день такой. Алиса устало вздохнула и села обратно на колени, при чем кровать тихо скрипнула. Чего им внизу не сидится? Вот так всегда. Только все начинает хорошо складываться, кто-то приходит и все портит. Хотя как же чертовски приятно, когда мужчина вот так вот просто немного пригрозил и вышвырнул кого-то "лишнего". Но не все оказалось так радужно. Даже не смотря на все обстоятельства, человек что-то ответил ее спутнику, правда и это она не смогла услышать. Потом он вышел, а через некоторое время послышался громкий удар, будто в стенку кинули большой камень. Алиса снова вздрогнула от неожиданного звука, но быстро успокоилась. Она уже привыкла, что с ней часто происходили самые разные вещи. И это - не исключение.

Отредактировано Alice (2011-02-14 22:50:39)

0

11

---> Таверна

Попыхивая трубкой, демон поднялся наверх, где располагалась гостиница. Ароматные облачка дыма витали в воздухе, оставляя позади монаха своеобразный след. Демон философски рассудил, что веселье хоть и сорвалось, но не в последний же раз. А раз так, то можно просто растянуться на кровати, залиться водкой и укуриться табачком. Пожалуй даже поспать будет приятно. Отдохнуть от долгой дороги, ни о чем не думать и просто плевать в потолок. В прямом и переносном смысле. Завтра будет день - завтра будет все. На этой мирной ноте демон завернул за угол и понял, что поспать будет проблематично. Ушедшие из таверны перед ним явно не собирались спать - одна из дверей была распахнута, рядом стоял тот самый тип в черном, что предупреждал Аша о вампирше. Ему что-то говорил человек в фиолетовом плаще, наблюдавший за всеми в таверне из угла. Ну блин, прям шпионы какие-то. Любопытство было присуще демону как и людям, поэтому Аш, продолжая дымить, подошел к ним и заглянул в комнату. Аа, знакомые лица - брюнет и красотка, сидевшая сейчас на кровати. Неужели парочке помешали уединиться? Эти двое что, хотели отбить дамочку у чернявого? Ох уж эти люди, беспокойные созданья... Веселья на лицах присутствовавших явно не наблюдалось, скорее наоборот. Назревала драка? Хм, может веселье и не откладывается на завтра.
- А что все такие хмурые? - добренько так спросил демон, опираясь на дверной косяк между стоящими снаружи и находящимися в комнате, - чего не поделили?

0

12

Через несколько минут послышался глухой удар. Симхоко насторожился и спрятал катаны под плащ. В туже секунду открылась дверь и на пороге показался парень с шевелюрой. За ним был мужчина в жилетке, вежливо кивнувший тайному убийце.
Последовал подозрительный вопрос. Ответ:
-О, я вижу вы хорошо ориентируетесь в этом здании! Наверно вы часто бываете здесь подвыпившим в компании девушек... - Симхоко изучал красноглазого.
-Нет. Я просто решил узнать, что за грохот. - сказал ледяным голосом человек в черном.
Симхоко прекрасно все слышал. И о вине, и о сладостях. Но никак не ожидал встретиться с красноглазым. Убийца неожидал увидеть этого парня, но встретив - сразу догадался, кто на чьей стороне. Но, как все тайные душегубы, Симхоко решил скрыть свои убеждения на счет "возможного убийства".
Защищать некого. Все и так ясно. Драться из-за глупой, сонной шутки испуганного демона не было смысла. Плевать. Убить вампиршу? - смысл?..
Размышления Симхоко были прерваны мягким ударом в стену. Теперь решил попробывать отыграться, только уже на убийце, парень в жилетке.
-Больно много людей хотят мне услужить. Прости, старина, но чаевых тебе тоже не достанется.
Смешной народ. Даже милый. Все так усердно хотят оказать содействие. - Симхоко усмехнулся.
Спокойной ночи. Надеюсь стены толстые
Симхоко встретил монаха. Кивнув ему, человек в черном, раскрутив со свистом катаны, поместил их обратно в ножны, внимательно посмотрел на красноглазого, сделал шаг во тьму и скрылся...
>>>Таверна

Отредактировано Симхоко (2011-02-14 23:24:11)

+1

13

Слова парня развеселили бы демона, но сейчас не до этого. А он интересней, чем кажется.
-Да-да, ты когда-нибудь придешь и отомстишь мне. - Довольно пропел демон, присаживаясь на кровать. Человек в черном ушел, стыдно стало, наверное. Правильно. Или он просто не хочет открывать своё лицо пока? Нужно поглядывать за ним, мало ли что.
-Где-то я уже слышал про месть. От тех, кто несколько лет назад был закопан в земле, после "мести". Даю тебе совет: не пытайся. Принеси шоколадку, как моральную компенсацию и уйди. Тогда не трону. - Улыбнулся Монтесума, довольно глядя сверху-вниз (хотя на самом то деле демон сидел на кровати) на этого человека. Монтесума сделал вид, что сел из-за пренебрежения к противникам, но на самом деле он не мог встать, нужно хоть немного отдохнуть. Может спуститься и восстановить силы через еду? Не слишком странно будет смотреться демон, который пьет молочко, закусывая шоколадкой или чем-то там еще? Это будет смотреться крайне комично.

-Что-то сладкого хочется, может у кого-то есть? - спросил демон, заметив Аша.
-Да так, нам немного помешали, весь настрой испортили, сам понимаешь. - Обратился демон к демону. Они прекрасно чувствовали силу темных. А вот у вампирши силы было меньше, или немного другого характера, поэтому она почти не выделялась среди людей.
Монтесума снова откинулся на кровати, хмуро подумав, что сейчас снова что-то произойдет. Как же хочется есть и спать! Эти мерзкие люди, об обычных людских слабостях так и лезут в голову. А эта самая голова сейчас болела, что-то давило, как пресс. Казалось, что даже воздух стал тяжелее. Это мучило больше всего. Если случиться что-то плохое демон сможет встать? Сможет ли он себя, а уже тем более, других защитить? Помогут ли ему его подозрительные товарищи? Демон на секунду, засомневавшись, схватил рукоять клинков, которые плотно прилегали друг к другу, создавая ощущения их единости. На месте. Хорошо. Но Монти не позволял себе заснуть, он просто лежал на боку, делая вид, что ему плевать на всех и пусть они уйдут.

ОФФ: Больше не могу.

