...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Хозяйство деревни » Заброшенная мельница


Заброшенная мельница

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/8068-1-f.jpg
Заброшенная, покосившаяся водяная мельница на краю поля.
Давно уже жители оставили эту мельницу из-за суеверных слухов о том, что ее облюбовал для проживания призрак повесившегося мельника. Призрака сочли столь не дружелюбным, что предпочли выстроить новую неподалеку, оставив это во владение умершему. Никто не знает, правда ли легенда о призраке, или нет, но говорят, если культурно постучаться в дверь и попросится на ночлег, то призрак не обидит тебя.

0

2

» Подземелье » Руины
Холодный ветер вперемешку с косыми стрелами дождя хлестали девушку по лицу, рукам, ногам. Вода потоками стекала по выточенным из тончайших пластин металла перьям крыльев, которые неустанно несли Иоланду все дальше и дальше от руин. Та свобода, ощущение полёта, что радовали ещё несколько минут назад, сейчас уже угнетали. Мокрое платье неприятно натирало тело, доставляя ещё больше дискомфорта.
Ощущение присутствия чужого "я" внутри пусть и было слабым, но неотъемлемым. Что вокруг была серость, что внутри - на один цвет. Мысли были подобны косым потокам дождя. Они были такие же отрывочные и хаотичные, так же больно ранили сознание, как и дождь замерзшее тело девушки. Зачем было улетать оттуда? Смысла в этом поступке никакого не было,  и Иоланда это уже осознавала, придя немного в себя. Что же изменилось? Да ничего. Все так же тяжело на душе. Не чувство голода, так чувство другое, подчиняющее себе ещё больше, чем неутолимая жажда крови. Хотя, нельзя было не признать, что чувство сытости разливалось приятной волной по всему телу, даря спокойствие, сладкую усталость, дремоту. Да только вот все это терялось в виду последних событий. Эмоции были сильнее и глушили все приятное. В общем так было всегда. никогда ей не было хорошо. Всегда что-то омрачало её жизнь. По большей части это конечно был крусник, голод. Но и немало других причин для вечно грустного лица и мрачных мыслей. Сейчас же это был Д'ероска. Этот демон наделал таких делов, что Иоланде и жить-то уже не хотелось. Вспоминался и тот рыжеволосый демон с пожарища. Вернее вспоминалось все очень мутно. И только то, как крусник пыталась напасть на него, ведомая безумным голодом. От этого единственного воспоминания Иоланде стало очень противно и она резко прекратила редкие взмахи крыльев, забывшись, что она в воздухе.
Счастье Иоланды, что летела она не высоко - метров двадцать-тридцать над землёй. Да и скорость не большая была. В попытках вспомнить что же было прошлым днем тогда на пожарище девушка настолько себя истязала за ту бесконтрольность, что забыла хоть изредка да взмахивать крыльями, чтобы не упасть. Но было уже поздно. В тихом шуршании дождя послышался глухой удар о землю. Иоланда проскользила по мокрой траве несколько метров. Немного потрясенная падением, девушка с трудом села, отряхнув плечи, руки от налипшей травы. Как же это было глупо. Настолько ушла в мысли, что свалилась. Такого ещё не бывало.
Право, глупо. Но зато эффективно. Выбилась из головы вся сумятица мыслей. Сразу как-то пусто стало, спокойно внутри. Поежившись от сырости, от холода, Иоланда медленно поднялась и опустив голову поплелась к дороге. Выйдя на неё, девушка огляделась по сторонам. Далеко впереди виднелась какая-то постройка. То что и надо было, чтобы укрыться от дождя и немного просохнуть. Ведь девушка была подобна губке в ведре воды - вытащишь, так воды не оберёшься выжимать. Девушка медленно ступала по скользкой дорожной гальке босыми ногами и не обращала внимания на то, что позади её остаётся едва заметный кровавый след, который постепенно потом размывало дождем или размазывали волочащиеся по земле концы крыльев. Когда же в отмерзших ногах стала чувствоваться горечь от порезов о камни, Иоланда резко взмахнула крыльями, поднявшись на десяток метров, и в несколько мгновений преодолела оставшееся небольшое расстояние до той постройки, которая оказалась старой мельницей. Есть там кто-то или нет – это меньше всего волновало девушку. Даже не проскользнуло такой мысли. Она просто обессилено рухнула под навесом крыши на какие-то груды верёвок. Сюда по крайней мере не захлёстывало дождем. Хотя теплее не стало. Крылья быстро рассыпались черным пеплом, который унесло водой и ветром. Девушка поудобнее села и стала откручивать мокрые волосы, которые неприятно липли к плечам, спине, которая из-за этого платья без накидки была открыта. После недолгих приведений себя в хоть как-то порядок, Иоланда расслабилась и полулёжа на грудах верёвок, подпрев одной рукой голову и откинув половину передней части платья назад, чтобы ткань немного просохла и не намокла снова, если ветер поменяет направление и начнет дождь попадать и под этот навес, стала смотреть на дождь. Она ни о чем не думала. Она просто слушала тихое шуршание дождя и смотрела на лужи на дороге. От этого состояние девушка немного задремала. Её глаза сами по себе закрылись, наступило какое-то облегчение что ли. Стало немного легче. Ещё полчасика такой дремоты и девушка крепко уснет. И возможно пропит здоровым сном немного времени и придет  в себя.

