...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Флэшбэк » Праздник весеннего равноденствия


Праздник весеннего равноденствия

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

     Деревушка с неблагозвучным названием Ильняки известна двумя вещами: в конце июня многочисленные поля льна, что его окружают, расцветают, и, колышась на ветру, открывают глазам чудесное зрелище будто пробегающих по земле волн, подобных волнам моря, отражающего небо. Зрелище это, по словам местных, должен раз в жизни, но понаблюдать каждый человек. Причем второй вещью, делающей поселение хоть сколько-то известным за его пределами является то, что полюбоваться на лен достоин именно человек - и никто больше. В деревеньке этой с давних пор укрепилась вера в то, что единственные достойные разумные существа на земле - это люди, остальные же расы от диавола пришли и ничего, кроме смерти, не достойны. Примечательно, что людьми являются, на взгляд жителей Ильняка, только самые обыкновенные представители рода человеческого: иными словами маги, оборотни и даже разного рода полукровки так же записываются в разряд проклятых.
     Время течет, все меняется - когда-то мелкая деревенька с зародившейся в ней сектой стала частенько навещаться путниками, пожелавшими поглядеть на голубой лен, да и просто оказавшимися неподалеку. Несколько визитов нелюдей, попытки убить которых привели лишь к сгоревшим домам, добавили толерантности населению - мгновенно убивать всех "иных" перестали. Но все же их не привечали: всякий, кто был объявлен "нелюдем проклятым", мгновенно лишался надежды найти тут приют, пищу или вообще что-то. Из деревеньки их настойчиво просили удалиться, причем вне зависимости от условий погодных, времени года или суток: учитывая то, что леса вокруг Ильняков отличались обилием волков, иногда и этот, более мирный подход приводил к жертвам. Но уже не среди населения деревеньки, что их вполне устраивало.

     Есть так же в Ильняках еще одна традиция, уже не столь знаменитая, так как и не столь необычная. В праздник весеннего равноденствия, когда день равняется ночи, устраиваются тут большие гуляния. И, как ведется, пошутить в общем-то не злые, просто несколько фанатичные местные жители, больше всего любят над гостями. Ибо что может быть веселее, чем до смерти перепугать чужака? Ведь вреда это ему не причинит...

Участники: Эрион, Грегор, Анеша
Время: полгода назад, вечер и ночь с двадцатого на двадцать первое марта - весеннее равноденствие. Сугробы еще не растаяли, но днем солнце светит уже ярко и весело, и меж снега текут быстрые ручьи талой воды, по вечерам передергиваясь льдом. На голубом небе плывут редкие кучевые облака. По мере наступления ночи вновь напоминает о себе еще не ушедшая окончательно зима, воздух становится морозным, а небо - серым и мрачноватым.
Место действия: большая деревня Ильняки, расположенная в стороне от больших трактов, окруженная с трех сторон полями, и с одной - лесом. Примечательно, что ближайший населенный пункт располагается именно с его стороны;  поля заканчиваются, собственно, тем же лесом.

***

     - Прелестно, не правда ли? Вам нравится? - голос раздался совсем рядом, нарушая идиллию. Для девушки, сидящей на скамье и задумчиво разглядывающей музыкантов, наигрывающих какую-то простую, но симпатичную мелодию, неожиданностью он не был. Ощущение, что за ней приглядывают, никуда не девалось вот уже второй день - именно столько она провела в Ильняках. Подняв голову и оглядев говорившего - им оказался неизвестный ей житель деревни, чей вид сразу же заставлял вспомнить пожилого и доброго священника сельского прихода - Анеша кивнула. Такие типажи всегда вызывали у нее смутные сомнения, да и о том, что она решила забрести по дороги в эту деревеньку, магичка уже жалела. Конечно, ей не привыкать скрывать свои силы, но все же нигде к ней заранее не приглядывались с таким подозрением. Это было несколько чересчур, пусть и ожидаемо: порядки тут были домостроевские, не могли они одобрить девушку, путешествующую в одиночку.
     - Да, я люблю музыку, - лениво добавила Анеша к кивку. А мужчина тем временем подсел, начав разглагольствования о том, что гостям они рады, коли гости эти хорошие, и девушке обязательно надо поучаствовать в их гуляньях, которые вскоре, когда окончательно стемнеет, начнутся. Магичка поддакивала, пропуская почти все мимо ушей и воспринимая ровно столько, сколько было необходимо, чтобы не ляпнуть чего невпопад. А надежда на то, что ее собеседник вскоре ее покинет медленно таяла. "Священник" все говорил и говорил, причем девушка все яснее, к недовольству своему, осознавала, что вскоре его речи подойдут к концу и последуют вопросы. Решив избежать этого во чтобы то не стало, Анеша внезапно заявила, что перед гуляньями неплохо бы и подкрепиться, и пойдет-де она этим займется. Вскочив и наскоро попрощавшись со своим собеседником, девушка почти сбежала в ближайшую таверну - пока тому не пришло в голову последовать за ней.
     Таверна привычно встретила запахом еды, алкоголя и духотой, здесь тоже звучала музыка, несколько приглушаемая гамом толпы. После легкого мороза улицы сразу же стало жарко, и Анеша поторопилась скинуть теплый, подбитый мехом плащ. Под ним было, как не странно, платье - еще одно попущение местным принципам. Под юбкой его, правда, располагались куда более привычные штаны и удобные сапоги, но их видно не было. Зато так было еще и куда теплее.
     Едальный зал был забит под завязочку. В честь праздника все жители деревни позабыли о своих делах и занимались только отдыхом, и тут собралась добрая их половина, еще не ударившаяся в загул, но уже навеселе. Мысленно про себя вздохнув и дав себе зарок завтра же отправится в более гостеприимное место, Анеша подсела за первый попавшийся столик со свободным местом, предварительно спросившись у занимавшего второе место парня, и принялась ждать, когда освободится подавальщица. Настроение балансировало где-то между хорошим и плохим, то падая в меланхолию, то поднимаясь до насмешливости. Ничего хорошего.

Офф

Распишусь в процессе, сейчас сил нет х) Что курила не знаю сама, если что извиняйте (и пинайте). Пишем, думаю, Грегор-Эрион-я.

Отредактировано Анеша (2011-10-20 16:04:55)

+1

2

Маленькая деревенька накануне праздника- идеальное место чтобы скрыться от преследования. А шумный трактир служит практически идеальным прикрытием бандитам, ворам и другой братии. Прикрытие идеально, если только у тебя не узкие вертикальные зрачки , рассекающие тёмно-карие глаза...
Грегори сидел в углу трактира и прятал лицо под капюшоном. Накидка, которую он экспропреировал в ближайшем магазине служила единственной защитой от узнавания. Около двух дней он бегал по лесам от команды охотников за головами, которые никак не хотели отвязываться. Но ничего, грегор уже привык к тому, что как только кто либо узнаёт о его природе, то сразу кидаются ловить редкий экземпляр. Говорят, что симбионты на чёрном рынке ценятся в десять сотен золотых... О такой цене за свою шкурку могут мечтать только  самые отъявленные бандиты. Впрочем шкурка симбионта совершенно не ценится. В цене живые и относительно функциональные симбионты, способные к симбиозу с другими организмами. Другими словами, если ты захватил живого симбионта и продал его, ты богач.
Заказав себе жареное мясо с приправами Грег терпеливо ждал, пряча глаза. Дважды к нему пытались подсесть неизвестные мужчины с явным намерением напоить и облапошить незнакомца, но после восьмой кружки настойки их начинало мотать, а холодноватый тон Грегори наводил на мысли о том, что он не пил ни грамма. На самом деле алкоголь просто был встроен в метаболизм симбионта и не попадал в кровь. В результате эти двое ушли ни с чем, а остальные видимо поняли. что им ничего не светит. Никто не обращал внимания на парня, неторопливо поглощающего уже третью порцию мяса за угловым столиком.
В этом обжорстве был свой смысл. Во первых симбионт набирал критическую массу, а во вторых на нём постепенно затягивались раны от нескольких стрел, которыми его продырявили охотники за головами.
За окном шло веселье и Грег заинтересованно наблюдал за людьми во дворе. Симбионт вообще любил наблюдать. По сути он был жутко любознательной и созерцательной натурой, предпочитая вмешиваться в естественный ход вещей лишь в крайнем случае.
Внезапный звук шагов последовал за лёгким ментальным толчком. Рей предупредил Грегори о приближающемся человеке за секунду до того, как он услышал шаги. К столику подошла девушка и спросила разрешения присесть. Грег поднял бровь от удивления, но кивнул и поспешно опустил голову, пряча глаза. Предательские волосы как на зло выбивались из под капюшона, бросаясь в глаза своей белизной, а сделать глаза обычными, с круглыми глазами было нельзя. Для этого нужно было выйти из боевой трансформации, а это в свою очередь означало стать беззащитным перед людьми в этом трактире.
Подошла дочка хозяина, забрала пустую тарелку и положила перед симбионтом ещё одну. Очередная порция мяса медленно исчезала во рту Грега кусочек за кусочком. Аккуратно поддевая вилкой отрезанные куски Грег усмехнулся сам себе. Похоже он сохранил манеры ещё с детства...
На секунду подняв взгляд Грегори рассмотрел девушку подсевшую к нему получше. Одежда была простая. Над столом было видно только белую рубашку и камушек на шее. Лицо было гораздо интереснее. Аккуратные черты, голубые глаза,  короткие волосы пшеничного цвета...
Неожиданно симбионт пересёкся с девушкой взглядом.
"Чёрт!" - с досадой подумал он и опустил глаза. Спустя секунду размышлений над тем, заметили ли его глаза или нет он почувствовал себя полным идиотом. Опустив глаза он так и не довёл взгляда до стола. А как раз между лицом и столом было... Скажем было неплохо.
Торопливо уставившись в тарелку Грег начал ковырять вилкой в мясе, надеясь что его поведение не будет расценено неправильно.
- Грегори, я что то чувствую... Ментальный фон нарушен. - прозвучало в голове.
- Не сейчас, Рей. Увидишь опасность - скажи. - так же мысленно огрызнулся на симбиотика Грегори.

+1

3

Во всю занималась весна... Это прямо чувствовалось, в воздухе летала романтика и нежность, а легкие наполнял аромант первых цветов. Весь мир потихоньку снова приобретал цвета, лишь иногда по пути можно было встретить небольшие кучки снега. Было ясно что зима уже сдалась, и пришло время любви и рождения. Эрион бродил вдоль леса и рассматривал с упаением светло-зеленую траву и цветы, с замиранием сердца слушал радостные пение птиц, которые иногда летели вместе с ним. Было удивительно что такие крохи могут исдавать неповоторимое пение. С их чириканьем весь лес наполнялся жизнью и расцветал, с лучами теплого солнца он теплел и становился радужным и не чужим. Но еще ощущался уловимый зимний морозец, который щикотал щеки и нос и заставлял носить теплую одежду. Парень с улыбкой наблюдал как пробуждается зверье, радуясь приходу весны.
  Самому юноше была весьма холодно, пусть и плащ был теплым, но он спокойно пропускал холод. Да и вообще это была не самая удачная зима, по его мнению - она была слишком холодной и суровой, Эриону приходилось много трудится, чтобы не замерзнуть ночью, и это не говоря о неприятных снах на промерзлой земле. Приходилось следить за костром - не дай Бог потухнет, да и выбор еды был скудный, в основном приходилось все время бродить в поисках деревень, закупать продукты. Не то, чтобы он жаловался на жизнь, но сейчас он безумно раз что закончилось это трудное время и можно немного раслабиться и отдохнуть. Вот только запастись побольше провизией и денег побольше наскребать. Последние несколько золотых монет он Рыжий надежно хранил, мало ли что может произойти и ему срочно понадобятся деньги. Он редко позвалял себе раскашелится на какой-нибудь хлам, но перед диковинками все же редко устоять, он так и манили своей красотой. Изредко еду хочется разнообразить и поесть в богатой таверне, яблоки, хлеб и сыр (редко колбаса) быстро приедаются. Парень редко охотился, уж больно жалко ему было животных, даже обычного зайца, к тому и силой он не отличался, если кого и поймает, то наверняка это будет какая-то мыжка или червяк. С рыбой ему особенно не везло, вроде и сидел тихо и молился речным духам - все безтолку, один раз поймал большого лосося, так умудрился упустить, а после попадалась мелкая рыбешка. Что он мог добыть были только всякие корешки да ягоды, но разберался в них крайне плохо и боялся отравиться. Эрион часто винил себя за свое незнание, как же можно быть таким неорганизованным, и убегая из замка не прихватить с собой хотя бы книгу о растениях и природе. И как всегда он подумал об этом в самый последний момент, дурная его голова, вот теперь ходи голодай и надейся встретить по пути город или деревню.
  Эрион нахмурился и натянул капюшон пониже, так что была видна только нижнаяя часть лица. В животе неприятно заурчало - несостоявшийся завтрак давал о себе знать. Парень ускорил шаг, закутывшись в плащ, по ногами захлюпала снежная каша и грязь, попадались маленькие камушки. Неожиданно налетел холодный ветерок и юноша вдрогнул. У него слегка застучали зубы, а руки сразу же заледенели и начали чуть покалывать.
«Холод и голод, что может быть лучше...» - с ироней подумал парень.
   Потихоньку тропинка начала расширятся, а лес чуть редеть, словно говоря о присутствии людей. все зверье затихло и дыхание дикого леса исчезло, оставшись позади. Дорога была хорошо протоптана, на ней были видны следы лошадиных копыт и людей, небольших телег. Чем дальше шел Эрион, тем тише становилась птичья песня, птахи не больше не решались следовать за ним и как только они полностью смолкли парень улышал еле уловимый гомон людей. Впереди виднелось крупное серое пятно и открытое простарнство, глаза Рыжего блестнули в надежде и он чутли не бежа направился к деревне, которая служила для него как маяк в ночи. Он бежал довольно быстро и не раз поднимал кучу брызг, в очередной раз попав ногов глубокую лужу, но он не обращал на это внимание и продолжал бежать. На половине пути он запыхался и стало неприятно покалывать в боку, дыхание сбилось и захотелось пить. И в голову начали лезть неприятные мысли, как его оценят люди... Лучше всего вообще не привлекать внимания, закопуть еды на ближайшую неделю и сразу отправится в путь. Предстоящая встреча с народом пугала его, Хвостатый никогда не любил большое количество народа и суета вызывала неприязнь, но, кажется, другого выхода не было, и парень, отдышавшись продолжил путь, но уже нормальным шагом.
   Через минут десять юноша уже был близко и отчетливо слышал смех и песни людей, похоже он попал на какой-то праздник и это его не особо порадовало, раз праздник, то и людей много и очень шумно. Может лучше пойти назад и поискать другие жилые точки, но у парня засосало под ложечкой при мысли что ему придется еще несколько дней слонатся не весть где и практически голодным. Выбор был скуден, да и выбирать особо не из чего и Эрион шагнул вперед. Ворота, на удивление, были приветственно открыты, будто бы мог любой, кто пожелает, только стражник посмотрел на парня с большим подозрением. Немного покраснев Эрион потрусил дальше, как на него обрушился радостные крики и музыка, и смех, и танцы. Музыка была задорной и радостой, менетрелей было много, они оркужили всю площадь и каждый пел на свой мотив. Прохожие подпевали им, бросали деньги и танцевали, каждый был поистинне счастлив, и это счастье передалось и Эриону. тело словно пробила дрожь и засела где-то глубоко в сердце, он бы с дуовольствием начал играть... Вот только боялся разрушить всю эту прекрасную картину своими весьма грустными песнями. И юноша, страясь не мешать подступающим людям зашагал в противополжноую сторону. Руки так и тянулись взять, висевшую за спиной, лютню и начать играть, так и деньги мог заработать, но мешало не только смущение, но и голод. И стоило только о нем вспомнить, как живот опять заурчал, на этот раз еще громче, и парень начал оглядывать в поисках еды. На глаза так и попадались различные лакви: вот женщины с пышными формами продает разлиные пироги, молодая девушка, продающая парное молоко, пожилой старик стоящий у лавки с наливными яблоками...последним был простой трактир, в которой разносился немного пьяный смех и шумные разговоры. Последней каплей был прохладный ветер, и Рыжий неуверенно поплелся в таверну, сильно смущаясь. Он тихонько открыл дверь и незаметно зашел, оглядываясь. Там было душно и жарко, а в нос так и был запах алкоголя и еды, тут так же слышала музыка, только немного спокойнее. Парень с удовольствием бы скинул плащ, но это было бы верхом глупости, при том что некоторые посетители на него подозрительно косились, лишь девушки разглядывали с интересном. Желая скрытся с глаз, Эрион с пристрастием разглядывал столы, пытаясь найти свободное место.
«Черт, ну давай же...» - молился парень, чтобы кто-то из посетилей ушел или на глаза попался свободный стул.
   Он метал взгляд в разные стороны, так и не сдвинувшись с места. Стало немного неловко - просто стоящий парень у входа в таверну вызывал еще большее подозрение, люди немного шептались, так ему пришлось пройти немного вперед, все так же ища себе место. На глаза попалась симпатиная, молодая девушка с неслишком длинными светлыми локонами, рыжеволосый парень несколько секунд ее разглядывал, но потом понял что зря это делает - привлекает больше внимание только, и сильно засмущавшись, став красным, как рак, двинулся дальше, пытаясь не спотыкаться. От пьяного гокота и толпы нарастала паника и он нервно теребя край рукава, потупил взгляд. Затея зайти в это место теперь казалось ему совершенно безрассудной... В такой шумной и веселой кампании, такая серая мышь как Эрион, не то что не вписывалась - она была естественно лишней.
- Эй парень! Иди к нам! Выпьем по кружке хорошего эля! - Юноша не сразу понял что обращаются к нему и сильно вздрогнул, скосив взгляд в сторону приглашающего.
   Не сказать что тот был изрядно пьян, но его крепкие дружки не вызывали доверие. Они громко шутили и шумели, начанали бить по столу кулаками.
- Н-нет... Спасибо... Я не пью... - промямлил парень и отступил назад.
   Компания загоготала пьяным смехом и отвернулась махнув рукой. К счастью они отстали от Рыжего и больше не лезли, кажется, фраза о том что он не пьет всех позабавила, и на него с сарказмом глядели посетители. Желание о том, чтобы скрыться с глаз нежелала покидать голову, так же как чувство голода и юноша натянув капюшон максимально низко зашагал среди столов в самый темный угол - может стоя поесть получится. Капюшон мешал обзору и он мог видеть только то, что было у него под ногами. За спиной от быстрого шага тихо бренчала лютня, дрожа и немного подпрыгивая. Волнение нарастало...

Офф|Офф

надеюсь что вышел не бред...

Отредактировано Эрион (2011-10-21 14:10:16)

0

4

      Несмотря на множество народа, гуляющего в таверне, девушка-работница появилась почти сразу. Правда, подошла она к ее соседу, а не к Анеше, но та, воспользовавшись случаем, наказала принести поесть и себе: творога с медом да молока, которые, судя по размеру мельком замеченного местного стада, обещали быть свежими. Всерьез есть не хотелось: пара монеток еще была, наверняка не выдержит и купит сегодня и яблочко, и пирог приглянувшийся. Праздник, как-никак, лавочек полным-полно, и нет ни одной причины отказывать себе в удовольствии.
      Проводив удалившуюся девушку взглядом - к слову, совсем молоденькую и довольно симпатичную, и чего в таком месте работает?.. - Анеша наконец обратила свое внимание на того, к кому подсела, припоминая, что тот как-то подозрительно кутался в плащ и прятал лицо. Но, стоило ей на него посмотреть, как взгляды тут же пересеклись - не одна она страдала излишним любопытством. Из-под капюшона ее визави выбивалась на удивление светлая, белоснежная, можно сказать, прядь волос, а вот глаза, к ее удивлению, были при этом темные. Темно-карие и какие-то странные. Вот только приглядеться толком и осознать что не так не удалось - сосед ее, только почувствовав ответный осмотр, тут же вновь опустил глаза... на этот раз на ее грудь, причем отводить взгляд не спешил, уставивишись будто в задумчивости. Или действительно в задумчивости - судя по настороженности парня, что-то он скрывал. Учитывая местные порядки, даже можно было сделать пару интересных предположений насчет того, что именно. Тут надо было поостеречься, все же перед ней непонятно кто, а все-таки было скорее радостно. Не она одна скрывает свою природу.
       И почему, когда порядочной девушке стоит возмутиться, ее начинает разбирать смех?
      Впрочем, парень не выглядел опасным. Видимо, наконец сообразив, что делает что-то не то и то ли смутившись, то ли просто вновь заосторожничав, он опустил глаза в тарелку и принялся за свое мясо, чем вызвал у магички новый приступ веселья. Скрывать его она не стала, не рассмеявшись вслух, но улыбнувшись демонстративно широко. К ее большому разочарованию, вернувшаяся с ее заказом официантка помешала ей исполнить свой первый порыв и заглянуть под капюшон соседа. Небольшая ответная вольность, так сказать... но пришлось поблагодарить девушку, а затем уже и перехотелось. Был куда более простой и надежный способ вызнать правду.
      Творог оказался свежим и жирным, мед добавлял ему сладости и аромата, да и молоко было приятно-прохладным. Мысленно это отметив, Анеша аккуратно "прислушалась" к мыслям сидящего напротив. И, не удержавшись, вновь кинула в его сторону любопытный взгляд. Уж больно странная была картина. Парень и впрямь был насторожен, и упорно размышлял о том, заметила ли она что-то. Увы, в мыслях эту странность он не обдумывал, так что она пока оставалась загадкой. Но интересно было не это - с кем-то он мысленно общался, причем непонятно кем. Анеше даже пришло в голову, что она нарвалась на такого же, как она телепата, который прямо сейчас с кем-то умудряется общаться. Но разве бы позволил он ей подглядеть свои мысли? Да и второй разум чувствовался тут же, почему-то недоступный для ее магии. Будто странное раздвоение личности... И на втором не ментальный блок, как у мага, а тот просто не читается, примерно так же, как мысли животных. Просто вне зоны доступа.
      Еще несколько ложек творога Анеша размышляла, что все это может значить. Но идей никак не желали появляться, а вот любопытство жгло все сильнее. И вариант, похоже, был всего один - вызнавать все у самого парня. Хотя учитывая соседние столики, даже если он вдруг, в чем у нее были сомнения, решит рассказать все случайной незнакомке, тут это будет как минимум неосторожно. Зато остаются мысли...
      - А ты ведь тоже не местный? - заговорила девушка первой, сделав упор на "тоже", сразу же открещиваясь от местных порядков и устоев, с которыми ей не хотелось иметь ничего общего.
      На мгновение Анеша отвлеклась, почувствовав пристальный взгляд какого-то парнишки со стороны входа. Сегодня вообще явно был день взглядов. И этот закончился так же, как предыдущий - увидев, что на него обратили внимание, юноша поспешно отвел глаза, еще и покраснев. Мысленно фыркнув, магичка посмотрела вновь на своего соседа.
      - А я - Анеша, путешествующий менестрель, - девушка задумчиво поводила ложкой в твороге, продумывая свои слова. - Хорошее занятие. Много мест видишь, много... людей. - Анеша улыбнулась с нескрываемым лукавством, благо, если кто и грел уши на их разговорах, то наблюдателей заметно не было. А сосед пусть понимает, что "попался".
      Как-то между дел подумалось, что надо бы поработать сегодня на празднике по своей "специальности", благо флейта как всегда с собой. Может, излечит чрезмерно подозрительных личностей, вроде того "священника", от излишнего недоверия. Да и монет можно подзаработать, они никогда не бывают лишними. Правда, стоило для этого найти кого-то - флейта соло звучит слишком грустно, не для праздника. Менестрелей сегодня вокруг было много, так что особой проблемы в этом не должно было бы, вот только не все любят делиться заработком, и, хотя присутствие молодой девушки барыш заметно увеличивало, кое-кто отказывался.
      Ответ пришел неожиданно сам, вернее, проходил мимо. Взгляд, как не странно, опять упал на все того же юношу, что ее разглядывал, и на этот раз зацепился за лютню, едва слышно брякнувшую в ритм его шагам. Паренек тоже был мало похож на местного, что ей было на руку - у местных свои пары.
      - О, лютнист! - вслух обрадовалась Анеша, едва не позабыв о странном соседе, и схватила парнишку за рукав. - Не нужна на вечер флейта в дуэт?
      Запоздало пришла мысль о том, что теперь будет сложно поговорить с белобрысым. "Делу время, потехе час" - философски решила магичка, все же несколько расстроившись. Не все же в мыслях вычитывать? Силами стоит пользоваться аккуратно, это чуть ли не главное, чему она научилась у Вильгельма. Одно из тех немногих принципов, которых она все-таки старается придерживаться. Иногда, во всяком случае.

