...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Меридиан - город Гильдий » ·Дом Тахира Гепта


·Дом Тахира Гепта

Сообщений 1 страница 45 из 45

1

"Это не дворец, но дом."
Garret the Thief

Довольно крупный дом на окраине города, который прежде довольно долго пустовал.
Самая крупная комната была прихожая, в которой обычно и оставляли больных. Об этом говорили в большом количестве подстилки из деревянных досок и соломы. Там же горел огромный камин, в котором почти никогда не потухал огонь, обогревающий весь дом. В углу стояли несколько сундуков и шкаф. У одного, небольшого окна стоял простой столик из досок.
Когда симптомы уже были ясны, больного переводили в темное и спокойное помещение слева. Там уже в удобных кроватях пациенты начинали процесс выздоровления. Некоторые лежат там неделю, многие - дольше. В этом помещении стараются не зажигать свечей и шуметь, чтобы не беспокоить покой больных, а говорить владелец позволяет только шепотом. Снаружи, в прихожей да и в других комнатах не слышно, что происходит в комнате для пациентов, так как все звуки заглушают огромные дубовые двери.
Дверь, ведущая в конец прихожей, вела в рабочий кабинет владельца. Посередине комнаты стоял единственный дорогой предмет - вырезанный из красного дерева стол, украшенный различными символами древности. Там же был стул с высокой спинкой и пару небольших шкафов с документами. По правую руку от кабинета шел маленький коридор, ведущий в личную библиотеку. Помещение было исключительно для книг и поэтому вдоль стен маленькой комнаты стоят большие книжные шкафы с многочисленной медицинской литературой.
Но все это не было интересным и таинственным в доме. Стоило лишь свернуть направо от прихожей, любой упрется в дверь, закрытую множеством замков. Что там находится: знает исключительно владелец. Но в теории, там могут находится лекарства и приборы для их производства. Хотя как иногда говорят пациенты, что там есть клеть для исключительно больных пациентов, которых врач почти все время пытается привести в чувства.

0

2

"Вот уже который раз я открываю уже пожелтевшие страницы этого дневника и продолжаю писать очередные нудные и глупые монологи. И все больше меня беспокоит то, что меня ждет дальше.
Когда в последний раз мое лицо вообще казалось подушки? По моему, это было целую вечность назад. И когда же я все-таки обрету покой? Наверное, никогда. Все мои попытки создать нечто способное вернуть меня к жизни обернулись полным провалом. Надежда с каждым днем уходит и оставляет мучительные воспоминания о прошлом. И все больше меня пугает то, что моя точка зрения была правдивой. Кто не ценит свою жизнь, продолжает тонуть в пороке, похоти, кровопролитии и других грехах. Такие не заслуживают жизни. Если честно, я завидую тем, кто еще жив, ведь они не знают когда их время придет."

Тахир отложил дневник и положил голову на руки. Усталость уже навалилась на него большим грузом и не давала покоя. Будучи бездушным, а теперь еще и мертвым, он чувствовал ужасные судороги по всему телу. Все началось недели две назад, когда на его же глазах кожа с рук до локтя рассыпалась, подобно хрупкому осиному гнезду. Потом стали постепенно разлагаться и мышцы, хотя пока что процесс разложения остановился на запястьях. Виднелись лишь черные связки да белоснежные кости, ни кусочка гнилой плоти или мерзостного запаха. Чтобы не привлекать внимания, Тахир стал носить перчатки постоянно, даже когда это не было обязательно.
Таким образом, наверное он бы и пролежал на столе, если бы не почувствовал, что его кто-то дергает за плечо. На врача смотрел подросток лет двенадцати в простой одежде из не очень дорогого полотна. Черные прямые волосы, прямой нос, яркие зеленые глаза и правильные черты лица. Ничего особенного, простой мальчуган из любой деревни, но во взгляде паренька виднелся опыт и можно было бы сказать, что он был чьим-то учеником, что не было особо далеко от правды. Это был ассистент врача, который учился у него и помогал ему выхаживать больных.
- Мастер, как вы? - взволнованно произнес ученик, смотря на Тахира. - На вас лица нет, может нам сегодня закрыться пораньше?
В ответ Гепта лишь покачал головой, давая понять, что он в полном порядке и просто устал. Не к чему было лишний раз заставлять мальчика беспокоится.
- Джозеф, будь добр, налей мне в кувшин воды, - сказал в ответ врач, потирая уставшие глаза руками и слушая шаги уходящего ученика. Мальчик учился у Тахира всего лишь два года, но уже успел многому научиться. Джозеф был сыном алхимика, однако сейчас эта профессия была не особо прибыльна, особенно после того, как в поселения стали приходить врачи, знающие многое о лечебных свойствах всего сущего.  И само собой во многом они опираются и на знания знахарей, которые сами не особо жаловали новых ученых. Сперва между врачем и алхимиком возник конфликт, однако вскоре они оба нашли общий язык. Тахир проявил немалый интерес к алхимии, которой увлекался в более юном возрасте и не забывал делиться своими познаниями в медицине с новым знакомым. Вскоре алхимик пристроил по старой дружбе своего сына к Гепта, желая, чтобы потомок получил больше знаний о мире. Врач не возражал, ему как раз нужен был ассистент для работы и общения. И теперь у него был не только помощник, но и хороший друг. Джозеф всегда был честным и быстро понимал что к чему, что не могло не радовать его учителя.
Тахир подошел к шкафу и задумчиво провел рукой по его резной дверце. Она была запечатана им еще по приезду сюда и она будет оставаться такой навсегда. Это было хранилище его самых безумных экспериментов и их результатов. В том числе здесь был и тот эликсир, что мог бы дать толчок в понимании души и медицины в целом. Но этому препарату не будет дано увидеть свет. По крайней мере пока его создатель жив. Или почти жив.
Врач надел свою маску и шляпу с широкими полями, которую носили все в должности врача и вышел на крыльцо дома. Погода стояла спокойная и радовала глаза. Проклятый оперся на стену и стал всматриваться в небо, пытаясь найти созвездие Змеи, под которым он был рожден, по крайней мере так говорили ему родственники. Пациентов пока что не было видно, да и скорее всего их не будет сегодня...

+1

3

Какая все-таки забавная эта штука - время. Одно лишь мгновение может поменять весь ход истории. Одно действие может перевернуть мир. Одно слово может подтолкнуть любое существо на великие подвиги или самые гнусные поступки, на которые способен человек.
Камин тускло горел, освещая комнату тусклым колеблющимся светом. Но за секунду что-то изменилось. Пламя стало гореть чуть ярче и агрессивнее. Еще мгновение - и посреди залы стоит огромный козлоподобный волк с закрученными рогами, пламя от которого осветило темные стены куда ярче, чем камин, однако, огонь не перекидывался на деревянный пол, что было достаточно странно для понимания. Осмотревшись вокруг, это странное существо подошло к ближайшей соломенной подстилке, громко цокая копытами по полу, и взяв ее в зубы, резким движением кинуло в пламя, при этом хрипящим голосом проблеяв - Выходи. Казалось бы, разве может настолько простое действие вообще вызвать хоть какой-то результат? Оказалось, да. Огонь в камине начал метаться, словно дикий зверь в клетке. Искры сыпались во все стороны, а языки пламени то и дело вырывались за пределы оградки. Пара секунд и во всем этом хаосе начала виднеться фигура. Еще мгновение - и эта фигура громко рыкнув, выпрыгнула из ограды камина, массивными лапами приземлившись на пол. Приглушенно рыча, Си злобно осмотрелась вокруг, еле удерживая равновесие. Перед глазами все плыло. Спина ужасно болела. Попытка принять истинный облик увенчалась провалом. Вместо своей ипостаси она застряла в каком-то промежуточном варианте, когда лапы уже оформились, но о крыльях и говорить было нельзя. Также как и о рогах. Это плохо. Очень плохо. Рэ уже давно не получала настолько серьезных повреждений. Глубоко вздохнув, демоница громко рыкнула имя врача, зная, что он где-то здесь. - Сядь, еще лучше - ляг куда-нибудь. Только не спали здесь все. Ненавистно посмотрев на хранителя, которому, по видимому, тоже было не особо хорошо, Си неуклюже легла на бок, стараясь ни в коем случае не задеть спину, которая опять начала "кровоточить" лавой. Рик, поняв, что его хозяйке совсем плохо, направился искать врача по дому, не заботясь о том, как Тахир отреагирует на появление столь странного существа у себя в доме. Ведь он не видел Рика и вообще не подозревал, что у суккубы есть хранитель.

0

4

Вот оно - спокойствие и безмятежность. Вдалеке за стенами города слышались крики диких созданий, особенно слышалось воркование гарринчей - огромных ящериц размером с теленка с костяными чешуйками. Эти твари считались настоящим бедствием путешественников, да и Тахир их не особо любил: одна из них когда-то распотрошила его живот, но почувствовав гадкий запах от тела, побрезговала. А сам врач нашел тогда место чтобы укрыться и зашить рваную рану. На какой-то момент ему показалось, что раздался звук какого-то животного неподалеку, но решил, что ему показалось. Но в том рыке было что-то странное. Он звучал почти как имя Тахира. Или же кто-то звал его? Возможно, но маловероятно.
Врач вдохнул полной грудью и прикрыл глаза. Ему вспоминались дни давнего прошлого, которое так было ему ценно. Те годы, которые он прожил для себя и других, смеясь, радуясь рассвету, подглядывая за девушками в купальнях. Время, что он добросовестно учился и помогал тем, кому он был нужен. Да, тогда жизнь была настоящей, а теперь это было больше похоже на мир глазами наркомана без дозы - тусклый и унылый. Полный грязи, анархии и людей, потонувших в своих грехах, среди которых был старый врач.   
- Мастер, у нас вода почти закончилась, я пока что налил вам пол кувшинАААААА!!! - раздался крик мальчика внутри дома и звук упавшего кувшина. Тахир тут же открыл глаза и бросился в дом. Развернувшаяся картина, пожалуй могла бы впечатлить любого художника или инквизитора. Ибо это все походило на место убийства или жуткого ритуала.
У ног врача лежал Джозеф, без единой раны или царапины, рядом с ним - то что было кувшином и небольшая лужица воды. Тахир наклонился и тут же нащупал артерию ша шее мальчика. Живой, но видимо, очень напуганный. Огонь в камине, который почти затухал, когда врач был дома, теперь горел словно его только что зажгли. Рядом с ним лежало нечто похожее на женщину, но в тоже время язык даже бы не повернулся бы назвать ее человеком. Скорее это был демон, порождение Ада, которых Тахир ненавидел, боялся, презирал и в тоже время восхищался. Было видно, что существо было ранено, были видны раны из которых вытекала раскаленная лава. В голове врача одновременно проявились жалость и в то же время отвращение. Вскоре в проеме, ведущем в кабинет Тахира появилось существо, напоминающее помесь волка и барана, причем от него так и разило какой-то непонятной силой. Сперва Гепта взялся за нож, который всегда держал при себе, но потом передумал. 
"Стоп, я где-то видел нечто подобное. Кажется я вспомнил даже кто это может быть конкретно, о них было написано в "Томе Не-из-жизни". Аз-Сотот, причем у меня явно не галлюцинация. И если мне не изменяет память, они служат как хранители. Правда я всегда считал ту книгу очень устаревшей, но все может быть."
Врач, не отводя взгляда от незнакомой ему твари, подошел к истекающему "кровью" телу и наклонился, чтобы разглядеть лицо раненной. И те черты, что можно было разглядеть сквозь мучения несчастной были знакомы Тахиру. Настолько знакомы, что можно было бы сразу выкрикнуть имя этой чертовки, но он не спешил с этим. Вместо этого он тут же стал рассматривать рану на спине. Жутковатый вид и стекающая лава настолько поражали воображения, что хотелось тут же свернуть шею девушке и начать изучать ее сверху донизу.
- Значит, это ты, не правда ли? Да еще и зверька притащила?- спросил он сквозь маску едва слышимым и уставшим голосом. Слабо покачав головой, он оперся о теплую стенку камина и стал ждать ответа, в то же время пытаясь придумать, как помочь облегчить страдания демона. Ибо их лечением он занимался впервые.

0

5

Зайдя в ближайшую комнату, Рик осмотрелся, выискивая врача, но, поняв, что люди редко сидят в помещении без света, попятился назад, грузно цокая копытами. Все-таки в этом странном существе было совсем не мало килограмм, а ходить копытами по скользящему для него полу было весьма затруднительно. Сама Си в это время старалась неподвижно лежать, лишь сверля взглядом все окружающее пространство. Надо сказать, что с каждой минутой ей становилось все хуже. Глаза уже плохо фокусировались на объектах, из-за чего картинка плыла, а шевелить конечностями было весьма затруднительно. Также кончиками пальцев (если их так можно было назвать), дьяволица стала ощущать холод. что было совсем нехорошим знаком. Стараясь как можно аккуратнее привстать, она хотела посмотреть на свою рану, но в этот момент в комнату зашел неизвестный ей мальчуган, да еще плюс с кувшином воды. Рэ непроизвольно зашипела. Уж что-что, но сейчас даже один вид жидкости ей был противен. Волнение хозяйки почувствовал и хранитель, который именно в этот момент вышел из соседней комнаты, и также увидел мальчишку. Скосив глаза на сосуд с водой, Аз-Сотот утробно зарычал и оскалился, оголяя свои огромные клыки, которыми была буквально набита его пасть. На удивление, мальчик не убежал, а просто упал в обморок, разбив кувшин. Вода тут же хлынула на пол, заставив Рика чуть отшатнуться. Ему раны сейчас точно были не нужны. Тихий звук шагов. Наконец появился тот, кто был действительно нужен. Быстрым шагом врач зашел в комнату и пару секунд, видимо, соображал, что делать. Первым делом док проверил пульс у мальчугана, от чего Рик саркастично усмехнулся. "Неужели люди уже начинают дохнуть лишь от одного моего вида?" Но вот дальнейший жест Тахира заставил Рика злостно зарычать и воспламениться, сжигая под собой пол, дабы показать владельцу, что любое сопротивление сейчас вызовет очень бурную реакцию. Но, видимо, Гепта оказался умней. Либо в нем заиграли чувства всепомогающего добряка. В любом случае, он отбросил свою затею и направился к суккубе, не сводя глаз с Рика, что в какой-то мере было правильным решением. Потому что хранитель не особо ему доверял, но в тоже время понимал, что это было единственным правильным решением на данный момент. Потому что собирать души было слишком долго. Да и сама Рэ сейчас не могла этим заняться, а с буйным характером волка люди гораздо быстрее умрут, чем сумеют понять, что вообще происходит. Суккуба на появление врача лишь еле заметно улыбнулась. На большее в нынешнем состоянии она не была способна. Выждав паузу, дав доку себя хоть немного осмотреть, она непроизвольно прикрыла глаза. Значит, это ты, не правда ли? Да еще и зверька притащила? - Тахир... Все вопросы потом, как и пламенные приветствия. Мне нужны души, а еще лучше - твоя сыворотка. Причем, чем скорее - тем лучше. - сипло, не открывая глаз прошипела демоница, чувствуя, как новый поток лавы струится по ее ребрам, опаляя пол и постепенно застывая прямо на глазах. Аз-Сотот медленно подошел к чертовке и вопросительно посмотрел на врача, ожидая его действий.

0

6

Просьба суккубы была немного... неожиданной для Тахира и от одного упоминания фразы "твоя сыворотка" ему становилось не по себе. Подобным он не занимался уже много времени, но у него не было повода паниковать.
- Сыворотка? Моя сыворотка?! Вот значит как... - озадаченно произнес врач, слегка улыбаясь. - Забавно. Давно я не употреблял чего-либо из этого...
"Значит, ты будешь наблюдать как она умирает? Умиляться ее страданиям? Как это восхитительно, божественно! Но... почему? Я ведь врач, тем более я тот, кто сможет ей реально помочь, а не дать "всеисцеляющий эликсир - крашенный спирт". Но с другой стороны..."
Врач резко покачал головой, выбрасывая дурные желания и помыслы. Он был врач и его клятву он будет исполнять даже если у него были... неприятности с некоторыми особами. Мимолетно глянув не хранителя Си, Тахир быстрым шагом двинулся в свой кабинет. На самом деле ему хотелось даже бежать туда, но смысла навевать панику не было.
Очутившись в кабинете, Гепта подошел к небольшому шкафчику, который он держал в темном углу комнаты. Он висел на уровне пояса и из него в крайнем случае было удобно что-нибудь достать во время опытов. Сев на небольшой стул рядом, врач аккуратно провел по резной дверце шкафа, на котором изображался изысканно сделанный дракон. Можно было разглядеть каждую отдельную чешуйку, отчетливо можно было рассмотреть крылья великолепного существа. Этот шкаф был запечатан Тахиром сразу же после его покупки. Ибо тут хранилось то, чего нельзя было показывать никому, ибо находившееся там могло спровоцировать появление еще одного бездушного. Наконец, собравшись с мыслями, врач создал в руке пучок молний и прислонил его к дверце. Воздух сразу же стал наполняться свежестью, поскольку стал выделяться озон. Находившаяся печать на шкафчике сперва появилась, окрасилась в бордовый цвет и сползла как лужица расплавленного сургуча. С неким беспокойством врач остановился, но потом потянул за ручку и отворил хранилище.
Внутри лежало множество маркированных пробирок, бутылочек и склянок, каждая была уникальней другой. Все это - попытки Тахира создать "жизнь", которые полностью провалились. Одни из них не могли даже поднять на ноги раненного, у других концентрация была слишком мала и не могла пробудить от вечного сна даже крысу. В углу стояла книга в черном переплете, откуда вылезали острия запачканных кровью гвоздей. Именно по ней Тахир и научился темному искусству извлечения душ и начал исследовать ее свойства. В ней же были описания ритуалов для вызова тварей из Ада и множество того, за что могли сжечь на костре. Но все это не волновало врача. Он протянул руку вглубь шкафа и достал оттуда флакон из синего стекла. Жидкость была уже долго выдержана в этой особой склянке, чтобы поддерживать в ней постоянный холод. Если бы Тахир бы коснулся бы незащищенной рукой этого флакона, у него бы тут же отвалились пальцы от такого холода. Второй рукой он достал простой флакон, который стоял у небольшого камня, создающего тепло. За стеклом виднелась темная, густая жидкость, отдаленно похожая на кровь человека. Тахир сразу закрыл шкаф и зажал оба флакона в руке. Потом он достал из стойки шприц, иглой которого по идеи можно было проткнуть кости, и сразу же направился к камину. Нервничал ли он? Вполне возможно.
Последнюю операцию врач делал прямо на глазах демона, лежавшего рядом. Откупорив обе склянки, он стал заливать в шприц сперва жидкость из синего флакона, который был осушен в секунды. Потом взявшись за второй, Тахир взглянул на Си на какое-то мгновение и продолжил работу. Из второй ампулы ушло лишь пару капель - больше было бы бессмысленно добавлять. Получившийся раствор сперва окрасился в ярко-алый, потом вспыхнул белым и через пару мгновений он вновь изменил оттенок и остался в таком состоянии. В шприце плавало нечто пульсирующее золотистым светом и казалось, что оно было живым. Именно это и была та самая настойка, которая вселяла жизнь и давала силы Тахиру. И сейчас ее особенность почувствует на себе и раненная суккуб.
- Си, перед этим я хочу кое-что сказать, - произнес врач, взяв ее за руку. - Сейчас я использую то, что ты просишь. Будет очень больно, но поверь, это поможет.
С этими словами он одним резким, почти художественным движением ввел шприц в то место, где обычно у людей находится вена. Жидкость тут же стала покидать полость и вливаться в тело, неся за собой исцеление и  то же время невероятные муки.

0

7

Сыворотка? Моя сыворотка?! Вот значит как... Забавно. Давно я не употреблял чего-либо из этого... Услышав некоторое сомнение в голосе врача, суккуба лишь медленно открыла глаза и посмотрела на Тахира. Говорить что-либо и не нужно было. По одному ее взгляду можно было понять, что если он сейчас не даст то, что она просит - ей ничего не останется, как превратить весь его дом, включая и его самого и мальчишку в пепел, а затем неведомым усилием отправиться в город и не оставить там камня на камне, добывая души и убивая невинных. Хранитель понял настрой демоницы и тихо зарычал, лишний раз показывая бездушному, что шутить они не настроены. Но врач был не из глупых представителей рода человеческого. Резко встав, он направился в другую комнату. В это время Рик еще раз посмотрел на спину чертовки и лишь скривился от увиденного. - Если не хочешь лишний раз попадаться Люциферу на глаза - держись. - тихо прорычал он, прислушиваясь к звукам, доносившимся из соседней комнаты, в которую ушел док. Мешать ему Рик не желал, ибо понимал, что поставлено на кон, а поэтому достаточно мирно уселся рядом с Рэ, нервно теребя хвостом по полу. К счастью, слишком долго ждать бездушного не пришлось. Как только он вышел из кабинета, Рик тут же подскочил и отошел от раненной, тем самым освобождая ему проход. Встав Тахиру за спину, Аз-Сотот внимательно наблюдал за всеми его действиями. Сама Рэ также перевела потухающие золотые глаза на врача, всматриваясь в странные колбочки, содержимое которых он набирал в шприц. Но нельзя сказать, что Си чувствовала предвкушение спасения. Скорее наоборот - сейчас ей начинало казаться, что вся эта затея не такая идеальная, как могла показаться на первый взгляд. От одной из склянок ужасно веяло холодом, что не могло не насторожить ее. Си, перед этим я хочу кое-что сказать. - Сейчас я использую то, что ты просишь. Будет очень больно, но поверь, это поможет. В ответ раненная только кротко кивнула, показывая, что с этим надо скорее заканчивать. Укол она практически не почувствовала, но вот то, что было дальше... Все-таки не зря она опасалась того холода, что исходил из одного сосуда. Теперь она чувствовала этот всепоглощающий холод в себе. Он буквально заполнял все ее существо, поднимаясь вверх по руке. Тихо пискнув, Рэ резко схватилась за руку, пытаясь задержать его распространение выше. Но ее попытка была смешна. С каждым мгновением она чувствовала, что это нечто поднимается, сковывая, замораживая, но в тоже время разлагающее ее существо изнутри. Пронзительно закричав, суккуба изогнулась так, что могло показаться, будто позвоночника она вовсе не имела. Когти беспрепятственно рвали пол, превращая его в груду щепок. Видя такую реакцию своей хозяйки, Рик утробно зарычал, ненавистно посмотрев на врача. Но терялся в своих мыслях. Он не знал, чем может помочь Си, также не знал стоит ли убивать врача, потому что тот мог ей помочь. - Сделай же что нибудь! - не скрывая своей злости крикнул он врачу. Чертовку в это время продолжало выворачивать наизнанку. Но теперь она даже кричать не могла. Все звуки, которые она издавала походили на шипение сотен змей, но уж точно не на человеческий голос. В очередной раз нереально выгнувшись, она воспламенилась. Причем так, что смотреть на нее можно было лишь прищурив глаза. Огонь моментально перекинулся на кресло, с кресла на штору - и вот уже пол комнаты объято пламенем.  ..

