...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Флэшбэк » Без намёков!


Без намёков!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Иоланда и Монтесума
Локация: подвалы поместья
Коротко о событиях: В поисках  укрытия Иоланда забрела на пустующее поместье. Неплохое место для временного пристанища. Только вот прежде чем выбирать где жить, следует изучить место как следует. Первым делом девушка отправляется в ту часть, где обычно что-то съестное хранится - подвальная часть. Громкий удар, серия мелких глухих ударов - и обратно вернуться по старой дороге не выйдет, так как обвалилось перекрытие перед дверями. Иоланда оказалась запертой в погребе с... Монтесумой, который невесть откуда там взялся. демон и крусник оказались в одной ловушке.
действия происходят год назад

0

2

- Черт, как холодно, - пробормотал Монтесума, потирая руки. На нем была одета легкая рубашка и штаны, явно было, что парень очень торопился от куда-то сбежать, даже не захватив с собой пальто.
Зима. Глубокие, промерзшие и покрытые острой коркой сугробы. Стоит чихнуть, как с ветки, нависшей над твоей головой, упадет добрый килограмм снега.
"Прекрасно," - зло подумал демон, проклиная все. Под штанами, в сапогах, за шиворотом был снег. Он уже устал и утомился, было довольно тяжело пробираться сквозь высокие сугробы. Но что это? Впереди показался небольшой, деревянный домик. Тяжело вздохнув, но тем не менее, радостно улыбнувшись, Монтесума устремился к хижине.
Дверь с чудовищным скрипом отворилась, как будто норовя оторваться и тут же рассыпаться в щепки. Демон усмехнулся, аккуратно прикрыл дверь и оглянулся. Мягкая мебель от мороза оказалась не менее твердой и холодной, чем камень. Доски были ледяными и скользкими. Освещения не было, только пара бревен у проломанного камина. Монтесума медленно обошел комнату, заглянул сквозь дверной проем. На старой, пыльной кровати лежал промерзший скелет. Демон зашел, оглядел труп: кожа кое-где еще осталась, одежда была женской, а волосы седыми. Покачав головой, демон проговорил: "Прости, но мне теперь нужнее," и содрал теплое одеяло с трупа. Он еще раз обошел хижину, приметив небольшое расхождение деревянного пола - это крышка прикрывала вход в подвал. Монтесума еще раз поежился: "Здесь холоднее, чем на улице!"
Он аккуратно спустился по трухлявой лесенке в подвал, прикрыв за собой крышку. В подвале имелось два помещения, за дверью, наверное, было хранилище. "Вот там и заночую."
Демон рывком открыл дверь, то послушно растворилась, с потолка посыпалась земля. Он плотно закрыл дверь.
Комната была очень небольшой, с обклеенными зачем-то обоями земляными стенами и ледяным, каменным полом. Монтесума глубоко вздохнул, постелил одеяло на пол, сел на него, скрестив ноги. Он еще раз подышал на ладони, заметив, что в закрытой комнате гораздо теплее, хоть и темно. Даже огня не зажечь. Демон содрал свою рубашку, провелся рукой по животу, размазывая кровь. Рана была довольно глубокая, кровь не останавливалась. Было очень больно, демон рубашкой туго перевязал рану, желая остановить кровь. "Столько сил из-за этого гада потратил..." Монтесума откинулся назад, вспоминания события сегодняшнего дня. "Чертовы охотники... Я хотел только пообедать, а они набросились с криками "демон", топорами и вилами, как в сказке. Правда, сказки не заканчиваются обычно несколькими трупами и сбежавшим "злодеем", на то они и сказки, чтобы показывать одну сторону."
Демон медленно и болезненно засыпал, понимая, что такое удовольствие в данный момент опасно. Слишком много сил он потратил.

