...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Золотой лес » Эльфийская деревня


Эльфийская деревня

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://uploads.ru/i/h/A/M/hAMQW.jpg
Среди крон деревьев, надежно защищенная от чужих глаз и от чужих ног лучниками, расположилось небольшое эльфийское поселение. Хоть местные эльфы и ведут торговлю с людьми, но на свою территорию их не пускают, только раз в несколько месяцев сюда приезжает караван специальных торговцев.

Отредактировано Aen Saevherne (2011-10-12 19:02:58)

0

2

/Начало игры/

Первое время очень сложно осознать тот факт, что ты в другом мире. А в своем ты мертв. Да еще и погиб такой... глупой смертью. Вот к чему приводит безрассудство, которому иногда поддаются даже великие воины.
Сидя на скамье у входа в эльфискую деревню, Мираэль Ильнарионн вспоминал последние минуты своей прошлой жизни. Он не успел подумать о том, что тот разбойник не представлял никакой угрозы для его дочери. Тогда его беспокоила только стрела, устремившаяся к ней. Он мог просто отпихнуть ее, мог отбить стрелу, что было очень сложно, но все же возможно. Нет, понадобилось лезть под нее, подставлять свою шею. Вот и результат. Стрела пробила сердце и разорвала артерии и вены. Эльф умер быстро, даже не успев толком осознать, что умирает.
А потом он оказался в незнакомом месте, и чей-то голос, буквально сочившийся властностью, устроил ему допрос с пристрастием, а потом еще и биографию Мираэля рассказал. Впрочем, тогда это было даже полезно, так как память эльфа в тот момент конкретно подвела. Он с трудом вспомнил свои имя и возраст, и это обескураживало. Но потом, после речи незнакомца, память вернулась и жалостливо попросила прощения за отлучку. А в следующий миг эльф оказался на тропе в лесу. Убедившись в наличии всего необходимого (особенно меча и кинжала), Мираэль двинулся по тропе в глубь леса. Местности он не знал, поэтому справедливо рассудил, что тропа эта куда-нибудь да выведет его. И он не ошибся. Уже через час Ильнарионн был обстрелян лучниками, прятавшимися в кронах деревьев. Обошлось без травм, что можно было списать только на удачливость и реакцию Мираэля. Впрочем, конфликт был быстро разрешен. Стрелками оказались эльфы, которые, признав в Мираэле собрата, прекратили поливать его стрелами и, принеся свои извинения, проводили его в деревню.
Так и началась новая жизнь Мираэля. Пускай прошло всего несколько дней, но он уже вполне освоился в деревне, несмотря на то, что многие пока что сторонились мрачного пришельца. Стоит также отметить, что эльфы этого мира были намного приятнее, чем те, среди которых вырос Ильнарионн.
Эльф покачал головой, выныривая из воспоминаний о первых днях новой жизни. Пока что все складывалось неплохо, и Мираэлю это даже нравилось. Хотя иногда он скучал по старым временам. Здешние эльфы были более либеральны в отношении боевых искусств, но все же толковых воинов среди них Ильнарионн не обнаружил. Его даже посетила мысль осесть в этой деревне и заняться учебной деятельностью, но дух авантюриста еще не до конца выветрился из его головы. Мираэль уже твердо решил, что еще пара дней - и он соберет вещи и отправится в путь. Неважно, куда - что-то подсказывало ему, что этот мир огромен, и на его изучение уйдет немало времени.
Ну а пока Мираэль просто сидел на скамейке и наслаждался покоем.

+1

3

--------Меридиан--------

Это путешествие с самого начала не было удачным. Сперва двое мужчин, наверняка называвших себя честными грабителям, попытались прибрать к рукам деньга Каэниэля. Чтож, теперь им деньги не понадобятся, ибо в аду взяток не берут. Но двое грабителей - ничто по сравнению с тучей нечисти, напавшей на Меридиан. Вот уж действительно не повезло! Подобное действо уже наблюдалось в подлунном мире раньше, когда Анвен еще не родилась. Луна покинула небосвод и воцарилась тьма. И тогда неимоверное количество демонов и прочих порождений ада ворвалось в относительно тихий и спокойный мир. Как гласит эльфийская легенда, в ту ночь погибла половина живущих, остались лишь самый сильные в искусстве боя и магии и те, кто умел прятаться. Долго еще подлунный мир не мог восстановиться после тех страшных потерь. Эльфийка надеялась, что на ее долю такого несчастья не выпадет, но, видать, ошиблась. Впрочем, несмотря на свою численность, нечисть эта оказалась тупее табуретки, а поэтому с ней было довольно легко разделываться. Пока Каэниэль не дал команду по коням, эльфийка успела прикончить нескольких змееподобных тварей, которые, как оказалось, боятся огня, что несколько удивило девушку. Вскоре полуэльфийка уже гнала своего вороного коня вперед, выбирая самый короткий и самый безопасный путь. Табара-Сэн двигался впереди, в нескольких десятках шагов, выполняя роль наземного разведчика. Группа несколько раз нарывалась на взбесившихся лесных зверей и фейри, которые очень тяжело переживали пропажу луны. К сожалению, пройти мимо всех их было тяжело... Ох, сколько же смертей принесла та ночь! В том числе и несправедливых... Остается лишь надеяться, что вместе с чистыми, невинными душами, на тот свет отправилось немалое количество убийц, насильников, грабителей...
Сейчас, когда солнце уже поднималось над горизонтом, опасаться было нечего. Разве что нападения разбойников или троллей, но ни те, ни другие не решались обосноваться в эльфийских землях. Некоторое время назад на своем пути они встретили группу охотников из деревни. Среди них был знакомый Анвен, друг, который несколько десятков лет назад нянчился с теперешней убийцей оборотней, эльф Мелэдир.
- Ты очень сильно изменилась! - не уставал повторять Мелэдир, - Стала такой... взрослой... Красивой! Вот что значит - взять все самое хорошее от обоих родителей! - эльф то и дело с недоверием поглядывал на спутников "маленькой девочки", которую привык оберегать от любых опасностей.
- Да я то что! Ты лучше скажи, как там отец с матушкой поживают? Как их здоровье? Не проклинают ли меня? Я ведь с тех пор ни разу не пришла сюда, - глаза Анвен светились от счастья и понимания, что здесь она выросла, в этих лесах впервые взяла в руки лук, впервые выстрелила, встретила своего учителя...
- Да с ними все хорошо. Живы - здоровы, тебя продолжают любить и нисколько не сердятся. Ждут они тебя, особенно матушка. Каждый день ходит на холм, надеется однажды утром увидеть твой силуэт вдали. Мы все тебя ждали, Анвен, - Мелэдир похлопал девушку по плечу.