Отредактировано Анеша (2011-10-22 00:03:37)

0

5

Похоже что девушка всё же имела чувство юмора, и не сильно смутилась странному поступку Грегори. Что ж, тем лучше для него. Симбионт усмехнулся себе под нос и хотел было снова посмотреть на девушку, как голова взорвалась болью, как будто по ней доли кувалдой. Глухая боль отозвалась в висках, а уши заложило так, что звуки пробивались словно через слой ваты.
- Ментальная атака! Грег, я ставлю мнемонический блок! - Рейвенор паниковал не на шутку. Любое вмешательство в его чрезвычайно чувствительный ментальный фон приводило к тому, что рей начинал жутко паниковать и яростно отбивать любые попытки проникновения.
- Источник волн эта девушка! Она телепат! - не унимался симбиотик.
- Спокойно, приятель. Сними щит и давай просто поговорим с ним. Постановка твоей защиты чуть не снесла мне голову. - предложил Грегори.
Сквозь мысленный диалог до Грега дошли слова незнакомки.
Так значит всё таки я попался. Ну что же, твоё счастье, чт ты не человек, и не возьмёшься болтать на каждом углу, что видела симбионта. Хотя откуда тебе знать кто я...
Отложив ополовиненную порцию отменной телятины симбионт поднялся из за стола вслед за незнакомкой, которая схватила за руку какого то менестреля, предлагая сыграть с ней вместе.
Закутавшись в накидку Грегори пошёл к выходу. Лёгкое касание к оголённому участку кожи на плече девушки и в её мозг отправлен мнтальный сигнал:
"Если тебе интересо, встретимся на западной стороне площади через пять минут..."
Обернувшись уже возле самого выхода Грег блеснул своими зрачками, посмотрев прямо в глаза незнакомки и улыбаясь.
Дверь почти закрылась, когда Рей по указу Грегор отправил ещё одно ментальное сообщение девушке.
"Грегори..." - казалось прошептал сам ветер.
Симбионт нутром чувствовал, что девушке ужасно хочется поговорить с кем то, кто не хочет убить всех отличающихся от себя, как большинство жителей этой деревни.
*****
На краю площади стояли целые нагромождения повозок и тюков с товаром. Угрюмые детины в простых рубахах грузили товар на повозки и сгружали его обратно. Среди них иногда прохаживались господа в дорогих шубах, следя за сохранностью товара. Ярмарка в центре площади процветала.
Грегори прохаживался по узкой дорожке между тюками, поджидая девушку из бара. Что то подсказывало ему, что та точно придёт.
В этой части площади не было столпотворения и можно было не опасаться, что тебя подслушают, плюс ко всему она примыкала к узким кварталам деревни, в которых можно было быстро скрыться в случае проблем.
Сев на тюк с соломой Грегори осматривал площадь, уже не особо пряча глаза. Люди были слишком далеко, чтобы разглядеть зрачки симбионта.

офф|ф

Сори за размер. Времени совсем нету=(((

Отредактировано Грегор (2011-10-23 18:35:25)

0

6

Насмешливый смех еще отдавался в ушах парня, но вскоре он успокоился. Люди вернулись каждый к своему делу, кто баловался выпивкой, кто с удовольствием ел свой обед, к слову сказать - по запаху очень вкусный, кто играл на деньги в картишки с друзьями. Раздавались растроенные крики, когда кто-нибудь проигрывал последнюю монетку, другие же радовались проигрышу. Хозяин заведение только и успевал развадать у бара кружки с элем и вином, но завидев золотные сразу же ускорялся и продолжал свое дело. Медленно идя вдоль столов, Эрион смотрел на посетилей с интересом и небольшим испугом, некоторые отвечали ему ответными, недоверчивыми взглядами. Сразу было видно что парень он не местный, лицо не суровое, как у жителей, а спокойное и милое. Не носит он и бороды и даже простой щетины, когда у остальных она имеется. По глазам хорошо видно что не привыкли они к гостям, и парень не раз ловил на себе взгляды и готов был поклятся, что смотрели на него недружелюбно. Седце у него упало куда-то в желудок и тихо гудело, словно боясь что его услышат.
     Сколько раз парень корил себя, что он страдает небольшой мизантропией, не то что он прямо-таки ненавидел людей - он их боялся, особенно когда их очень много, как сейчас. Юноша старался никого не задевать, дабы не привлечь еще больше внимания, шагал он медленно, но иногда пол придательски скрипел, к счастью этот противный скрип тонул в веселом гуле голосов. Пытаясь отвлечся, он смотрел себе под ноги, рассматривая древесный рисунок пола, на нем были небольшие лужи алкоголя и ошметки еды, наверняка, после праздника хозяину придется изрядно прибраться. Незаметно для Эриона, перед ним пробежала молодая девчушка с пустным подносом, и они чуть не столкнулись. Работница выранила поднос и тот с грохотом упал на пол, заставив обратить на проишествие внимание. Хозяин трактира недовльно зацокал языком, но вскоре вернулся к своей работе. Хорошо что поднос был пуст и парню не пришлось платить, он шокированно отошел от девушки, смотря как та мигом подбирает свои вещи. Она, казалось, тоже была достаточно удивленна происходящим и когда поднялась, посмотрела на парня округлившимися глазами.
- Прошу прощения... - прошептал парень, покрывшись румянцем, и посмотрел в глаза девчушки.
     Та тоже покраснела, но явно не от неуклюжности, а от ответного взгляда. Она была довольно симпатина, удивительно что хозяин послал ее на такую грязную работу. В ее руках поднос застрясся и грозил снова упасть, но девушка, заслышав крик пьяного посетителя тут же исчезла, так не чего и не ответив. Рыжий немного посмотрел ей вслед, удивление исчезло и он, качая головой, огляделся. На него даже никто не смотрел, явно смирившись, что парень этот неуклюж или просто чокнутый и лучше на него не смотреть - вдруг сглазит. Давно пора смирится со своей невезучестью и перестать психовать, но парень только нервно рассмеялся и с растроенным лицом продолжал искать свободное место.
     Позади него опять пробежала служанка, но уже с едой и юноша повернулся, посмотреть кому она ее несет. Это оказалась та самая девушка, на которую буквально несколько минут назад с интересом смотрел, только теперь она была увлечена беседой с каким-то незнакомцем в плаще, явно не только Эни не хотел привлекать к себе внимание. Не чего кроме плаща и не было видно, так что любопытство тут же испарилось. Взгляд упал на тарелку...с творогом. Внутри все завязалось в узел и не чего больше не волновало кроме голода. От недостатка еды под глазами залегли темные круги и кожа стала более бледной - кратко говоря парень вообще выглядел не здоровым. По ночам мучала боль в горле и небольшой насморк, с кажным днем простуда нарастала и юноша боялся что все это перейдет в воспаление легких, вот тогда счастья-то будет...
     В детстве болезни не были для него редкость, пусть и редко парень выходил на улицу. Иммунитет у него всегда был слабенький, стоило только вспотевшим оказаться на маленьком сквозняке, то обязательно на следующий днеь будет лежать в постели с температурой. Проблема том, что одно дело лежать в теплой кровати, где няня каждую ночь приносить теплое молоко, а на утро давать горячий чай с медом и лимоном, а совсем другое мерзнуть на ледяной твердой земле без всяких удобств.
     Няня... Единственный человек, которому Эрион симпатизировал, пусть он и редко с ней общался, но она все равно была его другом. Юноша не знал сколько ей было лет, лишь точно мог сказать что была она довольно старой женщиной. Седые, почти белоснежные волосы всегда была собраны в тугой пучок, глаза были бледно-голубые, всегда светились добром. Роста она была маленького, но никогда не боялась покричать на своего хозяина - барона, что тот относится к мальчику слишком сторого и совершенно за ним не следит. Она любила мальчика таким каким он был, не стеснялась ухаживать за ним, ей было все равно был у него хвост или нет. Няня умерла буквально за год до побега парня и ее похоронили прямо на территории замка. Лишь небольшое надгробие и добрые слова... Эни был единственным кто каждое воскресенье приходил к ней и приносил небольшой букетик полевых цветок - он знал что она их всегда любила. Он садился на траву рядом с могилой и часто рассказывал о своих проблемах, ему действительно становилось легче, будто призрак этой доброй женщины всегда был с ним. Не раз Рыжий мысленно просил у нее прощение, что покинул ее, что больше не ухаживает за могилой.
     Вспоминая о болезни, юноша немного закашлелся, в горле отдалась боль. Не помешал бы сейчас теплый бульон, да или просто что-то горячее, болезнь быстро набирала силы и навряд ли Эрион еще долго продержится. Но трактир, словно нарочно не желала пускать парня и заставлял его стоять на бродить по нему. Может в деревне есть еще таверны, проходя мимо очередного стола, даже не стал смотреть кто за ним сидит. Вот юноша уже хотел развернуться и пойти к выходу, но тут его что-то схватило за рукав рубахи...
     Реакция была незамедлительно, Рыжий даже не успел подумать и даже удивится, он просто резко выдернул руку и о что-то ударился... О что-то мягкое... Вот тут-то эмоции и взяли вверх над парнем, он быстро повернул голову и увидел ту светловолосую девушку, кажется он так быстро дернул руку что сам того не замечая, немного ударил кисть барышни... Как он мог, но ведь эта чистая случайность, он нехотел ее обижать и бить... Это обычная реакция... Обычная? Нет, это самая идиоткая реакция, ругался Эни.
«Я... Я и-ди-от!..» - мысленно корил себя парень, изрядно покраснев.
- Я... Простите... Я не хотел... Честно!.. - мямлил парень и машинально схватил руку девушки, пытаясь загладить вину.
     Рука была теплая, в отличии от ладоней Рыжего, которые были прохладны. Смотрел он в глаза девушки, оказалось - они были голубые. Юноша нависал над ней, тем самым полностью открыв свое лицо - оно было красное и испуганное, он боялся что мог сильно навредить этой посетительнице. Сердце забилось и парень думал как он может загладить вину и только спустя несколько секунд вспомнил причину того, зачем девушка схватила его. Сыграть с ней... Ах да, у него есть лютня, интересно незнакомка тоже менестрель? Да и деньги бы не помешали... Хотя сейчас не время думать о деньгах, сейчас главное как выйти из этого положение и не выглядить безумцем.
- Д-да... Конечно... - прошептал парень и выпуская руку девушки, взял лютню. - Если это может загладить мою вину...
     В знак примирение Эни пробежал длинными пальцами по струнам, мелодию вышла отличная, только весьма грустная. На звуки новой музыки сразу уставились посетители, некоторые с интересом, другие в радостью, третьи с подозрением. В его руках лютня, словно ожила и стремилась исполнить новые и новые аккорды. Парень отвлекся на незнакомца в плаще, который покидал таверну, Эрион так и не успел разглядеть его лица, но некоторое время посмотрел ему впину. Эрион снова посмотрел на девушку и мило улыбнулся, пытаясь разрушить напряжение. Он чувствовал себя очень неловко, так еще и чувство вины и стыда не покидало. Ощущал он себя отвратно...

Отредактировано Эрион (2011-10-23 19:17:28)

0

7

Несколько наглый, но абсолютно невинный жест девушки, по-видимому, весьма напугал юного менестреля. Тот дернулся так, будто его не обыкновенный человек потянул за рукав, а как минимум попыталась откусить руку голодная химера. Резко обернувшись, он еще и мимоходом чувствительно двинул по кисти Анеши. "Чего это он?" - успела растеряться магичка, а паренек, сам схватив ее ладонь, уже принялся извиняться, отчаянно, как она решила, смущаясь. Во всяком случае, бормотал он невнятно, а все лицо залила краска. Менестрель оказался совсем молоденьким мальчишкой, лет семнадцати на вид и краснел так густо, как это умеют делать только люди с очень-очень бледной кожей.
- Да брось... - начала было вслух Анеша, но резко замолчала, почувствовав легкое прикосновение к плечу. Только одновременный ментальный сигнал заставил ее тут же не отреагировать примерно так же, как парнишка - резко обернувшись. Сосредоточенно глядя вроде как в лицо нависшего над ней паренька, краем глаза магичка проследила за удаляющейся к выходу спиной ее соседа по столику. Который, как теперь сложно было не понять, ее силу заметил. "Он тоже телепат!" - успела обрадоваться Анеша, но тут же сообразила, что телепат какой-то странный. Мало того, что сам позволил залезть к  себе в голову, так еще и ей передал мысль, только коснувшись. А вертикальные зрачки говорили о том, что если он и обладает навыками магии ментальной, как она, то все равно не является обычным магом из людей.
Еще один короткий мысленный посыл - и дверь в таверну закрылась, скрывая за собой таинственного незнакомца. Хмыкнув, Анеша уже по-настоящему сосредоточила внимание на пареньке. Про себя она решила, что удача решила повернуться к ней лицом: юный менестрель уже успел согласиться с ее предложением, и те несколько аккордов, что он успел сыграть, демонстрируя свои способности, были весьма приятны. Оставалось надеяться, что это не просто шутка госпожи фортуны, и так же просто удастся и подзаработать, и что-нибудь интересное вызнать. Желательно так, чтобы не оказаться ночью на улице...
- Вот поделим честно заработанные - и я тебя окончательно прощу. - бодро сообщила Анеша и отвернулась обратно к столику, одновременно хватая свой стакан и нашаривая в сумке монеты. - Только я терпеть не могу играть в тавернах, пойдем на площадь, - добавила она, покосившись на прислушивающихся к ее словам посетителям. Монеты наконец нашлись, и, умудрившись еще и вслепую выбрать нужное количество, девушка положила их на стол. Торопливо, в пару глотков прикончив молоко, она вернула стакан на место, и прихватив плащ, опять схватила паренька за рукав и бесцеремонно потянула к двери.
Нет, конечно, в голове мелькнула мысль о том, что играть тот не собирался, а значит, пришел в таверну поесть... Вот только первый ее знакомый сказал "через пять минут", а значит, не факт, что он будет ждать там же полчаса. Так что придется пареньку переждать или обойтись перекусом на ходу. В конце-концов, она тоже не успела и ополовинить свою порцию...
- Кстати, меня Анеша зовут, - вспомнила о приличиях магичка. Отпустив менестреля, она принялась на ходу натягивать плащ.

На улице, казалось, народу стало еще больше. Начинало смеркаться. Люди сновали туда-сюда, по одиночке и компаниями. Кто-то шел быстро и целенаправленно, а кто-то просто прогуливался, успевая обращать внимание на прохожих. Последние и мешали заговорить с пареньком просто на ходу, сразу расставив интересующие ее точки по местам. Тащить менестреля на площадь не предупредив было как-то не с руки: мало ли, как он отнесется к неожиданной компании мага и еще кого-то непонятного. Да и этот Грегори не похож был на того, кто обрадуется лишним ушам. С другой стороны, последний был не против пообщаться с ней, так что можно было надеяться на спокойную реакцию.
Анеша мимолетно покосилась на спутника. Воспринимать его как угрозу, несмотря на то, что на поясе присутствовал меч, не получалось. Слишком уж юный, слишком милый и невинный у него был вид, несмотря даже на то, что парень тоже предпочитал таинственно кутаться в плащ, пусть и не так увлеченно, как беловолосый из таверны.
- Пойдем-ка тут, тут короче, - решила Анеша, указывая от оживленной улицы в сторону менее людного проулка. На деле, конечно, получалась небольшая петля, зато там можно спокойно поговорить. Паренек, на счастье, либо просто не знал деревню, либо сообразил, что девушка знает, что делает.
Оказавшись в улочке, Анеша замедлила шаг и помедлила, убеждаясь, что никого рядом нет. Конечно, не смертельно это все, не привыкать ей и по лесам в одиночку ночами бродить, но рисковать сегодня не хотелось. Мягкая кровать и крыша над головой по сравнению с промозглым, мокрым и холодным лесом с кучей недоброй живности - весомый аргумент за осторожность.
- Гм... да. Пока рядом никого. Скажу кратко - я маг. Ты не местный, так что вряд ли для тебя это преступление... но если опасаешься попасть под раздачу от фанатиков-деревенских - можешь уйти, пойму. Хотя это очень маловероятно, так что я бы предпочла все же сыграть дуэтом... Ну и, в любом случае, я надеюсь на твое молчание. Что скажешь? - девушка внимательно смотрела на менестреля. И не только смотрела - сейчас, на этой темной улочке, она начала аккуратно прислушиваться к мыслям парня. Просто на всякий случай - не хочется попасться на простой лжи из-за невинного личика некоторых. Не только неприятно, но еще и по статусу не положено: что может быть глупее, чем обманутый телепат? Оно бывало, но это не повод привыкать.
Но самое идиотское, на взгляд магички, в ситуации было то, что обычно ей бы и в голову не пришло сообщать пареньку о своих силах. Он, вероятней всего, так бы и не узнал о них никогда, будь они в другой деревне. К чему? А вот тут, в этих чертовых Ильняках, умолчать было подловатенько. Если она и впрямь каким-то чудом попадется, то менестреля наверняка выгонят тоже, просто за компанию. Даже не уточнят, человек или нет, знал или не знал. Так что пришлось забыть о привычной скрытности и выдать все как есть... ну, почти как есть. О Грегори-то она пока умолчит - не ее секреты, чтобы сходу ими делиться. Разве что сам догадается, но это будет уже не на ее совести.

Отредактировано Анеша (2011-10-30 23:42:57)

0

8

Странное ощущение, когда понимаешь что даже незнакомый человек может относиться спокойно и дружелюбно. Эни к этому не привык, он уже расчитывал на недовольные слова и жесты в свою сторону, выставление на всеобщее обозрение на его неуклюжесть и невнимательность. Такая реакция была бы ему знакома и понятлива, в замке он не раз разбивал какую-нибудь вазу или тарелку и получал если не подзатыльник, то точно смачный выговор и наказание в течении недели не выходить из своей комнаты. Сначало это наказание казалось ему очень мягким и он ему радовался, но спустя некоторое время осознаешь что просто сидеть на кровати, читать книги, рисовать и смотреть в окно - не самое интересное и на долго занимающее занятие. Иногда хотелось с кем-то поговорить, хочелось иметь друзей, чтобы они тоже могли разделисть твое горе, понять тебя. Так Эрион и вырос очень замкнутым пареньком, мало что знающий о людях - в его голове всегда останется отпечаток жестокости барона, такое редко забывается. Поэтому от слов девушки он немного опешил, кажется ей было совершенно все равно, что юноша нечайно причинил ей ущерб. Чтож, это ему на руку...
- Я правда нехотел... - зачем-то повторил Эрион и поморщился от стыда.
     Он заметил что его музыка девушки понравилась, что ему весьма польстило и он поклялся исполнить более веселую мелодию. Эрион всегда любил музыку, она не на что не была похожа, с помощью ее можно выразить и чувства, и настроение, мысли и движение... Все что захочешь. К сожелению, живя в замке, он научился играть всего на трех инструментах: на лютне, фортепьяно и самую малость на флейте. Играть на ней он начал не так давно, вот только с собой у него ее не было и продолжать свое самообучение он не мог и оставалось довольствоваться только лютней и рисованием.
     Деньги... О них парень только вспомнил, и правда он же пришел сюда чтобы заработать на еду и жилье. На последнее он не особо расчитывал, ведь в дереве и так полно менестрелей и бардов и навряд ли они будут рады еще одному, к тому не из месных. И в юноши зародилось зернышко страха, на вид эти люди были суровы и простым замечанием его в сторону могут не обойтись, и с удовольствием покидаютя камнями если и вовсе не запинают ногами. Рыжий втряхнул головой, отгоняя злые мысли - слишком вооброжение у него разыгралось, не могут же люди быть такими злыми и жадными... Или могут?
- Если вам так удобно... - прошептал парень и кивнул, заливаясь легкий румянцем. Сожеление из него еще не полностью выветрилось и тем более он не хочел как-то мешать незнакомке зарабатовать деньги.
     Кому, а вот Эни точно не хотелось выступать в душной тесной таверне, где навряд ли сполна оценят музыку. Большинство посетилей и так уткнулись головами в свои тарелки и ели пьяные песни, весьма неприличного содержания. Да и денег у них особо мало осталось, так что слова светловолосой девушки немного приподняли юноше настроение. Голод отошел на задний план, желание хорошо провести время было ценнее, а поесть можно и попозже - он привык голодать и лишнии пару часов не сыграют большой роли. Живот мстительно, тихонько заурчал, но Эни даже и ухом не повел и уже хотел двинуться к выходу, смотря на то как встает незнакомка. От ее нового прикосновение он вздронул и стал удивленно смотреть, как его настойчего тащат на рукав рубанки. От чего-то он улыбнулся, но двинулся следом, держа в другой руке лютню. Споткнувшись об табурет у входной двери он чуть не ударился лбом о дверь - хорошее начало, недовльно решил парень.