0

3

Нет лучшей поры для Иоланды., чем вот такая зима, когда под ногами весело хрустит снег, вокруг все белым бело. И плевать, что сегодня снег был покрыт коркой, которая нещадно трепала и без того убогую обувь Иоланды. У девушки была нехорошая привычка ходить всегда без обуви. Лишь зимой приходилось изменять этому принципу и обуваться. Страшно представить, во что превратились бы ноги крусника, если бы она не носила хотя бы какое-то подобие зимних сапог. Хотя никакие раны такого типа не носили особой значимости для Иоланды. Пренебрежение к собственному телу было обычным делом для такой как она. Девушка ступала по снегу робко, боясь нарушить это совершенство белого одеяла природы, что укутало её на долгие месяцы зимы. Так и хотелось погрузиться в глубокий сугроб, веря в то, что внутри там так тепло, как бывает в хорошо натопленном доме под мягким одеялом. Но приходилось свыкаться с суровой реальностью, которая не сулила ничего, кроме как долгие часы перехода по молодому сосняку, который уже должен был закончится, если верить тому подобию карты, что было в руках Иоланды. Девушке сейчас было вполне комфортно. Голод её не особо мучил, холод она пока ещё не прочувствовала, ибо двигалась быстро, что согревало её, усталости так же не было. Некая легкость присутствовала внутри, беззаботность, что доставляло немало удовольствия Иоланде, позволяя любоваться зимней природой. Как редко ей перепадали такие приятные моменты, когда ничто не гложит измученный разум крусника! Потому девушка старалась не пропускать такое время, а насладиться вдоволь обычным, повседневным видом зимы, который в иные разы лишь тяготит её.
Долго отдыхать душой не удавалось никогда. Подъем настроения был кратковременным. И уже через часа два к Иоланда вновь вернулась угнетённое вялое состояние. Было уже не до любований зимними пейзажами. Девушку уже начинало больше волновать, где укрыться на ночь от сильных морозов, которые уже давали о себе знать, так как дело шло к ночи. Ночные похождения не входили в планы девушки. Её душа просила тишины и темноты, а тело отдыха.  Несмотря на высокую выносливость крусника, долгая дорога сказалась на Иоланде пагубно. Если голод крусника не играл особой роли на физическое состояние девушки, то голод обычный, то бишь человеческий, умел выводить из строя Иоланду в самый неподходящий момент. Который, кажется, и был сейчас. Шаги ускорялись, взор искал дорогу или тропу, которая бы вывела в деревушку или какой-нибудь приют, где можно укрыться на ночь. Кто знал, что будет в конце небольшой дорожки, на которую вышла Иоланда из рощицы, по которой шла полдня. Дороги часто приводят туда, куда меньше всего хочешь попасть. Такова судьба, она всегда так играет со всем живым. Иной же раз захудалая, незаметная тропка может привести к самому желаемому. Мало кому так везёт. Иоланде доселе никогда такой путь не попадался. Видать, она по жизни такая невезучая. Но это и хорошо, закалка появляется, когда постоянно преодолеваешь множество препятствий. Стараясь занять мысли чем-то кроме размышлений о своей сущности и судьбе, Иоланда думала как раз об этом. Девушка немало опасалась не найти укрытия на ночь. Все-таки усталость не шутки даже для крусника. Волнения быстро рассеялись, когда впереди показалось какое-то строение. Сквозь белизну снежного покрова рассмотреть сразу не удалось, что это за постройка. И дом ли это вообще. Был лишний повод прибавить скорости шагу. Что собственно Ио и сделала. Радость от того, что наконец-то какая-то крыша над головой будет прибавляла сил добраться до этого загадочного дома. Как и думал Иоланда, он был пустующим. Это было сразу видно по тому, что почти не было видно никаких следов. Разве что… Взгляд девушки застыл на цепочке следов, который пусть и не выглядели свежими, но наталкивали на мысль, что может быть кто0-то в этом доме да и живет. Договориться с хозяином или хозяевами, если оные имеются, конечно же, труда не составит для Иоланды. Хотя о наличии хотя бы одного жильца девушка засомневалась, коснувшись двери и попытавшись её открыть. То  ли та так примерзла, то ли была так стара и так давно не открывалась, что Иоланде пришлось приложить усилие, чтобы её открыть. Представшая её взору картина не обрадовала особо девушку. Надежды на хорошее укрытия на ночь не оправдались, а рухнули, подобно карточному домику. Ну что ж, следует отдать должное, переночевать есть где. Если постараться, можно найти хорошее местечко для сна. Ветра тут нет, ничто не сулит особого дискомфорта. А боле Иоланде и не надо было. Крусник привыкла довольствоваться малым для удовлетворения своих потребностей, учась обуздывать свои чувства и потребности. Надо было обладать ей этими умениями, чтобы не выходить из-под контроля, будучи изголодавшейся по средству своего существования – по крови демонов.