0

8

Самое напряженное в работе врача - это когда ты понятия не имеешь, чем помочь больному. И именно сейчас так себя чувствовал Тахир, после того, как вывел иглу из руки Си. Все тело проклятого было напряжено, а глаза внимательно следили за состоянием демона. И через пару мгновений произошло то, что ожидал врач - на демона сыворотка действовала так же как и на него самого. И это совсем не радовало Тахира, скорее пугало - что если у Си не хватит сил выдержать нечто подобное и она умрет от болевого шока?   
Как говорил один мудрец, боль - единственное доказательство того, что ты еще жив. И Тахир знал какие ощущения испытывает на своей шкуре Си. Раньше. когда у него была возможность, он запирал себя в клети и там уже вводил в себя препарат и будь такая возможность, он сделал бы в этой ситуации так же, но за какие-то минуты суккуба теряла силы быстрее, чем самая живучая бабочка-однодневка. И поэтому пришлось действовать быстро, забыв о безопасности.
Си стала испытывать пик лихордки и врач старался держать ее, но в лицо продолжали лететь щепки, которые откалывала демон своими когтями. Тахиру не привыкать держать буйных пациентов, но Си даже в таком состоянии была чрезмерно сильна и бездушный понимал, что сейчас одной силой ее не удержать.
- Сделай же что нибудь! - раздался голос хранителя за спиной, который уже был готов перегрызть глотку врачу, но не спешил этого делать. Тахиру было все равно - будет ли он жить или нет, он был уверен, что препарат действует правильно.
- Это естественный процесс, я сам веду себя так же, если введу себе это средство, - не менее злобно ответил он Аз-Сототу. - Я ни разу не лечил демонов и у меня есть только догадки, как ей помочь. Тем более у меня нет столько времени...
"Джозеф!" - эта мысль словно молния, которая ударила по разуму врача и тот тут же перевел взгляд на лишенного чувств мальчика. Резко засунув руку в карман, он достал ключ со специфичной резьбой и быстро ринулся к закрытой на замок двери. И в тот же момент ему вспомнилось одна особая техника внушения, которую он изучил в "Томе-не-из-Жизни". Способ крайне специфичный и им лечили разжижение мозга, выкачивая всю боль из разума больного. Некроманты прошлого же изменили концепцию и сделали эту процедуру процессом по извлечению боли. В течение какого-то времени они держали в камерах людей, пытали их и извлекали из их разума все перенесенные страдания. Потом эти ощущения можно было вселить в любую цель, которая была неугодна и просто уничтожить ее.
- Тащи мальчика внутрь. Живо! - сказал врач хранителю, открывая дверь в подвал. Тахир в это же время снял перчатки, обнажая белые кости, в которых уже вновь появились синеватые разряды молний. Он попытается сперва только "стереть" боль из мыслей Си, но если не выйдет, он примет удар на себя. Как-никак, он мертв и эти муки ему ничем не навредят. Приближаясь к шипящей и горящей демонице, он чувствовал, как огонь лизал его тело, грозился сжечь его дотла, но покрытая составом мантия пока выдерживала жар. Тахир наклонился над еще бьющийся в агонии Си и положил ей руки на голову. Резная маска под жаром стала оплавляться, стекла разбились в пыль и открыли медные глаза, которые щурились и пытались уберечься от чрезмерного жара. Кости рук стали обугливаться, но магия еще держала их в целости. Клюв отвалился от маски и тут же сгорел в пламени.
"Нет, этого не хватит, нужно... забрать всю эту боль и чем скорее, тем лучше" - руки врача уже настолько крепко вцепились в голову Си, что могли бы оторвать ее от тела. Значит, тут могла помочь только черная магия прошлого. Молнии из синих стали черными, их стало в разы больше, они сверлили разум обоих, извлекая и передавая боль от одного существа к другому. И с каждой секундой надежда на то, что Тахир сумеет вернуть рассудок Си таяла подобно кусочку льда в кипятке. Но уже в своем теле врач почувствовал некую тяжесть, которая навалилась на него подобно удару топора в спину. А значит, у него еще есть возможность остановить этот кошмар.

0

9

Си продолжала извиваться в нереальных позах, стараясь тем самым как-то справиться с болью. Надо сказать, что у нее это абсолютно не получалось. Ужасные судороги по всему телу терзали ее полностью заполонив рассудок, не оставив места ни на единую здравую мысль. Перкувыркнувшись на живот, демоница начала ненавистно кромсать когтями пол, стены и мебель, испытывая такие ощущения, будто из нее вырывают хребет. Это естественный процесс, я сам веду себя так же, если введу себе это средство. Я ни разу не лечил демонов и у меня есть только догадки, как ей помочь. Тем более у меня нет столько времени... Рик крайне недовольно рыкнул, еще сильнее оголяя острейшие клыки, кланя при этом голову к полу, тем самым встав в боевую стойку, будучи готовым расправиться с врачом прямо здесь. Сейчас ему начинало казаться, что врач сделал это все нарочно. Чтобы посмотреть на реакцию суккубы, пробуя свой новый препарат. Ведь Аз-Сотот знал, что бездушный недолюбливает демонов по личным причинам, а значит вполне мог придумать какую-нибудь дрянь, способную сломить даже того, у кого в жилах течет чистая лава. Присев на лапах он уже начал готовиться к прыжку, все еще обдумывая все произошедшее. Не понимая зачем Тахир открыл дверь в подвал, у хранителя не осталось сомнений в том, что сам врач сейчас сбежит под землю, оставив демоницу умирать от боли. Уже собираясь прыгнуть, чтобы нанести один-единственный укус, который был способен запросто отделить голову от шеи даже у слона, Рик увидел, как док обернулся и прокричал ему отнести мальчишку в подвал. Делать он этого, конечно же, не стал, ибо уже полностью представлял себе как будет рвать внутренности бездушного, но в следующий момент увидел, как Тахир снимает перчатки и направляется к хозяйке, не страшась ее огня. "Конченный придурок" Одним прыжком оказавшись возле бездыханного мальчишки, волк достаточно бесцеремонно схватил его за шкирку и волоком отнес в подвал, протащив по всем ступеням. Состояние этого смертного отпрыска его сейчас волновало меньше всего. Выпрыгнув в зал, козломордый лягнул дверь так, что она с грохотом захлопнулась и стал внимательно наблюдать за действиями врача, который от жара демоницы буквально плавился, словно свечка. Сама суккуба в это время продолжала биться в конвульсиях, каждую секунду резко меняя свою позу, извиваясь, шипя и беспрепятственно круша и сжигая все, что было в радиусе пяти метров от нее. Так продолжалось бы и дальше, если бы она не почувствовала, что кто-то сильно сжал ее виски, тем самым пригвоздив к полу. Ее глаза от столь яркого собственного света и боли практически ничего не видели, поэтому она не могла увидеть, да ладно увидеть. Рэ сейчас даже сообразить не могла кто к ней подошел и что пытается с ней сделать. Единственная мысль, посетившая ее в это время была о том, что сейчас ей сделают еще больнее. Этого она допустить не могла. Согнув звериные лапы в коленях, суккуба уперлась ими в живот темного силуэта и резко рванула, тем самым оттолкнув его от себя и отпрыгнув. Но нельзя сказать, что приземление было удачным. Не удержавшись на ногах, она завалилась спиной на книжный шкаф. Дерево и книги моментально загорелись, тихо потрескивая и падая с полок, догорая на полу. Но что-то начало меняться... Сознание, все еще разрываемое болью, начало отдавать себе отчет в действиях. Первое, что пылающая сделала осознанно - свернулась в комок, прижав колени к груди и плотно обняв их руками, сцепила кисти между собой в замок, тем самым не позволяя метаться по полу от судорог. Следующим шагом она просто закрыла глаза и задержала дыхание. Раньше это часто ей помогало, поэтому уже выработался некоторый рефлекс, который сейчас дал о себе знать. Застыв в позе эмбриона, она продолжала тихо стонать сквозь зубы, чувствуя дрожь по всему телу. Она не знала сколько времени пролежала так. Она не знала, что происходило вокруг. В голове не было ни единой мысли. Сознание было кристально чистым. Через минуту, а может быть час, она почувствовала, что судорог в ногах и спине больше нет. Что она может ими шевелить. Робко выпрямившись, Рэ медленно открыла глаза. Взгляд усталых золотых глаз уперся в стену. Это единственное, что она сейчас видела: обугленная черная стена, от которой все еще валил серый дым. Что-то защемило в груди. Точно. Она ведь все еще не дышала. На секунду показалось, будто рыжая вообще забыла как это делать. Но рефлексы взяли свое. Словно пересиливая себя, девушка сделала прерывистый сиплый вдох и почувствовала такое облегчение, которое не чувствовала вот уже сотню лет. Она будто парила. Будто растворилась во всем и вся. Неуверенно вытянув руку, она провела подушечками пальцев по стене, ощущая ее шерховатость и тепло. Кожа тут же почернела от сажи, но это не волновало демоницу. Она могла чувствовать - и это главное. Она живая. Растрепанная, нагая, полностью испачканная в саже, но живая. От этой мысли она непроизвольно улыбнулась и перевернулась на бок, чтобы ее глаза увидели что-то кроме обугленной стены.

+1

10

Офф|Топ

позорюсь своим постом, но идеи покинули меня ><

С каждым мгновением тело бездушного наполнялось бесконечным количеством боли, которую испытывала Си. Молнии черной магии шуршали подобно осенней листве и вырывали из сознания демона все те ощущения, что несла за собой спасительная сыворотка. Огонь жег тело, спалил плащ и уже стал добираться до костей. Определенно, если бы за этой сценой наблюдал каннибал, то он бы просто пускал слюну от одного запаха горящей человечины. 
Когда уже почти все закончилось и молнии уже отдавали последниеНеожиданно, Тахир понял, что ноги Си уперлись в его тело. В ту же секунду его оттолкнуло мощным толчком, почувствовался удар о стену и врач осел на пол. Мир заполнила тьма и глаза еще горящего врача закрылись.

"- Спокойно, Тахир, - произнес голос и молодой врач дрогнул. Осмотревшись, он увидел за спиной своего наставника. Тот был уставшим после очередной операции и попросил своего ученика сделать основную работу с больным пациентом. юноша был еще молод и не особо опытен, да и резать еще живого человека ему было страшно. Особенно он боялся, что будет, если у него случайно задрожат руки и он случайно вместо того, чтобы удалить вонзенную стрелу он заденет важную артерию. Тогда вместо облегчения больного ждала бы мучительная смерть.
- Я не знаю, смогу ли я, - ответил юноша, смотря на торчащий кусок деревяшки, которую он собирался выбить из ноги несчастного небольшим молоточком. - Я дал ему три стакана виски, но я все еще боюсь, что он почувствует боль...
- В боли нет ничего страшного, Тахир, - ответил уставший Рикаэль, обхватывая руки ученика, сжимающие инструменты. - Если он чувствует хоть что-нибудь, значит будет жить. А теперь давай я помогу тебе, а то бедняга уже смотрит на тебя как на палача
С этими словами он замахнулся рукой Тахира и ударил по торцу стрелы, заставляя ее выйти с другой стороны ноги пациента. В лицо мальчика прыснула кровь, больной застонал, а Рикаэль уже отпустил руки ученика. Он сказал пареньку достать стрелу щипцами и протереть ногу, после чего он ему покажет как прижигать кожу каленным железом. Тогда Тахиру казалось, что так будет всегда. Постоянные жутковатые и трудные процедуры, кровь, крики. Но он начал привыкать к этому. Как-никак, это была его судьба, которую он выбрал сам."

Дом Тахира словно пережил настоящий пожар. Библиотека из томов по анатомии эльфов превратилась в пепел, как и сборники по целебным травам. Пол был покрыт черной коркой и тлеющими щепками, от которых несло дымом и серой. Железная дверь, ведущая в подвал осталась нетронутой. Рядом с обугленную стеной, точнее на самой ней лежало тело человека. Вся кожа была сожжена, от нее осталась лишь красновато-черная труха и виднелись обугленные мышцы и нетронутые пламенем белоснежные кости. Все ремни и склянки с лекарствами просто расплавились и испарились. Руки фигуры были полностью сожжены до костей, которые покрылись копотью. Маска, которая была надета еще в начале дня, сгорела еще в самом начале, но половина лица чудом уцелела. Единственная часть тела, которая говорила, что это когда-то было человеком.
В этот момент раздался звук, похожий на тот что издают пробитые мехи. Оно дышало, было живо или было почти живо. Фигура закатила голову и открыла глаза, продолжая хрипеть и пытаться встать, однако эти попытки казались смешными и нелепыми. Потом, полу сожженные веки открылись и из всей копоти на все окружение стали смотреть яркие глаза цвета латуни. Ни жар, ни огонь не тронули их, словно они были неуязвимы к этой стихии. Правда их взгляд был направлен в никуда, подобно слепому. 
- С... Сирэ, - произнес врач, прикладывая невиданные усилия. - С тобой все хорошо, правда? Сыворотка подействовала?
Он едва различал все окружение. Было темно, словно солнце погасло и на ее место не вышла луна. Но он понимал, что скоро ему придется либо искать новый дом, либо ремонтировать старый. Постепенно чувствуя, что силы возвращаются к нему, бездушный снова оперся об пол и встал. Тяжесть перенесенной боли давила на него как мешок стельных слитков, но бездушному было все равно. Тахир слегка покачивался и походил на чудовище из ночных кошмаров пьяниц, но тем не менее, он был жив. Или близок к этому состоянию.
- А где... где рогатый и Джозеф? С ними все тоже в порядке? - тем же жутковатым голосом произнес врач, всматриваясь в "темноту". Пока что все, что он видел - это лишь обгоревшие стены, почти белый пепел и сероватый силуэт на полу, который смотрел на него золотистыми глазами.

0

11

Первое, что она увидела - хранитель. Рик стоял в паре метров, обеспокоенно виляя хвостом, не решаясь подойти. Встретившись с волком взглядом, рыжая лишь еле заметно кивнула, давая понять, что с ней все нормально. Плавный перевод взгляда. От увиденного создавалось впечатление, что комната некоторое время побывало в жерле вулкана: пепел, обугленная мебель, растрепанные обгоревшие книжки, расцарапанный пол, потемневшие от высокой температуры стены. Выдох. Первый за долгое время. Очередной расширение легких и вдох. Ни единой мысли в голове. Очередное плавное движение золотых глаз. Теперь они сфокусировались на странной темной фигуре, которая была прижата к стене. "Тахир..?" Надо сказать, что за эти пол часа бездушный сильно изменился. Смотреть на него спокойно было невозможно даже для суккубы. Обожженная плоть свисала с его рук омерзительными клочьями, открывая обзору его кости, которые также пострадали от огня. Но не это больше всего "поразило" демоницу. Его лицо... Практически половина его кожи и мышц была безвозвратно сожжена: там, где должна была быть щека теперь виднелись зубы, нос напоминал непонятный нарост, а сгоревшая ткань костюма прилип к обугленным волосам. Си поморщилась. Она не думала, что врач действительно полезет в ее пекло. Для нее это было верхом глупости. - Полный придурок, не правда ли? - ехидно проговорил Рик, заметив, что взор его хозяйки остановился на бездушном. Демоница не ответила. Облокотившись на локти, она сначала села, затем неуверенно встала, все еще не отрывая золотых глаз от доктора. - Я понимаю, что твоя раса обязывает, но вдруг этот спиногрыз сейчас выйдет из подвала, а тут обожженный врач и обнаженная ты. Думаю, что такого зрелища ранимая психика мальчишки не переживет. Прокомментировал Аз-Сотот, но сделал это очень зря. Злостно прошипев что-то лишь на одному дьяволу понятном языке, рыжая ненавистно посмотрела на хранителя. Тот тут же заскулил и исчез, оставив после себя лишь пепел, который хорошо вписался в нынешнюю обстановку в комнате. - С... Сирэ. - С тобой все хорошо, правда? Сыворотка подействовала? Рэ странно посмотрела на врача. Она не понимала почему он так о ней печется, когда сам еле шевелится. В ее глазах читалась надменность и холод. Сделав пару шагов к Тахиру, она встала перед ним, нагая и беспощадно красивая. Вы никогда не думали, почему все светлые сущности имеют недостатки? Во внешности, характере, в достатке - во всем? Все, как считала сама Рэ, заключалось именно в том, что их создал Бог. Да, он был творцом, но он не мог создать что-то абсолютное. Что-то такое, что невозможно было бы добавить. Потому что зачем он был бы тогда нужен? Его роль на творении была бы закончена. Поэтому он придумал болезни, уродства, бедность, пороки. Чтобы люди именно нуждались в нем на протяжении всей жизни. С Дьяволом же все было иначе. Именно Ад и мог создавать что-то абсолютное. Абсолютно прекрасное, сильное, возвышенное, омерзительное - неважно. Главное, что абсолютное. И этот самый абсолют красоты сейчас стоял перед врачом, хладно смотрев на него золотыми глазами, размышляя как же поступить дальше. Первой мыслью было убийство. Действительно, раз он так мучается, то почему бы просто не испепелив его до конца, лишив материального тела, а значит и боли? Но эту мысль перебила вторая. Нет, это была совсем не совесть. Напротив, гордость. Гордость за то, что она была выше тех, существ, с которыми она недавно дралось и по вине которых получила такое ранение. Си гордилась тем, что она была не низшим демоном и могла здраво рассуждать, мыслить, мечтать. Прижав палец к тому, что недавно было губами Тахира, рыжая еле заметно улыбнулась. - Молчи. Быстро прикинув то, что в человеческом облике она не сможет поднять вес более сорока килограмм, девушка перевоплотилась. Но даже в образе рогатой и крылатой демоницы она оставалось все равно прекрасной. Обняв Гепту, а затем одним движением лапы сбив его с ног, чертовка подхватила врача на руки и с титаническим спокойствием, будто несла что-то не тяжелее нескольких килограмм, понесла его в спальню. Зайдя в комнату, бестия аккуратно положила его на кровать и присела рядом. Перевоплотившись обратно в человека, она как можно более плавнее и даже с некоторой нежностью начала снимать с врача остатки его плаща и маски, иной раз отдирая прямо с сползающей кожей. - Ты ведь сможешь восстановиться с помощью этого препарата? - продолжая помогать ему "раздеться" спросила она.

Отредактировано Сирэ (2011-12-13 18:08:26)

0

12

Темнота окружала врача и зрение впервые за долгое время подводило его. Он не различал цветов, все вокруг было расплывчатым и непонятным. Тело почти не слушалось и походило на куклу, у которой запутались привязанные к частям тела ниточки. Любой на его месте давно бы погиб, превратился бы в щепотку пепла, испарился бы на месте. Но тело бездушного было усиленно демоном, а значит его владелец не умрет сразу. А то, что его может ждать, уже выходит за пределы сделки, заключенной пятьдесят лет назад.
Врачу показалось, что кто-то говорил, но он слышал все словно через воду и поэтому решил, что пока нету смысла напрягать подгоревшее тело. Вскоре он почувствовал, что кто-то или что-то приближается к нему. Лишь по золотистому свету в том месте, где у людей находятся глаза, Тахир признал Сирэ. А значит, что она уже стала чувствовать себя лучше, что не могло не радовать лекаря. Та не стала отвечать на его вопросы, а лишь произнесла одно слово.
- Молчи, - этого голоса хватило, чтобы врач замолчал и перестал беспокоится. Потом суккуб показала свой истинный облик, для чего - оставалось загадкой. Но даже в этом образе Тахир, если бы он был простым смертным, тут же, не думая, забыл бы обо всем. Ничего бы не было милее в этом мире для него, чем ее улыбка. Его не удивляло это, потому что характером он по прежнему был человеком, полным своих недостатков и тайных желаний. Но бездушный знал, что таится за столь величественной красотой демона. Потом врач неожиданно понял, что он потерял опору, но как оказалось, Сирэ несла его на руках в кабинет. Наверное, если бы у Тахира была возможность, он бы покраснел сильнее, чем свекла.
В последний раз на этой кровати Тахир спал года два или три назад, когда еще в его крови текли души замученных им жертв. Тогда он еще умел спать, а теперь эта часть комнаты была самой бесполезной. Правда сейчас она вновь приняла своего владельца и теперь врач сожалел только об одном - что он не мог заснуть и подумать, что все эти пятьдесят лет были кошмаром. Он почувствовал, что постепенно что-то отделялось от тела: это Сирэ снимала с него остатки его врачебной одежды. Об ее потери врач не жалел - в шкафу в подвале лежало еще множество таких же. А вот маска из кожи, к сожалению, была единственной в коллекции. Правда на столе лежала новенькая, из чистого серебра, сделанная по заказу у кузнеца. Даже сейчас она слегка поблескивала и играла на свету, а вставленные линзы из темного стекла походили на два бесконечных омута.
- Ты ведь сможешь восстановиться с помощью этого препарата? - произнесла Си, вырывая очередной прилипший к коже Тахира клочок одежды. Голова врача повернулась в ее сторону, а глаза вновь посмотрели на нее. В них явно читалась небольшая насмешка и в то же время жуткие страдания, которые перенесло тело.
В этот момент тело врача сотряслось от судорог, но они были очень резкими и короткими. Из обожженного рта врача с хриплым голосом вырывался маленькими порциями воздух. Тахир смеялся, но тело не давало ему возможности делать это так, как живым.
- Глупенькая, - сказал он,продолжая хрипло вдыхать воздух. - Конечно, смогу. Но есть проблема. Та сыворотка, что я ввел тебе - последняя. Чтобы...
В этот момент Тахир громко закашлял и сжал костлявой рукой простыню. Даже не смотря на то, что тело врача было мертво, некоторые рефлексы все еще работали, в том числе и желание избавится от копоти в легких. От силы кашля несколько мелких мышц на груди порвались, издав звук сломавшейся соломинки. Глаза Тахира на момент закрылись и спустя пару минут, когда приступ кашля закончился, снова взглянул на Сирэ.
- Чтобы сделать новую, мне придется снова взяться за старое. Но я не знаю, смогу ли я снова убить. Дело даже не в теле, нет. - врач закончил свою мысль и на мгновение поднял руку, чтобы коснуться лица Сирэ. Даже сожженные напрочь и лишенные чувств кости чувствовали исходящее от нее тепло.
- Мне уже давно нечего терять, Си. У меня есть лишь знания и те, кому я могу помочь с их помощью. Поэтому я и не боялся того, что произошло, - хрипящий голос врача вновь разразил тишину. - Забавно, не правда ли? Я говорю с демоном о бреде, который творится в моей голове. Может мне уже самому пора к врачу?
Он повернул голову и лежал неподвижно, чувствуя как с него продолжают снимать остатки халата и смотря в потолок, словно врачу хотелось прожечь его насквозь. На самом деле у него просто не было сил и возможности закрыть глаза, потому что веки почти полностью рассыпались.