0

4

Солнце медленно двигалось в сторону горизонта, освещая небо оранжевыми лучами. Создавалось ощущение, будто облака подсвечивались изнутри. Было очень холодно, моросил острый дождь и листья почти всех деревьев уже опали. Природа уже умирала, оставляя лишь жалкие свои следы. Величественный лес, что тянется до горизонта, уже готов был стать лишь тенью своего величия. Редкие порывы ветра пробирали до костей.
По опушке леса, все глубже углубляясь в него, ехала компания эльфов. Судя по всему цель их поездки была уже довольно близко... А ведь ехали они уже довольно долго. Было бы неплохо добраться до деревни до темноты.
***
Утро после "безлунной ночи"

Начинало рассветать. Тварей становилось меньше, часть из них пыталась скрыться от лучей солнца, но получалось это у них плохо. Вторая же часть была уже мертва, а трупы сгорали на солнце. Вдруг стало как-то странно тихо... Никаких криков, верещания, рычания и других непонятных звуков. Только ветер заставлял шелестеть опавшие листья. Кони подъехали к лесной опушке. Хотя не только кони. "Я так и не поговорил с нашей новой спутницей... Как раз сейчас и устроим привал. Тогда со всем и разберемся." Скоя'таэль спрыгнул с взмыленного рыжего жеребца. Тот захрапел, смотря вокруг расширенными глазами. Солнце красиво играло на рыжей шерсти коня, что выглядело так, как будто это не шерсть, а пламя.. "Aenyeweddien*. Вот и имя..." улыбнулся Каэниэль. Шепнул на ухо жеребцу:
- Спокойно... Больше ты этого не увидишь. - после этих слов он снял с седла веревку и привязал коня к дереву. Завершив все манипуляции он развернулся ко своим спутникам и подтвердил очевидное:
- У нас привал. Надо дать отдохнуть себе и лошадям, а то так мы не доедем никуда. Пойду соберу хвороста. - с этими словами эльф двинулся вглубь леса в поисках упомянутого выше. Благо сухих опавших веток было несчислимое множество. Каэниэль довольно быстро собрал приличное колличество хвороста. А вот с едой было хуже. После прошедшей ночи мало что осталось в живых, практически все было сожрано. Ну а то, что осталось, запряталось так глубоко и хорошо, что найти это "что-то" представлялось если не невозможным, то точно уж весьма проблематичным. Так что эльф связал набранный хворост и собрался уже было направляться к месту привала. Но что-то было не так.
Скоя'таэль почувствовал у себя на спине взгляд холодных серых глаз. Он сам удивился, как смог определить цвет глаз, смотревших на него. Но вот определить их принадлежность было легче некуда. Только один эльф, встреченный Каэниэлем смотрел так. Заглядывая в душу и в мысли, помещал в голову собственные мысли, вместо мыслей хозяина. И это была не телепатия...
Скоя'таэль резко развернулся и встретился взглядом со смотревшим на него. Это был высокий эльф в белых одеждах. Длинные седые волосы до плеч обрамляли лицо с острыми гранями. Каэниэль заговорил:
-Крэван Эспанэ аэп Каомхан Макха. Авалак'х. Лис. Как мне тебя называть, а? И что ты здесь делаешь? Разве не нужна тебе больше Hen Ichaer? И главный вопрос. Я тебе зачем? Или ты просто решил пройтись по этому миру? Это риторический вопрос, Aen Saevhernе**. Я же знаю, что ты так никогда такого не сделаешь.
- Мне больше нравится второй вариант. - произнес Ведун холодным голосом -  И разве ты не рад увидеть старого друга? Ты забыл, что я сделал для тебя? Если бы не я, тебя сгноили бы в Дракенборге и это в лучшем случае. Ради тебя я изменил временную Спираль, прояви хоть чуть-чуть уважения, если в тебе нет благодарности. А ведь я вполне мог убить тебя за твое деяние, вместо того чтобы стирать его из времени. Мог не стирать нашу встречу и часть твоей жизни. Ты знаешь, что сделала Империя с участниками битвы под Бренной? Но не со всеми. А тебя, как помощника Фаоильтиарны, ждала бы ужаснейшая участь, ведь сам Железный Волк скрылся. Но благодаря мне большая часть твоей жизни исчезла из Спирали. Благодаря мне тебя дома не ждут пытки и показательная казнь, а лишь виселица. И у меня есть к тебе предложение.
- Ты видимо не до конца понял мой вопрос. Зачем ты сделал все это. Я тебе конечно благодарен, но не понимаю тебя. - вздохнул скоя'таэль
- Знаешь,  по большому то счету мне нечего делать. И сделал я это только потому что мне было скучно. Вот и все. А теперь мое предложение. Не хочешь ли ты вернуться в свой мир?
" Что же он все-таки задумал? Помогать мне? Пффф, не смешите...." подумал Каэниэль. Хоть Aen Saevherne по их Кодексу и должны заботиться о своей рассе, но в там же почти каждое правило говорит о том, что цель оправдывает средства. Так что Авалак'х точно преследовал свои цели.
- Нет, не хочу. - ухмыльнулся скоя'таэль - А знаешь почему? Я тебе не верю. И не хочу учавствовать в твоей игре. Я не знаю, что тебе там надо, Старшая Кровь, захват миров, прости мне переход на всеобщий, или чего еще. Но я не собираюсь в это играть. Squaess'me***.
Авалак'х промолчал. В следующую секунду его там уже и не было. Он не растворился, не прошел сквозь портал, нет, он просто исчез. Так, как будто его там и вовсе не было. Каэниэль развернулся и посмотрел на лежащую на земле вязанку хвороста. А это значит, что эльф находился в своем времени. Ведь Ведун мог сделать так, что их разговор длился бы тысячи лет, а пролетел за минуту, и тогда скоя'таэль уже не мог бы не согласиться.
Как бы то ни было эльф подобрал вязанку хвороста и двинулся к костру. Спутники его уже там расположились. Каэниэль неторопясь сделал костер и чиркнул над ним кремнем. Хворост вспыхнул. Скоя'таэль сел на землю и обернулся к недавно присоединившейся к их компании эльфийке:
- Я думаю у тебя полно вопросов. Попробую ответить на все. Я собираюсь вернуть эльфам свободу. Вернуть нам статус Старшей Расы, а не слуг людей. Сделать так, чтобы больше не один король не смел принимать законы о максимальной длине ушей и обязан будет считаться с нами. Ну а в идеале люди должны будут вернуться туда, откуда они пришли. Откуда, как зараза, разошлись по остальным мирам. Я понимаю ,что звучу как безумец, одержимый этой идеей, но разве мир не был бы тогда лучше? Вот я и ищу тех ,кто готов сражаться за свой народ. Я не требую ответа прямо сейчас, я понимаю, что насчет этого надо подумать. Но я попрошу тебя составить нам компанию хотя бы до деревни. - говорил он серьезно, смотря девушке прямо в глаза.
***
Из воспоминаний эльфа вырвала его интуиция, которую точнее было назвать телепатией. В них целились из луков. " Твою мать... Я что так похож на d'hoine?!" подумал Каэниэль, подняв голову. Потом громко крикнул, чтобы его точно уж услышали.
- N'aen aespar! Не стреляйте! Essea Aen Seidhe****. - после этих слов он дал спутникам знак не двигаться. Через некоторое время из-за деревьев вышло несколько эльфов с луками. Главным среди них был довольно высокий эльф с белыми волосами, мягкими чертами лица. Резкие движения выдавали в нем воина.
- Кто вы такие?! Что вам тут надо? - крикнул незнакомец, держа дистанцию.
- Друзья. - сказал скоя'таэль - Анвен, я думаю, вы уже знаете. Мы с ней. И у меня есть деловое предложение к вашему старейшине.