Отредактировано Иоланда (2011-07-03 18:56:43)

+1

3

->Начало игры<-
Тяжелые, невыносимо тяжелые капли дождя летели к бесконечно далекой земле, заходясь в диком хохоте, так знакомом шаману. Скрывал ли этот смех крики боли? Таил ли отзвуки восторга? Нет. Просто капли летели к земле, исполняя от века назначенное, не мучаясь сомнениями и не отдаваясь радости. И не было ни смеха, ни тяжести, ни самого шамана. Только призрачные огни, слагающиеся в слова утерянного до собственного рождения языка, вспыхивали в напоенном влагой воздухе. Только благословенные воды ста тысяч рек расставались с небесами, чтобы вернуться в лоно древней земли. И только вилась дорога, назначенная непроизнесенным пророчеством далеких звезд и таинственной игрой беззаботного ветра.
  Дождь все усиливался, обращая сам воздух в подобие промозглого облака, словно уже наступили последние дни, и небо рухнуло в объятья исстрадавшейся за тысячелетия одиночества землю. Насыщенный водой воздух не знал различий между одетым и обнаженным - непобедимая сырость проникала через любые преграды. Впрочем, тому, кого на самом деле нет, иногда бывает нелегко понять разницу между неудобством и благостью. Потому Немо просто наслаждался Небесным Гневом... Небесной Скорбью?
  - Тише, тише... - ладонь шамана рассеянно провела по пустоте, жмущейся к его левой ноге. Пустота ответила потусторонним воем, от которого вздрогнули камни, слагавшие древние стены. Крылья мельницы недовольно заскрипели, жалуясь на непрошенных визитеров. Вышеозначенных визитеров, впрочем, не смутило и это.
  - Линии смыкаются здесь, но Знаки говорят об ином. Не понимаю... Знаки здесь искажены? Нет, это я искажен... Позже, позже... - словно в забытьи шептал странник, приближаясь к древнему зданию. Голос его, постоянно менявший тональность, то резкий и скрипучий, то мягкий и певучий, казался хором сотен душ, ссорящихся, перебивающих друг друга, недовольных друг другом, но все же следующих одному пути - Что?
  Изучающий взгляд странника остановился на чьей-то фигуре, возлежавшей на груде невесть чего. Кошачье любопытство не могло не заставить шамана подойти ближе и изучить объект повнимательнее.
  - Оно мертвое? Нет, оно живое... Интересно, оно съедобное? - Немо задумчиво подкрадывался к заинтересовавшему его объекту. Впрочем, звук его голоса выдавал «охотника» с головой. Забывшись в любопытстве, он смотрел враз потемневшими глазами на то самое непонятное, что привлекло его внимание, и задумчиво мурлыкал мягким голоском что-то себе под нос. Владеющий истинным зрением мог бы видеть, как плещутся на ветру призрачные хвосты, преследуемые десятками веселых призрачных огоньков. Их занимала только игра, им не было дело до дождя, мельницы и «интересного объекта»…

