...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Таверна "Добрые Вести" » Зал таверны


Зал таверны

Сообщений 1 страница 50 из 77

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/8072-2-f.jpg
После разрушительного пожара таверну вскоре отстроили вновь.
Уютное просторное помещение. В углу потрескивают дрова в камине, над которым висит голова медведя. Зал обставлен прямоугольными столами. Они тяжелые, мощные, вероятно того, что бы захмелевшие буяны не швыряли их друг в друга. Около барной стойки хлопочет трактирщик - довольно приятный человек средних лет, полноватый, на лице благосклонная улыбка. Он одет в простые штаны, когда-то бывшую белой рубаху с оборками, красный жилет и шапочку такого же цвета, похожую на приплюснутый поварской колпак. 

0

2

Давно, очень давно она не приходила сюда. Отдалившись в необжитые леса, Рикелло уже и забыла, как давно она приходила в это место. Трактирщика она знала уже давно, но не настолько... Они были просто знакомыми. То есть могли перекинутся парой фраз и поговорить о погоде, о новых напастях мира... Но не более того. Они не лезли друг другу в душу, за что девушка и уважала его.
Ноги уже устали от долгой ходьбы, но это было лишь мелкой помехой. На ходу сделав глоток из обитой кожей фляги, девушка решительно пошла дальше, цепляясь полами длинного коричного плаща за ветки елей. Через пару минут показалась знакомая укатанная дорога. Отсюда по предварительным расчетом было еще десять минут ходьбы. Рика надвинула капюшон до переносицы и решительно склонил голову пошла дальше. Полы плаща немного вздымались в местах, где заканчивались ножны довольно длинных мечей, числом два. Травы шелестели от легкого безбашенного ветерка. Предположения девушки оказались верны, примерно через восемь минут здания таверны показалось из-за деревьев, а еще через две Рика решительно и спокойно толкнула довольно тяжелую дубовую дверь, чем сразу привлекла к себе внимание хозяина. Он приветливо улыбнулся, но ничего не сказал. Девушка слегка отряхнула немного запыленные полы плаща и подошла к стойке. Мужчина тоже подошел, но ничего не сказал. Рио села на стул и негромко обратилась к нему:
-Здравствуйте, рада видеть вас в добром здравии. Если можно, то плесните мне воды во флягу, а так же... То же, что и всегда.
Хозяин кивнул, взял из руки в черной перчатке флягу и наполнил её полностью водой, вернул девушке, а затем отвернулся, чтобы выполнить заказ немного странной посетительницы. В таверне было тихо. Рика пересела за крайний стол в углу у окна и спокойно стала смотреть вдаль, на деревья и небо. Подошел хозяин. На двух тарелках было все, что она обычно заказывала. На одной творог, на другой - несколько яблок. Плюс кружка воды. Не откладывая оплату на потом, красноволосая посетительница отсчитала ему положенное количество монет, на что он кивнул, желая приятно провести время, и вернулся за свою стойку. Девушка не торопясь приступила к трапезе. Яблоки она очень любила, поэтому начала именно с них, оставив одно на потом. Пожевав немного творога, она отвлеклась и вновь посмотрела в окно, уже не отрываясь смотря вдаль. Мысли её были далеко, а еда её сейчас точно не волновала. Трактирщик был уже знаком с причудами красноглазой девушки, поэтому не стал её отвлекать от сего действа.

Офф: без вас пока мелко)

0

3

>>>Начало.

Стройная фигура до самых глаз окутанная плащом приближалась к трактиру. Был приятный вечер, хотя немного холодный. Город спал, только в трактире ярко горел свет, а из-за стен доносились веселые пьяные голоса. Хотя... видимо голосил лишь один человек, обычно в трактире гораздо шумнее, ну и хорошо. Демону сейчас нужно убежище и отдых, возможно, еще и кружечка спиртного не помешает. Деньги всегда с собой, не так трудно сильному демону ограбить обычного человека. Это, конечно, не по-графски - грабить бедных торговцев, но сейчас на честь наплевать. Хочется напиться, не просто вкушать дорогие напитки, а именно напиться. Чем-то дешевым, но невероятно опьяняющим. С такими мыслями темная фигура приблизилась к двери. Раздался неприятный скрип, но никто не обратил внимания. Стало как будто темнее, что-то зловещее зашло в трактир. Монтесума аккуратно прикрыл за собой дверь, не смотря на протесты сильного ветра. Демон медленно снял свой легкий плащ, обнажив тем самым, свои белые одежды. Подвинув стул, Монтесума сел рядом с девочкой. Она показалась ему интересной, все-таки девочка, а уже в баре. Монтесума бы не удивился, увидев и у неё грязную кружку с "огненной водой", но нет. Она ела творог. Демон пожал плечами и окликнул хозяина.
-Эй! Дай самого крепкого! Деньги есть... - и демон с некоторым пренебрежением кинул на пыльную барную стойку несколько монет. Хозяин нахмурился такому хамству, но деньги взял. И через минуту перед Монтесумой стояла обшарпанная пенящеюся кружка. Монтимер, зажмурился и в миг осушил на удивление приличное "пойло". Он уже чувствовал, как алкоголь начал разогревать тело и бодрить разум. Демон кивнул хозяину, чтобы тот налил еще. Демон присмотрелся к своей "соседке". Симпатичная такая девушка. Очень молодая. Волосы ярко красные, что странно. А Монтесума-то кто? Высокий черноволосый мужчина. Тоже симпатичный, наверное. В маленьких городах и деревнях всегда так - сильный, значит красивый.
-Девочка, ты почему здесь? Тут не место для детей. Здесь сидят взрослые мужчины, они могут быть опасны для тебя. - И снова странные намеки. Монти как будто и не умел общаться по-другому. Но выпивка улучшила настроение, хотелось общения.

0

4

<<<Тёмная аллея
Симхоко без особых приключений добрался до таверны. Когда убийца увидел огоньки и дым из трубы его сердце радостно забилось. Страшный лес и долгий, изнурительный путь позади. Можно успокоится.
Симхоко давно заметил, что за ним следуют тени. Много теней. И каждому стало бы ясно, что эти тёмные фигуры несут зло.
Но убийца не терял самообладания. Ему известны повадки противных тварей дикого мира. Если не будешь боятся - то каждый, каждый зверь, каждое существо, каждый человек и даже демон будут держаться от тебя подальше. Твоя храбрость будет твоим самым надёжным спутником. Надёжней катаны, надёжней магии.
Тот, кто познает истину храбрости, тот, кто будет использовать её умело и с точный расчётом на успех, обретёт силу и отвагу.
Храбрость - истинный и самый верный Путь, который должен и обязан пройти и познать не только каждый воин, но и существо.
Даже маленький муравей может стать огромным львом в глазах соперника или друга.
Эти мысли занимали Симхоко и подбадривали его в тяжёлое время дороги к Таверне.
Но когда конь оказался у входа в дом, тени скрылись. Симхоко чувствовал или даже знал наверняка, что ночь будет жаркой. Погладив рукоятку кинжала, убийца оставил отдыхать своего верного чёрного спутника у Таверны, а сам вошёл внутрь.
Увидев девушку в углу, Симхоко кивнул ей, но как ему показалось, девушка его не заметила. Рядом с ней находился человек в белом с чёрной шевелюрой. Симхоко внимательно посмотрел на парочку и переварив мысли, подошёл к стойке.
-Хозяин!.. Эй хозяин! - позвал человек в чёрном, Хозяин. Прошу, напоите моего коня чёрной масти и дайте ему отборного овса и сена, или что там у вас... А мне дайте хорошего вина и жаркого. Очень у вас здесь хорошо... Вот, надеюсь этого вам достаточно, сказал убийца и показал четыре золотых.
Хозяин с радостью принял деньги и предложил сесть у окна. Но Симхоко предпочёл остаться у стойки.
Человек в чёрном стал отдыхать и набираться сил, ожидая дальнейших событий...

Отредактировано Симхоко (2011-02-12 17:33:54)

+2

5

-- Начало --

- Трали-вали, тили-тили, мы гуляли, водку пили... - весело напевал демон себе под нос, бодро шагая по деревне. Вечерок был ужас как хорош, звезды светят, ветерок холодит, сверчки поют, - золотишко воровали и его бодро пропивали... Жители, видимо, уже спали, по крайне мере света в окнах Аш не видел. Но переночевать-то где-то надо, и если здесь нет постоялого двора - то придется снова прикидываться бедным и усталым монахом, и проситься на ночлег. Продолжая напевать песенку демон вырулил на очередную улицу и сразу понял, что никуда проситься не надо - перед ним находилось строение, которое ничем иным, кроме как таверной быть не может.
- Вот это я понимаю! - широкая улыбка озарила лицо демона и он с утроенной скоростью пошагал ко входу. Зайдя, он несколько сник - ожидал кучу народа и повальное веселье, но таверна была почти пуста. Лишь за столиком сидела красноволосая девица (так, девица - это уже хорошо!) и парень-брюнет с довольно надменным лицом. Ах да, у стойки еще ошивался подозрительный тип в черном, длинном плаще с капюшоном и в маске. И вообще он был весь закутан в черное, а за спиной виднелись рукояти клинков.
Аш поскреб щеку и подошел к стойке. Хозяин, увидев нового посетителя, подошел и вопросительно посмотрел на него. Демон скорчил самую скорбную гримасу, какую смог и блеющим таким голоском произнес:
- Помогите бедному монаху, озябшему в непролазных лесах, пересекшему горы гор в поисках светлой истины... - глядя на нахмурившегося хозяина Аш широко улыбнулся и продолжил нормальным голосом, - ну ладно, водки мне, побольше.
И шмякнул на стойку несколько монет. Все такой же хмурый хозяин забрал монеты и принес "монаху" три бутыли с водкой.
- Вечер обещает быть томным, - радостно сообщил непонятно кому Аш, подмигнул типу в черном и направился к столику с одинокими посетителями. Подойдя, он утвердительно и мощно поставил бутыли с водкой в центр стола и уселся на стул. Посох поставил рядом, облокотив на стол.
- Мир вам, дети мои! - проникновенным голосом поприветствовал он их, - благословляю вас! С этими словами он разлил водку из первой бутыли в бессовестно свистнутые со стойки кружки водки и подвинул их к парню и девушке.   

+2

6

Казалось бы, нету в этой деревне странников. Абсолютно, и лишь иногда бывают редкие исключения. Потому что здесь, в этой деревне, где так плотненько обитают одни трудолюбивые крестьяне, им вроде бы и нечего делать. И поэтому Рик просто чувствовал полную безнадежность той затеи, в которой он пытался понять, каким же боком его-то занесло в это место, пусть Богом и не забытое. Много людей, ни один из которых не поймет его, ни один из которых не сможет и не захочет помочь побороть ему тоску и неизменное, давнее, но все еще преследующее и время от времени болезненно сдавливающее сердце чувство одиночества. Шумные компании, целиком состоящие из пьяных и беззаботных, которым отнюдь не придется по душе убого-пессимистичное тот день настроение Эарлерна. Он абсолютно не понимал себя самого и в тот момент, когда натянул только что безвольно свисавший  повод уже потертой и обмякшей узды коня, направляя коня, ставшего таким же отсутствующим и флегматичным существом, к самому "жизнерадостному" на всей улице строению с горящими окошками и мутно доносившимися оттуда голосами. Явно таверна. И с каждым широким шагом рыжего, приближающим их обоих к скоплению людей и подобных им существ, так прочно замурованных собственным весельем и хорошим настроем в стенах таверны, в мозг все сильнее и живей ударяло нежелание туда идти. Это бесполезно, бесцельно и вредно. С каких пор я с собой не могу совладать, чтобы не совершать подобного? Впрочем, несколько успокоила в этом деле та мысль, что сейчас такие времена. Никто никого не понимает, никто не понимает себя. Хотя откуда ж было такому отдаленному от общества маленькому человеку знать про чужое понимание? Хотя ему всего-то хотелось успокоиться и прийти в себя, ведь все равно... Все равно его что-то толкало к этому зданию, к находящимся внутри него людям. Толкало и не позволяло резко одернуть коня, быстро-быстро ускакать в какой-нибудь лес, поле, долину - куда угодно.
И эта неведомая сила так и не успела ослабнуть до тех пор, пока Эрик не оказался на пороге таверны, пока не дернул дверь на себя, словно ступая в какой-то параллельный мир. Не отпускало его это ощущение, не отпускало - и все. Он ожидал невероятной атмосферы и сбивающих с ног новых ароматов и пейзажей, каких обычно никто не ожидает от простого здания. Тем не менее, он все это получил. Несчастный мальчик, вид таверны изнутри его приободрил и ошарашил одновременно. Счастье для него, что не попал в день, когда эта теплая комната набита живыми, шевелящимися и орущими людьми, каждый из которых мог бы по пьяни прихлопнуть его и даже этого не заметить. И не потому, что Рик будто бы беззащитная тварь, да. Но, в общем-то, хозяин заведения и пара человек, среди которых непонятно почему оказалась девушка - еще можно жить. Однако напиваться по своей воле Эр тогда не собирался. Медленно и как бы незаметно прикрыв плащом меч в ножнах, он сделал пару шагов вперед, попутно с силой захлопнув за собой дверь. И тут же понял, что было бы полезней забиться в темный угол и наблюдать за всем оттуда; просто страшная тяга к жизни, а жизнь была бы невозможной по мнению Эрика, если втянуться в такую компанию. Никакого страха, честнейшим образом. Тяжело выдохнув и даже не подумав пройти к хозяину таверны и четко изложить свои желания, парень бросил короткий, четко выразительный, холодный, но на самом деле вообще ничего не значащий взгляд на красноглазого черноволосого молодого человека, затем-быстро пройдясь взором по остальным присутствующим и испустив повторный глубокий и будто разочарованный выдох, он отвернулся и быстро, гулко отошел куда-то в сторону. О да, он умел при желании выдавать такие выразительные взгляды. Сложенные руки и чуть спавшие на глаза волосы - такое наигранное безразличие, с помощью которого он пытался скрыть внезапно проснувшийся интерес и какое-то мрачное удовольствие от возможности опять наблюдать за кем-то живым.

ОФФ: отврати-ительнейший пост; характер персонажа потом вернется на место, я просто разогреваюсь).

Отредактировано Eric (2011-02-12 18:17:26)

+1

7

Медленно она пробиралась сквозь густые заросли темного леса. Не спеша, аккуратно шагая босыми ногами по сырой земле, фигура молодой девушки приближалась к таверне, из окон которой лился яркий свет и громкие слова. Ей некуда спешить - ее никто не ждет, она никого не ищет. Она просто ходит по миру, пытаясь найти свое место, свою жизнь. Давно потерянную, когда-то счастливую и беззаботную жизнь. Хотя куда бы она ни шла, ей всегда казалось, что она лишь отдаляется от своей цели. Редкая живность, которая попадалась ей на пути, была либо наполовину мертвой, либо уже лежала бездыханным трупиком где-то в лесу. Незнакомые люди, которых привлекала ее внешность, наверняка, уже давно были обнаружены в темных кладовках своих домов. Они были ее пищей. Ее едой. Просто подпиткой. Но все они были отвратительными - кровь у них бела безвкусной, лишь с небольшим гадким привкусом, будто сама их омерзительная сущность меняла эту алую жидкость, протекающую в их венах. Животные же, лишь на несколько часов давали немного сил, дабы продвигаться дальше. Их кровь не была питательной, она лишь наоборот, еще больше разжигала жажду, и утомить ее можно было лишь по-настоящему алой и ужасающе манящей кровью. И те людишки из других поселков совсем не подходили под это описание. Только вчера утром она наконец смогла действительно выпить то, в чем нуждалась больше всего. Теплая и чистая, если так ее можно назвать, такая потрясающе вкусная кровь невинной девушки, которой от силы было лет пятнадцать. А еще, она была девственницей. Да, настоящая дочка - и родителей слушалась, и отцу не перечила... наверняка, сейчас он злиться больше всех. Зато как же было приятно вкусить этот нектар. Она пила долго, растягивая удовольствия, наблюдая за тем, как бьется в агонии девчонка. Каждую каплю она заботливо слизывала языком с ее бледной шеи, каждую каплю она старалась почувствовать как можно лучше. И даже когда она осталась пустой, вампирша пытала надежду, что в ее хрупком тельце осталось хотя бы капли две. Но она выпила все. И поэтому еще долго и старательно облизывала клыки, пытаясь уловить хотя бы малейшую частичку того чудесного вкуса. Да... Это была по-настоящему вкусная кровь. Та, которой она могла утолить свою жажду на неделю. Но учитывая теперешние обстоятельства, даже дня на два этого бы еле хватило. Поэтому она так торопилась найти следующую жертву...
Она снова оглянулась. Народу на улицах почти не было, лишь из одинокой таверны лился свет. Видимо, там были люди. Может быть, именно там она найдет подходящего человека? Хотя в таких заведения чаще всего ошиваются одни пьяницы и проститутки. Но даже это сейчас бы ее порадовало. После такого чудесного пира любая кровь казалась слаще. Поэтому надо было как можно больше набрать крови, что бы спокойно продолжить свое путешествие. Аккуратно переступая через корень большого дуба, она вслушалась в голоса. Они шли из таверны. Отлично, значит там есть люди. Подобрав левой рукой пол платья, она спрыгнула с небольшого горба и коснулась голыми ногами вымощенной камнем улицы. Впереди - люди. Люди - это пища. Пища - это жизнь. А жизнь - это Ад. Сущий Ад, состоящий из жажды и своей одинокой жизни. Жажда, вечная жажда. Это напоминает жизнь киллера, который живет лишь убийствами. Он не может остановиться убивать, ибо это сведет его с ума и в конце концов он умрет. А если они перестанут пить кровь - тоже умрут. Но сейчас главное было не забыть про свою игру. Играй как положено, Алиса. Попробуй сыграть как можно лучше и тогда... получишь приз. Если твоя маска будет выглядеть как можно естественней, то тебе удастся найти себе жертву. Не забывая про маску, не открывай им свое лицо. Просто играй - и все будет хорошо.
По улице мелькнула странная фигура. Она двигалась довольно быстро, но можно было предположить что это всего лишь бегущий человек, если бы она не двигалась так бесшумно. Ни шлепком босых ног о отшлифованный камни, ни стук каблуков. Зато она хорошо чувствовала, как ее холодные ноги касаются этого такого же холодного камня. Она довольно быстро оказалась перед дверьми таверны, несколько секунд разглядывая мощную деревянную дверь, а потом с силой толкнула ее. Она скрипнула, а яркий свет заставил ее вздрогнуть и зажмуриться. Когда наконец глаза привыкли к свету, она быстро зашла внутрь и улыбнулась. Правильно, будь милой. Завидев немного удивленное лицо хозяина таверны, она кивнула ему головой, все с такой же дружелюбной улыбкой на лице и осмотрелась. Да, здесь она была явно не к месту. У дверей стояла среднего роста девушка с длинными кучерявыми русыми волосами. Они были ей примерно до пояса, если не длиннее. Она была одета в пышное бальное бардовое платье, а на ногах не было обуви. За одиноким столиком сидели девчонка и двое парней, третий стоял у стойки, а четвертый сидит где-то в углу. Решив, что лучше будет присоединиться к большему количеству, она сделала несколько небольших, но уверенных шагов в сторону столика. Подойдя ближе, она заметила, что все стулья заняты, а для нового места нету. Ну и что же делать? Не стоять же...
- Здравствуйте. - Такой бодрый и звонкий голос и милая улыбка на лице. Даже и не скажешь, что вампир. - Можно мне к вам присоединиться?

Отредактировано Alice (2011-02-12 20:07:44)

+1

8

ОФФ: Рикелло прости, но люди хотят играть. Можешь написать без очереди)
И так, в трактир зашли еще трое. Заходили они все по-разному и в каком-то подозрительном порядке. Демон не без интереса разглядывал новых уставших путников. Сначала зашел некто весь в черном. Он был очень скрытен, даже на лицо маску напялил. Странный он, но видимо, пока безобидный. Демон хмыкнул, еще и не таких встречал. Он заказал себе мясо и вино, неплохо. Не из местных это точно, местные заказывают все самое дешевое. Монтесума немного отодвинулся от стола, с молчаливой девочкой, чтобы получше разглядеть приходящих. Он не стеснялся, нагло разглядывал. Все правильно.
Следующим зашел мужчина средних лет. Он оказался чересчур веселым, чем явно расстроил хозяина таверны и развеселил Монтесуму. Демон доброжелательно (вот что делает выпивка с темными!) поманил этого мужчину, не обращая внимания на девушку. Какая разница? Не захочет сама уйдет, а нормальных столов здесь очень мало.
-Благословляешь? Смешно. Я чувствую, ты такой же как и я. Так давай же выпьем за знакомство? Мое имя - Монтесума и я ищу компанию, для проведения сегодняшнего вечера... присоединяйся! - Но мужчина уже и сам подсел и по=хозяйски разлил вотку. Монтесума чуть смутился, в компании стало страшно опозориться. Монти напивался только несколько раз, поэтому толком и пить не умел. Ничего, он же демон, его тело должно справится с любыми токсинами. Немного успокоившись, демон глотнул. Кружки были очень большими. Сам же хотел расслабиться и забыться! Нет пути назад, выпей,  может выйдет толк? Монти уже совсем по-дружески посмотрел на своего "собутыльника".
-А имя у тебя есть? - выпитый алкоголь уже давал о себе знать. Монтесума стал разговорчивее и импульсивнее. Что же будет дальше? Но было так тепло, хорошо.