- Анвен? Ты что серьезно?! - он выискал знакомую глазами и лицо незнакомого эльфа расплылось в улыбке. После сцены приветствия он вновь развернулся к Каэниэлю. - Друзья моих друзей - мои друзья. Это моя жизненная философия. Но, скажу откровенно, ты мне не нравишься. Я буду следить за тобой, чужеземец. Можешь поговорить со старейшиной.
- Благодарю. - скоя'таэль проехал еще немного вперед и спешился около ворот небольшого поселения.Привязал коня к одному из колышков, стоявших около ограды. Часовые странно провожали приехавших глазами. Всех ,кроме Анвен. Ей тут явно были рады. Войдя в деревню Каэниэль развернулся к Анвен и сказал ей:
- Иди к родителям. Со старейшиной договорюсь сам. - сказав это, он развернулся к Рийе и произнес. - Не могла бы ты тоже дать мне поговорить с главой наедине? Как раз у тебя будет время, чтобы все обдумать. А сейчас, прости, но я тебя оставлю - после этих слов он пошел к самому большому дому с резным крыльцом и красной черепицей на крыше.
Вообще вся деревня была довольно красивой и аккуратной. Ровные деревянные домики стояли около большого дерева, ну а некоторые даже на нем. А с другой стороны такие же домики продолжались покуда хватало глаз. Так что назвав деревню небольшой Каэниэль ошибся. И везде были только эльфы. В одной стороне тренировались воины, кромсая соломенные чучела. Бегали, смеясь, дети. Ходили эльфы в длинных одеждах и о чем-то дискутировали. Даже здесь скоя'таэль себя чувствовал чужим. Собиравшимся сломать спокойную жизнь этих эльфов. Но цель действительно оправдывает средства.
В раздумьях Каэниэль не заметил, как дошел до цели своего назначения. Стража у дверей была уже видимо проинформированна так что его пропустили. Было не понятно, как они успели узнать о том, что он направлялся к старейшине, но это было ясно. Ведь вошел он внутрь без каких бы то ни было проблем. Стража не вымолвила ни слова. Внутри был эльф с каштановыми волосами, сидевший в резном деревянном стуле и читавший книгу. Одет глава деревни был в просторную длинную робу с широкими рукавами. Он даже не поднял глаза, когда скоя'таэль вошел в комнату. Только сказал, не отвлекаясь от своего занятия:
- Мне уже доложили о тебе, чужеземец. Знай, что мы не очень-то тебе рады. И вообще ты дошел до меня только потому что приехал вместе с Анвен. Так что выкладывай, что хотел и не трать мое время попусту. - сухо произнес старейшина. " Мда, здесь явно не любят чужаков. Постараюсь заинтересовать его, хм..." подумал Каэниэль и начал говорить:
- Это не займет много времени, поверьте уж. Меня зовут Каэниэль аэп Шаен'Дэра. Я пришел к вам с предложением, от которого эльф, любящий свой народ навряд ли смог бы отказаться. Я более чем уверен, что все эти рассовые притеснения со стороны людей уже порядком надоели вам и вашему народу. Короли рассисты, законы о максимально-допустимой длине ушей, погромы, казни эльфов за то, что они эльфы. Разве не пора положить всему этому конец? Так вот, я могу помочь вам покончить с этим  - говорил Каэниэль, постепенно повышая тон.
- А с чего мне знать, что ты говоришь все это серьезно? Что действительно хочешь помочь своему народу а не заполучить власть и возможность грабить все, что попадется под руку. - старейшина перевел взгляд на скоя'таэля.
- Назвав меня чужеземцем, вы были правы больше чем думали. Дело в том, что попал я сюда из другого мира. Из того, где эльфы уже начали сражаться за свою свободу. Называются они скоя'таэли. И двести лет своей жизни я отдал этой борьбе. Вы навряд ли можете представить какие зверства людей, обусловленные лишь рассизмом, я видел. И умер я в том мире, так же сражаясь за свободу своей рассы. - вопрос собеседника взбесил Каэниэля. Все что он делал он делал для своей рассы. И такие вопросы его действительно оскорбляли...
Старейшина некоторое время молчал, смотря в стену комнаты. Сами стены были белыми, но вдоль них стояли коричневые деревянные книжные шкафы. На одной из стен висела карта с какими-то пометками. На столе стояли песочные чесы, песок которых тек, но в верхней половине его не убавлялось. А вот на дальней стене, около двери, ведущей вглубь здания висело зеркало, занимавшее всю стену. Кое-что в отражении настораживало. Оно отражало пространоство перед ним лишь частично, и то искривленно, ну а остальное ее пространство занимали просто блики света. Каэниэль сразу понял, что к чему. Это было зеркало Хартманна, при определенной подготовке позволявшее проходить через миры. И из зеркала в любой момент могло выйти что угодно. Скоя'таэль отвел взгляд.
- Значит так. - наконец заговорил старейшина. - Сейчас я соберу совет, ибо один принять решение на этот счет не могу. Тебе же и твоим спутникам я так предоставлю комнаты и прикажу наполнить ванны. Лошадей отправлю в конюшню. А, кстати, что делать с собакой, что пришла с вами?
- Спросите у него сами - улыбнулся Каэниэль - Благодарю за гостеприимство. Va faill*****
  После этих слов он вышел из дома. Перед дверью его уже ждал еще один эльф, одетый в обыкновенную одежду.
- Мне приказано отвести вас и ваших спутников в дом, отведенный вам - учтиво сказал тот. "И как они успевают обо всем узнавать?! Магия какая-то... И кстати, почему одни из них, общаются со мной, чуть ли не как с императором, ну а другие, как будто я у них коня украл. Кстати насчет магии!" подумал эльф и сказал собеседнику:
- Для начала я хотел бы узнать, где здесь кузнец. Это в первую очередь. А потом покажете мне, где нас разместили, ладно?
- Хорошо - кивнул незнакомец и двинулся куда-то. Скоя'таэль пошел за ним. Через некоторое время они дошли до кузница. Провожатый что-то шепнул кузницу и тот вопросительно поднял брови, смотря на Каэниэля. Тот извлек из внутреннего кармана тегиляя двимерит и снял с ножен цепь. Вручил все это кузнецу.
- Мне нужно, чтобы ты переплавил эту цепь вместе с тем синим металлом. Только прошу, не используй свою сталь, просто переплавь это. Мне нужна такая же цепь, только с присутствием в ней того, другого металла. Ах, да еще. - скоя'таэль достал оба меча из ножен и положил их перед ремесленником. Клинки были по рукоять в крови, так и сталь испортить было недолго. - Почисть мечи от крови, и наточи их. Заплачу щедро, но только в том случае если все будет идеально. Оплата после окончания работы. Мы договорились?
Кузнец только кивнул и занялся своим делом. Провожатый же Каэниэля снова двинулся вдоль домов и деревьев. В конце концов они добрались до небольшого здания, где и разместили их небольшую компанию.
- Теперь я вас оставлю - откланялся так и не представившийся эльф и двинулся в неизвестном направлении. Скоя'таэль же открыл ближайшую дверь, как ни странно комната была пуста, попал правильно. Зайдя внутрь он почувствовал, что ужасно устал. Не спал ведь уже дня три, если не считать сном меньше часа на земле. И в комнате уже стояла наполненная горячей водой ванна. "И как они все успевают..? Ну я-то не против..." вяло подумал эльф и начал развеваться. Кинул одежду на стоящий в углу стул, а изогнутый кинжал на тумбочку у кровати. Что, собственно и было его целью сразу после ванной. Раздевшись, Каэниэль залез в горячую ванну и закрыл глаза, расслабляясь первый раз за очень долгое время...
_______________________________________
* "Дитя огня"
** Ведун, каста эльфийских магов, которые властны над пространством и временем.
*** Извини меня.
**** Я эльф
***** До свидания.