Отредактировано Немо (2011-07-03 20:45:04)

0

4

Тише, тише... Ещё тише! Все вокруг затихало. Всё меньше и меньше звуков доносилось до сознания девушки. Уже ничто не колыхало чашу её переживаний, не волновало и без того уже неуравновешенную психику. Дождь успокоил, убаюкал. Лишь маленьким огоньком затухающей свечи внутри трепыхался страх того, что будет когда она вновь откроет глаза. Наконец-то хоть какой-то сон, отдых за последние несколько дней. Вполне естественно. После всего перенесённого на собственной шкуре просто необходим здоровый сон. И неважно, в каких условиях. главное сон, чтобы организм отдохнул. К черту то, что боль и прочие ощущения негативные были почти не ощутимыми благодаря тому, что сокрыто глубоко внутри, что никому не дано почувствовать и разузнать. Эмоции это не затрагивало. Если бы и эмоции контролировал крусник, заглушал плохие, то Иоланда была бы немного рада этому вторженцу с немыслимой силой и живучестью. Хотя именно благодаря этой живучести она жива.
Подумать только... Ведь сколько раз Иоланда могла уже умереть. Не будь в ней этой черноты, вряд ли бы она пережила встречу с Везелвулом, с Риком.Да и до этого не мало похожих случаев было. Но проходить через все это очень сложно. Психика не железная, может и окончательно сломаться. Это не раз страшило Иоланду. Она итак не подарок стала, когда приобрела крусника. А тут благодаря ему вообще может стать психованной ходячей угрозой. Достаточно вспомнить какой кошмар творится с ней когда она голодна. И то, в такие моменты хоть какой-то контроль есть с её стороны. А стань она психованной, так косила бы всех подряд, кто только вставал бы у неё на пути или косо смотрел.
Сон же приносил умиротворение её душе. Не даром говорят, что сон лучшее лекарство. Вернее будет сказать обезболивающее. Девушка проспала недолго. Но и этого хватило чтобы мысли пришли в порядок. холодный дождь взбодрил, восстановил нормальный ход мысли. Да и во многом успокоиться и стать мирным и невозмутимым человеком помог и сам Рик, дав Иоланде возможность впервые утолить всю жажду. Хотя Иоланда же это всячески отрицала сама себе, старалась опровергнуть  все что-либо хорошее, что делал демон.Даже если из любого смертельного яда, преподносимого ей он будет делать золотой мед, по сладости с котором ничему во всем мире не сравниться.
В тиши затихающего дождя сон был так хрупок,, его было так легко нарушить. Что и случилось. Девушку заставил отрыть глаза голос поблизости. Добравшись до сознания Иоланды, он упрямо разогнал приятную дымку сна. Глаза Иоланды медленно открылись. Приподнявшись, девушка немного тряхнула головой, чтобы окончательно проснуться. Первое время она не осознавала, что к ней что-то или кто-то движется. Это было больше похоже на игру воображения. Или вышеупомянутых демонов. резко вернулись все прежние ощущения. Не столь яркие, но тем не мене вернулся и страх, и безразличие,и боль, и главное - ненависть к тем двоим, что ныне тихо покоились в глубине души. Столько противоречивых чувств скопились внутри, что реакция девушки была на незнакомца очень неоднозначной. Хотя первым самым действием Иоланды было действие рефлекторное, неосознанное даже - она спешно прикрыла полой платья обнаженные ноги. ткань чуть подсохла. Хотя прикосновение холодной и влажной материи заставило вздрогнуть. Вроде бы к ней двигался самый обычный юноша. Но какие-то слабые огоньки позади него заставляли насторожиться. Что это было? разыгравшееся воображение Иоланды? Или же мираж? Или все-таки это реальное явление? Понять спросонку Иоланда этого не могла, потому немо смотрела, как юноша приближается. Чуть попятившись и упершись спиной в стену, Иоланда сжала в кулаке первое что попалось в руку - это была верёвка, в которую впилась девичья рука. Но тут же девушка отпустила. Слишком бесполезная вещь.
- Я могу чем-то помочь? - спокойным голосом наконец-то решила нарушить немое бестолковое молчание Иоланда. Слишком глупо и неприятно было вот так тупо сидеть и с неким ужасом и интересом смотреть, как к ней так же молча приближается кто-то.