***

     На улице было прохладно и начало вчереть, солнце скрылось за облаками, делая деревню еще мрачнее. Но людям это не мешало и они все так же гуляли и танцевали, здесь не было одиночек и пары редко встречались - все ходили группами, смеялись и ели пироги из ближайших уличных лавочек. Старики сидели на лавках обсуждая молодежь и держа в руках по кружке забористого эля, по улыбкам было ясно что праздником они были довольны и со смехом общались друг с другом. Слышались песни и задорные мелодии, радостный крик людей... Эни не сомневался что последуюшие дни после праздника будут охваченым множеством сплетен, рассказов и сомнительных слухов. Были видны маленькие кукольные театры, веселившие детей, которые плотно прижавшись друг к другу, пытаясь разглядеть спектакль. Обычный, похожий на другие праздник, вызывал столько светлых чувств в этих людях...
- Э... Эрион... - ответил он Анеше и прокашлился.
- Анеша... - не слышно прошептал юноша, словно пробуя имя на вкус.
     Имя казалось ему мягким и воздушным на ум приходила ясная, чистая и заботливая мелодия. Оно подходило такой девушке, хрупкой, но, кажется, крепкой духом. Эни улыбнулся уголком рта и начал придумывать новую мелодию, где-то придавая ей легкость и радость, а где-то тишину и покой. Она получалась довольно быстро и парень уже хотел испробовать ее на лютне, но тут уловил взгляд Анеши. Он видел как она покосилась на его меч, но встретившись взглядом с ней сразу отвел глаза, делая вид что увидел что-то интересное. На самом деле он просто начал рассматривать домики и избы, проходящий мимо людей и просто дорогу.
     Посмотрел на Анешу они лишь тогда, когда она заговорила, он не чего не ответил и просто кивнул. Не сказать что он испугался, но почувствовал в себя не в своей тарелке, на удивление, более оживленная местость Эни нравилась больше, чем тонкая улочка, народу там практически не было, да и света тоже. Самое лучшее место для разбойников и грабителей, а то и хуже - убийц. Сердце у парня екнуло и упало куда-то в желудок. Он немного замедлили шаг, опасливо касясь по сторонам, фантазия основательно разыгралось и он начал представлять как вот-вот из ближайшего дома выйдет какой-нибудь орк, а то и рогатый демон, пышающий огнем. Где-то что-то зашуршало и около темного дома пробела тень, Эрион вздрогнул, но спусять пару секунд у него отлегло от сердца... Мимо пробежал лишь маленький котенок. Даже не стоит говорить о том, что в эти секунды он уже себе напридумывал. И все-таки он чувствоал себя неуверенно, особенно из-за того что шел он с незнакомой девушкой, о ней он знает только имя, да и вообще зачем ей понадобилось тащить его в этот мрачный переулок. Анеша конечно вызывала доверие и от нее навряд ли можно услышать слова «Золото или жизнь!..», но все же...
     Эрион посмотрел на нее, вслушиваясь в слова, которые она говорила. И с каждым словом его глаза расширялись от удивления. Маг... Она маг! Пусть эти слова его и шокировали, но все-таки и успокоили, от нее можно не ждать всякого нападение, она просто привела его сюда чтобы поговорить. Только мага он не мог в ней разглядеть, при этом слове на ум только и приходили длинноволосые старики с магическими посохами и таинственными глазами. Да, он встречал их пару раз и то издалека, все опасливо смотрели на них, но у всех они вызывали уважение, но Эни тоже же маг в некой степени или это просто его неповоторимый дар? Эни заглянул девушке в глаза и спокойным голосом ответил:
- Да... Конечно, я буду молчать... - тихо сказал юноша, может слова и не звучали столь убидительно, но откровенность Анеши запала ему глубоко в сердце. - Тогда я тоже кое о чем попрошу. Как бы обьяснить, - на секунду задумался Эни, - Я тоже в некой степени маг, ты скоро увидишь...
     Эрион не раз замечал что люди тянутся к нему, когда он исполяет песни или играет на лютне - часть его творчеких способностей. Они должны будут заработать много денег, если найдут место полюднее, людям должна понравиться их игра. Неожиданно мысли об предстоящей игре затмили другие... Эрион ведь не рассказал всей правды, он благополучно умолчал о том, что не человек. Он не может это сделать.... Нет...
«Могу ли я сказать ей... Так просто признаться в том, что я... Что от нее ждать, если она узнает правду, он маг - это не понравиться ей... Я не могу ей сказать... Просто не могу... Это слишком сокровенно... Может быть потом... Да, точно... Потом...» - мучился Рыжий, нахмурившись.
     Мир снова для него пемерк, мысли о том, что он никогда не станет когда все накрыли его с головой. Он всегда будет лишним в этом мире, не найдет себе место, может это даже и к лучшему. Он чудовище, а с чудовищем-полукровкой никто не будет жить... Он слишком отличается ото всех, слишком чужой, наверно, такова его судьба...
- Идем, мы должны заработать денег! - С вымученной улыбкой сказал он Анеше. - А то всех слушателей расхватают!
     Эрион поманил ее рукой. Впереди виднелись толпы людей и праздничные лавки, парень был обязан заработать денег и позволить себе поспать в мягкой чистой постели и лекартва не помешали. Надеясь на то, что в деревне был хороший лекарь он немного ускорил шаг, идя навстречу веселью и счастью...

Отредактировано Эрион (2011-11-01 15:56:08)

0

9

Анеша задумчиво и дружелюбно улыбалась с несколько рассеяным видом, который появлялся у нее всякий раз, когда она одновременно прислушивалась к мыслям и к словам. Иногда ей казалось, что наполовину из-за этого она старается как можно реже пользоваться своими способностями: от мыслей уши не закроешь, не обращать на них внимание куда сложнее, чем игнорировать обычную речь. В итоге легко было ответить невпопад, что-то упустить, не заметить... конечно, годы тренировки делают свое дело. Сейчас ей почти всегда удавалось в худшем случае изобразить несколько ушедшего в свои мысли человека, в лучшем - и вовсе не подавать вида. А вот сегодня, пусть собеседник был один, это стало проблемой: слишком уж невнятно Эрион что бормотал, что думал.
Но пока удавалось вроде как ничего не упускать. И несмотря на то, что магичка с самого начала не ожидала от паренька никаких проблем, все же подтверждение этого вызвало некоторое облегчение. Тот был честен, когда обещал молчать - а большего ей было не нужно. И все же телепат не удержалась от того, чтобы продолжить прислушиваться к сбивчивым, перескакивающим с одного на другое размышлениям парня. Слишком уж ее заинтересовало то, что она успела уловить - мысль о том, что менестрель не человек. И жуткое чувство вины за это...
В страхе разоблачения мальчишки ей почему-то сразу же вспомнилась она сама. Правда, она тогда была почти ребенком - ей-то не было и пятнадцати. В те, теперь казавшиеся такими далекими времена, уже больше семи лет тому назад, когда она только начинала свои путешествия вместе с учителем. Как же она боялась признаваться людям в том, что она телепат... еще не умеющий толком контролировать себя, невольно считывающий те мысли, которые и знать-то не хотела. Ну, ничего, изросла-привыкла. У всех уходит некоторое время на то, чтобы нарастить моральную броню, хотя удивительно, что Эрион в его возрасте еще не имеет ее, кажется, вовсе.
Ну, да ей же проще. С мирными и дружелюбными существами вообще куда проще, это у них возникают проблемы из-за остальных, а не наоборот. Хотя сегодня можно надеяться, что проблем не возникнет ни у кого. Да и с чего бы им появляться? "А паренек когда захочет, тогда и расскажет", - решила магичка под конец, переставая следить за сбивчивыми мыслями Эриона.
- Пойдем, - согласилась с как можно более теплой улыбкой Анеша, и последовала в сторону площади. Заплутать было невозможно - оттуда непрерывно доносился гомон праздничной толпы, крики торговок и абсолютно не различимая из-за расстояния мелодия, наигрываемая наверняка кем-то из местных. Те пару минут, что путники еще шли по малолюдному проулку, Анеша решила потратить на то, чтобы еще раз как следует объяснить ситуацию менестрелю - очевидно, что тот не совсем ее понимал, раз уж собрался демонстрировать ей свои способности.
- Эрион. Насчет твоих способностей.. мне, конечно, любопытно, но не вздумай делать что-то, выходящее за рамки способностей обычного человека. Неужели не знаешь? Местные с большим... хм... подозрением относятся ко всем нелюдям и даже просто магам. Заподозрят в таком приезжего - тут же выкинут подальше, не посмотрят, что ночь и холодно. Потому и предупредила... о себе.
Очередная весело что-то обсуждающая компания прошла слишком уж близко, не упустив шанса покоситься на менестрелей. Анеша резко замолчала - на площади было просто невозможно говорить так, чтобы кто-то тебя да не услышал. У некоторых лавочек толпы были такими, что пробраться через них и вовсе требовало значительной ловкости; магичка на некоторое время умолкла совсем, стараясь лишь следить за тем, чтобы не потеряться. "На западной, значит, части" - припомнила девушка и мимолетно покосилась на заходящее солнце прямо перед ней.
- Эрион, извини, что трачу твое время, но мне нужно сначала кое с кем поговорить, - опять улыбнулась магичка. - Неудобно, конечно, получилось, но... увидела барда-одиночку и не удержалась, - пояснила она. - в такие праздники сложно найти свободного лютниста...
Край площади наступил внезапно. Вот еще вокруг толпа - и вот проход, ведущий за разноцветные тенты лавочек. Там тоже еще встречались люди из гуляющих, в основном привлеченные укромностью. Но в остальном это была "изнанка" праздника: сюда доносились музыка и голоса, но они лишь еще больше подчеркивали мрачную обыденность рядов повозок, забитых товаром, кулей и работников ярмарки, мрачных уже потому, что в такой день, когда все вокруг веселятся и отдыхают, они вынуждены работать.
- Нам сюда, - позвала Анеша. Перед этим, на пару мгновений замерев, она разглядела уже знакомую фигуру в темном плаще. "Эх, как же это должно на взгляд парнишки выглядеть. Тащу неизвестно куда, призналась что маг - а в чем силы непонятно. Место подозрительное, я странная, встреча странная... ох, только на доверчивость и остается рассчитывать..." - мысленно качала головой магичка. Виноватой она, конечно же, себя не чувствовала: с чего бы? Но все же не хотелось ни нервировать парня, ни отвечать на вопросы. Последнее, причем, было банально лень.
Меж тем, короткий "путь" до Грегори оказался позади. Тот, как оказалось, весьма уютно пристроился на одном из тюков; последовав его примеру, прежде всего Анеша плюхнулась на соседний.
- А вот и я. Уложилась? - весело фыркнула девушка. - Это Эрион, он менестрель и тоже не отсюда, так что все нормально. Эрион, это Грегори. Ну, а я, как вы оба знаете, Анеша. Правда, я понятия не имею, чего ради все мы здесь собрались, но рада знакомству. Хотя да, Грегори, мне очень-очень интересно, - лукаво улыбнулась магичка под конец.

0

10

Анеша появилась вовремя. Хотя внутренние часы Грега не могли определять время с точностью до минуты, но ждать он не устал. Тихонько похихикивая над Реем, который возбуждённо рассуждал о важности образчика тканей телепата, симбионт сидел на тюке и рассматривал новых знакомых.
Эрион значит... Хорошо, Эрион так Эрион. Мало ли бродячих менестрелей? К тому же привести с собой кого то было вполне логично для девушки. Кто знает, зачем некий субъект в плаще пригласил девушку в укромное место? Хе-хе...
События развивались с неспешностью улитки, но в любой момент всё могло обернуться неожиданной ситуацией. Впрочем Грег надеялся на вполне мирный и приятный вечер.
Улыбаясь, симбионт скинул капюшон и посмотрел на девушку. Ей интересно? Что ж, удовлетворим любопытство. Решив пока не раскрываться перед странным Эрионом, Грег подошёл к девушке и учтиво поклонился. Взяв руку Анеши в свою он поцеловал её, изображая высокие манеры. Позёрство, как ни странно, выглядело уместно вкупе со внешностью Симбионта. Аристократическое лицо выдавало в нём сына богатой семьи, а не уличного бандита или бедного крестьянина. В конце концов Грег на самом деле был сыном аристократа. Ужасная травма заставила его родителей превратить своего наследника в НЕЧТО, мало напоминающее человека. Временами...
Разумеется жест с поцелуем руки преследовал исключительно личные цели Грегори.  Да и как иначе?
Когда мягкая рука девушки оказалась в ладони Грега, тот незаметно выпустил из ладони тонкие иглы и вколол в руку обезболивающее. После этого в дело вступили уже более толстые органические нити, проткнувшие кожу и пробежавшие в мгновение ока по кровеносным сосудам руки до артерии, сердца и мозга. К тому времени, как губы симбионта коснулись бархатной кожи, он знал практически всё о собеседнице. Группа крови, биологические данные, мозговая активность, ритм сердца... Даже что она ела на завтрак.
Изящно кивнув головой он выпустил руку девушки, поспешно втягивая в кожу тонкие длинные белесые нити, которыми он зондировал тело. Разумеется на коже девушки не осталось и следов. Рей хорошо знал своё дело.
Рейвенор безжалостно затопил данными мозг Грега. Ну зачем ему так много знать о телекинетиках? Впрочем кроме мозговой активности отличий от стандартного человека совсем не было.
Опять всё дело в проклятой магии... - досадно подумал он.
Неожиданно в голову Симбионта пришла мысль о том, что барьер его мыслей снят, и девушка могла читать их, пока Грег оценивал поток информации. Наверно её могло удивить то, что Грегори так много узнал о ней. Впрочем открыто говорить о том, что ты симбионт- равносильно самоубийству.
- Прошу прощения за столь бесцеремонное вторжение в... Эм... личное пространство. Меня удивил визит столь... неординарной особы в эту богом забытую деревню. - сказал Грегори по прежнему улыбаясь и глядя на девушку. Рей сейчас как ребёнок играл с новым образчиком ДНК и требовал новой игрушки. На очереди был Эрион.
Разумеется целовать Эриону руку было бы глупо, поэтому Грег поступил проще: он решил дружески хлопнуть того по плнчу, пробив зондирующими иглами одежду..
С этими мыслями он направился к парню, растягивая на ходу:
- А ты значит менестрель, да? Меня зовут Грегори. На чём играешь?...
Неожиданно прямо на Грега из за повозки вылетел рослый детина с охапкой заморских тканей. Грегори по всем законам мироздания должен был упасть, но тело в боевой трансформации сработало само. Тонкие кожаные ботинки проткнули длинные когти, намертво зацепившие землю, и не давшие симбионту упасть.
Рабочий ругнулся и опрокинулся на задницу, проклиная "Всяких там, хто тут ходить"
Грегори встретился взглядом со страдальцем, и тот резко подскочив, схватил ткань и убежал в неизвестном направлении.
Когти медленно втянулись обратно, оставив большие дырки в сапогах. Но сути три огромные дыры спереди и одну сзади.
- Вот же чёрт... Теперь новые искать... - ни к кому не обращаясь пожаловался Симбионт. Конечно же поиск новых ботинок был не самой крупной проблемой. Рабочий видел его глаза...
Выкинув порванную обувь в сторону Грег присел обратно на тюк с одеждой и осмотрелся.

+1

11

Улыбки Анеши немного приободрили юношу, и грустные, всю жизнь мучавшие его мысли отступили и снова спрятались в закоулках сознания. Медленно шагая на встречу охмелевшего от веселья и праздника народца, Эрион сам слегка улыбался уголками рта. На душе сделалось тепло и приятно, о голоде и простуде вспоминать не было времени, пусть в горле и немного першило. И все-таки так спокойно идти рядом с незнакомой, но доброй девушкой было для него в новинку, на лице его играл легкий румянец, как продолжать разговор он особо не знал - слишком привык к молчанию. Какую тему начать, разве что о погоде, но это было бы через чур банально, говорить о своем прошлом и прошлом Анеши было бы слишком рано, а выпытавать из нее подробности о свособностьях не культурно. Так что парень молчал, ему было неловко, так что он молился, чтобы они побыстрее дошли до площади и начали бы играть. По мере того как они начали подходить к людям, Эрион снова натянул капюшон пониже и предал лицу безразличное выражение, он не хотел к себе сейчас привлекать к себе внимание и самую малость ускорил шаг.
     К сожелению слова Анеши вызвали у него улыбку и легкий  смешкок и повернулся к ней, заглядывая в голубые глаза. На них сразу обратила внимание небольшая группа людей - от этого Анеша сразу замолкла - но вкоре они скрылись в ближайшем доме, хохоча.
- Я не чего подозрительного не собираюсь делать, людям это только понравиться. Они даже не о чем не догадаются. - С улыбкой сказал он, но она померкла и Эни добавил: - Да уж... Я заметел, люди тут весьма недружелюбные.
     Эрион от части понимал людей в этой деревне и почему они не хотят, чтобы сюда приходили всякие нелюди, но все-таки нельзя так котегорично относиться ко всем. Эрион представил что будет, если они все узнают, почему в голове возникла мысль что одними криками и просьбами покинуть деревушку тут не обойдется. Сразу всомнились истории о сжигании ведьм инквицией на костре и прочих разных пытках, о которые Эни читал в библиотеке замка. От неприятных размышлений он вздрогнул и нахмурился. Но за всю жизнь Анеша первая, кто так спокойно заговорила с ним, без всякий подозрений и целей. Только при этом она не знала кто он на самом деле... А что будет если узнает? Испугается и убежит, или просто попросит его уйти, чтобы не мешал своим присутствием? Вот так Эни построил невидимую стену между ним и этой девушкой, для ее же блага. Пусть Рыжий и не был опасен, но он ради Анеши он не хотел говорить ей всю правду, что-то ему мешало так просто обьясниться с ней и открыться, эту тайну он лучше заберет с собой в могилу. Мечта стать обычным человеком вспюхнула в его душе с новой силой.
     Юноша нахмурился еще сильнее, от этого он постарел лет на пять как минимум, когда услышал что Анеше надо с кем-то встретиться. С кем именно, он даже не мог представить, может ее страрого друга или еще как-то знакомого из этой деревушки. Если говорить правду, то идти куда-то вместе с девушкой ему не особо хотелось, вдвоем было ему еще нормально, но вот находиться в группе незнакомых людей - немного страшно. И скрепя сердцем он кивнул и ответил:
- Э... Да, хорошо. Не беспокойся на этот вечер я только твой, да и навряд ли со мной еще кто-нибудь захочет сыграть дуэтом. - Как можно безразличнее говорил он, смотря на лютню в левой руке.
     Они прошли мимо недовольных торговцев, которые на всех подозрительно косились, будто их окружали сплошные воры и бродяги. Эни прижал лютню к себе и с любопытством разглядывал товар и диковинки, но разглядеть мало что удалось: все было завернуто и надежно спрятано, да и злые жадные взгляды отбивали охоту смотреть по сторонам и Эни просто начал сомотреть под ноги. Не самое интересное занятие, но совесть больше ничего не позваляла и он растроенно пинал мелкие камушки, которые попадались под ноги. Очередной камень ждала таже участь что остальные, если бы он неожиданно не засверкал на слабом свету заходящего солнца. Рыжий остановился на секунду и взглянул на камень, чуть щурясь, затем сел на корточки и поднял его. Не чем непримичательный камень, практически не отличающийся ото всех прочих, если не считать замысловатого, цвета бирюзы, рисунка, он чем-то напоминал маленькую руну. Брови юноши медленно поднялись вверх, пытаясь понять что за такой диковиный камушек попал в его руки. На украшение и прочию драгоценность он не походил, а больше напоминал магический талисман какого-нибудь мага.
«Странный камень...» - задумчево подумал он.
     Эрион встал, но камень выкидовать не стал и спрятал в карман штанов, подозрительно оглядываясь по сторонам - не заметил ли кто? Анеше он говорить не чего не стал, уж слишко людно и многие могут подслушать разгавор, если повезет и они будут в одной гостинице, то там и расскажет. А пока будет хранить молчание и вид, словно не чего и не делал и не видел.
«Хозяин...» - Эни услышал как выской, даже немного детский голос, позвал его. Голос был близко, словно над ухом и говорили явно двое. Юноша испуганно оглянулся, но сзади никого не было. Неужели парню показалось, но голос был такой живой и настоящий...
     Он глянул на светволосую девушку, смотря куда она направляется, Эни следовал на ней, но старался держаться позади, сначало он не узнал темную фигуру в плаще, которая устроилась на тюке из соломы, но подойдя ближе парнишка узнал того незнакомца из таверны. Имени его как и лица он не знал, но кажеться ему можно было доверять: Анеша вела с ним себя свободно и вполне дружески и поприветствовав незнакомца, уселась рядом с ним. Эни же садиться не собирался и подойдя еще на парочку шагов остановился, глядя на них, стоял он слегка сутуло и как отчужденно, явно чувствуя себя не в свой тарелке. Не то, чтобы ему незнакомец ненравился, но какая-то неприязнь все же была и он отвернулся, глядя на торговцев. Когда Анеша седела с этим парнем в таверне не было особо заметно что они были друзьями, даже простыми знакомыми, они не болтали с друг другом и не делали прочех вещей, которые обычно делают знакомые. Эни снова нахмурился, только теперь от некой подозрительности - не хотят ли его как-нибудь облапошить или напасть. Сердце громко загудело и ускорило темп, кровь прилила к лицу мальчишки и на нем появился румянец. Сердце на секунду замерло, когда он услышал свое имя, Эни пришлось повернуться к паре лицом, теперь он слушал настороженно.
«Грегори... Надо запомнить... И чего Анеша так развеселилась...» - он посмотрел на нее хмурым взлядом, но вскоре перевел его на Грега, немного изучая незнакомца.
     Грегори снял капюшон и Эни одарил его удивленным взглядом. Белые волосы, словно смотришь на падающий чистных снег. Разве в его возрасте волосы могут быть такими белами, даже не многих стариков такие. Странный человек, очень странный. У Рыжего родились грубокие сомнение насчет этого парня и Эни немного покраснев смотрел, как тот касается Анеши. Сердце загудело, но то была скорее всего не ревность, а что-то более поверхностное - неприязнь росла, как снежный ком, что-то в этом аристократичном жесте Грегори было подозрительное, да и его слова доверия не вызывали. Эрион был не глуп, глубоко не глуп, но смысл слов он мало понимал и рука сжала лютню.
     Душа наполнилась раздражением и тревогой, когда Грег только сделал шаг к Рыжему, словно сработал какой-то далекий инстинкт. Менестрель машинально отошел на несколько шагов назад, даже давно недвигающийся хвост, украдкой задергался. Что-то было в Греге чужое и непонятное, а что именно понять Эрион толком не мог, но все нутро вопило держаться от этого белобрысого подальше.
- Да менестрель... - прошептал парень и внутри него что-то совершенно не слышно зашипело. - Как видишь на лютне...
     Эрион взял лютню в две руки и покрепче сжал, образовалось что-то наподобии небольшой преграды между Грегом и Рыжим. Так стала немного легче, но кто-то бушевавший внутри юноши не успокоился и он отошел еще на шаг назад. Эни чуть ли не подскачил, когда увидил что на Грега кто-то вылетел из повозки, вроде бы белобрысый должен был упасть... Если только не одно но... И от этого но у Эриона сердце улетело, куда-то в пятки и так громко заухало, словно разъеренная сова. Ноги Грегори стали... Парень даже не мог передать словачи чем, они больше напоминали лапы какого-то зверя, Эни так и застыл с лютней в руках, боясь даже пискнуть. Но тут ноги стали прежними, непопровимо повредив сапоги, но кажеться их владельца это не особо волнавало и тот как не в чем не бывало обратно плюхнулся на тюк. Рыжий испуганно покосился по сторонам, боясь что еще кто-то, кроме них, увидил это незабываемое зрелище.