Отредактировано Aen Saevherne (2011-11-24 21:36:52)

0

5

Проходят львы терновником - и тают,
Хоть в целом день как будто нерушим:
Ход солнца вновь нам явят Небеса,
А кости вновь и вновь представят Время.


Джозефина Джекобсон

Что же это, в конце концов, было? Наваждение, посеянное ужасом и отчаянием? Проблески помешательства, возникновения которых он так остерегался всю череду последних дней? Нет, то было нечто худшее, неотвратимое, необратимое, чуждое - то, что не должно принадлежать этому миру. Даже если мир этот столь разительно отличается от его собственного. Это действительно был та грань, переступать которую не хотелось. Что же случилось этой ночью, когда они, остановившись на привал посреди леса, рассчитывали на спокойный и более-менее безмятежный отдых? Казалось, его спутники совершенно ни о чем не беспокоились, хотя к вечеру уже весь воздух был пропитан опасностью. Псу казалось, что если он не покинет эту странную компанию сейчас, то потом будет достаточно проблематично от нее избавиться. Сердце убеждало его в этом, но достаточно было лишь наставления разума, чтобы заставить его думать в обратном ключе. "Путешествия" в этой группе были несомненно сопряжены с определенным риском, но еще больше он мог рисковать, если бы покинул своих спутников. Ведь он еще совсем ничего не знал об этом мире... Переговорить с Каэниелем не удавалось, так как он вечно общался со своей подругой, а вот говорить при ней Гин пока не спешил. Хотя вопросов у пса накопилось великое множество...
В ту ночь их числу прибавился еще один вопрос-загадка.
Они атаковали неожиданно, но пес, почуяв их приближение несколько раньше, сумел подать сигнал скоя'таэлю. Эти существа ничем не пахли, но в то же время пахли всем - дух, исходивший от них, не был сравним ни с чем. Они трое, окруженные целой армией "теней", сражались в кромешной темноте, освещаемой лишь слабым, бившим, как из ключа, потоком огоньков - то были глаза врагов. Или, по крайней мере, ему хотелось думать, что это не что-то иное. Разобраться в ситуации он смог уже после того, как закончилась битва. Во время схватки, пес пребывал в таком смятении чувств и ощущений, граничащих со страхом, что не мог думать ни о чем другом. Все длилось не более трех часов - Гину приходилось выдерживать и более продолжительные сражения; но при этом казалось, что пролетела целая вечность...Он ни разу не применил Баттугу - не в его планах было раскрывать все свои способности. Хватило лишь обычных приемов. После того, как они двиулись дальше, пес даже не хотел спрашивать Каэниеля, что за существа напали на них - он трясся при одном воспоминании о них. На протяжении всего пути Гин хранил угрюмое молчание - но отнюдь не страдал от недостатка общения. Множество дум терзало его голову. Необходимо было поразмыслить...

***

  И вновь обоняние позволило ему отследить неизвестных несколькими мгновениями раньше эльфа. Их было много - около десяти, может быть, чуть меньше, но это не сбавляло угрозы, исходившей от них.
   - Напасть или же выждать? - подумал пес, напряженно вглядывавшийся в заросли плюща и папоротника. После недолгих размышлений он решил, что будет разумней положиться на своего проводника. Тот явно разбирался в происходящем лучше, чем он сам: ведь не прошло и минуты, как Каэниель громко прокричал на своем непонятном наречии. Он явно обращался к тем, кто следил за ними. Тут же послышался из зарослей показался еще один человек... Точнее, эльф. Держась на расстоянии, он предпочитал вести переговоры, не приближаясь. Несмотря на то, что многое для Гина до сих пор оставалось неясным, но он точно сумел вычленить из речи мужчины то, что их собираются отвести к главному в этом краях. Предпочитая молчание излишним вопросам, пес прошевствовал вслед за Каэниелем, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания... Окружившие их кольцом эльфы поначалу странно поглядывали на него, но спустя какое-то время их интерес к нему поугас.
  Человеческое поселение, в которое они прибыли спустя полчаса, было небольшим, но повсюду ходили эти странные существа. Они кидали на прибывших удивленные взгляды, но затем снова возвращались к своим делам.
    - Мирные создания - несмотря на их тренировки. Это место напоминает мне перевал Футаго, собачий рай, царство спокойствия... Но как же легко было его нарушить!
  Каэниель скрылся в одном из домов и долго не выходил оттуда - судя по всему, разговаривал со здешним вожаком. Гин терпеливо ждал его, усевшись возле входа и бросая мимолетные взгляды на проходивших мимо существ. Всякий раз, когда глаза его замечали какую-нибудь необычную вещь, он спрашивал себя - что я здесь делаю? Как сюда попал? И в чем же, в конце концов, причина?
  Вскоре эльф вышел, и ему навстречу тут же устремился один из поселенцев, обратившись с предложением препроводить его и его спутников в специально отведенное для гостей место. Затем произошел короткий разговор о каком-то кузнеце, и все, что происходило далее, уже не интересовало пса - даже огромная печь, покрытая копотью, казалась просто еще одной частицей пейзажа... По сравнению со всем, что ему довелось увидеть недавно. После вчерашнего его нервы уже успокоились, но вопросов накопилось еще больше. Хотелось побыстрее переговорить с Каэниелем.
  Наконец, эльф препроводил их до одного из стоявших в центре поселения убежища. Пес сразу понял, что это еще один признак того, насколько местные не доверяют им. Тут же проводник оставил их, а Каэниель, вошел внутрь дома - Гин зашел следом за ним, чему, впрочем, никто не возражал. Дверь закрылась сама собой. Спутник же его не медлил: скинув с себя все свои одежды - да, Гину знакомо было это слово, - он погрузился в огромную ёмкость с водой. От нее прозрачными потоками шел пар и Гину припомнились горячие источники Тэссина, его друга... Он не мог перестать думать о доме - ему это просто не удавалось. Однако он мог с легкостью отвлечься хотя бы на какое-то время - ведь столько вопросов готово было сорваться с его языка. Принюхавшись и убедившись, что рядом никого нет, он заговорил с эльфом.
   - Надеюсь, хоть сейчас мы сможем переговорить. За время пути у меня накопилось еще больше вопросов, но сейчас я задам лишь особенно важные. Для начала, кем были те существа, напавшие на нас прошлой ночью? Что это за место - помимо того, что поселение подобных тебе? Наши спутники - кто они такие? От одной из них исходит практически тот же запах, что и от тебя, хотя я не могу понять, отчего я чувствую одновременно дух человека. А другая... Кстати, надолго ли мы тут остановимся?
  Гин старался не думать о том, что их, пса и эльфа, путям cуждено пойти в разные стороны. Несмотря на то, что Каэниель оказал ему помощь, он рассчитывал возвратиться в горы Оу, а не оставаться здесь навсегда. Но сначала ему нужно разобраться во всем происходящем... Возможно тогда он сумеет отыскать путь обратно. И именно сейчас ему как никогда не хватало рядом тех, кто мог бы подставить ему плечо и помочь.
   - Но нельзя не признать - хорошо, что никто из них не очутился тут. Они должны жить и сражаться, пока я нахожусь тут, а я... Я найду способ покинуть эту иллюзию.