0

5

- Оно говорящее... -  по всей видимости, Немо обращался непосредственно к стене дома. Голос шамана был чист и юн почти в той же мере, как туманны были его слова и стар взгляд. - Стены явно охотятся на это, но оно просто говорит. Почему оно говорит...
  Немо задумчиво погладил изъеденный временем деревянный столб. Древние трещины, пустота которых буквально льнула к ладони Танцующего-с-Духами, тихо шептали ему свои тайны, хранимые изломами утонувшей в дожде судьбы. Нерожденное прошлое мертвого дерева взывало к юноше. Оно было полно усталости и жаждало лишь сна. Оно помнило тысячи жизней, полнящихся потаенной ненавистью, и хотело пожрать всех шумных-сотрясающих-мир, дабы на мир спустился пречистый покой, воплощенный плавным движением солей в потоках благословенной влаги. Оно знало мир, но Немо не знал его, и то была часть странной игры, начатой задолго до рождения богов и падения звезд. И конечно же, конечно это была ложь луны и солнца, вновь затевающих что-то в своих потаенных пределах.
  - Оно хочет помочь? Нет... Оно не ценит слов. Впрочем, мы тоже не помним этого богатства... Забыл, опять забыл...
  Зеленые глаза рассеянно смотрели вдаль, видя лишь Знаки, высеченные в каплях дождя. Знаки слагались в таинственные истории, полные лжи и первородной истины, которые переплетались так, что отделить одно от другого не было никакой возможности. Истекающие осенней кровью строки извивались вокруг шамана, опутывая его иллюзорными силками, усыпляя томными речами и пробуждая ледяными прикосновениями.
  Ветер тихо прошептал "живи", и живительный воздух наполнил легкие, вспышками легких молний отзываясь в душе. Сознание, вновь отвлеченное от созерцания вечности нежным голосом лучшего друга, обратилось к голосам дождя, взывая к забытому. И капли дождя назвали скрытое имя жажды, этого вечного охотника, настигающего и живых, и мертвых. Шаман вспомнил, что путь его, начатый столь недавно, уже стал слишком долгим для слабого тела. Немо вспомнил про голод и усталость, идущие по пятам.
  - Оно съедобное? - юноша вновь вернулся к тому, с чего начал. Чуть дрожащий голос скрывал нетерпение и жажду, но был вместе с тем вполне спокоен и ясен, подобно горному ручью, готовому обратиться сокрушительным селем.

