...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Кровавый лес » ·Обгоревшая поляна


·Обгоревшая поляна

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Раньше здесь росло вековое дерево, но однажды, в жуткую, беспощадную грозу молния ударила прямо в это старое, уже засохшее древо. Пламя легко, несмотря на ливень и отсыревшую землю, распространилось вокруг. И опять же, по велению судьбы, или быть может, странной магии, выжгло только небольшой круглый участок. Теперь же вокруг - сплошные мертвые деревья с обгоревшей корой и сухая, колючая трава.

0

2

>>>Начало<<<

Длинные, но резко обрезанные кончики елей мирно пошатывались под утренним, легким ветром, словно флаги, настолько горделиво и бесполезно. Ели были мертвы, и только редкий ветер заставлял деревья проснуться и чуть-чуть пошевелиться под упрямыми потоками холодного воздуха. Длинные, корявые ветви то и дело обламывались, сообщая всему живому, что лучше сюда не соваться - мало ли что может свалиться на голову случайной твари, осмелившийся пробраться на кладбище деревьев. Да-да, именно "кладбище" - сухие, черные стволы размахивают внушительными ветвями, словно гигантские могильные кресты, внушая непонятный ужас и уныние, заставляющее любое существо содрогнуться от ужаса и поскорее покинуть злосчастную поляну. Колкая, сухая, но не менее острая при этом трава больно ранит незащищенные, по крайней мере, до колен ноги, оставляя на коже глубокие и резкие, как молнии, царапины. Влажный мох впитывал пепел, становясь не менее мертвенно-черным, чем обгоревшая земля. Пепел забивается в складки одежды, попадает в глаза и пачкает кожу. Здесь не поют и даже не рыдают птицы, здесь и луна светит иначе, свет ее печален и страшен. Но что привело сюда девушку-оборотня?
Шетта проснулась от устрашающе-громкого, казалось бы, раската грома. Шет не потягиваясь, вскочила и настороженно прислушалась - через секунду на нее дождем осыпался пепел и черные кусочки коры, еще через мгновение упала метровая ветка, тень от нее быстро скользила по более-менее освященной поляне, девушка понимала - вот-вот ветка упадет на нее. Но из-за страха, растерянности Шетта не смога пошевелиться и тупо смотрела вперед себя, на стремительно приближающеюся тень. Жутский треск ударил по ушам, на Шетту снова осыпалась гора щепок, но ветка отлетела на несколько метров в сторону, как будто ее что-то ударило...
Девушка недоуменно оглянулась - огонек пламени попался на глаза. "Неужели это какая-то странная магия?" - подумал она, вешая старую сумку на плечо и делая неуверенный шаг вперед, опасаясь распороть ногу об очередной торчащий сучок. Мысли после странного, болезненного сна прихоили в порядок, Шетта вспоминала.
"Я уснула в лесу, у реки - точно помню, но почему я здесь? Неужели я проспала какой-то пожар? Но где тогда река? Кто меня перенес? Я не могу спать настолько крепко!" - размышления прервал странный хруст, непохожий на предыдущий, как будто что-то тяжелое упало на ветку и заставило ее треснуть. "Что за место такое? Нужно уходить..." - но не так все просто. Шетта двигалась медленно, то и дело болезненно морщась, когда наступала на очередную колючку. А поляна казалось очень обширной.
Шетта вообще не любила путешествовать в обличье зверя, хотя это было гораздо более удобно - звериный облик гораздо экономнее тратил силы, грубые лапы были приспособлены для продолжительных переходов, а развитые органы чувств заранее предупреждали о приближающейся опасности. Однако, стоит наткнуться на умелого лучника-егеря, как  стрела уже летит тебе точно в глаз, а охотник, гадко сплевывая, готовит острый нож, чтобы снять шкуру и разделать добычу. Встретить девушку в лесу тоже подозрительно, но как правило, на человека, тем более, на девушку сразу не нападают. Но сейчас, в еловом лесу, да еще в такую прохладную пору путешествие босиком казалось невозможным.
Шетта, отбросив все мысли о внезапно спасении, быстро разделась, сунув одежду в сумку и плотно закрепив ее, начала превращение. Зрелище, тем более для неподготовленных глаз довольно специфическое, но Шетта уже давно перестала стесняться и привыкла ко всем ощущениям и вынужденным неудобствам. Через десяток минут, на месте девушки сидел, чуть потряхивая головой от забившихся в уши щепок, волк.
Звериное чутье подсказывало, что здесь кто-то есть. Сказать что-то в волчьем облике девушка не могла, поэтому только настороженно оглянулась. Хруст снова прекратился. "Что за гигантская неповоротливая птица ветки ломает?" - хихикнула про себя оборотень, уголки звериной пасти чуть подтянулись в полуулыбке. Она наклонила голову и аккуратно накинула ремень на шею - сумку с одеждой забывать нельзя...
Зверь двигался медленно, статно и горделиво, наступая на бывшие опасными сухие, как будто специально наточенные, ветки и колючки, которые покорно хрустели и переламывались под жесткими звериными ступнями. Волк слушал. Волк размышлял. Ситуация с "птицей" как будто только что обрела все нарастающую опасность, это была не просто птица... "Оно спасло меня".
Поляна казалась бесконечной. "Что же здесь произошло?" - в который раз спросила девушка, проходя мимо очередного мертвого дерева, окидывая его жалостливым взглядом. Ветерок пощекотал лохматую шерстку, принеся с собой сладкий запах добычи. Волк насторожился, уши нервно поворачивались улавливая любой шорох; большой мокрый нос торопливо подрагивал, жадно втягивая любые запахи...