0

6

Рийя летела всю ночь, пока солнце наконец не заявило о себе, а сама авариэль уже не чувствовала крыльев. Редкие твари, уцелевшие после резни, безуспешно пытались скрыться, а те, кто уже был мертв, рассыпались прямо на глазах. Начинавшееся утро вступало в свои права, и от демонов ни осталось даже воспоминания.
Сильный ветер трепал и так довольно запутанные волосы, солнечные лучи скользили по голым плечам девушки, и, казалось бы, все должно быть отлично – начинался новый день и так далее – да только на душе было как-то погано. Может, это последствия такого количества адской злобы и еще не выветрившегося запаха серы от мечей? И отвратное чувство исчезнет после того, как она перекусит и хорошенько выспится?
Тем временем несколькими сотнями метров ниже всадники устраивались на привал – самое время для посадки и обещанного разговора. Засунув свои странные мысли подальше и забыв о них на время, Рийя приземлилась – а точнее просто свалилась в бессилье – к эльфийскому лагерю. Крылья подрагивали от усталости, дыханье сбилось, а кожаные перчатки не спасали занемевшие пальцы от холода – чем выше полет, тем меньше температура воздуха. Выудив из сумки плащ, продрогшая девушка закуталась во всю имевшуюся у нее одежду и все равно продолжала дрожать. Вид у нее был еще тот: распутать птичье гнездо на голове не представлялось возможным, белые перья торчали во все стороны из-под плаща, а одежда была испачкана пеплом и кровью. Вдобавок она ни как не могла перестать зевать – целая ночь в воздухе отняла слишком много сил. Подавшись слабости, Рийя плюхнулась на землю прямо там, где стояла, попутно осматривая стоявших на опушке существ. А кроме эльфийки, собаки и пары лошадей, никого не наблюдалось.
- Куда он подевался? – обратилась Рийя к незнакомой ей девушке. А присмотревшись, авариэль поняла, что не такая уж она и незнакомая. "Это же она была в том кабаке… забыла, как он называется… Н-да, интересная компания! Один вербует себе подобных в сомнительную организацию, другая по кабакам ищет эльфов для вербовки, а из третьего такая же дворняжка, как из Элара дракон!" Но угрозы Рийя не ощущала, никто из присутствующих не настроен враждебно по отношению к ней.  И пока эльфа нет, надо бы познакомиться для приличия. А поскольку себя она уже представляла, можно и поинтересоваться именами нежданных спутников. 
Вернувшись с охапкой хвороста, эльф к огромной радости Рийи разжег костер и начал обещанный разговор. Сняв перчатки и грея руки у открытого огня, авариэль размышляла над словами собеседника. "Хм, а с критериями-то я ошиблась немного. Один из них стопроцентный фанатик! Такие громкие слова! И, судя по тону, он полностью уверен в своих способностях и возможностях. Такого приятно иметь в лидерах, но нам не по пути. Его интересует лишь длина ушей, в то время как меня – размах крыльев. Все происходящее на земле – пустой звук для умеющих испытывать радость полета. Мы не сможем понять друг друга. А вот слова "эльфийская деревня" мне нравятся! Пожалуй ее стоит посетить…" Твердо решив сказать нет, когда понадобится окончательный ответ, Рийя пока согласилась составить компанию эльфам.
А пока она решалась, ее эмпатия вопила об угрозе, направленной на нее и имеющую весьма определенную форму стрелы. Из леса вышли несколько эльфов с луками в руках, подозрительно поглядывая на незнакомцев. Едва согревшись, Рийя снова сняла плащ, готовясь взлететь при малейшей опасности – влезать в эльфийские разборки не хотелось. Но охотник, признав свою знакомую в их компании, согласился сопроводить их в деревню. Там Каэниэль тут же скрылся в доме главы, попросив о личном разговоре наедине.
Вздохнув, девушка намерилась провести время в ожидании эльфа с пользой – попытаться дотянуться своим разумом до Эйса. Пока она знала, только что грифон не находиться при смерти и не имеет серьезных ран, а вот где он находиться не помешало бы выяснить. Но любопытные, а порой подозрительные взгляды жильцов деревни сильно нервировали чувствительную к чужим эмоциям авариэль, у которой так настроение было не ахти. Плюнув на чужие глаза и уши, Рийя закрыла глаза и сосредоточилась на тонкой нити связи, потянувшись душой к единственному родственному ей существу. Конечно, в таком состоянии границы сознания стираются, и почувствовать других ничего не стоит, что и произошло – вместо того, чтобы отыскать своего питомца, девушка подслушала разговор Каэниэля со старейшиной. И, надо сказать, услышанное заставило ее задуматься и пересмотреть уже принятое решение. А некоторые сцены из прошлого скоя’таэля были, откровенно говоря, жутковаты даже для повидавшей виды за свои полтора века сражений авариэль. "Пожалуй, я все же обдумаю свой ответ еще раз… Крылатая Мать, неужели люди способны на такие зверства?! Как можно настолько не ценить жизнь!"
Резкий голос эльфа, пришедшего сопроводить ее в отведенные ей жилище, застиг Рийю врасплох, она еще не отошла от увиденного. Помотав головой, чтобы отогнать дурные видения, девушка улыбнулась своему провожатому и, следуя за ним, задала вопрос, из-за которого собственно и согласилась идти до деревни:
- Есть ли здесь библиотека? Мне было бы интересно узнать о истории и культуре этого мира. Особенно эльфийской.
- Конечно, наше поселение не так уж и велико, но библиотека у нас имеется, пусть и не большая. Я отведу вас туда завтра – полагаю, сегодня вам хотелось бы отдохнуть после дороги, - улыбнулся эльф в ответ, - а вот и дом, куда вас поместили. До завтра.
Посмотрев в след провожатому, Рийя, ухмыльнувшись, зашла в дом и наугад открыла пару дверей. Одной из комнат оказалась спальня – наличие кровати не оставляло место сомнениям. Бросив свои вещи на пол, девушка плюхнулась на постель – во всем теле не наблюдалось ни капли силы. Стоявшая в углу ванна, наполненная горячей водой, притягивала взгляд, мысли о купании вяло бродили в сознании. Девушку буквально раздирало выбором: уснуть сразу или помыться вначале? Решение, решение… Подавив очередной зевок и собрав всю имевшуюся силу воли в кулак, Рийя встала с кровати и, сняв одежду, поплелась к ванной. "Маловата она… Крылья не поместятся," – пронеслось в голове. Однако авариэль, не обращая внимания на здравый смысл, призывавший спрятать крылья, забралась в ванну как была, выплескав при этом треть воды. Откинув голову назад и окончательно расслабившись, она гоняла по пустой черепушке одну мыслю: пробуждение будет не из приятных – вода остынет.