0

6

Ситуация складывалась довольно странная, если считать, что это действительно реальность, а не сон, продолжение пустого сна, который подарил облегчение и восстановил нормальный ход мыслей. Ну или подобие нормального состояния. Хотя девушка все ещё была сонная и не особо ясно понимала обстановку. Юноша, что разделил её общество на данный момент, был более чем странный. И говорил как-то непонятно. Не то чтобы на непонятном языке. Говорил непонятные для Иоланды вещи. Ладно если бы она не такая сонная была. Но сейчас мало того что эмоционально вымотавшаяся, так ещё и полуспящая. Внутренний голос говорил Иоланде… А хотя к чему его упоминать? Он сейчас молчал. О настоящем внутреннем голосе, а именно о здравом смысле, ныне говорить не имеет смысла, так как его заменил другой голос – голос Д’ероски, который таким образом следил за ней и пытался управлять. Когда-нибудь ему воздастся за его действия. Правда как и когда – этого Иоланда пока не знала.
Безмолвное состояние девушки постепенно сменилось более или менее активным. Она нашла в себе силы встать на ноги. Бес, живущий внутри, говорил лишь одно – уносить ноги. Но когда этого пожелает сама душа, что томится под гнетом дождя, демона, второго «я», было не понятно. Когда же пронизывающий взгляд юноши остановился на Иоланде снова, девушка почувствовала, как по спине пробежал холод.  Что-то жуткое было, что вызывало в ней страх, в этом взгляде.
«По добру по здорову лучше мне найти другое место для уединения…» - промелькнула первая здравая мысль в голове у Иоланды. Быть тем съедобным, про что говорил молодой человек, если это конечно человек, девушке не хотелось. Осторожно, бесшумно боком идя под навесом, та дошла до края. И отстранившись от стены, а которую держалась руками, непонятно с какой целью конечно, в прыжке взмыла над мельницей. Одного мгновения хватило ей, чтобы крылья, так ею когда-то любимые, распахнулись за спиной и в несколько взмахов скрыли её  в низких серых облаках, так обильно изливающих косые перлы дождя на землю. Вновь промокая до нитки, Иоланда искала место где скрыться от чужих глаз подальше.
» Улицы города » Дом на окраине

Отредактировано Иоланда (2011-07-18 15:26:17)