Дверь снова скрипнула. На этот раз сюда зашел молодой парень. Он как-то странно зыркнул и забился в темный угол. Демон пожал плечами и отвернулся. Но тут же, словно по волшебству дверь снова отворилась. На этот  раз демон не повернулся. Не интересно уже. А зря. К столу вскоре подошла девушка. Монтесума тут же окинул девушку оценивающим взглядом. Красивая. И фигура отличная, со всеми нудными выпуклостями...
-Добрый вечер. - Сразу же вырвалось у Монтесумы. Он уже давно не общался с противоположным полом и эта встреча была очень кстати. Демон уже прикидывал "план действий", как он будет её заманивать сначала за столик, потом в комнату. Но план сразу же рухнул. Девушка сама попросилась к ним! Монтесума даже подавился своим напитком, но не растерялся. Всякое бывает, мало ли, девочка приключений хочет? Будут её приключения, никогда не забудет. Демон тут же, не долго думая, подставил её колено.
-Видите ли, тут нет мест. Но я любезно предоставлю вам свое колено, присаживайтесь, - Монти хитро посмотрел на девушку. А все-таки с чего она решила присоединится к паре странны мужчин и девочке? Это подозрительно. Только бы жертва не стала охотником. Мало ли, что может прятаться за оболочкой приветливой девушки? Чудовище, оборотень, вампир. Много чего бывает. А бывают еще куклы. Сильные маги создают их и играюи, словно марионетками, заманивая с помощью них в замысловатые ловушки. "Всё хорошо, я силен, мне ничего не грозит," -успокаивал себя демон. Но все-таки что-то его беспокоило. Ничего, посмотрим кто победит в этой игре.
Монтесума многозначительно подмигнул своему товарищу, мол, выручи и убеди её сесть ко мне.

0

9

Симхоко пил хорошее красное вино медленными глотками и наблюдал за новыми лицами таверны, входившими с холодной улицы.
Убийцу приятно обдавало ветерком, а алкоголь тут же согревал. Было чертовски хорошо. Симхоко было удобно наблюдать за людьми в таверне, двое из которых и вправду выпили. Но себя убийца пьяным не ощущал, да и пить особо не хотелось. Чувствовалось особое напряжение. Что за чертовщина со мной твориться, а? - вдруг подумал человек в чёрном, потерял память, постоянное волнение, ожидание опасности... Мысли не хотели складываться...
Первый, кто появился в таверне после тайного убийцы был странный монах. Но присмотревшись, Симхоко увидел простого гуляку, со смешной причёской. Особенно интересовали глаза этого человека, а может и... - убийца вдруг усмехнулся, Хорошее вино. А он смешной!..
Симхоко решил перестать пить и принялся за еду. Жаркое явно понравилось бывшему душегубу. "Вечер обещает быть томным" - услышал он. Да, он прав. Симхоко с удивлением заметил смелый заказ "монаха" и проследив его путь до столика со странной парочкой подумал - Хороший он парень, любит выпить и с виду хороший человек.
Убийца искоса поглядывал на тройку, доедал вкусный ужин и, здесь это можно сказать, расслаблялся.
Через некоторое время Симхоко снова почувствовал влажный воздух на лице и посмотрев на дверь увидел несколько подавленного и позднего гостя. Он незаметно проследил за ним, так же хорошо его изучив как и всех в таверне. Кроме двушки.
Впрочем мне плевать... - первое, что пришло в голову тайному убийце. Хотя..., и человек в черном, шаркнув ногой о потёртый паркет таверны двинулся к выходу, проверил коня, убедился, что всё в полном порядке и, потрепав по шее копытного друга, вернулся в дом. Нет, мне не совсем не хочется говорить с ним., и человек в чёрном снова занял место у стойки, продолжая ждать новых людей, которые наверняка заглянут в таверну этой ночью... А! А вот и третий...

Отредактировано Симхоко (2011-02-12 21:39:09)

0

10

---)Начало(---

Хельги распахнул дверь таверны и сощурился от яркого света, брызнувшего в глаза. Точнее, это ему свет казался ярким - зал был освещен не так уж хорошо - горел камин в углу, на барной стойке стояли свечи, да еще хозяин, заботясь о поситителях, ставил по одной свечке на столы, за которыми собирался народ, которого в этот вечер здесь было не много. Собственно, о народе. Еще стоя в проеме двери, оборотень быстро оглядел поситителей. За одним из столов сидели двое мужчин, уже слегка навеселе, и в обществе дам. Хельги, не долго думая, решил что барышни - проститутки. Обе они были молоды, одна из них, совсем еще девчонка, выделялась из толпы гривой красных волос, на вторую трудно было не обратить внимания из-за соблазнительных форм. Оборотень, из чисто плотских интересов задержал на ней взгляд подольше, прежде чем пройти к стойке. С трактирщиком он перекинулся парой коротких фраз, в которых они вежливо осведомились друг у друга о делах-здоровье. Хельги мог назвать этого улыбчивого селянина близким приятелем, ведь он неплохо знал оборотня, в результате того, что воин любил иногда разнообразить свою жизнь попойкой в этом заведении.
-Чего у тебя пожевать-то есть? - спросил Хельги, натянуто, будто принужденно улыбаясь. В шкуре человека он чувствовал себя не уютно, будто надел одежду, которая не подходит по размеру. Он несколько месяцев провел в облике медведя, слоняясь по лесам. В один прекрасный день, он почувствовал, что начинает потихоньку переходить границу между обыкновенным зверем, и человеком в облике зверя. Испугавшись своего окончательного превращения в животное, медведь вышел к деревне, и прямиком направился в таверну. Хельги нуждался прежде всего в общении, в глупых разговорах, в смехе..
-Есть. Картошку с котлетами будешь?
-Буду, - Хельги обернулся в сторону компании двух мужчин и девушек, - и знаешь.. водки еще принеси заодно.
Помимо сразу примеченных оборотнем посителей, в таверне ошивалось еще двое молодых людей: парень, сидевший в стороне от остальных, да еще один, закутанных в плащ с капюшоном коротал время у стойки. Хельги потерял к ним всякий интерес и направился к столу, за которым расположилась компания.
-Не помешаю, уважаемые? - спросил он. За столом не было больше свободных стульев, но мужчину это не остановило, он стащил стул из-за соседего стола, и уселся, не дожидаясь разрешения незнакомцев, - Понимаете ли, в кои-то веки я забрел в места, обремененные цивилизацией и ищу компанию, для того, что бы скоротать время. Надеюсь, не откажетесь от моего общества.
Девушек Хельги не воспринимал как объект для беседы, разве что... ну, это чуть позже, подождет. Трактирщик принес тарелку с горячей едой и добавил к уже имеющейся на столе выпивке большую бутыль с водкой. Оборотень мигом откупорил ее и разлил о опустевшим кружкам собеседников. Свою "порцию" мужчина выпил сразу, залпом. Крепкий алкоголь обжег нутро, заставив воина зажмурится и выдохнуть.
-А дамы пить будут? - спросил он, насаживая на вилку котлету и начиная ее обгрызать, - совсем забыл представиться, меня Хельги зовут.
Его пока еще не "накрыло" поэтому воин не потерял способности трезво рассуждать и был вполне готов к тому, что сидящие за столом не будут к нему дружелюбны - бродяга бандитской внешности со шрамом на лице мало у кого вызывал симпатию. Селяне, к примеру, его просто побаивались. Но, как известно, наглость - второе счастье, поэтому Хельги решил все же попытаться найти собутыльников.

ОФФ: Народ, читала ваши посты не очень внимательно, поэтому извините, если я где чего-то напутала.

0

11

Офф: да я не в обиде, но вы сами в курсе, что когда вы начинаете играть я уже дрыхну по полной)

От окна девушку отвлек скрип двери. Она лишь мельком взглянула туда, но успела заметить, что в таверну вошел мужчина. Больше Рикелло не захотелось о нем узнавать, поэтому она снова отвернулась к окну. На столе перед ней осталось лишь яблоко и опустошенная наполовину кружка с водой. Она одним пальцем задумчиво гоняла зеленое яблоко по небольшой тарелке, когда неожиданно к ней подсел вошедший. Он довольно беспардонно попытался завязать знакомство. Рика посмотрела на него долго и пристально, а затем наконец скинула капюшон, сверкнув такими же красными глазами, как и него. На лице появилась тень усмешки, но она вновь отвернулась к окну и, словно обращаясь к другому собеседнику, негромко произнесла:
-Неужели вы действительно думаете, что я ребенок и что не осознаю, где нахожусь? Напрасно...
В голосе под конец появилась тень раздражения. Ей не составило труда понять, что перед ней сидит демон. Симпатичный между прочим. И... Ему лучше думать, что девушка тоже относится к расе демонов. Лучше для нее. В это время дверь отворилась вновь, и в таверну вошел еще один мужчина. В черном, лица не видно. Полная противоположность сидящему за столом рядом с ней. Девушка невольно заинтересовалась незнакомцем, но бдительность при этом не потеряла. Опустив одну руку под стол, она с долей любви и нежности погладила эфес одного из своих мечей. Но сделала это быстро и почти незаметно. Затем она просто откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди, все так же устремив взгляд в окно. затем взяла с тарелки яблоко и начала его подкидывать и ловить, даже не глядя. Следующий посетитель вызвал в Рике неприязнь и оттенок веселья.
-Очередной демон. Алкоголики чертовы... Совсем у адских крыша поехала... - вздохнула про себя девушка. Тем временем новый посетитель тоже решил присоединится к их компании. Он налил девушке и другому демону водки, хотя Рио никогда в жизни не пила и не будет пить. Она все так же спокойно подкидывала яблоко, не выдавая своего внутреннего волнения и напряжения. Ей сейчас предпочтительнее было бы оказаться у барной стойки рядом с неизвестным мужчиной в черном, чем в компании пьяных демонов. Рика пить не стала, рассматривая посетителей. Пришли еще двое. Один из них очередной мужчина, который вообще непонятно зачем пришел, отошел к углу, с безразличием, но наблюдая за всеми остальными. Вторым, вернее, второй была девушка с симпатичной фигурой, чем сразу заслужила внимание мужчин. Рикелло пристально смотрела на неё. На глаза. Пытаясь разгадать, кто она такая, чтобы шляться в таком виде. Не удалось. Отчасти красноволосая понимала мужчин. Точнее их отношение к женщинам. Будто у них семь пятниц на неделе... Пусть даже так. Проблема была в том, что даже сами женщины часто понять друг друга не могут. Па-ра-докс. Любимое слово Рики. Девушка попросилась к нам за стол, но все три места были уже заняты. Поймав яблоко в очередной раз, Рика уже не стала его подбрасывать снова. Она снова чуть заметно усмехнулась.
-Здравствуй... Те.
В это же время к нам подошел еще один гость. Он тоже не отличался вежливостью и сразу подсел за стол, просто напрашиваясь. Он налил всем водки, но кружка девушки уже была полна, она так и не прикоснулась к ней. На вопрос, будут ли пить дамы, Рика снова едва заметно усмехнулась и покачала головой. А затем встала, при этом полы плаща чуть распахнулись, показав края эфесов мечей близнецов, но она быстро запахнула плащ, затем снова подкинула яблоко и задумчиво осмотрела сидящих. Вздохнув, она подкинула и поймала яблоко один раз, а затем пошла к барной стойке, чуть шурша полами плаща. Подойдя к ней, она остановилась и догадливый трактирщик подал девушке стакан воды. Девушка посмотрела на стакан и еще раз зачем-то подкинула яблоко. Это действие ей очень нравилось и даже слегка завораживало. Почувствовав на себе взгляды, девушка незаметно поежилась и одним махом выпила стакан воды. Вздохнув она уже в сотый раз подкинула и поймала яблоко. Ей нравилось это все больше и больше. И плевать, что на неё смотрели в недоумением.

Отредактировано Rikello (2011-02-13 13:28:59)

+1

12

офф: простите, не удержался, но, как же хорошо пишется!

Красивая девушка в бардовом платье вошла в таверну... босиком... Ага... - убийца усмехнулся, но виду не подал, зачем выдавать себя? Пусть девушка отдыхает. В таверне все равны. У всех одна потребность - люди. Одиночество способно заесть любого, даже самого чёрствого и нелюдимого. А когда рядом люди... Даже если они с тобой не разговаривают, не контактируют, а просто существуют. Когда слышны их голоса становится не так тоскливо. Конечно Симхоко убийца одиночка, тайный убийца, который должен сохранять полную скрытность, его профессия должна оставаться инкогнито. Пусть все видят его клинки. К нему не подходят, а это важно. Безопасность. Для других. Для себя. Для всех.
Хладнокровный разум вылечился - теперь Симхоко знал, что нет ничего важнее, как просто существовать в согласии с собой, не мешая при этом другим, сохраняя уверенность и силу. Убийца размял кисти, и... снял маску. Проведя рукой по щетине, человек в чёрном, сказал хозяину:
-Не беспокойся. Я не оборотень и не вампир, - сказал он спокойно, подумав, Просто человек, который должен был умереть, - надвинул капюшон так, чтобы никто не видел его лица, но он сам мог нагло наблюдать за всеми, сказал хозяину:
-Думаю, ты не разоришься, если я займу комнату.
-Кхм... А ты точно не будешь безобразничать, пьяница? - спросил наглый толстяк.
А мне плевать, как ты меня назвал, пузатый скряга - подумал Симхоко и воткнув столовый нож в стойку, холодно посмотрев на наглеца, успокоил:
-Нет. - и выхватив у пузатого ключ от комнаты, спрятал его у себя.
-Крикнешь: Вор! - отберу все четыре монеты.
Человек в чёрном подошёл к окну, проверил коня, и, посмотрев на красную красавицу, ловко подбрасывавшая яблоко, взял стул у маленького столика и подсел напротив к троим навеселе. Облокотившись локтями о спинку стула, Симхоко, сидя задом-наперёд, поприветствовал босую и парня в белом:
-Мир вам.

Отредактировано Симхоко (2011-02-13 21:49:26)

0

13

Пока Аш разливал водку народу в таверне значительно прибавилось. Но вот красноволосая девушка почему-то не стала пить водку и ушла к стойке. Ну, дело ее, станет скучно - придет. Брюнет рядом, кажется, был демоном. Да, он точно был демоном. И тут сородичи.
-А имя у тебя есть? – спросил он.
- Аш, - с улыбкой ответил демон, - а тебя как называть, сын чистоты и добродетели?
Не успел он дождаться ответа, как к столику подошла… девушка. «Хех, красивая, ничего не скажешь. Ну подумаешь, бледненькая – позагорать и все будет как надо. Хотя… Глазищи то какие красные, как стекляшки. Мда, ей явно бесполезно загорать, если под губками спрятаны клыки я не удивлюсь».
- Можно мне к вам присоединиться? – спросила очаровательная незнакомка. с не менее очаровательной улыбкой. Хитрый брюнет был тут как тут:
-Видите ли, тут нет мест. Но я любезно предоставлю вам свое колено, присаживайтесь!
Монах похлопал себя по колену, приглашая ее присесть  к нему.
- Дитя мое, вы очаровательны как неверная луна на фоне бесконечных звезд, изображенных нетвердой рукой пьяного худож… Кхм, о чем это я… Ах да, я чувствую вашу непосильную ношу, висящую грузом на вашей милой и непорочной душе. И вам не помешает исповедоваться у меня… У меня в комнате. Да, там отличная спаль… исповедальня!
Под эту «вдохновенную» речь к ним присоединился мужчина с темно-рыжими волосами, со щитом и мечом. Нахально вытащил стул из-за соседнего столика и шмякнул свой заказ на стол.
-А дамы пить будут? - спросил он, насаживая на вилку котлету и начиная ее обгрызать, - совсем забыл представиться, меня Хельги зовут. Аш быстро осушил остатки водки в стакане и налил себе еще.
- Становится весело, - азартно воскликнул демон, - я Аш, рад приветствовать тебя, Хельги, сын света и добра!
Тут к ним присоединился и парень в черном, что стоял у стойки и пару минут назад воткнувший столовый нож в стойку, что-то тихо говоря хозяину. "Ну что-то будет... Когда такая куча разношерстного народа собирается в одном помещении всегда что-то происходит. Глобальная попойка, бесшабашная драка с ломанием стульев и столов, бессонная ночь с какими-нибудь красотками - я буду рад всему" - облизнув губы, предвкушал демон.

ОФФ: пост несодержательный, но навалилось столько народу, что я просто пытался понять, что, кто и кому говорит ))

Отредактировано Аш (2011-02-13 13:18:29)

+2

14

Главное - не количество, а качество. Ну вот, народу немного, а сразу видно - будет весело. Даже очень. Да, именно это ей сейчас и нужно. Напиться много, забыть о голоде и о своей игре, просто наслаждаться этим вечером. Ну, можно даже на вечер перестать себя контролировать. В пьяном виде испить у кого-то крови, побаловаться немного. Главное - не переступить через ту тонкую грань, которая стоит между простым опьянением и уже полным забвением. Хотя, если наутро будет болеть голова и события этого вечера уплывут куда-то далеко, это тоже будет неплохо. Единственное "но", которое может испортить всю картину - обнаружить потом рядом с собой странного незнакомца с довольным выражением лица. Но пока что положение вещей ее устраивает...
Видимо, она выглядела даже слишком... странно. Несколько взглядов сразу же начали разглядывать ее, что начинало немного выводить. Проститутка? Нет, сегодня обойдемся без этого. Стоит лишь правильно сыграть невинную овечку и вовремя скинуть ее шкуру, что бы потом тихо скрыться с места преступления. И еще - сразу же заткнуть жертве рот, что бы та не заорала на всю деревню... ладно, не будем об этом. Пустим все на самотек. Увидим, что из этого выйдет. А если что - можно будет попытаться вмешаться и исправить ситуацию.
Алисе понравилось то, как отреагировал на нее мужчина, рядом с которым она стояла. Она, видимо, даже подавился. Это ее развеселило. В мыслях она широко заулыбалась, а вот на лице этого не отобразилось. Не стоит вот так рушить свой образ из-за одной мелочи. Свободных стульев не было, и хотя можно было взять стул от другого стола, девушка не хотела утруждать себя такими действиями. Пускай мужчины об этом позаботились. Хотя, эти мужчины скорее предложат сразу в свою комнату пройти... ясно за чем. Но даже такое их поведение сейчас у нее не вызывало отвращения. Подумаешь, почти все мужское население нашей планеты такое же. Как увидят красивую девушку - все здравое мышление сразу вышибает, а в голову вселяется только одна мысль - как бы побыстрее затащить ее в постель. Но она сможет за себя постоять... наверное. По-крайней мере так легко живой не дастся! А уж тем более со здравым рассудком. Хотя, кто знает, на что она, пьяная способна? Давно же в ее горле не было ничего кроме крови. На порядочность этих молодых людей рассчитывать особо не стоит, поэтому придется надеяться только на свою собственную голову. Она, конечно, может по размахивать своим кинжалом направо и налево, только вот тут все предельно просто - завернуть руку, отобрать оружие и все. Поэтому, надо быть осторожней...
Она была готова к разному повороту обстоятельств, но следующий стал для нее явно неожиданностью. Мужчина явно не с самыми чистыми намерениями предоставил ей свое колено. Ну ясно что мест нету, иначе бы она даже и не спросила разрешения. Да, будь бы он здесь один, врезала бы ему меж глаз и все. Но сейчас, когда здесь пусть и немного народу, стоит быть осторожнее. Он хитро взглянул на девушку. Самый умный нашелся. Но ничего, будем и дальше играть саму невинность.
- Благодарю. - Еще одна милая и невинная улыбка, и она легко присела на его колено, делая вид, что не уловила в этом предложении никаких подвохов, будто это была всего лишь любезность. Вскоре за стол к ним подсел еще один мужчина, одолжив стул с другого конца зала. Он задал довольно глупый по ее мнению вопрос, ведь не пила бы - не пришла бы сюда. А потом начал обгрызать котлету, представившись. Бодрый кивок головой и веселый голос - Я буду! - Вскоре отозвалась красноволосая девушка, а потом она встала и ушла. Алиса могла бы пересесть на стул, но решила не разочаровывать этого мужчину. Потом подошел еще один, весь в черном. Взглянув на него, вампирша тоже кивнула ему, все с той же улыбкой на лице, стараясь не показывать клыки. Вскоре отозвался еще один. Его речь тоже повеселила Алису. Давно она уже не встречала таких красноречивых. Он тоже подставил ей свое колено, но она притворилась, что не заметила этого жеста. Выслушав его слова, она еще шире улыбнулась, но вспомнив про клыки быстро заговорила - Поверьте, будет лучше, если моя ноша останется со мной. Она мне очень даже по душе! - Весело улыбнувшись, ты решила тоже представиться. Небольшая пауза, после чего ты произнесла чуть тише, чем говорила до этого, свое имя - Я Алиса.

офф: Симхоко, я не в белом >< бардовое средневековое платье. Исправь, пожалуйста.

Отредактировано Alice (2011-02-13 19:06:11)

0

15

События разворачивались с необыкновенной быстротой. Демон не успел уловить все слова, что были сказаны, он не смог увидеть все жесты, чтобы были сделаны.
К ним подошел странный парень в черном. Он странно сел на стул и сказал тоже, что и монах. Или нечто похожее. Демон подозрительно посмотрел на нового пришельца, но все-таки пробормотал приветствие. Монтесума знал, что сейчас он слабее, чем обычно и схватка с незнакомцем может окончится трагично. Если не смертью, то сильными ранами, со стороны нападавшего, разумеется.
За столик подсел крепкий мужчина. Странно, что привело всех этих людей в эту таверну за этот стол? Судьба ли это? Или здесь каждый лень так? Монтесума не стал больше пить, желаемое опьянение уже наступило после нескольких кружек, а больше не надо-он полностью потеряет способность нормально мыслить и оценивать ситуацию. На радость Монти к нему все-таки села девушка, которая оказалась Алисой. Монтесума приобнял её за талию, объяснив этот жест "мерой безопасности от падения".
-Извини, Аш, но эта девочка сегодня, явно, больше настроена на грех- улыбнулся Монтесума, по крепче сжимая талию Алисы, показывая, мол, она моя. Он нагнулся к шее девушки и прошептал: "Монтесума мое имя, ты ведь не хочешь уединятся с незнакомцем? Давай поднимемся в комнату? Там нам будет гораздо веселее". Демон хихикнул и аккуратно поставил девушку на пол.
-Пардон, но нам пора. Желаю чудесно провести время без нас. -Монти заплатил хозяину за комнату и они, с Алисой, поднялись наверх в комнату.