+1

3

-------------> Каменный берег

Я получила некое облегчение, оказавшись вдали от того странного человека. Тот будто вырвался из какого-то параллельного мира, своим присутствием корёжа мир наш. И вроде, тот думал, что это мы корёжим его пространство. С чего бы это я подумала "мы"? Лама. Без неё так не привычно. Интересно, где она сейчас? На том поле, где меня убили? Меня убили. Вот это странно. Думать и понимать, что ещё пару минут назад ты был мёртв. Ад, с его аристократичным правителем. Что он тогда сказал? Что-то про некий клан. Вот с этим стоит разобраться. Очень даже стоит. Как только найду населённый пункт, обязательно высплюсь и на поиски. Теперь у меня хотя бы появилась осознанная цель.
А сейчас... а сейчас я не понятно где, без вещей, верного друга и ясно мыслящего разума. Отсутствие всего этого делало меня лёгкой добычей для любого зверя. А учитывая то, что я понятия не имею, что это за районы, звери тут могли быть совершенно разные.
Ступать голыми ступнями по холодным и острым камням было очень не приятно. Казалось, что идёшь по колено в снегу. Большие пальцы онемели. Благо наступило тогда, когда я вошла в лес. Лёгкие сразу наполнил приятный аромат молодых елей и грибов. Странно, сейчас вроде не сезон...
Ноги тонули в мягком мху и это придавало некое умиротворение и спокойствие душе. Казалось, что оказавшись в родной среде ты снова сыт, одет и согрет. Пальцы на ногах мигом отогрелись и теперь, чувствуя каждой толикой своего тела окружение я ощущала цветущую вокруг жизнь. Но что-то было не так. Что, не ясно, но оно не давало мне расслабиться. И даже не просто расслабиться. Это нечто заставляло идти вперёд не оборачиваясь и не останавливаясь. Стало даже страшно. Очень страшно. Идиллия всего этого места в момент показалась какой-то не настоящей, бумажной.
Я не знала, сколько метров или даже километров прошагала в этом бумажном месте, огибая пни и уворачиваясь от, будто ступающих мне на встречу деревьев.
Неужели я сошла с ума? Какой-то бред творился вокруг, будто выжигая мой мозг. Внезапно я почувствовала тепло. Только не в черепной коробке, а в районе солнечного сплетения. Я посмотрела вниз и увидела у себя на груди не очень крупный кулон в виде камешка с иероглифом на верёвочке. Подарок Люцифера? Эта штука не хило обожгла кожу. Я осторожно дотронулась до неё кончиками пальцев, продолжая идти. По какой-то причине я даже не глядя я всё-равно не врезалась в деревья. Камешек не обжёг пальцы. Он показался мне ледяным. Я провела пальцами по руне и почувствовала её рифлёность. Камень будто пульсировал, на подобии маленького сердечка. Я сжала его в кулаке и внезапно увидела вспышку. Глаза ослепило. Несколько секунд я глупо тёрла их, всё ещё зажимая в руке камешек, но когда открыла глаза, перед моим взором предстала наирадостнейшая картина. Лама! Она тут! От радости я даже подпрыгнула на месте и отпустила камешек.
- Приветсвую. - что-о? Я встряхнула головой и выпучила глаза. Это было как минимум странно.
Лама выглядела не так, как всегда. Она была...коричневая. Будто бы помолодевшая. Без седых волос и с белой маской на морде. В её, обычно довольно глупых глазах горел разум, и она, говорила!!! Ясно и чётко. Хриплым, не похожим на человеческий голосом.
Я подошла к ней и протянула ладонь. Та уткнулась мне носом в руку и радостно поёрзала мордой. Реальная. Не галлюцинация.
Что интересно, теперь меня никакая сила вперёд не толкала.
- Охраняю. - только и сказала лама.
Я снова на неё недоверчиво глянула. Губы у той даже не дёрнулись. Может не она со мной разговаривала, а что то в кустах? Я огляделась по сторонам и положила ламе руку на спину. Та дёрнулась и куда-то зашагала. Не желая больше её терять, я пошла следом, всё время подозрительно озираясь.
Мы вышли к поляне. Не простой. Мёртвой. Всё вокруг было будто бы выжжено. Огромное, круглое поле смерти, по среди которого стояла мёртвая королева. Дерево. Чёрное, подобное руке огромного, обгоревшего мертвеца, попытавшегося выбраться из своей могилы.
Я поёжилась. Это место излучало опасность. Я не чувствовала тут и намёка на жизнь. Никогда не пробьётся из под земли росток травы и никогда не поселится тут заяц. Всё будет в запустении вечно.
Лама остановилась и резко выпрямилась по струнке, будто что-то учуяв. Я прислушалась и тоже услышала это. Шаги. Тяжёлые, широкие, неторопливые.
Из-за дерева вышел монстр. Огромный волк, с сильными, длинными ногами и коротким хвостом. Я инстинктивно потянулась за мачете и с печалью вспомнила, что оно сгинуло там, где я погибла.
Отбежав назад, я спряталась за мёртвое дерево, таща за собой ламу, схватив её за длинную шерсть.

+1

4

Солнце медленно, но верно плыло вверх, согревая небо и оплавляя ватные облака. Корявые мелкие ветки деревьев изрешетили небосвод, заключив кусочки голубого потолка в свои острые объятия.
Волк постоянно зацеплялся шкурой об острые кусты, но он не чувствовал боли - густой мех надежно защищал грубую кожу от порезов. Зверь медленно и тихо крался, прислушиваясь к разнообразным звукам, что таил коварный лес. Сердце нервно билось; вдруг, внезапно смех, чей-то издевательский и зловещий раздался, казалось, эхом отовсюду. Волк от страха и неожиданности так и подпрыгнул на месте, неуклюже развернувшись в прыжке и скривившись. Что-то мелькнуло в глазах; через мгновение смех снова раздался на пару со стуком копыт. Волк нервно зарычал и снова развернулся. Ничего. Зверь, злобно и растерянно сверкая глазами, наконец, запрокинул голову. Смех прекратился. Угрожающий треск веток заставил слегка отшатнуться... Вверху, между тяжелых ветвей кувыркалось нечто. Оно как будто застряло и сейчас пыталось выбраться, зажатое между исполинскими ветвями. Оно выглядело, как минимум, необычно: длинные закрученные рога, копыта, острый насмешливый взгляд... Наконец, существо спустилось, а вернее, соскользнуло с дерева, упало и перекатилось. Оно чем-то напоминало козла, однако скорость и прыть его была под стать юркому оленю. Длинные странные шипы на спине почернели от обгоревшей древесины.
Существо встало прямо напротив волка и нагло улыбнулось, что странно смотрелось на нечеловеческой морде. Шетта недоумевающе глядела на тварь, готовясь защищаться если что, однако, свято веря, что сражаться не придется - необычные ситуации требуют неординарного решения.
- Так-с путем-с молчать-с? - тварь, казалось, еле выдавила из себя слова, пасть неумело раскрывалась, как у выброшенной на сушу рыбы, существо смягчало слова и произносила все хрипло и шепеляво, из-за чего было очень тяжело разобрать сказанное. Волк кивнул, стараясь хотя бы взглядом указать на свою вынужденную немоту.
- Рас-сумный-с? Х-хорош-шо, ш-што рас-сумный... - кивнула тварь, - а то-с х-хто х-кому слущить-с путет-с? - усмехнулся козел. Он обошел Шетту, по-смешному высоко переставляя ноги и оценивающе окидывая волка взглядом. Несмотря на всю трудность произношения слов, существо, казалось, совершенно не смущается своему "акценту" и болтает непринужденно и без умолку, отчего его слова окончательно сливаются в единое мутное полотно.
"Я твой хранитель. Руна - в сумке." - совершенно без шипения отозвался козел.
Волк молчал, с чем может быть связана такая перемена в речи?
"Ну, скажи что-нибудь. Ты что? Не понимаешь?"
Шетта не понимала.
"Просто "громко" подумай! Давай же, девочка..."
"Слышно?" - панически подумала она.
"Да, видишь, совсем не страшно."
"Ты читаешь мысли?"
"Почти. Так, а теперь немного информации... Раз ты не знаешь обо мне... Я теперь твоя совесть, слушайся меня и никому больше не внимай, понятно?"
"Нет, я не стану тебя слушаться... ты же козел! Пусть и огнедышащий, но козел!"
"Не стану спорить, тем не менее - я твой хранитель и теперь буду оберегать тебя. Помнишь ту ветку? Конечно помнишь! Ну вот, это я сбил ее, вот так вот!"
"Ааа, понятно," - слегка заторморженно ответила Шет, мысли налезали одна на другую, что мешало в параллели вести мысленный диалог. Девушка настолько растерялась, что совершенно забыла о чувстве голода и о потенциальной добычи, а та, тем временем, спряталась за дерево неподалеку.
Хранитель мешал сосредоточиться, рассказывая о разных вещах, связанный, в основном со стражами. Шетта слушала не очень внимательно, быстро потеряв всякий интерес к "хранителю", понимая, что тот ничего плохого пока не сделает, да и времени все разузнать будет предостаточно, а вот добыча и скрыться может.
Волк сделал несколько неуверенных шагов, отчетливо различая шумное дыхание сквозь завывание ветра. В нескольких десятках метров было то самое дерево, за которым притаилось нечто крупное. Шетта удивилась тому, что жертва спокойно стояла за деревом, а не бежала. Это настораживало. Волк, зная, что тихо подкрасться у него не получится, так как добыча уже знает о его нахождении, в несколько широких прыжков достигнул того дерева, прыгнул и захватил когтями добычу, уже собираясь смачно впиться в шею, но "добыча" смутила его. Это была девушка! Необычная, но девушка. А запах шел явно от оленя или кого-то еще... Волк смущенно (что было тяжело различить на звериной морде) отпрянул, искоса поглядывая на красные похожие на царапины синяки, им оставленные. Хранитель веселился, громко смеясь где-о в сознании. "Заткнись, а?" - раздраженно подумала девушка, лихорадочно соображая что же делать дальше. "А вдруг она из гильдии воинов и сейчас просто убьет меня? Или магичка? Или вообще не пойми кто?" - панически думала волчица, пятясь и опустив голову в знак того, что больше нападать не собирается. Хвост и уши девушки ее совершенно не смущали - многого в мире можно увидеть, если правильно смотреть. И чужие уши еще не самое необычное.