0

7

/*Начало игры*/
Капельки смолы искристым слоем лежали на деревянной обшивке медового цвета и быстро испарялись под жарящими лучами паленого диска на небе. Колосья пшеницы на огромном поле подле деревушки уныло тянулись тяжелыми гроздями к потрескавшейся земле. А ведь только вчера дождь щедро поливал окрестности, даря прохладу каждому. Жаль, но его старания спустя каких-то пять часов были сгублены куском плавленого золота, которое не стеснялось капать выжигающими полосками на все, что не успело спрятаться в тени.
Неделя жизни в таком переменчивом климате скверно отразилась на душевном самочувствии девушки, прибывшей в поселение из каких-то далеких стран. Манера речи, поведение, зачастую вульгарные костюмы сразу выдавали в ней гостя, и коренные жители часто останавливали незнакомку на узких улочках, повинуясь внутреннему любопытству, которое на чаше весов перевешивало все прочие более полезные инстинкты, чтобы расспросить о тех невиданных краях, где обитают столь диковинные люди. И улыбчивая девушка всегда отвечала на все вопросы, и порою даже приглашала в свою комнату на втором этаже таверны отведать травяного чая. Единственный вопрос, который деликатно обходила гостья при разговоре, был о цели ее визита в столь захудалое место. Тем не менее это нисколько не смущало люд и вскоре они стали принимать постоялицу так, как будто она жила здесь очень долгое время. Привычным стало ее появление на улицах, ежедневные визиты в булочную и на рынок за молоком, больше не резали глаза платья с вычурным покроем, а местные девушки стали просить у портных сшить им такие же наряды. Трактирщик перестал брать с нее плату за поселение, а через некоторое время предложил переехать в домик на окраине деревушки, в котором уже давно никто не живет.
Девушка прославилась как травница. Ее сборы лечили все, что можно было только вообразить, а уют, созданный в некогда нелюдимом доме, притягивал по вечерам ребят, которые приходили слушать волшебные истории о смелых и отважных путешественниках.
И как же это все ей надоело. Строить примерную хозяйку, заботливую целительницу, интересную собеседницу, улыбчивую, милую и отзывчивую. Девушка лежала на животе среди колосьев пшеницы под палящим солнцем, подпирая рукой голову, и сосредоточенно отковыривала комочки сухой земли ногтем.
-Ну так убей… их… всех… – сказало в голове.
-Отвяжись. Не хочу, не буду… – буркнула в ответ кицунэ, продолжая свое преинтереснейшее занятие.
-Ну убеееей!… – жалобно завопил голос.
Лисица замерла с круглыми от удивления глазами, показалось, что даже волосы чуть приподнялись у корней. Палец завис в паре сантиметров от очередной частички мозаики, которой уже была уготована участь быть извлеченной в соседнюю кучку маленьких плоских земляных крошек.
-Тогда уйти от сююююда… – подключился второй не менее противный голос. – Иди домоооой…
-Кто б меня туда еще пустил. – Лиса отправила щелчком песчинку в далекий полет и перевернулась на спину. В глаза тут же ударили яркие лучи и заставили зажмуриться. – Я всем нужна, но мне никто не нужен. Понимаете, так не бывает. Обязательно должно быть что-то такое… Эмм… или кто-то такой… Ну, который нужен тебе. С которым ты живешь и не боишься завтра… Тогда будет свой дом и можно будет вести себя не в угоду всем этим… людям в общем… а как оно есть. Жить для двоих… Для себя жить не интересно.
-Интересно… - отозвалось эхом от обоих невидимых собеседников.
-Да нет же… Как вам объяснить-то? – Лисица поднялась с земли, прикрывая ладонью глаза от солнца, и оттряхнула пыль с легкого платьица светло-бежевого цвета. – Вот существуешь ты в миске со сметаной. На сааамом дне. Самом-самом. Кушаешь эту сметану изо дня в день не потому что тебе так хочется, а потому что ничего другого больше нет, и еще потому, что когда доешь ее - можно наконец выбраться из миски и узнать что же за ее краями. Вроде и сметана вкусная и причин ею питаться хоть отбавляй, но… Всегда появляется такое маленькое, противное «но» портящее всю малину. То есть сметану.
Кицунэ шла по направлению к заброшенной мельнице. Это место она облюбовала давно, и любила туда наведываться, забираясь на крышу и наблюдая за движением облаков. Правда сейчас небо было чистым, но у мельницы было еще одно, сакральное значение – Кельнмиира могла только там собрать все мысли и определить характер дальнейших действий.
-Появляется стыд за это «но», краснеют уши, пытаешься выдать свои мысли за чужие, чтобы не так совестно было. А правда ведь именно в нем и заключается… Ко всему просыпается флегматичное спокойствие, которое сжимает ребра и не дает вздохнуть так, как раньше… Хотя и к этому привыкаешь.
-А чо со сметаной?
-Ничо… - передразнила Кельн голос. – Доешь ее, выползаешь, а там еще одна миска. Больше. Уже с вареньем. – Девушка вздохнула. – И на душе остается такое гложущее чувство. Оно такое маленькое, с маленькими острыми зубками. И точит эти зубки оно о холст внутри тебя, кое-где его продырявливая, а кое-где откусывая кусочек ткани… Разъедая масляную краску, слизывая желатин и оставляя сухой старый пигмент вместо ярких мазков на огалите…
Руки она сложила крестом на груди и смотрела под ноги, облаченные в плетеные босоножки на твердой кожаной подошве, продолжая мерное движение в сторону старой постройки. Точка в небе, истощающая невыносимый жар, успела за несколько мгновений нагреть кожу девушки, от чего у той выступили капельки пота на лбу. По старой привычке хотелось высунуть язык, только от этого было не больше толку, чем от тени колосьев, едва доходящих до колен. У человека, увы, организм устроен иначе и освежится при помощи такого действия не получится даже при огромном желании.
-И ни капли восторга от новых открытий. Все ради себя. Саморазвитие? Чушь… Самодурство. А вслед за вареньем появляется вино… - Лисица осеклась и притормозила. У здания стоял какой-то человек. Она видела его впервые. Жителей в деревушке было не так уж и много, поэтому Кельн знала всех – если не в лично, то по силуэту и привычкам смогла бы идентифицировать каждого. Незнакомец стоял спиной и был очень странным. Странным не от того, что стоял спиной, а от того, что был одет слишком тепло для такой погоды. Еще от него веяло силой… Нездешней, немного пугающей.
-А вы любите варенье? – Лиса не стала размениваться на дежурную улыбку. Лицо оставалось серьезным, только взгляд теперь не бегал растерянно по полю, цепляясь за линию горизонта, он уперся в затылок неизвестного как-будто хотел пробуравить в черепе дырку насквозь.