Кстати об этом. Иоланда пусть и мало отдавала себе отчет в том, что сейчас ощущает как крусник, но её казалось, что она чувствует следы именно демона в этом доме, а не кого-то другого. Но то было лишь предположение. Разрозненность восприятия не давала точно ответить на вопрос, потому Иоланда и не сосредотачивалась на этом, продолжая несмелый шаг по прохладному деревянному полу, который почти не скрипел под её малым весом. Не удивительно, так девушка исхудала за последние месяцы. Не так-то просто зимой достать себе пропитание, не ведя оседлого образа жизни. Жаловаться не приходилось – привыкшая уже она.
Быстрый обход не дал особых результатов. Видимо тут не так давно не стало хозяев. Может перебрались на зиму в другое место, поближе к городку или деревушке, а может кто со свету сжил. Такие сейчас времена, что всякое бывает. Только и приходится, что надеяться на свои силы. Найти того, кто станет опорой, согреет вот таким холодным вечером все равно, что стать обладателем несметного сокровища. Только вот такое сокровище мало найти, надо ещё и удержать. Мало-мальски согревшись в достаточной мере, Иоланда решила сделать более тщательный осмотр. Не столько на наличие уютного уголка, где можно устроить ночлежку, сколько на наличие чего-то съестного. Наверняка в погребе в такой холод может храниться что-то довольно вкусное. Стоит ли говорить, что такие условия самое то для хранения как овощей, фруктов, так в равной мере и мяса и прочих продуктов, которые могут составить хороший ужин для непридирчивой в еде Иоланды. Не составило труда отыскать дверь, ведущую в погреба, которых, право, оказалось несколько. Это обнаружилось тогда, когда первая мелкая дверца была открыта и немного света проникло вниз. Недалеко от ступенек виднелась ещё дверь. Это обрадовало Иоланду. Наверняка там есть что-то, что может быть для девушки полезным. Стали бы люди, что здесь жили, делать такой крупный погреб, если не для хранения приличных запасов.
Нужно было что-то, что поможет ответить спуск. Как жаль, что крусники не обладают кошачьими глазами. Как бы сейчас пригодилось это девушке. Ведь человека, коим ещё частично Иоланда была, природа не сочла нужным одарить ночным виденьем. Пришлось отвлечься здорово от основной цели и сосредоточиться на поиске чего-то, что можно использовать для освещения. Будь то огарок свечи или полноценный факел – все равно. Главное чтобы был свет.  Без этого никак не обойтись. Он разгоняет тьму, оттесняя её в самые дальние углы искать спасения. Поиски увенчались малым. Удалось найти старую масляную лампу на камине. Нехитрое приспособление ещё хранило в себе немного смолы и масла. Все было замерзшим. Некоторое время ушло на то, чтобы растопить хотя бы немножко содержимого этой древней лампы. Но и этого хватило чтобы зажечь фитилек, который сам себе растапливал маленьким пламенем горючее. Теперь Иоланда могла спокойно спуститься в погреб в поисках чего-то съестного. Что девушка и поспешила сделать. Пришлось оставить верхний плащ лежать на ящике лестницы – спускаться в мокроватом и тяжелом плаще было некомфортно. Странное ощущение закралось внутрь Иоланды. То ли опасения, то ли крусник внутри что-то неладное чуял во всем этом. Но, как это ни прискорбно, Иоланда разобраться не могла да и не пыталась, так как пребывала в расстроенном состоянии. Может потому она пнула тяжелую дверь, которая ответила на пинок девушки неимоверным скрипом, но даже не посмела сдвинуться. Иоланда хлопнула себя по лбу. Надо же было так ошибиться и не заметить, что дверь открывается в другую сторону. Ошибка была исправлена и Иоланда дернула с силой дверь на себя, входя вовнутрь. Кромешная тьма была в следующем помещенийце. Даже огонька лампы не хватало, чтобы разглядеть что в метре от девушки. Да какое там разглядеть. Следующее, что стало происходить, не сопутствовало спокойному созерцанию темноты погреба. Верхняя петля двери не выдержала рывка, которым Иоланда открыла дверь и сорвалась. В результате чего тяжелая дверь скосилась, толкнув крусника вперёд. Рефлекторно девушка ухватилась за косяк, стараясь устоять и не плюхнуться о холодный каменный пол. Вдруг там что-то, что может нанести серьёзное увечье. Да только косяк тоже решил внести свою лепту в наказание Иоланды за вторжение и такое обращение со старым строением. Дальнейший трест и грохот ясно вмиг дал понять Иоланде, что лучше сигануть вперёд, пока обвал балки и дверного проема не завалил и её. Насколько это было возможным, вернее, насколько это позволял разрез платья, Иоланда отпрыгнула вперёд. Но она не учла, что юбка платья узка, потому прыжок был коротким. Почувствовав твердую опору под ногами, она попыталась уравновеситься. Но по инерции пришлось сделать ещё шаг. Вот тут-то поджидала Иоланду ещё одна неожиданность. Крусник неожиданно споткнулась о что-то довольно мягкое. И, как показалось девушке через тонкую ткань юбки платья, теплое.
- Мать моя ДЕМО... – последовало вместе с этим ругательство во весь голос во время самого подаения.