+1

5

Чудовище вело себя крайне странно. Не рычало, не выло, а просто приближалось, шумно ступая огромными лапами по сухим веткам. Я пропустила момент, когда можно было бежать. Мозг плохо слушался. В нем, будто материально ощущалось движение мыслей. Они перестраивались, пихая друг друга и заставляя меня морщиться.
"Что происходит?!" - спросила я сама у себя, но получила ответ от самого неожиданного существа.
"Ты меняешься. То, что произошло в аду, не просто сон или странное происшествие, о котором тут же стоит забыть. Можешь не рассказывать мне, что там было. Я всё знаю." - голос в голове был хриплый и каким-то не понятным образом я сразу поняла от кого он исходит.
"Почему ты...такая?"
"Когда ты умерла, я погибла тоже. За долгие годы между нами появилась некая связь. Почти как между тобой и собакой. Ты попала в ад, я - в рай. Там мне дали возможность вернуться, сказав, что тебе нужен хранитель. И вот я здесь. Не теряй камень у себя на шее. В нём моя сущность." - мысленно обратилась лама. Когда я обернулась к ней, рядом она уже не стояла.
Весь этот короткий диалог длился всего пару секунд. В это время вервольф разогнался и за несколько прыжков преодолел расстояние в десяток метров. Я дёрнулась, что бы хотя б попытаться убежать, но это получилось крайне неуклюже и медленно. Зверь огромными, широкими лапами схватил меня за плечо, впиваясь когтями в кожу. Я завопила. Было ощущение, что к руке приложили раскалённый пласт железа. Свободной рукой я замахнулась, чисто инстинктивно желая ударить существо по морде, но внезапно почувствовала тяжесть в кисти. Такую обычно испытываешь, держа рукоятку меча, но у меня с собой не было никакого оружия. Я изумлённо вылупилась на свой сжатый кулак и увидела в нём длинную полосу лезвия. Ятаган! Тот самый, о котором говорил Люций! Я завопила ещё громче, заставив какую-то беспокойную птицу шарахнуться в воздухе, и разжала руку, выпустив клинок, который не долетев до земли исчез. Без пшиков, вспышек и других визуальных эффектов. В тот же момент зверь разжал когти и я, не успев согнуть колени, больно ударилась пятками о сухую землю. В воздух моментально взвилось облако пепла от сгоревшей травы.
Прижав уши я попятилась, вставая в боевую стойку. Мозг до сих пор не соглашался качественно функционировать. Теперь перед моим взором предстало странное, раздвоенное свечение внутри грудной клетки существа. Пару раз моргнув я убедилась, что это не причудливая игра света на чёрной шерсти. Свет был будто сжат в комок, круглый шарик, размером с песчинку, но светящийся не хуже маленького солнышка. Я завороженно глядела на этот свет, со стороны походя на умалишённую, застывшую в одной позе с глупым, ничего не понимающим выражением лица.
Свечение было не обычным. Оно не заставляло жмуриться, не оставляло отпечатков на сетчатке и было будто сшито из двух половинок, одна из которых была чуть темнее и горела слабее, чем вторая.
Я встряхнула головой, становясь похожей на собаку, пытающуюся скинуть с себя надоедливый ошейник. Наваждение не исчезло, но стало менее назойливым, не бросающимся в глаза.
Сердце бешено колотилось в груди и барабанной дробью отдавалось в висках.
- Что ты вообще такое? - обратилась я к зверю. Только сейчас приходило осознание того, что на меня то напали. Ещё чуть-чуть и убили бы, но что-то помешало.
Существо пятилось в сторону, опустив голову. На секунду мне даже показалось, что оно сейчас развернётся и убежит, но это лишь на секунду. От такого крупного зверя побег ожидать было глупо.

0

6

На мгновение все как будто замерло - Шетта впала в ступор, долго и пристально разглядывая девушку и торопливо обдумывая дальнейшие действия. "Не нападет, а, как там тебя, страж?" - мысленно спросила девушка хранителя, в отчаянии. "Не должна. Не вижу я в ней такой жестокости." - отозвался хранитель.
"Кстати, а имя у тебя есть?" - совершенно не вовремя поинтересовалась девушка.
"Хм, у меня было много имен... Люди в свое время крыли меня матом, так что это не годиться."
"Хорошо, тогда я буду называть тебя "Козлик", устраивает?" - зло подумала Шет.
"Делай, что хочешь, но мне лично больше нравится имя "Хотзар" - так звали моего дедушку..."
"Хорошо, Хотзар, буду звать тебя именно так..."
Волк на всякий случай кивнул, сделал пару шагов назад, спрятавшись за облезлыми кустами. Шет приказала хранителю на всякий случай ее охранять во время превращения.
Кости медленно трансформировались, одновременно с плотью, кожей, мех врастал в тело, исчезая и оставляя кожу светлой и гладкой. Девушка превратилась, скорчившись, она нагло улыбнулась незнакомке и неторопливо оделась. "Печально, что в облике зверя так и не удалось побродить."
- Привет, меня зовут Шетта, - представившись, девушка приветливо протянула руку, - прости меня, я не думала, что охочусь на разумное существо. С тобой не было лошади? - торопливо добавила девушка, поправляя волосы и вытаскивая из них засохшую листву.
- А тебя как зовут?
Шетта доверчиво уставилась на незнакомку, безуспешно пытаясь расчесать волосы, - что же это такое? Всякий раз после превращения так, - проворчала она, демонстративно показывая, с каким трудом удается ей расчесать растительность на голове.
"Почему ты так доверяешь ей?"
"А что такого?"
"А вдруг она людоедка?" - усмехнулся хранитель.
"А ведь правда!" - Шетта опасливо посмотрела на рыжеволосую девушку. Та была довольно симпатичная, невысокая, но с большими как будто рыжими глазами, мягкими ушами и запутанными волосами. Девушка выглядела слегка дико, из-за отсутствия нормально одежды - скорее всего ей пришлось туговато, никто просто так не станет скрываться осенью в таком лесу практически обнаженным. В руках ее как будто блеснуло оружие, но тут же пропало... Странная девушка. А еще страннее, что Шет чувствовала с ней кого-то еще.
"Хранитель?" - догадалась она.
"Он самый, по-моему, ты учуяла именно его. Ахахха... Сожрать хранителя... Это надо додуматься!"
"Я же не знала, что он хранитель! Запах был вполне обычный..."
Хотзар разразился смехом, напоминающем тявканье гиены, на что девушка недовольно фыркнула.
- Слушай, может пойдем куда вместе? Вдвоем и удобнее, и безопаснее путешествовать... - опустив взгляд сказала Шетта.
"Как можно быть настолько доверчивой?"
"Я могу умереть в любую секунду... Зачем жить в страхе? В мире больше добра, чем зла."
"Глупая ты еще. Согласен, ты можешь умереть в любой день, судьбу трудно предсказать, однако не стоит так нещадно приближать час гибели!"
Девушка лишь отвела взгляд и пожала плечами. Ее не переубедить.
Положение просто стоять напротив незнакомки и ждать ее ответа было не удобным, но что делать? Шет сама загнала себя в неловкую ситуацию.