Отредактировано Эрион (2011-11-01 16:06:47)

+1

12

Наблюдая со стороны, люди в жизни повседневной очень часто путают такие черты характера, как доверчивость и легкомысленность. В общении они часто проявляются одинаково - простак, как называют таких существ, не проверяет истинности того, что ему говорят; не проявляет осторожности там, где она не излишня. Однако Анеша, обладающая таким качеством, как легкомысленность, в избытке, отлично знала между ними разницу. Ибо при привычке не задумываться о потенциально грозящих ей неприятностях, людям она не доверяла ни в коей мере. Совсем наоборот, отличалась подозрительностью и вечной готовностью к обману. Вот только никак этого не показывала, редко предпринимая меры предосторожности до тех пор, пока жизнь настойчиво не демонстрировала резкую необходимость что-то сделать с ситуацией.
И в этот день, мало чем отличающийся от разнообразных дней предыдущих и таких же дней грядущих, Анеша вела себя так, как привыкла. Не торопилась покинуть недружелюбную деревушку при первой же возможности; рассказала о себе почти незнакомцу, который мог безопасности своей ради ее раскрыть; пришла на встречу в малолюдное место к тому, кто мог быть кем угодно. Магичка, конечно же, понимала, что в зависимости от степени невезения все это может сулить ей как небольшие неприятности, так и большие проблемы. Но к чему портить себе настроение раньше, чем что-то случится?..
Показной жест Грегори вызвал у девушки лишь ироничную улыбку. Сообразив, что тот делает, она даже с готовностью протянула ему руку с таким видом, будто привыкла наблюдать подобные манеры каждый день. Про себя же хотелось рассмеяться - настолько странно это все смотрелось среди мрачноватых рядов повозок. Но с другой стороны, где-то это было даже мило... Однако градус веселья тут же снизился, стоило магичке почувствовать легкий, почти неощутимый укол в запястье. В голове пронеслось сразу несколько неприятных догадок, но виду девушка подавать не стала; лишь улыбка стала чуть менее веселой, а в глазах мелькнула задумчивость.
Вот только спокойствие сохранялось только до тех пор, пока Анеша не отреагировала самым логичным для телепата образом - тут же не прислушалась к мыслям симбионта. Грегори на удивление последовательно обдумывал явно только что появившуюся информацию... о ней. Множество весьма странных данных о ней. Вряд ли она смогла бы вытащить подобную информацию из разума даже обычного человека и за четверть часа; впрочем, парень явно пользовался не тем же способом, что она.
"Симбионт" - выцепила еще одну мысль телепат. Совершенно на ее взгляд несвоевременные извинения девушка выслушала с вновь появившейся улыбкой. Но источником ее было уже отнюдь не веселье, а злость. Ничего сверхсекретного о ней не узнали, да и не было у нее смертельноопасных тайн. Но хватало уже того, что что-то да узнали - и помимо ее воли. Даже она сама, телепат, старается ограничивать свои способности, а в память лезет только в случае крайней необходимости. А тут... все выглядело так, будто ее еще и специально для того и заманили. Не самый приятный факт, сколько бы в тебе не было легкомысленности.
Грегори заговорил с менестрелем, а Анеша молча встала, намеренная высказать все, что она о подобном думает. Увы, в небольшую сценку вмешалось еще одно лицо. Вылетевший из-за горы каких-то мешков на одной из повозок мужчина успел за пару секунд влететь в симбионта, выдать несколько весьма неприятных выражений, обомлеть, приглядевшись к "препятствию", и быстро сбежать, провожаемый взглядами всех троих "нелюдей".
"Препятствие" же успело более чем наглядно продемонстрировать свою нечеловеческую природу.
- Дьявол, - единственная из троих всерьез нахмурилась девушка и посмотрела на мужчин. Эрион испуганно оглядывался, а вот сам виновник "торжества" выглядел скорее слегка раздосадованным.
"Вот только не говорите мне, что ночевать придется в лесу!" - мысленно застонала магичка. Перспектива представилась в красках: сырой, темный лес. Мрачные, голые ветви, сквозь которые просвечивает холодный свет луны. Последние островки тающего снега, а меж ними - раскисшая земля, напоминающая скорее просто грязь. Ну, и на закуску - местное оголодалое за зиму зверье. Точнее, это они ему на закуску... а ведь в планах была пусть и небогатая, но сухая и теплая комнатка с мягкой постелью. "Ладно, будем решать проблемы по порядку их возникновения. В конце-концов, может и удастся убедить людей, что тот детина просто перепил и ему что-то привидилось с перепугу в темноте..." - решив так, Анеша подошла к опять усевшемуся Грегори.
- Грегори, - ласково начала девушка, - прежде всего. То, что ты сделал, меня приучили рассматривать фактически как открытую агрессию. За такое не извиняются... особенно постфактум. Тебе будет приятно, если я перетряхну твои воспоминания вплоть до того, какие колыбельные тебе мама пела? Сомневаюсь. Так что, прошу... держи свои силы при себе, ага?
Вздохнув, девушка обернулась и виновато посмотрела на Эриона. Злость на симбионта прошла так же быстро, как появилась; взамен ей пришло куда более своевременное беспокойство о том, что теперь делать. Вновь покосившись на Грегори, магичка на ходу сплела мелкое заклятие.
- Прости, Эрион. Не стоило мне тебя сюда тащить. Разбегаться, к сожалению, уже поздно - все равно влипли все трое...

Размер проблемы со стороны Анеши остался недооцененным. Увы, осознать это ей пришлось очень скоро - когда к ним приблизилась целая толпа местных крестьян, крайне недружелюбно настроенных. Кое-кто даже сжимал первое попавшееся под руку оружие - палки, вилы и прочие сельские инструменты. При взгляде на мрачные грубые лица надежда на то, что удастся "скосить под дурачка" таяла как-то сама по себе.
- Прелесссть какая, - беззвучно пробормотала магичка себе под нос. И уже бодрее вопросила, состроив удивленное лицо:
- Ммм... а что случилось?
Среди остановившейся в паре шагов толпы началось шевеление. Девушку, пусть и несколько обрадованную тем, что сразу же бить их не стали, ждало очередное разочарование. Вперед вышел тот самый "священник", что надоедал ей своим присутствием пару часов назад.
- Убирайтесь из деревни, - с брезгливой миной заявил мужчина, не вдаваясь в пояснения. Оптимизма Анеши он явно не оценил, да и склонным к переговорам не выглядел. Но, если он и рассчитывал на то, что девушка молча кивнет, то сильно ошибался. Молчаливо покосившись на своих спутников и мысленно взмолившись о том, чтобы никому из них не пришло в голову вмешиваться, продолжила она все с тем же удивленно-растерянным видом.
- Но... почему? Мы всего лишь обычные путники, менестрели... - демонстрируя свою принадлежность, Анеша провела рукой по бедру, там, где крепилась флейта. И вполне искренне вздрогнула, когда один из крестьян с агрессивным видом шагнул вперед.
- Да гнать их... - начал он, но замолк, прерванный взмахом руки "священника".
- Нелюдям или даже просто их друзьям не место в нашей деревне. Убирайтесь, пока мы не выгнали вас силой, - все тем же, не терпящим пререканий тоном отрезал он.
- Ну с чего вы взяли, что мы нелюди?.. - уже с настоящим отчаянием в голосе упрямилась магичка, ведомая своим принципом "если уж играть, то до конца". К тому же картинка ночного леса никак не желала исчезать, прибавляя желания поспорить. - Хотите, сыграем мы в доказательство... - под конец еще и состроив умоляющую мордашку, предложила девушка. В голове, конечно, тут же мелькнула мысль о том, что они будут делать с Грегори, если вдруг толпа согласится. Но всерьез задуматься по этому поводу она не успела. Послышался выкрик того самого мужика, что и был источником их проблем:
- Да видел я все! Нелюди проклятые! Оборотень он, тот, белобрысый! - с ноткой истеричности выкрикнул он, оставаясь, впрочем, где-то в середине толпы.
- Просто цвет волос редкий, так что теперь? - будто не понимая, о чем речь, возмутилась Анеша. - Меня вы тоже выгоняете за то, что я блондинка? Так он вот рыжий, - кивнула она в сторону Эриона, - это тоже признак нелюдя?
В толпе кто-то задумчиво фыркнул, что несколько приободрило магичку. Наложить простенькую иллюзию, такую, чтобы любой человек мог часами вглядываться в глаза симбионта и не разглядеть ничего подозрительного, было делом простейшим. Ну, а их с Эрионом можно было и без того разглядывать сколько угодно, как считала Анеша. Тоже, конечно, дело не самое приятное, но тут уж возможны варианты...
На этот раз хором заговорили сразу несколько крестьян, переглядываясь.
- Да видел, Богом клянусь! Глаза у него, как у змеи! - божился очевидец.
- А может, девчонка просто не знает... - протянул кто-то более сочувствующий.
- Да, и ничего не заметила... - скептически ответил другой.
- Может, и впрямь показалось? - покосился сосед на очевидца.
- Ага, а чего они кутаются? Нелюди, как есть - нелюди! - раздалось с другого края.
- Бить их надо! - решительно заявил кто-то агрессивный.
- Да вы просто посмотрите! Обычные у него глаза, карие, - предложила Анеша погромче, перекрикивая остальных. На пару мгновений воцарилось молчание, и взгляды сосредоточились на лице Грегори. Длилось оно, впрочем, недолго: вскоре опять начались разговоры и споры, сводившиеся к тому, не странный ли это все морок. Однако кое от кого уже и слышались смешки в адрес "перегулявшего" грузчика, который лишь вяло спорил.
- И что вы здесь делали, дитя? - изучающе разглядывая девушку, вновь подал голос "священник".
- Договаривались, - с готовностью ответила Анеша, молча глотая не самое приятное для нее обращение. Стараясь не подавать виду, она, несмотря на то, что внешне обстановка несколько разрядилась, внутренне напряглась. Было несколько вопросов, пока на счастье не заданных, которые могли дело испортить. И уж кто-кто, а этот мужчина, входивший в небольшой местный совет деревни, мог до них додуматься. Оставалось одно - переводить тему и отвлекать от скользких моментов.
- Мы обычные люди, - подвела итог Анеша вслух раньше, чем последовали дальнейшие расспросы. - Сами же видите.
Будто бы доказывая свою обычность, девушка медленно повернулась кругом, демонстрируя и так очевидное отсутствие у себя лишних частей, вроде хвоста. А затем... позже магичка прокляла себе за свои дальнейшие действие не один раз. Знала же, что и парнишке есть что скрывать. Вот только почему-то и мысли не мелькнуло о том, что это "что" так просто и легко заметить.
Шагнув к Эриону, Анеша быстрее, чем кто-то успел что-то сказать или предпринять, стащила капюшон у него с головы, открывая взглядам несколько растрепанную, даром что убранную в хвост шевелюру. Среди которой торчали два аккуратных, напоминающих лисьи, покрытых шерстью уха.
Во всяком случае, отвлечь всех от Грегори ей и впрямь удалось, глупо подумалось магичке.
- Ой... - растерянно выдала она, как и все, замерев и уставившись на это, как на чудо. Впрочем, сориентировалась она достаточно быстро. Быстрее, чем остальные.
- Ну, мы, пожалуй, и впрямь пойдем, - с нервным смешком проговорила девушка.

Офф:

Прошу прощения за задержку.

Отредактировано Анеша (2011-11-08 15:29:16)

+2

13

Глаза бегали по окружающей обстановке с резвостью ящерки, убегающей от хищника.
Угол дома... Повозка.... Большая куча товаров... Мозг искал возможное пути бегства, и жадно вбирал информацию о окружающем мире. Обострённые чувства уже уловили приближение небольшой толпы народа, явно привлечённой его выходкой. Жаль, что не получится спокойно посидеть в трактире...
Грегор не сразу обратил взгляд на недовольство девушки, а когда та заговорила, слегка улыбнулся.
- Я ужасно бестактен, но это вынужденная мера. К сожалению нездоровый интерес моего симбиотика к новым образчикам ДНК я сдержать не могу. Как ты, наверно, поняла я- симбионт. А насчёт памяти... Не думаю что ты найдёшь в моём мозгу много информации. Видишь ли, на меня принято охотится, а при поимке отрубать голову. Пхе... Глупые селяне думают, что меня так просто убить... Голова вырастает спустя пару дней, но вот воспоминания стираются. Остаётся только личность. - Грегори рассказывал об этом с улыбкой, и даже наблюдательный человек не сразу заметил бы в глазах затаённую боль.
Отвернувшись от девушки  Грегори стал копаться в тюках, подыскивая себе сапоги.
За натягиванием новой пары походных, Грега застала толпа. Селяне с подручным оружием, изрядно злые и выпившие сверлили его взглядом, покачивая в руках вилы, топоры и палки.
Как ни странно сначала люди проявили благоразумие и заговорили. Анеша изо всех сил пыталась убедить их в обычности симбионта, но люди не соглашались. После фразы про то, что у Грега обычные карие глаза на симбионта уставились полсотни селян. Грег максимально расширил узкие зрачки, стараясь не палиться, и несмотря на жуткие неудобства у него получилось сделать некое подобие человеческих глаз.
Сохраняя непринуждённое выражение на лице Грегор отвёл руки за спину, пряча преобразование пальцев в когти. В разговор вступил местный поп, и казалось, что сейчас толпа разойдётся, но тут Анеша совершила роковую ошибку. Она подошла к Эриону и стянула с него капюшон.
Из под ткани показались острые  уши, похожие на кошачьи или лисьи.
Мысленно симбионт крепко выругался и начал движение. План, который он только что придумал был по его мнению вполне неплох, да и раскрытие нечеловеческой природы Эриона не сильно меняло порядок действий.
В секунду проскочив расстояние между собой и Анешей он схватил ту поперёк корпуса и прижал когти к горлу.
- Захотели отнять у меня добычу, жалкие кметы? Не двигайтесь, иначе я распорю этой музыкантке глотку! - крикнул он на оцепеневших селян. Незаметно прижимая вторую руку к предплечь. Анеши, Грег вошёл с ней в симбиоз.
Что стоит скорость мысли против скорости слова? Ничего. В симбиозе, когда нервные системы переплетаются друг с другом происходит странный эффект, который Грегори называет заморозкой времени. Вот сейчас Смибионт и Анешы стояли посреди телег, а вокруг медленно-медленно двигался мир. Рослый селянин открывал рот так медленно, как будто жевал смолу. Падающая на землю палка, выпавшая из рук одного кмета преодолевала расстояние в метр за то время, за которое Грег пробежался бы до конца улицы и обратно.
К сожалению и Грег и Анеша двигались с той же скоростью, а вот мысленно общаться могли за доли секунды. Пока до них добежали бы первые линчеватели, парочка успела бы обсудить все события и сплетни мира за целый год.
- Не пугайся, мы в симбиозе. Так быстро войти в симбиоз позволило то, что я изучил твоё тело пару минут назад. - мысленно сказал Грегори, успокаивая Анешу - Надеюсь ты понимаешь, что бояться меня тебе не следует, и это всё только спектакль?
Грегор мысленно усмехнулся и продолжил.
- У меня есть план. Сейчас я толкну тебя в сторону толпы. Ты постарайся не ушибиться, и навалиться сразу на нескольких человек. Для наглядности можешь изобразить потерю сознания. Первый ряд толпы отвллечётся на тебя, и у меня будет время схватить за шкирку твоего ушастого друга и рвануть за крайнюю повозку. Отвлеку толпу на себя и дам ушастику уйти, но ты должна как то сообщить ему, куда он должен прийти. - Пока симбионт посвящал Анешу в свою идею, человек на которого он смотрел успел моргнуть, и сейчас разлеплял глаза со скоростью улитки. - Если есть предложения, я готов их выслушать. Время у нас есть. Как видишь...
Ленивый ток времени продолжался, но этот эффект касался только девушки и симбионта.

+2

14

За те несколько мгновений, которое прошли между моментом, когда ее неожиданно схватил Грегор, и моментом, когда в голове раздался его мысленный голос, перепугаться Анеша успела вусмерть. Да и кто бы не испугался, когда тебя схватили и прижали к горлу когтистую лапу, всего минуту назад выглядившую как обычная, человеческая рука? Девушка никогда героем себя не считала, так что только сдавленно пискнула, послушно замирая в объятиях симбионта.
Нужно заметить, о природе странного незнакомца она задумывалась только вначале. Потом стало банально не до того, и толком осознать девушка успела только то, что разума в одном теле два, и способны они на многое. Но вот на что именно, можно было разве что догадываться. Память услужливо подсказывала, что где-то что-то она об этом слышала, но шанса поинтересоваться не выдалось. Из слов же самого Грегори можно было сделать еще и вывод о том, что его недолюбливают не только в этой деревне. Но, если не склонную к расизму в любом виде девушку это не пугало, то и излишнего доверия не вызывало. Просто факт - не хороший и не плохой.
Сейчас вновь подумалось об этом. Вот только в несколько другом разрезе: судя по всему, парень имеет все возможности убить ее прежде, чем она пискнет во второй раз. Еще один неприятный факт... Вознаграждена была за испуг Анеша зрелищем резкого замедления всего и всех вокруг. Даже то, что пришлось внимательно прислушиваться к последовавшим тут же пояснениям симбионта, не мешало ей почти зачарованно следить за вялыми движениями окружающих, и, что было самым на ее взгляд любопытным - за столь же медленным движением обычных предметов.
- Нет, план кидаться мной мне глубоко не симпатичен, - сразу же отрезала девушка, дослушав предложение Грегори. Возмущаться во второй раз неожиданным действиям она не стала, хотя опять же - захотелось. Но все же Анеша честно пересилила себя, сразу начав с актуальной проблемы. К тому же, мелькнула позабавившая мысль о том, что в чем-то они с этим парнем похожи. Она и сама нередко пугала своих временных спутников неожиданными импровизациями, и придумывать планы вот так, "на ходу", было одним из ее любимейших занятий.
- Я для сбивания людей с ног в качестве отвлечения никак не предназначена, и даже пробовать не хочу. К тому же как-то сообщить Эриону - это как? Я, знаешь ли, читаю мысли, а не передаю. И что дальше делать мне? Конечно, по всему я выхожу лишь человеком, не разглядевшим вас, нелюдей. Вот только как-то не хочется мне оставаться в этой толпе. Есть предложение просто бежать. А отвлечь... к примеру, огненная стена между нами и толпой их отвлечет же? Я иллюзионист, сделаю без проблем. Пока прочухаются, мы уже скроемся с глаз, а там - дело техники. Да и, надеюсь, не будут они слишком навязчиво за нами бегать.
Самым большим минусом подобной магии - или чем там являлись способности симбионта - было, конечно, то, что тело не успевало реагировать так же быстро, как мелькали в голове мысли. Стоять, не имея возможности тут же реализовать желание хотя бы покоситься вниз было не слишком приятно. По этому поводу и принялась про себя сокрушаться магичка.