0

4

Сон. Мягкий, тягучий, обволакивающий накрывал его, так хотелось просто закрыть глаза и уснуть... Но почему-то демон упрямо сопротивлялся этому чувству, он боялся, что может не проснуться.
Внезапно он ощутил волну энергии, какое-то магически одаренное существо быстро приближалось. Монтесума резко, пожалуй даже слишком, вскочил, наполовину достал клинки из ножен. На такой внезапный подъем организм отреагировал по-своему: голова закружилось, тело пошло мелкой дрожью. "Неужели я настолько слаб?!" - спросил сам себя Монтесума, еще раз притронувшись к ране. А, бесполезно. Монти никогда не умел определять тяжесть ранений. Организм демона позволял вынести многое, до предела он никогда себя не доводил.
Шаги приближались. Погреб были слишком маленьким помещением для  того, чтобы хотя бы отскочить или увернуться от удара, поэтому лучшим выходом было встать у входа и убить противника еще до того, как он успеет заметить демона. Однако, это сработает только если враг еще не заметил демона, что маловероятно.
Внезапно лучик света пробрался в комнату, сквозь щель в двери. Дверь пнули так, что с потолка посыпалась земля, но она не подалась. Монтесума вздрогнул, представляя гигантского людоеда, почуявшего кровь. Он уже видел слабые точки чудища, с какого расстояния и силой нужно ударить его. Но тут дверь отворилась, женский силуэт на секунду показался на светлом фоне. Еще через пару мгновений не укрепленный потолок обвалился, добрую треть комнаты засыпало крупными земляными комьями. Все это сопровождалось чудовищным грохотом, как будто тысячи молний одновременно ударили в одну точку. Девушка упала прямо на Монтесуму, который рефлекторно подхватил ее.
Девушка громко выругалась, слова были весьма кстати.
- Ну не знаю насчет матери... - Монтесума злобно, словно пробужденный тигр, оскалился и постарался разглядеть лицо девушки. Тьма была кромешной. Монти только что осознал, что до сих пор  зачем-то крепко держит незнакомку, он разжал руки, разведя их в стороны, мол, я не пытаюсь ограничить свободу.
Засыпанная комната оказалась настолько тесной, что места хватало только рассесться напротив друг друга. Ни о каком сражении не могло быть и речи: оружием не замахнешься, любая магия могла быть опасной и для самого создателя... Ну, почти любая. Демон зажмурился и несколько секунд представлял огонек - магия никогда не давалась ему легко. Через минуту, может, больше, на ладони он держал крошечный, словно с фитиля свечи, огонек. Он был совсем холодный, зато сумел осветить лица присутствующих: Монтесума болезненно жмурился, глаза переливались темно-бардовым, кровавым блеском; незнакомка выглядела очень бледно, ярко-зеленые глаза сильно выделялись на фоне блеклой кожи лица. Демон коварно улыбнулся, как бы шутя припугивая, пустил огонек на центр комнаты, чтобы хотя бы на стены не натыкаться. "Черт, вот, оказывается, как бывает..." - усмехнулся демон про себя, то и дело нервно пережимая рану, опасаясь, что кровь снова пойдет. Наверное, в другое время Монтесума бы отреагировал бы на сам факт того, что оказался заперт с девушкой в замкнутом и крошечном помещении, по-другому. Но он то ли повзрослел, то ли просто перестал удивляться, слабость и большая потеря крови тоже сыграли немаловажную роль. Демон присел, прислонившись к стене, привычно перекрестил ноги и уставился на девушку. Она была очень высокой, пожалуй, даже немного выше самого демона. Была очень худа, болезненно бледна и тонка, в голову сразу пробралась жуткая мысль, что она - вампир. Изголодавшийся по крови и блуждающий в поиске жертвы. Демон не стал церемониться, не вставая достал клинки, угрожающе сжал рукояти, хрипло спросил: - Ты вампир? - глупый вопрос в такой ситуации, тем более когда ответ и так ясен: вряд ли больная чем-то девушка могла пройти чрез такой густой и опасный лес зимой. Но надо же было как-то начать беседу, а именно на спокойный разговор демон надеялся.