+1

14

ОФФ: пардон за то, что в одном посте перебёг из локации в локацию и обратно, но для минутного отыгрыша с НИПом мне страшно лень писать три поста.
Как же все теперь ценят деньги, сколько всего держится на одних только деньгах по мнению многих. Чаевые? Как наивно-то. Парню сейчас было важно только одно-конструктивный диалог с обидчиком, и, возможно, месть. Может быть, это и правда грех, может, бесцельно и бесполезно, но теперь это значения не имеет. Мирно прощать хоть одну фразу, сказанную ему красноглазым, Эрик не собирался. Потому что подобных личностей прощать незачем-это бы и было бы действительно бесполезно.
Эр долго, настойчиво провожая взглядом уходящего таинственного незнакомца, пытаясь полностью убедиться в том, что это не было показным и фальшивым удалением со сцены дабы успокоить всех присутствующих, а потом снова вернуться под шумок. Но все же было настойчивое ощущение, что на сегодня человек в черном на глаза больше не покажется. Тогда, сделав несколько шагов к заговорившему, Эрик сложил руки на груди и вновь прислонился к стене, серьезно глядя на уже почти совсем не потенциального врага. После того удара об стену мозг все еще не мог до самого конца вернуться на свое место, в глазах все слегка, но четко периодически наклонялось в разные стороны и размывалось в неясные пятна. Впрочем, несмотря на это, Рик спокойно ответил-И приду, и отомщу. Когда-нибудь. Но обязательно. Впрочем, вновь услышанное покровительственное напоминание о шоколадке злило гораздо меньше, чем в прошлый раз. Мягкий холод родного меча и удар им по чему бы там не было могли творить поразительные вещи, вплоть до того, что моральное состояние мгновенно приходило в норму.
-Значит, ты плохо попросил о шоколадке тех, кто уже как несколько лет назад был закопан в земле. Или они недостаточно старались... А хочешь шоколадку в качестве моральной компенсации-покажи, в каком месте у тебя моральный ущерб. Тогда, может быть, принесу,-но за время короткой выдержанной паузы в глазах Эарлерна успел появиться стальной оттенок, а последующие слова были произнесены в совсем другом тоне-Оказанием великой милости по поводу пощады меня можешь не утруждаться. Мне это не требуется. Услышав новый голос за спиной, он замолчал и повернулся. Но новый вопрос и новый человек рядом вызвали лишь короткую усмешку; внутри не начала бунтовать очередной отголосок досады на стабильную посещаемость коридора гостиницы-и то хорошо.
-Все просто замечательно. Просто никак не определиться, кто же за сладким для страждущего пойдет, а так лучше не бывает. Эр так бы и не пошел за этой треклятой шоколадкой, даже если бы он услышал доказательства глубокой душевной травмы черноволосого, которой у него все равно не было. Но это неувядающее попрошайничество, затронувшее и того, кто ни в чем тут повинен не был... Как все еще на каплю детская душа Эарлерна могла спокойно вынести отчаянную нужду в сладком, пусть и ту, обладателем которой было настолько самодовольно и нахальное существо? Тихо зарычав от взбухающей гордости, Эр развернулся, буквально вылетел из комнаты и спустился обратно в таверну. Попутно вытащив пару мелких монет и с силой прижав их к грязной стойке, парень выпалил хозяину таверны странный заказ. И то ли его приняли за сумасшедшего, то ли задумали коварный план, то ли о чем-то догадались. Или все вместе. Но как минимум полминуты над шоколадкой кропотливо возился и колдовал хозяин; что он с ней делал, Рик смотреть не стал и в общем-то не догадывался, ибо нервно и так же не предусмотрительно, какой до этого была подружка красноглазого, оглядывался по сторонам. Наконец, крепко сжав в руках едва ли не самый виноватый в исчезновении половины безвозвратно померших за этот вечер нервных клеток "плод", Эрик стрелой вернулся в комнату гостиницы и протянул черноволосому шоколадку.
-Можешь даже не пытаться себе представить, как я теперь ненавижу все сладкое. Но уходить... Уходить мне еще все равно рано.    Вновь отойдя назад и внезапно почувствовав присутствие почти полностью вернувшихся после действий разъяренного красноглазого сил, он мельком провел взглядом по всем присутствующим. И тем не менее, вечер продолжался более насыщенно, чем мог бы, хотя ничего особенно хорошего в этом не было.

+2

15

Такое ощущение, что эта комната всех сюда притягивала. Сейчас еще весь поселок сбежится заглянуть к ним. Что, внизу уже не так весело? Алису это начинало раздражать. Подумаешь, выпила крови – не убила же! А тут столько народу сбежалось, будто они женские крики услышали. Никто не кричал, никто не плакал, никто не визжал – просто всем очень сильно захотелось посмотреть. С чего бы вдруг? Но нужно было оставаться спокойной. Такой же милой, которое была внизу. Игра, маска... нельзя про них забывать. Нужно правильно сыграть и все будет хорошо. Так всегда говорила себе Алиса, так всегда она себя убеждала – главное, это лишь хорошо разыграть сценку, а остальное уже будет зависеть не от нее. Ее цель – просто играть на сцене, просто хорошо исполнить свою роль, а то, понравиться ли спектакль остальным – уже зависит от других. У каждого свои вкусы, свой характер, свои предпочтения. Кто любит таких вот миленьких и невинных – тот придет в этот театр еще не раз, дабы узреть ее игру. А кому нет – тот будет избегать ее общества, что, впрочем, тоже могло бы ее порадовать. Не всех она хочет видеть рядом с собой – и не всем играет. Когда ей наскучит выступать, она может спуститься в зрительный зал и открыться. Но как часто бывало, добром это не кончалось. После некоторых неудачных попыток найти «нужного» человека, она сдалась – ей надоело слушать эти оглушающие вопли и потом прятать где-нибудь в лесу их мертвые и окровавленные трупы. Поэтому, проще играть свою шарманку и не нарываться.
Послышался бодрый голос Аша, который стоял в дверях.На фразу монаха каждый ответил по-своему. Алиса повернулась к нему и улыбнулась, решив пока ничего не говорить. Милая улыбка – вот ее ответ. А что он там прочтет – уже не ее дело.  Ее мало когда интересовало мнение людей о ней, хотя иногда одиночество донимает. Знаете, хочется иногда завалиться к абсолютно незнакомым людям и через минут пять быть в их компании «своей». Хотя, босую девушку в таком пышном платье вряд ли могли бы нормально понять, ведь так? Косо на нее бы посмотрели и велели убираться прочь. Именно поэтому Алиса предпочитает просто бродить по лесу или перекинуть несколькими отрывистыми фразочками с любым незнакомцем или незнакомкой, которые бы ей показались более или менее адекватными людьми, не завопившими на всю улицу «Ненормальная!» Но таких в наше время стало очень мало. Даже слишком. Вскоре ответил тот, что весь в черном и подслушивал. Алиса моментально стерла милую улыбка с лица и немного нахмурившись кинула взгляд красных глаз на него. Людишки такие забавные... они так весело орут, когда видят ее клыки! Мало когда встречаются те, кто просто застывают с огромными глазами от ужаса. Много пошло тех, кто хотят умереть как можно громче и как можно больше проблем создав для вампирши. Уж больно все вредные. Грохот? Какой грохот? Алиса немного удивленно выгнула бровь. Не мог он так быстро за две секунды подняться по лестнице и подбежать к самому концу коридора. Видимо, это послужило простой отмазкой. Потом он ответил парню в жилетке. Чаевые... ну да. Сейчас же все привыкли требовать друг с друга деньги. Помнится, один раз, когда она оставила человека в живых, он потребовал с нее деньги за выпитую кровь, в качестве компенсации. И пригрозил, что если не будет денег, то он всем про нее расскажет. Жаль, пришлось его убить, хотя вначале он показался ей милым. Но так или иначе – большая часть людей сейчас больше озабочены своими финансовыми проблемами, постоянно бегают и суетятся, где бы достать побольше денег. А о своей жизни слишком не беспокоятся. Потом все тот же тип в черном пожелал им спокойной ночи, подчеркивая первое слово. Нда, ночька после такого точно не будет самой спокойной и тихой в этой деревушке.
Нет, здесь точно что-то не так. Не обычные это люди. Ну, во-первых, увидев вампира, обычный человек сразу же заорал бы или как минимум застыл от шока или удивления. А этот в жилетке – вон какой спокойный был. Тот, в черном. Он, может, и человек, вот только немного странный. Или монах. Ну, он вообще мало чем на человека похож. Хотя бы своим характером – люди такими веселыми и беззаботными не бывают. Монтесума. На миг переведя взгляд на мужчину, Алиса немного улыбнулась. Глаза – красные. Такие же, как и у нее. И тут ее передернуло. Бросив быстрый взгляд на Аша, она увидела желтые глаза с узкими вертикальными зрачками. Ну, теперь эти двое уж точно не люди. Снова переведя взгляд на уже сидевшего на кровати мужчину, она начала перебирать в голове варианты. Она чувствовала, что скорей всего, у этих двоих одинаковая «раса». Аш может быть оборотнем. Но вряд ли. Обычно, эти существа к ночи уже теряют контроль. Может... демоны? И ей самой стало немного смешно. Ведь как обычно представляют демонов? Такими рогатыми и хвостатыми, с красной кожей и копытцами. Эти же явно не похожи на таких причудливых зверей. Но этот вариант как-то больше всего сюда подходил. Ладно, надо будет позже спросить напрямую.
Монтесума спросил про сладкое. Теперь он уже лежал. Она легонько улыбнулась уголками губ. Это было немного странно, хотя откуда ей знать? Тех, кого она оставила в живых, было крайне мало, да и их она больше никогда не видела, а уж шанс того, что они все еще живы – как-то слишком мал. Но все может быть. Вдруг, это были какие-то очень живучие оборотни, которые могли восстановиться даже после такой потери крови. Или какие-то другие, например, энергетические вампиры, которые могут с помощью чужой энергии жить даже с таким количеством крови. Мало ли что может быть? К тому же жертва обычно теряла сознание, если была обычным человеком. Ну вот, еще один признак «не человечности» Монтесумы. Еще несколько фраз от того, что в жилете и он быстро вышел из комнаты. Алиса провела его взглядом, задумавшись, ушел ли он вообще или еще собирался вернуться. А потом снова послышались шаги и вскоре человек протянула лежащему на кровати мужчине шоколадку. Вампирша немного удивленно посмотрела на причину спора, а потом еле заметно улыбнулась. Как весело.