0

13

Продолжая аккуратно отрывать от врача его кожу, клочья обугленного мяса и остатки его костюма, Рэ то и дело с некоторой опаской смотрела ему в глаза, будто бы проверяя не умер ли он. Ранее она никогда не встречалась с бездушными, нет, конечно же, она встречалась с ними на улице, в кафе, в борделях. если посудить, то бездушных гораздо больше, чем можно себе представить. Но она никогда не говорила с ними. Они не представляли для нее интереса. Ведь у них не было души, да и чаще всего они представляли из себя огромных тучных мужиков, с узкими хитрыми глазами и дрожащими при мысли о деньгах руками. Демоница презирала таких, считая, что они пали гораздо ниже, чем любая проститутка. Ибо ночные путаны работают не от хорошей жизни, а чтобы выжить. И надо сказать, что их душе иной раз гораздо сильнее, чем у зажравшихся богачей. Глупенькая, - рыжая в очередной раз перевела взгляд на его глаза и сняла клок обвисшей кожи с его лба, тут же спалив его в своей руке, как и все предыдущие. Конечно, смогу. Но есть проблема. Та сыворотка, что я ввел тебе - последняя. Чтобы... Когда док начал кашлять, Си невольно поморщилась. Все же, если посудить, то из всех демонов именно суккубы были наиболее приближены к человеку, а значит могли испытывать такую же боль, а иногда и жалость, как бы это смешно не звучало. Чтобы сделать новую, мне придется снова взяться за старое. Но я не знаю, смогу ли я снова убить. Дело даже не в теле, нет. Намек был понят. Кротко кивнув, девушка еще пару минут "раздевала" Тахира, сняв с него все куски одежды и обгорелой плоти. Надо сказать, что с первого взгляда она недооценила весь ущерб повреждений. Сейчас врач напоминал существо, одну сторону которого сначала проехала телега, а потом погрузили в кислоту. По крайней мере других ассоциаций она не могла себе придумать, как и понять зачем бездушный вообще полез в ее пламя. Забавно, не правда ли? Я говорю с демоном о бреде, который творится в моей голове. Может мне уже самому пора к врачу? - Я не думаю, что тебе сможет помочь обычный меркантильный сосунок, который из-за страха выйти в мир начитался кучу заумных книжек и сам запер себя в кабинете, называя работой выслушивание жалоб домохозяек на то, что муж уставший с работы имеет их или не в той позе, или не имеет вовсе. Поэтому демон еще не плохая компания, док. По крайней мере людей мы знаем лучше, чем те же ангелы, уж поверь мне. Аккуратно, чтобы как можно меньше сотрясать кровать, девушка встала на пол и направилась к двери. - Отдохни немного. Я скоро вернусь. - с этими словами рыжая вышла из комнаты и плотно закрыла дверь. "Рик, проследи, чтобы он не выходил. В случае чего - подопри дверь." Ответа не последовало, но чертовка знала, что хранитель услышал ее. Пройдя пару шагов по холодному полу, Рэ вышла в зал, который сейчас больше напоминал арену войны. Осмотревшись по сторонам, рыжая остановилась, будто размышляя о чем-то, но это продлилось не долго. Затем она вновь приняла свой истинный облик и открыла массивную железную дверь, ведущую в подвал. Спустившись по ступеням, суккуба увидела одинокое пламя свечи, которое держал в своих ладошках маленький мальчик лет двенадцати, хотя Си абсолютно не умела разбираться в возрасте детей. Ведь с ними она никогда еще не имела дела, а заводить своих не могла чисто из-за своей расы. Мальчишка, завидев демоницу, тихо пискнул и вжался в стену. Пламя свечи заметно задрожало, как и сам ребенок. Не сложно было догадаться, что он очень напуган. - Не бойся, я не причиню зла. -как можно более спокойным голосом проговорила абсолютно абсурдную фразу рыжая. Мальчик молчал и еще больше вжался в стену. Сердце билось, словно маленькая пташка. Щенячьи глаза блестели, а руки дрожали будто от невыносимого мороза. Подойдя ближе, чертовка села перед ним на корточки, внимательно глядя в глаза. - Ты ведь любишь Тахира, не так ли? Сглотнув мальчишка неуверенно кивнул. - Так вот и он тебя очень любит. Он все время помогал тебе: приютил тебя, кормит, поит, показывает как делать операции, чтобы потом ты смог стать хорошим врачом и жить, ни в чем себе не отказывая. Но сейчас и ему нужна помощь. И помочь ему можешь только ты. - Как..?- еле слышно проговорил ребенок. - Тебе для этого даже не придется ничего делать. Просто ответь на следующий мой вопрос "да" и закрой глаза. Тебе не будет больно, обещаю, а вот Тахиру станет гораздо лучше. Согласен? - с "милой" улыбкой, оголяющей клыки спросила Сирэ. В ответ мальчик чуть кивнул. - Итак, Джозеф, ты согласен отдать мне свою душу в обмен на выздоровление Тахира?- уже абсолютно серьезно спросила бестия, внимательно глядя на беднягу золотыми глазами. - Да - послышался роковой ответ. - Тогда закрой глаза. С этими словами единственный источник света в подземелье - свечка мигом потухла...

Поднимаясь по ступенькам, Рэ сжимала в руке что-то крошечное, но очень весомое и яркое. Что-то, что люди называли идеей, искрой, эйдосом, то, что вселяло надежду на то, что после смерти они перестанут страдать. Выйдя в зал, демоница спокойно направилась в комнату, где лежал врач. Открыв дубовую дверь, она медленно зашла, выставив перед Тахиром сжатую в кулак лапу. - Готовь свою дрянь, док.

+1

14

- Отдохни немного. Я скоро вернусь.
Две простые фразы, которые Тахир слышал каждый день. Он говорил ее почти всем пациентам, которые страдали от серьезных ранений или травм. И ему казалось, что это даст понять людям, что это была попытка подбодрить их и дать понять, что жизнь еще не закончилась для них. Теперь он понимал, насколько эти слова были приятны. Но зачем ушла Сирэ - ему оставалось только гадать. Хотя сейчас ему было уже все равно -
Врач протянул руку к чему-то в кулаке Си и взял его в свой. Тут же он понял, что это была душа, ибо нечто переродилось в светлую сферу, которая слабо пульсировала и излучала нечто таинственное. Глаза Тахира наполнились какой-то грустью и сожалением и было понятно из-за чего. Стоило ему коснуться этой души, то он сразу понял, кому она принадлежала.
- Мне следовало угадать твой выбор, - сказал он, сжимая в руке пульсирующую сферу. - [b]Душа маленького и пока что невинного мальчика. Я знал, что рано или поздно он узнает о моей... особенности. Даже не знал как бы объяснить ему это, но теперь это уже неважно.[/b]
С этими словами врач  поднялся с кровати и поплелся к своему столу. Он неуверенно сел в кресло и открыл вновь запечатанный ранее ящик. Теперь оттуда стали появляться на свет диковинные сосуды, трубки, порошки и тому подобная дрянь, которую было тяжело представить. Обгоревшие руки делали все неспешно и с невероятной точностью. Уже за несколько минут на дубовом столе была встроена целая колонна из различных склянок, баночек и другой алхимической ерунды. В центре стояла небольшая подставка в виде кричащего черепа, в которую можно было бы поместить детский каучуковый мячик, с которым дети часто играли на улице. Врач вновь взял в руки небольшую сферу и уверенным движением положил ее в "зубы" фигурки. Глаза неожиданно вспыхнули, в них появилось то, что давно не пробуждалось в разуме врача.
"Давно... давно ты не звал меня назад, Тахир. И я смотрю, на то есть явная причина," - прошептало в голове у врача его безумие и лицо бездушного скривилось, пытаясь усмехнуться. Да, выпускать это чувство было опасно, но они были слишком тесно связаны и игнорировать голоса в голове вечно все равно бы не вышло. Да и к тому же именно когда в голове не все дома рождаются настоящие шедевры. Одно небольшое движение к одному из флаконов - и работа началась. Руки врача "летали" от одной склянки к другой, стук стекла о деревянные поставки можно было бы сравнить с тем, как музыкант играет на своем инструменте в порыве вдохновения. Глаза излучали сосредоточенность и в то же время удовольствие от происходящего. Из сгоревшего рта доносились жутковатые и непонятные слова, заученные уже  Давно "забытые" формулы вновь всплывали в сознании Тахира и с каждым новым движением в нем пробуждались давние мысли. О темных безлунных ночах, о ледяном ветре, пронзающем кости как стрела. О тихих шагах по мощенной дороге, о криках в темных переулках и тихих мольбах о быстрой смерти. И о крови. Теплой, горячей как жар вулкана, дающей жизнь и силу. В этот момент в руках врача появилась ампула с теплой, словно только что взятой из кого-то, кровью. Откупорив ее костлявыми пальцами, Тахир с некоторым напряжением стал отсчитывать капли драгоценной жидкости. Каждый удар о поверхность почти готовой сыворотки буквально погружал в океан безумия и хотелось как можно скорее уже вколоть в себя эту чертову жидкость и почувствовать жизнь на вкус в очередной раз. Наконец, основной препарат был готов и теперь врач вылил уверенным жестом эту массу на кричащий череп. Сфера потухла подобно свече и оказалась во "рту" крепежа. Раствор через пару секунд стал светиться и потом он стал таким же, что и тот, который был введен в Сирэ - золотого и пульсирующего цвета. Через пару секунд сыворотка уже была в специальном флаконе для введения инъекции. Взяв в руки шприц, врач посмотрел на Сирэ, слабо кивнул и резким движением вонзил шприц в шею, где должна была проходить артерия. Золотистая жидкость стала утекать внутрь, исчезая в обгоревшей плоти и неся очередную порцию жизни. В какой-то момент все как и прошлый раз казалось нормально, но потом глаза Тахира резко расширились, а зрачки сузились до жутковатых размеров. Раздался звук бьющегося стекла, растекающейся жидкости из флаконов и слабое дыхание. Через пару секунд раздался вопль, полный ужаса, боли и животного ужаса. Кровь текла по всему телу, покрывала его подобно коже. Постепенно стало видно, как плоть на теле стала восстанавливаться, а руках стали появляться новые связки. Врач бился в судорогах, его тело явно игнорировало все законы анатомии и ломалось в самых неожиданных местах. Потом, Тахир подскользнулся на крови и упал под свой стол, продолжая нести бред и орать, словно его жарили на вертеле. Но когда он нашел в себе силы встать, врач уже походя лишь на человека, с которого содрали живьем кожу, Тахир схватился за стену и стал биться об нее всем телом, пытаясь утихомирить происходящее в мозгу безумие. Боль стала еще сильнее, разум был похож на кипящий котел, в котором мешались все мысли в один единственный "бульон". Оставалось всего-ничего и тогда Тахир обессиленный и чувствующий все на своей шкуре, упал на окровавленный пол. тело уже покрывалось кожей, стали появляться волосы и ногти. Спустя несколько лет, Тахир Гепта вновь стал тем, каким он был во время сделки с демоном. В дряблом человеческом теле была еще небольшая слабость, но он уже дышал и чувствовал, как билось его сердце.
- Живой... Живой... Живой... - продолжал повторять врач, смотря на свои руки, которые вновь покрылись плотью и кожей, словно не веря, что такое возможно.

+2

15

Отдав ему в руку душу мальчика, Рэ проводила взглядом обоженную тушу, которая с невероятной расторопностью для подобных ран слезла с кровати и стала доставать различные склянки для приготовления этого самого элексира. Внимательно смотря за действиями врача, суккуба забралась на кровать и поджала под себя ноги, тем самым не мешая ему. Хотя могло показаться, что сейчас Тахира даже ядерный взрыв не оторвет от его занятия. Он, словно окрыленный вторым дыханием, метался от колбы к колбе, что-то смешивал, что-то мешал, бормоча что-то странное, одному лишь ему ведомое, себе под нос, внимательно следил за всем происходящим. Рыжая прищурилась. Все-таки в чем-то люди были гораздо сильнее любого демона или ангела. Вся их сила была в мысли. В идее. Кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы демоны что-то изобрели? А ангелы? Идеи и тех и тех настолько банальны, что они решили черпать вдохновение у людей и просто улучшать на свой лад их изобретения. Но вот человечество не стояло на месте. Постоянно чувствуя свою уязвимость они именно за счет мысли пытались выживать и подняться над другими расами. И надо сказать, что им это на удивление удачно удавалось. Непроизвольно улыбнувшись, чертовка как-то иначе посмотрела на копошащегося возле стола врача. Он был полностью обнажен, из-за чего можно было рассмотреть все его ожоги. У него не было души, а поэтому он хоть чем-то заинтересовать демона. Он не мог иметь детей, да и вообще не особо хотел отношений, из-за чего, как считала сама Си на него не рассчитывают девушки. У него осталась одна лишь идея и мысль. И именно это восхищало демоницу. То, рвение, с которым он цеплялся за что-то нематериальное и непонятное никому более. На мгновение он замер. Повернулся к ней и кивнул. Задумавшись, она и не уловила того момента, когда "все было готово". Увидев, как игла вошла в нетронутый огнем участок кожи, суккуба рухнула спиной на кровать. Она не хотела наблюдать за всем этим зрелищем, зная, что но будет совсем не из приятных. Ей вполне хватало и звука. Стоны и крики Тахира иной раз заставляли вздрагивать и ее. Теперь она как никто другой понимала, что он испытывает каждый раз, когда старается вернуть себя к жизни, которую у него отняли. Надо сказать, что мучения дока были дольше, чем ее. Она не знала, с чем это было связанно, да и не хотела думать. Ее мысли с каждой минутой становились все тяжелее и мутнее. Глаза предательски закрывались. Да, и демоны могут уставать. Особенно после такой насыщенной ночи и дня. Дикие крики страдальца закончились. Наступила гробовая тишина, которую через несколько минут нарушило лишь тихое шептание - Живой... Живой... Живой... Устало привстав Рэ сонными глазами осмотрела его, удостоверившись, что он полностью восстановился.
- Советую тебе поспать, Тахир... Либо, если не хочешь, оставь все свои опыты, склянки и мысли о моем убийстве или препарировании на несколько часов и не мешай мне отдыхать. Ты и понятия не имеешь, что я пережила этой ночью. Камнем рухнув на подушку, она нечаянно порвала ее рогами, тем самым запутавшись в наволочке. Что-то невнятно прошипев, рыжая приняла безобидный для кровати человеческий облик и закрыла глаза, перед этим, чуть подвинувшись, показывая, что если Гепта захочет - может лечь рядом.

0

16

Дыхание, сердце и кровь. Осязание, чувства и спокойные мысли. Одним словом, жизнь.
Врач уже не помнил, когда ощущал холод пола или что-то подобное. Словно с самого рождения единственное, что чувствовал в себе - это бесконечную пустоту и страдание, испытываемое каждый день, который был для него очередной пыткой. Он слушал бесконечные жалобы, искал пути исцеления тех, кто стоял уже одной ногой в могиле. Но вместо благодарности он видел лишь алчность, похоть и пороки, которые отражались на лицах больных. Конечно, многие из пациентов были простыми людьми: ремесленниками, фермерами и другими не особо почетными профессиями. Но были и те, кто был просто отвратителен врачу и он бы скорее ввел бы им яд, нежели лекарство. Но теперь, пережив все это, перемешанное вместе, он был почти готов прыгать и радоваться тому, что вновь жив и чувствует, что ничто не давит на него. Но пока что после действия сыворотки прошло мало времени и сразу Тахир вряд ли бы смог подняться или делать что-либо. Нужно было немного времени, чтобы окончательно привыкнуть к обновленному телу. Со временем, врач уже стал полностью осознавать, что происходило вокруг и он в очередной раз услышал голос Си. Тот голос, который звучал подобно журчанию ручья или чем-то еще, чем можно было бы восхищаться часами.
- Советую тебе поспать, Тахир... Либо, если не хочешь, оставь все свои опыты, склянки и мысли о моем убийстве или препарировании на несколько часов и не мешай мне отдыхать. Ты и понятия не имеешь, что я пережила этой ночью. 
"Конечно, понятия не имею. Хотя уж о чем-то я точно догадываюсь, а именно: что кто-то явно истерзал тебя и причем, очень знатно." - подумал врач, подымаясь с липкого от крови пола. На коже оставались сплошные кровавые пятна и врач решил, что даже если и пойдет спать, то сперва смоет с себя все алое. Запустив руку в шкаф, стоящий поодаль от всего, врач достал простую рубаху и штаны с подвязками. Одевшись, Тахир неуверенными шагами отправился по обугленному полу из дома в сторону колодца, стоящего рядом с домом. На душе у него было на удивление спокойно, словно все что произошло сегодня - лишь досадное совпадение. А что - Джозеф случайно пересыпал огненной соли и в итоге поджег гостиную, а сам отравился угарным газом и быстро скончался. Что не бывает в этой жизни, тем более если она так коротка для простого человека.
Вода была ледяной, но врачу было все равно. Прохлада снимала напряжение и окончательно помогла собраться с мыслями. Розоватые капли падали на землю, оставляя следы. На какое-то мгновение Тахир подумал, что стоять голым за домом и смывать с себя кровавые следы было верхом безумия, но почему-то ему казалось, что вряд ли кто-то в такой час решил придти к доктору. Особенно, когда видит, что у того например есть проблемы по серьезней, например сожженная гостиная. Когда от крови не осталось и следа, врач оделся и вернулся назад в кабинет. За все его время отсутствия ничего не изменилось, что как минимум вызывало подозрения. Как минимум врач ожидал увидеть что вокруг Си уже собрался шабаш и приносил ей на костре девственников. От одной этой мысли рот Тахира изобразил широкую улыбку, но сдержал смех. Иначе в таком случае, разбуженный демон устроит все именно так, как он и представил.
Тахир взял с полки небольшой графин с виски, который недавно купил у одного гнома в трактире. Тот долго пытался убедить врача остаться на кружечку пива, но тот был не особым любителем выпивать в тавернах и поэтому вежливо отказался. Однако, напиток был довольно забавен по названию - "Желание смертника". Попробовав один раз, он решил, что это - идеальное средство, чтобы затуплять чувства у больных. Правда, чтобы этот эффект прошел в полной мере, нужно было влить в человека больше трех рюмок, что было откровенным расточительством. Сам же напиток оказался в небольшом стакане, который стоял у Тахира на столе и слегка поигрывал на свету. Врач сел на кресло, которое чудом уцелело во время погрома и не спеша стал осушать чашу, посматривая то в потолок, то на лежавшую на кровати Си. То ли стесняясь чего-то, то ли еще от чего-то, он не сосредотачивал на ней долго взгляд, что как минимум забавляло его темную сущность.
"Ты забавен, как и всегда Тахир. Вроде ты прожил столь большую жизнь, наполненную всем чем можно было вообразить. Но ведешь ты себя, словно тебе так и осталось двадцать с копейками," - усмехнулось безумие в голове Тахира, на что врач улыбнулся уголками рта и перевел взгляд на спящую Сирэ, уже обращенную в человека. Наверное, если он мог, то смотрел бы на нее всю вечность, но к несчастью, подобное было роскошью. Особенно, когда самого врача уже клонило ко сну. Забыв о всем, что беспокоило, врач поставил уже пустой стакан на стол и быстро разделся. Стараясь быть как можно тише, он лег на кровать рядом с Сирэ, чувствуя исходящее от нее тепло. Тахир стал погружаться в сладостный сон, который так долго не испытывал. Он заснул почти сразу же, но о покое ему как всегда, можно было только мечтать. 
"Слушай же мою мелодию: ах, как звучит моя флейта! Внимай моему зову, бездушный, и не думай, что ожидает тебя в тенях, куда завлекает моя соблазнительная песнь. Приди ко мне, человек, приди, крыса, приди, порождение тьмы. Не слушай криков тех, кто прошёл здесь до вас, не замечай обрыва в бездну, куда несет тебя твоя танцующая походка."
Врач слышал голос, который звал и повторял его имя снова и снова. Но кроме этого, он понимал, что иногда он видел яркий огонь, который манил за собой, звал и тащил словно на поводке. И врач, как послушная кукла, следовал за ним, игнорируя слова из темноты. Ибо там, где был огонь и свет - должно было быть безопасно. Единственное что было странно - это цвет огня. Это был цвет свежей крови, которую Тахир уже видел уже не одну сотню раз.
Однако, даже не смотря на такие странные видения, сам Гепта был спокоен как мертвец. Он уже привык, что ему редко снилось что-то радужное, ибо за всю жизнь он повидал слишком многое, чтобы верить в милосердие, доброту и белые облака, что уж говорить про ангелов и тому подобный бред. И вряд ли бы нашелся человек, который бы решился поспорить с врачом на тему добра, а уж тем более - пытаться разбудить его. Как-никак за несколько лет бесконечного бодрствования врач заслужил хотя немного отдыха.

+1

17

Она проснулась неожиданно для самой себя, будто кто-то просто нагло вытолкнул ее из царства Морфея, не дав возможности попрощаться. Широко открыв глаза, Рэ сначала не поняла, где находится. Пару секунд, пока сознание полностью просыпалось, она старалась вспомнить предыдущий день. Чуть привстав на локтях, суккуба услышала чье-то дыхание и повернула голову. Рядом с ней, практически свернувшись в комок, лежал Тахир, мирно пребывающий в царстве снов. "Ну надо же, док. Сейчас смотря на тебя я бы и в жизни не подумала, что ты можешь жестоко убивать людей, отбирать у них души и использовать для поддержания своей жизни." - не без улыбки подумала Рэ, аккуратно проведя рукой по его волосам. Сквозь сон Гепта чуть выгнулся ей навстречу, заставляя демоницу улыбнуться еще шире. Она любила такие моменты, потому что считала, что только когда человек спит можно увидеть его истинную сущность. Плавно переведя взгляд на окно, рыжая попыталась понять который сейчас час. Как она могла видеть, звезды были уже высоко, а значит ночь достаточно давно взяла бразды правления у дня в свои руки. Самое время для пробуждения суккуба. Аккуратно встав с кровати, девушка прямо босиком направилась искать себе хоть какую-нибудь одежду. Гулять голой по дому уже в который раз ей не прельщало. Пройдя в одну из комнат, рыжая увидела просто склад костюмов чумного врача. Да, все это хорошо, но ей, все-таки хотелось нечто иного. Порывшись между разнообразными вариациями одного и того же содержания, Си все-таки нашла какую-то рубашку парня, достающую ей до середины бедра. Это было лучше, чем ничего. Одним движением одев ее на себя, демоница продолжила дальше гулять по дому, не переставая удивляться, сколько же у Тахира было самых разнообразных книг. Ладно бы они просто стояли и пылились, нет. Практически из каждой торчали различные закладочки и пометки, что говорило о том, что врач действительно прочитал каждую из них. От этого появилась мысль на счет его возраста. По виду ему не дать больше двадцати пяти. Но при всем желании, Рэ понимала, что столько литературы прочесть невозможно. Значит в облике бездушного он гораздо дольше, чем она могла себе представить. На секунду остановившись, она протянула руку и взяла одну из них, открыв на случайной странице. Пролистав еще несколько листов, суккуба увидела, что частенько на полях док делал различные помарки, что-то рисовал, подчеркивал или напротив, зачеркивал. Тихо хмыкнув, она поставила книгу на место, а сама направилась на кухню. Хоть она и являлась демоном, в человеческом обличии она также испытывала голод, как и простые смертные. Увидев множество разных шкафчиков, она поочередно открывала каждый из них, пока в одном не заметила пару замораживающих камней, около которых в замороженном состоянии хранились продукты. Не долго думая, рыжая достала кусок мяса и несколько яиц. По крайней мере пока ее фантазии и мастерства хватало лишь на это. Провозившись несколько минут с поисками сковородки, чертовка разбила об ее край яйца и положила ее себе на руку, в момент наколив сталь до такой температуры, что яйца сразу стали пузыриться и потихоньку застывать. Закончив с ними, Си принялась за мясо. Нарезав его более-менее аккуратными кусочками, девушка зажимала каждый из них на несколько минут между ладоней, а доставала уже идеально обжаренным. Что и говорить, но на кухне ее способности были незаменимы. Найдя две тарелки, бестия выложила в них содержимое сковородки, а на третью положила все мясо, ибо не знала ест ли Тахир вообще. В любом случае ее хранитель мог бы сожрать тут все, ибо очень охотлив до подобной еды. Чуть провозившись с сервировкой, Рэ буквально пропорхала в комнату к врачу и стала аккуратно гладить его по щеке, тем самым возвращая в реальность. - Тахир... Вставай- уж очень мурлыкающе прошептала она.