0

5

Случилось то, чего, в  принципе, Иоланда ожидала меньше всего. Да, в погреб её тянуло не только желание найти что-то съестное. Но и что-то подсознательное, на уровне крусника. И именно поэтому и не осознавался второй мотив спуститься сюда. Спуститься Иоланда спустилась, а вот что дальше произошло, было весьма интересно. Девушка растерялась, не зная на что в первую очередь обратить внимание: на то, что случился обвал ветхого потолка, на то, что она заперта, или же на то, что сейчас её кто-то держит. Сориентироваться быстро не позволяли вышесказанные обстоятельства. Спокойный вечер был слишком спокойным до этого момента, чтобы ожидать такого же продолжения. И, как это всегда бывает, беда не приходит одна. Девушка ясно почувствовала в миг падения, как внутри пронеслась болезненная искра. И прежде, чем она смогла бы отреагировать на это пробуждение крусника, её кто-то крепко сдал за руки, поймав. Оно-то и хорошо, этот кто-то спас девушку от слепого падения, которое могло нанести травму. Но сам факт того, что Иоланда заперта тут не одна настораживал девушку. Прежде чем начать выяснения, кто это и что он здесь делает, девушка поспешила освободиться от «объятий» незнакомца, оттолкнувшись от него руками именно в тот момент, как тот её отпустил и сам. Этого Ио никак не ожидала, потому едва удержала равновесие, споткнувшись ногой об обломок. Но все-таки равновесие удалось сдержать.
Шок от случившегося быстро прошел и Иоланда взяла себя в руки, быстро стараясь обдумать все произошедшее. Её волновало сейчас множество вопросов. И главные были об этом незнакомце, который здесь оказался. Что ещё за глупый смертный решил здесь заночевать?  Сердце девушки не переставало бешено колотиться в груди  от того, что она постепенно начинала ощущать пусть и не очень сильную, но энергетику демона. Оказаться в такой тесноте с демоном взаперти было не очень светлой перспективой на будущее. Называется, захотела крусник найти себе покушать.
«Следует быть осторожнее в своих желаниях!»
Иоланда как только можно было попятилась, не зная, как быть в этой ситуации. Здесь было слишком тесно и небезопасно, чтобы использовать какое-то из оружий крусника. Крылья вряд ли здесь можно будет развернуть, не говоря уже о косе, которая окончательно все здесь разрушит. Но демон же! Как долго девушка сможет себя сдерживать, когда так близко находится вожделенный источник её существования? Это был лишь вопрос времени, довольно короткого времени. Попытаться выбраться отсюда? Это был один из выходов, но для этого тоже надо немало времени, чтобы разобрать эти завалы. А кто знает, как на неё сейчас отреагирует Монтесума. Тон, которым он ответил на её вырвавшееся ругательство не предрасполагал для полюбовной беседы-знакомства. Да и обстоятельства были не те. По вине крусника все это произошло, потому какое может быть ещё отношение к виновнице? Иоланда ещё раз мысленно ругнулась теми же словами, что уже  вошло в привычку, причем весьма безвредную. Иной раз девушке даже нравилось, как реагировали на это демоны, которые становились свидетелями этих слов. Как бы сейчас пригодилась та лампа, которая сейчас покоилась где-то под завалом, потому что Ио по неосторожности выронила её. В такой кромешной тьме было некомфортно находиться наедине с демоном. Девушка опасалась, что тот предпримет что-то необдуманное, восприняв её враждебно. Возникшая пауза лишь усилила опасения Иоланды на этот счет. Только бы не это неловкое молчание, только бы не это затишье, словно пред бурей. Любое неверное движение могло принести пагубные последствия. Как со стороны Монтесумы, так и со стороны крусника. И опаснее всего была бы неадекватная реакция с её стороны, так как вряд ли эти стены выдержат напор сильнейших разрядов молний, которые испускают крылья. А погибнуть от какого-то  обвала потолка было бы глупо круснику.