+4

16

"Его что, пчела в задницу ужалила?" - подумал Аш, глядя вслед человеку в черном. Тот похоже ни минуты не мог сидеть на одном местеи все время ходил туда-сюда. Ну в самом деле, как шпион - ходит, вынюхивает. Только все его при этом замечают. А парень в жилетке нервный какой-то. Он явно повздорил с черноволосым, сейчас нахально разлегшимся на кровати. Не простояв и нескольких минут мужчина в жилетке куда-то умчался, а спустя некоторое время вернулся с шоколадкой и с независимым видом протянул ее брюнету. Красавица-вампирша с улыбкой наблюдала за происходящими действиями, не произнося ни звука. Эта таверна стала напоминать сумасшедший дом.
- У вас тут обстановка накаляется и начинает напоминать Ад, - с милой улыбкой сказал демон, - будете драться - уж потрудитесь позвать скромного монаха. Который сейчас направляется в соседнюю комнату и собирается расслабиться. Да и вообще - будет что интересное - зовите, не хочу провести ночь в скукоте. С этими словами демон направился к выходу из комнаты. На пороге обернулся и подмигнув девушке, сказал:
- Не дай мальчикам убить друг друга, прелестное созданье!
В коридоре он наткнулся на молоденькую служанку, шедшую с охапкой грязных простыней.
- Дочь моя, не откажи старому монаху в услуге, передай хозяину чтоб распорядился притащить вот в эту комнату, а заодно и ключ от нее, - он ткнул палцем на соседнюю комнату с той, откуда только что вышел. Девушка кивнула и спустилась вниз.
- И не забудь принести мне полотенце! - крикнул ей вслед демон. Аш прислонился к стене, ожидая своего корыта с горячей водой.
- Сегодня в таверне одной, что в городке безымянном, разыгрался настоящий бой на поле то на шоколадном... - пропел монах пришедшие в голову бредовые строчки. Тут как раз появились два крепких парнишки с корытом и служанка с чистым бельем, полотенцем и мылом.
- Вот молодец, красавица, - обрадовался демон, выхватив у нее ключ от комнаты и открывая ее, - заноси! - махнул он парням. Те занесли корыто и потирая болевшие руки, ушли. Служанка тем временем начала стелить постель а Аш, покидав вещи на пол и буквально парой движений скинув с себя всю одежду, плюхнулся в корыто.
- Ооо, хорошо то как... - блаженно протянул он, попутно набивая трубку и раскуривая ее. Демон почувствовал себя на верху блаженства, горячая вода расслабляла мышцы и мысли. Глаза монаха затуманились, он наблюдал за задом служанки, стелившей постель и пускал к потолку ровные кольца дыма...

+2

17

Монтесума закатил глаза. Что он болтает? Нет. чтобы быстренько скрыться и все закончить, нет, стоит, болтает. И тут, на радость демона, парень ушел. Монтесума лежал, не пытаясь предпринять каких-либо действий. Но вот - новый враг вернулся. С шоколадкой. Монтесума сразу сел. Принес? Странно. Демон ведь пошутил. Он аккуратно, молча, взял сверток. Развернул. И правда шоколад. Демон неторопливо отломил кусок и поднес к губам. Нет, было что-то подозрительно. Если он отравлен? Все слишком складно-принес, отравил и все замечательно.
-Я ценю твои усилия, но попробуй. Мне кажется ты решил меня обмануть, - спокойно сказал Монтесума. Его очень часто пытались отравить. Хотя на вкус хороший ад не определить. Пусть пробует. Демон сунул сверток "фиолетовому плащу". Если отравиться-значит не он отравил. Если не попробует, значит он отравил. Теперь Монти не сомневался в качестве сладкого угощения, ничто не может быть настолько просто. И Монтесума внезапно понял, что что-то сейчас будет. Ему нужна сила. Некую энергию можно попытаться украсть, как вампир, только через поцелуй. Парней демон целовать не собирался, он конечно не брезговал, это всего лишь энергия... но все же лучше поцеловать вампиршу. Попробовать. Монтесума резко набросился на девушку, повалив её на кровать. Он схватил её руки, чтобы та не могла сопротивляться.
-Теперь моя очередь, миледи. - Прошептал Монтесума и поцеловал её. Делал он это немного неловко, это же не просто поцелуй, нужно еще энергию забрать. Демон толком не знал, как это делается. Но он старался. Наконец, почувствовав, что вампирша немного ослабела, отпустил. Заметно стало легче. Он забрал немного своей энергии, чтобы хотя бы чувствовать себя нормально. Хотя, конечно, девушка все ровно владела большей частью демонской силой. Она, правда, еще не знает, что вместе с кровью захватила магию. И она не умеет ею пользоваться. Вот и хорошо.
-Драки не будет. Нельзя назвать дракой, когда дракон наступает на муравья. - Хмыкнул Монтесума, явно сравнивая себя с драконом.
-Да, мы будем рядом если что. Но будь осторожен, мне кажется что сегодня ночью что-то будет. - Монтесума действительно чувствовал приближение темной силы.