+1

18

"Зов становился все громче и громче, а желание идти за ним становилось все сильнее. Врач чувствовал, что путеводный огонь начинал темнеть, пламя уже было не ярко-алым, а темно-багряным и уже не освещало путь дальше нескольких шагов. И в какой-то момент огонек рванул с такой скоростью, что стоило моргнуть Тахиру глазом, как вокруг стало непроглядно темно. Единственное на что он мог теперь ориентироваться - это странный зов, похожий на флейту. Постояв пару секунд, Гепта сделал первый шаг, потом второй, а затем стал двигаться на звук с непонятной уверенностью. И вскоре его путешествие во тьме было кончено в широкой и уютной комнате. Откуда она взялась посередине темноты оставалось загадкой. Хотя чего только нельзя было встретить в мире снов и кошмаров.
Темнота и свет были в одной комнате в равных правах. Пол был выложен черным и белым мрамором, поверх него лежали шкуры тех же цветов. На полках были выложены . К стене было прибито черно-белое полотнище с стилизованной цифрой "11". Несомненно, это была обитель какого-то очень влиятельного лица или же
- Ну и как оно? - спросила фигура, помешивая ложкой содержимое и посматривая на гостя. Свет стал ярче и пожалуй, такого создания Тахир не видел за всю свою жизнь. Он даже не читал о чем-то подобном в книгах или свитках, настолько это существо поражало его воображение. На великолепном кресле из серебристого металла сидело существо, похожее на человека, но обладающее крокодильими и волчьими чертами. На его руках было по шесть пальцев, каждый увенчивался острым когтем. Три его алых глаза спокойно оглядывали все вокруг из белоснежного крокодильего черепа. Множество зубов, львиных, акульих, коровьих и крысиных торчали из его челюстей. Его вид вселял и ужас и восхищение.
- Я не понимаю... - недоумевающе сказал врач, смотря на окружение и на свое по прежнему живое тело. Это - сон? Или же кто-то желал связаться со мной?
- Ну я имею в виду вновь ощутить прилив сил, ожить... - продолжила фигура, не сводя глаз с Тахира. - Ведь не каждому дано ощущать ценность жизни так, как тебе. И мне просто интересно - каково после долгих лет мучений вновь почувствовать как кровь течет по венам и биение своего сердца?
- Ну, - сказал врач, держа себя за руки. - Это приятно, осознавать, что ты жив, не буду врать. Но почему-то всегда чувствую вину за то, что отбираю чью-то душу.
- Демоны тоже занимаются подобным и им, если честно, все равно на всех, кроме себя. И в этом они иногда правы, - поморщилась тварь, отпивая из чашки с эмблемой в виде черно-белого черепа. - Правда такие как... та суккубиха не особо беспокоятся о последствиях. А ведь эта тварь долго не давал мне поговорить с тобой и очень зря, потому что я - твой билет в прежнюю жизнь.
- Вы так и не назвались, - произнес врач и на этот раз его голос звучал уже более уверенно. На этот раз все три глаза твари смотрели на него с явным удивлением. Судя по всему, он не ожидал что кто-то его не знает. Или его просто никто не спрашивал про этом.
- Оу, у меня много имен, - сказал собеседник, потягиваясь в своем кресле. - Меня называют Архитектором судьбы, Великим обманщиком, Предателем Луны. Но большинство знают меня как Хозяина.
- И чем тогда ты владеешь? - спросил врач, чувствуя, что в глазах снова появился туман. Раздался ехидный смех, который просто не мог принадлежать человеку. За пару мгновений до того, как проснуться, он услышал последние слова неведомого создания, полные умиления и насмешки.
- Прости, что отвлек, мастер-врач. Уверен, что потом мы еще поговорим. А пока, тебя ждет жаренное мясо..."

- Тахир... Вставай - это тихий и в то же время приятный голос заставил Тахира приоткрыть один глаз, который вяло смотрел в темноту. Еще было темно, а звезды уже явно горели вовсю. Раньше, врач любил гулять по улицам ночного города, слышать приглушенные звуки с другой стороны улицы, наблюдать за тем как кто-то в переулке потребляет гашиш или просто наслаждаться ночной природой. Но теперь врач уже довольно сильно зачерствел и был более сдержан. Как-никак в Меридиане было много тех, кто нуждался в его помощи.
- Си? Ты все еще тут? - немного удивленно произнес врач, взяв ее за руку. - А я то думал, что ты совсем ушла.
Первое, что почувствовал врач вновь после пробуждения - голод. Тело хотело еды, горячей и по возможности вкусной. Хотя нагуляв аппетит в течении нескольких лет, врач наверняка съел бы все, что лежало на тарелке. По воздуху витал запах свежей и готовой пищи, которая была наверняка не менее приятна на вкус. И теперь уже живой Тахир не был против подкрепиться перед очередной прогулкой по улицам. Варч встал с постели и не обращая внимания на присутствие Си, одел брошенную на стуле одежду и потом обратил внимание, что спасенная суккуба ходит по дому уже хотя бы не голой. Усмехнувшись, врач посмотрел на беспорядок в кабинете и решил, что уберется чуть позже. С этими мыслями он пропустил Си и последовал за ней, ожидая увидеть, что же та успела приготовить. Он не ожидал чего-то великого от нее и по сути дела, ему было все равно что есть.
- Я так понимаю, что таким образом ты благодаришь меня за спасение? - с небольшой улыбкой сказал Тахир, смотря на Сирэ с небольшой насмешкой. - Не думал что демоны питаются чем-то еще, кроме душ. Занятно.
Как не удивительно, но тварь из сна была права. На тарелке была небольшая кучка порезанного и зажаренного мяса.
"Возможно вчера я сильно заработался" - подумал Тахир, немного удивленно посматривая на тарелку. Врач взял пальцами кусок мяса с тарелки и не долго думая, отправил его в рот. И было тяжело передать, насколько он был доволен тем, что ощущал весь вкус прожаренной пищи. Если бы он попытался съесть что-то будучи мертвым, это походило бы на то, что он скорее жевал комок глины. Никакой пользы и лишнее напряжение для тела, но теперь это - важная часть жизни.
- Что будешь делать дальше? Куда направишься? - спросил врач после того, как прожевал и проглотил кусок мяса. - Я так думаю, что вряд ли ты у меня собираешься задерживаться надолго. Как-никак, сыворотка подействовала и тебе вряд ли что помешает продолжить... свои странствия.
Заканчивая фразу врач чуть усмехнулся, ибо знал, какая жизнь у демонов, а тем более - у суккубов. Правда у обоих "охотников" были свои способы добычи. И для каждого она была по своему важна.

0

19

- А я то думал, что ты совсем ушла. "Не так быстро, док. У меня есть на тебя еще несколько глобальных планов" - странно смотря на врача, подумала демонесса, внимательно наблюдая за тем, как он поднялся и оделся. Сообразив, что нужно показать ему свой кулинарный "шедевр", рыжая элегантной походкой от бедра отправилась на кухню. Сев на против Тахира, она скрестила пальцы и положила на них голову, все еще продолжая пристально наблюдать за каждым его движением, при этом продолжая размышлять о своем плане, который достаточно давно пришел ей в голову, но теперь обрел всю красоту своих красок и возможностей.
- Я так понимаю, что таким образом ты благодаришь меня за спасение?  - Не думал что демоны питаются чем-то еще, кроме душ. Занятно.
- Нет, док. Так я задабриваю тебя для кое-чего. На удивление, твоя жизнь представляет для меня немалую ценность и не в моих интересах тебя мучать голодом. А что на счет рациона демонов... - она немного запнулась, думая стоит ей продолжать или нет - Суккубы наиболее приближены к человеку. Что по чувствам, что по строению. Лишь мы имеем в зародыше такие чувства как сострадание, терпимость, жалость и даже забота. Люцифер не менее талантлив, чем Бог и понимал. что для того, чтобы пользоваться спросом нужно иметь не только красивую обложку... Поэтому мы также не брезгуем вашей едой. По крайней мере когда в человеческом облике - точно. Откинув огненные волосы за плечи, тем самым убрав непослушные после сна пряди с лица, девушка встала и медленно направилась к врачу.
- Что будешь делать дальше? Куда направишься? - Я так думаю, что вряд ли ты у меня собираешься задерживаться надолго. Как-никак, сыворотка подействовала и тебе вряд ли что помешает продолжить... свои странствия.
- Опять неувязочка, Тахир. Я достаточно часто оседаю где-то на пару месяцев, где-то на год. Да и зачем постоянно менять местность, если еще с этого города я выжала далеко не все? Также известно много историй, когда суккубы бок о бок проживали жизни со смертными, которые сглаживали их досуг или заинтересовали чем-то кроме души. Уже несколько десятков лет ходит история о том, как суккуба влюбилась в церковнослужителя и прожила с ним около десяти лет, каждую ночь философствуя о жизни. Некоторые даже утверждают, что они ни разу не переспали, а его душа так и осталась при нем. Я бы не была так уверена, но слухи есть слухи. В прочем, его все равно потом сожгли, когда узнали об этом. - подойдя вплотную к нему, проговорила она, на последних словах усевшись на стол прямо перед ним, не стесняясь того, что сшитая не по ее плечам майка немного сползла, почти полностью оголяя грудь.
- Но перейду сразу к делу. Как ты знаешь, городок, в котором ты обосновался, достаточно многолюден. Также тебе, как никому другому, лучше знать, что сейчас по миру то тут, то там вспыхивает чума, холера, оспа и иная дрянь, которую только можно придумать. Конечно, ты пытаешься спасти их, чтобы потом они продолжали грабить, насиловать и убивать, не думая ни о какой благодарности за вновь подаренную жизнь. Так вот, док. Я предлагаю тебе создать вирус, который мы распространим в Меридиане. Вирус, который будет косить всех: стариков, женщин, детей и даже тараканов. Чтобы ничто живое не могло этому противостоять, кроме тебя... И меня. Когда люди будут умирать от боли и страданий, они станут молиться, чтобы им помогли. И здесь буду являться я. Обещая им выздоровление, я буду забирать их души. И лишь к избранным отправлять тебя, дабы излечить. Все же если город полностью вымрет - это будет слишком подозрительно. Ты их вылечиваешь - они живут дальше, мы получаем души. Следовательно ты будешь иметь возможность продолжать свои опыты, находя новые для себя возможности, я же буду копить силу. Души будем делить семьдесят на тридцать. Вполне хороший для тебя процент, не находишь? Но не это самое соблазнительное в этой сделке. Вместе с душами ты получишь мое покровительство, информацию о демонах, ну и меня, если тебе будет угодно. Также... Чтобы у тебя был еще один стимул. Если я наберу достаточно душ, то вполне возможно, что смогу найти демона, который забрал твою вечность и вернуть тебе потерянное. Если ты, конечно, желаешь этого.
На секунду замолчав, она резко спрыгнула со стола и зашла парню за спину, положив руки на его плечи.
- Так что скажешь, док? Согласись, мои условия гораздо выгоднее, чем те, на которых ты отдал свою вечность.

+1

20

Демоны. Они всегда были ближе к людям, чем светлые создания. И само собой, они чаще предлагали смертным свою помощь. Правда чаще все заканчивалось наоборот. Они обманом использовали наивных созданий для своих, понятных только им задач. Гепта не знал, для чего вдруг понадобился он тогда демону. Может он решил получить душу за настоящую услугу, или же просто решил сорвать куш на чужом горе? Оставалось только гадать.
Врач не спеша утолял свой голод и внимательно слушал то, что ему говорила Си. Все это его настораживало: заинтересованность той твари, желание Си "сохранить" бездушного для своих, понятной только ей целей. Та еще рассказывала о том, что демоны на самом деле гораздо ближе к смертным, чем кажется. Вся эта информация накинулась на него слишком быстро и сразу, поэтому в его мыслях часто появлялась сплошная каша.
- Нужен тебе, говоришь? - настороженно спросил Тахир, смотря на суккуба с недоумением. - Ты не забывай, что я простой врач, пускай и потерявший душу, но врач. Я исцеляю от недугов и на больше я уже давно не способен.
Си говорила о демонах так, словно они почти не отличались от людей в своей натуре. И в принципе, было тяжело представить общество, состоящее из людей-ангелов. Серое, унылое, полное ложных правил и глупых догм. Абсолютно единомыслящее стадо глупцов, которое пойдет на любого, кто не подчиняется. Даже Меридиан было тяжело представить в таком виде. Здесь за красивыми стенами храмов и домов гильдий была лишь гниль лжи, коварства и наживы. Почти все члены этих организаций интересуются только набиванием своих карманов.
- Значит, я для тебя что-то вроде того священника? - с ухмылкой произнес Тахир. На мгновение он задумался о чем-то своем и потом осознал что Си сидела вплотную к нему и надетая на нее рубаха уже заметно сползла. На какой-то момент в мозгу врача что-то щелкнуло, но он тут же подавил какие-либо чувства. За долгое время он научился подавлять и свои инстинкты и любую эмоцию. Явный пример тому было то, что уже несколько лет Тахир не сходил с ума. Но Си собралась обсудить с ним что-то более увлекательном, нежели о жизнь ей подобных.
- Но перейду сразу к делу...   
До конца врач смотрел на Си взглядом, полным удивления. То, что звучало из ее уст было похоже на договор со смертным. Уже не для кого не секрет, что за свою душу человек или представитель другой расы может попросить у демона об очень многом. Правда как в ситуации с Тахиром, порождения ада могут соврать и в итоге оставить жертву ни с чем. Сделка... очередная, точнее - только вторая в жизни врача. Но многие едва ли долго живут после того, как заключат одну, а он еще умудрился дожить до второй. Но демону нужно было бы предложить что-то, от чего бы врач не мог бы отказаться, а теперь его почти ничего не беспокоило в этой жизни. Но Си сумела предложить то, о чем бы Тахир бы никогда не подумал бы. Точнее - не посмел бы воплотить в реальность. Это был план, который требовал бы много сил и времени, делать его в одиночку - самоубийство. Но с покровительством демона такое казалось нелепой задачей, которая будет исполнена за пару дней.
"Вот то, что ты искал Тахир! Вот тот план, что мы воплотим в жизнь и наконец построим мир, в котором только править только правда!" - ликовало безумие в голове Тахира, словно оно знало, что предложит демон. Создание внутри разума врача настолько было довольно, что просто готово было пуститься в пляс. Наконец-то Сирэ ударила по той маленькой цепи, что держала . Он не будет убивать никого, но создаст хаос, в котором будут все умирать. И только от их жалких душонок зависит их то, что они хотят: жить и умереть. Рука резко дернулась и остановилась у лица Тахира.
"Да! Забудь о клятвах! Стань тем, кем ты был рожден!" - восклицало безумие, возвещая о возрождении грозы темных переулков, который исчез несколько лет назад. Теперь начнется новая страница в его истории. Тахир слышал то, как суккуба зашла к нему за спину и чувствовал прикосновение ее рук. В этот момент он слегка затрясся, издавая тихий смешок.
Особенно ему нравилась идея о потерянной душе. Сирэ поможет ему в этом. И тогда он найдет его. Тахир убьет его, избавится от прежнего контракта, разорвет его в клочья и получит свою душу назад. А в Си оказалось гораздо больше смысла, чем врач думал. И ведь ее могла ждать веселая смерть от его же руки, если бы он не знал, что она была демоном. Такой шанс как сейчас ему не выпадет уже никогда. Да и как казалось, в руки врача упадет куда большая награда, чем могло показаться в начале.
- Я согласен, милая, - сказал он, улыбаясь словно уже представлял Меридиан в агонии от устроенного мора. - Я создам что-нибудь эдакое. И тогда... весь мир вспомнит, что такое чума. Мы создадим свой порядок в этом городе. И тогда, все будем решать только мы с тобой...
На слух это можно было принять как бред сумасшедшего, но врач уже давным давно не дружил со своей головой и сейчас, когда у него и демона появилась такая идея на свет, крыша спокойного бездушного сдвинется окончательно. И ему это явно понравится.

0

21

Рэ внимательно наблюдала за ним. За его реакцией, за тем как он на секунду вздрогнул, но потом уголки его губ заметно поползли вверх, за тем, как он напрягся, как только слова зашли о его душе. Си знала на что давить, знала, где у него слабые места и умело пользовалась этим. Зайдя к нему за спину демоница положила руки ему на плечи, но в этом действии был двойной смысл. Да, с одной стороны она хотела тем самым немного приободрить его, символически показывая, что если он согласится, то за его спиной всегда будет стоять она, готовая в любой момент спалить любого, кто подберется к нему, но с другой стороны она была готова, в случае отказа, одним движением выколоть Тахиру глаза, свернуть шею, а дальше жечь до такого состояния, что от него не осталось бы и пепла. Ведь он слишком много знал. О ней и о ее плане. Оставлять подобного информатора было бы сущим расточительством с ее стороны. Она ждала ответа терпеливо поглаживая его плечи, не выдавая своих истинных замыслов.
- Я согласен, милая. Я создам что-нибудь эдакое. И тогда... весь мир вспомнит, что такое чума. Мы создадим свой порядок в этом городе. И тогда, все будем решать только мы с тобой... - прозвучал столь долгожданный ответ. Рыжая тут же улыбнулась, оголяя белоснежные удлиненные клыки, не скрывая своей радости, осознавая, что с этого момента ей не придется более странствовать по свету в поисках глупцов, которые ради ее тела отдавали свою душу, напрочь забыв обо всем. Теперь она станет совершенно другим существом: будучи неким ангелом-хранителем для одного она станет ангелом смерти для сотни других, и ,надо сказать, ее это более чем устраивало. Ведь если что-то пойдет не по плану - кто помешает ей вернуться в ад и прожить там пару лет, пока о ней все забудут? Либо что помешает ей убить Тахира, если он вдруг кому-то проболтается на счет заключенной сделки? Ответ был прост : ничто. Ангелы давно считают существ, подобных ему конченными, а значит об их вмешательстве во все это думать не приходится. Если только кто-нибудь не взмолится и не вызовет пернатого на помощь, что тоже маловероятно ибо эти создания Бога давно перестали посещать столь бренной на их взгляд мир, оставаясь в стороне, молчаливо наблюдая за страданиями смертных.
- Хороший мальчик... - тихо прошептала она на ухо врачу, нагнувшись до его уровня. Уверенным движением руки бестия приставила свои ногти к его подбородку и приподняла его вверх, заставляя запрокинуть голову к ней. Добившись желаемого результата, Рэ, не переставая улыбаться, лизнула врача в губы, продолжая водить острыми ногтями по нежной коже шеи.

Отредактировано Сирэ (2011-12-24 00:11:09)

0

22

Итак, жребий брошен, а судьба определена новым договором. В очередной раз вступать в сделку с демоном Тахир бы вряд ли согласился, если бы не знал, что за награда его ждет. Теперь в его руках будет возможность решать судьбы людей. С одной стороны он мог бы начать это сам, но вряд ли бы он решился на это в одиночку. Помощь Сирэ заметно облегчит его жизнь и даст Но в то же время его не волновали демоны в целом. Было только две личности, которые привлекали его. Если ему понадобится что-то - он знает, где или у кого это узнать. Сейчас ему нужно было сделать еще много чего, но времени у него больше, чем хотелось бы.
Тихий шепот, ласкающий слух и разум. Его Тахир слышал только в далекой юности и то, он уже забыл когда это было. Да, слова благодарности он слышал уже немало и каждое следующее было еще более заумным, чем предыдущее. Но похвалы, тем более такой, врач не помнил. Почувствовав как когти суккуба коснулись его шеи, рука врача легко сжалась, а из ее пальцев показались маленькие искорки. Все еще не привыкший к тому, что он умеет чувствовать организм, легко выдавал ощущения Тахира.
Чувство, словно по тебе водят специально нагретым лезвием и собираются в любую секунду пустить тебе кровь, надрезав кожу. Пожалуй в этот момент Тахир мог бы жалеть, что у него не были оголены нервы на шее, иначе тогда бы ощущения от касаний когтей Си стали бы подобным божественной ласке. Хотя суккуба могла принести лишь своим взглядом, в чем врач убедился уже очень давно.
- Не боишься, что я буду так же... нелепо выглядеть, как тогда? - усмехнувшись спросил он, не сводя с нее глаз. Рука врача поднялась и прошлась по щеке Си. Можно было услышать, как небольшие разряды исходят из бледных пальцев и подобно маленьким иголкам проносятся по коже демона. 
Врач не интересовался женщинами как источником плотских утех. Будучи мертвым, вряд ли их можно даже заставить посмотреть на тебя, а закутанным в одеяния врача - тем более. Да, он был в юности романтиком, но перед всеми он демонстративно открещивался от всего, кроме науки. Но это ему абсолютно не мешало скалить зубы на тех, у кого в личной жизни все было в шоколаде. В общем, Тахир просто неудачно выбрал свою судьбу, а так бы из него мог бы получиться неплохой бард, чьи пламенные речи пронзали бы сердца каждого. Но теперь уже поздновато сворачивать с выбранной дороги и наслаждаться тем, что тебе дано. Хотя, если подумать, если бы Гепта не был врачем, встретил ли бы он столь обольстительную демоницу?
- Для начала мне потребуется немного времени, чтобы придумать такой яд, - с какой-то задумчивостью сказал Тахир, не отрывая взгляда от Сирэ. -И тогда я думаю, наш план начнет действовать. Только постарайся сделать так, чтобы ко мне не приходили придурки с фразой "Сколько ты дашь за ту, рыжую?" А то чувствую, печь для трупов будет забита до упора.
"Чего? Тахир, ты случаем не сбрендил?" - возмущенно произнесло безумие, явно недовольное поведением врача. - Ты не забывай, она теперь - мой ключ к жизни и твой кстати тоже. Или ты даже будучи почти живым хочешь остаться только книжным червем?"
"У меня есть целая вечность на это," - с ледяным спокойствием ответил врач, сминая пока что ненужное чувство в угол сознания. - "Если я даже и хочу этого, мне все равно придется как-то вытащить из дома Джозефа..."
В этот момент врач еще заметно усмехнулся: он уже представлял какого размера будут глаза мальчика, увидевшего то, какими интересным образом развлекается его наставник и девушка, которая отобрала у него душу. Но для своего уже бездушного ученика врач уже придумал целый список задач и вряд ли мальчишка появится ближайшую неделю. А значит - никаких проблем.