0

15

Симбионт выслушал возмущения девушки не перебивая её.
Неужели она не понимает, что сможет избавится от проблем, притворившись пострадавшей? Она так смела? Или глупа? Впрочем на глупую она не очень смахивала. Но как объяснить то, что она отказывается от отличной возможности снять с себя подозрение?
Если бы сейчас Грегор двигался с нормальной скоростью он бы нахмурился. Или даже хлопнул себя по лицу. Но лишённый этой возможности он лишь мысленно фыркнул.
- В твоём плане пара изьянов. Первый: на тебя ляжет подозрение в магии и если тебя поймают, то точно линчуют. Второе: Эрион не слышит нас и может неверно отреагировать на стену огня. Ты ведь не передаёшь мысли, верно? Третье: после таких фокусов эта толпа врятли прекратит охоту. Сама подумай, подвыпившая толпа, разгорячённая, которая жаждет действия. Для них это очередное развлечение "Поймай нелюдя". И последнее: кметов двадцать восемь человек. Гарантированно я смогу убить дюжину. Учитывая эффект неожиданности, обученность, отсутствие брони и то, что они будут мешать друг другу, завалю два десятка. Может двадцать пять. Двадцать восемь с некоторой натяжкой, поскольку массы у меня маловато.
Каждая мысль Анеши отдавалась эхом в его голове, и он продолжил.
- План номер два; я беру на себя толпу, ты берёшь Эриона и вы валите. Если продержусь, найдё вас. Если поймают- ищите моё тело где нибудь на окраине. И запаситесь мясом. После регенерации такой части тела, как голова, я всегда хочу есть.
И да, мои способности исключительно биологические, и к магическим абра-кодабрам не имеют никакого отношения.
Что скажешь?

0

16

Все больше мрачнея, Анеша "прислушивалась" к "рассчетам" симбионта. Может, он был и прав в отношении этой толпы и ее намерений. Но...
- Скажу, что ты сошел с ума! - возмутилась девушка, когда Грегори закончил. - Ты что, и впрямь хочешь убить всех этих людей? Они, конечно, идиоты, но это слишком. Еще и сам потерять голову собрался... Зам-мечательный план. К тому же, пока ты будешь их убивать, сюда притащится полдеревни, и, признаться, я уже не осужу их, если они тебя совсем убьют. Они люди, обычные люди! Нельзя их убивать. Просто бежим, сориентируемся, когда окажемся хоть чуть подальше. А Эриона я схвачу за шкирку и объясню все на ходу.
Магичка замолчала, упрямо про себя насупившись. Может, она и не образец милосердия и света, но все же давать добро на убийство почти тридцати человек она не собиралась даже в том случае, если в альтернативе под вопросом ее жизнь. Грегори, похоже, окончательная смерть не грозила в любом случае, а она вряд ли стоит такого количества крови. Правда, был еще и Эрион... и при мысли о нем чувство вины подкатывало к горлу. Парнишку она подставила так, что врагу не пожелаешь. Но теперь делать было нечего. И рассчитывать Анеша предпочитала на возможность толпу просто отвлечь парой фокусов из своего репертуара, а тем временем оказаться подальше. В конце-концов, кто сказал, что их шансы на удачный побег так малы? Девушка предпочитала сохранять оптимизм.

0

17

Грег прислушался к себе. Неужели он не испытывает совсем никаких эмоций, связанных с убийством? Нет. Ничего.
Просто выход из положения исходя из расчёта собственных сил и некого абстрактного "мяса" служащего препятствием.
Железная логика "Убивай или будешь убит" ломала на своём пути все стеночки альтруизма подобно цунами.
Вот перед ним стоит человек. В руках у того вилы. Первая мысль: нырок влево и вперёд, чтобы уйти от удара, короткое движение вспарывающее грудную клетку... Но это ведь убийство! Подсказку дал неожиданно оживший Рей.
- В боевой трансформации отключаются все основные эмоциональные отделы мозга. Можешь проверить. - мысленно сказал тот.
Тоесть я ничего не чувствую? А ведь и правда.... С равной степенью вероятности я готов вспороть горла Анеше, и не делаю этого, удерживаемый лишь сознанием. В боевой трансформации симбионт становится машиной для истребления органических форм жизни, и не обращает внимание на свою человеческую половину.
Грегори ужаснулся. Есть ли у него право называться после этого человеком? Даже наполовину? Очевидно нет...
В голове пульсировала одна мысль: "Мне нужна масса!" а её можно получить в данной ситуации только убив кого то.
Грег не мог сопротивляться физиологии. Его метания длились недолго.
- Анеша, забирай Эриона и беги. Ко мне не приближайся ни в коем случае, я в боевой трансформации. Отвлеку их на себя. Постараюсь никого не убивать... Пока будет такая возможность.
С этими словами Грегори начал разрывать симбиоз. Последнее что он мысленно сказал Анеше было "Беги."
Время ускорилось до нормального течения как только Грегори отпустил предплечье Анеши и оттолкнул её в сторону Эриона. Селяне отходили от шока и поднимали оружие.
- Кто на меня?! Подходите! - крикнул Грегори, делая два шага к толпе. Потом ещё два, и ещё...
Первому налетевшему на него крестьянину он сломал челюсть. Банальный удар вполне человеческим кулаком в левую скулу выбил из кмета сознание. На него навалилась большая часть толпы. Симбионт только и знал, что уклонялся от ударов, стараясь не попасться на вилы. Долго так продолжаться не могло. Первый удар Грег получил вилами в левую часть брюшной полости. Зашипев он выдернул вилы и начал заращивать рану, не прекращая уклоняться. Симбионту дали секундную передышку, и он заметил, что вырубил шестерых. Ещё человек семь или восемь отползали с места схватки, держась кто за что.
Насмерть симбионт не бил. ломал кости, выбивал воздух из лёгких, подбивал ноги, но не убивал.  Возможно он справился бы с толпой до прихода стражи... Если бы бил на поражение.
Первые копья, направленные в себя Грег заметил, когда уже положил и обезвредил под двадцать человек. Против копий он мало что мог сделать не нанося смертельных ударов и не питаясь, поэтому его прижали в угол, и подняли на наконечниках копий. Временно вырубив Грегора Рей заживлял повреждения, пока озлобленная толпа выкрикивала страже советы что делать с  отродьем. Среди классических "Голову ему надобно рубить! Как деды делали!" и "На кол его! Или повесить" Грегори с ужасом услышал "Сжечь демона!"
Этого он и боялся... Его сейчас сожгут. Он никак не может этого допустить, поэтому начнёт бить на поражение. Замкнутый круг...
Грегори заживлял раны, пока его заматывали в метры верёвки м сковывали кандалами.

Отредактировано Грегор (2011-11-09 15:02:11)

0

18

Что такое страх... Эрион знал это чувство сполна, ведь каждый день оно шло вместе с ним рука об руку, никогда не покидая. Он не раз старался побороть свои страхи, но как быть если боишься напугать других? Такие страхи ни на минуту не покидают тебя, особенно когда дорожишь не только своей жизнью, но и чужой. Стараешься скрыть свою истинную сущность, да и зачем людям знать кто ты такой, лучше быть серой мышкой и не выделятся. Люди сами не догадываются, что среди толпы ходит кто-то чужой, противоречащий природе и судьбе, но спасающий их жизни от лишних забот и размышлений. Эни никогда не строил из себя героя, наоборот, в судьбе этого мира он хотел получить роль второго плана, никак не влияющую на основной сюжет. Но иногда все меняется... Меняется так кардинально, что вдруг ты получаешь главную роль, от который всегда отказывался и остается лишь желание умереть, даже никогда не рождаться или родится совсем в другой жизни, стать как все. И сейчас остается только стоять и молится, что все будет только хорошо, или хотя бы неплохо... Откуда не возьмись, возникает желание ощутить вкус жизни...
     Эрион стоял, немного дрожа и вцепившись в свою лютню, позабыв о том что у него был меч, который бы послужил более грозным оружием. Если не приглядываться к деталям, то лютня представляла собой обычную деревяшку, отличающееся лишь тем, что могла создавать музыку. Сейчас этот инструмент был для него чем-то вроде щита - какая-никакая, но защита. В нем бушевало желание убежать или куда-то спрятаться, пережить эту ночь в одиночестве, а потом потихонечку слинять рано утром, пока никто не проснулся. Но ноги сковало холодом, будто бы они отказывались делать любое движение, даже хвост замер в не естественном положении и отказывался двигаться. Сердце не желало успокаиваться и било мощным ритмом, словно молот по наковальне, этот звук отдавался у паренька в ушах и больше слышать он ничего не мог, только собственное сердцебиение и тяжелое дыхание. Эни даже не мог понять страх это был или шок, или оба этих чувства слились между собой и не желали отпускать. Но имел ли право он испугаться и как-то судить Грегора в том, что он не человек, ведь Рыжий представлял собой тоже самое, он тоже был нелюдем. Только проблема была в том, что Эни впервые вчтречал какого-то необычного, такого же как он сам, и это вызвало у него потрясение.   
     Юношу оживили слова Анеши, а точнее ее недовольство. Веревки оцепенения пропали и он сделал неуверенный шаг вперед, поглядывая то на девушку, то на Грегори. Глаза его метались, а выражение лица стало немного хмурым и каким-то озабоченным, в душе что-то свербило, словно вскоре их снова ждут напасти. Эрион не знал как охарактеризовать свое ощущение, но рыжие уши под капюшоном сами собой прижались к голове, такое с ним бывало, когда чувствовал близкую бурю или дождь, что-то вроде хорошо развитого животного инстинкта. Парень немного сгорбился и еще раз оглянулся по сторонам, пытаясь понять следит ли за ними кто-то или нет, но на улице было вполне тихо, если не считать радостного гомона людей в честь праздника. Смотря на Анешу и Грегора, Эни немного успокился и перебросил лютню за спину, чтобы не мешала рукам, висела она на толстом ремешке, который парнишка приделал к ней еще когда жил в замке, дабы перености было легче. Теперь руки были свободны, но юноша из-за этого почувствовал себя еще неувереннее и засунул их в карманы штанин. Пальцы правой руки тут же наткнулись на тот камешек с странным рисунком и Эни вздрогнул, услыхав опять незнакомый с детским оттенком, голос в голове:
«Хозяин...» - два чужих голоса говорили в унисон. - «Мы будем верно служить тебе...»   
     Мысли о том, что ему лишь все кажется, уступили место небольшой панике и парень остановился как вкопанный. И каждый раз, когда Эрион прикасался к камню вновь, он слышал эти два выскоих голоска, словно они звучала у него в подсознании. Оглядываться не было смысла, юноша и так уже понял что все это творится внутри него, а не снаружи и это начинало пугать. Что-то походившее на галлюцинации и сумашедствие, неужели у Эни уже поехала крыша, или это обычное последствие шока, которое он недавно испытал. Весь мир теперь казался наполнен загадками и тайнами, мир, который Эрион совершенно незнает и все знание, получившие он в пути, теперь стали для него лишь маленькой, ничтожной песчинкой. Да и сам Эни стал для себя самого очень маленьким и бессмысленным существом, толком не чего не знающий...
     Руки из карманов он тут же вытащил и сложил пальцы домиком, теперь он мучился в терзающих его раздумьях. Рыжий медленным шагом сократил расстояние, отделяющее его и Анешу с Грегом и встал в буквально в трех - четырех шагах от них. Смотреть, как Анеша отчитывает белобрысого было занятием интересным и Эни нашел в этом даже дольку юмора, и улыбнулся краешками губ. Он сново отметил про себя, что Анеша была девушкой очень храброй, но, если смотреть со стороны Эриона, он бы не стал угрожать такому пареньку как Грег, которого он теперь считал человеком-загадкой, и к которому он в ближайшее время подходить не станет. Большого доверия белобрысый не выражал, и проявлять в его сторону активные жесты Эни не собирался, страшась не только за свое физическое состояние, но и моральное. А вот от извиний Анеши юноша вздрогнул.
- Не чего страшного. Я в порядке... - сказал юноша и его щеки покрыл румянец. 
     Слова самого Грегори, как бы по мягче сказать, ставили Рыжего в полный тупик, кроме извинений, он больше понять мало чего мог. Теперь он чувствовал себя деревенским простецом, который кроме как жизнью обычных людей не интересовался. Вопросы задавать Эрион не посмел и решил помалкивать, тем самым пряча свою неграмотность и незнание, чтобы не показаться глупцом. Симбиотик... О существовании такого слова Рыжий даже не знал, не говоря уже и каком-то виде или что-то в этом роде. Зато из их диолога, Эрион понял, что Анеша была кем-то вроде телепата, если парень правильно понял и за себя ему стало стыдно, ибо в его голове, как он знал, всегда был полный беспорядок и решить что он был безумцем, достаточно легко. А о Грегори он мало что понял, лишь то что в нем кто-то живет, а о словах про отрубании головы Эни не только вздрогнул, но и поморщился, представляя все это у себя в голове. Внутри все затрепетало и эти мысли Эни оттолкнул подальше от себя, но картинка не желала покидать голову. Но в тоже время при мысли, что Грегу приходится в каком-то смысле начинать жизнь сначало, становилось немного грустно и появлялось сожаление. Рыжий не мог представить, как бы он, не чего толком неподозревая, начать жизнь с белого листа.
     Размышлять ему об этом долго не пришлось, услышав за спиной тихие шаги он тут же обернулся. Обостренный слух давал о себе знать, Эни услышал незванных гостей еще до того, как они повернули по улице в сторону ребят. Сначало Эрион подумал, что это обычная группа проходимцев, загулявшая на празднике, но вилы и палки в их руках начали настораживать, и из груди юноши вырвалось неслышное шипение. Их суровые и немного злобные лица вызывали недоверие, а взгляд пугал до мозга костей, что Эрион отступил на шаг. Пульс снова пустился в пляс, а кровь сразу же прилила к лицу, делая его румяным. Толпа становилось все больше, их размер отпугивал и Эни весь сжался и натянул капюшен еще ниже, пряча лицо.  Впереди них, ведя за собой, шел пожилой мужчина, пусть лицо и казалось его добрым, но глаза сразу же давали знать, что это ошибка. Эрион уже и так мучился вопросом «Что случилось?» и он уже почти что сорвался в его губ, как заговорила Анеша и юноша и решил молчать, боясь усугубить положение. Голос девушки был более убедительным, чем тупое мямленье паренька, ему бы наверняка никто не поверил.
     Ответ не долго заставил себя ждать, Эни смотрел из капюшона на реакцию жителей, но, кажется, вопрос из только разозлил и рука Эни сама незаметно легла на рукоять меча. Он никогда не хвастался своими навыкими, но и несчитал себя неумелым мечником, с мечом он упровлялся ничуть не хуже, чем с кистью для написания картин и мог дать достойный отпор, просто насилие его не привлекало и Эни больше бы обрадовал побег. К счастью жители этого жеста не заметели и все так же испепилиляли глазами девушку. Когда Анеша говорила, Эни согласно кивал, зная что «гости» прекрасно это видят, но язык держал за зубами, не привлекая к себе много внимания. Каждая фраза Анеши была все убедительнее и жители постепенно сдавались, лишь иногда Эрион вздрагивал, когда взгляды людей были устремлены на него. Особенно когда девушка заговорила о волосах и народец начал внимательно рассматривать паренька, пытаясь рассмотреть рыжий оттенок волос под капюшоном. Но вскоре все глаза были устремлены на Грегори, вот тут-то Рыжий маленько струсил и сам начал обеспокоенного косится на белобрысого, только сейчас замечая его глаза. Те и правда были как у змеи, но приняли нормальный вид, когда люди посмотрели на Грега. Убежденность народца в своей правоте на глазах таяла и в них поселилось семя сомнения и многие уже говорили о том, что не ошиблись ли они. Эрион продолжал кивать, словно болвачик и уже пропускал мимо ушей вопросы жителей, просто кивая и давая согласие на слова Анеши.
«Когда они уже от нас отстанут...» - сокрушенно подумал он.
     Он снова и снова кивал, и уже слегка был раздражен упертости людей. Но на словах, что все они люди, парень вздрогнул. Эни тут же покраснел и начал смотреть на свои ноги, чтобы не выдать себя, он опять стал ниже травы и тише воды. Он наблюдал за Анешей, как та демонстрировала свою человечность и понимал, что он так никогда не сможет сделать. У него и звериные уши и пушистый хвост были, проще говоря лишние конечности, которые у нормальных людей отсутствуют. За этими мыслями Эрион даже не заметел, как к нему подошла Анеша, и даже когда заметил, никогда бы в жизни не догадался зачем девушка подошла к нему. В это страшное мгновенье он посмотрел в ее глаза и лишь спустя секунду понял, что она с него сняла капюшон. В его глазах появился испуг и удивление, золотые крапинки в зеленых глазах застыли, словно льдинки.
- НЕТ! - крикнул он, но голос после долгово молчание охрип и больше напоминал рык зверя.
     Эни тут же схватил Анешу за руку, пусть и понимал что было уже поздно, что его истинную сущность все увидили. Сейчас он смотрел только в ее глаза, и не желал поглядывать на остальных, он ведь прекрасно знал что именно увидит.
«Что же ты наделала...» - его глаза наполнились грустью и отчанием.
     Вот снова весь мир померк, он отпустил руку девушки, прошептав «Прости...» и повернулся в сторону жителей. На лицах тех естественно застыло удивление и шок. В каждом лице читалось смятение, ведь только что девушка говорила им и убеждала, что они люди, а тут... Ненависть к самому себе наполнила его душу до краев, он и правда нелюдь, ему не надо было приходить в эту деревню и вообще появлятся на глаза. Он чужой, и было неудивительно, что Анеша смотрела на него так же как и другие. Перед тем как все пришли в себя, он отошел на пару шагов от нее, лицо у юноши было сейчас как никогда холодное и серьезное. Смешок девушки никак не разрядил обставку, снова надевать капюшон Эни не решался и споконо поглядел на жителей, пусть внутри него и металась буря. Чтож, раз он сам попал в эту передрягу, то и самому их нее и выходить, вот только споконо убегать он не собирался, в нем родилась некая храбрость и он продолжал смотреть в лица жителей. Страх как рукой сняло, он понимал что нет олько одного его могут посадить на костер и убегать было бессмысленно.
- Обычные люди говоришь? - со злобой спросил старик, который стоял во главе группы.
- Это парень мне сразу не понравился. То-то он ото всех шугается. - пробурчал суровый мужчина, Эрион сразу признал в нем человека, который предлага ему эль.
     Под испепиляющий взгляд людей, Эни отошел еще дальше и чутли не подпрыгнул, когда Грег схватил Анешу и представив к ее горлу свои когти. Эрион толком незнал серьезно ли он хотел ее убить, но интуиция твердила что все это лишь спектакль. Да и смотря на девушку, можно было сказать что вид у нее был не испуганный, а скорее задумчивый - страх был лишь в первые секунды. Люди сразу отошли подальше, смотря на Грегори, а Эрион воспользовался моментом и достал из ножен свой меч. Давненько он не держал его в руках, группа издала еле слышно «Ох!» и покрепче сжала в руках свое оружие. Он старался не подходить к людям, но и самих их не подпускать к себе, он прекрасно понимал что ему, если повезет конечно, легко будет справится с тремя или четыремя врагами - на большее Эни и не расчитывал. Свою сущность прятать уже не было смысла, темно-рыжий хвост уже заметно дергался под плащом и хлетал по бедрам паренька, такие действия жителей немного отпугивали и они пока не рискнули напасть.
- Наглые твари, а ну уберайтесь отсюда! - рявкнул один из мужчин.
- Сколько же тут этих нелюдей-то... - пробурчал второй.
- Тише-тише, мы не знаем что от них ждать. - Осадил их старик.
     Напряжение нарастало и Эрион понимал, что долго их отпугивать их не сможет. Он прижал уши и отсупил уже на шаг, тем самым приблежаясь к Грегу и Анеше, что делать он толком не знал, но чувствовал что страх возвращается. Выдавать он себя не хотел и продолжал хмуро глазеть на народ, Рыжий иногда взмахивал мечом, заставляя отпустить смельчаков, которые рискнули подойти ближе, грозя вилами и палками. Спустя мгновение все изменилось, краем глаза он заметил как вперед, на сельскую толпу, понесся Грегор. Эрион сразу отскочил и видел все как в замарозке: вот Грег выбивает кому-то челюсть, люди пугается, на Рыжего летит Анеша и грозит упасть на землю. Все произошло в доли секунды - Эни спрятал меч в ножны и поймал девушку, он была легкая, почти что невесомая. Плана парень не знал, но понимал что надо бежать, пока и на них не напали, только очень быстро. Он не знал как быстро девушка бегает и может ли выдержать далекую пробежку, поэтому оставалось только одно...
- Держись! - сказал он девушке и поднял ее на руки.
     Она и правда была легонькой и миниатюрная, юноша сразу ринулся с места, разбегаясь с ненормальной для человека скоростью, перед глазами все плыло и становилось нечетким и неразборчевым. Люди редко оглядывались в его сторону, даже при желании они не смогли бы разглядеть хвост или звериные уши, куда точно бежать парень даже и не знал, поэтому бежал только вперед, лишь редко сворачивая. Вскоре гул людей стих, место стало нелюдным и темным, дома полуразрушенные и покинутые, людей совсем не было. На глаза попался большой, немного покосившийся, сарай. Краска полопалась, везде была паутина, несколько дыр в стенах - явно здание давно не использовалось. К счастью дверь была открыта и Эрион, все еще не выпуская Анешу из рук, забежал в него. В нем было очень темно и как-то чуждо, тяжело дыша Эни выпустил девушку, а сам уселся на на пол, прижавшись спеной к стене. Сердце быстро стучало и все не хотело приходить в нормальный ритм, голова вообще не соображала, а мысли путались. На Анешу юноша не смотрел, да и вообще закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Что теперь делать? Как спасти Грегори... Надо придумать план, но как это сделать, если голова совсем не хочет думать. Эрион устримил взгляд в темноту, рассматривая яркие блики света...