>>>Гостиница
ОФФ: Тяжело играть, когда так много народу. Алиса, прости, что написала за тебя, но мы же договорились как бэ. И у меня кончилась фантазия.

0

16

>> Гостиница.

0

17

Особенной реакции ни от одного живого существа не было. Да и наивно было бы на нее надеяться, ибо сейчас незнакомый народ работает исключительно на отдачу и Эарлерн не раз в этом убеждался. Посетители заходили и заходили, каждый раз поток холодного ветра неизменно ударял в лицо, но каждый раз, едва взглянув на новоприбывшего, он убеждался в том, что и с этим общаться не особенно тянет. В конце концов, вместе с нарастающим ощущением затекших ног, появилось доселе не особенно тревожившее чувство безнадежности. Тут все пили, пьянели и пребывали в расцветающем настроении, ну или почти все, а трезвому и не собирающемуся пьянеть, что от самого алкоголя, что от атмосферы, завидно и тошно смотреть на радостные лица с мутно сияющими глазами. Уже поняв, что ощущения и надежды в который раз не оправдались и уже не успеют оправдаться, Рик несколько раз предпринимал слабые попытки дернуться и уйти. Но то ли воздух, пропитанный крепкими напитками подействовал, то ли силы иссякали и решимости в этот раз никак не доставало... Ему никак не удавалось сделать даже шаг от стены, несмотря на то, что все тут уже перестало его как-либо интересовать. Единственное достижение - все же удалось оторваться от бесцельного созерцания заляпанного пола, переведя взгляд на стену. Но краем глаза Эр успел-таки заметить, как выразительно обнимает за талию улыбающуюся девушку красноглазый юноша и как они вместе удаляются со сцены. Внутри что-то встрепенулось и зашевелилось. Не зависть и не инстинктивная ревность вперемешку с желанием что-то у кого-то отбить, приходилось уже и не подобное видеть без бурления внутри. Однако вспыхнуло что-то вроде подозрения. Мало ли, кто водится в темных деревнях-вампиры, оборотни, демоны, в конце концов. А о них желательно как минимум знать; удушат же ночью кого-нибудь, хотя Эрику ни одного из ныне присутствующих жалко бы не было, хоть их зверски измучают самые жуткие твари. И более того, красноглазый и вызывал наибольшую антипатию в душе, и неприятно было думать, что такое нечто, как он, может сделать с вроде бы беззащитной девушкой в таком сурово-хорошем настроении. Или девушка может так умело играть, что беззащитной тварью окажется красноглазый. С полным переполохом в голове, и все равно неизвестно зачем, Эр, убедившись, что парочку уже не видно, быстрым шагом пересек зал. Аж не остановившись около благородно попытавшегося преградить путь хозяина, он чувствительно и резко толкнул того, последовав за теми двумя и тихо процедив-Не нужна мне ваша комната, будьте спокойны.

> Гостиница
ОФФ: какой бред-то. Извините, если чересчур нелогично, я по-крайней мере постарался все нормально сделать; но когда идешь за демоном, имеющим понятные намерения, логичным и благородным оставаться трудно.

Отредактировано Eric (2011-02-13 20:54:52)

0

18

Как только Симхоко подсел к общему столу, парень с шевелюрой и босая девушка встали и направились к выходу. Парень крепко обнял девушку за талию, что было отчетливо видно. За ними направился человек в желетке, толкнув назойливого хозяина таверны.
Ага... Надеюсь стены толстые. Убийца посмотрел на монаха. Жаль, верно? Эх, потерял ты свою овечку. - подумал Симхоко.
Это даже к лучшему. Расбушевавшийся демон-монах ночью после "исповеди" более опасен, - убийца догадался,кто сидит напротив него. А кому легко сейчас?..
Тайный убийца давно понял, что избегая избегают тебя. Способ действительно работал. Безопасность. А что с красной? Стоит у стойки. Ага... И тут Симхоко осинило - босая! Зачем девушке приходить босой, ночью в таверну, где пьяный мужчина в неадекватном состоянии готов уложить в постель первую "бабочку"? Выпить крови. Побольше. А когда это возможно сделать с пьяным в комнате, когда все остальные пьют и думают так же, как и бедный с шевелюрой, любой вампир воспользуется этим шансом "напиться". Вампир... Симхоко надел маску и потер шею... Надеюсь, что в жилетке знает что делать...
Тайный убийца сново посмотрел на монаха и многозначительно тыкнул себе в область шеи двумя пальцами.
Потом встал из-за стола, убедился, что все остальные заняты своими мыслями, вышел из таверны и направился сначало к конюшне, проведал черного друго, потом подошел к гостинице. Не стоит торопить события. Я просто пришел отоспаться. Человек в черном оглянулся, посмотрел на луну. Быстрый, как звук. Скрытный, как тень. Беззвучный, как тишина. Человек в черном вошел в гостиницу. >>>Гостиница

Отредактировано Симхоко (2011-02-15 22:54:18)

0

19

... и тут все разбежались. Аш даже не донес до рта очередную порцию огненной воды, когда единственный оставшийся у стола человек в черном показал двумя пальцами на шею, видимо, предупреждая о той красноглазой девице, что ушла с черноволосым. После сего доброго жеста молчаливый незнакомец одел маску и был таков.
"Ну и дела... Я уже надеялся повеселиться... Хлипкие пошли нынче ребята, не пьют толком, не веселятся" - расстроено думал демон, допивая кружку. Хотя что с них взять - ему то алкоголь нипочем, не пьянеет толком, при этом еще и выздоравливает. Но вот например один монах, причем человек, которого демон как то раз уговорил нарушить обет воздержания и невозлияния, с радостью мог пить ночь напролет, благодаря Аша за открытие глаз на то, что в этом мире действительно приятно. Жаль он уже умер - его заколол ревнивый муж одной дамочки, к которой монах повадился бегать по ночам "молиться".
Странно кстати, что из местных тут никого нет, хотя казалось бы самое время чтобы собраться после трудного дня за кружечкой-другой и поболтать с товарищами. Еще больше демона огорчало отсутствие милых и робких горожанок, а то тут все немногочисленные дамочки такие, что стоит расслабиться и будешь уже не рад. 
Но че ж теперь поделать - раз все разошлись надо либо идти спать либо искать приключения где-то еще. Аш широко зевнул, поглядев в сторону стойки. Там еще оставалась красноволосая девица, но тратить время на "проповеди" сейчас никак не хотелось. Философски хмыкнув, Аш выудил из сумки длинную трубку, не спеша набил ее табаком и с чувством затянулся. Облачко сизого дыма поднялось к потолку и растворилось. Аш поднялся из-за стола, слил остатки водки в свой бочонок и развернулся к выходу. Пожелав по пути хозяину веселой ночки, демон, постукивая посохом, вышел.

----> Гостиница

Отредактировано Аш (2011-02-14 00:07:16)

0

20

ОФФ: Перед отправкой не перечитывалось, так что не обессудьте если будут ашипки.

И без того полупустой зал посетители покидали, стягиваясь наверх, в гостиницу. Нет, оно конечно понятно зачем туда перебежал черноволосый парень, крепко обнимающий за талию красавицу, сегодня отдавшую предпочтение ему, но вот зачем так внезапно туда улетучился представившийся Ашем, и еще два посетителя Хельги не понял. То ли решили составить уединившейся парочке компанию, то ли вознамерились подглядывать в замочную скважину.
Мимо оборотня гордо прошествовала разносчица и он, будучи уже не то что бы пьяным, но уже в том состоянии, когда море по колено, ущипнул ее за зад, за что моментально получил смачную, отрезвляющую такую пощечину.
-Спасибо, что хоть не подносом наотмашь.. - хмуро произнес он, потирая щеку, на которой красной отметиной отпечаталась ладонь девушки. Услышав про поднос, разносчица угрожающе замахнулась оным, но не ударила и прошла дальше.
Хельги оглядел зал. Теперь здесь осталась только лишь та девушка с красными волосами, что сейчас стояла у стойки. Теперь оборотень был уверен, что к разряду проституток она не относится - проститутки не носят с собой пару мечей, и не сбегают из-за стола, когда за ним начинает собираться шумная компания. Хельги отвернулся, печально вздохнул и начал одним пальцем вырисовывать на столе невидимые фантазийные завитушки. Похоже, все мероприятие, за которым он и пришел в таверну начинает накрываться. Ему не больно-то хотелось грустить в одиночестве с кружкой водки, а потом тихонечку уснуть носом в столешницу. Нет. Не за этим он сюда пришел. Нелюдимому обычно оборотню в кои-то веки хотелось просто с кем-то поболтать, потравить байки да посмеяться. Он встал из-за стола и твердой такой, трезвой походкой направился к красноволосой девушке. Пощечина, полученная от разносчицы охладила его пыл начинающего казановы, поэтому он шел к красноглазой с вполне невинной целью - просто пообщаться.
-Здравствуйте, - чинно произнес он, облокачиваясь на стойку, и растирая одной рукой все еще горящую красным от удара щеку, - Не, не подумайте, я к Вам так просто подошел. Поговорить, составить вам компанию. Вина хотите?
Хельги вгляделся в ее лицо. Ему неожиданно стало любопытно кто она такая, красноволосая, красноглазая, неразговорчивая, закутанная с ног до головы в плащ и носящая с собой два меча. Войдя в таверну, оборотень практически не обратил на нее внимания, но сейчас внимательно разглядывал. Скорее всего, конечно, составить ему компанию девушка откажется, мало для кого  будет интересно и безопасно разговаривать с полупьяным вооруженным мужиком.

+2

21

Все веселее становилось... Рика старалась не смотреть на пьяные лица других гостей. Её не слишком занимали такие любители выпить. Но вскоре они все начали расходиться по комнатам. Сначала второй посетитель - симпатичный демон, увел с собой девушку, явно "сняв" её. Вот это уже пошла пошлость, которая девушке была противна до глубины души. А через несколько секунд она краем глаза заметила жест одного из посетителей, скрытного мужчины в черном, и мигом нахмурилась. Демону, чувствуется, достанется... Демон и вампир, наверное, очень интересная пара... Но Рики это не касается. Пусть разбираются те, кто в этом заинтересован. И действительно, все стали стремительно расходится. Сначала вслед за удалившейся парой ушел один, затем второй... Что видимо сильно расстроило монаха. Он закурил длинную трубку и вышел, стуча посохом по деревянному полу таверны. И в таверне осталась одна лишь Рикелло, хозяин и еще один мужчина. Такой компании она точно не боялись. Особенно если учесть, что никто из них не был демоном. Их она опасалась. Но вампиры, люди и оборотни были, как она думала, ей равны, поэтому она преспокойно продолжила свое занятие, словно загипнотизированная этим действом. Привычный ко всему хозяин предложил ей еще воды, но она не ответила.
Потому что к ней вполне твердой, несмотря на выпитое, походкой подошел оставшийся посетитель. По нему трудно было сказать, кто он. Но Рика его ни капельки не боялась. Тем более, что мужчина был спокоен и вежлив, явно не настроен на агрессивность и пошлость, что уже немного расположило девушку к общению. Она про себя беззлобно посмеялась, увидев на щеке воина (как про себя обозвала его Рика) красный след от милой девичьей пятерни. Он стоял от неё в двух шагах, облокотившись на стойку.
-Ну... Здравствуйте.
Девушка обернулась и притянула к себе высокий стул, а затем распахнула полы плаща и села. Блеснули в свете камина серебристые эфесы мечей-близнецов. Рика закинула ногу на ногу и пропустила мимо ушей язвительный комментарий хозяина, будто сколько лет не живи, а все будет одинаково... Девушка улыбнулась уголком рта и слегка прикрыла красные глаза, но пристально посмотрела на мужчину, а затем продолжила:
-Да ничего страшного. Вина не буду. Как водку и все остальное. Я не пью. Как вас зовут?
Рикелло говорила спокойно, скрестив руки на груди, так, что браслеты на правой чуть чуть звякали, но не слишком громко. Бинты скрадывали звуки. Именно в этот момент левое предплечье заболело вновь. Сейчас оно отчего-то болело слишком часто, раньше такого не наблюдалось... Рика потерла его и поморщилась.
-Ну да, конечно... Ведь именно в это время... Приблизительно... И был тот самый пожар... Так неохота вспоминать... Будь он трижды проклят...
По одному взгляду девушки трактирщик налил ей стакан воды. Она залпом его осушила и тяжело вздохнула, держа ладонь правой руки на предплечье левой. Идти в таком состоянии дальше не имело смысла, поэтому Рика решила, что лучше пока останется здесь, в кампании приятного собеседника. У девушки слегка расширились зрачки от боли, но почти никак не отразилась на её лице и поведении. Это останется её тайной. Пока...

0

22

Хельги решил тоже присесть, но стула поблизости не оказалось, поэтому он, уперевшись одной рукой в стойку, подпрыгнул и разместился прямо на ней, чем заслужил крайне недовольный взгляд хозяина.
-Ладно тебе, не смотри волком, - примирительно поднял руки мужина, болтая одной ногой, которой не доставал до пола, - у тебя все равно стойка вон какая заляпаная, а штаны у меня чистые, так что я тут можно сказать пыль протираю.
Трактирщик молча махнул рукой и ушел на кухню раздавать указания кухаркам. Хельги повернулся к собеседнице, распахнувшей плащ. Под плащом обнаружилась изящная хрупкая фигурка и руки в бинтах. Оборотень мог бы, конечно, спросить для поддержания разговора о том, что у нее с руками, но не стал: ему почему-то казалось, что красноволосая похожа на него самого, а он до ужаса не любил когда какие-то совершенно левые люди из простого любопытства начинали спрашивать о том, откуда у него шрам на лице и почему рубашка в крови вымазана.
-Ну и зря вы не пьете. Я конечно понимаю, что девушке пьянство не к лицу, но говорят один бокал вина в день даже полезен. Говорят еще так же, что водку вообще лучше не пить, от нее мозги туманятся, начинаешь приставать к честным людям в тавернах и нести всякий бред. Так что мне, наверное, уже хватит. Я - Хельги, - он заглянул в сторону кухни, и, убедившись, что хозяин не слышит, продолжил, - недруги еще называют Медвежонком. Мол иногда перекидываюсь в медведя, брожу по лесу, народ пугаю. Но вы их не слушайте, враки все это. Один раз в одной деревне даже поверили, хотели заколоть осиновым колом - или что там обычно с оборотнями делают - но путем хитрых махинаций мне удалось избежать этой печальной участи, - он плутовато улыбнулся, не сомневаясь, что девушка поймет, что слухи о второй ипостаси, совсем даже не просто слухи. Хельги не соврал насчет того, что его чуть не казнили, было дело. Удалось, конечно оправдаться, но в ту деревеньку ему уже путь заказан, жители отпустили его, взяв с него слово, что больше его богомерзкую рожу тут не увидят - хотя, о чем это я, на этом месте знакомства полагается спросить как зовут вас, - продолжая болтать одной ногой и улыбаться, он глянул на мечи девушки - симпатичное оружие. Специально под вас ковали?
Временами, когда разум немного пробивался из под завесы алкоголя, Хельги сам на себя поражался - подсел к незнакомой девушке, вот так запросто почти прямо заявил о том, что он, вообще-то оборотень и выдал ей отрывок из своей жизни, пусть совсем не примечательный, но сам факт... Но на душе было легко, как-то бесбашенно весело и почему-то хотелось весь мир обнять, начиная вот с этой вот странной красноглазой и кончая тем скрытным типом в черном, что стоял в стороне, а сейчас последовал наверх за пожелавшей уединится парочкой. Не знал, что от водки добреют..

0

23

Хозяин и без того с неприязнью относился к её собеседнику, так он еще и решил немного усугубить положение, сев прямо на стойку. Про себя Рика от души смеялась, но на лице было минимум эмоций. Ну дружелюбие. Ну крайне легкий оттенок боли, но не более того. Правой рукой она снова начала подкидывать яблоко, уже фактически наплевав на резкую пульсирующую боль в левом предплечье. Девушка не боялась своей боли, а иногда даже радовалась её приходу. Но теперь она вызывала лишь досаду. Девушка не могла не отметить, как прореагировал на её руки мужчина, но... К её радости, он не стал расспрашивать её об этом. Рика испытала долю благодарности к нему. Тем временем он начал рассуждение о выпивке. Красноволосая слушала его внимательно, но не перебивая. Говорил он интересно, ей понравилась его манера рассказывать. Несколько сумбурная, но вполне себе... Хотя Рио не могла не отметить, что он сам невольно удивляется своей разговорчивости. Он выдал отрывок из своей жизни и начал в чем-то её убеждать. Это её развеселило, и она выдало уже более четкую пародию на улыбку. Но еще слишком слабую, чтобы её можно было назвать улыбкой. Тем не менее... Рика вновь пристально на него посмотрела и спокойно, с прозрачной искрой смеха, ответила:
-Я не пью, потому что хочу жить. Выпивка слишком пагубно сказывается на здоровье любого... Особенно на моем. Насчет вина не знаю, я вообще никогда не пила спиртного, поэтому согласиться с вами или опровергнуть не мо-гу... И вообще. Даже если вы и оборотень, я рада, что вы не демон.
При упоминании о своем здоровье, она словно задумавшись о чем то провела двумя пальцами левой руки по предплечью правой. Вроде бы жест ничего не значил, но тем не менее, для Рикелло он имел огромный смысл. Она опустила глаза и посмотрела на немного запыленный пол. Тем временем её собеседник перебывал в приподнятом расположении духа. Причем Рика про себя пошутила, что не только в переносном смысле... Но вопрос о мечах застал её немного в расплох, и она не сразу смогла сообразить, что ответить. А потом решила, что проще всего ответить правду...
-Меня зовут Рикелло. Оружие? А да... То есть нет... Это... Предсмертный подарок моего друга-изобретателя... У них масса секретов... Начиная от гибели их предыдущего хозяина...
Девушка отвернулась и посмотрела на дверь, показывая, что не хочет развивать эту тему. Алые в свете камина волосы упали на лицо, скрывая от него её лицо. И было почему. По правой щеке скатилась слеза, Рика закрыла глаза и прижала кулак одной руки к сердцу. Её единственный друг в этом мире погиб несколько лет назад... Они гуляли в деревушке, уже намереваясь расходиться по домам, чтобы набраться сил, когда на деревню обрушилась стая мерзких существ, имя которым явно не было дано. Он прикрыл её своим телом и погиб... Он сказал ей перед тем, как испустить последний вздох, чтобы она взяла его мечи, его новое изобретение... И чтобы убегала... Она спаслась тогда лишь чудом. Хотя длинные горизонтальный шрам от ключицы до ключицы все еще напоминает об этом... Рио плакала молча, даже плечи не тряслись, но слезы катились, выдавая, как ей на самом деле был важен её друг. Она вытерла перчаткой слезы, отчего она тоже намокла, и посмотрела в окно. Как жаль, что они затронули тему, вызвавшую в Рике такой показ слабости. Плечи вздрогнули. Ей хотелось разрыдаться в голос. Ведь она же знала, что изобретатель любил её... Но она-то нет. И он просто берег её для того, кого она полюбит.
-Милый мой изобретатель... Зачем ты ушел? Ведь кроме тебя у меня никого и никогда не было... Зачем? И как ты там, в раю?...

+1

24

ОФФ: Мало и скомканно, не серчай)

Хельги почему-то не сомневался в том, что услышав о том, что ее собеседник - оборотень, она не станет громко визжать и звать на помощь. На ее лице начала появляться улыбка, сдержанная, даже какая-то натянутая, но видно было, что искренняя.
-Ну что ж, трезвинники тоже в этом мирке нужны. Тем более, их так мало, - Хельги посмотрел на трактирщика, вернувшегося из кухни с бутылками чего-то алкогольного, оборотень не разобрал чего именно. Видно, хозяин предвидел большую пьянку, ведь вечер только начинается, - я тоже рад, что я не демон. Им-то вообще плохо живется, их бояться почище оборотней, ну а людей ведь как, если бояться, то значит ненавидят.
А на руках у девушки явно было что-то более серьезное, чем обычные раны, по крайней мере, так понял Хельги.
Не стоило, наверное, задавать вопрос о мечах. На лице собеседницы погасла улыбка, она вдруг отвернулась, скрыв лицо под волосами. Мужчина бы и не разглядел ее слез, если бы плечи Рикелло предательстки не вздрогнули. Оборотень растерял мигом всю свою лихую веселость и уверенность, банально не зная что ему делать. Делать вид, что ничего видишь - как-то даже... не честно что ли. Но утешать плачущих девушек Хельги приходилось крайне редко, следовательно богатым опытом в этом нелегком деле у него не было. Оборотень подвинулся на стойке ближе к девушке и осторожно, как хрустальную вазу тронул ее за плечо, будто опасаять спугнуть.
-Не плачь, слезами его все равно не вернешь, - ну вот, опять бред несу, - мертвые, они наблюдают за теми кто их вспоминает. Ты, наверное, была дорога ему. Он бы огорчился, увидев твои слезы. Так что прекрати тут сопли разводить, - получилось, как-то, грубовато, но больше никаких слов утешения в голову оборотню не приходило. А может, и не надо было ничего говорить. Просто посидеть рядом и все, у него самого бывало, тоска накатит и хочется, что бы кто-то рядом был. Хельги взял яблоко с тарелки, стоявшей на стойке и протянул его девушке, не обращая внимания на то, что одно яблоко у нее уже есть, - будешь?
А ведь на самом деле она скорее всего слабый и запутавшийся в жизни вчерашний ребенок. Прячет свою слабость за маской холода, но иногда не выдерживает... Вот и сейчас готова разреветься уже не скрывая ни от кого своих слез. Хотя от кого тут что-то скрывать?.
-Может все-таки вина? - поинтересовался трактирщик показывая на одну из принесенных им бутылок, но Хельги махнул на него рукой. Если красноволосая захочет выпить - сама попросит налить, а спаивать собеседницу в планы оборотня пока не входило.