0

18

ОФФ:какое счастье, я настрадался)) Логики снова по нулям, выглядит по-идиотски, но... Но все-таки.
Эта невообразимая сволочь медленно и степенно разворачивала шоколад, приглядываясь и изучая, тщательно что-то вынюхивая, будто старая гончая в начале травли. Его внимательный взгляд и цепкие тонкие пальцы изрядно нервировали и выводили из себя и без того едва удерживающего свое раздражение Эрика. Неужели все и всегда пытаются что-то заподозрить, если именно в этот момент там ничего нет? Наконец, поднеся шоколад к губам, красноглазый остановился и громко объявил о своих грандиозных планах ничего не есть с нависающей опасностью для жизни. Неужели за отравленной пищи опасается? Недовольно покосившись на дегустатора, Эр тихо фыркнул:
-Это после твоих лапок-то? - но все же, чтобы не возбуждать подозрений о том, чего он не делал и даже не думал сделать, парень подошел и быстро отломил кусочек. И как назло, в голове среди всего этого бардака и суматохи, из головы вылетели все знания о ядах, совсем не малые, вполне способные уберечь здоровье от отравы, которая действует моментально и безошибочно, а замаскировать которую можно с такой легкостью; воспоминания о том, сколько раз приходилось обнаруживать яд где бы там не было как испарились; будто недальновидность подобно чуме имела свойство передаваться воздушно-кабельным путем и в этот раз Рик подхватил ее от вампирши и заразился ею куда серьезней. Проглотив шоколад, он замер, выжидающе молча и хмуро оглядывая черноволосого, иногда вглядываясь в синюю темноту и нечеткие силуэты деревни за окном. Тоскливые и тихие полминуты, проведенные в ожидании эдакого чуда, в молчании которых теперь была хорошо слышна жизнь таверны-пьяные голоса, скрип липких досок пола. Но вдруг глубоко в груди будто наползли друг на друга две гигантские плиты, к горлу подкатил густой дым как от трехдневного пожара, и очень четко теперь внутри топталось ощущение, которое себе иногда представляешь под понятием "свертывание крови"-как стягивается и ссыхается в венах кровь в тонкую полупрозрачную алую пленку. Ему не было особенно страшно за всю свою жизнь, сейчас просто не верилось, что можно взять-и умереть, слишком глупо, рыцари так не умирают... Но как же мерзко физически и морально!
-Черт, черт, черт... Урод,-едва слышно прошипел Эарлерн, все же не сочтя нужным пояснять, кто же был уродом-хозяин таверны, который и позаботился о яде, или сам красноглазый со своей неизвестно откуда внезапно взявшейся предусмотрительностью. Не счел потому, что и так было ясно-уроды они оба.
В глазах снова кривовато плыла злосчастная комната, весь позвоночник сводило ледяной судорогой. Качеством и количеством отравы хозяин не пожадничал. Жаль, не к месту, не тому человеку и не в то время. Лихорадочно сжав пальцами обоих рук ножны, Эрик через боль охолодевших суставов поднял плечи и выгнул шею, тяжело хватая ртом воздух; но как бы больно и трудно это не было, все равно ничего не выходило, словно трахеи изнутри перетянуты тонкой леской. Как же хотелось распороть мечом горло, и только для того, чтобы в последний и единственный момент хорошо прочувствовать воздух в легких. Через муть затуманившегося мозга проступила одна трезвая мысль-потому что опять приходится самому же расплачиваться за проявления доброты и жалости, которые уже столько лет назад надо было как минимум начать усердно выжигать с основанием из сердца, если не выжигать и его. В этом мире ничего, подобного на компромисс не бывает. Может, где-нибудь, в параллельных реальностях... Там может быть и есть нечто вроде взаимности и справедливости. Где-то, но не тут. И если никак не получается в это поверить-лучше резво вешаться, хотя бы не так обидно будет.
Сколько времени прошло в тлении этого ядовитого тумана внутри, Эрик не представлял, если и мог что-нибудь представлять в тот момент. Когда начало возвращаться наилегчайшее осознание происходящего, монах уже ушел, а красноглазый отпускал вампиршу, выглядя куда более оживленным существом, чем до этого. Постепенно в мозгу всплыли "когда-то услышанные" слова черноволосого. Дракон и муравей. И даже тогда Рик обязательно бы этому возразил, если бы мог выдавить из себя хоть звук. И знал бы, что это неправда и что хотя бы именно тогда это сравнение и соотношение им обоим вполне подходило. Но все равно бы возразил. Бы.

Отредактировано Eric (2011-02-16 21:23:35)

+1

19

Монах, похоже, желал быть в курсе событий. Теперь он собрался уходить. Алиса уже хотела вздохнуть с облегчением - вдруг, сейчас все успокоиться и все разойдутся по комнатам? Было бы неплохо наконец развалиться на кровати и уснуть. Хотя процент того, что она все же уснет, ничтожно мал. Выпитая кровь давала о себе знать, превращаясь в энергию и силу, которую надо было куда-нибудь да выплеснуть. А ложиться спать в таком состоянии - большая глупость. Можно ворочаться всю ночь, так и не заснув. Проще просто немного по бодрствовать, а потом сон и сам заключит ее в свои теплые объятия. Аш уже стоял в коридоре, как вдруг развернулся и подмигнул ей, сказав что бы она не дала этим двоим убить друг друга. Алиса легонько кивнула, переведя взгляд на них. Да уж, их оставлять наедине опасно. Монтесума протянула шоколадку, недавно принесенную, парню в жилетке. Учуял что-то неладное, да? Ну, это уже их дело. Ее оно не касается - кто бы там ни отравился, это уже не будет чем-то особенным.
Алиса отвернулась, глядя куда-то в стену. Ей уже становилось скучно. Она пыталась разглядеть в причудливых очертаниях стены какие-то рисунки. Так она делала в детстве, когда ее запирали одну. Она не любила читать, ну, или не читала специально, чисто из-за духа противоречия. Тогда она садилась на пол, поджав ноги к груди и обняв колени руками и разглядывала странные трещины на сырой серой стене. Тогда эти трещины напоминали ей какие-то цветы. Трещины - стебельки, который тянулись от пола почти до самого потолка. А верхушку, сам цветок она уже додумывала сама. Вспоминая детство, она отвлеклась от всего происходящего и вернул в мир реальный ее только Монтесума - и то, не самым лучшим образом. Схватив ее за руки, тем самым лишив возможности сопротивляться, он прижал ее к кровати. Девушка попыталась выдрать руки из цепких "объятий", но все напрасно - мужчина крепко ее держал. Очередь? Алиса хотела фыркнуть и боднуть его ногой, но ее опередили - он нагнулся и как-то неловко поцеловал ее. И либо у нее уже начались галлюцинации, либо он действительно высасывал у нее энергию. А теперь, она еще и не могла от него даже ногой отбиться. Поэтому, оставалось только поддаться. Она чувствовала, как небольшая часть крови будто отхлынула, оставив место для "пополнения запасов", забрав с собой и немного сил. Нет, кровь, конечно, так и осталась внутри, но теперь она не несла такого количества энергии.
Когда ее наконец отпустили, он резко дернулась вперед, тем самым снова сев и уже скорее инстинктивно влепила ему пощечину. Такую сильную, со всего размаху. Что бы неповадно было. Конечно, она понимала, что в какой-то мере это был такой же ритуал, как и выпивание крови, но все равно было как-то обидно что ли. И хотя рука уже наработала этот удар, учитывая сколько раз она уже с таким сталкивалась, Алиса сама себе удивилась. Но было уже поздно, поэтому ей оставалось лишь хмыкнуть и гордо отвернуться. Так же она краем глаза заметила того, с фиолетовым плащом и в жилетке, уже откусившего шоколадку и явно потерпевшего от этого действия. Похоже, там все же был яд...
офф: больше не могу

0

20

-Ай... больно же! - потирая обо обожженную щеку сказал демон скорее с иронией, чем с обидой. Он тут вспомнил, как его "закаляли" от боли огнем и усмехнулся. И не такое приходилось терпеть. А его противник, откусив шоколад, начал медленно сползать к полу. Монтесума посмотрел на парня скорее с жалостью, чем с прежней надменностью. Он действительно хотел угостить Монти. Похвально. А хороших слуг нужно поощрять. Монтесума вышел и громко окликнул девушку, что убирала комнаты. Она не сразу подошла. А вот Монтесума встал над корчащиеся фигурой и свысока посмотрел на неё. Да, страдает. Демон несильно ткнул его носком сапога в бок. "Живой еще?". Бок был мягким, а фигура хрипела. Живой. Немного съел, выживет.
А вот вампирше пощечина будет отомщена. Странно говорить такое громкое слово к такой мелочи, но демон не может потерпеть оскорбление. Скоро будет возможность, он же не может просто убить или искалечить девушку?
И вот, женщина постучалась в комнату, держа наготове влажную тряпку. Монтесума молча открыл чуть скрипящую дверь и впустил служанку. Корыто с водой безнадежно полетело вниз. Женщина ахнула. Действительно картинка не для слабонервных: человек, который корчится на полу, которого явно скоро тошнит.