Отредактировано Эрион (2011-11-11 13:05:27)

0

19

Однажды Анеше довелось услышать рассуждения человека о том, что читать мысли, должно быть, быстро становится скучно. Что люди вокруг становятся предсказуемыми, а если такая способность есть всегда, то быстро станешь предугадывать побуждения людей раньше них самих. Тогда телепат усмехнулась - про себя, конечно. Даже в те не самые счастливые времена, когда она считывала почти все мысли против своей воли, удивляться она не переставала. Мысли самых обычных с виду людей иногда поражали, что уж говорить о тех, кто представлял какой-то интерес? Вот и сейчас. Улавливать мысли Грегори, несмотря на необычный способ, было привычно. И удивляться вряд ли стоило: слишком мало она его знала, чтобы делать какие-то выводы. Но все же терзания, казалось, уверенной в себе личности о непринадлежности своей к роду человеческому заставили девушку растеряться. Тем паче, что странно рассуждать об этом, когда ярчайшие представители этого рода потрясают рядом вилами в глупой злости из-за своих предрассудков. Самой Анеше в такие моменты хотелось наоборот объявить, что к людям она имеет самое косвенное отношение, пусть реальных причин тому почитай что и не было.
Возможно, именно эта растерянность и послужила тому, что рассуждения симбионта о том, что он бы и ее убил, глазом не моргнув, не очень-то ее впечатлили. Несмотря даже на когти, которые она по-прежнему чувствовала у своей шеи.
Впрочем, обсуждать это было не время. Может, конечно, у них и есть такая возможность, но не очень-то хочется вести философские диспуты в их положении. Так что услышав мысли, уже обращенные к ней, Анеша всего лишь приготовилась спорить. Приготовилась с первых слов, мгновенно сообразив, что парень, несмотря ни на что, настроен на подвиги ратные. А уж что-что, а подобный вид благородства девушка недолюбливала. Грегори, значит, будет их прикрывать, а они беги? А она потом чувствуй вину за всю пролитую, не важно чью, кровь.
"Не смей..." - начала было магичка, но продолжить не успела. Симбионт, быстро порвав их странную связь, решительно ее оттолкнул. Девушка еще не успела прийти в себя от мгновенно вернувшейся в нормальное состояние реальности, как оказалась в руках удачно подхватившего ее Эриона. Тут же вцепившись в плечо менестреля и только после этого восстановив равновесие, уставилась телепат прежде всего на подзадоривающего крестьян Грега.
- Грегори... - гневно пробормотала Анеша, уже понимая, что вряд ли ее возмущения имеют смысл. Вряд ли симбионт ее даже услышал, уже увлекшись пока еще удачной для себя схваткой. Первым же ударом он обезвредил одного из напавших, а вот что было дальше - того девушка уловить не успела. Не иначе как заразившись от Грегори традицией решать все за нее, Эрион, кратко выкрикнув: "Держись!", тут же подхватил ее на руки. Непривычная к такому способу передвижения, Анеша успела лишь автоматически ухватиться за него поудобней, мимолетно заглянув в его растерянное лицо. Паренек же, что немало удивляло при его комплекции, сорвался с места со скоростью, которая поразила бы и без дополнительного, не сказать что малого, веса ее тушки.
Выдержки, а точнее сказать ума не возмущаться в такой момент Анеше все же хватило. Стараясь особо не шевелиться, дабы не мешать менестрелю, девушка молчаливо постаралась проследить за дорогой, которую паренек вряд ли разбирал. Но бежали они более чем удачно, к окраине деревни - и так не очень населенной, а в честь праздника и вовсе абсолютно безлюдной.
Через десяток минут Эрион наконец сбавил обороты и завернул на какую-то тропку, уводящую к заброшенному, покосившемуся зданию. Все еще торопливо забежав через открытую дверь, менестрель опустил-таки девушку, и, не сказав ни слова, плюхнулся на пол, пытаясь отдышаться. Анеша же, застыв, осталась стоять, с некоторым удивлением разглядывая паренька.
- Ну ты даешь... - почти восхитилась магичка после паузы и, отмерев, не торопясь опустилась у другой стены, не обращая внимания на грязь и пыль. По счастью, в темноте они были мало различимы и потому не пробуждали излишней брезгливости. В сарай вообще почти не проникал свет, несмотря на внушительные прорехи в крыше. Солнце уже успело окончательно сесть, а вот луна не взошла, наступили сумерки - самое скрытное время суток. Об этом и принялась медленно размышлять девушка, посмотрев на темное, серое небо через одну из дыр. Мысли не хотели сразу приходить в порядок: слишком многое произошло за какую-то четверть часа. Понимая, что пытаться справиться с ними тут же бесполезно, Анеша дала себе несколько минут на то, чтобы толком успокоиться. Время у них, похоже, теперь было. Правда, и неприятности наверняка лишь росли в размерах, пока они сидели, но и непродуманные действия могли принести лишь вред. "Пожалуй, даже удачно, что он меня утащил" - созналась себе магичка. Верная своей привычке вмешиваться, где не надо, иногда напрочь игнорируя инстинкт самосохранения, Анеша наверняка что-нибудь да устроила бы, что прекрасно осознавала. Учитывая ее малые способности в драках, окончиться все могло не слишком удачным образом.
Когда мысли наконец начали послушно выстраиваться в правильные логические цепочки, телепат вновь сосредоточилась на своем спутнике. О том, что он за личность, она успела составить некоторое мнение. Паренек был хороший, но слишком склонный к излишним тревогам и самобичеванию. Именно поэтому не сразу начала с размышлений о том, что Грегори вряд ли справился со всей толпой, а их, почти наверняка, уже ищут.
- Ну и вечерок выдался... - задумчиво протянула магичка. Улыбаться настроения как-то не было, так что пришлось лишь иронично усмехнуться. - Глупо как-то получилось. Впрочем, плевать. Все равно отбрехаться вряд ли бы удалось. Вот только нашего благородного спасителя теперь, боюсь, придется выручать. Тем более что этого самоуверенного идиота наверняка уже заломали, а я как-то не люблю, когда моих знакомых лишают головы, даже если для них это не фатально. 
Анеша не сдержала вздох. Теперь, после этой драки, в которой симбионт в лучшем случае перекалечил ни одного, как он их называл, кмета, а в худшем и вовсе кого-то убил, селяне наверняка жутко злы и хотят отомстить, желательно всей их троице. Вряд ли после того, как Грегор ее отпустил, они не сообразили, что ее короткое пленение было лишь спектаклем. Тем более, что сбежали они вдвоем с Эрионом. Даже будь она и впрямь человеком и пойми это толпа, ее прибили бы просто за соучастие. Злые, пьяные, какие-то совершенно дикие местные крестьяне вряд ли склонны к сочувствию, тем более к нелюдям или тем, кто изо всех сил им помогает. Последнего же никак нельзя было избежать - совесть уже недовольно шевелилась внутри, напоминая о симбионте. А значит, придется соваться в осиное гнездо, и, если их поймают, это смертный приговор обоим. Печально, но факт.
Поднявшись с грязного, больше напоминающего землю пола, Анеша бесполезно отряхнулась и подошла к двери их убежища, выглянув на улицу. Людей там еще не было, но вдалеке уже слышались голоса.
- Ты, главное, не бойся. Справимся, и не в такие неприятности попадала, - ободряюще проговорила девушка, обернувшись к Эриону. В последнем она, правда, сомневалась - что не говори, а становится целью населения целой деревни ей пока не приходилось. Но оптимизм еще никому не мешал, так что Анеша еще и сама постаралась уверовать в свои слова. Ведь против них - всего лишь люди. Много, правда, людей...
А еще, подобной постановкой вопроса Анеша сознательно лишала парнишку возможности отступить, сохранив лицо. Не слишком-то честно, вот только девушка понимала, что если уж у них вдвоем шансы выручить Грегора бесконечно малы, то уж в одиночку ей для этого понадобится чудо. А чудеса, как известно, редки, по заказу же не случаются и вовсе.
Еще раз выглянув на улицу, магичка увидела то, чего уже ждала - вдалеке маячили фигуры людей с факелами в руках. Группа была довольно большой - человек десять, не меньше, но передвигалась не очень быстро. Время от времени от нее отделялись пары и прочесывали укромные, вроде их сарая, места. 
- Идут, - спокойно, понизив голос, сообщила Анеша. Бежать, учитывая обязательность возвращения, смысла не было. Оставалось играть в прятки. Тихо хмыкнув своей мысли, девушка задумчиво оглядела сарай, приметив абсолютно пустой соседний угол и подошла к Эриону.
- Через пару минут они зайдут. Просто молча стой и не шевелись, -  деловито прошептала магичка и, схватив его за рукав, потащила в сторону угла. Но по пути на мгновение сбилась с шага, вздрогнув, - с одной из балок, тонко и пронзительно пискнув, сорвалась и вылетела на улицу небольшая летучая мышь. Проводив ее настороженным взглядом, девушка тряхнула головой. Поставив менестреля у стены, она встала рядом, прижавшись спиной к парнишке. - Я наведу иллюзию. Они зайдут, ничего не увидят и уйдут. Главное - ни звука... - едва слышно пояснила свои действия Анеша. Прикрыв глаза, она на мгновение прислушивалась. Их дыхание казалось громким в тишине помещения. Грубые голоса звучали совсем рядом, уже были слышны шаги и возня крестьян, заглушающие громкий, умиротворяющий стрекот сверчков. Отвлекшись на то, чтобы почесать засвербевший от пыли нос, магичка сосредоточилась. Оставлять угол совсем пустым было нельзя - вдруг кто подойдет и наткнется на них. Сено обязательно будут шевелить, какие-нибудь вилы или косы могут решить прихватить. "Дрова, - с иронией решила Анеша, - достаточно высокая куча дров - чтобы не ходили по ним. Но такая, чтобы за ней нельзя было спрятаться...". Окончательно погрузившись в себя, магичка принялась плести заклятие. Осечки быть не должно - нужно сделать все так, чтобы даже игра теней от факелов, пока отсутствующих, выглядела настоящей. Стена за ними должна быть грязной, но без крупных щелей - чтобы никто не решил выглянуть через них наружу. Несколько крупных поленьев для убедительности рядом, они должны быть иллюзией не только зрительной, но и осязаемой - вдруг кто пнет. Перестраховаться, если на кону твоя жизнь, нельзя.

Отредактировано Анеша (2011-11-17 08:59:05)

0

20

Офф

За пост это можно не считать. Просто пояснение, чтобы заполнить паузу. Сейчас играют Анеша с Эрионом.

Отстранённо наблюдая за тем, как его заковывают в кандалы и надевают ошейник с цепью Грег залечивал свои раны. Отрешённо наблюдая за беснующейся толпой, которую пытались сдержать стражники, симбионт сверкал зрачками в свете факелов. Его решили повесить.  Именно такое наказание было предусмотрено для нелюдей, которые напали на селян в этой деревне. Разумеется казнь была довольно изощрённым способом издевательства над так называемыми нелюдями. Смерть от удушья очень мучительна и болезненна. К тому же противна. Дело в том, что при повешании повреждается нея, смещаются позвонки и нарушается целостность спинного мозга, вследствии чего все мышцы тела сводит судорогами и они расслабляются. В том числе сфинктеры. Поэтому процесс довольно противен.
С другой стороны смерть такого рода именно Грегору не грозит. Впрочем мысли то и дело перескакивали на одну и ту же.
Масса... Нужна масса... - стучало в голове подобно молоту. слишком много массы ушло во время боя.
Тем временем Грега повели. Группа из дюжины людей с факелами вела симбионта, держась за цепи и верёвки. Зачем то иногда от группы отделялись по два- три человека и заходили в дома и сараи. Что они делали? сообщали жителям? Хотя судя по состоянию лачуг там никто не жил...
Нос защекотал знакомый аромат. Нотка цветов, прибавленная к естественному запаху феромонов... Анеша.
Чёрт! Какого лешего они ещё в городе?! Да ещё и так близко?! Это наиглупейший поступок в жизни этой девушки! Вот кого ищут эти придурки с факелами!
Грегор мигнул глазами. Неужели придётся убивать? Он ведь обещал...
Рей возмущённо восклицал, что какое то чувство отвестсвенности не даёт ему спасти Грега от несчастного случая и грозился не отключить нервные узлы во время казни.
Хренов шантажист...
Процессия тем временем двигалась в сторону сарая, в котором, судя по запаху, находилась Анеша. Напрягшись, симбионт почувствовал запах и её спутника.
Тем временем его провожатые подошли уже вплотную к зданию, и от группы отделились три человека. Остальные продолжили свой путь, подгоняя Грега тычками копий и алебард.

0

21

Сердце отдавало какой-то рваный ритм, в прямом смысле выпрыгивая из груди. Эрион не помнил когда в последний раз так нагружал себя, такое чувство что еще никогда в жизни. Он жадно вдыхал прохладный, но несвежий воздух в сарае, не общая внимание что в нос и рот попадала пыль. В глазах, как и в голове, было все еще мутно, все немного сливалось и блики света в сарае напоминали яркие светлые сферы в темноте, будто они были призраками. Как бы Эни не старался сфокусировать взгляд перед глазами все равно было расплывчато, даже Анешу он видел только, как мутное пятно. В ушах громко звенело, не было слышно своего собственного тяжелого дыхания, лишь постоянное гудение. Вдох и выдох, снова вдох... Тело отказывалось слушаться и паренек больше напоминал тряпку - весь раслаблен, руки лежат на полу, голова прислонилась к стене, хвост вяло поддергивался, только колени были согнуты. За все это время парень ни разу не пил и не ел, в животе давно царствовала пустота, организм был предельно измотан. Юноша был настолько бледен, что казалось вот-вот упадет в обморок. Под глазами залегки темные круги, да и вообще весь его внешний вид заставлял желать лучшего, плюсом теперь одежда была покрыта паутиной и пылью - самый что ни на есть убогий вид. В горле пересохло и юноша начал рыться в своей широкой сумке, под руку все время попадался то карандаш, то кисть на рисования, то скомканые лестки бумаги. Эрион издал мучительный стон и начал рыться еще сильнее, наконец-то рука нащупала что-то холодное и твердое, он с остервенением вытащил небольшую влягу и вынул пробку. Когда вода холодная вода коснулась его рта, по Эни пробежала небольшая дрожь, зубы непривыкшие к холоду немного заболели, но остальное тело словно попало в Рай. Вода медленно текла по горлу, затем все ниже и ниже, оживляя все что попадалось на пути. Несколько капель упали на на расскаленную кожу на ключице, где слегка был распахнут ворот рубахи. К сожелению, это счастье длилось не долго, воды в фляге было всегда на три или четыре глотка, и поэтому когда она опустела, Эни устало выпустил ее из рук, та с мягким звуком упала на кожанную суму. Дыхание выровнялось, в ушах почти перестало звинеть, лишь небольшой фон, только сердце продолжала неистово биться.
     Тяжелый и жаркий плащ давил на горло, парень весь взмок и рубаха противно липла к телу, оставалось лишь желание окунуться в прохладную ванну. Да... Ванна бы сейчас не помешала, именно настоящая ванна, а не очередное озеро или река, не то чтобы Эни как-то плохо пах, но он любил часто мыться, вода была его стихией. Даже сейчас его волосы пахли хвоей и лесом, такой терпкий и яркий аромат, свежий и приятный...  Эрион растегнул позалоченную застежку плаща и стянул его с себя, кожа сразу почувствовала прохладных воздух, но холода Эни не чувствовал, наоборот, стало гораздо свободнее и легче дышать. Беря в руку еще и влягу он запихнул ее вместе с плащом в сумку, в которой места была еще предостаточно. Рыжий искося поглядывал на Анешу и слегка ухмыльнудся на ее слова, наблюдая как она садится напротив него, отвечать он как-то не стал. Юноша закотал рукова, оголяя тонкие руки, голова практически пришла в порядок и теперь он смотрел на девушку. Напугать своим видом он ее больше не боялся, и так все тут ясно, но по привычке все еще прижимал уши к голове, стараясь их спрятать. Пушистый хвост теперь не дергался и спокойно лежал у бедра юноши. Свой рыжий отблеск он потерял из-за пыли и приобрел серый оттенок. Волосы Эриона тоже не были в порядке, несколько прядей торчали в разные стороны, да и вообще на голове творился полный беспорядок.
     Эни снял с волос кожанный шнурок, который и так грозил в скором времени развязаться. Он распустил длинные, почти что до пояса рыжие волосы, при неярком свете они чуть переливались золотом, юноша все так же не отрывал взгляда от собеседницы. Теперь ему никто не мешал украдкой ее разглядывать, шнурок Эни спрятал в кармане. Взгляд сам собой опускался на холодный пол - пареньку было жутко стыдно, ведь это из-за него они попали во всю эту переделку. Если бы он был человеком... Лучше бы Рыжий вообще не приходил сюда, в эту проклятую деревеньку, не мазолил глаза своим присутствием, тогда все этого можно было избежать. Теперь не только парень в был в опасности о и Анеша, и Грегори, которого в скором времени грозят казнить. Как спасать белобрысого Эрион даже и не знал, мысли начинали путаться и его охватывала паника и тревоги. Из-за его глупочти мог погибнуть не в чем неповинным чело... Пусть не человек, но эта нечеловечность мало что меняла... Юноша запустил длинные музыкальные пальцы себе в волосы и сильно сжал их, думая:
«Что же я натворил...» - с горечью говорил Эрион сам себе.
     Пусть внутри него бушевала буря смятения его лицо, на удивление, было каменным и совсем не выражало эмоций. Глаза рыжего отчужденно наблюдали за маленьким черным паучком, который плел паутину в далнем углу полуразрушенного сарая. Узор паутины напоминал перепленные серебрянные нити. Они ярко поблескивали на бледных лучиках света. Паук доплетал свое творение и вскоре уселся по середине паутины, дожидаясь своей жертвы. Честно говоря Эни никогда не считал себя «пауком». Он не стремился заполучить жертв - то есть никогда не стремился к успехам или славе, он никогда не сидел на одном месте. Парень предпочитал оставаться один и тихонечко напевать под нос себе песенку. А цель в жизни у него всегда была одна - найти своего родного отца, этим он напоминал глубого матылька, который стремился к свету, не подозревая, что его крылья сгорят или он попадет в мерзкие лапы паука. Для Эриона пауками были практически все. Может быть Анеша не была таким пугающим созданием, она больше напоминала интересную бабочку. Каждый узор на ее крыльях таил загадку, но юноша, сам не знал почему, хотел ей верить.
     Парень снова перевел взгляд на Анешу. Он не мог представить, как такая хрупкая девушка сможет спастись, но о ее скрытых талантах ему стоит только догадываться. Воина она особо не напоминала, да и физически не могла им быть, но почему-то каждый раз вглядываясь в ее бездонные голубые глаза Эни ощущал некую силу, что тело покрывали мурашки. Хвост паренька опять нервно дернулся и велять из стороны в сторону. Через несколько минут Эрион понял, что в наглую пялится на илуо Анеши с весьма любопытным и немного припуганным взглядом. От этого он тут же залился краской и перевел взгляд на пол, и плотно сжав губы с напущенным интересом разглядывал грязь. Он и сам не особо понимал почему смутился, но это случалось с ним почти что всегда - привыкнуть все равно невозможно. Пульс сразу подскочил от чего румянец на бледном лице стал еще сильнее. Кажется, краснеть и смущаться сейчас, когда Грег в опасности, через чур глупо, только Рыжий не чего поделать с собой не мог. Ему от самого себя стало тошно и парень с грустю закрыл глаза, сжав волосы еще сильнее.
«Ну почему... Почему от меня столько проблем...» - ругал он себя. Если бы рядом не было Анеши, то парень, наверняка, решко встал и начал пинать все вокруг от злости.
     В изумрудных глазах застыли слезы, и грозили вот-вот упасть на землю. Эрион уговаивал себя перестать плакать, ему надо помочь Анеше придумать план и спасти Грегори. Парень старался не моргать, чтобы девушка не  увидела, что он плачет. Кажется, что Эни с концами расклеился и с удовольсвием забился бы в темный угол, отдаваясь чувствам. Он еле слышно зашмыгал носом, но как бы менестрель не старался заглушить этот звук, он все равно отдавался громким эхом от стен. В голове мелькнула мысль, что шуметь сейчас было верхом безумства и надо сидеть тише воды и ниже травы, дабы не услышали люди. Тыльной стороной ладоней Эрион протел глаза - на руках остались крупные капли, - затем, шмыгнув, протер нос. Эни напоминал маленького мальчика, которого кто-то обидел и теперь он плачет. Проблема была в том, что в некой степени Рыжий и был маленьким мальчиком, ему просто пришлось рано повзрослеть и детства у него толком и не было, так же как и друзей. Наверное, поэтому он и вел себя в душе, как ребенок, пытаясь нагнать пущенное. Он потихоньку осознал - прошлого не вернуть и сейчас юноша как никогда должен был мыслить серьезнее, такие помослы придали ему сил. Эни слегка собрался духомм и снова протер глаза, они были еще влажные, а ресницы от влаги склеились.
     Услышав Анешу, Эрион вздрогнул - ее голос вернул парня в реальность. Он стал внимательно ее слушать, приподняв говлову и глядя в галаза девушки. В ее голосе звучала ирония, но слова были вполне серьезными и юноша просто кивнул головой, вооброжение сразу же разыгралось. Перед глазами сразу появились страшные картины костра, отрубание голову и прочих казней, если бы Эриону тоже было бы плевать отрубили бы ему голову или нет, то наверняка это очень не приятно. Он поежился, а к горлу подступил большой комок, стало совершенно не по себе. Рыжий увидел как Анеша встает и встал следом, так же как и она слегка отряхнувшись и подняв облачко пыли. Не успев до конца отряхнуться, Эни услышал шаги людей, лязг оружие и недовольные голоса и выглянув на дорогу увидел в далеке группу людей, явно розыскивающих беглецов. Сразу стало страшно, ведь деваться им было не куда, и голову заняли мысли о побеге, только вопрос куда...
- За себя-то я особо и не боюсь... - буркнул парень. Оптимизм девушки его настраживал, ведь он был самым что ни на есть писсимистом. Эни не понимал как они смогул выстоять против этих обезумевших людей, если они были практически безоружны. Силует людей становился все ярче и у паренька засосало под ложечком, а желудок стал каким-то каменным и тяжелым, словно Рыжий наглотался камней.
     Эрион почувствовал легкое прикосновение к кожу и слегка вздрогну, он сначало не понял что хотела от него девушка, но послушно пошел за ней.
- Ты уверена? - настороженно шепнул он ей, но поняв что спорить безполезно добавил: - Ладно.
     Он нахмурившись, провожал взглядом летучую мышь, которая уже улетела в ночь. Юноша надеялся что в темноте люди ее не заметели, как говорится «Надежда умирает последней...». Стоять вот так у стены и не чего не делать было неудобно, желание помочь девушке все расло, но здравый смысл удерживал его. Вставая поближе к темному углу Эни вляпался в еще одну паутины и мысленно выругавшись, начал аккуратно снимать ее с волос. Зато сейчас, в практически полном одиночество, можно было подумать как спасти Грегори, только голова не желала варить, особенно заметив как люди почти зашли в сарай.
«Нужна помощь?» - проговрили два высоких волоса, от которых Эрион чуть не вскрикнул.
     Менестрель тупо глядел на два прозрачных призрака, светившихся во тьме, на вид они был странные... Полуптицы, полу зайцы... Он понимал что надо вести себя как можно тише, но в его глазах застал ужас, особенно так и хотел спросить кто они вообще такие?!
«Можешь общаться с нами мысленно...» - протянул более мальчишеский голос.
     Задавать вопромы Эрион не спешил, и просто немного приоткрыл рот. Призраки смотрели на него в упор и Эни стало не по себе, еще сильнее он забоялся, когда жители деревни зашли в сарай и начали оглядываться, но они словно не видели парочку.
«Вы кто?!» - не сдержался он и сросил духов, как они и говорили - мысленно.
«Мы твои хранители, мы те, кто предназначан тебе судьбой...» - сновао ответил высокий мальчишеский голос.
«Кто?..» - тупо переспросиль он, заметив как другой дух закатил глаза.
«Мы - духи! И живем в том камне, который ты подобрал на улице. Мы будем защищать и оберегать тебя, когда потребуется.» - заговорил девичьи голос, но заметив недоумевающий взгляд паренька сказало снова: «Ты пока все обдумай, а то я смотрю мы тут лишние...»
     Оба хранителя обернулись и сторого посмотрели на людей ирастоворились в воздухе. Только сейчас Эрион понял, что за все это время ни разу не вдохнув, люди уже выходили бурча что-то наподобии «Их тут нет!» и «Куда они могли подеваться?». Анешка постаралась на славу и Эни был ей примного благодарен, только эти духи никак не желали лезть из головы и Эрион решил заговорить, чтобы разрядить обстановку.
     Он наклонился к Анеше и типо прошептал ей на ухо:
- Они вроде ушли... - теплый баритон сорвался с его губ, даже юноше показалось что его голос звучал слишком взросло. - Идем, мы должны посмотреть куда ведут Грега.
     Голоса потихоньку стихали и это придало парню смелости и, поправив сумку, он взял девушку за руку и немного стиснул ее ладонь, ведя к выходу. Он старался не задевать ее хвостом, но уже в который раз чувствовал, как он, хвост, касался ее ног, точнее слегка задевал ждинной шерстью, но сейчас это не казалось особо важным. Эни подошел к двери и аккуратно выглянул, смотря на отдаляющейся силует, звук цепей говорил о том, что Грег с ними, плана особого не было и юноша надеяся, что все сложится само. У одного из домиков он заметил широкий куст, за которым можно было бы спрятаться и он повернулся к Анеше и приложил указательным палец к свои губам. Эрион старался красться как можно тише, не издавать звуков, но жители были так увлечены насмешками и тыканьем в Грегори оружие, что навряд ли увидели их. Когда Рыжий и Анеша спрятались за кустом, он выпустил ее руку. Куст оказался немного колючим, но на это было легко не обращать внимания. Времени оставалось все меньше, он таяло, словно снег на теплом свете.
     Эрион чувствовал холодный ветер, и мысль о том что в плаще было слишком жарко, показалась теперь жалкой. Но копаться снова в сумке Рыжий не хотел, боясь что их услышал. План все еще не стоился и на паренька накатила паника и страх. Страх... Этим он был схожен с людьми... Он всегда чего-то боялся. И тут его осенило, что если сильно напугать людей, то они побросают оружие и оставят белобрысого на произвол судьбы. Только как их напугать - нужно что-то большое и пугающее и как предупредить заложника. Кажется Эни придется воспользоваться своим умением призыва, вот только он не помнил - есть ли у него нужный рисунок. Он начал тихонечко копаться в сумке, перебирая листы, но под руку попадался то очередной пейзаж, то какая-то банальная птичка. Одновременно со своими поисками он думал как предупредить Грегори, чтобы он не принял монстра за врага и побежал к ним. Ему нужен был кто-то маленький, способный незаметно подойди или подлететь, быстро сказать все что нужно и снова исчезнуть в ночи. Ответ пришел практически сразу, но от мысли, что пришла в ему в голову, Эрион немного занервничал. Ему казалось что он ведет себя как сумашедний, но попытка не пытка и стоит рискнуть, только менестрель толком не знал как это сделать, да и так чтобы никто не заподозрил. Эни кое-как пытался на чем-то сосредоточится и чтобы не прелекать внимани Анеши продолжал рыться в суме, рядом с ним блеснула голубая вспышка и он увидел два полу-прозрачных силуета.
«Все таки понадобилась наша помощь?» - немного рассмеявшись спросила одна из хранителей.
     Паренек вздрогнул, но ответил.
«Да... Вы не могли бы передать мои слова заложнику с белыми волосами, которого ведут люди дальше по улице?.. » - мысленно говорил он.
«Конечно! Что передать?» - спросил мальчишеский голос.
«Скажите: Что, когда увидит монстра, бежал прочь в лес. Там мы вскоре встретимся.» - ответил Эни.
«Есть!» - оба силуета словно потеряли свой свет и стали живыми и устремились навстречу к свей цели.
     Хлопанье крыльев стихло и Эни начал вглядываться в свою сумку, кажется он нашел, что искал. Юноша достал большой свернутый пергамент и развернул его, на листке была использовано всего два цвета - черный и красный и изображена большая двухголовая змея. Этим он наверняка напугает людей, другой реакци он и не ждал.
- Только не бойся... - шепнул он Анеше и кинул листок на дорогу, тот слегка свернулся.
     Эрион присел на колени и закрыл глаза. Он погружался в некий странс и чувствовал как лист с рисунком начал сиять и расширятся, мысленно парень представлял какого размера будет змея - то есть он мысленно доводил ее до совершенства, вселял в нее жизнь. Из перкамента, словно из сияющего портала, показался большой змеиный язык, а затем гиганткая голова с ярко-красными глазами. Пото вылезла и вторая голова, обе они оглядывались, ища жертву. Через некоторое время двухголовый змей уже полз вдоль дороги, в ширину он немного уступал улице, а длинной был почти тридцать метров. Эрион, как будто сам был этой змеей, он чувстовал как его тело налилось силой, он стал гибким и подвижным и ощущал языком все что творилось вокруг. Когда монстр подполз ближк людям, то почувствовал их страх... Страх, что заложник убьет их, покажет всю свою силу, они так были не внимательны - даже не слышали тихого шепения. Глаза левой головы сверкнули и она увидела как оба хранителя летели назад к хоязину... Люди были все ближе и ближе и вот самый ближний их них оглянулся - его глаза были наполены ужасом. Громадный змей поднялся - где-то четверть его тела составляли раздвоенная шея, становясь гораздо выше жителей, показывая всю свою силу. Шипение стало громче и немного походило на рык, некоторые мужчины побросали цепи и взялись на оружие, напрочь забыв о Грегори. Змей, еще раз зашипев, раздул два своих капюшена, теперь он больше походил на разъеренную кобру. Красные узоры за чешуе больше напоминали демонические символы и узоры и едва заметно светились. Странное ощущение быть в своем теле и в тоже время в чужом, управлять им, а особенно говорить, слыша незнакомый голос.
- Как вы, жалкие с-с-смертные, посмели с-с-схватить нашего с-с-слугу... - гневно зашипела левая голова.
     Он услышал как кто-то испуганно вскрикнул.
- Убирайся обратно в адское пекло, демон! - закричал старик, а вперед вышал молодой мужчина с вилами в руке.
     Змей коварно зашипел, словно он смеялся.
- Вам придется распрощаться с вашими душами, смертные. Умрите, раз посмели перечить нам! - раъеренно зашипела правая головая, у которой вместо одного глаза был шрам.
     Она ринулась на паренька с вилами заглотила его, тот даже не успел пискнуть. Правая змея кровожадно облизнулась на правлясь к новым жертвам. Люди побросали оружие и побежали прочь, слышались испуганны крики и мольбы о помощи. Люи даже не догадывались, что особой опасности змей не представлял, конечно он мог убить, но только если этого захотел Эрион, а он убивать не любил. Двухголавая кобра ползла за людьми и могла бы с легкостью их догнать, но Эни лишь их пугал.
     Эрион не чувстовал как медленно бледнел и его лицо покрылось каплями пота, он начал напоминать больного гриппом человека, еще чуть-чуть и его настигнет тьма. Он не ощущал потерю сил, медленно ускользающей жизни, лишь хотелось спать... Сильно спать... Уснуть навечно и больше не мучится...