0

25

Симхоко спустился во двор, направляясь в таверну. На лестнице он услышал вопрос монаха.
Убийца улыбнулся. Проводить в туалет? Да, пожалуйста! Мне необходимо еще и ванну приготовить, но я думаю для этого подойдут только профессионалы. У вас большой стаж работы?.. - Симхоко представил себе продолжение диалога, и усмехнулся.
Большой задира этот демон. Симхоко хорошо понимал поведение красноглазого. Самообман демона на счет защиты вампира скрывал страх и волнение. Он был каким-то бледным. Ну конечно - провести мгновение с вампиром.
Убийце стал неинтересен этот парень с шевелюрой - напущенная ярость и наигранная уверенность не понравились убийце. В смысле, не понравилась показуха. Неинтересна была его реакция.
Пока он не преподносит неожиданных сюрпризов, но было эффектно, когда он вдруг появился живым и невредимым у порога той комнаты.
Тайный убийца вышел из гостиницы, тихо спустившись по лестнице и закрыв за собой дверь. Симхоко снова посмотрел на луну, потом услышал спокойный храп коня, и спокойно направился ко входу в таверну. Человек в черном открыл дверь и вошел в дом.
Таверна.

В таверне было тихо, у стойки мирно болтали два человека - молчаливая девушка и парень.
Мда... Всё таки демон не из простых. - думал убийца про случай в гостинице. Вот думай теперь - спасать "непутевых хамов" или просто оставаться таким же черствым как и всегда в "сопротивлении..." - бить первым, убивать быстро... - вдруг Симхоко опешил, но виду не подал, хотя наблюдательный парень у стойки наверняка заметил, как ты вдруг остановился в недоумении - убийца вспомнил одну часть из своей жизни... "сопротивление?"
Кто же я? От куда я знаю технику "перемещения"? Почему я такой странный? Скрытный? - убийца ещё не знал про свои чудесные способности... Ну, не будем забегать вперёд.
Итак. Я принадлежу к какому-то ордену. А судя по моей экипировке, которую я обнаружил в лесу, я воин. Причем не обычный, а более обученный. Итак. Я умею очень ловко перемещаться... Здорово!.. - убийце нравились его новые способности.
У меня есть катаны, кинжал и строгая одежда. А как я могу объяснить своё умение владения оружием?.. - Симхоко вспомнил про балансировку и ловкое ориентирование с оружие в руках на первом этаже гостиницы.
Значит у меня есть стаж. Стаж спринта и змеи... Спринт?!.. Змея?.. - человек в чёрном спокойно сел, решив не выдавать своё смятение даже телом.
Спринт... Спринт это перемещение... но причём тут змея? Может это относится к владению оружием? - убийца посмотрел на тех двоих у стойки. Так, всё нормально.
Очевидно одно. Я - искусный воин, потерявший память. Мои способности скрыты глубоко во мне. Мне нужно открывать их заново и постепенно, ориентируясь по ситуации, не боясь их.
Человек в чёрном заказал вина и встал у стойки, выпить и прийти в себя.
Всё ведь на-руку, старина, - думал Симхоко, сняв маску и попивая вино. Лицо он решил не раскрывать, надвинув поглубже капюшон, главное верить себе. Главное верить в себя...

Отредактировано Симхоко (2011-02-15 22:52:05)

0

26

-Интересно, как ты там? Я думаю, все так же в обнимку со своими безделушками... Помнишь, когда мы только встретились, ты испытывал что-то очередное... И оно взорвалось к чертовой матери? Как весело тогда было... Все твои прежние изобретения канули в бездну, а мне лишь чудом удалось тебя оттуда вытащить... И тебе было всего 12 лет, а ты все мастерил что-то... Все надеялся поразить небеса своим творением, но вызывал только мою притворную злость, когда ты не спал ночами, строя планы и чертежи, собирая что-то... А днем постоянно куда-то носился... Чудное было время... Я не сомневаюсь, что... Ты все равно будешь таким, какой есть, где бы ты не был...
Слезы стали высыхать, Рика понемногу начала успокаиваться. Она закрыла глаза и вновь подбросила яблоко, но на этот раз едва не упустив его. Несмотря на значительное улучшение состояния, грусть все равно упрямо осадила сердце. Но девушка уже тверда решила прорвать мнимый барьер. Слова явно обеспокоенного за неё Хельги только укрепили её намерение. Она решительно сдвинула брови и взяла из рук мужчины второе яблоко. Секунду поколебавшись она высоко и быстро подбросила одно яблоко, а затем той же рукой второе. Поймав первое, она вновь запустила его в воздух. Короче говоря, почти не обращая внимания на сам процесс, Рика жонглировала двумя яблоками одной рукой. Но буквально через несколько секунд она поймала их оба и одним движением закинула в заплечный мешок. Затем она посмотрела на своего явно ничего не понимающего собеседника и улыбнулась уже просто, без прикрас или утаек.
-Ты прав. Что было, то быльем поросло, но все-таки о единственном друге забыть не так то просто.
Девушка совершенно неожиданно для себя перешла на ты, хотя не могла не отметить, что Хельги сделал это еще раньше, когда попытался в несколько грубоватой форме её успокоить. Но это было не суть как важно. В это время откуда-то вернулся мужчина в черном, который до этого куда-то исчез. Все веселость в одну секунду слетела с её лица. Она что-то чувствовала, но не могла объяснить что, но это её напрягало, заставляя быть в напряжении и не расслабляться. Но в конец-то концов...
-Кто он? По всем довольно просто определить, но этот меня едва ли не пугает... Он может быть кем угодно. Человеком, оборотнем, вампиром, демоном... А меня бесит неопределенность... И одновременно настораживает... Черт, да кто он вообще такой?! Но... Если я просто подойду и спрошу, где гарантия, что меня не вынесут отсюда вперед ногами?
Рика сдвинула брови и сосредоточенно уставилась в пол. Но решить такую задачу ей не удалось, поэтому она сердито стукнула металлической пластинкой, вшитой в перчатку, по столу и трактирщик не долго думая поставил перед ней кружку с водой, полную до краев. Девушка не почувствовала подвоха, но пригубив, она тут же уронила кружку на пол и выплюнула туда же то, что было во рту. Горло как будто обожгло, Рикелло вскочила и с такой ненавистью уставилась на трактирщика, что под суровым взглядом красных глаз он мигом стушевался. Но через пять секунд гнев прошел и девушка немного хрипло произнесла:
-Воды налейте.
Трактирщик уже не стал издеваться и беспрекословно налил девушке большую кружку воды. Рика мигом схватила её и принялась жадно пить, стараясь унять боль в горле. Вскоре стало полегче, и девушка со стуком поставила полупустую кружку на барную стойку, отчего трактирщик вздрогнул. Девушка краем глаза посмотрела на него и улыбнулась:
-Смешно. Я тоже посмеялась. Только наливайте тем, кто пьет, а не закоренелым трезвенникам.
Шутка, быть может и была в своем корне смешной, но не совсем грамотно проведена. Ему следовала налить хотя бы тому парню в черном, но точно не ей. На этот раз девушка трактирщика простила. Но факт, что она простит еще раз. Она посмотрела на Хельги и улыбнулась снова, но несколько виновато, словно извиняясь за трактирщика и за свое поведение.

+1

27

Двери шумно распахнулись и из темноты  вышел...столб. Точнее, с первого взгляда можно было подумать, что это столб. На самом же деле это был высокий сутулый мужчина,  лет эдак двадцати-тридцати, в коричневой куртке и штанах, припорошенных опилками. Крика шел с ближайшей лесопильни, а там всегда и отовсюду налетают опилки и деревянная стружка. Настроение у Крика было наипоганейшее. Мало того, что было негде перевоплотится, поперся на лесопильню, а там гадские рабочие испоганили последние приличные штаны! Тем более, что небо закрывало тучами прямо над его головой, хотя туч-то никаких он не разглядел. То и дело пойдет моральный личный дождик, окончательно выведя из привычой колеи. Так что столб...пардон, мужчина пришел в таверну с огромным желанием напиться и поднять себе настроение. Следующим пунктом назначения был публичный дом. Ну а пока...
Крика тяжело ухнул на лавку, находящуюся перед барной стойкой  и деловито заявил, холодно глядя в глаза корчмаря:
- Чего-нибудь покрепче сообразишь?
Крика заметил уже давно парочку, сидящую возле него и странного типа в маске и капюшоне. Оборотень  всхрапнул неполучившимся хихи через кружку. Чего там набодяжил хозяин ни на вид, ни на вкус не скажешь, но в башку било очумительно. Перед глазами уже начал мелькать эдакая гаденькая розоватая дымка, хотя не было выпито и чарки! Тигр даже не удержался и начал нагло пялиться на сидящую рядом девушку. Молодая. - Заключил он. - Красивая. Сиськи. Дальнейшие мысли были несколько...Эээ...Неприличными.  Все-таки пойло было похоже на что-то среднее между водкой, абсентом и текилой, хотя может и все вместе. А взгляд Крика медленно сполз по телу девушки и зациклился на последнем предмете раздумий. С веселым чмоком, оборотень повернулся в другую сторону и начал рассматривать темного человека в капюшоне. Вай, какие мы скрытные - Подумал он и чуть не разхохотался, разбрызгав кругом алкоголь изо рта. Не сдержался. Прыснул. И жидкостью и со смеху. С "покрепче", кажется, я переборщил...

Отредактировано Крика (2011-02-16 17:36:30)

+1

28

Анадна потихоньку приблежалась к таверне. Это было небольшое здание из двух этажей. На первом шел оживленных разгавор людей, женских голос там практически не был слышен. Разглядев название трактира Адни усмехнулась. Надеясь на то что этот домик оправдает свое название лиса аккуратно открыла дверь и неслышно зашла. К ее счастью ее никто не заметил и она медленно пошла к стойке. Она еле слышно рыкнула когда услышала как тарабанят по полу ее когти на ногах.По ней прошла волна небольшого раздражения, но когда на ее обратил внимания трактирщик Адни тут же успокоилась. Она подашла к стойке и обратилась к трактирщику:
-Будте добры наполните эту флягу водой и дайте что нибудь перекусить.-ее голос был мелодичным, но слегка грубоватым.
Трактирщик с подозрительным взгядом взял флягу, и наполнив ее водой отдал обратно лисице. Та облегченно вздохнула, значит ее ни кто не раскусил.
-Хотите ли выпить?-грубым низким голосом спросил человек. Это было не любопытсво, а лишь желание заработать побольше денег.
-Нет.-спокойно ответила лисица и дала мужчине несколько монет, тот довольно кивнул и отстал.
Адни начала ждать когда ей принесут еду, и начала смотреть по сторонам.Она хотела найти какой нибудь уединенный столик, но к сожилению все столы были заняты и ей больше не чего не оставалось как остатся тут.
Анадна молилась на то что бы к ней никто неподходил, но наверняка найдется какой нибудь наглец, который с пьяни начнет лезть. Сзади лиса напоминала обычную девушку с красивой фигурой, из за этого надежда на то что к ней никто не пристанет все таяла. Спустя пару минут хозяин таверны принес еды, на тарелке был небольшой кусочек мяса с жаренными овощами. Весьма нормальная пища, Анадна уже приготовилась что ей принесут жаренную крысу.Но проблемы начались как оборотень поднесла кусочек к морде. Из за этого ее могли рассекретить, она обернулась по сторонам.
-Вроде бы ни кто не смотрит...-облегченно думала она.
Надеясь что никто не смотрит она поднесла кусок и быстро начала жевать.Потихоньку еда заканчивалась, и Анадне уже нетерпелось покинуть это место.
От нервов лисица-волк начала тарабанить пальцами по столу, она даже незаметела что звук был достаточно громкий и несколько людей обратиили на нее внимания. Заметив это она тут же убрала руку и продолжала есть. И с чего это люди стали такие любопытные.
Ев Адни начала размышлять что будет если ее поймают. Самый плохой вариант это если ее сожгут на костре, а самый хороший если она успеет убежать и покинет это проклятое место. Большинство людей тут были похожи на толстых хряков или на оборот слишком худые как скелеты. Но никто из них не составил бы большую конкуренцию. Пьяные они даже бегать не смогут.
Вся таверна пропахла алкоголем, что придавало запаху немного сладковатый и неприятный вкус, многие наверно к нему уже привыкли, а вот Адни здесь было не очень-то комфортно. Она сидела немного ерзая, готовая в любой момент ринуться к двери и убежать.

Отредактировано Анадна (2011-02-16 20:54:49)

+2

29

Убийца, который и не подозревал, какой у него скрытый потенциал в его деле, спокойно сидел и рассматривал пустой бокал, в котором недавно находилась красная жидкость. Нет, конечно это было вино. Через пару минут в таверну кто-то вошел. Этот "кто-то" постоянно озирался, не скрывая соей растерянности - его подводило тело.
Люблю наблюдать. Похоже на то, что ему не хочется бросаться на глаза, - подметил Симхоко, ставя на стойку треснутый бокал.
Хвост. О, мне все равно, можете не беспокоиься. Здесь для меня все равны. Не хотите общества - прекрасно понимаю. - нет, человек в черном не разговаривал сам с собой. Он наблюдал. И никто его не видел. Никто. Безопасность. - убийца усмехнулся и сложил локти на стойке, потер шею, ослабив маску. Но лица не показал.
Подумать только - очнулся в лесу, ничего не помню, зато навык не потерял... Какой-никакой.
Обративший на себя внимание внимательного Симхоко, которого алкоголь попросту не брал, оборотень начал странно есть.
Питайся, забавная тварь, усмехался убийца. Не трону.
Вдруг вошел человек-шкаф, направившийся сразу к стойке, потребовав выпивки.
Симхоко не ослышался - сиськи. Пьяница, заметил убийца, с видом "ну что я говорил" посмотрел на смущенного трактирщика и сразу получил струей в плечо. Вот почему я ношу маску.
-Чего лыбишься? Утрись, сказал убийца, швырнув в "столб" тряпку для протирания стойки.
О, сечас наверно и разомнемся, подумал человек в черном, достав кинжал, и сделал красивый финт, подбросив оружие вверх и поймав его за лезвие пальцами.
На сколько я ловок?...

0

30

---Начало----)
Молния распахнула дверь и зашла в таверну в истинном обличье, то есть в виде девушки, которой бы было где то 22 года. Итак, Ночь посмотрела вокруг себя. Было много людей, или существ, похожих на людей. Просто чувствовалось, что истинный людей тут почти нет. Темная еле заметно пожала плечами А конце концов я тоже не совсем человек... Это точно. Можешь хотя бы тут ко мне не лезть? Даю тебе выходной, только уйди... Да ладно тебе... Ладно, я пошел, но в случае чего серьезного ты от меня так не отвертишься! Верю на слово... *Звук удаляющихся лап* А Молния подошла к свободному месту у барной стойке, заказала напиток и села. Вокруг было как в каком-то улье, только из слов, и мыслей. Девушка раздраженно дернула рукой, закрываясь от потусторонних мыслей. В случае чего действительно важного, ко мне прибежит этот зануда... Решила она и приняв бокал, немого отпила алкогольного напитка. Молния не знала названия, трактирщика выпивку она попросила на его выбор. Девушка вообще не разбиралась в таких вещах, и пила очень редко и мало. Надолго ли... подумала она, оглядывая уже не трезвых, которых было много. Ой, и куда меня занесло... Ну может тогда хоть с кем то познакомлюсь. Темная отбросила волосы назад. Она и не подозревала, что даже сможет соскучиться по Зануде, но звать назад его не хотела. За время их путешествия они порядком друг-другу достали. - Уф... - вздохнула она, отодвигая бокал, который даже не был наполовину пустым. Но пока что девушка не собиралась отдавать трактирщику назад "огненную воду". Просто на данный момент ей не хотелось пить, тем паче в одиночку.

0

31

Анадна спокойна сидела у стойки и продолжала есть. Неловкость и раздрожение пропали, ее ни кто не беспокоил, но все время что тут она провела ее не покидало чувство что, что то должно случится. Интуиция ее редко подвожила и не раз спасала Адни. В воздухе весело напряжение, и становилось все дискомфортней.
Вдруг двери распахнулись и зашел человек, но пахло от него почему то не ним. Он ни накого не обращая внимания и направился к стойке. Он попросил чего то крепкого, и лиса невольно поморщила нос, алкоголь ее непривлекал.  Спустя несколько глотков этот мужчина начал пьянеть, начав смеятся и несни чушь. Из его рта начал прызгать алкоголь. На Адни нахлынуло раздрожение, тихо рыкнув она отодвинулось подальше от этого пьяницы.
Весь ее апеттит тут же испорился, но она продолжала есть. Анадна почувствовала на себе взгляд, кто то за ней наблюдал, при чем достаточно внимательно. Ей стало немного некомфортно, лисицу-волка явно кто то рассектретил.
-Надеюсь у того кто меня раскусил достаточно мозгов что бы не кому не проболтатся...-Злобно думала она.
Проблема обортней всегда была в том что они слишком вспыльчивые. Именно от нее Адни сжала руку в кулак, а на столе остались следы от ее когтей. От раздражения она начала делать слишком много ошибок сама этого не замечая.
-Что же я делаю?! Надо быстро успокоится!-уже взволнованно думала Адни.
Она попыталась взять себя в руки, и начала озиратся по сторонам. Она заметила мужчину, он был одет полностью в черное и его лицо было прикрыто маской. Почему Анадне показалась что это именно он ее раскусил, но она тут же отвела взгляд. Взгляд скользнул дальше по пьнице, от которога разило спиртным. Каждый раз на его смотря Андни жутко раздражалась.
Вскоре в таверну зашла девушка. Она было достаточно симпатична. Ее темные волосы, в которых было несколько листиков, струили по плечам. Кожа была достаточно бледная, но без болезненного вида. Сев за стойку она попросила выпить. Интересно Адни была одна, которая незаказала выпить. Или нашелся еще кто то благоразумный.
Доев свой ужин Анадна была уже готова покинуть это место. Вдруг резко запахло гарью, но это еще было пол беды. Адни начала мучить жуткая головная боль, она чувствовала как гибнут растения. Она шатавшись попыталась встать. Вокруг начали все задыхатся, кашлять и кричать. У лисы начало потихоньку темнеть в глазах. "На улицу, надо дышать, не сдаватся!" твердила она себе. Адни чутли не ползком направилась к двери. Бушующий народ только мешал, начался бой за жизнь. Все друг друга толкали, и не замечая топтали павших, но Адни не сдавалась и пыталась выйти.

Офф: куда дальше идти не знаю)

0

32

Хохотал Кика долго. Даже после того, как в него метнули грязную тряпку. Ему было ох как весело. Сознание спряталось куда-то далеко-далеко, давая волю звериным инстинктам, притупленным выпитым алкоголем. Но вот сознание возомнило, что его естесство унижено попаданием тряпки, чуть ли не поломойной. И смех внезапно оборвался на полу-звуке. Взгляд мгновенно посерьезнел, на губах появилась эдакая мерзкая улыбка. И Крика самыми что ни на есть трезвыми отточеными движениями поднял руку вверх, словно держал яблоко. Губы нашептывали что-то явно неприятное, но не из-за содержания, а из-за смысла. Страшного смысла. Кулак в мгновение ока сжался, а вин, недавно выпитое темным человеком, забурлило и воспламенилось. Точнее, воспламенилось оно не только в его животе, но даже и в стакане. Бочку корчмарь успел погасить.  А Крика мрачно телепатировал:
- Остынь  - сгоришь.
И тут оборотень заметил странную сгорбатившуюся фигурку, жующую что-то в сторонке. Крика бы сказал, что она более всех из здесь присутствующих подозрительна. А вместо обуви у нее были лапы. Под плащом пару ракз мелькнули хвост и морда. Она взволновалась и....
- ПОЖАААР!!! - Заорал кто-то и все мигом сорвались с места.
Да, в воздухе явно попахивало паленым. И уж точно не от потушенной бочки или догорающего в стакане вина. Дым несся откуда-то из двора, куда сдуру ломанулся весь народ. Крика стало интересно и он тоже снялся с места, приобщаясь к сумбурной суматохе, вызваной, наверное, очередным костерком или чем-нибудь подобным. Люди уж очень страшаться сгореть. Да и не только люди, если считать мелькавшие в толпе тощие фигуры эльфов, мелкие существа гномов и массивные туши троллей. Почему-то Крика их тут не замечал.
Волна толпы буквально вытолкала его к выходу и толкала дальше. Вскоре оборотень оказался в самой гуще и по уши в....хоббитах. Они ревели и толкались, норовили пробиться подальше от таверны, оказываясь в конце концов в самых дальних рядах. Крика размашистым шагом перешел через это "болото" и направился вперед, расталкивая всех подряд на своем пути. Впереди он увидел человека, странного до степени невыносимости. Ему даже показалось, что у этого человека на голове рога. Видимо, он и поджег таверну. - Подумалось Крика. И тут в его сознании вновь включился алкоголь, так удачно  смешанный корчмарем в одной чарке. Крика, шатаясь, уловил, как человек задавил в толпе эдакую милую четырехглазую собачку-оборотня и с криком "НАШИХ БЬЮТ!" врезал в морду первому попавшемуся эльфу. Дальше понеслось....