+1

7

>>>Деревья
Мишель сглупил и просто убежал. Даже сам не знал от чего. Тех монстров, что бродили совсем рядом прошлой ночью теперь не было, но зато стало немного холодно. Ангел сел на обгоревшую траву и поджав колени к своей груди, стараясь себя согреть выдохнул, а затем закрылся крыльями, словно каким-то коконом. Ему то конечно погода была не так важна, он любил свою мать любой, но это человеческое тело давало о себе знать, к тому же он был в одной лишь рясе и совсем босой, так можно было и простыть... Глупый ребенок. Обиделся и убежал куда глаза глядят, в итоге потерялся. От этого стало не по себе. Куда идти, у кого просить помощи если он один? Да и окружение тоже не радует... Мертвая природа, что может быть ужаснее для ангела природы? Да наверное ничего. Было больно ощущать под собой сожженную, колющую траву. Это было по крайней мере неприятно для обычного человека, а для Мишеля это была просто какая-то мука. И почему он не убежал в место получше, там где много растений и животных, там где он сможет спокойно посидеть и расслабиться. И не будет выглядеть как грязный чертенок. Конечно он уже давно замарал свою белую рясу, но сейчас она была едва ли не черной. И как он собирается помогать всем живым, ведь сам еще более беззащитный чем любой житель. Все, что может это только залечивать раны, да и то только другим бойцам, а не себе, при том тратя почти все свои силы. И как ему выжить одному? Да в общем-то никак.
Мишель приоткрыл крылья и со слезами на глаза взглянул на траву, что сейчас будто пульсировала под его руками. Такая сухая, грубая... Хотелось, хоть как-то помочь... Но сил уже просто не было. Казалось если он воспользуется своей силой еще раз, то просто заснет на месте не замечая опасность... Лучше бы он полетел... Так бы добрался быстрее... Но он уже просто забыл как это делается. Мог взлететь не на долго, но потом все равно подал на землю. Всему нужно было учиться заново. Летать, лечить живых, не затрачивая много сил и вообще вспомнить, что умел там, в Раю и о чем просто забыл...
Ангел чуть сжал траву и по его щекам вдруг потекли слезы. Ему было больно слышать, как его просто молят о помощи, кричат, ревут... А он... Он не знает, что сделать. Как помочь, чтобы самому не стало хуже и просто не умереть от истощения.
- Простите... - прошептал ангел и лег на траву прижимаясь к ней щекой и хоть как-то поддерживая. Хотя бы мыслями, хотя бы не оставляя одного... Хотя... Он сам сейчас был один. Чувствовал себя лишним вот и ушел, но стало хуже не только ему, но и остальным, он чувствовал, что сделал плохо, но как исправить если не знаешь дорогу обратно? Просто сидеть и плакать? Честно, сейчас в голову Мешеля другие мысли просто не приходили. Он чувствовал себя никчемным, который не может помочь, который только мешается.
- Простите... - жмурясь, словно от боли прошептал ангел и накрыл себя грязными крыльями. За прошлую ночь он даже умудрился поломать несколько перьев, от чего была дикая боль, которую он не испытывал ранее, а может просто забыл, что испытывал... Но все мы по своей натуре люди... Хотя бы в чем-то...

+1

8

Начало

Этот мир не переставал удивлять, радовать и пугать одновременно. Соседство Доброго и Злого, которое никогда не прекратится, потому что вместе с ним прекратится и жизнь. Рай и Ад, которые попеременно будут выигрывать битвы, но никогда не одержат победу в общей войне. Однако в этом месте победа оказалась завоеванной разрухой и запустением. Тоска, беспробудная тоска, развеиваемая сухим, почти пустынным ветром с прогорклым запахом гари и пепла. И почти ни одной живой души... Почему почти? Потому что Каларих абсолютно четко и ясно ощущал тонкую колючую нить отчаяния и страха, иногда разрывающуюся яркими, слепящими глаза всполохами боли. Фею не нужно было даже прикладывать особых усилий, чтобы почувствовать это. Хотя нет, если источник этих эмоций был тут не так давно, но уже ушел, то энергия ощущений осталась бы еще примерно на час в просто идеальном состоянии...
Но вот так рубить с плеча не стоило. Блондин прикрыл голубые глаза и медленно, стараясь ничего не упустить, мысленно заскользил по этим грубым нитям прямо их к источнику и хозяину. Наконец, черные ресницы вздрогнули. Сжавшееся в кокон существо, кем бы оно ни было, было еще здесь и не очень далеко от фея. А исходящее тонкими лучиками живое тепло красноречиво указывало на то, что этот кто-то еще жив, хоть и ранен. Медлить было нельзя - Каларих закинул на плечо длинную косу, чтобы та не очень сильно била по ногам при беге, и на всех парах, почти вслепую, полагаясь только на собственные чувства, рванул к источнику тепла. Да, пусть он не был общительным, скорее наоборот, но и черствым эгоистом отнюдь не являлся. Феи явно не из того эфира были сотканы, чтобы оставаться глухими и слепыми и не видеть страданий других. Но даже так они чаще всего молчали, просто помогая и не требуя ничего взамен. Почти всегда исчезали сразу после помощи, если не требовалось поухаживать или позаботиться. Но, как ни странно, всегда оставались поблизости...
Наконец, фей заметил на сожженой, угольно-черной траве маленькую, незаметную для невооруженного взгляда фигурку. Это несчастное создание настолько съежилось и было так вымазано грязью и пылью, что его можно было запросто принять за небольшую груду камней. Бесшумно подобравшись к бедняжке, Каларих опустился на колени сбоку от него и протянул руку в белой перчатке, стараясь не прикасаться к угрожающим колючкам  отчаяния. Он чувствовал, как его маленький кулон-слезинка бьется в нагрудном кармане, совсем как живое сердце, пульсируя ярким ультрамариновым цветом. "Очень сильная душа... И очень ранимая в то же время..." Биение кулона только усилилось, магический хрусталь будто перекачивал свою энергию в руку парня, а из нее ярким фонтаном бились голубоватые струйки, попадающие на крылья, тело, одежду существа, обволакивая каждую его частичку, выталкивая и счищая грязь, медленно, но уверенно затягивая раны, обрывая колючую проволоку страданий и уныния. Каларих одними только уголками губ улыбнулся, провожая взглядом серебрящихся глаз постепенно рассеивающуюся пыль. Мальчик-ангел, лежащий на горелой траве ничком казался настолько невинным и в чем-то очень беззащитным, что фей недоумевал - как вообще это хрупкое райское создание  могло сюда попасть. Длинные пальцы осторожно коснулись лавандовых волос мальчика.

+1

9

Мишелю казалось, что кроме страха, отчаянья и боли его сейчас совсем ничего не окружает. Но похоже это он сокрушал свой собственный мир. Милый, вечно улыбающийся мальчишка вдруг прекратился дрожащий комок из страха. А от чего все эти слезы? Сначала были от того, что он просто заблудился, а теперь ливень царил в его душе, от того, что он прекрасно чувствовал и понимал свою мать. Все ее страдания, просьбы и благодарности. Он не слышал, а скорее чувствовал их, ведь не мог вспомнить ее голос, ее лицо... Может потому что у нее их просто не было? Возможно, что это было именно так. Ведь никто никогда не видел природу, как единое целое, природа - это то, что нас окружает. И животные и растения относятся к ней. Все мы созданы из одного семени... Но такие разные...
дрожь пробрала до самых костей, было холодно и страшно. Казалось, что вокруг одна пустота и ангел был так увлечен своими пессимистичными мыслями, что не заметил яркий луч света пробивающийся из-за туч. А ведь в холодный день, один лишь может согреть остывшие тело. Вот и сейчас, этот единственный лучик оказался так нужен, как никогда прежде. И вот когда пальцы феи коснулись волос, мальчик вздрогнул и резко повернул голову в сторону тепла. Глаза были полны слез и все, что он видел было попросту размыто, так, что и своего очередного спасителя он попросту смог разглядеть.
- Ма... Мама?.. - тихо прошептал мальчик и кинулся существу на шею утыкаясь носом в его плечо. Дрожь так и не сошла, но дышать тут же стало немного легче. Ангел, чуть сжал одежду на теплом теле и прижался еще плотнее, как можно было плотнее.
- Прости, мама... Я такой слабый... И глупый... Я забыл все, чему ты меня учила... - сквозь слезы шептал ангел, его крылья дрожали совсем, как у маленького птенца, который вот-вот вылупился из яйца, а матери, которая могла бы согреть нет рядом.
- Я не смогу выполнить свою мечту, чтобы ты была цела и невредима и, чтобы все были счастливы... - закончил мальчишка и стер слезы с щек и глаз, а после взглянул на спасителя и как же он был поражен, когда понял, что это даже не девушка, а парень.
- П-простите... - встрепенувшись едва ли не крикнул Мишель и отполз от феи. Щеки тут же вспыхнули румянцем, а голос стал тоньше чем обычно, видимо он перенервничал, от того, что вот так просто открыл свою душу то кого даже не знает. Да и обращался к нему, как к матери. А, что поделать, мальчишка просто не знал, поэтому просто прижал колени к груди, уткнувшись покрасневшим лицом в белую ткань рясы.