-Что... что вы с ним сделали? - дрожащим голосом спросила девушка.
-Увы, это не мы. -Монтесума наигранно развел руками.
-Это еда из вашего запаса. Он любезно предложил мне шоколадку, но не пренебрег и сам её откушать. Вот что из этого вышло. - Демон многозначительно повел рукой в сторону тела. Он говорил, казалось, очень, даже слишком доброжелательно.
Всё-таки, пытались нас отравить. Его или меня? Что же что он за человек такой? По ночам поглядывает, пытаются его отравить... нужно быть осторожнее.

ОФФ: Посты не пишутся, крокодил не ловится, не растет кокос. (Спасибо Симхоко)

+1

21

Откуда-то совершенно издалека и как из тумана доносилось гулкое щелканье пощечины и уже ненавистный голос, в котором на этот раз будто звучали ноты иронии. Но при одном только звуке этого голоса теперь по-настоящему хотелось резко рвануться вверх и вперед и удушить источник-удушить теми же самыми пальцами, которые сейчас лихорадочно впивались в доски пола, скованно и резко вцеплялись и соскальзывали. Снова крик, за спиной, но более близкий, чем предыдущее восклицание. У Эрика было отчетливое ощущение, что сами собой крепко зажмурившиеся глаза можно не пробовать открывать-потому что все равно это ничем не поможет, по-крайней мере, пока. Пока  даже тело как одновременно сжимало со всех сторон и в то же время разрывало изнутри. И сколько бы времени эти медленные пытки длились, если бы тяжело вздымающийся бок, легкие за которым теперь хоть немного смогли расправиться и наполниться воздухом, не почувствовал отрезвляющего прикосновения сапога. Последние, самые последние остатки терпения лопнули, как аневризма, и Эарлерн отчаянно захрипел, стараясь что-нибудь сделать, а что-неважно, хотя бы потому, что так дьявольски противно лежать перед этими двумя, совершенно незнакомыми существами таким беспомощным, бессильно прижавшимся к сырому полу и так по-идиотски отравившимся. И как назло сзади раздался грохот и плеск разливающейся воды, спешно закатывающейся во все щели, женский дрожащий голос. Мгновенно открыв глаза и стараясь не обращать внимания на темные расплывающиеся и мерзко слепящие пятна, потоком хлынувшие перед взором, Эр незаметно вздрогнул и откинулся назад, выпрямляя спину. Не хватало только того, чтобы кто-то совсем посторонний глядел на эти результаты ночной беседы. Оглянувшись на служанку, он хрипло, но, насколько мог, уверенно проговорил:
-Все в полном порядке. Так, пустяк. Можете идти,-и отлично видя, что девушка порядка, и, тем более, полного, не замечала, он пустился выполнять казалось бы невыполнимый после тех мучений подвиг. Тихо и хрипло дыша, Рик уперся руками в пол и резко взметнулся вверх, почти потеряв равновесие, едва устояв на ослабших ногах, оступившись, не сдержав ряд нового глухого хрипения, но все-таки поднявшись и торжественно взглянув на красноглазого. И буквально через пару мгновений крыша содрогнулась под волной жуткого грохота и пыль опять осыпалась всем на головы. Эрик, не сдержав унылой гримасы на лице, поднял голову-тихие шорохи, нарастающий треск снаружи сначала сбили его с толку, все же не предвещая ничего хорошего. Но когда за стеклом окна в окнах соседнего дома отразились высокие алые рваные полосы все почти что встало на свои места.
-Поздравляю. У нас пожар,-с тихим озлобленным сипением объявил парень. Почему все так не вовремя сегодня для него? Тем не менее, он неуверенно оглянулся на вампиршу. Пьет кровь, не пьет-все равно девушка, которую может быть надо спасать от разбушевавшейся стихии. Впрочем, почти тут же Эр вспомнил об черноволосом. Если у этих двоих такие чудесные отношения и он вызвался ее спасать и защищать-пусть спасает, его новый шанс, тем более, что все равно она Эрику сама не дастся, а так же получать пощечину сейчас было бы не кстати. Чуть кивнув, Рик, прищурившись, оглянулся на своего в общем-то отравителя и вышел из комнаты,  озабоченно оглядываясь по сторонам и выискивая в трещинах потолка огненные искры. Стены коридора терялись в вьющихся клубах серого дыма, которого теперь предстояло наглотаться перед тем, как найти среди подобной серости выход на улицу. Прикрыв глаза и судорожно выдохнув, парень в последний раз оглянулся на ту самую комнату и, вопреки справедливо давящей на мозг панике, медленно погрузился в гущу дыма.
> Не знаю, куда там дальше

ОФФ: о какой ужас. Мне стыдно.

0

22

офф: а мне так лень писать много...
Алиса все еще сидела отвернувшись. В голове медленно крутились разные мысли. Он ведь ей отомстит? Или нет? Она судорожна пыталась придумать план действий, с помощью которых могла бы как-нибудь да избежать последствий своего импульсивного действия. Пока она думала какой вариант будет лучше, Монтесума уже позвал женщину, скорей всего, служанку. Вампирша сразу же отвлеклась от своих мыслей и краем глаза начала наблюдать за дверью. Вскоре в нее постучались, а потом она приоткрылась, противно заскрипев. Бам. Алиса немного вздрогнула, особенно когда капли прохладной воды достигли ее рук. Тихо фыркнув, она быстро начали смахивать воду с рук, при чем получалось у нее довольно плохо - то ли она такая раздраженная была, то ли еще чего, но все движения были какими-то неуверенными, резкими и будто двигались не руки, а палки. Наконец, когда вода осталась лишь на ладонях, она успокоилась и взглянула на мужчину, который объяснял служанке об теле, лежащем на полу. Конечно, после его слов девушка, работающая здесь, немного успокоилась, но капли недоверия в ее глазах все еще остались.
Тут на сцене снова появился парень в жилете. Обратив свой удивленный взгляд на него, Алиса приподняла одну бровь вверх. И он после такого еще может как-то двигаться? Отравление ведь вполне серьезное. Парень прохрипел служанке, пытаясь придать его голосу большей уверенности. Вампирша передумала уходить. Здесь становилось веселее. Не везде можно увидеть таких людей, после отравления, все еще способных так говорить. А вдруг, сейчас еще что-нибудь случиться, а она кок раз выходить соберется? Ну уж нет, веселье пропускать - это грех. В голове сразу всплыли слова Аша о ее непосильной ноше.
Таверна будто начала шататься. Точнее, ее будто кто-то толкнул. Сильно, так, что бы это почувствовали даже люди внутри. Алиса не сразу поняла что произошло - послышался оглушительный треск, а потом перед глазами все залилось ярким красным и оранжевым цветами. Сразу послышался запах, когда горит дерево. Вампирша шарахнулась в сторону, от такого зрелища. Здесь становилось слишком жарко. Пламя быстро начинало охватывать номер и предметы, находящиеся в нем. Она кинула взгляд на окно - оно уже давно горело. Значит путь в воздух закрыт. Выход еще не успел загореться. Рядом упал, уже догорающий стол. Девушка быстро встала. Давно же она не участвовала в пожарах... веселье! Действительно, нельзя было уходить! Пропустить такой фейерверк - непростительно! А участвовать в нем - еще лучше. Но главным оставалось выбраться в живых. Если бы она хоть иногда слушала людей, спасшихся от пожара, или сама бы хоть раз участвовала в таком действии, то знала бы, что не стоит дышать едким дымом. Но откуда? Она просто чувствовала неприятный, ужасно неприятный запах, который проникал в нос и доходил даже глубже. Казалось, что он захватывает мозг. В голове начинало мутнеть. Что-то рядом тоже загорелось. Голова начала ужасно болеть, ноги подкашивались, в глазах помутнело и потекло. Было такое ощущение, что теперь она отравилась. В глазах теперь мелькали яркие красные огоньки и черные точечки. Она попробовала сделать шаг вперед. И либо это гостиница начала рушиться, либо это ее бурное воображение колыхнуло землю под ногами. Девушка резко схватилась за голову, стараясь найти другой рукой какую-нибудь опору. Но ничего поблизости не было. Мужчина стоял слишком далеко, неизвестный в жилетке уже успел куда-то уйти. Она почувствовала, как огонь подкрадывался все ближе и ближе, как обжигал он своим теплом холодные босые ноги и как теплели руки, когда находились слишком близко. Она сделала еще один неуверенный шаг. Деревянный пол скрипнул под ногами. Ей показалось, что кто-то закрыл ей глаза рукой и зажал нос и рот. Это выглядело забавно - она, будто задыхаясь вдохнула в легкие еще дыма и окончательно потеряла способность идти вперед. В глазах - темнота. Она уже не чувствовала своего тела...