---)Двор

Отредактировано Крика (2011-02-19 13:16:46)

0

33

Вдруг Симхоко почувствовал едкую боль в желудке и где-то в груди. Боль быстро разрасталась, стала невыносимой. Потом появилось сильное жжение и что-то закололо. Причем кольнуло будь здоров. Убийца схватился за живот - боль была адской. Все горело. Сим посмотрел перед собой и все понял. Его "пьяница" сидел лицом к нему, держа в приподнятой руке невидимый шар и шевелил губами. Колдун. Боль усилилась - Симхоко согнулся, кашлянул. Остынь - сгоришь. - кто с ним заговорил, но как-то особенно. Голос заглушил все остальные звуки.
Убийца застонал, захрипел. В горле пересохло, внутри что-то горело. Убийца пошатнулся, согнулся, держась руками за живот, хотя это никак не облегчало боль. Сим закатил глаза. Маг... О черт, мои внутренности... Как больно! человек в черном выронил кинжал на пол. Он слабел. Сим понял, что он горит заживо, изнутри. Горят две порции "огненной воды", даже слишком огненной.
Убийца попытался вздохнуть, но тщетно. Закружилась голова. Не доставало кислорода.
Воздуха... - перед глазами поплыли искры, черные пятна.
Воды - собрав последние силы сказал убийца испуганному трактирщику. Трактирщик убежал куда-то на кухню, вернувшись с кружкой воды. Убийца выхватил у оторопевшего толстяка сосуд и жадно начал пить воду.
Спасен... Боль неожиданно исчезла, но живот все-еще ныл.
Повтори!.. Пузатый опять принес воды... Жидкость доставляла невыразимое удовольствие Симхоко. Она приятно обволакивала изжаренные органы и излечивала их...

Опомнившись, Сим заметил суматоху. Все с криками бежали в сторону выхода. Раздавались крики "пожар", "горим".
Убийца снова почувствовал запах гари. Но теперь горела таверна. Огонь уже прожег потолок, дым проникал в дом. Стало жарко...
Неужели колдун настолько всемогущий?..
Зал вмиг опустел. Но убийца не хотел так просто уходить отсюда... Смочив маску остатком воды из кружки, Симхоко щастегнул плащ, спрятал обраненный клинок в ножны и перепрыгнул за прилавок.
Отлично, вожмем денги как компенсацию со стороны заведения... Человек в черном звякнул монетами, спрятал их под плащ и внимательно оглядел помещение. Дым выедал глаза, но Сим все-таки разглядел что-то под дальним столом, за который принялся огонь.
Стихия. О черт! Да ведь это же, - убийца выбежал из-за стойки, но чуть не угодил под горящую балку, упавшую прямо рядом с Симхоко, раздавившая стул и подожглавшая пол. Убийца ловко увернулся, потом перепрыгнул через стол и оказался около цели. Это был щенок. Убийца вдруг почувствовал жалость к зверю и решил спасти его. Он бережно взял собаку за ошейник и туловище, укутал бедное животное в плащь и поспешил к двери...
Но не тут-то было - дверь пригородила новая балка...
И тут человек в черном, отчаявшись и совсем задыхаясь и ослепнув от дыма разбежался... и, разбив окно, выпрыгнул из Ада на волю, держа на руках обезумевшего щенка.
Безопасность...

>>>Двор.

Отредактировано Симхоко (2011-02-17 22:00:35)

0

34

Тут девушка услышала мысленно то, что заставило её занервничать * Звук приблежающихся лап* Ну и? Что же должно случиться, чтобы ты вернулся? *Чуть не поперхнулся* И ты еще спрашиваешь!? Молния, очнись! Таверна горит! Девушка застыла и прислушалась. С верхней части здания действительно был шум, напоминающий огненную стихию. Вот блин! А я про что! Молния "включила" мысли потусторонних. На неё разом обрушалась паника, но не её, а окружающих. Вот существо, похожее на лисицу, немного пометалась и выскочила наружу. Маг, который похоже был оборотнем тоже не стал задерживаться. Человек, випив порядком воды, схватил щенка и... Выпрыгнул в окно. А над Молнии слышался звук падающей балки. Девушка отпрыгнула со стула в сторону и быстро потушила загарающийся плащь-пальто. Весело, ничего не скажешь... пробормотала она, перекидываясь в волчицу. Крылья она не вытащила, так что её огонь был только на лапах, груди, шее и конце хвоста. Этот огонь стал как бы бороться с другой, чуждой стихией, тем самым не позволяя воспламенниться шерсти волчицы. Бежим! Да не ори ты! Куда бежать? Действитально, пости все выходы наружу уже были заваленны кроме... Одного горящего окна. Молния метнулась туда на всех своих теперь уже четырех лапах, уворачиваясь от горяцих развалин. Подбежав к самому окну, Молния сосредоточилась. Из-за спины выросли крылья с красивыми сереврянными наконечниками. Темная одновременно ими взмахнула в сторону окна. Огонь на время затух, и именно в этот момент волчица выскочила наружу из горящего помещения, убирая крылья обратно.
------Двор------)

Отредактировано Ночная_Молния (2011-02-18 09:02:02)

0

35

Двор---)

0

36

ОФФ: Не прошло и полугода...

---)Двор

+1

37

<----Тёмные чащобы

Диана шла за своей новой спутницей и пришла к таверне. Вернее к тому, что от неё осталось. На месте когда-то хорошего заведения, с гостеприимными хозяевами, всегда полном посетителей, сейчас были обломки и чёрный пепел, разносимый ветром по воздуху. Несколько частичек сажи попали на лицо девочке. Попытавшись вытереть их рукой, она лишь размазала по щекам чёрную сажу.
Теперь она была ещё больше похожа на побирушку-оборванку. Хотя, она таковой и являлась. Ведь у неё не было ни дома, ни родных, ни друзей. Она бродила по земле, не зная, куда идёт. Не имела цели в жизни. Должно быть, Диана скоро найдёт к чему стремиться, и будет идти к этому ориентиру, но не сейчас.
Желудок девочки требовал пищи, подавая звуковые сигналы: громко бурлил. Две змеи медленно переползли с запястий на предплечья и положили свои головы на ключицы.
-Да, что здесь было.. - задумчиво произнесла девочка, - не повезло хозяину этого трактира. Жаль..Теперь ни поесть, ни погреться. Диана повернулась налево и направилась в сторону центральной площади.
--------> Центральная площадь

Отредактировано Диана (2011-03-30 05:20:14)

0

38

--------------------------> Тёмные чащобы

Домино семенила по мощённой камнем мостовой города. Люди сновали от дома к дому так быстро, что казалось, что все они единый механизм, идущий по одной цепочке но в разных направлениях. Почти никто из людей не обращал друг на друга внимания. Только изредка, будто сталкиваясь переругивались или кивали друг другу. Казалось что никто не обращает внимания на собаку ведущую за повод ламу и девочку с змеями на руках. Здешние жители видели и не такое.
Откуда то запахло горелым. В воздухе летали, как снежинки, черные пласты пепла. Они облепили тело собаки со всех сторон. Инстинкт заставил встряхнуться и огромное маленькое облако взметнулось в небо.
Горела таверна. Точнее догорала. Ну и ладно. В мире ещё не мало таких же заведений.
Люди бегали с вёдрами воды и песком... Лама звонко чихнула и на мгновение все на неё оглянулись. Казалось, что на мнгновение всё остановилось. Чёрные лица, пламя... Собаке стало неимоверно страшно. Будто она в свои страхи погрузилась по самые уши. Поводья выскользнули из зубов. Испуганная страхом лама дёрнулась и побежала дальше от огня, к центральной площади.
Домино встряхнула головой. Да, правильно. Надо бежать отсюда. Тем более, что девочки-спутницы нигде не видно...

----------------> Центральная площадь

Отредактировано Домино (2011-03-29 21:07:23)

0

39

» Река доброты » Туманный берег
Утро как утро. За ночь снег весь исчез. Голая земля была уже сухая и готова покрыться молодой зеленью. Чистый утренний воздух бодрил, придавал новых сил. Это не могло не радовать - пришествие истинной весны. Только Иоланду это не особо радовало. Её голова целиком и полностью была занята иными проблемами, заботами, за которыми она абсолютно не замечала того, что творится кругом. От этого она едва не вылетела из седла, когда конь в прыжке перемахнул через поваленное дерево. Получив хорошую встряску, девушка пришла в себя.
- Предупреждал бы хоть как-то перед таким! - буркнула от досады на коня Иоланда, потирая ушибленную попу. Вряд ли Ворон мог понять смысл придирки хозяйки. Потому все так же несся галопом по узкой дороге, которая постепенно расширялась, становилась ровнее. И вскоре стала каменной дорогой. Значит уже близко город или какая-нибудь таверна.
Постепенно коня сам уменьшил скорость и перешёл на рысь. У него пробивалась наружу усталость. Как, впрочем, и Иоланда от долгой тряски чувствовала себя не очень. Вот уже впереди виднеется что-то. "Кажется эта та таверна, про которую мне рассказывал Хельги", - обрадовалась Иоланда. Да не тут-то было. Подъехав чуть ближе, девушка огорченно выдохнула: "Пожарище. Что за очередной рок".
Перед таверной, а вернее перед её остатками, Иоланда, пошатываясь после тряски в седле, стояла в безмолвии, глядя на пожарище. Видимо нехилый пожарчик был. Вот после какого пожара Хельги был в таком потрёпанном состоянии. Надо было самой Иоланде догадаться, что раз из деревни Хельги выбрался таким  - значит сюда не имело смысла ехать. Да только до Иоланды же быстро не всегда доходит. И в который раз впустую время потратила. На ошибках она явно не учится.
- Ну вот... Теперь до следующего городка или чего-то в этом роде придётся добираться не подкрепившись... - тяжело вздохнула Иоланда, направляясь к развалинам. Зачем только это было делать? Да кто знает. Иоланде хотелось верить что хоть что-то уцелело. обычно погреб может уцелеть после пожара. А там уж точно что-нибудь съедобное в таком случае должно быть. Отправляясь туда, Иоланда прихватила свой любимый и единственный меч-бастард. С ним было легче продираться через завалы. А в случае чего и защититься. Мало ли, какое-нибудь перекрытие решит рухнуть на неё. Едкий, всё ещё ощущающийся запах гари раздражал нос, от этого запаха запершило в горле. "Вот бы хоть воды добыть, так пить охота," - подумала девушка, когда взгляд её пал на разбитый кувшин, попавшийся на глаза.

0

40

Дом зажиточного господина<----

  День, как не задался с самого начала, так и продолжал гнать длинным хлыстом Рока впереди себя одну неприятность за другой. Да, разумеется, неприятности эти были мелкими, лучше сказать - ничтожными, особенно, если сравнивать их напрямую со всеми теми многочисленными злоключениями, которые постигли его за всю долгую жизнь. Что ж, даже пытаться начать пересчитывать их все было бы затеей глупой и практически бесполезной. Зачем, тем более, вести поиски где-то вдалеке, в потаенных уголках своих давних воспоминаний, пропитанных стариной и отдающих гарью неудач, когда достаточно было просто-напросто оглянуться всего-то на несколько дней назад - чертовых дней, которые, хотя и привели его в итоге к его цели, все же не помогли ему удержать ее в руках. Он поступил столь неосмотрительно...  на пожар, для которого вполне сгодилась бы небольшая искра, благо даже фундамент той хлипкой таверны был сделан из деревянных досок, и всего лишь одна искра помогла бы ему уберечь несметное количество энергии, которой к тому прескверному моменту у него и так было не совсем достаточно. Не только долгий перелет с другого конца сей утлой планетки, во время которого он не сделал практически ни одной остановки, но и небольшие, но довольно-таки многочисленные сгустки светлой энергии, которые, не иначе, инквизиторы и им подобные оставляли за собой, подобно отпечаткам следов, в явной надежде, что в них попадется "нечистая сила". Эти смертные, практически ничего не смыслившие в простейшем использовании темных искусств - хотя следует отметить, что он, как демон не использовавший для поддержки самоконтроля низшую энергию, не относился к тварям, использующим вышеназванные умения, - всегда вызывали на лице демона легкую усмешку. Но даже ввиду подобных обстоятельств он не мог с полной уверенностью сказать, что подобные незамысловатые ловушки не причинят ему особого вреда. А так как по мнению самой совершенной Инквизитории и Абсолюта ловушки должны были поражать любое живое существо, обладающее достаточно высоким разумом, на расстоянии не менее пяти километров, Везельвулу через каждые десять футов приходилось обезвреживать ловушки, что, собственно, он выполнял без особого энтузиазма. Однако же, если бы только это послужило причиной его оплошности! По собственной, на первый взгляд незначительной, ошибке он призвал из параллельного пространства слишком много химер. Но, по всей вероятности, пространство это находилось в самых недрах черной Вселенной, в которой, как выяснил Зеллус позже по рвотным позывам, периодически мучившим его на протяжении всего пути от дома господина-кулака, то измерение скорее всего принадлежало одному из известнейших султанов-демонов - Азатоту, непрерывно жующему жуткую темную пустоту. Сверх того над ним властвовал ползучий хаос Ньярлототеп, слугами которого в том числе являлись и призванные химеры. Если бы только не этот ряд позорных ошибок, злосчастный беглец уже давным-давно был бы мертв, а сам Везельвул - находился в самых глубинах Преисподней, где-нибудь в Лимбе... Как же легко он упустил удачу у себя из под носа!
  С подобными, отнюдь не располагающими к приятному расположению духа, мыслями демон, который, следуя принципам, старался сбавить свой и без того быстрый шаг, хлюпал по вязкой жиже широкой дороги. Ливень, как назло, лил всю ночь напролет, и теперь даже крепкие сапоги демона, сделанные из кожи клюца, постепенно наполнялись влагой, а ноги Зеллуса поминутно проваливались в топкую грязь. Однако, как говорят в подлунном мире, нет худа без добра. Высший не без удовольствия отметил про себя, что дорогу испещряют тысячи тысяч следов, но не только от ботинок, но и от копыт и колес, коих здесь были разные формы и виды. Все же, это происшествие с пожаром произвело определенный фурор; толпы людей в спешке неслись в сторону города, и демон был уверен, что более всего среди них было погорельцев. Как же это было забавно и приятно - смотреть на людские страдания... Но что это? Хех, а вот впереди чернеет и ровная площадка - еще пройдет не один месяц, прежде чем время и погода уничтожат все следы пожарища, и не один год, прежде чем уничтожаться воспоминания об этом событии из людской памяти. Ведь даже издалека были бы заметны даже неопытному человеческому глазу, насколько "кропотливая" здесь была проведена работа: ни одного живого дерева не было видно в радиусе шести метров от того места, где когда-то стояла сиротливо таверна; пепел и жалкие остатки развалин, единственное, что осталось от строения - все было развеяно бушующим ветром и размыто яростным ливнем еще вчера вечером. Практически ничего, ничего не осталось, и ничто не могло бы сказать о том, что здесь когда-либо находилось что-либо, служащее человеку кровом. Непроизвольно Везельвул ускорил шаг. Какое-то неведомое желание тянуло его к месту недавних событий, какая-то сила мешала ему сосредоточиться на поставленной им цели - наконец-то отыскать треклятого джинна.
  Неожиданное покалывание впилось в кончики его пальцев и незримой молнией прошло по всем возможным нервным окончаниям. Демон по привычке замер на месте; взгляд его впился в черную, "обугленную" землю, в реденький, хвойный лес, растущий вдалеке, что-то выискивал в далеком синеющем небе. Сосредоточившись, Зеллус набрал в грудь побольше воздуха и направил многочисленные, тонкие, подобные паутинкам, "сети" своей энергии вперед себя. Похоже, здесь его поджидал незримый гость; черная фигурка, которую демон разглядел через пару мгновений после того, как обнаружил ее ауру, неспешно пересекала темную прореху на земляной поверхности вдоль и поперек и, судя по легкому нетерпению, кое было единственной ее что-либо значащей эмоцией, еще не подозревала о том, что за ней наблюдают. Помимо всего прочего, демон обнаружил неподалеку слабую животную энергетику, однако, не придав ей особого значения, снова вернулся к неясному далекому силуэту. В другой ситуации, он бы просто-напросто пошел своей дорогой, едва поздоровавшись с незнакомцем, но сейчас все было совсем иначе; "существо" не являлось человеком по сути, да к тому же от него веяло чем-то странным, что заставило Везельвула напрячься. Однако и поворачивать ему не хотелось - обходной путь был бы слишком долгим, да и для полетов пока еще рановато: нельзя светиться, покуда есть вероятность, что люди запомнили лицо поджигателя. Следуя подобным выводам, высший, успокоя пульс и наложив на свое лицо легкий отпечаток рассеянности, неторопливо зашагал по направлению к столь заинтересовавшему его объекту.
  До него оставалось не более трех-четырех метров, когда Зеллус остановился и, скромно улыбнувшись, пробормотал нечто навроде приветствия. Наклонив голову пониже и измеряя землю неуверенными шагами, демон в тот миг больше всего походил на мечтательного человечка, решившего уйти подальше от городской суеты и вечного лая жены, которая постоянно говорила ему о том, что его ораве детишек не на что покупать одежду. Да, признаться, минуту назад демона так и подмывало завести знакомство с молодой дамой - а это была именно она, - и потихоньку, полегоньку, но разведать как ее зовут, откуда она родом да и, в конце концов, какого она происхождения. Как не силился Везельвул выудить что-либо из глубин своей памяти, он так и не смог ответить на вопрос "Какой же расы была юная дама?".
   - Но не сейчас, нет - в который раз твердил себе демон, не забывая придерживаться своего образа, - не здесь и не в это время. По крайней мере, пока я не разберусь с проблемой куда более насущной...
  Неловко споткнувшись о небольшой булыжник и, непроизвольно потянувшись всем телом вперед, благодаря чему он едва не упал в самую грязь, Зеллус даже порадовался за себя. Ну что ж, хотя бы сноровки он не утратил; ведь даже страшно себе представить, что могло бы произойти, коли единственная его настоящая радость в жизни - лицедейство, - было бы утрачена лишь из-за какого-то небольшого упадка сил. Хех, вот и ходок загадочной барышни - что ж, достаточно неплохой конь, говоря без зазрения совести. А вот и мокрая от утренней росы листва деревьей, позолоченная яркими бликами солнца. Издалека раздавались многочисленные трели птиц, где-то затявкала лисица. Следы множества человеческих ног еще вчера были перекрыты множеством отпечатков лап: волчьих, куничьих, лап куропаток, соболей да оленей. Скоро, совсем скоро жизнь наладится и все вернется на круги своя. Высший не сумел сдержать непроизвольной улыбки.
И, как ни странно, она-то была искренней.

Отредактировано Veselvul (2011-04-21 00:53:49)

+1

41

Переступив через остатки, кажется, потолочной балки, которая не вся выгорела, оставив большую свою часть в виде обгорелого длинного столба, лежащего весьма неудобно, Иоланда остановилась и оглядела все, что было впереди. Кажется, что она зря тратила времени. Вряд ли что-то уцелело. А копаться в пепле сгоревшего здания не очень-таки и приятно. Да и, не дай Бог, кто-то увидит. Засмеют, посчитают за какую-то бродягу, мародёра. Хотя по внешнему виду Иоланды сложно было такое сказать. Одета она была очень даже прилично и с нотой изыска. пышное шикарное одеяние в дороге было ни к чему. Да и не при дворе какой-нибудь великой особы она жила, чтобы постоянно поддерживать подобающий статусу вид. Покачав головой, она раздосадовано пробурчала:
- Хотелось бы сказать "спасибо" тому, кто это сделал! - девушка пнула ногой то ли камень, то ли огарок (понять было довольно сложно что это) В следующее мгновение она смущенно обернулась на приветствие, раздавшееся позади. Иоланда смутилась: "Слышал ли он, что я сейчас сказала? Вот блин, кто за язык тянул…" В который раз привычка иногда говорить мысли вслух приводила вот к такому казусу. Хотя возможно ничего не слышал этот человек. Или... Промелькнуло то же ощущение внутри, что и при появлении Рока у туманного берега.
- Доброго утра! - поздоровалась в ответ Иоланда, сообразив, что молчать на приветствие с её стороны более чем невежливо. Одновременно с этим она быстрым взглядом окинула незнакомца. Вроде как по его виду нельзя было сказать, что это демон или кто-то не менее опасный, чтобы осторожничать. Однако внутренне ощущение было не обмануть. Будучи хотя бы немного голодной, она прекрасно могла чувствовать рядом того, кто являлся её "обедом". Иоланда постаралась отбросить эти мысли, сосредотачиваясь на более отстранённых от еды вещах. К примеру, что этот незнакомый человек делает здесь. Ладно она, не местная совсем, приехала сюда по незнанию, что таверна сгорела. Она только хотела расспросить об этом незнакомца, как тот то ли поскользнулся, то ли споткнулся. рефлекторно она подскочила, чтобы не дать ему грохнуться, хотя это не понадобилось, незнакомец и сам устоял.
- Осторожнее! Это Вам не ровное поле, - облегченно сказала она. - Кстати, можно поинтересоваться, что Вы здесь делаете?
Отвлекая незнакомца на свои вопросы, она торопливо и почти беззвучно вернула бастард в ножны, чтобы не сотрясать обстановку обнаженной опасной сталью. Которая сейчас конечно больше служила как средство продраться через сгоревшие завалы, нежели для иных каких-то целей. Но все-таки оружие есть оружие, и всегда будет им оставаться.Сразу же после этого она аккуратным жестом поправила волосы, которые застилали ей лицо и мешали. Кажется, что вовремя езды лента развязалась и потерялась. И сейчас длинные русые волосы спокойно развевались на ветру шелковыми волнами.