0

22

Иллюзия была вроде как готова, но все равно, Анеша, застыв, в сотый раз проверяла заклятие, по-прежнему не открывая глаз и слыша, как шаги и голоса селян становятся все ближе. Понимание того, что рискуют они своей жизнью, добавляло нервозности, и так возникающей каждый раз, как она использовала эти свои силы.
К своим способностям Анеша всегда относилась двояко. Несмотря на множество проблем, которые они когда-то ей приносили, избавиться от них она никогда не желала. Это было ее частью, такой же важной, как характер, как внешность... не будь их, она была бы другим человеком. А значит - ее не было бы и вовсе. Именно это мнение, твердое и непоколебимое, заставило ее в свое время выбрать путь бездомного бродяги-менестреля. Всегда приходится чем-то жертвовать - и пусть сам ее дом не слишком-то способствовал любви к оседлому образу жизни, оно имело не меньшее значение.
Иллюзии - единственный, пожалуй, ее дар, которым она владела в совершенстве - всегда были одновременно самой простой и самой сложной ее способностью. На них она не тратила большое количество сил, могла использовать многократно, воздействовать на всех и всегда. Но одновременно это было сродни искусству. Необходимо было продумать множество мелочей, придающих реальность облику; в точности представлять себе каждую деталь - ощущение при прикосновении, запах и вес, размер. Творчество, как и любое другое, требующее напряжения сил моральных и сосредоточенности. И редко, крайне редко она могла, как художник, отойти и осмотреть результат со всех сторон. Чаще всего это было возможно лишь во время тренировок, которыми магичка почти всегда пренебрегала. И в такие же моменты как сейчас приходилось полагаться только на собственное мастерство.
Сложно рисовать картины с закрытыми глазами. А не нервничать, когда от результата зависит твоя жизнь - невозможно.
В сарай зашли трое. Обычные селяне, громко обсуждавшие их появление, наглость нелюдей, посмевших явится на их праздник. Застыв, Анеша следила за каждым их движением и взглядом. Один прошелся вдоль всего помещения, пнув в дальнем конце какое-то тряпье, валявшееся прямо на полу. Второй привалился к стенке, в руке у него был факел, освещавший запущенное помещение. Третий встал в середине, внимательно оглядываясь. Взгляды всей компании не раз скользнули по стоявшей у стены пары, старавшейся даже не дышать. И, несмотря на то, что Анеше уже не раз приходилось пользоваться подобным фокусом, до сих пор было странно ощущать, как на тебя смотрят и не замечают, принимая за что-то совсем иное, безобидное и неживое. Магичка, оглядев троицу, заставила себя опустить взгляд под ноги. Взгляд - странная вещь, ее, совершенно не материальную, способны почувствовать даже одураченные магией люди.
Но на этот раз все прошло удачно. Не один из троицы, очевидно, не обладал той интуицией, которая способна некоторым заменить даже зрение. Не заметив чужого присутствия, селяне даже не почувствовали его. По-прежнему разговаривая, один за другим люди вышли из сарая, абсолютно уверенные в собственных чувствах, подсказавших, что в покосившимся здании нет ни единой живой души.
Анеша медленно расслабила плечи. Она и сама не заметила, как напряглась, словно струна, готовая в любой момент сорваться с места или просто скорректировать заклятие. Глубоко вздохнув, девушка потерла лоб рукой. Эрион пришел в себя даже быстрее: склонившись к ее уху, тихо зашептал каким-то непривычным голосом:
- Идем, мы должны посмотреть, куда они ведут Грега, - предложил он, и Анеша, кивнув, шагнула в сторону выхода. Менестрель неожиданно уверенно схватил ее за руку, потянув за собой. С некоторым удивлением взглянув в спину паренька, магичка послушно пошла чуть позади, уставившись на его пушистый, временами задевавший ее ноги хвост, и в то же время совершенно его не замечая.
На смену решительности после напряжения пришла задумчивость. Легко было сказать - "придется нам его выручать". Они могут выйти отсюда, проследить за селянами, в конце-концов, вновь воспользоваться иллюзией и смешаться с толпой. Но как им освободить Грегори, на котором сосредоточенно внимание десятков людей?..
Положившись на Эриона, по сторонам Анеша почти не смотрела, стараясь лишь передвигаться без излишнего шума. Больше здесь никого не было, но на дорогу они не выходили, стараясь идти так, чтобы их силуэты нельзя было разглядеть за зарослями, которыми, благо, деревенька в этой своей части обладала в изобилии. Конечно, в это время года, голые, они вряд ли могли служить хорошим укрытием, но сумерки помогали, укрывая их темнотой.
На всякий случай пригнувшись, крались они недолго. Процессия не успела уйти далеко, и вскоре в свете факелов стало возможно разглядеть закованного Грегори, бредущего в окружении людей. Остановившись вслед за Эрионом, магичка присела на корточки рядом, внимательно наблюдая за селянами и в тоже время по-прежнему пытаясь придумать что-то неожиданное, а главное - эффективное. Но вскоре она обратила внимание на то, как менестрель целенаправленно роется в своей сумке, перебирая какие-то листы. Что на них было - разглядеть с ее стороны было совершенно невозможно. И, конечно же, это тут же разбудило любопытство, всегда дремавшее в Анеше.
- Ты чего делаешь? - прошептала девушка едва слышно.
Заговорил паренек не сразу. Странно вздрогнул, замер на пару мгновений, затем вновь углубился в сумку, доставая один из листов. Наконец ответив - если ответом можно было назвать просьбу не бояться - менестрель отбросил пергамент в сторону. Приглядевшись, Анеша с трудом различила какой-то рисунок. Уже сообразив, что вопросы задавать бессмысленно, магичка лишь с интересом уставилась на усевшегося на колени Эриона. Тот выглядел сейчас примерно так же, как любой маг, когда сосредотачивался на каком-то заклятии - с закрытыми глазами, не обращавший внимание ни на что вокруг. Анеша ждала, поглядывая то на пергамент, который, как она догадывалась, был чем-то важным, то на самого менестреля.
Результата, однако, она не могла себе и представить. Значительно увеличившись в размерах, листок стал сиять, а затем из него показался раздвоенный язык какого-то существа внушительных размеров. Вслед за языком появилась и сама голова - змеиная, покрытая красной и черной чешуей.
- Боги... светлые Боги, духи добра... - забормотала пораженная девушка, наблюдая за появлением уже второй, точно такой же головы. - К-какие, оказывается, у тебя таланты... - запнулась Анеша, опять посмотрев на Эриона. Парень по-прежнему не шевелился, лишь чуть покачиваясь, будто в трансе. Чем бы не было призванное им создание - мастерской иллюзией или настоящей тварью - оно явно находилась под его контролем. И нарушать это состояние магичке как-то не хотелось. Кто знает, какой от этого будет эффект?
Змея тем временем шипяще заговорила. И слова ее заставили магичку нервно усмехнуться. Смысл происходящего становился понятен - Эрион решил просто-напросто распугать людей, выигрывая для них время. И девушка успела почти убедить себя в том, что это лишь странная иллюзия, когда увидела, что от угроз существо перешло к действиям. Одна из голов, резко дернувшись вперед и раскрыв пасть, в мгновение ока заглотила одного из селян.
- Эрион! - растерянно вскрикнула Анеша, но голос потонул в громких криках ужаса крестьян. - Ты что творишь, Эрион? - повторила магичка, хватая менестреля за плечи. Но паренек совершенно на прикосновение не отреагировал. За последние минуты вид его успел стать каким-то бледным, болезненным. Опять покосившись в сторону змеи, Анеша торопливо размышляла.
Существо явно забирало у Эриона силы, причем быстро. Вот только что с этим делать? Попытаться привести парня в себя? Если создание и впрямь призванное, то черт его знает, что случится. В лучшем случае оно исчезнет, в худшем - пойдет в разнос. Если же этого не сделать, то оно может и вовсе выпить менестреля до дна. А как известно, маг, у которого сил нет совершенно - мертвый маг. Можно было поддержать его своими запасами энергии, благо они позволяли, но надолго ли это поможет?.. Будут мертвый парень и обессиленная она.
В итоге девушка пришла ко мнению, что все же лучше понадеяться на лучшее и попытаться пойти по первому пути. 
- Эрион, очнись уже! - громко - благо, прислушиваться было некому - позвала девушка, аккуратно похлопывая паренька по лицу.

0

23

Ужасно неудобно идти, когда в тебя со всех сторон тыкают заострёнными железками. И дело тут не в том, что ты в любой момент можешь наткнуться на чью-нибудь алебарду или пику, а больше в моральной стороне вопроса. Издревле повелось, что люди требуют еды и зрелищ. И если первое они получают от тех, кто собственно занимается выращиванием и приготовлением, то второе они делают для себя сами. Другими словами чтобы придумать себе развлечение люди идут на всё, включая жестокость и насилие. Неужели приятно смотреть на то, как несчастного вора, укравшего пару буханок хлеба, колесуют на площади? Ан нет, собирается огромнейшая толпа, у которой горят глаза и чкшутся руки так, что они ещё и закидают несчастного перед казнью тухлыми яйцами. При этом каждый человек в глубине души надеется, что его маленькие грешки останутся в секрете и он не будет потехой публике на подобном представлении.
Что самое интересное- на казнь приходят даже дети, которых притаскивают скучающие мамаши. А кем может вырасти ребёнок, насмотревшийся таких "представлений" в детстве? В основном такие вырастают в кровожадных разбойников и воров, которых в свою очередь снова волокут на плаху, замыкая тем самым круговорот жестокости. А вот что заставляет стражников, прикрываясь приказами и долгом, мучать несчастного ещё в темнице, это тоже вопрос на тему жестокости.
Люди жестоки. Этот вывод для себя Грегори сделал давно. Вернее его сделал Рей сотни, а может и тысячи лет назад. Симбиотик недоумевал: почему он придумал людей такими жестокими? Но тут же находил себе ответ - чтобы было интереснее. Ведь интерес- всё что двигало Реем в этом мире. Его мире. Жизненная философия симбиотика надёжно оберегала от него всё живое на подлунной земле.
Грег немного пришёл в себя после ран и теперь настороженно рассматривал свои путы. Заковали его на совесть, но надежда умирает последней.
- Рей? - позвал своего симбиотика человек - Что насчёт железа?
- Минуты две при нашей массе. - слегка расстроенный голос в голове.
- Много... Будем ждать?
- Я могу набрать массу. За счёт окружающей толпы. Но это потребует всех ресурсов.
- Тогда жди. Пока..
Грега вели по широкой улице в сторону площади. Интересно, его всё же собираются сжечь? Или народ придумает более изощрённый способ поразвлечься?
Вскоре вернулись те трое, что минуту назад зашли в сарай, пахнущий недавними попутчиками Грега.  К облегчению последнего вернулись ни с чем. Интересно, а почему? Неужели юная магичка обвела простофиль вокруг пальца? Или же они просто скрылись в тени? К сожалению остановиться и проверить не представлялась возможность.
В толпе наметилось шевеление и разговоры. Грег с интересом слушал последние новости и перебранку жителей. Они явно чинили суд не в первый раз и рьяно сравнивали симбионта с другими их жертвами. Рассказы, надо сказать, были довольно интересны.
- А помните того рогатого, которого мы скинули со скалы? - вещал один детина - Знатно тогда полетал!
- Да что ты! Упал как камушек! Вот на того полуконя, которого заставили таскать нам плуг а потом облили смолой и подожгли было смотреть интереснее. - тут же подхватил второй.
- Хлопцы, а когой то мы сейчас то ведём? - встрял третий.
- Окаянную нелюдь какуюсь.Какая разница тебе? Чейчас капитан гарнизона покумекаеть и решить, что с ним делать. - ответил один из стражников.
К кольцу окружающему симбионта подошёл старец с палкой и, к ужасу Грегори, заговорил про его настоящую сущность.
- Ребяты, об этом белобрысом молва идёть с самого Меридиана! Окаянного симбивонтом кличуть, и может он творить странные дела! Стоить ему отрубить какую часть тела, так он её обратно, стало быть, отращиваеть. - сказал он под удивлённые возгласы публики.
Стражник шедший впереди напряг извилины и предложил гениальную идею: отрубать у Грега по частям все конечности и смотреть - вырастет или нет, заставив Грегори поморщиться.
Пока они дошли до площади Грег выслушал ещё десяток историй про то, как всяких оборотней, магов и других нелюдей умервщляли разными изощрёнными способами. Ну как такую деревню кровожадных монстров ещё земля носит? Неужели они не поубивали бы друг друга давным давно? Это было довольно странно.
Массы не хватало на крупномасштабный бой, так что о том, чтобы освободиться самому приходилось забыть.
Наконец они дошли до площади. Небольшая мощёная булыжником площадь была не четой огромной торговой, но зато была оборудована хорошим дубовым помостом и целым набором различных трофеев. К трофеям в основном относились изуродованные тела нелюдей.
Если бы не Рей, Грегори вырвало бы. Но симбиотик ревностно берёг массу и не собирался с ней расставаться.
На помост тем временем вышел капитан здешней стражи. Одетый в дорогие латы, украшенные гербом, он достал из сумки свиток и начал втирать Грегори что то о законах деревушки и правах в неё нелюди.
Десятиминутная речь сводилась к простому факту: прав у Грегори никаких, а жители имеют право расправиться с ним в угодной им манере. Угодной манерой выбрали расчленёнку. Не забыв прибавить перед этим греющее слух симбионта слово "Для начала"
Симбионта завели на помост и потянули за кандалы на руках. Грегор почувствовал, что сейчас ему будет больно...
Адреналин и гормоны выплеснулись в кровь, сердцебиение участилось, нервные узлы мгновенно начали сгорать от перенапряжения. Стандартные изменения, которые защищали Грегори от болевого шока часто использовались симбионтом, но сам процесс их применения был довольно болезненный. С другой стороны полная невосприимчивость к боли того стоила. Особенно в таких вот ситуациях, где угроза болевого шока была более чем реальной.
Похоже, что капитан сам брезговал приведением приговоров в исполнение, и поэтому имел штатного палача. Странно, как вообще в эту проклятую деревню забредали разного рода нелюди? Слава о здешних нравах должна была уже разнестись по округе. Хотя, наверно эту славу некому было разносить. Ведь никто не выживал после здешних увеселительных мероприятий.
За этими размышлениями Грегори застал врасплох палач. Видимо Рей специально блокировал некоторые отделы мозга, чтобы Грегори думал о чём-то другом.
Палач в простой селянской шапке замахнулся простым лесорубным топором и резко опустил его. Уже порядком проржавевшее лезвие со стуком ударилось о деревянный чурбан.
Грегор посмотрел на свои руки. Вернее на то, что от них осталось. Предплечья оканчивались неровными обрубками, из которых торчали остатки костей и мышц. Крови вылилось не много, об этом позаботился симбиотик, а вот масса была потеряна безвозвратно.
Толпа бесновалась, требуя чтобы симбионт вырастил руки обратно. Разумеется он этого не делал. Зачем? Они ведь опять их отрубят...
Палач уже примервался к локтям, когда неожиданно над самым ухом Грегори прозвучало:
Не бойся, если увидишь монстра и быстрее беги в лес.
Если бы Грегор мог, то хлопнул бы себя по лбу рукой.
Этот незатейливый совет был придуман явно тем парнишкой, которого Анеша притащила с собой. Бежать в лес! Гениальный, мать вашу, совет для того, кто скручен сотней метров верёвки и может пошевелить разве что пальцем! Неужели они не видят на ногах колодки и кандалы?
Грегор закатил глаза и с ненавистью посмотрел на палача. За руки он ему ответит...
- Рей, мутируй горло под кислоту. - сказал мысленно Грег.
Болезненный спазм подкатил к горлу и трахея сильно заболела. Сейчас слабые хрящи преобразовывались в кремниевые пластины, выстилающие горло, чтобы его не так жгло кислотой.
В это же время нечто невообразимо огромное и двухголовое двигалось по улице, опрокидывая по пути тачки и ветхие лотки. Странного вида змея подползла к толпе и заговорила.Зачем тратить время на разговоры? Надо сразу нападать, используя эффект неожиданности!
Палач тоже отвлёкся на змею, которая как раз сейчас заглотнула целиком одного самого смелого паренька с вилами. Вилы прогремели по мостовой, а палач с ужасом уставился на Грега. В лицо ему полетел сгусток переработанных в кислоту тканей.
Топор упал на землю, а сам палач согнулся хватаясь за лицо. Роковая ошибка.
Из обрубков рук, как продолжения костей, выросли твёрдые костяные шипы и проткнули тело несчастного.
Наконец-то! Масса! Рей питался телом своего недавнего мучителя с огромной скоростью, не слишком заморачиваясь об аккуратности. Кровь и куски тканей летели в стороны каждый раз, когда Грегори наносил резкий удар по телу палача. Вокруг тем временем творилась паника. Люди бегали в разные стороны, убегая от змея, и пытаясь не попасть под его смертоносные клыки. Как ни странно змей безбожно мазал и не смог даже зацепить больше ни одного жителя.
Быстро отросший кулак на месте обрубка покрылся кремниевыми шиповаными пластинами.Короткий удар и деревянные колодки рассыпаются в прах.
Ключи... Нужны ключи о кандалов... - вертится в голове. Вторая рука, отрастившая когти в это время разрезает верёвки на теле.
К сожалению ключи остались у сбежавшего капитана, и пришлось рвать цепи в ручную. С рук кандалы удалось легко снять, сломав замки, а вот ошейник, к которому крепились цепи, за которые Грега тащили по улицам, никак не поддавался. Оборвав все цепи Грегор подёргал ошейник, но потом плюнул на него и побежал в сторону леса, постепенно переходя в четвероногую форму, напоминающую леопарда.
Симбионт вбежал в лес и замедлился, снова возвращаясь к своей стандартной мутации и выпрямляясь во весь рост. На двух ногах было передвигаться гораздо привычнее и удобнее. Но медленнее.
Что делать теперь? Хороший вопрос. Немного подумав Грег решил развести костерок, чтобы не тратить массу на согрев.
Через пол часа Грегори сидел у небольшого костра посреди полянки и пил воду из своей неизменной фляги.