0

7

Анвен была очень рада встрече со старыми знакомыми. Их было так много, и все улыбались, говорили как рады встрече, обнимали девушку и пожимали ее руку. Большинство лиц ей было знакомо, почти все они улыбались, хотя были и недовольные, те, кто не одобрял ухода Ан тогда, давно и уж тем более ее возвращения. Девушка, несмотря ни на что, радовалась и им. Казалось, вся деревня оставила на какое-то время свои дела и заботы, что  бы поприветствовать полуэльфийку. Девушка узнала, что многие уже даже смирились с ее смертью, а кто-то искренне верил в то, что Ан стала великим героем, спасающим мирное население Подлунной Земли от оборотнической заразы.
Когде девушке, все же, удалось пробраться к дому родителей, мать и отец встречали ее на крыльце. Они оба практически не изменились: отец потому, что был эльфом, а мать под действием общества долгожителей и некоторых заклинаний и отваров (она владела магией) как будто застыла в один момент своей жизни, да так и осталась красивой тридцатилетней женщиной. В этот момент полуэльфийка поняла, что пришла сюда, дабы призвать эльфийский народ сражаться, может быть, с родственниками ее матери. Девушка опустила голову и подошла к родителям. Сперва ее обнял и поцеловал в макушку отец, а затем передал в объятья матери. Глаза всех троих блестели от слез. Никто не сказал ни слова, они просто стояли на крыльце, плача от счастья, порядка пяти минут.
- Идем внутрь, - сказал отец Ан, и открыл дверь.
Вскоре все трое сидели за столом. Родители расспрашивали свою дочь о ее жизни, интересовались, нет ли у нее избранника, что-то говорили по поводу «черноволосого эльфа, что ушел в дом старейшины». Анвен отвечала на все их вопросы кратко, без особых подробностей, но лишь потому, что сама хотела поскорее узнать об их жизни.
- Знаешь, доченька, когда ты ушла, кое-кто очень сильно расстроился. Его имя  Мелэдир. Да-да, моя дорогая, этот юноша был в тебя влюблен. Да что там был! Он и сейчас, кажется, перед сном повторяет твое имя. Я уж думала, что он отправится тебя искать, и, знаешь, он покидал деревню. Около семи лет от него не было ни слуху ни духу, но потом он вернулся. Он поведал нам, что узнал о тебе. Что ты стала довольно известной личностью в определенных кругах вместе со своим наставником. Кстати, что с ним сейчас? Почему он не пришел с тобой?
- Ах, мама, право, я и не подозревала о чувствах Мелэдира… Он ведь мне как брат! Что же касается Наставника, он прекратил охоту, завел семью и теперь живет вполне неплохо… - Ан замялась, - Простите меня… Я… Я думала, что вы меня не простите…
В доме повисла отвратительная тишина, продлившаяся то ли пару минут, то ли несколько часов. Первым вышел из ступора отец.
- Несмотря на все твои глупости, ты все равно остаешься нашей любимой дочерью. Нам важно, что бы ты была счастлива. И если ты захочешь уйти снова, мы благословим тебя. Если ты решишь остаться, мы, несомненно, примем тебя в своем доме.

После этого прошло какое-то время, и Анвен отправилась отдыхать. Она отказалась от ванны в пользу постели. Полуэльфийка уснула сразу, а глаза открыла глубокой ночью. Девушка поднялась с постели и, одевшись и собрав свои вещи, покинула дом черед окно, ни создав ни звука. Полуэльфийка бесшумно преодолела расстояние от дома до края деревни, там оседлала пасшегося коня и отправилась прочь из родного дома, ибо понимала, что изменить свою жизнь не сможет.

Отредактировано Анвен (2011-12-29 20:54:53)

0

8

Эльф расслаблялся в ванной, как его чудесный отдых завершил голос пса. " Ну почему ты не можешь подождать до утра?! Bloede arse.." Подумав так скоя'таэль развернул голову к псу и устало ответил:
- Я понятия не имею, кто были те демоны или не демоны, что напали на нас. Их можно убивать и этого достаточно. Интересуют они меня не больше, чем то, откуда они появились. Идем дальше. Это место действительно нечего больше, кроме как поселение эльфов. Но в скором времени это станет центром восстания. На эту тему я мог бы распинаться долго, но я устал. Мои спутники - тоже эльфы, но одна из них лишь наполовину, а вторая умеет летать. От первой пахнет человеком именно потому что крови Aen Seidhe, прости мне Старшую Речь, я хотел сказать эльфов, в ней ровно столько же, сколько человеческой грязи. - он поморщился, говоря эти слова. - Мы здесь ненадолго. Как только я закончу дела здесь мы отсюда уедем. Но после этого спокойной жизни уже не будет, так что я обязан тебе кое-что сказать. Я нашел способ вернуться тебе в твой мир. Даже два. Один из них - колдун, что может управлять временем и пространством, но просто так он ничего делать не станет, так что это на твой страх и риск. А второй - зеркало в доме местного старейшины. Если ты хочешь, можешь воспользоваться обоими.А теперь, позволь, я хочу отдохнуть.
Отключаясь, эльф думал о том, что в обоих случаях, если пес таки решит отправится домой, то его ждет верная смерть. Авалак'х просто напросто не станет помогать собаке, а если Гин попытается пройти через Хартманна, то не факт, что в его мир не принесет лишь безжизненный труп не лицеприятного вида... Но сейчас Каэниэлю хотелось только спать, а не думать обо всем...
***
Скоя'таэль открыл глаза и обнаружил себя уже в кровати, хотя не помнил, как он здесь очутился. Видимо, когда вода в ванной остыла он, во сне, каким-то чудом добрался до кровати. Каэниэль встал с кровати и начал одеваться.
Солнечный свет уже залил всю комнату и судя по оживлению на улице, которое было видно из окна, было уже часов одиннадцать утра. Так долго спать Каэниэлю удавалось очень редко и поэтому скоя'таэль был до невозможности счастлив, что наконец-то ему удалось выспаться. Эльф оделся и вышел из комнаты. Есть не хотелось, так что он сразу пошел к дому старейшины. Странно, что по дороге он не встретил никого из своих спутников. В конце концов Каэниэль добрался до пункта назначения, постучал в дверь и вошел внутрь. Старейшина склонился над картой, что лежала на столе, несколько секунд будто не замечал скоя'таэля, а потом развернулся к нему и сказал:
- Я собирал совет. В большинстве своем мы согласны с тобой. Хватит так жить. - произнес собеседник скоя'таэля и после небольшой пацзы добавил - Но мы хотим узнать, действительно ли ты можешь изменить нашу жизнь. Подойди сюда.
Каэниэль ухмыльнулся и подошел к старейшине. Тот показал ему на точку на карте, которая была довольно близко к деревне, а нарисована там была крепость и сказал:
- Это людской город. Долгое время мы жили с ними мирно, но сейчас они начинают нам мешать. Заходят все глубже в лес, хоть и знают, что этого делать нельзя. Я думаю, что ты понял ,что надо делать. - проговорил старейшина и взглянул на скоя'таэля. Тот кивнул и произнес:
- Конечно же понял. Я ждал этого момента. Кровь Аэлиренн, этих людей ждет смерть! Но у меня есть одно условие. - Каэниэль ухмыльнулся, глядя в глаза собеседнику. Теперь он был им нужен, пока люди не добрались до их деревни. Им будет на кого свалить вину, в случае неудачи и вся деревня останется с чистыми руками. "Ну что ж, я не против, до тех пор, пока я буду получать поддержку отсюда" - подумал эльф - "А когда я захвачу город, то он будет отдан скоя'таэлям, что выгодно и для меня и для местных". После небольшой паузы Каэниэль продолжил - Город, после того, как он будет захвачен, станет основной базой скоя'таэлей. Подумайте, это выгодно и для вас и для меня. Ваши руки чисты, город захвачен, я вас не донимаю. Все в плюсе.
Старейшина некоторое время молчал, смотря в одну точку. Скоя'таэля уже начинали донимать эти вечные паузы в разговорах, но он терпеливо ждал, так ка понимал, что от слов старого эльфа зависело его будущее. Наконец старейшина выпрямился и крикнул:
- Мелэдир! - через несколько секунд через другую дверь, не ведущую на улицу вошел не знакомый Каэниэлю эльф. Он поклонился и сказал:
- Вы вызывали меня? - Каэниэль ухмыльнулся. "Судя по манере общения со старейшиной, ему здесь все повинуются. В таком случае, если он отдаст приказ выделить мне войска, а это единственный логически понятный путь развития событий, то никто ни слова не скажет."
- Да, вызывал. Мой гость - один из прибывших вчера путников, но об этом ты скорее всего знаешь. - После этих слов глаза Мелэдира блеснули, но Каэниэль не обратил на это внимания. Старый эльф продолжал - Дай ему отряд в твоем подчинении. Я знаю, что это может быть тебе неприятно, но у нас нет другого выбора, так как твои люди самые преданные и другим бы я не доверил идти с чужеземцем, а с твоим отрядом я уверен, что нас не предадут.
В глазах юного эльфа сверкнула ненависть, но скоя'таэль сделал вид, что не заметил и этого.
- Слушаюсь, господин - нехотя сказал Мелэдир и Каэниэль не смог согнать с лица довольную улыбку.
- Отлично. - доброжелательно улыбнулся негодующему эльфу старец и позвал того самого эльфа, который показывал скоя'таэлю, где их разместили - Отыщи спутников Каэниэля и приведи их сюда. Благодарю.
Сам же Каэниэль двинулся в сторону выхода и на ходу сказал:
- Мне надо зайти к кузнецу. Вернусь через пять минут. - этими словами он вышел из дома и двинулся к кузнецу.