Отредактировано Иоланда (2011-04-20 16:11:17)

+1

42

Жизнь странника - это бесконечная череда ухабов и овражков, которые хоть и не калечат особо путешественника ни морально, ни физически, тем не менее ежедневно встают на пути у его уставших от долгой ходьбы ног, и в конце концов, рано или поздно, путник падает на пыльную, бесконечно тянущуюся дорогу жизни. И встать ему уже гораздо труднее, а легче остаться лежать так, в грязи, пока к нему не вернуться силы продолжать путь дальше. Но кто знает, что произойдет за это время? Возможно, дикий зверь, томимый лютым голодом, учует в знойном воздухе запах человеческой плоти или же телега редкого торговца глиняными горшками, опаздывающего за свой прилавок на рынке в соседнем городе, проедет по незамеченной никем "кочке" на земле. И так и останется лежать бездыханное тело, пока не склюют его дочиста птицы-мясоеды. А ведь, если подумать, в своей нелепой неудаче виноват лишь сам бедняга, и только он один. Если бы не его гордыня, ослепившая его взор, и заставившая принять себя, в крайнем случае, за Божью кукушку, которая может пройти без остановки ни одну сотню миль, он бы вовремы остановился. И конец его, совершенно видоизмененный, не столь бы скоро постиг его, и, вероятно, он еще долго радовал бы своими рассказами о далеких странах за безбрежными морями завсегдатаев какой-нибудь таверны.
Пожалуй - даже, скорее, наверняка, - это странное, тяжело звенящее в ушах, ощущение, которое испытывать ему приходилось, наверное, не чаще, чем раз в два месяца, являлось решающим все и вся финалом столь прискорбной серии сегодняшних неудач. Да что там говорить, он и сам, если выражаться мягко, чувствовал, что хоть что-нибудь мелкое, гадкое, навроде такого, что случается, когда его меньше всего ожидаешь, да и произойдет с ним. По правде говоря, ничего другого ожидать и не приходилось: ведь, как никак, он потратил несметную - просто таки невероятную, судя по его нонешнему, с каждой минутой ухудшающемуся, состоянию, - энергию. Здесь, разумеется, вся вина полностью лежит на его неосмотрительности, и в первую очередь - на привычке, которая присуща почти что каждому демону Пандемония, и от которой избавиться стоит больших усилий. Гордыня. Да, этим-то грешком, за проявление которого в характере человеческая душа неизменно попадает в самые глубины Ада, он, без зазрения совести, порядком страдал. Нет, ну стоило ли это того?! Он хотел показать себя во что бы то ни стало, проявить всю свою мощь и низвергнуть на смертных. А как же публика? Чего он достиг, проявив все краи своего таланта перед столь жалким скопищем людей. У него изначально была цель, одна единственная цель, от исполнения которой он не должен был отклоняться. А он, безмозглый глупец, совершил целую уйму ошибок за один-то короткий срок. Теперь жалящее чувство, которому доселе он не придавал особого значения, и причину проявления которого приписывал простой усталости, усилилось не менее, чем вдвое. Стоило ему только рискнуть приблизиться к живой дышащей плоти, к духу, который, подобно какой-то неосязаемой, простой консистенции, был для жителей подлунного мира не более, чем призраком какой-то стародавней небылицы, для демона был равносильным самому его существованию. Да что там - без этой темной стороны, без этой своеобразной Инь, любой слуга Люцифера, будь он даже вдвое сильнее и могущественнее, чем сам Везельвул, не продержался бы более нескольких дней по человеческому летоисчислению. От этого особого компонента "разумной" души зависит многое для демона. Именно по этой причине лишь немногие отваживаются покидать надолго пределы Преисподней - места, где зла и провинностей перед судом Божиим грешников, что жарятся и мучаются там, хватает на каждого черта вдоволь.
Голод, напавший на него столь неожиданным образом, терзал его плоть и сознание беспощадно. Словно жадный, всепожирающий зверь прогрызал своими огромными челюстями лабиринт через все его нутро, как таковое; звон в ушах стал еще сильнее - не иначе как заклятие самого ползучего хаоса Ньярлототепа настигло его... ведь не мог бы весь его организм испытывать такие пренеприятные ощущения из-за нескольких полупризрачных химер, которых он довольно-таки непрочно связал с силой земного притяжения. Лишь бы поглотила его бездна, а создания его, призванные из недр тьмы, были навечно уничтожены - подобного сорта мысли пчелиным роем закружились в голове Зеллуса, а сам он, испытав новый приступ головокружения и ощутив, что звон в его голове с каждой секундой приближается к высшей точке своей кульминации, едва сдержал непринужденное, рассеянное выражение на своем лице. Демон почувствовал, что покрывается потом, а тело его, до этого момента мучимое чужеродными коликами, словно загорелось изнутри жарким пламенем. И хотя Везельвул провел не менее половины своей жизни среди сатанинского пламени, этот "огонь" был абсолютно иного рода; сделав неосторожный шаг, демон вновь, споткнувшись, усилием удержался на ногах - но на этот раз подобный поворот событий отнюдь не входил в его планы.
- Сосредоточиться - это все, что мне сейчас нужно, - демон, как будто бы пропустив свои мысли через особый "фильтр", сосредоточил большую часть всех потоков энергии, текущих в его теле, на том, чтобы отыскать источник "неприятности". В неудовольствии обнаружив его расположившимся на мозге, он кое-как направил свою энергетику на столь досаждающее ему проклятие. К его злости этот особый вид "болезни" оказал его сознанию отчаянное сопротивление: мысли в голове демона вновь перемешались в одну неразделимую кучу и он, хотя и был знаменит своим хладнокровием по отношению к любым мирским проблемам, едва ли не взвыл. Везельвулу потребовалось еще, по крайней мере, пять минут, чтобы ослабить неприятный дар, оставленный ему древним божеством. Демон еле слышно выдохнул из себя воздух - что ж, случалось попадать и в более... жесткие передряги, благо каждое существо Пандемония либо оказывается наиболее приспособленным, либо ему наносят несокрушимое поражение: таковыми были негласные правила и таковыми они останутся на веки веков, пока будет длиться царствование Мефистофеля.
Однако пусть ему и удалось "приглушить" действие проклятия, из-за которого, впрочем, Зеллус уже перестал беспокоиться, оно все еще было в силе и через час или через неделю, но даст о себе знать; так сказать, ответит за все сторицей. Демон отчетливо понимал, что ему требуется больше, гораздо больше силы, чтобы избавиться от сей довольно таки досадной проблемы. Но для этого темная энергия души требовалась ему в больших, гораздо больших количествах, чем некоторое время назад. И уже не требовалось даже малейшего намека, чтобы понять - выход из столь затруднительного положения сейчас стоит прямо подле него, заботливо предостерегая и говоря об осторожности, совершенно ничего не подозревая о том, в каком положении он сейчас находится. Но нет, почему именно сейчас, почему именно здесь? Демону не хотелось "светиться" по крайней мере еще дня три-четыре, он планировал бросить все свои силы на то, чтобы нагнать треклятого джинна. "Да провалиться тебе в тартарары, Ньярлототеп!" - едва ли не процедил сквозь стиснутые от возобновившегося звона в голове, зубы Везельвул, но сумел сдержаться. Он бросил приятный, хотя и не говорящий ни о чем, взгляд на миловидную девушку в черных одеяниях, которые по структуре своей явно говорили о принадлежности дамы к ряду священников. Что-то в ней настораживало демона, не говоря уже о том, что рядом с ним стоял отнюдь не простой смертный. Но, каковым бы ни было его желание, выбора-то у него как раз таки не было. Полуобернувшись к ней, Зеллус озадаченно улыбнулся и лицо его в одно мгновение преобразилось в лицо одного из тех застенчивых юношей, которые любят в глубокой задумчивости бродить по аллеям, собирать цветы и сочинять несуразные стихотворения.
- Ну, можно сказать, пришел помянуть старую добрую таверну дядюшки Гудмана, а так...
Этого короткого мгновения было вполне достаточно: Резко оттолкнувшись ногами от покрытой сажей земли и взметнув вверх клубы пыли, демон резко схватил стоявшую в метре от него девушку за плечи и крепко стиснул их. На какой-то миг темно-карие глаза Зеллуса встретились с ярко-голубыми глазами жертвы, которая просто оказалась не в то время, не в том месте. Не медля ни минуты, демон, не отрывая взгляда от глаз дамы, прямиком через них "вошел" в ее душу. В тот же миг его окутала невероятной частоты сила, подобной которой он уже давненько не встречал. Демон попытался найти хотя бы один из источников темной энергии, но все было тщетно. Душа незнакомки оказалась вереницей неразберих, запутанных и сложенных в одну общую кучу. Демон с трудом прокладывал себе дорогу сквозь эти "заросли терновника". Но даже несмотря на это ему было необычайно хорошо.
Ведь возможность хотя бы проникнуть в недра человеческой души - уже чувство, которое стоит испытать еще раз.

0

43

Иоланда немного растерялась, видя внешнюю небольшую потрёпанность состояния незнакомца. Иоланда про себя отметила, что он выглядит довольно странновато. Хотя взгляд его ввёл девушку в заблуждение полное. пусть она и ощущала внутри, что это демон, так как голод при его приближении дал яснее о себе знать. Было довольно сложно себя держать в руках. Чувствуя, что правая рука дрогнула, Иоланда торопливо сцепила руки на груди, крепко сжав их. Если бы не перчатки, было бы видно, как побелели костяшки кистей от напряжения. Возможно, и Вельзевул чувствовал, что Иоланда не просто девушка. Все-таки демоны тоже не дурные, прекрасно чувствуют энергетику. Хотя единицы догадывались о том, что Иоланда для них довольно опасна Но зачастую они не выживали после встречи с ней. Потому что наиболее явно сила крусника  чувствовалась тогда, когда жажда была едва удерживаемой.
"Может ну это всё... Надо ехать дальше, пока не нарвалась на что-нибудь или, того гляди, на кого-нибудь?" - пронеслось в мыслях Иоланды и она огляделась, глядя, где Ворон. В следующее мгновение она пошатнулась от того, что незнакомец сдавил её плечи. Оторопев, Иоланда едва слышно простонала от минутной слабости и попыталась попятиться, посмотрев прямо в глаза демона.
- Ч... Что ты делаешь? - едва выговорила она, пытаясь дотянуться рукой до лба, но было поздно. По телу прошла холодная дрожь и Иоланда словно потеряла сознание. Всё вокруг теряло свой смысл, расплывалось в однотонную серую картину. Сознание помутнело. Внутренний холод нарастал. Как и страх. Непонятный, спонтанный страх в бессознательном состоянии. Не убежать, не скрыться, не победить…
"Кажется, это всё… Нет ничего, кроме холода, страха… И злобы!" - внутри все запротестовало. Это напряжение нарастало. Оно взяло своё направление на вторженца, как стая волков на блудную овцу. Во что бы то ни стало выгнать его, не дать ему искалечить и без того израненную душу – это было единственное желание. Пусть это и непонятно как делать, пусть это пойдёт ей самой во вред, однако такого вторжения она не потерпит, не простит себе. Вся та боль, пережитая за недолгое прошлое, вся та ненависть, копившая внутри на тех, из-за кого она стала крусником, злость на второе я, из-за которого ей невольно приходилось идти на преступления, чтобы выжить.. Всё это волной она обрушила на эту тьму впереди, которую вызвал никто иной, как Вельзевул. Тот, кого Иоланда по своей слабости не стала остерегаться, а даже пыталась проявить соучастие. Наивная дурочка. И почему её выбрали в тех избранных, кого пытались обратить в крусников. И почему только она одна обратилась? Игра судьбы? Жестокая игра…
А этот демон... Взял и воспользовался её растерянностью, слабостью от жажды и голода. Если ей удастся выбраться из этой ситуации, она будет ему мстить не менее жестоко, чем другому своему неприятелю, с которым, правда, её путь давно очень разошелся. И слава богу. А иначе бы сейчас неизвестно что было бы с её характером. А может если бы тогда она не отошла в сторону, то сейчас бы не была во власти демона, который неизвестно что собирался сделать с нею.

Отредактировано Иоланда (2011-04-26 16:00:59)

0

44

Наверное, в жизни так случается постоянно, и зависит это от разума живых существ лишь на какую-то малую толику. Наверное, на мгновение можно подумать, предположить, что если ряд каких-то предопределенных событий постоянно, словно специально созданный, закодированный под чье-то существование, влияет на ход наших жизней, то чаще всего он "вставлен", подобно паззлу, в человеческую Судьбу. Но есть ли Судьба на самом деле, следует ли верить всем тем пророчествам, которыми изобилуют уста преподобных в практически каждой придорожной церквушке, наживающейся на бедствиях граждан. И что делать тем, кто не находится за той "гранью", которая отделяет мир простых смертных от мира существ абсолютно потусторонних, разделяемых неясными умами на такие две простые истины, как Добро и Зло, Свет и Тьма. И каждый второй человек с готовностью готов поверить в любую, даже самую нелепую, выдумку, лишь бы она хоть мало-мальски избавила несчастного от страха смерти. Но не дождется смертный часа, когда душа его достигнет блаженства в невиданном Эдеме. "Человеку ведом Рок, но час не ведом", - так говорится в высших кругах, наиболее просвещенных из всего рода людского. И, прямо говоря, жестокая череда, казалось бы, случайных неприятностей резко и неожиданно оборвется в какой-то миг. Но в лучшую ли сторону, превратив жизнь грешника в долгожданный "рай" на земле, или в худшую, которая приведет беднягу к таким катастрофическим проблемам, что покажется вправду, что наш мир - это первый круг Преисподней, никто не знает. И некоторых, не выдержавших тяжкого бремени, сломает Вселенная, как травинку, но найдется в мире и тот, кто будет готов бороться ровно столько, сколько потребуется. Ибо иного выхода у него нет.
Третьей долей своего сознания находясь в глубинах души своей невольной жертвы, Везельвул понимал, что подобная, к тому же очередная, неосторожность с его стороны может грозить невероятно тяжелыми последствиями. Ему казалось - нет, он был ровно вполовину уверен, - что не каждой твари земной должно склониться перед ним и предоставить все клеточки своего духовного мира его силе. Наверное, в какой-то степени, подобные мысли все больше усиливались, едва демону стоило задуматься о том, сколько злоключений постигло его за такой короткий промежуток времени. Неудачи столь ясно отпечатались в его памяти, что продолжали будоражить его воображение даже в то время, когда он, изо всех сил пытаясь сосредоточиться на поставленной перед ним задаче, отыскивал резкими потоками импульсов, исходящими из его сознания, сгустки темной энергии в душе встречной незнакомки. Он не сомневался, что сейчас девушка наверняка должна испытывать приступы боли, и умудренный опытом, который говорил ему, что та может и не суметь продержаться достаточно долго, погибнув от болевого шока, он с удвоенным усилием продолжил свои поиски. По правде говоря, искать ему пришлось недолго. В особенности, если учесть то, что его обыденным пристрастием было с невероятной тщательностью выискивать, ориентируясь на эмоциях своей жертвы, ее воспоминания, когда-либо приносившие ей боль или отчаяние: как недавние, так и прошедшие давным-давно. Он, подобно многим отродьям Ада, получал особое удовольствие от того, что прознавал о том или ином существе много такого, что оно хотело бы наверняка похоронить вместе с собой. Однако подобная привольность была невозможно в данной ситуации. По неизвестной даже ему самому причине Зеллус хотел покончить с этим занятием; вероятно, он чувствовал что-то незнакомое ему, исходящее от души молодой дамы, но, столкнувшись с этим впервые, сам не мог понять, что именно вводит его в подобное состояние. Да к тому же, не каждый день можно встретить такое существо, в недрах души которого было бы столько темных пятен. Они, подобно жалящим насекомым, готовы были "вгрызться" в плоть нежданного гостя, но тот, уже привыкший к подобному, частицей своего сознания умело "лавировал" между опасными участками и, подобрав себе в итоге один, направил волны своей собственной энергии прямо к нему. Подобно маленьким хоботкам, они впились в темное месиво...
Неожиданно атаковавшее его чувство было сравнимо, вероятно, с грубым и сильным толчком, который способен сбить с ног даже самого стойкого вояку. От неожиданности демон растерялся настолько, что сознание его, уже готовое приступить к долгожданной "трапезе", завертелось в неясно откуда взявшемся водовороте эмоций, чувств, мыслей. На смену удивлению пришло непонимание, а после него искорка ужаса зажглась где-то в голове Зеллуса, в самых ее потемках. Признаться, впервые за все его долгое существование, полное всяческих неожиданностей, кто-то попытался "вытолкнуть" его из своей души. Поначалу это казалось настолько нелепым, настолько невероятным и практически глупым, что Везельвул едва не совершил роковую ошибку; ослабив связь своего сознания с чужим, он вполне мог быть покалечен, подавленный неожиданным ударом со стороны своего неожиданного противника. Моментально "отпустив" сгусток энергии, которым он уже собирался насытиться, демон предпринял рискованную атаку на концентрацию девушки, если можно так выразиться. Вероятно, дело бы приняло совершенно иной поворот, если бы Зеллус не был настолько ослаблен событиями последних дней. В конечном же итоге, он сумел найти своеобразную брешь в "обороне" соперницы и, пусть и резко, высвободил свое сознание прежде, чем она выгнала его оттуда сама, чего, разумеется, Везельвулу не очень хотелось бы. Быстро вернув часть своего разума в тело, Зеллус с едва заметной неловкостью отскочил в сторону от опасного оппонента и замер в двух метрах от него. Какие-то считанные мгновения он не мог прийти в себя и вновь обрести полный контроль над своими движениями, что, без сомнения, было связано скорее не с его страхом, который лучше было бы назвать ошеломлением, но с неожиданной атакой девушки, лишившей его большей части энергии. Что ж, все случилось именно так, как он и предполагал - только начавшаяся череда неприятностей резко оборвалась, упав в бездну вселенского ужаса, который на миг ему довелось испытать, находясь запертым в чужом сознании. Возможно слишком, слишком долго он находился в бездействии, проживая на земле, и способности его притупились достаточно для того, чтобы он, повинуясь животным инстинктам, забыл об осторожности. Сейчас перед ним стояло существо, вероятно, обладающее силой не меньшей, чем у него самого.
   - А если учесть то, в каком состоянии я сейчас нахожусь, есть большая вероятность того, что в этой битве мне не одолеть, - мрачно подумал демон, не сводя внимательного взгляда с длинноволосой красавицей, коей она вероятно являлась для смертных людей. Что ж, придется весьма и весьма постараться, если он не хочет, чтобы последствия битвы, которая была уже неизбежна, не оказались для него трагическими. Не прошло и пяти минут, как дыхание Везельвула восстановилось и на его лицо вновь вернулась "классическая" еле заметная улыбка. Выпрямившись, он заговорил не менее спокойно, чем до этого. В какой-то степени ему даже казался забавным тот факт, что за столько столетий ему, наконец, доведется испытать вкус крови настоящего бойца. По крайней мере, он на это надеялся.
   - Признаю, это было неожиданно с вашей стороны, и я сожалею, что исход не мог бы быть совершенно иным, - при этих словах демон без резкого движения положил руку на правую рукоять своего меча, Нергала, и с какой-то лукавой осторожностью погладил ее, - судя по выражению вашего лица я могу судить, что вы желаете отомстить мне за мою попытку вторгнуться в ваш разум. Что ж, я не против, коли вы уже решили напасть на меня... а мне бы взамен весьма хотелось бы узнать, что же вы, в конце концов, за существо.
  Едва договорив последнее слово, Везельвул принял боевую стойку, легкой непринужденности которой мог бы позавидовать любой вояка. Медленным движением руки меч был наполовину вынут из ножен; черный клинок его, выкованный в недрах самой Преисподней, при холодных солнечных лучах отливал каким-то матовым глянцем. И хотя его тяжелый, гулкий лязг уж никак не сочетался с аристократичным и легким во всех отношениях хозяином, демон владел им в совершенстве. А тем временем интерес к происходящему все нарастал и нарастал внутри Зеллуса, подобно плющу, пустившему свои цепкие корни в чрево какого-нибудь могучего растения. Он уже не мог противиться ему, как не мог противиться несчетное количество раз до этого. Возможно, это было его слабостью, из-за которой он не раз страдал, а, возможно, это было определенным даром, который присущ отнюдь не каждому демону. Минутная слабость, боязнь перед соперником, сила которого была ему совершенно неведома - любое существо должно в какой-то степени бояться неведомого, - отступила перед нескрываемым любопытством. Новая загадка казалась ему самой интересной из всех тех, которые попадались ему на пути за последнюю сотню лет, и он уже чувствовал ее своеобразный вкус на кончике своего языка. Собрав небольшое количество энергии у себя в руке, демон приготовился к атаке со стороны девушки. Напряженность самой ситуации лишь прибавляла ему сил.
Он готов был поклясться самим Люцифером, что даже проклятие, которое ему удалось лишь ослабить, не помешает ему насладиться в полной мере предстоящим шоу.

