...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Для новоприбывших » Nobody dares call me a coward! (c)


Nobody dares call me a coward! (c)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Яркий, звенящий, как монистовое ожерелье, изредка шипящий белый свет ослепил тебя. Несколько минут он постепенно затихал, будто потухающий костер, все еще теребя слух, а затем исчез, размывшись в нечеткие силуэты. Ты открываешь глаза.
Ты полулежишь, облакотившись о валун. Ночь окружила все, и луна светила ярко и ясно. Вокруг лес, а впереди торопливо бежит небольшой ручей.
- Твое имя и возраст, - властный голос заставил тебя отвлечься от раздумий. Ты не смог сопротивиться внезапному приказу.
- Аида Морган Неррун. Раньше меня звали Морги или Ада. И Спирит. Как дух. – я помолчала, пытаясь вспомнить, - А возраст… мне одиннадцать, только одиннадцать.
И тут ты понял, что больше ничего о себе не знаешь.
- Я понимаю, ты мало чего можешь вспомнить о себе сейчас. Поэтому я расскажу тебе о твоей же сущности, - голос слегка смягчился. - Раньше ты была очень веселой, живой и открытой девочкой. У тебя было много друзей, а ты была душой компании. А какой у тебя был живой, звенящий, задорный смех, как колокольчик! Еще ты была храброй, решительной и очень дружелюбной. Тебя все любили, называли тебя солнышком. Но потом погибли твои родители, сгорели в доме во время сильнейшего пожара. Из дома вывели тебя, дедушку, но твоя мама осталась в доме, она пыталась спасти твоего новорожденного брата, отец хотел спасти ее, вбежал в дом, а крыша обвалилась. С тех пор ты изменилась, замкнулась в себе, никто не видел твоей улыбки, не слышал твоего смеха. Ты говорила мало, но всегда по делу. Не смотря на это, ты продолжала общаться с людьми, но старалась не привыкать к ним, не привязываться. Ты старалась заботиться о дедушке, как могла, пока вы путешествовали. Вы шли к его первой семье, первой жене, детям и даже внукам. Твой дед сильно болел, да и ты чувствовала себя не самым лучшим образом, поэтому вышли даже по ночам. Это длилось в течение трёх недель. Ели вы в трактирах. Твой дед иногда выпивал и тогда начинались твои любимые моменты. Дедушка твой начинал разговаривать с теми, кто находился в трактире, и ты узнавала много нового и интересного. У тебя всегда была тяга к знаниям, ты сидела и слушала, и слушала, внимала, как губка, впитывала в себя все что слышала. Ты вела так себя везде и всегда, до пожара и после него. В этом плане ты не изменилась. А еще ты всегда любила рисовать, и у тебя это неплохо получалось. Вы с дедом пришли к его первой семье, там тебя приняли неплохо, в отличие от твоего дедушки. Ему там были не очень-то и рады. Но он долго и не собирался обременять их и тебя своим присутствием, твой дедушка ушел жить куда-то. Кажется, у него были там друзья, у которых он мог пожить. Тебе выделили небольшую комнатку под крышей, и первым твоим действием было хорошенько выспаться. А потом началась относительно спокойная жизнь. Тебя отправили в школу, и ты не плохо училась. Тебе помогала твоя тяга к знаниям. Со сверстниками ты общалась спокойно, изгоем ты не стала, но за твой тихий образ и характер тебе подарили кличку Спирит. Тебя сравнивали с духом, это как нельзя лучше описывает всю твою сущность. Ты всегда ходила, как призрак, бледная, тихая. Но иногда, очень редко ты улыбалась. И всех этим очень удивляла. А еще по ночам ты любила сидеть на крыше и смотреть на луну. Сидеть и рисовать, ты очень много рисовала, и у тебя были красивые рисунки, для твоего возраста. Не смотря на все, что произошло в твоей жизни, ты очень любишь людей, ты тянешься к ним, но в тоже время боишься привязаться, полюбить их по настоящему.
Ты затих в изумлении. Воспоминания, опыт, самоосознание - все возвращалось к тебе.
А допрос продолжался, ты не понимал кто же тебя спрашивает. Ты не мог противиться- казалось, что голова трещит от давления чужой энергии.
- Теперь твоя очередь. Расскажи о себе. - снова больше приказ, чем просьба раздался из неоткуда.
-Я человек. Самый обычный человек. К тому же не самый талантливый. Помню, разве, что я неплохо рисовала. Да, все говорили, что я стану художником. Может, так бы оно и было бы… – я помолчала, напрягая память, - А еще, я любила писать всякие рассказы, а потом их читать. Я всегда очень любила читать, но не всегда было, что читать. И я писала свои рассказы, их я не кому не показывала, наверное, по этому мне никто не сказал, что я в будущем могу стать писателем.
- Хорошо, но ты рассказал не все,- холодно ответил кто-то.
Ты кивнул, зная, что действительно рассказал не все.
- Я вспоминаю, что всегда очень боялась, потерять близких мне людей. Поэтому старалась, как можно меньше общаться, приближаться к людям. Старалась их отталкивать. А так же я питаю слабость к кошкам, да, я обожаю этих грациозных и загадочных созданий. Еще я очень люблю ночь, луну, старинные замки и легенды. Все таинственное привлекает меня.
На секунду допрашивающий решил показаться: высокий, белокурый мужчина в плаще, из-под которого поблескивает тяжелый двуручный меч. От него исходила огромная энергия, он не был человеком. Рядом с ним стояла белоснежная химера... И тут оказалось, что говорил с тобой не мужчина. Этот властный, чуть хрипловатый голос исходил из химеры! Он снова заговорил:
- Что ты принес с собой? С тобой есть спутники? Я лишен зрения, но если ты соврешь я пойму. Поверь, лучше тебе говорить только правду.
- У меня есть маленький браслет на правом запястье. Он серебряный и тоненький, а на нем выгравировано мое имя. Его подарила мне мама. И он мне очень дорог.
- Теперь подойди к воде.
Ты, не смея ослушаться, кое-как встал и побрел к ручью. Как ни странно, вода отражала очень хорошо, не хуже зеркала.  И тут ты увидел себя.
Девочка в отражении была худой, с очень бледной, практически белой кожей. На овальное лицо ниспадала черная челка с пепельным оттенком. У нее все волосы были такого цвета. Чаще всего они были заплетены в косу чуть длиннее лопаток. На затылке был розовый бант. Челка загораживала тонкие черные брови. Маленький, аккуратны носик и пухлые губки придавали ее лицу миловидное выражение. На лице выделялись большие карие с зеленым оттенком глаза.
На девочке был облегающий ее тонкую фигурку белый сарафан. Он без рукавов, зато с высоким горлом и шерстяной. В этом сарафане всегда тепло. Он чуть ниже колен. На ногах лёгкие ботиночки и белые носочки.

- Память вернулась к тебе, теперь ты можешь продолжить свой путь в познании мира. Ты не будешь помнить нашу встречу, в отличии от всего остального, что ты познал сегодня, - голос зверя затихал с каждым словом, а напряжение спадало. Все вокруг померкло: лес, ручей, мужчина и химера - все пропало, но только луна светила по-прежнему ярко. И это значило, что Мир принял тебя...

0

2

Аида Морган Неррун
Мне трудно представить маленькую девочку в опасном мире. Ну что же, это дело твое. Принята, добро пожаловать)

0


Вы здесь » ... » Для новоприбывших » Nobody dares call me a coward! (c)