Отредактировано Aen Saevherne (2011-12-26 14:16:45)

0

9

Рийя резко открыла глаза. Надо сказать, очнувшись, девушка сразу и не поняла, что она делала в ванной и как там оказалось, а мешанина в голове не слишком способствовала быстрому мыслительному процессу. К тому же настроение было не самым жизнерадостным и солнечным, а боль в затекших мышцах и уже давно остывшая вода не способствовали поднятию этого самого настроения. Кому-то сегодня может не поздоровиться со злой и раздраженной авариэль…
Кое-как поднявшись на ноги, постоянно морщась и покряхтывая, Рийя вылезла из ванной. Мышцы словно окаменели, нельзя было даже пальцем шевельнуть без неприятных ощущений. Разминая плечи, складывая и расправляя крылья, авариэль прошлась пару раз туда-сюда по комнате, оставляя за собой мокрые следы. Что-то вроде утренней зарядки…
А проходя мимо зеркала, девушка слегка ужаснулась своему внешнему виду: длинные волосы не всегда смотрятся красиво, особенно если их обладатель пролетал весь день под таким ветродуем. Запутанные прядки не хотели расчесываться, а уже раннее заплетенные наспех косички только усложняли общее дело. Ладно, хоть в ванне отмылась. Кое-как приведя себя в порядок и одевшись, Рийя выскользнула из своей комнаты на поиски еды.
И чуть не столкнулась в дверях с вчерашним эльфом. Деревянный поднос с едой в его руках притягивал взгляд успевшей проголодаться девушки, а вот его полуулыбка почему-то сильно раздражала. Как будто он знает что-то, чего не знает сама авариэль. Подавив в себе желание врезать эльфу, Рийя улыбнулась в ответ и, отобрав поднос, намерилась скрыться как можно скорее за дверью, пока не напортачила. Но когда это все получалось так, как она хочет…?
Ее вчерашний провожатый схватил ее за предплечье и все с той же вежливой полуулыбкой сказал:
- Извиняюсь, что задерживаю вас, но старейшина пожелал видеть вас и ваших спутников.
Рийя сузила глаза. "Пожелал? Хех, да мало ли чего он там желает!" Утренняя раздраженность в купе с природной гордостью авариэль кричали о убийстве всех таких вот желающих. "Соберись!" – сказала она сама себе, - "Ты не можешь позволить себе кровопролития в стенах этой деревни! Ты же эмпат, в конце концов. Можешь перенимать чужое настроение – ну так вперед." Сделав глубокий вдох, чтобы успокоить разбушевавшуюся фантазию, девушка выдавила из себя:
- Разумеется, я присоединюсь к столь милой компании сразу после моей трапезы. А теперь позвольте…
Рийя захлопнула дверь перед самым носом у эльфа. И что на нее нашло… Конечно, она всегда злая, если не выспится на нормальной кровати, но ведь не настолько. Может, это следствие длительного полета, подсмотренных сцен прошлого и неудобного места отдыха? 
Наспех позавтракав, девушка решила-таки все же связаться со своим питомцем, а то предыдущий раз как-то не удался. Закрыв глаза и успокоившись, она ментально нащупала грифона. По-видимому ему осталось недолго лететь до свое хозяйки, а его физическое состояние не могло не радовать – он не пострадал после безлунной ночи. Дав ему понять, что авариэль ждет зверя, Рийя открыла глаза. Пора бы сходить к старейшине.

х_х

оно не пишется...