Иоланда невольно вздрогнула от того, что тесную комнатушку осветил слабый огонек, созданный Монтесумой. Первая реакция была довольно резкой у Иоланды. Она была готова в миг появления огонька наброситься на демона и придавить его локтем за шею к стене, ибо промелькнула мысль, что тот решил отплатить девушке за вторжение. Сомнения на этот счет вмиг рассеялись, когда слабый свет осветил их лица. Иоланда немного успокоилась, приняв нормальное выражение лица и став ровно, насколько это позволяла настроенность, которая была довольно агрессивной сейчас, так как Иоланда ожидала атаки от демона.  То, что её ожидания не оправдались – это было хорошо. Теперь, когда появился хоть какой-то свет, девушка могла увидеть, кто же этот незнакомец, на которого она так неожиданно наткнулась. Взгляд Иоланды был устремлен отнюдь не на лицо Монтесумы, на котором была ухмылка, за которую иной раз девушка бы снесла демону голову не думая. Первое, что бросилось девушке в глаза,  было то, что рука Монтесумы была неестественно прижата к животу. Неестественность проявлялась в том, что вряд ли это просто так рука была положена на эту часть тела. Глаза девушки блеснули. Она медленно подняла правую руку, вглядываясь в свою ладонь, словно там что-то важное было. Иоланда затаила дыхание, чуть приоткрыв рот. На кончиках пальцев были пятна крови, которая принадлежала вовсе не ей. По телу девушки прошла приятная дрожь от этого зрелища. Значит вот почему незнакомец так странно держал руку на животе!
«Ранен! Кровь!» - вслед за этими мыслями появилась ещё вереница таких же односложных, слагавших странный и малость неадекватный ассоциативный ряд в уме Иоланды. Легко доступная добыча. Даже не придется, наверно, прилагать силу, чтобы оттеснить демона в угол и утолить жажду. Или?.. Промелькнуло сомнение, что лучше не стоит трогать Монтесуму. Бить лежачего – это было не для Иоланды. Не её методы. Один лишь принцип такого рода мог остановить девушку, заставив отступить, сдать позиции. Пожалуй, можно было Монтесуме отблагодарить Иоланду за её принципиальность, ибо это остановило её, не дав круснику шанса утолить жажду столь нечестным способом. Подумав над этим как следует, Иоланда не посмотрев на Монтесуму повторила за демоном его слова:
- Вампи-и-и-ир… - девушка протянула букву «и» довольно долго, закончив горькой усмешкой свой краткий ответ, который и ответом нельзя было назвать, так как ни утверждения, ни встречного вопроса не прозвучало. Так Ио ещё никто не обзывал. Может потому за оскорбление девушка это ен сочла. Это можно было о неё подумать, хотя бы исходя из её вида: пара клыков чуть поглядывала иногда над нижней губой и во время речи. Иоланда по-прежнему не спускала глаз со своей руки, которая медленно приближалась к сухим губам. Медленно, аккуратно, словно то были на пальцах не пятна крови, а хрупкий чистейший горный хрусталь, который так завораживал девушку своей красотой и простотой одновременно. Странный жест Иоланды наверняка подтвердил вопрос демона, хотя сама же Ио не заморачивалась на то, что сейчас подумает Монтесума. Пусть считает вампиром, сумасшедшей или кем-то ещё. Главное, что демон не знает истинной сущности девушки. В таком случае пришлось бы ей принять серьёзные меры. А сейчас… Кончиком языка, чуть прикрыв глаза, Иоланда лизнула палец, на котором были следы крови демона. Этот вкус вызвал новую волну все той же приятной дрожи, пробуждая у крусника желание прильнуть к ране Монтесумы и так же осторожно пить кровь, наслаждаясь каждой каплей. Ах, это низменное желание! Как ни боролась Иоланда с ним, в такие моменты ей этого хотелось, и девушка не пыталась препятствовать. Аккуратно слизав кровь с одного пальца, она взялась за другой, совершенно забыв о присутствии Монтесумы буквально в метре от неё.
- Ммммм… - не сдержала Иоланда классического проявления удовольствия. – Де-емон… Откуда ж вас столько…
Не хватало добавить ей только «вкусных», но,  к сожалению или к счастью, тут она опомнилась от некого забытья, опустив плавно руку, словно призрак. Наконец-то девушка устремила взгляд заблестевших глаз от желания продолжить получать удовольствие на лицо  Монтесумы, рассматривая быстро его. Вероятно, действия девушки не особо удивили его, ибо они последовали буквально сразу после его вопроса и он мог воспринять их как ответ Иоланды. Чуть пригнувшись, словно изготовившаяся к прыжку кошка, Иоланда задала короткий вопрос с долей удивления в голосе от заданного Монтесумой вопроса, которое было дополнено приподнятой бровью:
- С чего это вдруг вампир?
Странности. Их было столько в девушке… Из одной из странностей последовало возникновение желания взглянуть на рану и... Превязать?! И это не смотря на то, что сейчас незнакомец ясно давал знать через обнаженные клинки, что девушке лучше не приближаться. А когда же Иоланда понимала правильно язык жестов?