0

10

Чужие эмоции оказались настолько сильны, что у фея немного потемнело в глазах. Однако в следующий же миг Каларих чуть согнулся, прижатый к чужому белокрылому телу. Мальчик обращался к нему, как к своей "матери", просил прощения, старался еще крепче прижаться, будто желая слиться с "мамой" в единое целое. Поначалу блондин немного сконфузился, явно не понимая, к кому обращается ангел и за что просит прощения, однако вскоре начал различать слова и подсказки, нашептываемые ему легким ветерком. Да и хрустальная слеза почти у самого сердца мигала двумя цветными облачками, зеленым и розовым, открывая фею ответ на вопрос. Связь с этим маленьким талисманом была настолько прочна, что не нужно было смотреть на него, или держать в руках, чтобы понять, какой у него цвет, и что этот цвет, собственно, значит. "Дитя природы... Милое, беззащитное создание." Заметив криво торчащее перо в белом крыле, фей потянулся к нему, но в ту же секунду заметил на себе ошеломленный взгляд ангела, который, видимо, уже успел понять, что раскрылся абсолютно незнакомому существу. Каларих внутренне напрягся, готовясь в любую секунду сорваться с места, чтобы удержать мальчика и не дать ему в таком смятении куда-то уйти. Непонятно, почему, но фею очень сильно не хотелось, чтобы с белокрылым случилось что-то нехорошее, да и выглядел мальчик так, будто первый день в этом мире.
- П-простите... - голос мальчика стал выше и тоньше от волнения. Наверно, со стороны это все выглядело более, чем странно. Мальчик и парень, с виду понятно, что райские, в таком унылом и безрадостном месте. Странно, не так ли?
- Не за что извиняться, - фей машинально прислушался к шепоту ветра и после короткой паузы добавил, - Мишель. У тебя очень сильная мечта, которая обязательно сбудется, не волнуйся об этом.
Легкая, дружелюбная улыбка, голубые глаза почти по-детски, озорно прищурились, показывая только дружелюбие, но ни капли агрессии или злобы. Однако было беспокойство, ведь поломанное перо все так же жалостливо и одиноко торчало среди своих излеченных братьев. Но, черт, у Калариха было недостаточно сил, чтобы исцелить и его. Феи вообще редко когда ходят под завязку наполненные энергией мечт и эмоций, а сейчас парень еще и потратился прилично, о чем, кстати, ни капли не жалел. Необходимо было восполнить запасы, но сделать это можно было только посредством сильных эмоций.
- Мишель, пожалуйста, ничего не бойся, - немного дрожащим голосом шепнул Каларих, наклоняясь вперед и сокращая расстояние между ними. Еще мгновение - и фей уже чувствует тепло чужих губ на своих собственных, его рука спокойно обхватывает талию мальчика и прижимает его к своему хозяину так, что хрусталь утыкается в грудь ангела прямо напротив сердца.

0

11

Мишель уже начал понемногу успокаиваться и приходить в себя. Ему стало немного стыдно за свое поведение. Все же он высказался человеку, обнял без его позволения, а теперь "простите." Глупо немного, но он еще ребенок, а все детям свойственно совершать разные глупости. А ведь он еще и ангел, впервые оказавшийся на этой земле. Естественно, что ему страшно, ведь он еще и один. Да, в Райском саду было куда проще, он не так страдал он чужих рук и ухаживать за ним было куда проще, ведь Мишель знал, что за силами он обладает, а сейчас... Откуда питать энергию для своего благого дела? Он не знал, все забыл, а кто поможет вспомнить? Наверное только такой же, как и он сам. Но где отыскать ангела природы, который будет не против поговорить с Мишелем, который будет учить его всему заново? Будет ли такой ангел, который сможет выдержать несмышленого мальчишку, или проще вернуться к матери? Но как это сделать? Как опять вернуться в Рай? И как же его мечта? Он не может вернуться не исполнив ее. И вот легкая улыбка скользнула по тонким губам, но лишь на мгновение, пока ангел не услышал свое имя из уст нового знакомого. Как? Неужели мальчишка уже успел представиться? Но почему он  не помнит этого? Может это и правда его мать, просто в ином обличье? Тогда почему на щеках тут же вспыхнул румянец. почему дрожь появилась в руках и он не смог опять обнять его? И не было страшно, потому что он не верил в то, что этот человек может быть монстром. это было, что-то другое.
"Такой теплый голос..." - тихий шепот в голове и вот глаза уже закрыты, а тело мальчика охватывает теплый ветерок. Почему так хорошо? Так спокойно стало на душе, но сердце почему-то колотиться так бешено, что кажется вот-вот выпрыгнет из груди. От чего же так? Неужели мальчишка может испытывать, что-то большие чем просто симпатия? Он ведь не умеет...
Успел только ангел совсем немного приоткрыть глаза, как вдруг почувствовал чужие губы на своих собственных. Легкая дрожь в момент разошлась по телу, а глаза раскрылись от необъяснимого чувства. Мишель не мог сказать, что ему было противно или, что-то вроде того. Скорее напротив, было так тепло... А ведь совсем недавно он мерз, совсем как котенок холодной ночью. Но почему он не может пошевелить ни единой частью тела. Словно он стал камнем, но совсем живым. Он чувствовал пылающий у себя в груди, он слышал крики сердца, но не мог разобрать их. И все же. Ему было так спокойно, что он просто закрыл глаза и поддался этому действия со стороны незнакомца. Он теперь вовсе не боялся его. Совсем не чувствовал зла от него, а напротив, лишь добро.
"Мама... Почему мне так хорошо? Так тепло, хотя сейчас ты холодна..." 0 мальчишка слегка улыбнулся, наверное только сейчас он стал понемногу вспоминать свою жизнь до появления здесь. Как часто он улыбался, смеялся. Мишель тут же вспомнил о том, что у него еще очень много братьев и сестер и, что он многое может... Но ему следует всему опять учиться. Может быть этот блондин и станет его опорой в начинаниях ангела природы? Мишель на это надеялся, ведь ступать одному на раскаленным камням больнее, чем за руку с кем-то.