0

24

Было темно, очень темно... И глубоко, очень глубоко... А еще холодно, мороз пронзал насквозь его тело. Холодно не только телу, но и душе и сердцу, словно его сковали ледяные щупальца или лапы, тяжело дышать. Он падал в пустоту, все ниже, ниже и ниже, все глубже туда, где не чего нет. Страха не было, да и вообще не чего не было, ни тепла, ни света, ни добра, лишь тьма и холод. У него такое чувство, что он упал в глубокий большой колодец и шансов выбраться почти не было, вода в нем была ледяная и сковало все тело. В голове туман, перед глазами тьма, в душе пустота... Не кого нет, он один, совсем один, утопает в этом колодце. Странно, но ощущения что где-то плаваешь не было, наоборот, словно он плыл по воздуху, но и полета не было... Была пустота и не чего больше, вооброжение само создавало холод и боль. Дышать все равно трудно, каждый вздох, казалался подвигом, дышать все сложнее... А дышал ли он вообще или это всего лишь фантазия, ведь притока кислорода, воздуха он не чувствовал.
     Неужели смерть такая странная, ни боли, ни чувств. Даже не знаешь живет ли он или он чья-то мимолетная мысль, существует ли он?.. Вопросы, вопросы, вопросы... Они посыпались на него, как весенний град - маленький, но частый, очень частый. Кто он? Есть ли он? Зачем он живет? Почему?.. И так покругу, углубляясь все в более глубокие вопросы, а вместе с ними все глубже под воду - в темноту и пустоту, там где не чего нет. Почему смерть не отпускает его, почему заставляет страдать? А страдал ли он? И что такое страдание? Мысли и воспоминания покидали его, становясь маленькими искорками или светлечками - их тут же окутывала тьма и они исчезали. С каждый секундой тишина давила на него все сильнее, так что даже зазвенело в ушах или это просто обман? Что такое тишина?..
     Хотелось плакать, да, именно плакать, биться в истереке, чтобы как-то выбраться отсюда, рот открыть не получилось, да и плакать тоже. Тело не слушалось, он просто висел в воздухе, поглощеный тьмой и самой смертью. Как он умер? Из-за чего или кого? Хотел ли он умирать?... Наверное, нет... А почему он так решил? Может он желал смерти, а может умер по случайности, не заметев этого... А теперь главный вопрос: а мертв ли он? Разве после смерти он может думать и страдать, не должен ли бы он исчезнуть? Еще несколько светлечков улетели... Что такое смерть? Человек, зверь, никто? А кто такое человек, кто такие люди? Люди такие же как звери... или что-то большее?..
     Он не помнил, ничего не помнил, не было желания и вспоминать. Он хотел спать, уснуть и больше просыпаться, но внутри что-то билось, что живое и говорящее... Оно говорило что ты должен жить, должен!.. Что такое жизнь?.. Вместе с этим бьющимся звуком возникло еще множество вопросов и мыслей, которые еще не успели покинуть его... Что такое счастье? Что такое любовь? Разве не ради них надо жить?.. Несколько огоньков улетели, забирая с собой и вопросы, и память.  Жизнь... Этот огонек горел больше других и почему-то вцепился с другим огоньком, который обозначал любовь... Любовь... Что это за чувство и почему вспоминая о нем закололо там, где был бьющийся звук... Звук? Нет... Это было что-то живое и горячее, словно яркий маяк на берегу, он светило все ярче и ярче... Так что такое любовь? Маяк подсказал что это самое сильное чувство, его никто не может победить... Ни тьма, ни свет, ради любви стоит жить...
     А хотел ли он жить? Зачем вообще жить? Лучше уснуть и не чувствовать боли, лучше умереть... Яркая вспышка и громкое «Нет!». Маяк был прав, а он ошибся... Жить стоит ради любви... Да, ради кого-то, чтобы не приченять им боль, жить, жить и жить. Колодец не желала его отпускать, но с осознанием жизни тело начало чувствать, оно начало сопротивлятся. Каждое движение отдавалось болью, словно его пронзали клинки или молнии, но это значить что он жив. Жив! А это главное! Пусть он не чего не помнил, пусть ему больно, но он должен жить. Лапы сжали сильнее и из легких вышел весь воздох, но он продолжил сопротивление, сколько бы ему не пришлось терпеть: секунды, часы, дни или года... Все равно, он будет жить! Он хочет жить!
     Еще одна впышка, только горазда ярче, за ней появилась белая волна. Она прошла сквозь его тело, стало тепло, оковы разрушились, можно было вздохнуть полной грудью. Вместе с ней к нему вернулись и искорки... Теперь он помнил, все помнил, кто он и почему живет... Теперь он стоял, на чем-то мягком и воздушном, словно облако или взбитые сливки, которые он в детстве таскал с кухни и получал за это нагоняй... Да, теперь он все вспомнил... Тьма разбилась, как зеркало и стало светло, темные осколки упали куда-то в низ, куда именно он не знал, но был рад этому падению. Везде пахло полевыми цветами и ванилью, таким сладким и неприторным ароматом, который наполнял даже душу. Где-то он чувствовал этот аромат, где-то... Но где? Сейчас думать об этом не хотелось, хотелось утонуть в тепле. На горизонте появилась какая-то фигура, закутанная в белоснежный плащ, она вся светилась, излучая тепло. Шла медленно, но именно к нему, к Эриону... Да, его зовут Эрион - молодой юноша, но не человек. Фигурка была мала ростом, только не было ясно кто это: мужчина или женщина. Но это было не важно, ее приходом запахло сильнее и Эрион захотел схватить эту фигуру и не отпускать, насладится тепло и добротой. Незнакомец сам протянул свою руку, он тоже искрилась, словно была покрыта алмазами. Рука коснулась его лица, такое легкое прикосновение, что захотелось петь, танцевать, жить... Жить ради этих прикосновений... В это мгновение он упал, падал в низ, туда же куда и те осколки тьмы, фигурка осталась наверху и смотри на него. Эрион хотел кричать, но молчал, тело вновь не слушалось и он провалился во тьму, но совершенно другую... В реальную...

***

     Забвенье отступило, Эни снова лежал на холодной земле и пытался прийти в себе. От всего что случилось с ним, Эрион не запомнил, помнил лишь фигуру и аромат, который даже сейчас был рядом с ним. Глаза открываться не желали, да и сам Эни не особо этого не хотел, хотелось спать как и раньше. Не было даже интересно спал ли он Грега или нет, просто желал чтобы кто-нибудь накрыл его теплым одеялом и дал мягкую подушку. Но что-то его отвлекало и даже немного разжражало, сначало Рыжий не понял что именно, поэтому постарался собраться мыслями. Поулчилось не очень, зато он потихоньку понял что его отлекало - прикосновения к нему, только они больше напоминали шлепки. Неприятные, но не болезненные, словно назойливый комар, который жужжит над тобой и дает спать. Отмахнуться все равно не получится - все тело настолько ослабло, что и пальцем не дернуть. Холод и то еле чувствовался, зато хорошо чувствовалось тепло исходил от шлепок, наверняка чья-то рука. Только чья? Кому вздумается дергать бродягу, чтобы разбудить. Бродягу... Нет, не бродягу - он менестрель и художник.
     Сознание приходило в себя, принося вместе с собой и все воспоминания. Эрион не должен лежать на улице - он не человек, его могу рассекретить, тогда какого, извините, хрена он тут разлегся и не двигается. Эни начал ругаться на самого себя, какой же он идиот, заснуть... Нет, именно отрубиться, он должен проснутся. Он же спас Грега (точнее, он надееться что спас) и его ждет Анеша, они должны уходить и спасать свои шкуры. Анеша... Анеша, что-то очень знакомое, ну же вспоминай, дурья твоя голова. Тот аромат вскружил его голову, он до сих пор его чувствовал, от окго теперь же он исходил... Анеша? Нет... Это просто фантазии... Нет! Не думать об аромате, надо открыть глаза, сказать что он жив, паренек же догадывался что ему будет плохо, но чтобы настолько. Опять не о том он думает, ну же сосредоточся на глазах. Глаза, глаза, где же они, ведь раньше их так было легко открыть, почему теперь они будто налились свинцом.
     Удары отвлекали и очень раздаражали, ну почему Эриона кто-то бьет, зачем? Неужели не видно что ему плохо, он жутко бледный и по нему катил холодный пот, кто же такое назольевый. Сознание ответило не сразу, но подсказавало, что единственным кто мог его бить, могла быть только Анеша. Она его бьет. Только в этот момент юноша смог раскрыть свои глаза, только кроме размытого изображение ни чего не видел, какие-то силуеты, крики и свет, но везде все равно темнота. Девушка продолжала его бить, а он лишь часто моргал пытаясь сфокусировать зрение. Шлепки начали жутко мешать, эту пытку надо прекратить, поддавшись порыву он мягко схватил девушку за запястье, лишь слегка сжимая руку. Глаза при этом были лишь слегка открыты, сквозь маленькие щелочки парень глядел на землю, пытась собраться.
- Я уже пришел в себя... - сказал он дрожащим голосом. - Все в порядке, я жив.
     Эрион начал догадываться о переживаниях Анеши, он больших потерь сил он действителен мог умереть. Только не понимал он, как смог выжить, казалось, это так и останется для него загадкой. Голова немного болела, а еще, кажеться, на затылке появилась не большая шишка, которую он получил ударившись головой об дорогу или камень. Не то чтобы было больно, но ощущения довольно неприятные, особенно когда юноша был очень голодным и истощеным не только физически, но и морально. Эни снова открыл глаза, при этом не много щурившись, но уже видел кое-какие очертания. Тело уже слушалось, но плохо, поэтому просто присел, отспуская руку Анеши и начал тереть свои глаза.
     Спустя несколько минут Рыжий огляделся, он до сих пор сидел за этим кусктом и слышал крики людей, все таки Грегору удалось сбежать и это паренька немного порадовало. Одна жизнь спасена, значит пора спасать и свои, надо бы выбраться в лес, а тма уже думать дальше. Глаза стали видить нормально, парень попытался встать, встать то получилось, но стоять получилось не долго. Ноги были ватными, не слушались и пареньку пришло облакотиться рукой на стену дома. Мысли о том, что им пора сваливать, причем очень быстро, не покидали голову. Он попытался сделать несколько шагов, получилось, но весьма плохо, он шатался, словно был пьян. Самочувствие было отвратным, в голове гудело, а болевшее горло решило напомнить о себе вновь, его саднило сильнее, наверняка из-за потери сил. Эрион не особо хотел слеч от болезни, но не ему было решать. Слабость наполняло его до краев и единственное, что держало его на ногах - это мысли об Анеши, он был не один и отвечал за ее спасение. Надо довести ее до леса, ну а там будь что будет, за ее безопасность там он уже не волновался. Девушка найдет Грега и они спокойно уйдут, а паренек останется сам собой, его жизнь теперь не особо волнавала. Жизнь этой девушки почему-то была гораздо важнее, чем его собственная. Почему? Он и сам не знал, он даже скорее чувствовал свои обязательства, чем понимал их.
- Мы должны пойти в лес, - говорил он глухо, и слегка закашлелся, но продолжил, - Там нас должен ждать Грегори.
     Он нагнулся за своей сумкой, сейчас она казалась ему неподъемной, словно туда положили несколько увесистых камней. Кое-как он все-таки повесил ее себе на плечо, попутно доставая плащ. Эрион укутолся в него, особо не чувствуя тепла. Сейчас парень медленно вспоминал все, будто со стороны смотрел на свою жизнь. Он немного боялся, волнуясь что вспомнит не все, упустит тоненькую, но весьма значимую ниточку. Особенно туго вспоминалось то, что говорила ему Анеша несколько минут назад, но слово за словом он вспоминал, пусть это было неудобно. Эти размышления давали ему времени, чтобы до конца прийти в себя и все осознать. Он прижался спиной к стене, размышляя.
- Не волнуйся за того человека, которого съела змея... - сказал он, вспомнив. - Все эти призванные существа лишь пустые оболочки, не имеющие собственного разума и способные действовать только с помощью меня. Тот мужчита просто провалился во что-то типо жижы, я и сам только и не разобрался из чего состоят эти твари. Змей наверняка уже исчез, а мужчина пришел в себя. - Он говорил чуть запинаясь и подбирая слова, заобно посмотрев на рисунок. Он был прав, большая часть красов уже вернулась на пергамент, а значит люди скоро будут их искать.
     Им пора идти, засиживаться было бы глупо, паника этих людей будет не слишком долгой, особенно когда они поймут что упустили такую добычу. Наверное, их гневу не будет предела, но это будет достойной местью со стороны троицы. Юноша посомтрел в сторону леса, он был не далеко - всего-то пройти пару улиц и все, они на свободе. Эни отошел от стены и мягко взял руку девушка и повел за собой, надеясь что они встретят Грега. Уверенности ему придавала сама девушка, он был обязан ей помочь, и сейчас это была вполне выполнимая задача без всякий трудностей, если она конечно не встретят разъеренную толпу сельчан. Было совсем немного страшно, Эриона не мог знать что будет ждать их в лесу, еще днем он был безопасным, но с наступлением ночи просыпаются множество тварей, в числе и очень опасных.
     Рыжий стралася идти быстро, только слишком быстро уставал, и тяжело дыша все равно двигался вперед, страясь держаться в тени домов. Свет в избушках не горел, либо люди спали, либо отправились на поиски сбежавших. На улицах кроме двоицы никого из живых не было, даже ночной птахи или дворовой кошки.  Подозрительная тишина заставляла идти вперед, Эрион и Анеша свернули и ишли уже не по каменной дорогое, а по самой обычной - протоптанной среди желтой травы. Домики немного начали рядеть, тут район был еще более глухой, чем был раньше. Дома больше напоминали пристанища небогатых рабочих, не подалеку была мельница и паслось несколько лошадей, которые громко фыркая, поедали траву. Лес был все ближе и можно теперь была разщглядеть всю его величественность, вечером он был черным и пугающим, слишком чужим и непонятным. Осталось пойти по небольшой тропинке и юноша с девушкой будут в лесу. Отдаляясь от границ деревни Эни сбавил шаг, пытаясь выровнить средцебиение и дыхание. В свете луны, и так бледная кожа, казалась белоснежной, но зато перестала выглядеть болезненно.
     Парень обернулся, смотря в последний раз на эту проклятую деревню, сжав руку девушки. Он пошел по тоненькой тропке, стараясь не спотыкаться о камни, краем глаза он поглядывал Анешу, проверяя все ли с ней в порядке. Дорого предстаяла недолгое, но ощутимая. Эрион все еще чуствовал в носу тот приятный аромат, который заставлял биться его сердце чаще. Сместь полевых цветов и сирени, меда и ванили, что-то был в нем еще, но эту нотку запаха он разгадать не мог. Запах теперь все время был с ним, но источника он так найти и не мог, а открыто нюхать все вокруг было бы не только не красиво, но и непонятно для Анеши. Эту чарующую загадку он отложил и решил разобраться позже, когда останется один. Лес проявил себя во всей красе, когда парочка подошка к нему, там была слышна жизнь. Ветер гулял по лесу, еле слышно гудя и срывая листочки, создавая маленькие вихри. Была слышна песен нескольких птах, которые еще спали и множество других звукой дикой, никому не подвластной природы. Терпкий аромат деревьев и листвы взбодрил парнишу и он зашагал быстрее, как будто наливаясь силой.
     Теперь лес был родным и знакомым и лишь со тсороны был пугающим, хотя, наверное, так казалось только Эриону, ведь он любил лес. Там он чувствовал себя родным и не одиноким, там обретал небольшое счастья. Земля была покрыта длинными и кривыми корнями деревьев, напоминавшие безобразные пальцы очень древнего старца. Эни огляделся, толком не зная в какую сторону направлятся, но решил идти вперед, аккуратно огибая корни.
- Осторожнее. - - предупредил он Анешу, наблюдая за тем, чтобы она не споткнулась об корни.
     Заходя в самую глубь леса, Рыжий перестал слышать песни птиц и даже шелест деревьев, такое бывало, когда почувствовав человека, все зверье замирает и уходит подальше от людей. Они ощущают опасность, находясь близко с ними. Так чувствовал себя и юноша, когда встречал большое количество людей, но сейчас все было по-другому. Глупо боятся, зная что толку от страха не будет, сейчас надо быть смелым... В воздухе повис запах горящева дерева или костра, сердце паренька екнуло, он не знал кто развел костре - Грег или люди. И понадеявшись на свою удачу, зашагал в сторону дымка. Спустя минут десять он были уже близко к цели, Эни уже успел изрядно запыхаться. Если хорошенько приглядется, то можно было разглядеть небольшое свечение в глубине леса, ярко выделявшееся в темноте. Шаг за шагом они приблежались к цели, Эни был рад, что увидел белобрысого. Тот сидел на небольшой полянке, оставалось метров пятьдесят и они тоже буду сидеть у костра. Силы были на исходе поэтому, чтобы не задерживать Анешу, он выпустил ее руку и посмотрел в ее голубые глаза.
- Иди вперед. Я догоню, не беспокойся обо мне. - он попытался принять здоровый вид и даже улыбнуться, но получилось вяло и навряд ли Анеша поверит что с ним все в порядке.
     Парень тяжело дышал, чувствуя как сердце выскакие из груди, пусть он и шел обыным шагом. Рыжий не позволял тьме снова охватить себе, пусть это случится позже, когда Грег и девушка будут в безопасности. Будь что будет, решил парень и облакотился всем телом на деревце. Стоять тяжело, и тем более ходить... Сдаваться перед финишем... Как это похоже на Эриона, желания других для него всегда были важнее самого себя, он не был эгоистом.
- Иди... - повторил он и слегка прикрыл глаза, глядя на далекое пламя.

0


Вы здесь » ... » Флэшбэк » Праздник весеннего равноденствия