0

23

Едва отстранившись от губ парня, суккуба улыбнулась, еле оголяя свои удлиненные клыки, которые сейчас выдавали ее нечеловеческую натуру. Ей нравилось то, что сейчас происходило, ей нравилось все контролировать и держать ситуацию в своих руках, ей нравилось вот так вот просто ласкать Тахира, в тоже время держа его в напряжении, ведь кому, как не ему лучше всего известно, что демоница вслед за лаской может в момент прижать его к стене и опалить до костей? Такой трюк они уже проходили. Сейчас хотелось нечто иного. Вновь склонившись над бездушным, Си еле ощутимо "прошлась" губами по кромке его уха, как вдруг врач решил заговорить.
- Не боишься, что я буду так же... нелепо выглядеть, как тогда? Рэ лишь выгнула бровь в ответ и чуть прищурилась. Да, она знала, что Гепта, наверное, самый без опытный и неумелый из всех ее жертв, но неужели сейчас не было видно, что именно она ведет его за собой, явно показывая кто здесь главный? А если так - то зачем вообще вопросы? Зачем было столь прекрасный момент портить словами? Чертовка не понимала и не хотела понимать. Свалив все на глупую человеческую натуру, она продолжила аккуратно целовать шею и ушко проклятого, чувствуя как тот худо-бедно начал гладить ее, подавая хоть какую-то надежду, что в этот раз он не будет бревном, но что дернуло опять его заговорить? Только услышав первое слово, суккуба резко отстранилась и с заметным раздражением посмотрела на блондина. Ладно бы он сказал очередную фразу в духе, что он ничего не умеет, ничего не знает и чтобы она ему помогла. Но он произнес то, чего в данный момент она не желала и не ожидала услышать. Он говорил о работе. Будто она его спрашивала о чем-то или торопила.
- Для начала мне потребуется немного времени, чтобы придумать такой яд. И тогда я думаю, наш план начнет действовать. Только постарайся сделать так, чтобы ко мне не приходили придурки с фразой "Сколько ты дашь за ту, рыжую?" А то чувствую, печь для трупов будет забита до упора.
Все, что только можно было испортить врач испоганил в одночасье. Все более-менее романтическое, заботливое и даже нежное настроение демоницы в миг потухло, словно робкое пламя свечи. Тихо зарычав, рыжая протянула руку, которая в секунду превратилась в лапу с огромными острейшими когтями и резким движением вывела на шейных позвонках бездушного руну, значение которой было известно лишь демонам и некоторым чернокнижникам. Не дожидаясь никакой ответной реакции, демоница пошла к выходу, проведя лапой по столу, от чего лаковое покрытие на нем стало плавиться и вздуваться в пузыри. Си уходила не оглядываясь, так, как она это делала всегда. "Хочешь только деловых отношений - пожалуйста, док."
- Если я вернусь, а начального состава яда у тебя не будет - тебе конец. Метку не трогай. Попытаешься содрать - сгинешь тут же в небытье. - прорычала она, не удосужив наградить его прощальным взглядом. Вспыхнув, как факел, она исчезла, оставив о себе в напоминание обгоревший пол.

>>>> Потом решу

+1

24

Людям свойственно ошибаться, этого у них не отнять. Но некоторые даже когда уже много раз наступили на одни и те же грабли все равно лезут и делают те же просчеты. Тахира можно было считать таким человеком. Ему хватило лишь одной фразы, чтобы испортить все. Причем самое забавное - он даже не понимал, что говорил что-то неприятное.
Раздался тихий, но слышимый рык, от которого внутри Гепта все похолодело. В этот момент он почувствовал, что Си что-то вывела раскаленными когтями по его коже. Судя по движениям, это был какая-то руна. Жар дошел даже до спинного мозга и врач почувствовал жуткую боль, которая хотя, была лишь комариным укусом рядом с ощущениями от оживления. Рука врача тут же сжалась, изображая в своих движениях ту боль, что пронзала тело.
- Если я вернусь, а начального состава яда у тебя не будет - тебе конец. Метку не трогай. Попытаешься содрать - сгинешь тут же в небытье, - раздался голос суккубы, но он был иной. Он принадлежал той Сирэ, чей облик был по прежнему еще только очередной тайной для бездушного. Да и к тому же его больше беспокоила его шея, на которой были изображены некие знаки. Врач слышал как демон исчез, оставив очередное обугленное пятно, которое дополнило коллекцию "украшений" в комнате.
"А я говорил тебе, мой друг - не говори о делах. Вот молчал бы и сейчас бы утопал в ее ласках, которых это тело почти не чувствовало" - ехидно сказало Безумие, на что Тахир схватил рукой лежавший рядом нож и воткнул его лезвием в столешницу по самую рукоять. Сила бездушного оставалась при нем даже когда тело было живо, но теперь он чувствовал все те же ощущения, что и другие смертные в том числе и боль. Но сильнее всего Тахира раздражало то, что он вел себя как придурок. Кто вообще его за язык тянул?! В любом случае, пытаться исправить ситуацию бесполезно. А значит - работа началась. И в принципе Гепта было все равно, чем быстрее он начнет распространять чуму в Меридиане - тем быстрее мир станет таким он должен быть на самом деле. Взяв еще кусочек мяса, врач прожевал его и спустился в подвал, который оставался закрытым до сих пор. Надо было выдворить мальчишку вон из дома, пока он не принес еще больше проблем. Перед этим, врач зашел в кабинет и быстро написал письмо отцу его ученика, чтобы тот не беспокоился о сыне. В любом случае, сейчас наличие мальчика было лишним и дать ему отдохнуть где-нибудь месяц было бы неплохим жестом. Запечатав письмо, врач положил его в большой комнате на стол рядом с завтраком и спустился в подвал.
Джозеф лежал на небольшом стоге соломы и тряпок, на которых спали очень буйные пациенты Тахира. Их обычно у него не было, но на всякий случай в открытых клетках лежали чистые тюфяки, дабы у людей не было ощущения что их держат как животных взаперти. Хотя, это было на самом деле именно так. Чтобы мальчишка проснулся, врач гулко стукнул по засову одной из клеток. Джозеф тут же открыл глаза и несмотря на то, что не выспался, сразу же вскочил и наблюдал за своим учителем. Живым и здоровым наставником.
- М... мастер? Вы в порядке! Как она и обещала! - обрадовался малец и едва сдержал себя, чтобы обнять врача. - А куда вы собрались в такую рань? Еще же солнце даже не взошло! И почему везде так много пепла?
- Если бы ты немного вспомнил о том, что произошло, ты бы понял. Джозеф, у меня есть для тебя дело. На сей раз - одно из последних на данное время, - раздраженно сказал Тахир, открывая шкаф. - Я оставил письмо для твоего отца на столике, там еще немного поесть есть. Как рассветет, возвращайся домой, скажи что я со всем справлюсь сам. Ну и письмо не забудь отдать.
Врач торопясь стал одеваться, облачаясь в жутковатые для простого народа одежды. Халат-мантия, пропитанный слюной огнехвоста был пожалуй, одним из лучших костюмов, что был у Тахира. Выкрашенный в черный цвет, доходящий почти до пола и придающий жутковатый вид простому врачу. Толстые перчатки, доходящие до локтей, простые и дешевые туфли. Шляпа из черной кожи, говорящая о статусе человека как врача. Все это было важными элементами одежды для каждого, кто выбрал путь медицины без всяких танцев с бубнами и разговоров с духами.
- А что произошло? Кто была та леди, мастер? - спросил мальчик, смотря на учителя удивленным взглядом и прижимая письмо к груди.
- Это была... одна из моих знакомых, - помедлив сказал врач, натягивая длинные перчатки на руки и собирая новый комплект лекарств на пояс.
- А как ее зовут? Откуда она? - на Тахира тут же посыпались глупые вопросы со стороны мальчика, которые он сперва игнорировал, собираясь на прогулку.
- Тебе ничего не нужно знать о ней, Джозеф. Сделай то что я прошу и когда мой дом отремонтируют я приду за тобой, - сказал врач, протянув руку за шляпой.
- А она сказала, что вам поможет моя душа, это правда? Вам ведь и вправду стало лучше? - продолжал мальчик не сводя взгляда с наставника, который уже даже не знал как намекнуть что у него нет никакого желание обсуждать суккуба. Тем более - то, что она сделала с невинным учеником Гепта. Наконец врач просто не выдержал и выкрикнул что-то бранное, что для него было крайне не типично.
- Закрой рот, черт тебя побрал! - вспылил Тахир, сжимая шляпу за поля и гневно смотря на своего ученика. - Не смей при мне нести такую чушь, Джозеф, иначе ты сюда больше никогда не явишься! Понял?!
"Прирежь его, черт возьми и дело с концом!" - выкрикнуло Безумие и в этот момент в глазах врача зажглись какие-то злобные огоньки. Гепта с трудом подавил свое желание убить Джозефа, скрутит его тонкую шею и слушать мелодию, которую бы играли позвонки. Руки Тахира дрожали и уже почти достигли карманов со скальпелями, но в таком положении и застыли. Как бы ему не хотелось, убить невиновного он не мог. По крайней мере - сейчас.
- Да... я понял, учитель, - напугано сказал мальчик, прижавшись к стене. Он никогда не видел чтобы Тахир так злился, кроме того раза когда ученик случайно просыпал огненную соль на пол. Тогда наставник своим же плащом затушил огонь и даже не боялся того, что демонический огонь мог сжечь его в считанные секунды. После этого мастер не снимал с рук своих толстых перчаток. И на это Джозеф тоже обратил внимание - руки Тахира были уже полностью здоровы и на них не было ни единого следа от ожогов. Неужели и вправду душа излечила его, как и обещала девушка?
Врач уже стоял у выхода из дома и был полностью собран для небольшого обхода улиц. Плохие мысли давили на него подобно тяжелому прессу, но сейчас его больше волновало то, с чего следовало начать создание чумы. У него уже было пару идей. Следовало начать действовать, а то мало ли Сирэ решит вернуться раньше, чем надеялся врач. Взяв в руку серебристую маску с клювом, Тахир надел ее налицо и закрепил на затылке. Теперь он полностью был закрыт от взглядов людей. Ни его глаза, ни руки, ни лица - все было скрыто под жутковатым одеянием.
- Я ушел, Джозеф, - сказал врач, надевая шляпу и смотря на ученика через линзы маски. - Чтобы к рассвету ты уже был у отца, ты понял?
- Конечно, учитель, - тихо ответил мальчик, прижимая письмо к себе. Он был по прежнему напуган и думал, что учитель был сердит на него. Но врач лишь приветливо помахал ученику рукой и покинул дом. Впереди его ждало так много работы. И оставалось так мало времени, чтобы ее сделать.

------Площадь торговцев------->

0

25

--------Площадь торговцев------->

"Тугая маска - спасение мое
И днем и ночью, я - вечный раб ее
А что под ней - никто не знает..."

"В очередной раз я понимаю, что жизнь от меня так же далека как дорога в рай для помешанного на похоти и блуде человека. Могу ли я себя самого назвать "человеком"? Или же это - моя оболочка, карнавальный костюм, которым я прикрываю свою истинную сущность? По прежнему на это у меня нет точного ответа.
Сирэ сказала мне найти этот состав и я его найду, даже если придется ради этого заключить бесконечное число сделок. Назад для меня пути уже нет."

Врач закрыл дневник и потер уставшие глаза. Он всю ночь не мог заснуть от всего того, что приключилось за эти два дня. Столько событий одновременно и везде он был ключевой фигурой. На столешнице лежал небольшой серебристый круг, похожий размерами на небольшую монету. На металле была выполнена гравюра в виде черепа без нижней челюсти. Обратную сторону врач тоже изучил. Там была надпись на неизвестном ему языке, но символы были явно не из этого мира. Больше всего это походило на руны. Возможно это был какой-то известный только владельцам девиз. Что же до того, кто был обладателем этого предмета, Гепта узнал из письма.
Они называли себя "Крик Луны". Секта, культ, посвятивший себя служению некоему Хозяину. Тахиру доводилось слышать о их действиях в Меридиане и пока что он только поражался их талантам. Никаких следов или признаков, по которым можно было определить убийцу, великолепные и громкие убийства. Однако, между врачом и этими фанатиками была разница. Они служили без единой капли задумчивости, действовали без единой капли оригинальности. Да и цели, которые преследовали люди из "Крика" были крайне сомнительны. В любом случае, они теперь знают что-то о Тахире и желают присоединить его к своему братству.
Желтые глаза исследовали комнату, которую врач лично уже убрал от накопившегося хлама и пепла. Теперь только обгоревшие стены и дыры в полу напоминали о той ночи. В ближайшее время он собирался попросить местного плотника заделать пол и сделать новую книжную полку. Однако, что делать с потерянной библиотекой по лекарственным растениям и эльфийской анатомии? Такие книги достать уже будет почти нереально. Хотя большую часть этих текстов были у врача голове, их потеря была все равно не особо приятной.
У истории много вариантов концовки. Либо он будет служить этому культу, либо он по прежнему будет с Сирэ и завершит свою миссию в этом мире. Пока что он решил, что его судьба уже переплетена с суккубом и пытаться разорвать уже выкованные цепи ему вряд ли удастся. А еще его беспокоила та метка, что оставила на его шее демоница. Подобного символа не было ни в Томе Не-из-жизни, ни в других запрещенных книгах. Врач сидел и постоянно смотрел через несколько стекол на свою шею и пытался найти что-то подобное в своих книгах, но тщетно. Все свои исследования и письмо культа врач сжег в камине, оставив лишь таинственный символ "Крика". Сейчас его мысли были заняты исключительно работой.
"Сегодня ко мне зашел сектант из Крика. Ночью. Один. Он хотел чтобы я оказал культу услугу и даже принес мне письмо с указаниями. Было заметно как его бросало из жара в холод и в воздухе чувствовался запах страха. Я отпустил его, настоятельно попросив его выпить освященной воды, дабы тот успокоился. Наверное, он успокоится минут через десять. Кровавый пот действует крайне быстро. Скорее всего, Магистр поймет, что я не собираюсь быть пешкой в его играх."

На следующий день

- Прошу, не кричите так, я еще даже до стрелы не дотронулся! - раздраженно сказал Тахир, держа в руках молоток и смотря на раненного как на источник раздражения. Его притащили к нему днем и у того было прострелена голень. Это не было настолько плохо, как если бы ему пустили стрелу в колено и поэтому врач мог спокойно достать стрелу, выбив ее из ноги молотком.
- Эй, док, может не стоит вот так? Ведь больно... - стражник не успел договорить, как тут же его рот был заткнут флягой с виски. Врач держал его нос зажатым и насильно заставил осушить флягу до дна. Потом, он приказал другим стражникам держать больного как можно крепче, а сам стал держать в нужно положении раненную ногу. Руки врача как клещи удерживали конечность на месте и вскоре молот резким движением обрушился на торчавшую деревяшку. На маску врача брызнула кровь, раздался крик раненного, но врач не останавливался и сделал еще несколько ударов. Его рука метнулась к тазу с предметами и он тут же достал клещи, которыми стал уверенно вынимать торчавшую стрелу. Потом, отшвырнув клещи, доктор приложил компресс из чещуйчатки и вытер ногу раненного. Когда крики и благой мат приутихли, настало очередной спаивание. Потом врач подошел к камину и достал оттуда раскаленный кусок железа. Перчатки были настолько толстые, что врач не чувствовал жара металла. Показав жестом, что стражника следует снова держать и крепко. Сняв компресс с раны, врач положил немного дреугрского воска в рану и тут же поднес к ней раскаленное железо. Очередной раз раздался вопль и тут же все затихло. Тахир сел на кресло рядом с кроватью и положил металлический стержень в ведро с водой. Он устал, хотя эта операция не стоила ему особых усилий.   
- Спасибо вам, мастер Гепта. В очередной раз моих парней выручайте. - сказал главный из дружины, на что врач слабо покачал головой. Он вытирался и отбрасывал одну тряпку за другой.
- Это меньшее чем я могу помочь вам, мой друг. Только давайте ему больше воды и добавляйте в паек больше соли. Ему нужно оправится от потери крови.
- Вы не будете его оставлять у себя? - спросил командир немного удивленным голосом, на что врач показал ему внешний вид его главной комнаты, которая была недавно сожжена.
- В таком доме? Нет, лучше не стоит. В казармах или дома ему будет получше.
- Как скажите синьор. Еще раз спасибо вам. - стражник протянул руку, но врач жестом показал, что лучше не стоит этого делать. Перчатки Тахира были почти полностью залиты кровью.

Спустя два дня после операции

Клетка со скрипом открылась и из нее неуверенно выполз врач. Его руки дрожали, а дыхание было неуверенным и прерывистым. В этот раз ему было легче перенести мучения оживления, но это по прежнему давалось нелегко. В отличии от предыдущего раза Тахиру по крайней мере не нужно было полностью выращивать мясо и кожу. Но раны, полученные им были довольно скверные и чтобы зарастить их пришлось потратить одну из полученных душ.
Одежда, в которой он недавно выходил по делам была грязной, на ней по прежнему были остатки запекшейся крови. У Тахира не было времени чистить его плащи и оставил их лежать на кровати.
Прошло уже четыре дня и никаких вестей от Сирэ. Зато от "Крика Луны" - хоть отбавляй. И теперь, когда Тахиру пришлось столько времени потратить на исцеление, он совсем не горел желанием помогать культу Хозяйна. Он не знает ни целей этого сборища фанатиков, ни их ценностей. Пока что он видел в них лишь помешанных на ублажении капризов их мастера - больше ничего. Теперь же врач продолжал работу над ядом, но прогресс его не радовал. Он перечитал все книги, что у него были, но он не видел ничего, что можно было бы использовать. И вдруг его осенило. Выход был почти на поверхности.
- Это же так просто... насколько же это банально! - воскликнул врач и залился смехом. Если хочешь отравить миллионы - сделай самое простое лекарство с сильной концентрацией. Любой лечебный препарат в большой дозе - отрава которая может убить на месте. Врач тут же стал перебирать все полки в поисках нужных склянок и стал выставлять их на стол. Он вспомнил одну из самых страшных инфекций в истории, которая однажды чуть не высекла все живое в ближайших десяти деревнях. Именно от этой заразы Тахир вылечил своего брата и за лекарство ради нее он продал душу. Эту болезнь называли Юстирским или Кровавым потом. Она появилась впервые в городке Юстирия, когда-то славившимся своей магической школой и алхимическими лавками. Толком никто не знает откуда появилась там эта зараза, одни ссылались на кару Бога, вторые - на демонов, третьи - на сливавшиеся в реку реагенты. Однако только последние два мнения были более-менее правдивы. Пот в первоначальном виде был не болезнью, но очень мощным ядом и его особенность была в том, что он мог распространяться только через жидкость - воду или кровь. Поэтому заражались все - от людей и эльфов, пивших поду и заканчивая вампирами, потреблявших кровь зараженных. Симптомы всегда были одни и те же - слабость, озноб, безумие и постоянное кровотечение через поры кожи. Улицы были полны синих обескровленных мумий, чьи лица замерли в ужасном крике безумия. Существа, на подобии блох и комаров питались зараженной кровью и передавали ее через укусы другим. Как выяснилось, эта вспышка была ничем иным как экспериментом алхимиков с кровью демонов.
Этот яд мог бы стать идеальным оружием, но возникало одно "но" - она не могла распространяться по воздуху и от водной версии уже почти везде существовала микстура. И тогда врач пролистал описание болезни и понял, что ему нужно просто выпарить яд и оставить его в особом сосуде. А дальше все было просто - просто случайно уронить сосуд в людном месте. А что насчет лекарства - то Тахиру не будет проблемой его составить по ходу дела.
Но была нужна кровь демона, которой у врача не было. Последние драгоценные капли он израсходовал когда лечил суккуба. Оставалось надеется, что Сирэ к ее возвращению будет в хорошем расположении духа и не будет против отдать пару капель своей драгоценной крови...

0

26

Наверное основной способностью демонов является появляться в нужное время в нужном месте. И именно это в очередной раз отличает их от крылатых собратьев с небес, которым чаще всего лень оторвать свою задницу, чтобы помочь решить какие-либо мирские дела. Суккуба появилась также неожиданно, как и исчезла. Посреди комнаты, в которой догорал камин предстал шедевр ада, полностью залитый алой и черной кровью, но саму бестию это, как казалось, нисколько не смущало.От ее взгляда слабое пламя дрогнуло, затем всполыхнуло игривыми языками, пытаясь вырваться из стальной оградки, будто приветствуя что-то очень родное ему. Ведь у огня была душа. Своеобразная, элементальная, но все же, душа. Уж Рэ знала это точно. Спокойно развернувшись на своих стальных латах, которые покрывали ее лапы, она уверенными шагами направилась в кабинет к врачу, точно зная, что застанет его именно там. Буквально сорвав с верхних петель массивную деревянную дверь сильнейшим ударом лап, она вошла, кинув Тахиру отвратительную оторванную голову своего поверженного врага, который посмел потревожить ее покой. Этим жестом она явно дала понять, что в скором времени и с бездушным произойдет тоже самое. Не дожидаясь его реакции, Си резко взмахнула из ниоткуда взявшимся хлыстом и точно обвязала его вокруг шеи врача. Следом последовал сильный рывок, чтобы поставить его перед собой на колени. сопротивляться было бесполезно, бестия прекрасно знала, что в истинной форме и в таком состоянии гораздо сильнее его, да к тому же хлыст невообразимо обжигал нежную кожу шеи.
- Совсем страх потерял, щенок?! - прошипела она, еще раз дернув хлыст, тем самым буквально волоча бездушного к себе на коленях.
- Или думаешь, что если заключил сделку со мной, то можешь также и заключить еще одну против меня, срань Люцифера? - в том же тоне продолжила она, буквально сверля его озверевшими золотыми глазами.
- Или думаешь, что твои новые дружки или пернатые смогут тебя защитить? Нееет, милый мой, не хочешь по-хорошему, буду как с провинившейся псиной. И моли Тартар, чтобы я хоть раз промахнулась хлыстом.
После этих слов огненный ошейник ослабил хватку и просто соскользнул на пол, опаляя его, от чего лак стал плавиться и пузыриться. Уверенным и отточенным взмахом, Рэ скользящим ударом полоснула бедолагу по ключице, давая понять, что следующий ее удар придется точно но его лицо.