+1

12

Я стояла в боевой позе, время от времени шевеля правой ступней. Что-то очень не вовремя врезалось в ногу и больно било по нервам. Некая щепка или иголка портила упор, поэтому стойка уже не имела никакого смысла. Я с совершенно непринуждённым видом нагнулась и вытащив иголочку из пятки выпрямилась, всё ещё глазами наблюдая за зверем.
Внезапно существо как-то странно кивнуло и скривилось. Его мех начал втягиваться в эпидермис, а тело изогнулось под необычным углом. Голое тело извивалось в неприятном танце, постепенно меняясь. Меня от вида всего этого скрутил спазм желудка. Хорошо, что за эти сутки я ничего не успела съесть.
Это было страшно и странно. Моментально забыв об опасности я отпрыгнула на пару шагов и зажмурилась. И снова что-то врезалось в ступню. Я зажмурилась ещё плотнее, мысленно ругая это место и вообще всё, что происходит. Время пролетело очень быстро и когда я вновь открыла глаза, передо мной стояла девушка, неясного возраста. Не слишком старая и давно уже не девочка. Нагота её меня совершенно не озадачила, только вот я по привычке протянула левую руку в одной мне ясном направлении, твёрдо уверенная, что наткнусь на сумку на спине у ламы. Поймала лишь воздух. Сразу стало ещё более грустно. Я прижала уши к затылку и задумчиво оглядела девушку и её волосы. На вопрос о лошади лишь отрицательно помотала головой. Лама не лошадь, да и я не заметила, что б её дух источал какие-либо звериные запахи. Хотя быть может этот оборотень имеет более острое обоняние.
Девушка посмотрела на меня огромными глазами и начала вытаскивать соломинки из своей "причёски". Мне сразу стало как-то неуютно. Я открыла ладонь и ятаган на мгновение ошпарив руку исчез. Гадкое оружие, хоть и до жути удобное.
Шетта долго разбирала себе волосы, а потом внезапно выдала то, что меня ошарашило. Нет, даже не ошарашило, а просто вписало в ступор. Она предлагала пойти вместе. Я...испугалась подвоха. Честно и очень искренне. Что бы так вот сразу предлагать быть попутчиком. Появилось ощущение, что эта красивая девушка не просто заблудилась или шла по каким-то совершенно невинным делам, а была настоящей дриадой или Ригару, заманивающая свою добычу в лес и там пожирающая её. Я осторожно взяла в пальцы камешек, висящий на шее и мысленно позвала ламу. Та материализовалась почти моментально, беззвучно. Та будто поняла опасения и встала между мной и девушкой-волком.
Я не собиралась идти на перекор своим инстинктам, поэтом быстро прыгнула в ближайшие кусты, зовя ламу за собой. Быть может это дико, глупо и невежливо, но мне не хотелось разгребать ещё одну кучу вопросов в своей голове. И так слишком много всего нового и ненадёжные отношения и знакомства были бы лишними.
Не отряхиваясь от иголок и листков я побежала вглубь леса, прочь от обгоревшей поляны. За спиной слышался мягкий стук копыт по сухой земле. Уши напряглись, но кроме этого мирного преследования никаких больше не заметили.
Я пробежала ещё несколько десятков метров и убедившись, что нахожусь в безопасности остановилась.
"Ты зачем так рванула?"- спросила лама, подходя ко мне. Она не выглядела запыхавшейся или хоть чуть уставшей, хотя у меня в лёгких довольно сильно кололо от преодолённого расстояния.
Не услышав ответа на свой вопрос хранитель повела ушами и ответила на мой.
"Я - дух. Для нас пространство и скорость вещи относительные. Точно так же я могла устать, пройдя медленно пару шагов."
Я ничего не поняла, но на всякий случай кивнула с умным видом. Только сейчас я заметила за спиной у зверя сумку. Да-да, ту самую, мою сумку. Только эта казалась больше.
Справа от меня был небольшой пригорок, состоящий из камней и песка. Очень похожий на курган, он выделялся из общего фона леса. Около кургана, я решила что это скорее всего он, стоял стол, в виде распиленного пополам дерева и три пенька, окружающие его как стулья. На столе лежало три алых горноцвета. Сюда недавно ходили люди, почтить чью-то память. Значит, скорее всего недалеко есть посёлок или деревенька. Это хорошо. Теперь хотя б не чувствую себя окончательно потерявшейся. Я села на один из пеньков и упершись локтями о колени и положив на ладони голову попыталась расслабиться. Надо всё обдумать. Всё, что сейчас происходит и произойдёт в будущем. Я закрыла глаза, а лама терпеливо глядя куда-то в даль улеглась на мох.
Первое - я была мертва, но теперь я жива, так что об этом инциденте можно забыть.
Второе - я попала в ад. Это самое ужасное. Всё моё мировозрение медленно покатилось на смарку. Что бы ты не делал ради добра, как бы не стремился к свету, всё-равно если кому-то понадобится ты окажешься в аду и не ясно, будет ли рай тебя отвоёвывать. Но добро надо творить ради добра, а не той награды, которая якобы ждёт тебя в конце. Хотя всё-равно обидно....
Третье - я теперь служу аду. Не знаю, что точно от меня требуется, но я стала чем-то вроде ассасина. Наёмного убийцы. Какой ужас. Не могли, что ли там, в этом проклятом "Крике Луны" найти себе кого-то более кровожадного?
Хоть Люций и сказал, что взамен на работу моя душа снова окажется в раю, могла ли я ему верить? И служа аду, разве можно будет вновь заработать доверие рая? Хотя все эти рассуждения надо оставить мудрецам да священникам...
Ещё одно... Я мало что помню. Я помню как умерла, но всё моё раннее прошлое теряется в тумане. Какие то обрывки фраз, лица, имена хозяев которых вспомнить сейчас мне не под силу, места... Может вернётся со временем? Хотя надежда на это тоже была мала.
Я тяжело выдохнула и провела рукой себе по лицу. То было холодным и не родным на ощупь.
Ятаган. Чёртово оружие, обжигающее руку хозяина. Зачем оно мне? Мачете служил не хуже. Кстати о нём...
Я посмотрела на ламу. Та с готовностью встала на ноги и подошла поближе. Стянув с её спины сумку, я отодвинула цветки горноцвета в сторону и высыпала всё содержимое хранилища на стол. Там оказалось на много больше всего, чем раньше. Хотя нет... осталось столько же, только мои старые вещи исчезли и на их месте появились новые. Мачете и бумеранга не было, как и всех тряпок. Я оглядела себя. Как же я сразу то не заметила?! Странное одеяние покрывало моё тело. На руках было по кожаному наручу, состоящему из ремешков, прочно скреплённых между собой. Пояс был объят всё так же кожаным подолом, больше похожим на юбку. Нагрудник скрывал грудь и прикрывал все рёбра, оставив оголённым торс, что делало тело всё таким же гибким. На ногах ничего не было.
Самое удивительное, что одежды на себе я не чувствовала, но коснувшись его кончиками пальцев я удостоилась совершенно точно, что оно настоящее.
Из сумки что-то с шумом выкатилось и упало мне на ногу. Я посмотрела вниз и в ужасе отскочила. Это был череп! Череп! При чём принадлежал какому-то совершенно не известному мне зверю. Тот был явно не хищником, но сравнить его с формой головы любого другого травоядного не получалось. Череп был увенчан двумя слегка загнутыми назад рогами. Я осторожно подняла кость. Изнутри та была полностью вычищена, виднелась работа умелого мастера. Чуть ниже места крепления рогов были прикреплены две алые ленты. Ради интереса я поднесла маску к лицу, не собираясь её одевать, просто убедиться, что глаза в такой штуке видят достаточно. Как только кость лишь слегка коснулась моей кожи, она резко рванулась из моих рук и плотно прилегла к лицу. Ленты ожили, и как змей обхватили затылок. Я попыталась отодрать от себя это исчадие тёмной магии, но ничего не получилось. Я умоляюще взглянула на ламу и... и увидела свет... Свет, сплетённый из ярких, разноцветных лент. Линии и сияние образовывали собой силуэт хранителя, отдаваясь откликом на каждое её движение. В голове и груди "зверя" они были наиболее яркими. Я как завороженная рассматривала этот световой танец. Подняв свой руки я разглядела их. Те выглядели не правильно. Будто нарисованные в воздухе... Деревья и трава были очень не чёткими. Видными, как сквозь слой очень грязной воды. Я осторожно коснулась хранителя. Почувствовала рукой шерсть, тепло. Хотя видела лишь, как руки колышут полоски света.
Вдоволь насладившись этим эффектом зрения, я взялась за ленты на затылке и осторожно развязала их. На этот раз те не оказали никакого сопротивления и покорными тряпочками оказались в моих руках. Я сняла маску. Глаза сразу сильно заболели. Мир вокруг показался нереальным, слепленным из глины. Проморгавшись я ещё раз тщательно оглядела маску. На её внутренней стороне был приделан кусок кожи. Без рисунка, без каких либо знаков. Я коснулась его. Мой внутренний взор на мгновение озарила вспышка и я увидела светящийся шарик. Лёгкий, не слишком яркий, но и не угасающий. Он был прекрасен. Но что-то мешало всей его красоте. Что-то не давало наладиться ей полностью... Когда шарик слегка повернулся, я увидела обхватившего его...червяка...или пиявку или вообще нечто неведомое. Существо тоже состояло из света. Только своеобразного, поглощающего. Я видела его лишь мгновение. Шарик вновь резко повернулся и внезапно исчез. Я вернулась в реальный мир. Теперь клочок кожи не был пустым. На нём была надпись. "Цель".
Так вот оно что... Так я буду получать свои заказы. Замечательно, просто замечательно.
Как мне найти эту...цель? Не знаю.
"Одень маску. Она поможет тебе справиться с страхом. Ты увидишь дорогу." Произнесла лама.
Ладно... поехали. Я снова поднесла маску к лицу и та сама доделала работу, плотно прилегая и хорошо защищая лицо.
Я огляделась, вновь привыкая к смене лика пейзажа. Как же чертовски красив этот мир, когда глядишь на него изнутри.
Лама подошла ко мне и присела рядом, приглашая сесть к ней на спину. Я быстро ссыпала вещи в сумку и одев её себе на плечо ловко запрыгнула на спину к зверю. В животном чувствовалась сила, коей не было раньше. Даже не магическая. Сила молодого тела. Я похлопала её по шее и посмотрела вниз. Та самая дорога, о которой говорила хранитель, выглядела как искажение окружающего. Как рябь на воде. При чём видно её было очень хорошо.
Ко мне пришло осознание того, что я уже сделала свой первый шаг на пути к карьере Жнеца. При чём уверенность в этом пришла с решительностью. Быть может это было влияние маски, а может внутри меня и правда что-то сломалось, но я знала, что если будет надо, я убью.
- Как тебя зовут, друг? А то всё лама, да лама. - обратилась я к хранителю.
"Нотвэ. Мудрая."
- Ну вот и познакомились.
И мы медленным шагом оправились по "пути".