0

23

Ох, и он еще способен двигаться? Забавный парень, готовый отдать все, ради чувства собственного достоинства. Разве делает он это неопытно и нелепо. Монтесума ведь такой же... нет, Монтесума гораздо умнее. Демон скептически наблюдал за попытками встать ранее неподвижного тела. Наконец "оно" поднялось на ноги. Оно было очень бледным, но оно говорило бодро. Монтесума хмыкнул. Хотелось сказать что-то на подобии: "Чтобы лежать здесь ты должен заплатить" или "Раз есть силы встать иди и сделай что-нибудь полезное", но Монтесума удержался от колкости. И тут все затряслось, словно началось настоящие землетрясение. Толчок. Со стен посыпались опилки, пламя за секунду обхватило комнату с громким характерным треском и шипением. Монтесума споткнулся, удержав равновесие лишь за счет стены, вытянув руки и удержавшись за неё. Его черную шевелюру мгновенно побелил мел с потолка. Или что-то еще, какая разница чем покрывают потолки? Демон оглянулся, пытаясь что-то понять и оценить ситуацию. Огонь, пожар. Молния, что ли, попала? Тогда почему не было грома? Похоже на магический удар, как будто кто-то кинул огненный шар прямо в здание таверны. Их только краешком зацепило. Удар был огромной силы. Что же случилось с теми, кто был в таверне? Погибли. После такого взрыва мало шансов выжить. Но зачем? Видимо кто-то из присутствующих насолил какому-то темному магу. Неужели тот парень в черном? Он выглядел подозрительно. Он так же мог и поджечь, он же подслушивал. Слишком мало информации. Монтесума закашлялся, прикрыв рот кулаком, от едкого, вязкого дыма. Он налетел буквально в следующую секунду, после рождения языков пламени. Слишком долго. Глаза ужасно слезились, а тот парень своевременно выскочил. Молодец какой. Шустрый, однако. Демон прищурился от жара. Огонь ему был так же страшен, как и всем живым существам. То, что он порождение ада и демон, ничего не значит. Сейчас это обычный огонь, который жрет древесину, а не адское магическое пламя - порождение магии. Монтесума на ощупь сделал пару шагов, то и дело жмурясь и натыкаясь на стены. Он уткнулся в мягкое тело. Спасать себя или её? Собственно жизни его не может угрожать столь тривиальная смерть. А девушка показалась ему интересной и аппетитной. В смысле душа. Хотя её тело тоже очень даже... в общем, он может получить её без всякого риска. Почему бы и не побыть рыцарем? В конце-концов она поймет кто есть хозяин и настоящий охотник. Монтесума, нагло ухмыльнувшись, аккуратно поднял девушку. Она оказалась непропорционально легкой. Или Монтесума стал сильнее?.. Демон, взяв девушку "как принцессу", выбил боком, бог знает как, закрывшуюся дверь. И сразу же в комнату ворвалось пламя. Монтесума, прижав тело девушки поближе к своему, брезгливо смахнул пепел и мелкие "кусочки" огня с плеча грубой ладонью. Весь проход яростно горел. Демон вздохнул. Делать нечего, он пошел сквозь огонь. Он чувствовал, как начинают тлеть концы растрепанных волос. Но с тела девушки он аккуратно смахивал любые угольки. Лучше, чтобы Его Собственность не пострадала. Наконец, демон вырвался на лестницу. Она выглядела более, чем безнадежно. Почти все ступеньки провалились. Но Монтимер, немного растерявшись, шагнул на нетвердую ступень. Она осыпалась, словно старый уголек и демон провалился сразу на четвертую ступеньку. Ничего, удержался на ногах. Демон решил прыгать. Лестница крутая, должен допрыгнуть легко. Так и сделал. Немного жестко приземлившись демон быстрым шагом (бегом с такой ношей и с таким запасом силы двигаться было невозможно) пошел к выходу. Вешалка с одеждой и амуницией, как ни странно, было целой и невредимой, Монтесума схватил свой плащ и накрыл тело вампирши. Всё. Демон яростно стукнул ногой по двери - она поддалась удару мужчины сразу, без споров. Свежий воздух. Пламя за спиной радостно зашипело и увеличилось в несколько раз. Плевать, кто мог остаться там, - уже давно истлевающее тело. Демон вышел с вампиршей на руках в сопровождении клубов дыма. Эффектно.
Демон положил девушку на сырую землю, предварительно безнадежно постелив туда свой походный плащ. Сейчас не время волноваться о вещах. Демон сел рядом нервно оглядываясь. "Ну и ночка... "

И тут он заметил второго присутствующего здесь. Несомненно демона. Тоже выскочил? От него веяло энергией, как будто он только что использовал силу. Он поджег?!
Монтесума устало поднялся.
-Зачем, зачем ты это сделал? Мне не жалко людей, но все-таки... ты ублюдок. - Устало и беззлобно прошептал Монти, подойдя на пару шагов ко второму. Он не собирался драться, слишком устал, да и этот демон был явно его сильнее.
>>>Двор

+2

24

Лежать в корыте с горячей водой было одно удовольствие. Сознание Аша уже затуманилось и перед глазами мелькали разные картины... Все до единой приятные. И служанка - умница такая - стелила постель долго и... вызывающе. Демон уже был готов поклясться что она специально качает задом для него. Раз-два-три-четыре. Туда-сюда. Аш радостно потер руки и позвал ее:
- Пупсик, подойди сюда.
Служанка обернулась и ее каштановые волосы красиво рассыпались по плечам. В принципе демону сейчас любая девица бы показалась привлекательной. Девушка подошла к нему и наклонила голову, ожидая его слов. Вместо слов Аш просто схватил ее и посадил ее к себе в корыто. Девица отчаянно завизжала и замолотила руками-ногами пытаясь вырваться из объятий монаха.
- Ну-ну, спокойно, ты еще должна потереть мне спинку! - успокаивал он ее, запуская руки под юбку, и сопровождая все это самой широкой улыбкой. Девица продолжала сопротивляться, но явно только для вида. Так что вскоре она уже весело похохатывала, слушая рассказы монаха о его дорожных приключениях. Аш весело хохотал вместе с ней, потихоньку освобождая ее от одежды. Ночка обещала продолжение. Но не такое, на которое надеялся монах...
Мощный удар сотряс здание таверны и демон явственно ощутил запах дыма. "Опять какой-то маг перепил?!" - внутренне возмутился он, поднимаясь из корыта. За дверью слышался топот и крики. Кажется кричали: "Пожар!" Что-то громыхнуло, что-то обвалилось. Хаос и паника. "Ни хрена себе тихий городишко! Или это мне так повезло и я попал на местный праздник "Подожги трактир"?!" - думал демон, отрешенно глядя на испуганную девицу у его ног.
Демон обреченно вздохнул и решительно вышел из корыта. Быстро запихнув свою одежду в походный мешок, и закинув катану за спину с неизменным бочонком, Аш направился к двери. Обернулся на возмущенный вопль - служанку явно не прельщала мысль провести ночь в корыте в здании, в котором начался пожар. Пожав плечами монах подошел к ней и одним движением закинул ее на плечо. И в таком виде - голый, с визжащей девушкой на плече, с пожитками за спиной и верным посохом в руке поспешил покинуть уже изрядно задымленное здание. Не забывая сетовать на испорченный отдых.