0

27

Работа в лаборатории кипела вовсю. Спиртовки горели, микстуры были вставлены в ряды, ожидая своей очереди быть использованными в деле. Через многочисленные трубки проходило нечто, что в итоге станет очередным творением медицины, темной магии и другой научной и не очень ерунды. Врач рассчитывал каждую стадию приготовления и внимательно следил за процессами, протекающими внутри сосудов. В конце стоял одинокий сосуд из чистого стекла с небольшой бумажной этикеткой, пока что пустой. Вскоре в него стали постепенно падать небольшие капли ярко-алой жидкости. Она переливалась в свету спиртовки, отражала ее свет и на какой-то момент можно было подумать, что внутри томился сжиженный огонь. Это был тот самый "Кровавый пот", который стравил столько людей, но уже в более специфичном варианте. Состав уже пузырился в сосуде и ждал освобождения. Но без крови демона вряд ли это вещество сумеет отравить хоть кого-то. Оставалось надеется, что Сирэ не будет использовать кишки врача как четки, когда узнает что яд еще не был готов. В какой-то момент врач заметил, что пламя во всех еще не потушенных спиртовках резко вспыхнуло и пропало. Это могло значить только одно.
Как многие говорят - "Вспомнишь солнце - вот и лучик". В этой ситуации Сирэ была скорее потоком пламени, который мог спалить весь дом в считанные мгновения. На стол, чуть не разбив несколько колб шлепнулась голова какой-то твари, которая видимо подвернулась Си под руку. Теперь же это был очень омерзительный трофей, который смотрел на врача пустым взглядом. В ту же секунду обнаженную шею Тахира обхватило что-то горячее и резкий рывок просто выбил землю из под его ног. Он оказался уже далеко от своего стола и теперь его волочило в сторону суккуба. Руки доктора обхватили хлыст, но ничего кроме лишних ожогов от этих действий не случилось.
- Как понимать "против тебя"? - через усилие выдавил из врач, сжимая руками жгущий его шею "ошейник". Неужели "Крик Луны" был чем-то вроде церкви, где демоны были врагами? Или же это была попытка испортить планы Сирэ? И как она вообще поняла, что Гепта заключил сделку с культом? Хотя ответ уже быстро всплыл в голове бездушного. Метка.
"Значит, теперь ты - цепной пес в прямом смысле? Поздравляю, Тахир. Ты опустился уж ниже всех моих ожиданий. Мало того что прогневал демона, так еще успел и устроить такой бардак." - проворчало Безумие, отчего внутри бездушного что-то заклокотало. Он уже полвека терпит это отвратительное чувство и теперь сущность, живущая в нем еще и издевалась над ним как хотела. Видимо, той стычки в переулке было маловато, чтобы утолить жажду Безумия причинять увечья. Как же сейчас хотелось забыть обо всем, дать выйти наружу психу и разорвать глотку демона голыми руками. Если бы бездушный не был живой. Да и риск того, что после этой попытки превратится в пепел был крайне высок. А значит, лучше не пытаться сопротивляться. Рядом со способностями Сирэ, дешевые фокусы и яды бездушного были, мягко говоря, неэффективны.
- Они... мне не друзья. Напали в переулке, если бы не их главный - всех бы перебил на месте. - чувствуя что жар доходит уже до костей пробормотал Тахир, уже отпустив хлыст.
Врач был лишь бездушной куклой, оболочкой в которой были лишь знания и самые негативные чувства в мире. Он уже знал мир так, как его видели лишь в ночных кошмарах. Ему было отвратительно смотреть на всю "красоту", окружающую его. Но все изменится и очень скоро.
Вскоре хлыст ослабил хватку и врач, проклиная слабости человеческого тела, осел на пол. Его дыхание вновь стало хриплым, а боль от ошейника дополнил щелчок по ключице. Рука бездушного сжалась, выражая всю боль, что ощущалась в теле. Боль была настолько сильна, что ожоги на шее казались простым укусом какого-то насекомого. Кости были раздроблены и это прекрасно ощущалось. Когда-то Тахира во время путешествий на север ранили именно в это место. Грабители правда не нашли у доктора ничего ценного и тут же  ушли, оставив бездушного на земле, умирать. Но они не думали, что напали на бездушного. Вскоре врач натолкнулся на всех своих знакомых, болеющих каменной подагрой. Из их душ он извлек почти пятнадцать лет жизни.
- Прости... я не знал. Не знал, что они против тебя. Еще до твоего ухода я стал ощущать, что кто-то еще преследует меня. Понятия не имею кто это, но вряд ли кто-то кроме демонов может наслать такие видения.- тихо произнес врач, пытаясь совладать с пронзающей шею, руки и ключицу болью. Медленно, но у него получилось забыть о том, что его только что жгли как каленным железом. Поднявшись одной, еще пока здоровой рукой, врач неуверенно долез до стола и оперся на него спиной.
- В шкафу... лежит два сосуда. Они для тебя, точнее - то что в них. - пытаясь оклематься после "наказания" сказал врач.  - Скажем так, это я так извиняюсь за произошедшее.
Тахир еще в далеком прошлом научился хранить в сосудах, которые создал по описаниям из Тома-не-из-Жизни. До встречи с Сирэ он ими не пользовался уже долгое время. Однако, в них снова появился смысл и скорее всего, того запаса что у него был, будет мало. Все-таки вскоре души будут просто течь в этот дом рекой. Что насчет крови демона - врач не торопился второй раз наступать на одни и те же грабли. Что-то ему подсказывало что за очередной промах его ждет только отправка в небытие без возможности воскрешения.

Отредактировано Тахир Гепта (2012-01-07 19:09:26)

0

28

В который раз суккуба убедилась, что боль и страх действуют на человека гораздо быстрее и эффективнее, нежели разговоры и просьбы. После первого удара Тахир тут же начал объясняться, нести что-то про то, что он ничего не знал и вообще невинная овечка. Но это не особо убедила демонессу. Взмахнув кнутом, она нанесла удар в паре сантиметрах от его колена, давая понять, что если он продолжит в том же духе - она его просто расчленит не самым приятным образом. Теперь он начал извиняться, щебетать буквально как птенец и его слова и на этот раз навряд ли остались бы услышаны, если не одно но. Он заговорил о видениях и это зацепило рыжую. Для нее не было секретом, что многие демоны являются жертвам во снах и мучают их буквально заставляя променять душу на простой спокойный сон, но были и те, кого видели во сне уже бездушные и этот факт заинтересовал бестию. Прищурившись, она опустила хлыст и сделала шаг навстречу раненному. Сев на корточки, тем самым опустившись на его уровень, она внимательно посмотрела ему в глаза, понимая, что он не врет ей. Врач, видимо подумав, что Рэ присела для последнего удара, закопошился и что-то проговорил на счет склянок в шкафу, но это ее пока не особо волновало. Шкаф и склянки никуда не денутся, а вот нить разговора и момент может быть безвозвратно утерян.
- Расскажи подробнее о видениях во снах. Все. Абсолютно. - холодно, но уже без прежней злости проговорила она, медленно поднимаясь на лапы. Встав, она осмотрела склянки и поняла, что свою работу Тахир уже начал, а значит от него действительно есть толк. Не сказав ни слова, она направилась к шкафу и распахнув дверь взяла в лапу две склянки, в которых было то, чего всегда так жаждали демоны. Невольная улыбка, все же, появилась на ее губах. Одним движением откупорив пузырек, бестия встряхнула его, тем самым "уронив" светящуюся искорку себе на лапу и поднесла ее к губам, а затем до безобразия ловким движением языка слизала ее и прикрыла глаза, будто вкушая вкус. Через некоторое время тоже самое Рэ проделала и со второй искрой, которую подарил ей врач. Надо сказать, что хоть на этот раз он не прогадал, но полностью улучшить настрой рыжей даже это не могло.
- Слабые души... Снова шлюхи или бомжи? В следующий раз лучше оставь это для себя, а мне приготовь невинных. Толка будет больше и мне приятнее.

0

29

Жгучая боль и ощущение скорой гибели. Это ощущение было настолько... интересным. Да-да, именно интересным, особенно - Тахиру. Наверное, если бы перед ним была не суккуб, а кто-то другой другой, он бы с ухмылкой спросил "Ну и чем на этот раз?". Врач уже умирал столько раз и столько раз воскресал, что ему уже был интересен процесс. Объятия холодной стали кинжала? Слабость и кровь на губах от отравы? Ожоги и переломанные кости? Через все это Гепта прошел и видел в смерти нечто очаровывающее, понятное только тому, кто умирал и поднимался. И при этом - сохранил рассудок.
Врач немного удивился желанию Сирэ узнать, что именно он видел в своих снах. Хотя возможно для нее в этом потоке бреда может выскочить какая-нибудь информация. Может быть она знает, кто стоит именно за всей этой шайкой, названной "Криком Луны".
- В ту ночь после того как ты вернулась я услышал во сне зов флейты. Сперва я не шел на него, что-то защищало меня от него, не знаю что. Но потом флейта стала громче и противостоять ей я уже не мог. Тогда, в своем сне я увидел что-то не похожее на существ из этого мира. Это была какая-то тварь, от нее просто воняло ненавистью. - сказал врач, пытаясь вспомнить что он видел той ночью. - Он что-то упомянул о демонах, не помню что именно. Я еще успел запомнить его имя. Хозяин. Тебе ничего не говорит это имя?
Тахир на мгновение прервался, чтобы перевести дыхание: говорить с обожженной шеей оказалось немного сложнее, чем казалось. Сглотнув вставший комок в горле, он продолжил свой рассказ.
- Потом, на следующий день, я встретил на улице старика. Он ничем не отличался от простого бродяги, но его глаза. Мне показалось что на меня смотрит Бездна через него. Он говорил, что чтобы я не выбрал, моя судьба будет та же. Ну а про нападение ты уже в курсе. Это все.
Врач закинул голову и стал смотреть в потолок. Он лишь улыбнулся уголками рта, наблюдая как Сирэ "слизывала" души. Почему-то врачу казалось, что демоны делали это иначе, но в очередной раз он подмечал правдивость слов суккуба - создания Ада были ближе к людям, чем казалось с первого раза. Разбитая ключица дала о себе знать и врач сжал зубы и поморщился. В его профессии приходилось привыкать к боли, но не к такой. Хотя, скорее всего врач просто забыл, каково это - ощущать что-то неприятное или болезненное. А вот приносить страдания врач умел и причем независимо от того, был он жив или нет. В этом было его призвание и его же величайшая проблема. Ведь столь тонка грань между простой болью и страданием, которое разрушает сознание как стая плотоядных червей. На какой-то момент врач почувствовал резкую слабость и его кожа стала вместо бледной почти белой. Во рту чувствовался уже давно знакомый вкус железа, от которого начинало колотить изнутри. Боль медленно стихала, уходила из тела, как бродяга из дома, где ему не были рады. Жить-то бездушный будет, главное было не забыть вовремя приложить компрессы на ожоги и смазать их жженой трухой колыбельного дерева.
- Треклятое человеческое тело. - ругнулся он вслух, ненавидя самого себя в первую очередь. Врач уже за много лет убедился, что нет расы, которую бы Бог так обделил, как людей. Единственное что оставалось этой жалкой расе - искать способы совершенствоваться. Воровать идеи у других существ, приспосабливаться под почти адские условия - все это было частью прогресса. И многие другие расы давно исчезли с лица земли, но грязные людишки по прежнему держались и отстаивали свое право на лучик солнца в этом мире.

0

30

Услышав хриплый голос врача, суккуба медленно открыла глаза и плавно  развернулась к нему, внимательно слушая каждое его слово, одновременно стараясь анализировать их на правдивость и на какие-либо зацепки. "Флейта.. Этот инструмент используют многие: люди, маги, шаманы, демоны, пернатые, но особенность практически всех в том, что звуки флейты могут в водить в некий транс, если взять правильные ноты и хорошо владеть собственным дыханием. Однако, демоны, все же редко прибегают к подобным дешевым трюкам" - задумчиво сморщив лоб и поднеся коготь к губам, Рэ стала кружить по комнате, стараясь вспоминать демонов, которые могли бы играть на духовых. Надо сказать, что список был весьма не велик, но в тоже время весьма специфичен. Все эти демоны весьма своеобразны в своих взглядах и побуждениях и зачем им мог понадобиться Тахир было не понятно. Что на счет имени - этот факт вообще не вывел бестию ни на какие выводы. Практически каждый адский прозывал себя Хозяином, Всемогущим, Самим воплощением тьмы и так далее, поэтому выйти на след именно того "хозяина" было просто невозможно. Что на счет ненависти - дело обстояло примерно также: практически от всех демоном разило ненавистью, злобой, бесчинством, притворством и еще невесть чем, ведь именно демоны олицетворяют эти качества.
- Если вспомнить всех хозяев которые как бы были у меня, да еще плюс прибавить к ним всех демонов, которые так себя прозвали, то круг расширится до невозможности. Поэтому мне нужны детали, Тахир. Что он говорил, какой у него голос? Какие рога, крылья? Что угодно, что может дать мне хоть какую-то наводку на истинного очередного зазнавшегося выродка, который невиданным образом набрал слишком много душ и теперь думает, что может стать властелином мира. - серьезно проговорила она, переведя взгляд на коготь, на котором остался кусочек плоти разорванного низшего. Поморщившись, Рэ резко дернула рукой, тем самым сбросив эту дрянь с себя.
- Что на счет бродяги или кто он там был... Может это твои собственные глюки, док? С твоим существованием слететь с катушек гораздо проще, чем кажется. - Си не зря использовала слово именно существовать, а не жить, потому что по ее мнению то, что делал врач было именно существованием, а не полноценным бытием.
- Но скажи мне одну вещь, бездушный. Почему ты тут же не вызвал меня, как только почувствовал какой-то подвох? Или думаешь, что мне так нравится копаться в твоем взбрендившем сознании? Или думал, что я ни о чем не узнаю? - говоря это бестия стала вновь приближаться к раненному  - Или, все же, хочешь вести двойную игру, используя и секту и меня в качестве защиты? Что ты задумал, Тахир? какую игру ведешь? Думаешь, что их условия будут лучше моих? Наивный кретин. - вновь начиная срываться на шепот, проговорила рыжая, приблизившись вплотную к врачу и поставив на его грудь свою массивную лапу, тем самым вновь пригвоздив к полу.
- Ты еще жив лишь потому что Я тебе позволяю и потому что почему-то так случилось, что ты мне очень симпатичен. Забавно, не правда ли? Но и моя милость не безгранична, Гепта. - полусказав полупрошипев, Си перевела взгляд на стол и увидела отрубленную голову падали, которая напала на нее.
- Если я еще хоть раз усомнюсь в твоей преданности мне - тебя постигнет участь гораздо более худшая, чем его. Если еще хоть краем уха услышу, что ты вышел на контакт с это сектой - твое существование превратиться в настоящий ад, ибо я знаю, что смертью тебя не напугать. Сейчас же я иду смывать эту дрянь, от которой у меня все чешется, а ты пока в это время приводишь себя в порядок, потому что я не испытываю наслаждения от наблюдения за вибрацией твоих голосовых связок. И не дай Люцифер, если ты сейчас скажешь хоть слово отрицания или возражения мне в спину... - убрав с него лапу, Рэ направилась к выходу из дома, предполагая, где у дока можно было помыться. Да, она дико ненавидела воду, но от этой дряни можно было избавиться только так. Не оборачиваясь, рыжая вышла из дома и направилась к огромной бадье с водой, перед которой приняла человеческий облик и аккуратно, все еще опасаясь жидкости, положила на ее гладь ладонь, проверяя обожжет ли она свое тело или нет.

0

31

Все часто удивляются способностям человеческого тела, тому какие нагрузки оно может выдержать и как оно может развиваться. Но все это - пустые слова, когда у тебя к примеру раздробленная рука. Тогда вся человеческая "уникальность" уходит на задний план. Так по крайней мере считал чумной врач.
- Крыльев у него не было. Был человеческого роста, голова речного крокодила, рога как у оленей или что-то вроде того. Весь покрытый серым мехом как у крысы. Три красных глаза, всегда смотрели на все настороженно, словно везде видят угрозу. И он говорил о демонах, словно ему они чем-то очень сильно насолили. - бездушный не очень хорошо помнил как выглядел Хозяин, который был покровителем секты. Но ту манеру говорить о демонах он вряд ли забудет. В голосе Хозяина было столько презрения к этому слову, что более гневно о себе подобных могли говорить только люди.
- Все может быть, не отрицаю. Но это видение было слишком... реальным. - сказал в ответ на слова суккубы Тахир. Все было возможно, особенно после таких "милых" встреч и не менее "приятных" видений.
На все вопросы что задавала Си потом, врач так и не ответил. Он предпочел молчание и безопасность, чем слова и вырванный с корнем язык. Да, иногда он читал, что демоны, которым служили люди, вырывали их языки и дарили новые, с помощью которых смертный мог наслать проклятие на любого мешавшего планам господина. Это считалось великим даром и знаком покровительства. Но пока что Гепта не горел желанием получить нечто подобное, как в принципе и терять дар речи.
Сирэ сказала, что скоро вернется и заметила, что Тахиру было бы неплохо привести себя в порядок. Он ничего не сказал ей вслед. Лишь смотрел как ее силуэт исчезает в дверном проеме и оставался неподвижным, словно решался пойти следом за ней. Но в таком виде он был как минимум не очень хорошо выглядящим, а значит стоило заняться врачеванием свой же шкуры.
Врач достал с высокой полки маленькую бутылочку, на дне которой лежал порошок пепельного цвета. Это была сожженная кора колыбельного дерева, довольно редкого и уникального растения в своем роде. Как помнил Тахир, в его детстве, когда они с братом не могли заснуть, отец подкладывал в камин одно небольшое полено бежевого цвета. Когда языки пламени начинали сжигать дерево, воздух начинал немного сверкать, а в комнате начинал слышатся тихий, нежный голос. От него в глазах еще маленького Тахира начинали видится яркие и красивые сны, а звучание горящего полена напоминало ему голос матери, который ему так и не дано было услышать после рождения. Теперь же колыбельное дерево врач зажигал в своем камине лишь изредка, потому что цена одной лучины была поистине огромной. И само собой доктор никогда не выбрасывал пепел - он обладал способностью заживлять серьезные ожоги.
Врач достал чистые тряпки и простыми движениями рук порвал их на лоскуты нужной длины. Однако стоило ему закончить, Гепта вновь схватился за сломанную ключицу и тихо ругнулся. Кости ему придется укреплять чем-то более серьезным, теми же самыми спицами. Но пока что пришлось довольствоваться лишь горькой настойкой, чтобы притупить боль. Немного дрожащими руками, Тахир отмерил нужное количество порошка во все повязки и после чего забинтовал свои ладони и шею. Скорее всего теперь на этих местах останутся следы, которые всегда будут указывать бездушному на то, что будет, если пытаться обмануть демона.
Котелок весело начал выпускать пузыри и врач поспешно снял его с огня более-менее здоровой рукой. После долгих и бурных дней выпить чашку излюбленного напитка - единственная роскошь, которую позволял себе хозяин дома. Опустив в стакан с коричневой жидкостью ложку с сахаром, Тахир сел в кресло напротив камина и стал размешивать содержимое.
Симпатичен. Как что-то это слово не вязалось на его языке. Слишком многогранное и малопонятное для того, кто уже подзабыл что на своей шкуре означает страх. Тахир поднес стакан к губам и медленно втянул в себя горячий кофе. Постепенно напряжение в голове спало и врач даже стал впадать в какое-то подобие меланхолии. Он редко задумывался о чем-то плохом, тем более о прошлом, но на этот раз почему-то ему . Может быть из-за того, что в очередной раз проклятый ввязался в сделку с демонами.
"Боже, почему все именно так? Почему мир, который я так люблю и ценю, расплачивается со мной именно так? Почему столь величественные ангелы не отвечали на мои мольбы в те дни, когда мой собственный брат лежал в луже из собственной крови? И для чего я понадобился демонам?"
"Начинается." - проворчало Безумие в его голове, заставляя врача сделать еще один глоток. - "Тахир, хватит думать о прошлом. Твоего брата ты уже не вернешь, а вот душу - еще есть шанс. Ты же можешь исправить все, но боишься."
"Ну ты то боятся не можешь. Ты вообще проездом в моей голове" - ответил Тахир, воображая что Безумие сидит напротив него.
"Я всегда был в тебе, умник. Просто раньше я был в глубине твоего сознания. А все что произошло с тобой лишь давало мне силы развиваться. И теперь я такой, какой есть."
Врач дальше уже не отвечал на слова его темной сущности. Он конечно позволял себе иногда говорить самому с собой, но это было редкое дело и в такие моменты Тахир смотрелся крайне смешно и нелепо. Сам же бездушный продолжал сидеть у огня и всматриваться в то, как языки пламени поднимаются вверх, подобно каким-то диковинным цветам.

0

32

Убедившись, что вода точно не навредит ей, Си все равно не спешила залезать в чан. Ведь вода являлась для нее самым большим и древним страхом. Ведь именно она в ее, когда суккуб воспламенен или находится просто в истинной форме, может причинить ей немалый вред, да и недавняя история с раной на всю спину все еще не успела стереться из воспоминаний. Но выбора у нее особого не было. Да, конечно, всю эту мерзкую кровь с себя можно было сжечь, но вот запах будет сопровождать ее ближайшие несколько дней - точно. И запах, мягко сказать, не приятный даже для демона. Поэтому собрав всю свою волю в кулак, рыжая полностью погрузилась в воду и поняла насколько же она холодная. Дыхание сразу же перехватило, ноги свело, а голос не хотел подчиняться ей. Сразу захотелось вспыхнуть словно факел, но эту мысль она тут же отмела в сторону - ведь так она просто прикончит себя самым, что ни на есть глупым способом. И почему она не додумалась подогреть воду раньше? Черт ее знает. Теперь оставалось довольствоваться тем, что есть. Судорожно выдохнув, Рэ начала тереть все свое тело, чтобы как можно быстрее просто вылететь из этой огромной бочки и согреться около камина. Вода за мгновение приобрела багровый цвет, будто в ней кому-то вскрыли вены, но демонессу это как-то не волновало. Теперь ее заботил тот факт, что для того, чтобы помыть волосы, ей нужно опрокинуть ведро такой же ледяной воды себе на голову. Надо сказать, что все это: холод и вода были для нее худшей пыткой. Дрожащими руками она неуверенно взяла ведро и вылила себе на голову. Наверное только благодаря тому, что и голосовые связки будто свело в судороге она не закричала и не прокляла все, на чем свет стоит. Резкими движениями она стала смывать всю запекшуюся кровь с волос, плеч и лица, просто мечтая о том как бы скорее очутиться в доме и согреться. Ее буквально колотило. Губы посинели и дрожали, не в силах произнести что-то членораздельное. Выбравшись из воды рыжую ждало еще одно разочарование - на улице голой, да еще плюс мокрой ей стало еще холоднее, от чего соблазнительница чуть ли не вбежала в дом, где тут же сняла с крючка плащ Тахира и накинула на себя, но эффекта от этого не было никакого. Выругнувшись, она направилась в комнату с камином и увидела, что док сидит в ближайшем кресле и задумчиво глядя в огонь попивает что-то из кружки. Не сказав ни слова, Рэ прошмыгнула мимо и уселась на пол перед камином, протянув руки прямо в пламя. Со стороны, наверняка, это смотрелось завораживающе и в то же время отпугивающе, но огонь не обжигал ее. Кожа девушки оставалась по-прежнему белоснежной. Создавалось впечатление, что пламя, словно преданный зверь, покорно лизало ее руки, тем самым согревая. Она просидела так, не говоря ни слова, согреваясь от камина и думая на счет демона, которого описал ей врач. Уж чего она насмотрелась в аду, но о подобном монстре слышала впервые. надо сказать, что подобное существо даже в Тартаре считалось бы уродливым до жути, а поэтому не удивительно, что оно всех ненавидит. Вообще ей начинало казаться, что все это лишь очередное безумие Тахира, который просто помешался на своих склянках и противоречии внутри себя. Через пару минут ее перестало так колотить. Губы обрели возможность шевелиться, а в голове появилась мысль, отличная от всех предыдущих. Почему, собственно, он помог ей тогда? Почему не испытывает отвращения, ведь она тоже являлась демоном и также забирала невинные души, как и все остальные. Почему он вообще с ней, а не с кем-нибудь еще? Почему не нашел себе какую-нибудь особу, которая следила бы за домом, помогала в быту, а по ночам ублажала его? Да, онбыл весьма своеобразным существом, но и многие девушки любят диковинные штучки. Собрав все эти мысли воедино, рыжая медленно повернулась к врачу и чуть ли не подползла к нему, сев в метре прямо напротив, внимательно смотря золотыми глазами на него. Теперь в ее сознании был лишь один вопрос, на который она хотела получить ответ. Ответ, который она слышала тысячи раз от мужчин практически всех рас, но не от него. Ответ, который решит многое в дальнейшем.
- Ты любишь меня? - все еще неуверенным от холода голосом спросила бестия, не отрывая взгляда от его глаз. Обычно эти слова ей говорили многие лишь посмотрев на нее, еще большее количество - прикоснувшись и абсолютно все поцеловав, но здесь был другой случай, другая история, которая с самого начала выбилась из стандартного сценария, а посему и стала настолько интересна суккубе.