--------------------> Лабиринт

Отредактировано Домино (2012-01-05 23:41:20)

0

13

~ Начало игры.

Лес сегодня был необычайно тихим. Лишь редкий зверь решался блуждать в это время по запутанным тропкам среди деревьев, остальные же либо отсыпались в своих логовах, либо утоляли жажду у водопоя. А что им еще делать? Утро, плавно переходящее в день - не самое удачное время для охоты. Ночь - вот время хищников. А остальные звери - просто не звери. Лишь мясо, пища, добыча, приз, который ты получаешь, если оказываешься быстрее и ловчее. Так я думала всегда, так я буду думать и впредь.
Сухие ветки тихо похрустывали под моими лапами. Я же в свою очередь старалась не шуметь. Ни к чему привлекать к себе внимание, пусть даже это будет какой-нибудь безобидный грач. По опыту я уже знаю, что даже такой вот "грач" на самом деле может оказаться кем-то иным. Порой существо, скрывающееся под столь безобидной личиной является одним из самых жутких созданий этого мира. И инстинкты заставляли меня шагать тише.
Сидение на одном месте утомляло до такой степени, что все тело начинало ужасно ныть. Боль угнетала, заставляла поднять свой ленивый хвост и бесцельно блуждать по запутанным волчьим тропам. Время от времени удавалось поймать какую-нибудь мелкую лесную дичь, но чаще с этих прогулок я возвращалась ни с чем. Лишь боль исчезала, давая мне несколько часов отдыха, и это время обычно тратилось на сон.
Шаг, еще один, и еще. Я пробовала считать шаги. Это занятие забавляло меня до какого-то момента. Но, насчитав больше пары сотен шагов, я сбивалась, и мне надоедало. Я пробовала идти по следу оленя, не надеясь поймать его, желая лишь выследить и погонять немного по лесу, но эти хитрые твари путали свои следы, а напрягать свои силы из-за этого мне не хотелось.
И вот, передо мной показалась поляна. Можно ли это место назвать поляной? Будь она побольше, я назвала бы ее выжженной пустошью, но нет, поляна есть поляна. Какое-то существо скользнуло в кусты неподалеку. К сожалению, я не успела увидеть, кто это был. Лишь глаза мои сверкнули неясным огоньком, выражавшим то ли любопытство, то ли разочарованность. Я обратила взгляд на поляну. Внимание мое привлекла человеческая фигура. Девушка. Я предположила, что то существо, что на моих глазах исчезло в кустах, было ее спутником или спутницей, таких тонкостей я уже не знаю.
Сомнение. Было в девушке что-то не то. Инстинкт, сегодня оказавшийся каким-то слишком уж активным, подсказывал мне, что она не была человеком. Впрочем, знать наверняка мне было не дано. Я скользнула обратно в тень деревьев и медленно засеменила к незнакомке, продолжая скрываться от нее по ту сторону зеленой "ограды", надеясь, что она меня не увидит. Легкое шевеление ветвей вполне можно было списать на ветер, так я думала. Лапы почти неслышно ступали по земле, но существо с чутким слухом вполне могло бы уловить мое движение. Я остановилась.
Черный зверь не мигая наблюдал за незнакомкой. Затем я решила, что это глупо. Я давно уже выросла из этих "игр в шпионов", поэтому вышла из тени и остановилась шагах в десяти от незнакомки. Взгляд мой выражал искреннее любопытство и ничего более. Резкий прилив смелости и безрассудности. Я не шевелилась. Вряд ли, конечно, я спугнула бы чужака, не думаю, что волк, особенно такой, как я, в наши времена может напугать того, кто самовольно сунулся в Кровавый лес. Я лишь молча наблюдала.
Мои уши чуть подрагивали, выражая некую напряженность. Почему-то мысль напасть на девушку в мою голову не пришла, даже как простая гипотеза. Было не до того. Мой взгляд скользнул по фигуре незнакомки. Невольно я отметила, что внешне она чем-то отдаленно напоминала меня. Но нет, глупость, я одна такая, никто на меня не похож, так же как и я ни на кого не похожа. Мой взгляд обратился к лицу незнакомки. Выжидающий взгляд. Верхняя губа чуть вздернулась, но я не зарычала. Просто показала чужачке, что лучше ей не нападать. Для ее же блага. Самонадеянно? Возможно. Но я ничего не могла с собой поделать.

0

14

Шетта изумленно проводила незнакомку взглядом. Та ведь, ничего не сказав, рванула в противоположную сторону.
«Ну я же извинилась!» - воскликнула Шет про себя, печально усаживаясь под деревом, обхватив лицо руками. Хранитель долго и назойливо смеялся в сознании.
«Я бы тоже удрал бы… А то мало ли какие сумасшедшие бродят по лесу! Да еще и в волков превращаются, ха-ха-ха!» - потешался хранитель. Девушка заметно расстроилась, ее надежда пообщаться была разбита.
Пошел снег. Легкий, колкий, обычный. Девушка собралась, встала, посмотрела по сторонам.
«Не знаешь, где город?» - спросила Шет мысленно.
«Мне-то почем знать…»
Шетта вздохнула, сожалея о том, что так опрометчиво обратилась, заново превращаться было бы слишком тяжело и нерационально. На обращение требуется львиная доля сил и энергии, чего итак немного было у девушки.