---> Двор

Отредактировано Аш (2011-02-17 23:32:48)

+2

25

>>Двор

0

26

Ранее: Главная улица...

На улице было грязно и противно, Сара с удовольствием зашла в гостиницу. Хотя ей пришлось лучше, чем Геарву… Девушка шла прямо за ним, по его следам, поэтому испачкала только сапоги. Пока они шли по улице, Сара с любопытством оглядывала прохожих, выискивая знакомые лица, периодически поглядывая с легкой завистью на Венку. В другой ипостаси, где главным становился зверь, они со Светлым Прошлым были примерно равны со силам и правам. И тогда прошлое выпускало крылья. Однако сколько не силились зверь и Сара, пересилить вредное Прошлое им было не по силам, как и оторваться от земли.
   Она была в этой деревне, но только очень-очень давно. Старые дома уже были в плачевном состоянии, а новых так и не построили. Своих старых знакомых, которые пустили ее переночевать, когда не оказалось денег. Она уже давно хотела к ним заглянуть и отблагодарить, да все никак не было возможности. И вот – заглянула, а их нет. Скорее всего, как умные люди переехали…
Сара заглянула в одну из комнат, где разговаривал о чем-то с постояльцами хозяин таверны. Он обещал подойти к ним, как только освободится. Кстати, сама таверна оказалась уютной. За исключением первого этажа, где находился зал… похоже недавно там был пожар.
   Хозяин, улыбчивый полноватый мужчина средних лет вскоре вышел к ним.
- Здравствуйте, - Сара достала из своей сумки свои сбережения и осмотрела своих спутников, думая, кто же из них будит договариваться.

0

27

Ранее: Главная улица
   Геарв вместе со своими спутницами с удовольствием зашёл в заведение, оказавшееся на удивление уютным. Он бывал в этой деревне, но никогда не задерживался дольше, чем на день-два, а ему одному такие комфортные условия были ни к чему, потому и вышло так, что со здешними тавернами и постоялыми дворами он был знаком только по слухам и разговорам местных жителей.
   Правда, очень даже приличный вид заведения привёл полукровку в некоторое уныние по поводу того, сколько даже за одну комнату на ночлег может потребовать хозяин. Демон-волшебник снова прошёл вперёд и сам попытался завести разговор с хозяином гостиницы, чтобы договориться о комнате.
-Здравствуйте, нам троим нужно переночевать где-нибудь под крышей. Денег у нас немного, но, надеюсь, этого хватит хотя бы на одну ночь. - К тем сбережением, что доставала Сара, демон-волшебник добавил свои гроши, оставшиеся с прошлых подработок, до сегодняшнего дня остававшиеся нетронутыми. Кажется, трактирщик с некоторым сомнением посмотрел на предоставленную ему сумму и сам начал размышлять, что предложить гостям.
   Герв искренне надеялся, что хотя бы на какую-нибудь комнату, одну на троих, этого вполне хватит. Потому что другого выбора у них не было.

Свернутый текст

ОФФ: Венка пропустила свою очередь один раз)

0

28

Свернутый текст

ОФФ: Гостиница сгорела, уходим из этой темы, возвращаемся и ночуем в городе)))

0

29

Показать спойлер|скрыть спойлер

Так, а в какаю тему?

Далее: Прочие улицы

Отредактировано Сара де Флор (2011-06-13 18:21:02)

0

30

-- Прочие улицы >>
Суррьман, кажется, несколько оттаял после рассказа о том, как Восставших долгое время использовали, как рабов. Что самое удивительное, никто не обернулся вслед полупрозрачному созданию. Видимо, такое было в порядке вещей. Но зато много любопытных взглядов вызвала бряцающая железом, как целый арсенал, Сарха. Нежить сначала чувствовала себя очень, очень неуютно. Дома была целая раса таких, высоких, мрачных, несколько высокомерных, мертвых. Никто не пялился, все привыкли. А тут... Смотрят, как на дрессированных гибберлингов на ярмарке. Теш ощутимо нервничал, жался к ногам как заправская собака, даром, что больше походил на тостер с лапками.
Когда эта компания добралась до гостиницы, была все такая же глубокая ночь. Суррьман, закончив положенный ему краткий экскурс, разошелся и рассказал еще и печальную историю своего народа. Вот так, обмениваясь печальным опытом краха двух цивилизаций, они пришли к выводу, что, учтя свои ошибки, смогли бы создать новый мир, лучше, чем тот и этот. Жаль, что ни нежить, ни Суррьман не обладали мощью, достаточной для этого. Вздохнув и много потоптавшись перед дверью, Сарха приняла самый надменный вид, который только смогла и открыла дверь. Внутри был полумрак, нарушаемый только парой свечек. Внутри почти никого не было, кроме подозрительной личности в низко надвинутом темном капюшоне, сидящей в дальнем углу. Сарха не стала ее беспокоить, потому что абсолютно незачем. Ни пользы, ни интереса, да и протезы попортить могут. Вместо этого Зэм направилась к, видимо, ночному дежурному, который, в свою очередь, взирал на Сарху с ленивым любопытством, дескать, и не такое видали. После пятнадцати минут вынужденной торговли, когда Сарха в отчаянии уже хотела прибегнуть к угрозам, вмешался Суррьман. Слава Искре, хоть кто-то знает местные цены! Дежурный хотел содрать с нежити раза в четыре больше, чем положено, но, придя к консенсусу, Сарха приняла ключ со смутным ощущением того, что все-таки они переплатили. Сильно. Маленький ключик казался неимоверно хрупким, поэтому Сарха держала его, как хрупкую бабочку, на ладони. С постоянным ожиданием того, что ключ сломается пока она будет открывать дверь, нежить сражалась с замком. В итоге она все-таки открыла дверь и попала в комнату, тут же рухнув спать на узкую постель.
*тут такая лихая перемотка времени*
Пробеуждение уверило Сарху в том, что все это был не бред побочного портального эффекта. Свернувшийся в ногах Теш, да улыбающийся Суррьман. За окном было достаточно светло, но оставалось только гадать о том, сколько сейчас времени. Увидев, что Зэм открыла глаза (она, кстати, не снимала маски даже во сне), Хранитель бодро посоветовал "Проснуться и петь", а также "Сходить на главную площадь. Поймешь, что к чему". От протестов Сархи Суррьман просто отмахнулся, заявив что сам толком не знает где тут что расположено. А площадь — верный способ, да. Пришлось, с недовольным бухтением, опять идти в город.
Улицы ночью совсем не такие же, как улицы днем. Сарха еле-еле узнавала знакомые очертания углов, мимо которых ходила только ночь назад.