Отредактировано Veselvul (2011-04-28 18:53:17)

0

45

Давно Иоланда не влипала в подобные истории. В общем, она итак редко попадала в подобные ситуации. Но если уже попала, то влипала по-крупному. И всё потому, что не хотелось раскрывать свой секрет. Все-таки права народная молва: что не убивает - делает нас сильнее. Каждый раз, когда случалось что-то новое, Иоланда подвергалась новым, ранее неизвестным испытаниям судьбы, девушка терялась, думала , что если погибнет, то чтоб не мучили, или не бросили полумертвую. Лучше умереть сразу, чем мучиться. В прошлые годы, когда она только стала крусником, но ещё не знала что обратилась, она каждый день ждала, что погибнет. А когда испытала собственную силу и живучесть, пожалела, что осталась жива. Сила кровопийцы пьянила разум, терялся всякий контроль над собой, особенно вблизи потенциальных ходячих трапез. Приходя в себя после очередного превращения, девушка с ужасом осознавала все то, что натворила. было стыдно, страшно, противно. Тяжело нести такое бремя. Быть вечно голодной, нападать на других, чтобы утолить жажду... Это было неприятно ей. Хотя, нельзя отрицать этого, пить кровь очень приятно. Она так дурманит голову, прибавляет значительно сил, восстанавливает всё, что повреждено.
Но сейчас была ситуация отличная от тех, в которых ранее бывала Иоланда. В другой бы раз она могла обратиться и раскидать всех и всё по углам. А сейчас она не могла даже толком двигаться, только дергалась от приступов возникающей боли, не проранивая, однако, ни одного звука. Осознание того, что если она и выгонит его из своего сознания, то придётся ещё и в реальности отбиваться, пыталось остановить её, не дать прогнать незнакомца. Однако, если она не выгонит его, кто знает, может он прикончит её... В любом случае отбиться в реальности больше шансов дает выжить, чем подчиниться. Сейчас Иоланда частично понимала , как чувствуют себя те демоны, над которыми она одерживает верх, когда выходит из себя, перестает себя контролировать от голода. А ведь действительно, каково быть жертвой, едой - Иоланда почувствовала на собственной "шкуре" впервые.       
"Ну чего ты ждешь? Прогони этого мерзавца, покажи ему, что ты делаешь с теми, кто преступает черту дозволенного! Сделай с ним то же, что он сейчас пытается сделать с тобой. Сделай из него жертву, а не из себя," - говорил внутренний голос, то самое второе "я" - крусник.  Этот внутренний призыв сильнее любого другого воздействия. Противостоять которому Иоланда не в силах. Вот он, момент, когда голод стал невыносимым из-за потраченных сил на сопротивление Вельзевулу.
Неожиданно ощущение присутствия постороннего исчезло. Голова резко закружилась на мгновение, в глазах потемнело и Иоланда потеряла равновесие, упав назад. Слава богу, приземлилась она довольно мягко на пятую точку. Тряхнув головой, она пришла в себя. Голубые глаза яростно сверлили демона, который, видимо, не собирался так просто отпустить свою жертву. Но вряд ли демон представлял, что несёт в себе Иоланда для него. Девушка решительно поднялась.
- Думаешь, это просто очередная игра в кошки-мышки? - холодно произнесла Иоланда, сняв ножны с пояса. Нет, доставать бастард она не собиралась. Против Вельзевула это было оружие бесполезное. если бы она просто отбивалась, то может и не бесполезное. Однако сейчас крусник диктовал ей, что делать. Отбросив меч в сторону, она сбросила с рук перчатки. - Следующий раз выбирай себе жертву разумнее, - едва слышно выдавила из себя Иоланда от накатившей на неё волны злости.
Медленно подняв руку, она нацарапала на лбу подобие креста. Ровно не вышло, но факт в том, что этого хватило. За несколько секунд от прежней, хрупкой юной девушки не осталось и следа.  Кожа побледнела ещё больше, став едва ли не мраморной. С шумом за спиной взметнулись два огромных черных крыла, испуская разряды молний по сторонам. Холодные синие глаза стали алее крови, которая тонкими струйками сочилась из быстро затягивающейся раны на лбу.  Крусник вырвался на свободу из глубин темницы-души, в которую заточила Иоланда этого монстра. Разум Иоланды-девушки был стерт разумом крусника, затмив всякий здравый смысл, принципы, которыми руководствовалась всегда Иоланда, перевоплощаясь. Если бы не этот голод, то она бы себя контролировала. Вокруг активнее затрещали разряды, испускаемые крыльями, и кровь потекла на руке девушки с неприятным шорохом, сформировав огромное опасное оружие - обоюдоострую кровавую косу, которая с тихим звоном расположилась в руках.
- А сейчас едой будешь ты! - прорычал монстр металлическим звенящим голосом и облизнул черные губы, опустив косу в одной руке, указывая ею на демона.

0

46

Что бы ни произошло, какое бы невообразимое, потрясающее воображение событие не предстало сейчас перед ним, каким бы странным, загадочным не был предстоящий ему бой со столь необычным соперником, какой бы жуткий, выходящий за грани, если задуматься, даже демонического понимания метаморфоз не случился прямо у него на глазах, морально Зеллус был готов практически ко всему. Да, к тому же, было бы странным делом предположить, что демон, относящий себя самого к высшей касте, демон, чья гордыня и, вероятно, несколько старомодное желание сохранить свою честь мог бы отступить - даже если опасность была неведома ему самому, и он рисковал многим, искорки страха уже окончательно потухли под воздействием некой иной силы, которая, верно, и самому Везельвулу была не до конца ведома. Что же до риска? А рисковал ли он вообще чем-либо, решаясь на бой, в котором нельзя наверняка предопределить победителя? Ведь, на самом деле, даже если тот самый предмет, которому когда-то давным-давно демон не придавал особого значения, но который сейчас являлся ему самым особенным и желанным, в конце концов, после стольких мук, наконец, попадет к нему в руки, стоит ли надеяться, что и после того все пойдет благотворным чередом. Стоит ли вообще доверять такой счастливой случайности, как то, что ему в итоге удалось нагнать беглеца, хранящего искомое? Есть ли хотя бы мало-мальский смысл задумываться в такой момент о чем-то ином, кроме битвы, если все на поверку будет бесполезным. Нельзя, однако ж, сказать, что Везельвул на то время находился в депрессии или подобном ей состоянии. Скорее всего, чувство, поглотившее его, можно было бы назвать чем-то навроде апатии, которая охватила его безмерным волокном из безвестной миру материи. Он не сдался, нет - ему просто надоела вся эта суета, преследующая его уже не одно столетие, вечная погоня за чем-то, что, возможно, является лишь миражом его воображения. И хотя Везельвул сам не мог толком понять, сломалось ли в нем нечто важное или же он добровольно добился такого состояния духа, в стоящей перед ним черной фигуре ему чудилось если и не особенное предзнаменование, то хотя бы маленький блик разнообразия, внесенный в его однотонную жизнь. А будущем думать и вовсе не хотелось - будь что будет, или "Vincit qui patitur" - выигрывает тот, кто умеет ждать.
Как бы то ни было, этот бой должен был закончиться быстро, ибо жалящий сознание звон медленно, но неумолимо нарастал в голове демона. Скорее, как можно скорее ему требуется энергия. Везельвул только теперь испытал сильное разочарование от того, что ему едва не удалось насытиться сполна; если бы только он был чуточку расторопнее! К сожалению, думать об этом было уже слишком поздно, а Зеллус был не из числа тех, которым нравится жалеть себя всенепременно долго. Оставалось лишь надеяться на то, что противник окажется достаточно ослабнет, если обрушить на него град атак... или же, если он сам не "иссякнет" преждевременно. По крайней мере, для хорошего нападения у него в запасе пока что достаточно энергии. Но надолго ли ее хватит, если прибавить ко всем мелким неприятностям еще и омерзительный гул в голове. Что ж, не время задумываться об этом. Демон чувствовал, как, подобно только скованному мечу, будто "накаляется" аура вокруг девушки; отчасти, чувство, подобно колющей булавке впившееся в кожу Зеллуса, больше напоминало прерывистые и не сильные разряды молний. Не прошло и пяти минут, как каждая клеточка его тела была наэлектризована настолько, что даже сам он едва сумел провести грань между силой своей и соперницы.
- Ну-с, вот и первая неожиданность, - несколько напрягшись, Везельвул осторожным движением полностью вынул Нергал из ножен. По крайней мере, это - уже хоть какая-то полезная информация. Очевидно, что силы его и девушки в чем-то совпадают, причем вовсе не малая их толика. Подобная "подсказка" лишь укрепила уверенность Зеллуса. И хотя он не собирался полностью освобождать свою силу до того момента, пока его оппонент не проявит полностью свою, рассчитывая сэкономить ее, нельзя было стоять и бездействовать совершенно. Направив в левую руку некоторое количество энергии, при этом заставляя последнюю течь в конечности как можно медленней, демон, немного опустил меч острием вниз, тем самым несколько ослабив напряжение, волнами текущее по его телу. Дребезжание в голове вновь усилилось, и демону оставалось лишь стиснуть зубы и терпеть. Главное сохранять спокойствие. И при этом, конечно, нельзя недооценивать силу противника. Везельвул превосходно осознавал, что не всесилен, в особенности в ситуации, подобной этой. И хотя он ясно чувствовал, что противник его так же, как и он, мучим голодом, все же ослаблен не настолько, чтобы беспокоиться о своем поражении. Ну, по крайней мере, чего-чего, так терпения у него было не занимать. Он и так прождал достаточно долго, неся бренность своего тела на земле - подождет еще немного.
Девушка, едва прийдя в себя, не замедлила обратиться к демону с довольно-таки угрожающей речью, которую, собственно, он ожидал услышать уже достаточно времени. Соперница явно не сомневалась в себе, о чем говорили не только ее слова, но и тон, с которыми она их произносила. Это привело Зеллуса еще к некоторым догадкам относительно незнакомки: либо она, как и он, умеет чувствовать изменения в чужих аурах и понимает, что ее противник весьма ослаблен, либо она уже не раз сражалась с подобными ему - а именно, с демонами. Вполне возможно, что она уничтожила немало детищ Преисподней, и уверена в том, что она сумеет одолеть своего оппонента. И хотя эти факты не давали Везельвулу повода думать, что победа уже в его руках, он лишь приумножил свою осторожность; если эта девица настолько уверена в себе, это только погубит ее. Электрические волны, исходящие от девушки, усиливались с каждой секундой, прогоняя невидимые ниточки тока по территории равной, по крайней мере, метра четыре-пять. Однако, что могло значить подобное обстоятельство для него, демона, который существовал в данной стихии всю свою жизнь. Везельвул уже едва обращал внимание на действия, производимые загадочным существом: то, что девушка оставила у себя на лбу две кровавые отметины, тонкими струйками стекавшие вниз к переносице, уже не давала ему особого повода для беспокойства. А общее знание весьма приободрило Зеллуса и в тот самый момент, когда идущие от оппонентки разряды электричества, казалось, пропитали своей энергетикой не только воздух, но и весь земляной покров, из-за спины девушки взметнулась пара черных циклопического размера птичьих крыльев, которые, пожалуй, и являлись главным источником столь любимой Везельвулом необузданной стихии. Демон заметил, насколько изменился оттенок девичьей кожи, ставший подобным тонкому полупрозрачному белому пергаменту, на котором писали в канувших в Лету веках. Глаза ее приобрели загадочный, кроваво-красный оттенок, благодаря которому взгляд ее преисполнился еще большей ненависти к стоящему перед ним врагу. Однако, Зеллуса едва выбило из колеи спокойствия последующее за всем сим событие; алая кровь девицы, пробежав по всей ее руке, от предплечья до запястья, в какую-то долю секунды образовала обоюдоострую косу, форма, размеры и материал, из которой была она сделана, ничего не говорили демону. Но его более волновал не этот факт. Само осознание того, что его соперница владеет магией крови могла весьма и весьма попортить все его планы, снеся их напрочь одним точным ударом.
   - Однако ж, недурная мне досталась забава, - невесело подумал Везельвул, к тому моменту, как девушка завершила свое преобразование, уже полностью сосредоточивший энергию в правой руке, - не стоит более терять не минуты.
  Вслух же он произнес совершенно иные слова:
   - Надеюсь, если мне удастся одержать верх, вы соизволите открыть мне свою сущность...
  В воздухе повис некий осадок, ощущение того, что фраза, сказанная демоном, была оборвана какой-то неведомой силой. Собственно, и сам Везельвул не сразу сумел понять, что именно с ним произошло в тот момент - в голове его мысли путались, смешиваясь между собой и образуя странные, образные соединения, о которых лучше было бы не упоминать всуе. Разумеется, проклятие продолжало разрастаться внутри него, и только усилием воли Зеллус подавил очередной приступ. "Не смей останавливаться!": неожиданно закричало нечто, вырывавшееся изнутри его сознания. Резко оттолкнувшись от земли, Везельвул подпрыгнул, в одно мгновение оказавшись в воздухе. Словно потянув за какую-то веревочку, демон освободил силу, которую уже еле-еле удерживал внутри своего тела. Разряд молнией прошел по его руке, и в ладони высшего замигал мертвенно-холодным огнем небольшой электрический шар, стреляющий в стороны, будто искрами, "язычками-молниями". И в который раз демон порадовался, что тяжелый, наэлектризованный силой соперницы, тяжелый воздух не являлся для него преградой. Быстро оказавшись за спиной девушки и остановившись от нее на расстоянии чуть более двух метров, он запустил шар противнику в ноги. Нет, демон вовсе не рассчитывал на то, чтобы сбить девушку с ног. Он добивался совершенно иного; нужно было увидеть оппонентку в действии, понять, какими приемами она владеет. И как итог - найти ее слабую точку.
  Боль разъедала голову, подобно голодным белым личинкам, пожирающим мертвую плоть. Ему надо было немного, хотя бы еще чуть-чуть продержаться в ясном уме и трезвой мысли. По крайней мере, не так он представлял себе свою смерть.
  А червь Безумия, взращенный за короткий срок своим хаотическим хозяином, тем временем проедал дорогу к жизни Везельвула.

0

47

Да-да! Вот он момент, когда жажда наконец-то пресытиться и где-то недельку Иоланда не будет мучиться от удерживания жажды. Неделя это как минимум. Однако что потом будет, понятно всем...Даже пусть Иоланда сейчас не имела контроля над крусником, часть принципов боевых распространялись, несмотря ни на что. Она никогда не нападает первой, то есть не наносит первая удар. И все равно, какая обстановка кругом. Не атаковать первой, значит не открывать своих способностей раньше времени, не показывать своей взволнованности и бесконтрольности над собой. Ну и кроме ещё нескольких таких вот пунктов самое важное - это оправдание для самой себя, что "не я первая атаковала. Нападавший сам виноват, что погиб(или покалечился). Его никто не заставлял нападать на меня. Это была самооборона." Наивная отговорка, но куда же без этого. Для Иоланды это было нормально. Она ещё слишком молода и не умудрена как следует жизнью. И если её никто не прикончит, ещё долгое время ей будет шанс умудриться. А пока Иоланда просто ждала, ждала с яростным кипением силы внутри, когда Вельзевул сделает первый шаг.
Будь Иоланда хоть чуток в нормальном сознании, она бы унесла ноги, если бы заметила, что этот демон обладает сходными силами. Это было для неё опасно. В голодном состоянии она вряд ли сможет противостоять таким ударам. Хотя всяк может быть. Может этот демон не настолько силен, чтобы пробить защиту. И, Иоланда в глубине души всегда надеялась, нападая на кого угодно, не сможет отразить на неё её же удар. Убить это Иоланду не убьёт, однако крусник "отключится" на долгое время, пока Иоланда, став обычной,не поправиться. Чувствуя, как напряжение внутри достигло того уровня, на котором можно атаковать, Иоланда приготовилась, приподняв косу перед собой и повернув лезвием параллельно земле. Она пустила напряжение в своё кровавое оружие, которое сейчас было частью её тела. Такое же неделимое и зависящее. Мелкие снопики зарядов вырывались из острых концов косы, где должны были быть цепи, на лезвиях. "Чего же он ждет?" - задалась таким вопросом Иоланда, не понимая, почему противник медлит. Она хотела чтобы тот спешил. Её сил надолго не хватит. Чем скорее она победит, или хотя бы ранит демона, тем лучше. Тогда она утолит хотя бы частично свою жажду. Этого будет достаточно, чтобы оглушить демона и быстро удалиться, не раскрыв себя.
Иоланда не стала отвечать ничего демону. Ответом послужил негромкий рокот, подобный рыку льва, который не собирается делиться ни с кем своей добычей. И вот он сладостный момент, которого крусник так долго ждала. Демон, подобно ей самой, мгновенно оказался над соперницей. Иоланда ухмыльнулась про себя. Однако, вопреки её ожиданиям, демон не атаковал, оказавшись наравне с ней. За мгновение до девушки дошло: ожидай атаку сзади. С громким шуршанием крыльев, она обернулась, укрывшись ими. И в этот же миг послышался скрежет и тепло. Удар демона оказался довольно чувствительным. Она почувствовала неприятельские разряды почти до основания крыльев, до спины, хотя отразила краем. Это был тревожный сигнал для Иоланды. Глаза девушки поблекли, перестав так ярко светиться красным,. тали видны её черные зрачки и темная бордовая радужка. Она смотрела прямо на противника. В этих глазах читался только голод, ненависть ко всему живому. А за ними скрывалась жалость и тепло душевное, которые сейчас были подавлены  голодным крусником. Планы рушились подобно карточному домику. Оставался лишь один путь - давить на демона, обрушить на него град атак, и в момент его промаха вонзить в него острые как бритва лезвия косы и обескровить его. В ответ Иоланда распустила крылья вперёд, отгоняя демона от себя и мгновенно набросилась, чуть взмыв над землёй, чтобы не уцепиться не обо что под ногами. Коса со свистом неслась прямо на демона, готовая снести ему голову. Вопреки своей слабости, Иоланда пустила из косы сильные разряды, чтобы удар в любом случае нанес демону повреждения.

Отредактировано Иоланда (2011-05-05 13:17:01)