0

6

Монтесума выжидал. Девушка как-то странно, хищно посмотрела на него, опустив взгляд до раны, перевязанной рубашкой, которая уже была пропитанная кровью. "Точно вампир" - вздохнул демон, уже с отвращением представляя, как отсечет твари голову. "Ну и останусь я тут с трупом... Как выбраться-то? Ага... Скоро у нас закончится воздух, а он, как известно, нужен всем."
Демон широко, но печально усмехнулся, понимая, что шансов выжить совсем не много, однако не веря, что умрет. Такое смешанное чувство безразличия и прочной уверенности. Стена за спиной казалась совсем холодной, по спине пробежались мурашки. "Слабею," - печально подумал он.
А Монтесума уже не сомневался - девушка была вампиршей, особенно после того, как она облизала пальцы, случайно испачкавшиеся в крови. "Вот черт..." - с отвращением подумал демон, глядя, как девушка с неподдельным удовольствием слизывает капли крови. Монтесума угрожающе выставил вперед оружие, мол, подойдешь - порежу, не испугаюсь.
- С чего вампир? - Монтесума не сдержался он нервного смешка, - Нормальные девушки не пялятся так на кровь! И уж, конечно, не слизывают ее... - про себя демон добавил "тварь кровососущая". Он и сам был своего рода вампиром - только забирал себе чистую энергию, души. По этому если девушка попробует напасть на него, он не побрезгует воспользоваться ее беззащитностью во время питания и забрать ее силы.
Пока она говорила, на блеклом свету блеснули небольшие острые клыки. Монтесума поежился, его еще не кусали вампиры, но судя по рассказам выживших после этого - это не самое приятное ощущение.
- Знаешь, как демоны любят? - Мотесума открылся, догадываясь, что вампирша уже знает кто он есть, - демоны любят обмен. Услуга за услугу... Что ты можешь мне предложить? - усмехнулся он, проверяя девушку. Что она скажет? Как отреагирует? Все это важно, все это нити, ведущие к внутренниму миру, к сущности и характеру. Демон даже не мог точно сказать - в полной ли мере существо, стоящее перед ним, разумно? А вдруг у нее кроме инстинктов ничего не осталось? Или наоборот - девушка околдованная. Многое бывает, поэтому, чтобы иметь шанс выбраться и выжить, нужно сначала узнать все тонкости ситуации... В конце-концов рыть вдвоем - проще и быстрее. И не важно, что она девушка, в данной ситуации они оба лишь несчастные, кому не повезло оказаться в замкнутом помещении без доступа воздуха.
- Меня Монтесума зовут, - решил демон представиться, сочтя, что их общение не закончится  на смерти одного из них от руки другого. "Хоть бы она угомонила свои инстинкты... Я же на нее не бросаюсь с дикими криками, мол, хочу сожрать душу, или того хуже - овладеть телом вампира..."
- А как ваше имя... - Монтесума не смог найти достойного обращения. Уважительное приветствие... После угроз? После того, как он так нескрываемо брезгливо и нахально оскорбил даму? В любом случае, она тоже хороша - нечего заставлять так нервничать, дразня. Монтесума улыбнулся девушке, иронично поглядывая на нее, на ее дико блестящие глаза, на пятнышко крови, так нелепо оставшееся на лице. Все-таки она не безумная тварь. Своевольный, сильный, решительный взгляд как ничто другое доказывал это. Безвольное существо, живущее только пищей не может иметь такой взгляд.
- Надеюсь, вы простите мою нетактичность? - продолжал демон, все так же свысока, но уже по-доброму, не насмехаясь, а изучая,  проговорил Монтесума. Голос чуть-чуть дрожал от слабости, однако не давал иллюзию того, что он больше не способен сопротивляться.
- Меня немного смутил ваш жест... Только и всего, - улыбнулся демон, заметно напрягаясь от того, что приходилось все это время держать огонек. Тяжело это было не от того, что демон слаб, даже такая простая магия давалась ему с трудом.