>> Главная площадь

0

31

~~~~~Начало игры ~~~~~

Бывают такое моменты пробуждения, когда глаза еще закрыты, а ты уже проснулся. Резко, как от внезапного звука. Ты уже не спишь, но это внезапное пробуждение все, же испугало тебя – ты боишься открыть глаза. Постепенно, ты различаешь свет за веками, начинаешь ощущать простыню и подушки. И, в этот момент возвращения всех ощущений ты расслабляешься. Теперь ты слышишь ветер за окошком, смутный шум, как будто снизу и слева, монотонный речитатив или просто кто-то говорит, а голоса ты не можешь различить. И тут на лицо тебе падает мокрая тряпка. От души пропитанная каким-то отваром и от не менее широкой души шмякнутая тебе на лицо. Ладно бы если ее бросили и она лежала ровно, но нет, тряпка начинает мерзко сползать, и закрывает пол лица. Практически сразу, кто-то водружает ее тебе на лоб, и ты слышишь шаги, шумный вздох и то, как кресло прогибается под чьим-то телом. Постепенно, из глубины души поднимается раздражение. На эту эмоцию тут же откликается саднящий затылок и смутные воспоминания тоже являются перед твоими глазами. Да, ты помнишь очередную полночь в очередном клоповнике, море выпивки, много пьяных тел. Ты вспоминаешь, что ты простой менестрель, и вероятно стала жертвой каких-то воров или дюже охочих до развлечений пьяных солдафонов. И только после этого ты вспоминаешь свое имя. Ну как свое.. сейчас ты не уверена, что ты девочка, тут об имени речь не идет. Едва разлепив припухшие веки, ты видишь свою мерно вздымающуюся грудь. Значит все в порядке. Ты девушка и зовут тебя Эрика. Веки слипаются снова. А раздражение растет. Сейчас ты уже не знаешь то ли спать тебе дальше, то ли поднимать ушибленный затылок и начать соображать где ты.
«- Точно, а где я?» закрадывается мысль в твою голову. Пахнет хорошо, простыни чистые и накрахмаленные. Свет ровно льется из окна, вероятно даже занавески на нем есть. В воздухе плавает запах холода и снега, ну и какого-то отвара и мокрой тряпки.
«- Стоп!  Сейчас точно не в «Ночной Медведице»… И скорее всего, точно не на пересечении трактов…» Эта мысль заставляет тебя резко сесть, уронив тряпку на колени. Благо что не завопила. А может завопила, каким-нибудь древним ругательством . Скосила глаза на человека, занимающего кресло, шокированным и обескураженным он не выглядел. Нет, что-то подобное промелькнула на его лице, но ты не была уверенна в этом. Волосы быстро закрыли обзор, затылок напомнил о себе, страшно хотелось пить, орать и материться. Однако вшитая  шкуру осторожность заткнула тебе рот, и ты чуток заикаясь, тихо спросила:
- Увважаемый, подскажите, а ккуда меня занесло? – на этих словах ты поворачиваешь голову и видишь пожилого лекаря с книгами в руках. На его лице полуулыбка и некоторая отеческая забота. Ты напрягаешься, потому что не знаешь, привычка ли это или за этим выражением лица таятся неприятности.
- Вы, сейчас находитесь в местном трактире. Вас нашли день назад на заднем дворе. Казалось, вам плохо, но жить вы будете, поэтому позвали меня. К тому же у вас был при себе кошелек, пусть скудно, но бренчащий.– да, ты абсолютно правильно уже как двести лет не верила в человеческую добродетель и альтруистичность.
Ты оглядываешь комнату и прекрасно понимаешь, что тебя отнесли не в самую затхлую и маленькую, но и не в самую просторную. Скорее всего, это был типичный номер на одного. Твои вещи лежат дальше, аккуратно сложенные на стуле вместе с сумкой, оружием, лютней и кошельком. Что ж, добропорядочность у местных людей есть. Осмотрев себя, ты обнаружила, что одета в нижней рубашке, причем, явно не в свою.
Врач поднялся, ты снова перевела взгляд на него. Пока ты оглядывалась, он наблюдал за тобой. Вероятно, он решил, что ты уже в порядке:
- Что же, я полагаю, вы в моих услугах более не нуждаетесь. За мой визит заплачено хозяином гостиницы, его и отблагодарите, – степенно и важно он удалился за дверь.
Ты резко откинула одеяла и попыталась резко встать, чтобы проверить, все ли на месте, но встать сразу не получилось, резко закружилась голова. Пока ты приходила в себя, ты увидела мягкие красные тона заката. Свет разливался по стенам и полу, а заходящее солнце немного слепило глаза. Уже не так резко, ты поднимаешься и идешь к стулу. Пол перед тобой опасно покачивается, затылок пульсирующей болью напоминает о себе. Крепко тебя приложили. Такое уже бывало и ты не понимаешь, почему день проведя в постели, тебя все еще сильно шатает. Остановилась возле стула, отдыхаешь. Оказалось, до него нужно сделать всего три шага. Понимаешь, что ты преувеличила размеры этой опрятной и чистой комнатки. Головокружение отпустило тебя, и ты переодеваешься в свои вещи. Кто-то их почистил и выстирал, вероятно, решив, что если начинать доброе дело, то елать его до конца и качественно. Это вызвало твою немного смущенную теплую улыбку. Одевалась ты долго, все - таки ты слишком рано поднялась с кровати, но нежелание мешать кому-либо было в тебе сильнее чувства собственного комфорта. Когда ты была почти готова, в дверь постучали, и в комнату вошла хозяйка трактира. Почему ты так решила? Уверенность движений, материнская улыбка, некоторое ощущение властности и сияющий добрый, но строгий взгляд. За свою жизнь ты видела разные трактиры и их хозяйки были всегда похожи по тем приметам, которые ты заметила. Похоже, она стояла некоторое время за дверью, чтобы не смущать тебя. Женщина крупная, ухоженная, очень опрятная, с темными глазами и волосами, в которых проглядывали нити седины, действительно назвалась женой трактирщика. Вы осматривали друг друга, впрочем, ты привыкла, что так всегда бывает. Когда вы с женщиной встретились глазами, тебя не удивило, что она отвела взгляд. Многие так делали и у нее на родине. Вы присели, пожелание исходило от хозяйки. Ты- на не заправленную постель, на краешек, и снова почувствовала головокружение, но не такое сильное. Женщина села на стул, на котором раньше лежали твои вещи. Вполне логичный вопрос о твоем самочувствии, и ты как всегда соврала. Тебе рассказали, что помимо удара по голове тебя еще и пырнули ножом. Осознав масштабы поражения, ты поняла, почему так долго тебя шатает.. ты вспомнила, что бинтов на тебе не было. А твоем лице, против твоей воли отобразилось удивление. Женщина рассказала, что сначала тебе наложили повязку, она пропиталась чем-то странно оранжевым и пахла кровью, а когда пришла пора ее менять – ни раны, ни шрама не осталось. Доктор даже взял твою странную кровь на пробу. Здесь ты внутренне напряглась, жаль, но не хотелось тебе, чтобы узнавали что-то конкретное о твоей персоне. Ты спросила, как сможешь отблагодарить за «причиненные неудобства». Сказала, что денег у тебя с собой не много, а просто так уходить тебе не хочется. Тебя попросили не беспокоиться, однако ты привычно уперлась. Тогда хозяйка попросила тебя спеть и сыграть, жалуясь на то, что в последнее время менестреля не сыщешь в округе. Ты рассмеялась и согласилась.

Отредактировано Erica Roul (2012-01-18 15:31:06)

0


Вы здесь » ... » Таверна "Добрые Вести" » Гостиница