0

48

Полусон, полузабытье, жуткое оцепенение, беспорядочное, неясное пространство, пляшущее пламенными чертиками в его голове, переплетенное с неразрывной связью нереальное чувство космического ужаса, поглощавшего его изнутри, минута за минутой - такой роковой вихрь царил в тот момент в голове демона, и как не пытался он отвратить от себя чуждое подлунному миру наваждение, черная мгла с трагической ясностью расползалась в его сознании. Бесплодны были старания, которые прикладывал он на то, чтобы противостоять своему невидимому сопернику. Все казалось каким-то странным, каким-то ненормальным. Почему мысли, то и дело прорезающие вспышками его больное сознание, теперь заглохли, словно старинный Вселенский двигатель, и крушение это казалось демону не менее жутким, чем предсказанное так же - вечному механизму, на что, собственно, и рассчитывает большинство детей Сатаны. Цвета и краски, благо, еще сохраняли меж собой определенную толику пространства, и четкая картинка все еще стояла перед его взором; но нет, какое-то тяжелое, тягостное чувство подсказывало ему, что и это отнюдь не надолго. Вероятно, хватит его от силы на час, полтора, если, разумеется, не случится что-то из ряда вон выходящее, и не настанет преждевременное поражение - а кто не знает, что демоны не любят проигрывать. Особенно, когда на кону стоит жизнь, и, он готов был поклясться даже Господом Богом, если понадобится, что и сам не раз он убивал своих соперников не менее жестокими методами чем тот, который подобно паразиту запустил корни в его сознание. Но нет, он верил, нет, он знал наверняка, что более жестокой шутки судьба не могла бы сыграть с ним. Незримая тяжесть, давившая на него сверху, не усугубляла его поражения настолько, насколько не давал ему сконцентрироваться на сражении мертвенный гул в голове, искажающий пространство звон, в особенности усиливающийся непомерно в то время, когда Везельвул концентрировал энергию в своем теле. Почему, почему все так тяжело, почему именно сейчас, после стольких лет, его угораздило попасться в свои собственные же сети. Нет, он не cмел оспорить тот факт, что во всем произошедшем виноват большею частью он сам. И едва его разум замирал на этой мысли, как все спутывалось в единый ком, все сильнее и сильнее. Наверное, хотелось верить в скоропостижную смерть его оппонентки - как-нибудь, он и сам не знал как, но ему нужно было отдохнуть. Он чувствовал силу своей соперницы, да, а она, вероятно, чувствовала его слабость. И он сам прекрасно чувствовал ее. Ведь как не старался Зеллус выстроить ход своих действий в одну тактическую цепочку, все в один миг как будто бы накрывало некой пеленой; и все приходилось начинать сначала, шаг за шагом, а у него просто не было на это времени. Приходилось действовать, как говорят, "с ходу", а к подобному низменному, с точки зрения демона, методу, он прибегал крайне редко. Тут, словно в упорном злорадстве, на него набросились разом все те гнетущие и унижающие, а так же великолепные и, лучше сказать, грандиозные его победы и поражения. Он помнил их все: Азатот, Перрин, Найол,, Селкет, Заххак - всех их он одолел, многие знавали имя его в Преисподней, и только дважды потерпел Везельвул поражение: Асмодей и Морана - лишь этим двоим он уступил когда-то в годы своей юности, и теперь ужасные сцены одна за другой мелькали в его мыслях, заставляя терять контроль над собой.
- Неужели этого и добивается древний бог? - Зеллус еще раз проклял Ньярлототепа, когда хаотичный трезвон вновь ударил по его барабанным перепонкам, - но нет, подобной милости он от меня не дождется!
Как он и ожидал, реакция странного существа была превосходной - едва он выпустил из руки небольшую вспышку энергии, как его противник тут же, как был, развернулся и совершив молниеносное движение обоими своими чудовищных размеров крыльями, образовала при помощи них своеобразный "барьер". Энергия, исходящая из конечностей, не замедлила перекрыть демоническую атаку, и Везельвул лишь усмехнулся про себя; если все продолжится в таком же духе, перевес, и без того значительный, будет на стороне соперницы. Демон попытался ухватиться за взгляд противника, направленный на него и преисполненный лютой ненависти, когда... он и сам не смог потом понять, прав ли он был или же это была очередная навеянная проклятием, иллюзия: но в то мгновение ему будто почудилось, что что-то изменилось в глазах девушки. Что это было, осталось для Зеллуса совершенной загадкой, но именно это "что-то" словно дало демону некий стимул. Нечто что могло бы быть для него крайне полезным в скором времени мелькнуло в этом взгляде, и взявшаяся из ниоткуда частичка силы помогла Везельвулу предупредить атаку девицы: как будто возвратились на минуту уже потерянные им чувства. Несколько неловко, но тем не менее резво, демон отскочил от точного, рассекающего воздух подобно пламенным клинкам, удара черной парой крыльев, и затем, направив энергию в обе руки, встал в боевую позицию. В глазах его загорелся загадочный огонек - что-то значительное должно было произойти с минуты на минуту. Соперница тем временем подпрыгнула в воздух, что дало демону возможность выиграть немного времени и "растрясти" свою энергию по обеим рукам от ключицы до кончиков пальцев. Атаки сверху зачастую требовали перестраховки, и хотя в другое время Зеллус не позволил бы своему врагу занять столь выгодную позицию, сейчас не оставалось ничего другого, кроме как прибегнуть к старым способам. Тем временем, девушка не заставляла себя ждать - замахнувшись острой, к великому огорчению Везельвула сделанной из неизвестного металла и имеющей весьма странную форму, косой, она, подобно огромной птице-перепелятнику, обрушилась на него, рассчитывая попасть демону в шею и тем самым обезглавить. Энергия уже покалывала на кончиках пальцев Везельвула, готовясь выплеснуться наружу - сейчас для него было исключительно важно подобрать момент, единственный момент, когда у него будет возможность увернуться от атаки и самому нанести оппоненту сокрушающий удар. Пригнувшись как можно ниже, демон, едва соперница оказалась на расстоянии не менее половины метра от него, вильнул вперед, запуская электрические волны прямиком в огромную косу.
   - Остается лишь надеяться, что на это существо действуют законы физики, - подумал Везельвул, стараясь восстановить дыхание - сердце отбивало беспрестанные такты в ушах, чем еще больше усугубляло его и без того печальное положение, - если наши энергии соприкоснуться определенным образом, стоит рассчитывать на скорейшее поражение... по крайней мере одного из нас.
  Мысли вновь сбились в одну общую кучу, мешая все и вся в самоконтроле высшего: собственно, именно "благодаря" этому новому приступу Зеллус не сразу почувствовал жгучее покалывание у себя под лопаткой. Не сводя пристального взгляда с девушки, он притронулся правой рукой к тому месту, где явно чувствовалась боль, вполне отличимая от иллюзии. И тут же выругался сквозь зубы. На спине у него, не много не мало, протягиваясь от лопаток вдоль позвоночника, тянулась длинная, кровоточащая царапина, невыносимо жгучая и несущая весьма неприятные ощущения - подобное, следует признаться, демон испытывал первый раз за всю свою жизнь. Везельвул испытал неожиданный прилив ненависти к тяжелому, холодному металлу, неизвестному, но столь опасному металлу. Вероятно, он был предназначен именно для таких целей; даже не хотелось знать, скольких темных духов, детей Ада и его преддверий погубило это жуткое оружие. Зеллус притронулся к своему светлых оттенков камзолу. Как и ожидалось, тот был испорчен изрядно и демон уж был совершенно уверен, что восстановить его не удастся не коим образом. Почему именно сейчас, именно сегодня?! Высший выругался вновь.
  Но что же с ним. Ведь он всегда, в любой ситуации, даже самой безвыходной отличался своим непроницаемым спокойствием. Что же с ним теперь? Почему все разом перевернулось вверх дном, почему удача покинула его в столь ответственный момент? Проклятие явно разрушало его рассудок, и, скорее всего, самообладание было не последней потерей. А сам он? Что он, вероятно, упустил? Что ж, его уже не удивлял факт его собственной беспомощности. Да что, тем более, говорить - от самоей ауры ее веяло чем-то металлическим, холодным, бесстрастным. Демон направил слабый поток энергии в сторону соперницы. Металлическое оружие, металлические крылья...
  И тут странная, безумная по существу мысль мелькнула в его гаснущем сознании.
  Металл. Истинно так, это был металл. Везельвул не знал, назвать ли ему себя сущим низменным червем или же воздать хвалу Люциферу, что демонический его корень, заложенный в каждом демоне, дал его сознанию на короткий срок прояснится. Нет, это было просто феноменально! Каким образом он не подумал об этом в самом начале, как мог до такого докатиться?.. Но нет, не сейчас, на самобичевание у него еще останется время, если его задумка удастся. Что более важно - хватит ли ему сил? Последний удар практически опустошил все запасы его энергии, и хотя демон старался не показывать этого, но он был на пределе. Если его задумка в итоге окажется решающим тузом в этой игре или хотя бы валетом, ему все же удастся перейти от обороны к нападению. Да, именно на такой исход он и рассчитывал.
  Усилием, стараясь побороть очередной приступ боли и тошноты, демон собрал в кулаке немалую толику тяжелой, плотной энергии. Затем, быстро отойдя на расстояние около двух или трех метров от врага, Везельвул вытянул уже "горящую" изнутри руку вперед и, направив ее прямо на девушку, выпустил силу на волю, при этом стараясь как можно экономнее и умелее расходовать ее. К тому же, сильно обнадеживал тот факт, что от подобной атаки нельзя было увернуться; именно по той самой причине, что этот своеобразный ход нельзя  было назвать именно атакой. Это был особый всплеск энергии, и хотя он действовал на расстоянии до пяти метров, демон рассчитывал на то, что противник его будет растерян подобным поворотом событий.
   - Лишь бы сработало, - только и успел подумать Зеллус.
  Удар приходился прямо на крылья. Металлические, как только сейчас заметил Везельвул, отливающие холодным блеском, крылья. Хех, недаром когда-то давно он ясно давал понять своим неумелым противникам, что с одним лишь холодным оружием выходить против него бесполезно и глупо. В его силах было изменять форму любого металла, от железа до цинка, и он в который раз обругал себя за то, что не додумался до подобного раньше. В его планах было, если не расплющить в лепешку, то хотя бы порядком деформировать крылья противницы. Ведя битву на земле, он имел больше, гораздо больше шансов на победу, а самому выпускать на волю крылья для него было равносильно самоубийству: распространять электрическую защиту на дополнительную часть тела у него не было не сил, не возможности. Но нет, как говорится среди смертных "Не говори "хоп", пока не перепрыгнешь". И хотя от этой поговорки несло невероятной простотой, в данной ситуации Зеллус решился взять ее за правило.
  А в голове его все вертелось и вертелось, перекрывая тошноту, боль и монотонное гудение стороннего зла, вертелось, подобно мухе, которая стремится вылететь в приоткрытое окно до того, как мухобойка разобьет ее в одно непамятное пятно: "Лишь бы получилось, лишь бы получилось"...

+1

49

Возможно то было хорошо, что Иоланда была в бесконтрольном состоянии, которое было равносильно потере сознания. Когда тело само собой живёт, а душа где-то далеко, отключилась от мира сего. Но как же это порой пагубно сказывается на результате. Какой же надо было быть дурой, чтобы напасть на того, кто владеет той же стихией. На ошибках принято учиться. Однако в каждом правиле есть исключение. И Иоланда являлась вот таким вот неисправимым исключением. То зло, что сейчас управляло крусником, то есть голод, надеялось быстро одержать верх. Слабость этого демона была сразу замечена, а иначе бы полез бы он в открытую нападать на беззащитную девушку. Да только ожидал ли демон, что получит достойный отпор? Кто знает. Может, это достойным отпором и не назовёшь. Будь Иоланда хоть чуточку в себе, она бы давно унесла ноги, если бы могла. Ведь одно промедление, и Вельзевул, при таких обстоятельствах, без проблем одержит верх. И тогда демон наверняка не упустит шанса закончить начатую трапезу. Однако ни один уголок сознания этого не осознавал, будучи полностью под властью животного желания утолить жажду хотя бы несколькими каплями крови, этого желанного жизненного сока, подобного красному вину.
Громкий звон косы, впившейся в землю смешался с вырвавшимся криком ярости. девушка в ярости застыла, пытаясь отдышаться. Случилось то, что и должно было. Вельзевул оказался отличным, превосходящим противником, несмотря на слабость, которую Иоланда преувеличила, по-видимому, чересчур, оценивая противника вначале. Энергия от атаки Вельзевула мгновенно прошлась ударом тока по всему телу. Нет, не своего тока. Будь то своя, родная энергия, она бы наоборот придала сил. Сердце Иоланды бешено забилось.  Горечь на правой стороне лица неприятно жгла щеку. То была тонкая струйка крови, текшая из образовавшейся раны у виска. темная, почти черная кровь, стекая по шее, обжигала холодную кожу, сложно раскалённые пылающие угли, брошенные на тонкий лед. Эта боль привела на мгновение Иоланду в себя и девушка пошатнулась, оперевшись на косу.
"Нет... Этого не может быть... Почему?! - с ужасом выдохнула она, - Я не хочу... " Но тут же сила сознания утихла и вновь Иоланду обуяла ярость, желание отомстить, шибануть этого демона так, чтобы он либо уносил ноги, либо потерпел поражение и стал великолепной закуской.Она рывком вырвала косу из земли, которая наполовину лезвия туда вошла. резким взмахом она вернула её в привычное положение перед собой и обернулась к Вельзевлу, будучи готовой в любой момент укрыться от нападения со спины. Но каково же было её удивление, когда она увидела его мирно стоящим. В хаосе мыслей промелькнула одна нормальная мысль: "Что же он собирается делать?" В Иоланду закрались сомнения, опасения. Ведь если он не стал нападать на неё напрямую, со своим оружием, значит, он собирается сделать что-то такое, что должно нанести довольно весомый удар. А иначе бы он не стоял, а уже давно напал бы, пока ещё Иоланда не обернулась. Девушка застыла, с ужасом пытаясь понять, что происходит. От взволнованности, разряды, которые и без того часто вырывались из крыльев, стали ещё мощнее и больше. Когда противник стал отходить назад, Иоланда впилась руками крепче в рукоять косы, которая от этого задребезжала, немного трясясь от того, с какой силой была сдавлена руками.
- Да как ты... - злобно процедила нечеловеческим голосом Иоланда, однако не успела договорить "смеешь со мной "играть"! " Её лицо перекосилось, а крылья заскрежетали, пытаясь сопротивляться воздействию Вельзевула. Вот она, его атака, которой так опасалась Иоланда. Хотя ожидания девушки не оправдались. Она ожидала куда более меньшего. Это был полный крах. Сегоднгя явно не её день. Похоже, что Вельзевул все-таки закончит свою трапезу. Пытаясь сопротивляться, Иоланда ощущала, что силы на исходе, а крылья опускаются и становятся неуправляемыми, не ощущаются… Однако такое воздействие слишком сложно было блокировать. Да и чем? Если основными главным щитом были эти крылья, каждое перо которого было металлическим, таким прочным, что они выдерживали огромное количество атак любой силы... А сейчас Иоланда даже не могла даже опустить их. Ничего не оставалось, как убрать их, пока они окончательно не разрушились. За секунду они распались черным пеплом, выпустив в демона всю ту энергию, что в них скопилась и не могла выйти из-за его атаки. А теперь крылья рассыпались, и эта  искрящаяся молния, рассыпаясь на несколько небольших молний, неслась на Вельзевула, оставляя за собой неприятный запах гари от развалин. Одновременно с этим Иоланда ощутила, что это было всё, на что она способна. Большего ей больше не добиться, так как Вельзевул серьёзно вывел её из строя. "Пока коса в руках, у меня есть шанс!" - обнадеживающе подумала Иоланда, едва стоя на ногах. Её шатало от одного только ветра, что выглядело довольно жалко... Такой монстр, такая сила подчиняется ей, а она, как тонкая высокая былинка на голом холме, от одного ветра едва может устоять. Однако какая же это досада.
С тихим шорохом  коса рассыпалась багровым пеплом. Его подхватил вызванный атакой Иоланды ветер и разнес по сторонам. Руки девушки опустились. Она замерла, стоя в замешательстве. Она стиснула зубы, оскалившись от злости и скрытых внутри досады, боли, страха. Алыё глаза, чуть поблескивая, пытались отыскать среди дыма и вспышек молний, которые должны были прямо сейчас настигнуть противника, его фигуру... Сдаваться? Этого и в мыслях не было. В рукопашную, так в рукопашную. Право, на руках есть ещё то, что способно разорвать плоть в клочья – длинные острые когти, которые были в человеческом облике бледными ногтями… Однако Иоланда не подумала об одном… Раз демон той же стихии, он наверняка не окажется настолько глуп, чтобы пропустить на себя эту атаку, и отразит её.

0

50

Так, наверное, щербатой улыбкой зубоскалит фортуна, потешаясь и смеясь над своими ничтожными, несамостоятельными глиняными фигурками на шарнирах. В ее силах и правах вертеть и играть своей хрупкой игрушкой ровно столько, сколько ей заблагорассудится, дергать за ниточки или "одевать" в причудливые события, вышитые из золоченного сукна Рока и Судьбы. Но в то же самое время, подобно шаловливому ребенку, она могуща бросить свою бывшую забаву о землю; и пробежит ли трещина по дороге жизни или, вполне вероятно, и вовсе разлетится она на десятки, нет - сотни осколков, маленьких и острых, которые так глубоко способны ранить. Казнить и миловать - единственное, но сколь всесильное и вечное оружие в руках златокудрой удачи, сплошной механизм, жизненный механизм, который кажется обманкой и причудой, но в то же время незаменимой частью Колеса Времени. И не работать ему, не идти, не вертеться, погружая планету в свою сладострастный сон, до тех самых пор, пока не заполучить он власть над каждою живою и мертвою душой, и странно и страшно воспротивиться ему, но в то же время один миг - и мы забываем о том, что свершилось с нами совершенно недавно. Человечество не учится на ошибках, никогда не училось и, скорее всего, учится не будет. И это с младу известно каждому демону, который с презрением оглядывается на кровавую тропинку позади себя, бормоча себе же под нос: "Это кровь гибнущего народа!" Но как обернется он во второй раз, то осознает, что он отнюдь не высшая каста в этом загадочном мире. Есть система куда более мощная и таинственная, а вот верить в нее или нет - это ведомо не каждому, и в какой-то предательский миг ты поскользнешься - кем бы ты ни был. И доведется не раз в жизни пребольно упасть любому в этом мире под полной луной.
  Но есть ли выход? Как можно побороть неведомое и невидимое? Вероятно, в тот самый миг, когда не оставалось уже ни капли былой силы в разом одряхлевшем теле демона, когда виделась ему поминутно вместо черного, обугленного каркаса таверны бесконечная гладь Вселенной, когда чужеродный голос беспрестанно шептал и шептал ему что-то на языке давно ему знакомом, но не понятном - именно тогда он менее всего задумывался о подобных высших вещах, но именно они неотступно следовали за ним. Ибо то, что не действенно здесь, является негласным законом там, в далеких мутных пространствах за небом, где и существует ползучий хаос Ньярлототеп, откуда и пришло терзавшее Везельвула проклятие. Признаться, сам демон уж и вполовину не ощущал всех совершенных им действий: он двигался словно во сне, и сам не мог толком понять, причиняет ли ему боль невыносимый трезвон в голове или, наоборот, убаюкивает, упрашивая навечно погрузиться в темноту. Наверное, частью своего сознания он этого хотел - и весьма хотел. Но в то же время он понимал, что для него это - еще не конец. Была ли это гордыня, являющееся неотъемлемой частью любого "подземного" существа, или его тянувшееся уже не одно столетие, стремление добраться до своей заветной цели в конце концов втянуло его в замкнутый круг, образовав при этом основную цель его жизни - этого он тоже не знал. Инстинкты, являющиеся практически животными, овладели им, и он не смел им сопротивляться. Да, к тому же, даже если бы он сильно этого захотел, то не смог бы противиться коварному зову... хотелось упасть и больше не подниматься, хотелось убежать, скрыться, закричать, что было силы, от боли и страха - все это, поначалу осторожно, подобно крадущейся кошке, внушал ему вкрадчивый голос в голове. А он не мог противиться ему. Он, Везельвул, даже не мог толком определить силу своего врага, атаковавшего его изнутри: борьба на двух фронтах в конец измотала его, и он уже не ведал, на каком из соперников фокусировать малые остатки своей силы. Но, получается, если ему до сих пор удавалось оставаться в сознании, значит, еще есть шанс. Вероятно, он невелик, но и этот обманчивый козырь фортуны демон сейчас ценил более всего на свете. А к тому же... надо было хотя бы немного успокоиться. Спокойствие. Зеллус еще раз попытался оградить свой разум мысленным барьером, но после пары попыток, в конец отказался от этой не приносящей никакой пользы, идеи. Это могло лишь, наоборот, только помешать ему - демон уже не знал, сколько драгоценных мгновений, предложенных ему для атаки, он мог пропустить. Медленно, но неотвратимо нарастала колющая боль в неглубоком, но весьма кровоточащем порезе, оставленном Везельвулу холодным лезвием престранной вражеской косы. Демон даже не мог сказать наверняка, случалось ли ему когда-нибудь, хотя бы раз в жизни, попасть в подобную, явно олицетворяющую собой насмешку над всеми предшествующими его победами, ситуацию; что ж, это до сих пор казалось высшему довольно нелепым, никак не укладывающимся в рамки привычных ему понятий. Нергал, тем временем, пускал частые, не несущие ни капли закономерности, импульсы своему хозяину, что тоже несколько мешало демону сосредоточиться. Однако сейчас, в такой роковой для самого его существования момент, он не собирался убирать его в ножны - почему-то именно сейчас он чувствовал себя гораздо уверенней, сжимая в руке нагретую жаром его разгоряченного битвой тела, сталь.   
  Наверное, в тот момент, он почувствовал себя могущим хоть как-то изменить ход событий, текущих явно не в его пользу. На первый взгляд абсолютно непробиваемые крылья девушки поддались воздействию его магии; Везельвул даже не пожалел о том, что он не успел полностью уничтожить крылья соперницы - явно почувствовав, что в положении она находится весьма невыгодном, девушка, если так можно выразиться, "свернула" свои крылья. Рассыпавшись на тысячи мельчайших частичек, большею частью сходных с пеплом, она, как и задумывал изначально демон, была вынуждена приземлиться на безжизненную черную землю. Отлично, теперь, по крайней мере, можно атаковать, не опасаясь нападения с воздуха. Зеллус, ни на минуту не прекращая борьбу с проклятием внутри себя, направил энергию по некоторым "путям" своего тела в левую кисть - ему нужен был один, хотя бы один электрический шар, чтобы претворить свои планы в жизнь! Немного, совсем немного энергии!..
   - Могу поклясться седьмым кругом... как такое возможно? - у высшего перехватило дыхание, не столь от изумления, сколько от страха. Как? Ведь всего минуту назад он был уверен, что сможет создать еще несколько "молний"! Вероятно, ему просто не хотелось признавать то, что черный вселенский ужас оказался сильнее его. Он даже не мог представить, что все дойдет до такого! Чертово проклятие высасывало из него не только остатки сил, но и жизненную энергию. Подобный конец был просто невозможен. Его, если разум его в тот момент не пребывал где-то на призрачных границах между землей и космосом, обещались сожрать? Безнадежна ли ситуация?.. Безнадежна, но настолько ли?
  Он не видел, не уследил за тем роковым мгновением, когда крылья девушки, распавшись, превратились в длинные волны змей и, прорезая разреженный воздух, понеслись к нему.
  Он осознал опасность только тогда, когда яркая вспышка, на долю секунду ослепившая его, неслась на расстоянии не более метра от того места, где он стоял.
  И лишь перед тем моментом, когда три зигзагообразные стрелки на всей скорости врезались в него, когда дышать стало просто невозможно и когда одновременно с этим происшествием он, задействовав силу - постороннюю ли или свою - он так и не смог понять, перенаправил атаку противника, отбросив ее от себя с совершенно не присущей ему яростью, в его голове, яростные шумы и голоса в которой достигли своего пика, пронеслась бессвязная мысль: "И вновь Его чертова победа..."
  Затем он почувствовал резкий свист ветра в ушах, каждой клеточкой своего тела ощутил, как спина его ударяется о что-то холодное, твердое - рана отозвалась нечеловеческой мукой, однако, Везельвул практически не чувствовал ее на фоне всеобщего болевого шока. В глазах потемнело, и высший даже не знал, сколько времени прошло до того момента, когда зрение вновь вернулось к нему. Однако подняться он уже не мог, как бы ни хотел - только воткнув острие меча в рыхлую землю, он, кое-как сумев опереться на рукоять обеими руками, привстал на одно колено. Другое, хотя и не сильно кровоточило, тем не менее отдавало острой покалывающей болью, и демон не рискнул ухудшать свое и без того тяжкое положение. Взгляд его, еще не обретший четкость, вперился в черную женскую фигурку, и хотя Зеллус не мог понять, стоит она или лежит, он с безликим равнодушием неожиданно для себя осознал, что ничего не чувствует: ни ненависти, ни ярости, ни страха, ни отчаяния. Эта битва как будто бы парализовала какой-то механизм внутри него. Или же проклятие, не отступавшее от него ни на шаг, и боль в каждом суставе вконец сломили его? Была ли надежда? И свойственно ли демону надеяться?
Как бы то ни было, сейчас внутри у него было пусто, как было пусто на этом безжизненном клочке земли, спаленном им самим.

0


Вы здесь » ... » Таверна "Добрые Вести" » Зал таверны