«Скажи мне, что на этот раз случилось… Почему она ушла?..» - снова спросила Шет, опуская взгляд под ноги, вниз.
«Думаю, ее немного смутило то, что здоровенный страшный волк набросился на нее, а потом еще и человеком обратился. Мне тоже кажется странной и необоснованной ее реакция…»
«Ты можешь прекратить издеваться? Тоже мне хранитель…»
«Я учу тебя.»
«Чему учишь? Только гадости говоришь.»
«Я уже успел тебя спасти и дать пару полезных жизненных советов.»
Девушка фыркнула. Так, за мысленным диалогом, они не заметили, как кто-то крался позади…
Внезапно преследователь, не скрываясь, вышел из тени, выставив себя напоказ под неярким, но все же достаточным для изучения незнакомца, света. Это был некрупный, худощавый волк с довольно длинной, гладкой черной шкурой. Сухие лапы были, тем не менее, достаточной опорой туловищу. Крупная голова, длинный хвост и сияющие голубые глаза… То, что привлекло в первую очередь - в глазах блестел разум. У обычных животных такого не увидишь.
Шетта медленно развернулась на звук шагов. Она была поражена, что крупное существо было настолько близко, а еще тем, что она сама до сих пор его не заметила. Девушка несколько секунд смотрела в упор на зверя, не зная, что делать. Наконец осознав то, что волк, скорее всего, не бросится в атаку, что он – не простое, не обычное животное, что волк – разумен, Шетт подошла чуть ближе, на шаг, глупо улыбаясь. Волк слегка оскалился, приподняв верхнюю губу, создавая объемную складочку на носу и обнажая розовые десна.
- Тихо-тихо, - спокойно пробормотала Шет, не понимая, как себя вести. Она присела на корточки, чтобы быть одного уровня со зверем.
- Давай, не будем ссориться? Я знаю, что ты не просто животное. Я чувствую… - немного подумав, она добавила, - брат.
Еще немного подумав и сильно покраснев, а от этого еще сильнее смутившись, девушка поправилась, - Сестра.
Шет опасливо, в знак приветствия протянула руку, готовая тут же отдернуть ее в случае опасности, сидя в нескольких метрах от волка.

ОФФ: Ситуация в игре нелепая сложилась, давно не писала. Дальше будет лучше, надеюсь.

Отредактировано Шетта (2012-01-16 18:20:08)

0

15

Незнакомка обратила на меня внимание. Про себя я невольно отметила, что вполне могла бы давно уже наброситься на нее и порвать в клочья, будь у меня такие намерения. Нет... наверное, я преувеличиваю, не выглядит эта девушка такой уж беззащитной, но факт остается фактом. Она заметила меня далеко не сразу. Я чуть склонила голову набок, наблюдая.
Растерянность. Я уловила это чувство в ее голосе. Похоже, мое появление стало для нее неожиданностью. Однако, не более того. Кажется, она еще даже не осознала, что происходит, что вот она я, появилась Дьявол знает откуда и глупо смотрю на нее, ожидая чего-то. Сие положение немного смутило меня, впрочем, на звериной мордашке это чувство отразиться возможности не имело.
Чужачка присела на корточки. Так обычно делали деревенские детишки, когда видели бродячую собаку. Садились на корточки, доставали из карманов потертых штанов почерствевшие кусочки хлеба и протягивали животному. Или брали в руки палку и гнали зверя до самого леса, это уже зависело от степени везения животного.
- Давай, не будем ссориться? Я знаю, что ты не просто животное. Я чувствую… брат, - после короткой паузы добавила девушка.
Я скривилась. На этот раз мне удалось четко изобразить возмущение и обиду на моей морде. Впрочем, незнакомка и сама заметила свою оплошность, быстро исправившись. Я отступила на шаг.
Значит, сестра? Неужто городская? Решила выгуляться, так отчего же человеком? Я фыркнула, увидев протянутую мне руку. Но мысль чужачки казалась мне вполне обоснованной. К чему нам ссоры? Раз мы... сестры, хотя понятие это очень даже относительное, стоит поумерить свой животный пыл.
Я села. Нет, пожимать незнакомке руку я не собиралась, да и возможности таковой у меня не имелось. В данном обличии так точно. Я лишь более-менее дружелюбно махнула хвостом, выражая свою готовность к "переговорам". Хо-хо, это начинало забавлять. По-хорошему, стоило бы сейчас перекинуться в двуногого, но, во-первых, волчицей я чувствовала себя намного уютнее, во-вторых, одежда моя осталась черт знает где, а без нее я бы замерзла уже спустя пару минут, в-третьих, лично я пока не видела особой необходимости. Я понимала, что мне говорит незнакомка, а отвечать словами было не обязательно, достаточно лишь взмахов хвостом и выразительных фырканий.
"Что за бескультурье? И это называется разумная раса. Корха, Корха, не видать тебе "высшего общества", как своих ушей," - саму себя упрекнула я, мысленно, разумеется. Упрек ради упрека, на самом деле, этот вопрос волновал меня не больше, чем безымянный палец на ноге у бомжа из Меридиана. Просто такая вот мысленная "порка" стимулировала меня, давала энергии что ли. В общем, это было как хороший пинок под хвост: после него я сразу начинала скакать конем.
Мои уши дернулись в нетерпении. Я жаждала действий. Односторонний разговор, конечно, действием назвать трудно, но хоть что-то. Долгое блуждание по лесу сейчас казалось мне легкой пятиминутной прогулкой вокруг логова, усталость прошла или просто притупилась за приливом неожиданной активности. Вдруг захотелось бегать, скакать, безумствовать, но все тело при этом будто налилось свинцом, и я сидела, подобно статуе у великолепного царского дворца, только вместо гордого льва это была сравнительно жалкая на вид волчица. Обидно немного, если честно. Но речь не о том.
Я в который раз смерила незнакомку изучающим взглядом. Не знаю точно, что я хотела в ней увидеть. Но ощущение нашей схожести не покидало меня. Возможно, оттого, что мы обе адские оборотни. Возможно, было между нами еще что-то общее. Не знаю, правда, что. Было любопытно, но не более того. Честно говоря, намного интереснее мне было другое: что эта незнакомка будет делать дальше? Возможно, ее смутит то, что я не перекинулась. Возможно, это ее оскорбит или разозлит. Или же она сама решит обратиться в свою звериную ипостась. Кстати, что-то (ну, как что-то, интуиция, опять же) подсказывало мне, что ее вторым обликом может оказаться тоже волк. Я искренне надеялась, что это не так. Думаю, она была кем-то из кошачьих. Пантерой, возможно. По-моему, эта сущность ей вполне подходит. Чисто внешне, по крайней мере. Не знаю.
Я чуть поежилась. Казалось, за этими размышлениями прошло уже несколько минут, ан нет, секунд тридцать, не больше. Вот как теряешь счет времени, когда отвлекаешься. Я напрягла мышцы лап. Просто для того, чтобы занять их чем-нибудь. Энергия продолжала бурлить внутри меня. Наверное, скажи мне сейчас эта незнакомка "фас", и я рванула бы прямо с места. Глупо, конечно, но было похоже на правду. Я сосредоточилась. Интерес заставил меня собраться и успокоить расшалившиеся нервы.

---> следом за Шеттой

Отредактировано Корха (2012-01-18 23:14:19)

0

16

>>> Темная Аллея.

0


Вы здесь » ... » Кровавый лес » ·Обгоревшая поляна