Отредактировано Сирэ (2012-01-08 23:43:47)

0

33

"I try to make it through my life
In my way there`s you"

Аромат из чашки щекотал ноздри и успокаивал одновременно, что радовало доктора. Он снова отпил кофе и продолжал смотреть в огонь. Спокойствие в голове человека у которого поехала крыша - дело крайне редкое. Но Тахир не всегда был таким холодным и безжизненным. За те годы что он жил, он понял что показывать свое истинное лицо, жить настоящими, неподдельными чувствами - значит показывать всем свою слабость. Поэтому он и не снимал ни одежд, скрывавших его вечно холодное и безжизненное тело. Он не говорил о том, кто он на самом деле и молчал на вопросы о его прошлом. Любая попытка обличить его хоть в чем-то была обречена на провал. Но при этом внутри Тахир оставался добрым человеком, порой неуклюжим, но тем не менее, искренним. И по причине многих неудач, провалов и насмешек он скрывал эти черты . Возможно когда-нибудь, когда его душа будет возвращена, он сможет снова стать самим собой.
Очередной глоток напитка и желание, что ледяные руки наконец-то согреются.
Сирэ ворвалась в комнату, мокрая и укрытая плащом, натертым розовым маслом. На теле суккуба не было видно не капли крови. Она не сказала ни слова и тут же оказалась рядом с огнем - родной к ней стихией. Врач абсолютно спокойно наблюдал как пламя слушалось демона, как преданный пес. Сирэ была созданием из Ада, места где огонь был везде и всегда. По крайней мере как он считал именно так.
Почему-то именно в Сирэ Тахир чувствовал что-то невероятно близкое и не потому что они оба были охотниками на души. Что-то изменилось в его мнении о ней с того раза, когда он впервые встретил ее ночью, в том переулке. И он никак не мог понять, было ли это к лучшему. Стоит ли привязываться к тому, кто не далек от того, кто сделал врача бездушным? И был ли смысл спасать ее от смерти? Ту, что сейчас чуть не прикончила его? Сначала Гепта думал, что помог ей только потому что ей нужна была помощь, но сейчас он уже думал, что была еще какая-то причина. Может быть, потому что он не мог пройти мимо девушки, будь она хоть трижды демон? Нет, это тогда была бы третья причина. Врач теперь не боялся даже умереть за суккуба, а умереть он мог много раз и самыми разными способами.
Последний глоток и на сегодня ему хватит. И в следующую секунду он услышал как демон приблизился к нему и стал смотреть на него, явно желая что-то спросить. И стоило Тахиру лишь заметить Сирэ, раздался тот вопрос, которого он ждал от нее меньше всего.
В этот момент врача словно ударили зазубренным кинжалом прямо в сердце. От неожиданности он даже выронил чашку из руки, благо та была пуста и ничего не пролилось. Во всем теле в какой-то момент стало холодно и на долю секунды бездушный подумал, что просто умер от полученных ран. Но это не было что-то связанное с плотью и кровью. Это были чувства, эмоции, которые подобно диким зверям вырвались наружу и терзавшим его изнутри. Глаза врача были широко раскрыты и в них виднелось отражение языков огня.
"Ставлю восемь душ, что ты не ждал этого вопроса." - хихикнуло Безумие, но Тахир даже не услышал его, на что темная сущность заворчав, исчезла, ожидая своего часа. Оно умело ждать, особенно когда врачу не было дела до мыслей о насилии и опытах.
Врач на какое-то мгновение встал со своего кресла и сел рядом с . Он не мог сперва выговорить и слова. Внутри ему снова стало двадцать пять, когда он был скромным и добрым учеником врача, который и не думал о чем-то кроме науки. Но сейчас, он не думал о работе, о исследованиях. Он протянул свою руку и провел несколькими пальцами по щеке Си, вглядываясь в ее глаза, которые он запомнил навсегда. Пальцы врача на удивление были горячие, словно он только что тоже грел их у камина. 
- Больше, чем ты можешь себе представить. - его тихий голос был все еще хриплым от ожога, но различимый
Ему не хотелось спрашивать почему она задала этот вопрос. Его не интересовало для чего она хотела это узнать. Тахир не желал этого знать, потому что она просто спросила. И он ответил. Теперь врач понимал, что если кому-то и может принадлежать его душа, кроме него самого, то только ей.

Отредактировано Тахир Гепта (2012-01-09 01:34:59)

0

34

Золотые глаза внимательно наблюдали за врачом, пытаясь уследить за каждым его жестом, пытаясь уловить его первые, а значит самые искренние эмоции на поставленный вопрос. Надо сказать, что Си, конечно ждала некоторого всплеска, но не такого, от которого врач выронит свой вожделенный кофе, хотя, как оказалось, чашка на тот момент оказалась пуста. "Ну надо же сколько эмоций, док. Мне казалось, что ты не выронишь кофе даже в том случае, если какой-нибудь архангел собственной персоной принесет тебе твою душу, а тут от простого вопроса, который вполне зауряден в вашем мире "  - с тонкой улыбкой на устах подумала суккуба, все еще внимательно смотря на бедолагу, которого, казалось, даже начало трясти. Но, на самом деле и сама бестия сейчас испытывала смешанные чувства. С одной стороны ей, конечно, как и любой другой девушке было приятно слышать слова любви, тем более, что ее создали именно для того, чтобы ей говорили преимущественно именно такие фразы, но с другой стороны она понимала, что если он сейчас ответит "Да", то это не будет значить, что он искренне любит ее. Это будет означать лишь то, что ее природная и самая сильная магия действует даже на бездушных. Поэтому девушка металась между чувством удовлетворения, волнения и в тоже время одиночества. Продолжая сверлить доктора взглядом, она в глубине своего существа даже уповала на то, чтобы он сказал нет. По крайней мере в этом случае рыжая будет уверена в том, что он говорит правду. И вот он судьбоносный момент : опустившись на пол, на уровень Рэ, Тахир аккуратно провел пальцами по ее щеке. На удивление его руки были теплы, словно он только что грел их у пламени, а не она. Его глаза стали абсолютно иными, в них словно одновременно застыла неведомая боль, надежда и нежность. Как же ей был знаком этот взгляд... До боли. Слова уже по сути были не нужны, демоница знала, что он ответит ей. Но он произнес. Произнес их так, что Си на мгновение невольно потупила взор. Да, ее магия действительно действовала и на нее, да он теперь полностью в ее власти, но была ли она рада от этого? Едва ли. "Хотя с другой стороны ты полностью заглотил приманку и теперь не сможешь снять свой ошейник, док" Быстро подняв глаза, она улыбнулась Тахиру. Также как улыбалась уже тысячу раз: мягко, сочувственно, но отрешенно. Придвинувшись к нему вплотную, рыжая сбросила плащ и все еще дрожа от холода, уселась к нему на колено и обвила шею руками, тем самым полностью прижавшись. Сейчас она выглядела до неприличия робкой и уязвимой, словно маленькая пташка, выпавшая из гнезда. Аккуратно проведя ладонью по волосам врача, Рэ еле слышно прошептала
- Тогда не предавай меня... - в голосе также читалась полная уязвимость и робость. Затем бестия чуть отстранилась от него, чтобы как можно нежнее и мягче просто провести своими губами по его. Не целуя и не делая пока никаких намеков. Сейчас ей хотелось именно трепета, а не уверенных резких движений и слов. лишь через пару мгновений Рэ аккуратно чмокнула бездушного в уголок губ.
- Ты когда-нибудь был с девушкой по любви? - не поднимая взора спросила она для того, чтобы понять как вести себя дальше. Ведь если Тахир никогда не делал ничего подобного по любви, значит он вообще понятия не имеет, что такое нежность, ласка и забота, а коли так, то почему бы именно ей не показать, что представляет из себя на деле то, что он слышал лишь на словах.

0

35

Человек всегда находится в плену своих чувств, которые ставят рамки и преграды в жизни. Только тот кто слушает лишь голос разума или свихнувшийся псих может идти во всем до конца, не думая останавливаться ни на шаг. Забитые в угол своим упрямством, они отрицали такие вещи как романтику и любовь и демонстративно скалили зубы над теми, кто в них верил. Тахир сам когда-то был в душе романтиком, но когда его жизнь подверглась разным испытаниям, испытывать что-то кроме желания увидеть кровь на руках - было единственным, что двигало им. Но сейчас в нем стал просыпаться двадцатилетний парень, который надеялся заполнить пустоту, которая оставалась в сердце. А когда при этом голова была набита лишним багажом знаний, ощущение одиночества было невыносимым.
Сирэ приблизилась к нему и сидела на нем, обвив руками перемотанную шею. Врач чувствовал тепло ее тела, биение демонического сердца, запах ее волос, который он мог бы вдыхать всю жизнь. Наверное, ей говорили такие же слова любви тысячи мужчин, каждый при этом каждый высказывал свои чувства во своему. Но как смутно казалось Тахиру, суккуба не волновали слова. Лишь чувства. Хотя могли ли демоны их испытывать так же, как люди?
- Никогда, Си. Теперь никогда. - сказал он, не отрывая от нее взгляда. Она ему казалась беззащитной, ранимой, хотя врач прекрасно знал, что кроется под этой внешностью. Бушующее пламя, которое способно уничтожить все преграды на своем пути. Неподвластное никому, кроме самого себя и вольное в своих деяниях. Но сейчас это пламя было подобно свече. Казалось, протяни руку и дотронься фитиля - и все потухнет.
На грубых тряпках появились легкие следы пурпурного цвета - таким образом действовал пепел колыбельного дерева. Неприятное ощущение от ожогов не исчезало, хотя раны уже стремительно затягивались благодаря примененным лекарствам. Раненная рука лежала на полу, как будто оно принадлежала не живому человеку, а марионетке. Хотя в каком-то плане врач был сломанной куклой, ведь мало владеть умом, уметь исцелять и калечить, чтобы назвать себя человеком. Для этого была нужна душа, которой у Тахира не было. Теперь он - лишь тень своего прежнего "я", которое скитается по земле, не зная ни покоя, ни отдыха. Без души он был трупом, который не чувствовал вкуса пищи, не. Но чувства у него не могла отобрать даже смерть.
Врач понимал что сам выковал для себя цепи и сам же добровольно надел их. И он не жалел об этом. Но было ли это искренним чувством? Может магия суккуба пронзила сознание даже такого холодного и не испытывающего эмоции человека как Тахир? Или же долго томившиеся в нем чувства просто наконец обрели форму? Трудно было ответить Скорее всего, тут сыграли роли оба фактора. Но факт оставался фактом - врач понимал, что сейчас, в этот момент у него не было никого столь близкого, как Сирэ. Она заставляла Тахира чувствовать, что в нем остались крупицы жизни, которые не смогло забрать ни время, ни безумие от отсутствия души. Легкий поцелуй заставил сердце проклятого забиться еще сильнее, гоняя кровь по его жилам. Здоровая рука врача в ответ коснулась лица суккуба и стала медленно опускаться вниз, проводя по обнаженной спине демона ловкими пальцами.
- Нет, я никогда не был с кем-то. Хотя не буду врать, мне этого очень хотелось. - он лишь покачал головой. Любить то он любил когда-то, но были причины, по которым он не завел семью. Он помнил многое в своей жизни. Например, первый взгляд и умиление. Не забывал о часах ожиданий в лесной роще и у безжизненных каменных стен. Горе, отчаяние и смятение. Гнев, ярость и кровь виновного на руках. Правда, это уже совсем другая, далекая история, которую вряд ли когда-нибудь увидит свет.

0

36

Ожидая ответа Рэ спустила руки врачу на бока, аккуратно, еле касаясь, гадя спину. Глаза она по-прежнему не поднимала, это было ни к чему, она и так прекрасно знала как сейчас он смотрит на нее, как дрожат его губы, как на щеках появляется легкий румянец. Все это суккуба уже проходила, и знала подобное поведение лучше, чем кто-нибудь еще. "Ну конечно же хотелось, глупый. В двадцать лет у  вас гормоны бушуют так, что о каким-то здравом смысле не может быть и речи, но вот то, что ты потом начал насиловать - немного странно, Тахир. Неужели так хотел избавиться от каких-то комплексов? Или просто трахаться за деньги для тебя слишком низко? Обязательно нужно, чтобы девушка была готова на все, лишь бы ты ее отпустил? Глупый человек. Может тебе и много лет, док, но в некоторых вещах ты напоминаешь пятилетнего мальчишку" Не показывая никакого вида, что вообще услышала его слова, Си еле заметно махнула рукой в сторону камина и пламя в нем в момент погасло. Даже угли не переливались алыми красками, а стали темными, будто их окатили ведром с водой. Комната погрузилась в полную тьму, которую нарушал лишь слабый лучик лунного света, пробившегося через щель между шторами. Аккуратно встав с врача, Рэ выпрямилась и легко потянула его за здоровую руку.
- Пойдем...
Делать сейчас что-то подобное на полу не хотелось. Ведь если врач будет снизу, то его переломанная ключица будет невыносимо ныть, да и холодный сквозняк точно испортит ощущения. Если же бестия будет на полу, то быстро замерзнет, ибо еще не до конца высохла, а значит нужно было плавно переместиться на кровать. Не отпуская руки бездушного, демоница повела его в спальню, стараясь идти медленно, всматриваясь в темноту, чтобы ни на что не напороться. Ее зрение в обличии человека ничем не отличалось от любого представителя этой расы. Зайдя в комнату, рыжая довела парня до кровати и легко толкнула его, давая недвусмысленный намек, чтобы он лег. Дождавшись пока он исполнит эту просьбу, Рэ одним взглядом потушила слабое пламя свечи, которое являлось единственным источником света. Теперь они снова были в темноте. Си специально сделала так, чтобы он практически ничего не видел. Ведь теперь любое касание для него будет еще ощутимее и приятнее. Не оставив времени на раздумья, рыжая села рядом и начала аккуратно, но уверенно стягивать с него рубашку, стараясь как можно плавнее стащить ее через шею, чтобы не тревожить раны. Откинув теперь уже абсолютно не нужную одежду в сторону, бестия принялась за штаны. Ловким движением расстегнув пуговицу и молнию, она спустила их и также скинула с кровати. Но здесь док заметно напрягся. Суккуба буквально чувствовала как весь он сжался, а сердце колотилось, словно пойманная в клетку птица.
- Тсс... Я же не препарировать тебя собираюсь. - тихо промурлыкала она, решив, что Гепте надо дать немного времени, чтобы свыкнуться и прийти в себя. Поэтому сейчас бестия стала тихо мурчать ему на ушко, одновременно нежно гладя его скулы, губы, щеки и шею ногтями и подушечками пальцев. Не сразу, но врач стал расслабляться. Заметив это, демоница губами прикусила его за мочку уха и чуть потянула на себя, в это время стаскивая с него последнюю одежду, тут же откинув ее в сторону. Не давая времени на то, чтобы он снова зажался, Рэ стала покрывать поцелуями его шею, стараясь как можно аккуратнее обходить ожоги, затем спустилась до ключицы, где также нежно и даже виновато целовала каждый сантиметр кожи, от которой одновременно пахло гарью и странными травами, о происхождении которых она никогда и не знала. Тут же она опустилась на грудь, где вместе с поцелуями стала словно котенок вылизывать определенные участки, которые у многих являлись эрогенными зонами. Добравшись до области сердца, девушка остановилась и приложила ухо, слушая биение жизни в бездушном. Но "передышка" продлилась недолго. Через пару секунд бестия прислонилась к этому месту губами и снова тихо замурчала, выгнувшись словно кошка, увидевшая лакомство.

Отредактировано Сирэ (2012-01-10 14:01:41)

0

37

Тихая ночь, потрескивание огня в камине, милая девушка на коленях - разве не об этом мечтают все? Врачу было все равно на остальных, ему хватало даже этого. Не каждый же день ты познаешь некие эмоции снова. Особенно те, от которых человек оградился почти на половину столетия, уйдя полностью с головой в науку. Но все равно или поздно заканчивается и начинается что-нибудь новое, будоражащее и увлекательное.
По одному движению пальцев суккуба почти тут же потух камин, погасло все что освещала и без того мрачный дом. Все было теперь скрыто тенями, которые не исчезнут до рассвета. Темнота. Она в какое-то время стала для Тахира многим. Под покровом темноты он бродил по переулкам, выискивая новую жертву. Тень стала его спасением и близким другом, который был почти реален. Даже среди белого дня можно было разглядеть темные следы, идущие в ногу с людьми и повторявшие их действия, словно профессиональный актер.
Сирэ вела его в спальную иТахир следовал за ней, не отпуская ее рук из своих. Одна лишь единственная свеча освещала комнату и та почти тут же потухла, не смея ослушаться демона. Легким толчком Сирэ намекнула на то, чтобы врач лег и сам он даже не возражал, если бы не маленькое "но". На кровати лежали два плаща Тахира, покрытых только недавно засохшей кровью. Здоровой рукой доктор собрал их в кучу и отшвырнул в угол, где они пропали в кромешной тьме. В тот же момент врач вновь оказался на старой постели. Правда на этот раз он не собирался ни спать, ни отдыхать после сожжения заживо. Снимая с него одежду, демон обнажала множество древних порезов и ран, которые нанесли врачу за его жизнь. Самый заметный проходил именно там, где находилось сердце. Его оставил бандит, пронзивший копьем то ли из жалости, то ли из желания добить. Сейчас же внутри источник жизни бился подобно завернутому в мешок котенку, напуганному и не знающему что происходит. Всеми усилиями Гепта пытался погасить внутреннее волнение, но его колотящееся сердце выдавало его с головой. Сирэ почувствовала это и тихим бархатным голосом попыталась отвлечь врача от посторонних мыслей. Он не сказал ни слова в ответ, лишь слабо кивнул. Сейчас язык доктора был врагом, способным испортить всю атмосферу, как это произошло до этого. Хотя его забавляло то, что Си постоянно говорила о препарации. Может конечно врач и работал грязно, но сравнивать что-то подобное с резанием трупов было немного странным.
Темнота делала каждое прикосновение губ суккуба на сочетание великолепного шелка и раскаленной стали. Одновременно это было невероятно приятным, как и странным для Тахира. Теперь думать о том, чтобы пытаться успокоится было бесполезно. Ему нравилось каждое касание, которым награждала его суккуба. На какой-то момент демон остановилась, припав ухом к его сердцу. В этот момент врач здоровой рукой провел по ее волосам, тем самым говоря, что он еще не сошел с ума от такого неожиданного потока нежности и ласки. Но эта пауза продлилась недолго. Врачу оставалось только гадать, хотела ли Сирэ добраться до сердца или лишь забавлялась, ожидая какую-нибудь нелепую реакцию.

0

38

Только разминка|Не более того

Больше она не говорила ни слова. Пустые фразы сейчас были излишне. Зачем говорить что-то на выдуманном людьми языке, если есть язык тела, который понимают практически все живые существа? Ведь именно он является родным языком жизни. Выгнувшись и тихо мурча, Си ждала, что Тахир хоть как-то ответит ей именно на этом языке. Ответ последовал, но не совсем такой, которого она ожидала. Да, легкое поглаживание по волосам было приятно, бесспорно, но суккуба явно ожидала чего-то большего. Хоть банального поцелуя или резкого прижатия к кровати, но раз этого не последовало, она в очередной раз сделала вывод, что бездушный был подобен слепому котенку в этой области человеческой жизни. Но ничего говорить демоница, опять же не стала. Не учить же ей на словах, что и как следует делать, чтобы и девушке тоже было приятно? В данной ситуации это будет очень смешно. Поэтому рыжая выбрала единственно правильное решение - продолжать доставлять доку удовольствие, надеясь, что он подчерпнет хоть какие-то уроки. Изменив позу, она нависла над парнем и со всей теплотой поцеловала его, игриво пройдясь язычком по кромке губ. Да, он мог насиловать жертв во всех позах, изгаляться над ними насильно заставляя делать себе минет, но чего он никак никогда точно не мог вытянуть даже под страхом смерти - это поцелуя. Ведь даже проститутки не целуют своих клиентов, оставляя хоть какой-то истинный символ любви для выдуманного принца, о котором, несомненно, мечтают. Отстранившись от губ врача, Рэ странна улыбнулась. Словно ребенку, который делал первые шаги. По крайней мере сейчас она могла сравнить всю сложившуюся ситуацию лишь с этим. Выдохнув, бестия начала вновь исследовать тело Тахира с помощью дорожки из легких поцелуев. Но теперь она спускалась гораздо быстрее и напористее. Дойдя до пупка, рыжая ловко облизнула его кромку и уверенно направилась ниже, в этот момент словно невзначай проведя рукой по паху врача. По крайней мере ему точно должно было показаться, что она сделала это случайно, на самом же деле демоница проверяла готов и док к следующему действу. Оказалось, что готов. Опустившись ниже, она провела языком по самому основанию члена, тем самым дразня бездушного, затем, оставляя влажную дорожку, прошлась язычком по всей длине и дошла до головки, которую сначала также игриво лизнула, а затем, чуть сжав губами, начала активно вылизывать, в это же время щекотно гладя бедра врача острыми когтями.

Отредактировано Сирэ (2012-01-14 14:36:51)

0

39

В душе романтик|На деле - бревно ><

Тишина и темнота. Ни одно слово не вырывается наружу. Ощущение тепла и чужого запаха, от которого возбуждалось все тело. Все это было настолько по новому, что даже пугало. Когда в последний раз врач охотился за удовольствиями? Это было настолько давно, что любой обычный человек, наверное мог бы подумать о враче, что его не интересуют женщины вообще. И при этом самое противное было не то, что думали окружающие. Вполне возможно, что он видел больше шлюх, державших его член во рту чем все обладатели острых языков. Тахир не понимал нежности по простой причине - маньяка вряд ли будут ублажать как человека с хорошим кошельком, полным монет. А именно нежности и ласки так и не не хватало скромному и робкому бездушному.
Почему-то слова Си о вскрытии трупов вызвало у врача секундные воспоминания о прошлом. Ведь когда он был еще совсем молод, он далеко не был столь привыкший к жизни лекаря. Не каждому удается выдерживать такое напряжение, да еще при этом сохранять крупицы разума. Тогда он тоже боялся и тоже не знал, как и что правильно делать. Теперь же он ощущал подобный же страх вновь. Тахир не отличался своими познаниями в искусстве любви, но это не мешало ему трахать перепуганных шлюх в подворотне. Но здесь было иное, совсем не то, что происходило с проститутками в темных переулках. Те либо были настолько напуганы, что исполняли все что угодно ради спасения, либо они были полуживыми куклами, с которыми врач делал, что хотел. Он никогда не видел в их глазах ничего, кроме ужаса и страха. Чувства, свойственные тем, к чьему горлу подставлен скальпель. Сейчас же все было по иному, отчего Тахиру в уме казалось происходящее немного... неправильным. Но ведь все бывает в первый раз, не так ли?
Сирэ не останавливалась, продолжая изучение тело врача, что забавляло и возбуждало Тахира, но движения демона стали стремительнее и быстрее. Сперва это было похоже на игру, но вскоре Си дошла и до уже вставшего члена доктора. Ощущение от прикосновения языка бездушный на мгновение вздрогнул - его разум уже давно позабыл подобное ощущение. Даже боль, которая пульсировала в плече неожиданно притупилась, словно не желая портить впечатление. Врач поднялся на локтях, не обращая внимания на боль и наклонив голову набок, наблюдал за действиями суккуба. Но лежать на месте как бревно для Тахира казалось несколько неприличным и он, припомнил небольшую особенность своих рук и реакцию его жертв на его касания. Он заметил, что рыжие волосы накрыли лицо суккуба и он сперва своей искалеченной рукой убрал пряди, скрывавшие суккуба. Врач хотел видеть ее, ее похожие на плавленное золото глаза, те черты, что пленили его. Продолжая опираться здоровой рукой о кровать, врач решил скрасить свое бездействие. Пальцы второй руки, которые могли сжать что-нибудь сильнее чем медвежий капкан скользили по телу суккуба, начиная от шеи и дотягиваясь до места между лопаток. Они то становились подобными стальным стержням, то расслаблялись и просто повторяли контуры тела Си. В темноте слышалось тихое потрескивание слабых разрядов, которые сходили с рук доктора. И если боль, которая была в в раздробленном плече пройдет быстро, то Тахир с удовольствием бы взял инициативу в свои руки.