0

8

Немо стоял перед старой мельницей. Немо плясал перед старой мельницей. Немо даже пел старой мельнице. Темные Боги, да Немо за последние часы разве что женитьбу мельнице не предложил, но та оставалась неприступна, как старая вдова, лишь ехидно поскрипывала крыльями, да незаметно потягивалась всеми своими досками и утомленным камнем. И ведь шаману было нужно совсем немного - всего лишь выгнать на свет лунный одного несговорчивого духа, успевшего, к слову, стать источником парочки местных легенд.
  Просто у некоматы была одна мечта. Или две. Очень трудно сосредоточиться, когда Луна так громко топает, а ветер знай себе посмеивается, во все лопатки улепетывая от нее по небосводу. Не то, чтобы Немо беспокоили взаимоотношения природного явления и не менее природного ночного светила, но надо же было придумать, на кого свалить подлый побег годами выстраданной концентрации. В конце концов, стремительное исчезновение теоретически съедобного собеседника считаться за полноценную причину не могло. Хотя голод, уютно устроившийся в том самом уголке внимания, которое и было отведено для собеседницы, был способен и не на такое, но... "Причина потери внимания - голод", что может быть скучнее? Так или иначе, но Немо уныло стоял под отвратительно жарким солнцем и не делал ровным счетом ни-че-го, пока...
  - Оно опоздало... Он-она-оно всегда опаздывает. - Задушевно поделился наболевшим с мельницей Немо, тщетно надеясь разжалобить вредное здание. - Между прочим, я ждал ровно сто лет... Нет, нет, это будет потом... Здесь?
  Парень оглянулся, мгновенно окинув случайно прояснившимся взглядом подошедшую кицунэ, после чего уверенно ткнул в нее пальцем, чудом не продырявив насквозь.
  - Варенье невкусное, и не может быть оправданием! - торжествующе улыбнулся кот, внимательно рассматривая на тень девушки, скользящую по острым граням воздушных потоков в трех шагах позади нее. Судя по довольному выражению лица, тень была что надо.

<-- Связь утеряна... Восстановление... --> Медовка.

Отредактировано Немо (2011-09-22 19:27:38)

0

9

Начало.