0

7

Иоланду сильно провоцировало к действию оружие демона, обнаженное и готовое вонзиться в её тело при любом неправильно движении девушки. Это немного напрягало крусника, потому что она не хотела каких0либо активных  действий, кипиша в таких условиях, в которых она оказалась. Кстати говоря, об условиях. При слабом свете огонька, вызванного Монтесумой, Иоланда быстрым взглядом окинула эту каморку, в которой она заперта оказалась. Жалкое зрелище... Крусник, запертый с демоном в каком-то чулане со всякими склянками, бочонками.  Да причем не просто заперты, а заблокированы, так как на дверях не было замка, двери были попросту завалены. Разбирать это не так-то уж и сложно для Иоланды. Но вот тот факт, что она здесь не одна малость останавливал девушку. Отчего она довольно быстро вернулась глазами на демона, который уже во всю налаживал с ней контакт. Хотя это было больше похоже ещё на  всю ту же провокацию. Иоланду оскорбляло то, что её воспринимают как вампира. Да, может  она и походила внешне чем-то на них. Время и условия, в которых приходилось сейчас жить Иоланде довели её до изнеможения, сделали из обычной девушки то, кем она является сейчас. И потому ещё удивительнее выглядело проявление силы физической. Просто невозможно было представить, как в этих худых, вернее тощих руках может быть сила, как они вообще могут поднять, допустим, то же ведро или ящик. Не говоря уже о колоннах или чем-то столь же массивно и тяжелом.
Первые слова Монтесумы девушка пропустила мимо ушей, просто потому что была отвлечена от разговоров о чем-либо осознанием положения, в котором очутилась сейчас. Да и вряд ли что-то получилось у неё адекватное ответить нас лова эти, ибо, в общем-то, было сказано то, что и было на самом деле. Только не вампиром была Иоланда. Чего Монтесума не знал. И вряд ли узнает. А если и узнает, то… Исход тогда его предопределён. Промелькнула мысль о том, что Монтесума ведёт себя не менее странно, чем порой она сама. По крайней мере дальнейшая речь демона сбивала её с толку. То ли девушка малость того, потому не может нормально среагировать и воспринять, то ли демон на самом деле изрекает довольно в странной последовательности вопросы, предложения и т.д.
- Странный вопрос, - полурыча произнесла Иоланда, немного отвернувшись от демона, скрывая тем самым раздражение, которое вызвал у неё вопрос. Демон пытался предложить ей договор! Да если бы только он знал, с кем собирается связаться. Такого ещё не было с Иоландой, чтобы ей предлагал демон заключить договор. – Зачем мне услуги раненого демона?
Иоланда окинула однозначным взглядом Монтесуму, окинув его взглядом. Напросилась мысль ей о том, как может что-то полезное сделать демон, будучи в таком состоянии? Хотя внешность в данном случае обманчива. Если внешне демон выглядел изрядно помятым, то по исходящим потокам энергии от него Иоланда сделала для себя вывод, что он просто рационально действует, не тратя впустую силы в сложившейся ситуации. Подытожив этот осмотр застывшим взором на ране Монтесумы и тяжелым вздохом, Иоланда отвернула от Монтесумы лицо, смотря на обломки, засыпавшие вход. Абсурдная ситуация до самого не могу.
- Странный ты, Монтесума, - наконец заговорила Иоланда, выдержав длинную паузу. Не спешила она с ответом по многим причинам. Хотя по сути для себя она ни одну из этих причин не выделяла, я просто молчала, потому что мысли никак не хотели слушаться и двигаться в одну сторону, чтобы привести свою хозяйку в нужную сторону. – Думаешь, что знаешь, кому ты попался?
Иоланда наконец-то повернула лицо к Монтесуме, улыбнувшись детской чистой улыбкой, чуть прикрыв глаза, словно смущаясь. В таких условиях вряд ли ей удастся отгородить себя как-то от демона, чтобы не видеть, не чувствовать раны у него. Если бы не эта маленькая заминка, всё было бы не так трагично. Иоланда вопреки своим ранее принятым решениям решила не делать резких движений. Может быть ей удастся разрулить все так, что обойдется безо всяких жертв и увечий для обоих сторон. В конце концов Монтесума не в курсе тех «мелочей», в которые пока что ему лезть не стоит для своей же сохранности. Только вот мысль добить его, чтоб не мучился, у девушки проскакивала. Но то были не её мысли, а инстинкты крусника, уровень которых был низок. А так как Иоланда не собиралась подчиняться инстинктам и держать марку ещё хоть в какой-то степени себя как человека.
- Вдруг так вежлив стал, хотя ещё минуты две назад был готов своими клинками оставить меня без головы, - продолжила Иоланда свои первые реплики, снимая с себя тяжелый зимний плащ, который был надет поверх её платья, которое она приобрела в лавке последнего городка, в  котором была. Оно ещё выглядело опрятным и аккуратным, тогда как внешний вид плаща оставлял желать лучшего. И быстро плащ стал ничем иным, как удобным ковриком, который Иоланда постелила рядом с Монтесумой, так как с его стороны была хоть какая-то опора для спины. А присесть и хоть немного расслабиться девушке сейчас не помешало бы, прежде чем она решится разбирать эти завалы, которые сама же и устроила. Без лишних движений Иоланда присела рядом с Монтесумой, подобрав под себя ноги, чтобы согреть отмерзшие ступни, которые неприятным зудом начинали давать знать о себе.  Оказавшись в такой близости с демоном, девушка уже не очень хорошо себя контролировала, отчего крусник все больше вторгался в её сознание.
- Что-то я не вижу здесь смущения, - с легкими нотами хитрости произнесла девушка почти шепотом. – Это больше похоже на страх. Боишься?
Девушка чуть игриво усмехнулась краешком губ, отчего стал заметен край чуть притупившегося клыка, так как давно уж не пускались зубки в ход по своему назначению.  При этом Иоланда провела во время своих последних слов указательным пальцем по плечу Монтесумы, исподлобья, словно украдкой, глядя ему в глаза. Крусник, завладевая сознанием Иоланды, частенько не просто вслепую изничтожал демона, утоляя свои желания, а ещё и разноображивал как-нибудь сам процесс, проявляя более высокую организацию своей психики, нежели для себя выделяла Иоланда, чтобы побороть проявления крусника в себе.

0


Вы здесь » ... » Флэшбэк » Без намёков!