0

40

16+

Почувствовав, как док чуть изменил свою позу и положил руки ей на волосы, суккуба на мгновение остановилась и подняла глаза на него. Хотя какой смысл? В темноте она все равно видела лишь силуэт и ничего более, поэтому, решив, что глаза сейчас ей все равно не помогут, рыжая закрыла их и продолжила дальше ублажать врача, который, на удивление, быстро сообразил, что непослушные волосы весьма и весьма мешаются в этом деле. Хотя тут же появилась мысль о том, что он стянул пальцами рыжую копну не для того, чтобы демоница не отвлекалась на это, а просто для того, чтобы контролировать ее. Ведь для Си уже давно не было ново осознание того, что во время минета у парней возникает лишь одно желание: "Глубже", к которому периодически добавляется "Быстрее", а держа девушку непосредственно за волосы можно было удовлетворить и первое и второе, если, конечно, пренебречь фактом насилия. "Не можешь избавиться от старых привычек, док..? Ведь тогда ты примерно также пытался заставить меня. Также как и заставлял еще множество шлюх до меня" Но раздумывать о чем-то подобном не было ни желания, ни времени. Почувствовав весьма ощутимый разряд между лопаток, рыжая невольно тихо вскринула, что в ее положении было больше похоже на стон. Выгнувшись, она подняла голову, продолжив массировать головку ловкими пальцами и вновь попыталась вглядеться в тьму, чтобы рассмотреть Тахира. Смутно подкрадывалась мысль о том, что врач не оставит своих привычек и все равно захочет чего-то больше похожего на БДСМ, нежели на нежность и ласку. В принципе демоница была не против и такого расклада. Ведь если так посудить, около часа назад он отдал ей две души, что вполне можно было счесть за оплату ее "услуг". Прохладная рука врача продолжала скользить по ее лопаткам, плечам плавно поднимаясь выше и продолжая щекотно волновать кожу электрическими зарядами, от которых мышцы невольно сокращались, заставляя Си то и дело вздрагивать и тихо шипеть в ответ. Однако, дойдя до шеи Тахир не ограничился простым поглаживанием. Вместо ожидаемой ласки, он весьма сильно сжал шею бестии, заставив буквально замерев в ожидании дальнейших действий.

0

41

Up|and down

Касанием можно успокоить, можно было возбудить. Заставить человека покраснеть или же вздрогнуть. Прикосновения врача всегда были ледяные, бьющие легким разрядом. Ему казалось подобное немного забавным, а наблюдать за реакцией окружающих на это было интересным. И бездушному определенно нравилась реакция Сирэ на легкие молнии, что щекотали ее кожу. Этот тихий стон настолько ласкал уши врача, что в его разуме всплывали воспоминания, где слышались совершенно такие же звуки. О том, как он принуждал каждую порочную девку удовлетворять его потребности, заставлял разум жертвы медленно, но верно угасать. Забавно, что насколько мастерски можно заставить девушку делать минет, лишь сказав что это - единственный способ спастись от смерти на конце иглы.
Рука продолжала скользить по телу суккуба, пока не остановилась на шее. Нежность и ласка давалась Тахиру давалась крайне тяжело, потому что внутри он оставался по прежнему любителем насилия. И тут что-то в мозгу бездушного неожиданно заклинило. Вся эта темнота, бешено бьющееся сердце, ощущения от замечательного минета заставляли темную сущность врача буквально урчать от удовольствия. Но вместе с этим возникло желание насилия. Было желание достать откуда-нибудь лезвие и провести красивый, ровный надрез и довести его прямиком до живота. Омыть руки в горячей крови, смазать ею же губы суккуба. Боль, приносящая удовольствие, предвещающая исступлённый крик. В темноте, где у силуэта должны были быть глаза горели зеленоватые искры, говорящие о том, что у врача явно полетела крыша. Он не чувствовал боли, но определенно хотел ее приносить.
- Давай не будем разочаровывать бедняжку Тахира, а, Си? - с легкой усмешкой спросил врач, смотря на замершую от неожиданности Сирэ. - Он ведь такой ранимый, такой робкий. Словно маленький мальчишка.
Сперва врач вновь провел по волосам Си, словно пытался на какой-то момент успокоить ее. Создать секундное ощущение того, что добрый и стеснительный врач еще в своем уме. Но это было далеко не так. Как же темному созданию хотелось прямо сейчас прирезать суккуба на месте, но не дать Тахиру лишний раз испытать удовольствие было бы настоящим эгоизмом. Да и Си пока что вряд ли смогла бы что-то сделать. В какой-то момент врач подтянулся вверх, рука бездушного крепко схватила суккуба за волосы. Безумию хотелось лишь немного ускорить темп, а дальше оно придумает что делать. Да, темной сущности захотелось лишь немного побаловаться перед тем, как начать настоящее веселье.
- Поверь, я конечно, не гений в этом деле, - усмехаясь сказало Безумие, смотря на Си с оскалом, едва заметным в темноте. - Но постараюсь не разочаровать ни тебя, ни моего робкого носителя.
С этими словами он резко надавил на затылок суккуба, заставляя голову Си опуститься ниже обычного. Сейчас слово "нежность" неожиданно исчезло, словно утренний туман и в уме оставалось лишь "насилие". Постепенно движения руки становились быстрее, но Безумие пока что не хотело торопиться. Оно продолжало смотреть на происходящее и безумная улыбка не покидала лицо бездушного.

Отредактировано Тахир Гепта (2012-01-18 17:47:56)

+1

42

Внезапно

Рэ внимательно смотрела на темный силуэт врача, немного недоумевая от его действий. Ведь они договаривались на ласку, а не на привычное обоим насилие, которое они и так видели каждый день. Даже суккубу иногда хотелось нежности и искренности, хотелось понять, что ее рассматривают не только как игрушку для сексуальных утех. Но что-то упрямо подсказывало, что и в этот раз не будет все так гладко, как хотелось. В Тахире что-то менялось. Рыжая не могла точно сказать что, но ощущения только от одного его присутствия рядом изменились. Захотелось зашипеть и отойти куда-нибудь подальше. Скрыться в темноте или в камине. Его руки стали гораздо холоднее, движения грубее и агрессивнее, а его намерения... С помощью руны Рэ смогла на секунду почувствовать, чего хочет врач и это ее изрядно удивило и одновременно огорчило. Он не хотел ни ее ласки, ни любви. Лишь ее крови. Это единственное низшее желание, которое им сейчас двигало, буквально заполоняя все сознание. Слова бездушного лишь подтвердили ее ощущения. "Вот как.." Да, она прекрасно поняла, что безумие, которое робкий врач всегда так старательно пытался спрятать в дальний угол сознания, вырвалось наружу, но что это меняло? Любое безумие - это все равно часть личности. Кто-то называет это раздвоением, кто-то электикой, кто-то шизофренией. Не так важно название, как важна суть. Если бы у дока была душа - она бы была все равно одна, вне зависимости, сколько личностей живет в его сознании, а значит и сейчас этот помешанный на убийствах маньяк - тоже был Тахиром. Тахиром, который не испытывал к ней ничего, что можно было бы назвать любовью или даже банальной привязанностью. Невольно что-то кольнуло внутри. Не больно, скорее, холодно. В очередной раз суккуба поняла, что все слова, которые ей говорили есть лишь воздействие ее врожденной магии, которую она не могла контролировать и от которой ее было невозможно избавить. Магии, которой большая часть девушек всех возрастов мечтала бы обладать, а сама Си, иной раз, мечтала бы утерять. Как-то грустно улыбнувшись, бестия продолжала смотреть на парня, понимая, что все, что сейчас будет является лишь очередной ее услугой, за которую она уже получила свою плату. Безумец что-то промолвил о том, что не разочарует бестию. Очередная холодная усмешка на устах Си. Неужели он и вправду думает, что сможет чем-то удивить суккуба в любовных потехах? Или что сможет довести ее до оргазма? Ответ был не нужен, да и не важен. Резким движением бездушный просто прижал ее к своему члену, заставляя ласкать его. В принципе, Рэ и не сопротивлялась. Потеряв надежду на нежность, рыжая продолжила ублажать Гепту, мастерски скользя кончиком языка по головке, то и дело одновременно посасывая ее. Но все бы ничего, но принуждения именно к минету она не терпела никогда, а врач начинал явно наглеть, становясь все грубее с ней. Воспламенив свою огненную шевелюру, бестия резко дернулась вверх, тем самым уходя из его захвата. В мгновение она отрастила привычные для себя клыки и когти. Следующей секундой демоница весьма осязаемо клацнула зубами в миллиметре от уха Тахара, а лапами с силой впилась в низ его живота.
- Скажи, что меня сейчас останавливает отгрызть тебе ухо и оторвать член к чертям собачьим? Может быть тогда научишься ценить нежность? Или полностью сосредоточишься на работе, лишь изредка вспоминая, как ты мог жалко трахать шлюх, не принося им никакого удовольствия. Или ты хочешь сказать, что хоть одну из них довел до блаженства? Ты еще наивнее и глупее Тахира в таком случае.

Отредактировано Сирэ (2012-01-21 17:04:43)

+1

43

Безумие|или не Безумие?

Безумие. Эта поразительная и отвратительная одновременно черта жила в людях всегда. Она существует с появлением первого разумного существа. Каждый у кого разум гас подобно свече, давал рождение чему-то уникальному. Безумие не было ни добрым, ни злым, не излучало ни плохих чувств, ни хороших. Оно не было духом, жившим в Раю или Аду. Оно в равной степени просто приукрашивало эмоции, добавляла некий утонченный, едва понятный другим, изыск. Через него черпали силы художники, скульпторы, артисты, ученые, войны. Все были слугами и в тоже время поклонниками этого странного духа. И каждого своего последователя он одаривал в какой-то степени. Кто-то создавал произведения искусства, которые не забывают многие века, кто-то совершает великие подвиги. Но и были случаи, когда рождались чудовища, которые были настолько уродливы, что мир казался лучше без них. Безумие всегда было спонтанным, неожиданным и непредсказуемым. Оно могло поступить в один момент как бездушная тварь, а в следующую же секунду - предстать в образе чего-то иного, доброго создания.
Сперва такой процесс явно забавлял Безумие, но оно быстро поняло, что не испытывает того же наслаждения от происходящего. Тут было что-то не так и сущность чувствовала это. Не было страха, ужаса или паники, все происходило не так, как оно привыкло. Внутри сознания врача что-то сломалось, говоря о том, что он в очередной раз наступил на те же грабли. Неужели он стал бы делать так с той, кого любил настолько, что был готов развеется по ветру пеплом за ее жизнь? Вряд ли. И в принципе, как можно было предсказать, этот грубый жест со стороны Безумия был подобен наливанию масла в огонь. Теперь же Сирэ уже была готова лишить бездушного и ушей и его достоинства. Слова же суккуба крайне тронули честь сущности, но та даже не подала виду. Безумие почему-то даже не повело бровью, лишь в глазах было заметно секундное удивление. Зеленый огонек в глазах врача поубавился, но темная сущность по прежнему держала бразды правления в сознании. Просто она дала лишь немного высвободится чувствам, которые она не привыкла использовать в своем арсенале. Лицо бездушного приобрело какой-то невероятно спокойные и в то же время добрые черты. Под подушкой на кровати у бездушного была игла, на совсем иной случай. Она была смазана особым ядом, вызывающим у цели лишение контролировать свои магические силы. Больная рука дернулась под подушку и незаметно спрятала между пальцами маленькое "оружие".
- Знаешь, почему меня называют Безумием? Не потому, что я режу и насилую или по причине того, что во мне есть темные помыслы. - сказал Тахир шепотом в ответ, не боясь жара от пылающих волос.- А потому что я делаю что-то иначе и люди в этом видят нечто странное. Так позволь безумию внутри меня сделать поистине безумный поступок.
Рука врача протянулась к щеке суккуба и она аккуратно отстранила лицо Си подальше, чтобы вновь видеть ее.  Конечно, клыки и пылающие волосы немного изменяли лик суккуба, но в этом было что-то прекрасное. Именно так Безумие и жило - видя во всем что-то поражающее мысли и душу. Оно на мгновение изучало черты лица демона, вглядывалось в глаза. Тахир в следующую секунду же прильнул к губам Си. Врач в этот момент был окрылен порывом безумства и поэтому его поцелуй казался немного неожиданным даже для него. Вторая рука не страшась жара, провела по спине суккуба, чтобы внести какое-то покой в накалившуюся атмосферу. Сперва первый жест был немного грубоват, ибо пальцы врача случайно провели по коже Си еще один едва ощутимый разряд, который тут же исчез. Между пальцами Тахир держал ту смазанную ядом иглу. На самом деле, таким образом Безумие подстраховалось от пламенной реакции демона на его действия. Но потом, когда игла незаметно пропала в неизвестном направлении, рука стала на удивление прохладной, а движения - аккуратные, точечные и неуверенные, подобные движениям кисти по холсту. Наконец, врач отстранил лицо суккуба от себя. Зеленый отблеск исчез в глазах Тахира, словно его и не было.
- Даже безумец может знать слова нежности и лелеять в своем сердце теплые слова любви, Си.- сказал почти шепотом врач, продолжая смотреть в глаза суккуба. - Так и я, знаю эти слова, но я всегда хотел познать их подлинными, чистыми и искренними. Когда я отдал душу, я думал, что больше никогда не сумею узнать эти чувства. С тобой этот шанс появился у меня вновь.

0

44

"Неужели ты еще не выбросила эту идею из головы? Уже с десяток лет ты ходишь по миру смертных и искренне питаешь надежду, что кто-то увидит в тебе нечто большее, чем тело? Смешно, Рэ. Даже эта бездушная тварь - и то повелась на твою магию, на что ты уповаешь?" слишком серьезно для себя проговорил хранитель, впервые подав голос за долгое время. Суккуба не стала отвечать. Вместо этого она внимательно наблюдала за врачом, в особенности за глазами, в которых яркими бликами отражалось пламя ее волос. Бестия искренне пыталась рассмотреть в них хоть толику тепла. Тепла, которое всегда было в глазах матери или возлюбленного, который никогда не причинит вреда. Но вместо этого она видела лишь тьму, пустоту и абсолютное падение. Тахир не знал куда и зачем идет. Не знал зачем он продлевает себе жизнь, не знал, зачем убивает, не знал даже зачем хочет отомстить. Убьет он демона, забравшего у него душу и что дальше? В истории было мало подобных случаев, но, все же, были, но никогда бездушные не возвращали свою душу назад и никогда не становились счастливыми после совершения мести. Скорее, наоборот, теряли всякий ориентир в существовании и просто превращались в безликую тень. Что-то пробормотав он пытался поцеловать ее. Демоница не сопротивлялась, но и не ответила. Даже в такой момент она смотрела на него до невозможности холодными и отрешенными глазами. Весь огонь страсти и какое-то странное желание сделать что-то приятное врачу исчезли. Сейчас не хотелось ничего. Разве что слиться с каким-нибудь большим пламенем, стать его частью и пылать. Пылать, убивая своим дыханием все живое, пылать так, чтобы затмить свет звезд, пылать, чтобы избавиться от какого-то колючего ощущения внутри. Рука Тахира легла ей на спину, но ни на боль от разряда, ни на последующую ласку рыжая так и не отреагировала. Сейчас она походила на куклу с абсолютно мертвым фарфоровым лицом и безразличными ко всему глазами. Очередные громкие слова. Якобы о любви. Якобы о какой-то надежде. Си потушила огонь своих волос, которые теперь непослушной копной упали на плечи и грудь. Грустная усмешка едва оголила клыки. Слова, обещания, клятвы. Все это настолько надоело, что становилось тошно. Не хотелось даже говорить, насколько все это абсурдно и что она на самом деле думает об этом. Плавно отстранившись от парня, Рэ полностью приняла свой истинный облик. Сев на кровать, суккуба спустила упругие лапы на холодный пол и,выпрямившись, встала в полный рост. Лунный свет блеснул на каленной стали, словно напоминая о своем присутствии. Демон обернулся, расправил крылья. Сейчас, по сравнению с раненым обнаженным бездушным, она была действительно величественна. Величественна и сильна. В очередной раз одарив Гепту совершенно отрешенным взглядом, она вспомнила, что он что-то говорил про надобность ее крови для вируса. Медленно, не говоря ни слова, чертовка подошла к столу и взяла ближайшую пустую склянку. Зажав ее в лапе, рогатая когтем провела по животу и подставила сосуд под рану, из которой тут же начала сочиться тягучая темная кровь. Конечно, можно было снять защиту с предплечья, сделать аккуратный надрез, но заморачиваться и тратить время на что-то подобное не хотелось. Наклонив голову, тем самым невольно продемонстрировав чумному в полной красе свои рога, выражающие ее статус в преисподней, демоница наблюдала, как склянка плавно наполняется. Дождавшись, когда кровь заполнит ее чуть выше половины, Рэ, наконец тихо промолвила.
- Я тебе не верю.
Остальные слова были излишни, да и говорить на человеческом сейчас не хотелось. Посчитав, что три четверти сосуда будет достаточно, бестия поставила склянку на стол, второй лапой зажав рану, а сама направилась к выходу из комнаты, грузно бренча доспехами.

0

45

Глаза цвета меди достались Тахиру после сделки с демоном. С того момента лишь это делала его похожим на этих созданий. В них можно было увидеть много эмоций, но в них почти никогда нельзя было увидеть что-то теплое, ласковое. В них была доброта, но она была подобная легкому прохладному ветру, что гуляет по склонам. Сейчас же Тахир всеми силами пытался показать искренность своих чувств, но он понимал, что это тщетно. Он снова показал себя тем, кто он был на самом деле - извращенцем и маньяком, видевшей в суккубе лишь средство для удовольствия, а не самую близкую душу. Сирэ смотрела на него совсем по иному, холодно и отрешенно, словно они виделись только один раз. Она неожиданно отстранилась от него и стала той, какой ее породила Бездна. Врач ожидал такого поворота и сперва даже не пытался остановить демона, представшего перед ним в полном величии. Сейчас она олицетворяла собой то самое пекло, из которого она была рождена, неукротимую стихию, что уничтожает и пожирает. Но пламя могло и уберечь, согревая своим теплом или отогнать тьму своим светом. Рядом с Сирэ, врач казался лишь жалким смертным, простым и беспомощным. Пускай в нем был великий потенциал, но он заканчивался лишь в бесконечных книгах и составлении зелий. Темная магия, которую он только начал осваивать, была не в счет.
Тахир все время пытался вернуть все на свои места или забыть что-то как дурной сон. Всем его смыслом жизни было лишь желание вновь почувствовать привкус жизни, ощущать, как его сердце вновь бьется. Он мечтал просто быть человеком, у которого просто есть какая-то цель в жизни. Но вечная гонка за прошлым бессмысленна. Он пытался вернуть то, что не мог уже никогда восполнить. Даже если Си найдет того демона, даже если они выбьют из него душу врача, она не сделает его прежним. Это будет лишь очередная доза сыворотки, не больше и не меньше. Не следовало вновь смотреть назад и жалеть о потерянном навсегда. Сейчас нужно было удержать в руках то, что было ценнее всей жизни. Но пока что это не особо сильно получалось у бездушного.
Сирэ стала покидать комнату, бросив лишь одну фразу, которая ударила во врача как гарпун. На какой-то момент в голове все помутнело, появилось какое-то подобие бессильной ярости, которая тут же распалась на тысячи осколков отчаяния. Этого Тахир и боялся. Он знал, что внутри него всегда будут бороться два вечных отражения его души - маньяк, видевший во всем лишь куклы и человек, мечтающий о чем-то светлом и прекрасном. Врач взял в руки ту склянку, что была наполнена густой темной кровью демона и смотрел на то, как она мирно покоится за стенками сосуда. Он уже видел кровь Сирэ и раньше, и по ней он и разгадал секрет этой красивой рыжеволосой девушки. Тогда, много лет назад он видел в ней лишь добычу, тело для удовлетворения своих дурацких наклонностей. Потом, он возненавидел ее как и всех демонов, старался не вспоминать о их встрече. Но не сейчас. После ее возвращения, что-то резко изменилось в жизни врача. Исказилось, приобрело иные грани. Раздался звук треснувшего в руке стекла. Сосуд раскололся в ладони раненной руки Тахира, выплескивая из себя содержимое мелкими, похожими во мраке на виноградины, капли. Кровь не утечет до конца, врачу на самом деле понадобилось бы много этой жидкости, чтобы изготовить вирус. Что же насчет состава, которым была смазана игла - он уже был заранее стерт с пальцев об покрывало.
- Почему ты спросила, люблю ли я тебя? - этот вопрос разразил наступившую тишину. Врач конечно подозревал, что у суккуба может быть желание ощущать такие чувства как любовь, но это казалось чем-то невозможным. Разве демонов не заботит что-нибудь, кроме самих себя? В любом случае, Тахир не ждал от нее ответа прямо сейчас. Он хотел бросится к ней, молить чтобы она не покидала его, но понимал, что суккуба не послушает его.
Врач на момент поставил треснувший сосуд набок на тоже место, где тот лежал, последовал за демоном и увидев, как та прижимает лапу к животу, на мгновение остановил ее и приложил свою ладонь к кровоточащей ране. Маленькая искорка пурпурного света мелькнула лишь на мгновение, оставляя лишь маленький багровый след там, где когда-то была вскрыта кожа.
- Си, ты ценнее для меня чем ты можешь представить. Просто дай мне еще один шанс... - сказал он, не ожидая в очередной раз ответа от суккуба, чувствуя рукой пылающий внутри нее огонь.
В этот момент врач почувствовал ветер. Он вошел подобно незваному гостю через окно, кошкой прошел между его ног и водрузился на плечи бездушного, как стая летучих мышей. Он не знал, следует ли еще что-то говорить, не думал, как еще можно убедить демона. Врач продолжал держать ее за то место, где была ее рана и ждал хоть чего-нибудь.

+1


Вы здесь » ... » Меридиан - город Гильдий » ·Дом Тахира Гепта