Сидя на крыше старой заброшенной мельницы Эрицка размышляла. Вообще-то, она крайне редко уделяла время этому занимательному занятию, но сейчас был особый случай. Еды не было. Денег тоже. Вообще не было. Опять не было. Ни одной завалявшейся монетки. И даже не было ничего, что можно было бы продать кому-нибудь из скупщиков... В общем, положение было неприятным, а с точки зрения Эри и вовсе - ужасающим. Поэтому-то она сейчас и размышляла.
Думала она, в основном, на следующие темы: где взять деньги, где взять еду и как так вышло, что у нее опять нет ни того, ни другого? И если по первым двум пунктам размышление стопорилось из-за банальной лени, то последний пункт мысленно уже был размочален до полной непригодности. Дело было в том, что буквально прошлой ночью Эрицка, как раз таки из-за отсутствия денег, залезла в дом какого-то далеко небедного порядочного (по крайней мере относительно) человека с целью позаимствовать немного денег на пропитание. И вот теперь она никак не могла понять, как же так вышло, что вместо того чтобы украсть что-нибудь ценное, она захватила только какой-то непонятный камушек? Ну ладно бы еще драгоценным был, так ведь нет же!
Эри вытащила из кармана свою добычу и принялась разглядывать. Обычный такой серый камушек, гладкий как речная галька, размером с перепелиное яйцо. Единственным необычным, пожалуй, была нацарапанная на нем руна. В прочем, Эрицка в рунах не разбиралась, так что эта закорючка ничего не могла ей сказать.
"Ну и зачем мне эта финтифлюшка?" - с тоской подумала девица.
- Лучше спроси зачем ты мне такая, - раздался в голове насмешливый, чуть шипящий голос.
От неожиданности Эрицка едва не сверзнулась с крыши, но к счастью успела крепко вцепиться в ее край.
- Ты кто такой? Или что? - с испугом спросила она. - Или это у меня уже крыша едет? А может просто показалось? - последнюю фразу она произнесла негромко и с надеждой в голосе.
- С-с-с-смешная! - рассмеялся тот же голос. - Боится собственного хранителя!
- Какого еще хранителя? - почти жалобно произнесла Эри. - Ты можешь нормально объяснить?
На всякий случай (то есть чтобы все-таки не грохнуться, в случае если произойдет что-то еще более неожиданное) она спрыгнула с крыши. Из-за неаккуратного приземления сустав прострельнуло болью и девица поскуливая запрыгала на одной ноге. Из-за этого она не сразу подняла взгляд, а когда уж обратила внимание на стоящее перед ней существо...
Эрицка с громким визгом (в лучший традициях трусливых нервных девиц) отшатнулась назад и, конечно же, тут же напоролась спиной на что-то твердое.
- Чего боиш-ш-шся, хозяйка? - спросило это рогато-шипасто-клыкастое.
Некоторое время девица не могла ничего толком ответить, только пялилась на него круглыми глазами. Потом до нее постепенно дошло - разговаривает, не кидается, мирный вроде...
- Так ты кто? - уже с любопытством спросила она.
- Аз-Сотот, твой хранитель, белка, - усмехнулось существо. - Имя мне Фиэритэй-Та-Сайвире-Ликкэри-Шэйса.
- Ка-а-а-ак? - округлила глаза Эрицка. - Как это вообще запомнить можно?
- Зови Фьер, белка! - рассмеялся хранитель, растворяясь в воздухе. - И не бойс-с-ся! Будет весело! Только руну, руну не потеряй... - добавил уже снова как голос из неоткуда.
- Руну? - девица подняла к глазам камушек. - Значит ты постоянно будешь со мной? И сейчас?
- Постоянно, хозяйка, - усмехнулся Фьер. - И необязательно вслух говорить, можешь мысленно - все равно услышу.
Девица развязала один из хвостов, прицепила амулет на ремешок и завязала заново.
- Только давай договоримся. Во время работы под руку не лезь, ладно? Я и без этого отвлекаюсь постоянно. Вот сейчас опять денег нет... - мысленно обратилась Эри к хранителю.
- Пос-с-смотрим, белка, - снова рассмеялся Фьер.
Эрицка вздохнула. Что-то подсказывало ей, что с хранителем она еще намучается... В прочем, может и польза будет? Отбросив в сторону бессмысленные размышления, девица поплелась в сторону центра города. Все-таки появление Фьера не избавляло от необходимости добывать еду и деньги.

Далее: Центральная, она же торговая площадь

Отредактировано Эрицка (2011-12-07 16:17:33)

0


Вы здесь » ... » Хозяйство деревни » Заброшенная мельница