0

10

Каэниэль добрался до кузнеца деревни и тот, опять не проговорив не единого слова отдал скоя'таэлю его снаряжение. Вновь наточенные мечи не могли не радовать глаз, но то что мастер передал Каэниэлю после восхитило того гораздо больше. Его цепь из Махакамской стали теперь была вся испещрена двимеритовыми прожилками. "Вот теперь я совершенно счастлив... А то больно много магов в этом мире. Ну теперь хоть меньше вероятности превратиться в горстку пепла." Скоя'таэль с улыбкой накинул цепь на ножны, куда он уже засунул оба меча и кинул на прилавок к кузнецу золотую монетку.
- Благодарю. Отличная работа - улыбнулся Каэниэль, ну а кузнец лишь кивнул и снова не выговорил ни слова. Скоя'таэль вздохнул, пожал плечами и двинулся к дому старейшины. Он чувствовал титанический эмоциональный подъем. Он не бросил свое дело и после смерти. А ведь если подумать, то по другому жить он никогда и не умел. Навряд ли смог бы жить мирно, занимаясь ремеслом или изучая науки. И вот сейчас он поднимал на войну эльфов, которые как раз мирно и жили. Каэниэль усмехнулся. Aen Seidhe тоже когда-то жили мирно, пока не пришли люди. Все когда-то случается впервые. И когда люди займут полагающееся им место низшей расы эти эльфы будут ему благодарны. Цель оправдывает средства, вот так. Всегда нужны личности, меняющие что-либо. Любыми путями.
Каэниэль вынырнул из своих мыслей, когда ему на плечо уселся его ворон.
- Caedmil. -улыбнулся эльф птице - Так ты тоже пережил ту ночь. Я рад.
На подходах к дому старейшины он пересекся с Мелэдиром, который шел куда-то в сторону плаца, видимо для того, чтобы подготовить отряд, выданый для захвата города. Проходя мимо скоя'таэля он чуть не прожег того взглядом, но Каэниэль сделал вид, что ничего не заметил и продолжал идти к пункту своего назначения. Скоя'таэль мысленно усмехнулся. "Мне нравится этот эльф... Его энергию можно будет направить в нужное русло. И мне даже не надо читать его мысли, он и так, как на ладони. Идеал."
Эльф открыл дверь и вошел внутрь комнаты, где кроме старейшины теперь находилась и Рийя.
- Caedmil. - улыбнулся скоя'таэль ей. Ему все-таки было интересно, присоединится она к ним или нет. Особенного рвения к этому у девушки он не заметил, но все еще может измениться. Каэниэлю было нужно как можно больше союзников в этой борьбе.  Скоя'таэль развернулся к старейшине и сказал ему:
- Я готов выступать. Если ваши люди готовы. И да, где Анвен? - скорее всего отсутствие полуэльфийки объяснялось тем, что она устала с дороги и до сих пор спала, но что-то подсказывало эльфу, что это далеко от правды.
- Мелэдир сейчас как раз приведет их в готовность. Надеюсь, что ты не против, что он пойдет с вами. Все-таки тебе я доверять целиком не могу. А что насчет Анвен... Её нигде нет. Так же, как и ее вещей. Думаю, что объяснять, что произошло не имеет смысла - старейшина произнес все это сухо, без каких-либо эмоций. Каэниэль же покачал головой, чувствуя сильное разочарование. Она была его ключом к людям этой деревни, а теперь он для них всего лишь чужак. " Bloede arse, как же не вовремя... Не могла сбежать, когда мы взяли бы город?  Cuach aep arse!"*
-Да? Ну что ж, в таком случае мы готовы выступать. Покажите мне солдат.
- Конечно, идем за мной. И вы, девушка, тоже идемте с нами. - старый эльф открыл одну из дверей комнаты и пошел по длинному коридору, который завершался еще одним ответвлением, из которого они попали на плац.
Небо вновь затянули тучи и начал идти снег, который не оставался на земле, а тут же таял. Однако было довольно холодно и скоя'таэль запахнул ворот тегиляя, ёжась от пробирающей до костей слякоти. Так и заболеть недолго, а это сейчас было нужно меньше всего.
На плацу стояло десятков пять эльфов с одноручными мечами в ножнах и луками за спиной. Мелэдир что-то сказал им и развернулся к старейшине со словами:
- Мои воины готовы. И я тоже. Когда нам выступать к городу? - время от времени его взгляд соскальзывал на скоя'таэля. Молодому эльфу явно не нравилось, что чужак будет командывать его отрядом.
- Отлично.-проговорил старец и добавил, уже тише- Каэниэль, ты хочешь поговорить с солдатами?
- Да было бы прекрасно - кивнул Каэниэль и мысленно усмехнулся. Он искренне верил, что этот отряд уже не вернется сюда обратно, став первой бригадой скоя'таэлей.
Он встал беред эльфами, которые все смотрели на него оценивающими взглядами. Лицо приняло крайне серьезное выражение и он заговорил:
- Caedmil, seidhe! Я думаю, что вы не совсем понимаете, кто я такой и почему вы выступаете в поход именно под моим началом. Я сейчас немного разъясню эту ситуацию. Мое имя - Каэниэль аэп Шаен'Дэра и всю свою жизнь я посвятил борьбе за свободу и господство своей расы. В моем мире эльфы практически целиком живут в резвервациях и не имеют практически никаких прав. Но мы сражаемся.  Я не знаю, приняло ли притяснение d'hoine, людей я имею в виду, Старших Рас такого масштаба, но в том, что оно имеет место я более чем уверен. - пока что эльфы слушали Каэниэля довольно сухо, только изредко кто-то коротко кивал. Скоя'таэль же продолжал - Ваша деревня практически целиком изолированна от внешнего мира, находясь в сердце леса, но, поверьте моему опыту,  люди доберутся и до вас. Ваш старейшина уже сказал мне о том, что население того самого города, на который мы выступаем забирается все глубже в лес, вырубая его и аозводя там свои постройки. И это лишь начало. Они ни за что не остановятся, пока не поработят все другие расы и не займут главенствующую нишу! Но почему мы, Aen Seidhe, Старший Народ вынуждены жить среди деревьев, когда как d'hoine чувствуют себя хозяевами мира? Разве не должны мы забрать то, что принадлежит нам по праву?!
Глаза большинства солдат уже горели, вдохновленные речами скоя'таэля. Были конечно и те, кто слушал, оставаясь хладнокровным, но таких было мало. Оратор же не унимался:
- Почему они считают себя выше нас?! Это далеко не так. Разве не на наших фундаментах построены их города? Люди противоестественны по своей сути. Многие из вас сочтут меня законченным фанатиком. Возможно это так, но кто из вас сможет честно сказать, что никогда не думал о том, что я сейчас говорю вслух? Мы должны начать войну! Мы должны заставить людей понять, что они не хозяева! И я надеюсь, что все вы так же желаете этого, как и я. - закончил свою речь Каэниэль продолжая водить взглядом, останавливая его то на одном солдате, то на другом. Скоя'таэль остался доволен результатом. Он сошел с возвышения и вернулся к Рийе и старейшине, тихо сказав первой:
- Пора определиться.

0

11

Этой ночью Деладриэль никак не могла уснуть. Она все думала об Анвен и ее спутниках. «Все-таки интересно, почему она не приходила раньше?» Этот, и многие другие вопросы роились в голове эльфийки. В конце - концов дочь старейшины решила выйти из дома, прогуляться, позволить ночному ветерку сдуть все мысли, унести далеко-далеко…
Деладриэль накинула на плечи теплый шерстяной плащ и надела сапоги. Подойдя к двери, она почувствовала, как что-то будто бы тянет ее назад. Девушка обернулась, на ее лице засияла теплая улыбка: по плащу забирался Гли, миниатюрный золотой дракончик. Обычно он предпочитал летать, но сейчас, видимо, надежнее было просто зацепиться за край плаща. Эльфийка улыбнулась и подставила Медку руку, чтобы усадить дракончика на плечо. Гли довольно ворконул и вцепился крошечными коготками в плащ. Выйдя на улицу, Деладриэль глубоко вдохнула и улыбнулась. Она шла по центральной улице, когда услышала какие-то шорохи. Гли, кажется, тоже уловил этот тихий-тихий, едва заметный звук и собирался было слетать и проверить, что же все-таки творится, но эльфийка накрыла его голову рукой. Она хотела для начала просто посмотреть, кто это там. На минуту среди домов и деревьев мелькнула фигура. Таких низкорослых существ в эльфийской деревне встретить очень сложно, разве что это кто-то из детей… Но нет, это был не ребенок. Это была Анвен, полуэльфийка, в прошлом – близкая подруга Деладриэли. «Куда она? Неужели снова уходит? Даже не попрощавшись, как и много лет назад… Чтож, ее всегда привлекали приключения и авантюры, а более всего – путешествия. Ну, это ее дело. Не стоит ее задерживать…» Вскоре эльфийка вернулась в дом и легла в постель. Гли устроился в ее волосах. Буквально через пять минут оба уже спали.
Проснулась дочь старейшины раньше обычного, еще до восхода солнца. Она уложила дракончика с таким сладким именем – Медка, в переводе с эльфийского, – на подушку и надела походный костюм: рубашка, жилет, штаны, сапоги до колена, а сверху – плащ. Гли, конечно же, сразу проснулся и наблюдал за своей хозяйкой, пока та заплетала волосы в косу, пристегивает ножны с мечом к поясу, вешает за спину колчан со стрелами, лук, собирает дорожную сумку и затягивает шнуровку на кожаных перчатках лучника.
Деладриэль не стала завтракать: она сразу пошла к дому старейшины, своего отца. Там, если она правильно помнила, именно там и должны были собраться пришельцы. «Как они будут без Анвен? Это ведь она, кажется, привела их сюда… Кто-то должен ее заменить. Не Мелэдир же!» Гли, как всегда, увязался за ней. На этот раз он не стал цепляться за плащ, а летел следом, гордо задрав носик. Вот кажется – неразумный зверь, не разговаривает, только огнем иногда фыркает, а все понимает. Медок что-то «чирикал», подобно птенчику и хлопал крыльями, Деладриэль бодро шагала в дом к своему отцу и думала о своем: о дочери, о родителях, о сородичах. Вскоре она увидела на плацу отряд, находящийся под началом Мелэдира, и выходивших туда отца с прибывшими вчера в деревню эльфами. Она сперва краем уха, а затем и вполне отчетливо услышала речь пришельца. «Он умер говорить. И он прав, черт возьми! Пора бы уже что-то сделать с этими вконец обнаглевшими людьми!» Когда черноволосый эльф договорил, Деладриэль подошла к ним.
- Пожалуйста, позвольте мне идти с вами! Я хорошо знаю ближайшие территории, я владею магией, я хороший воин и, главное, я хочу изменить в лучшую сторону жизнь своего народа! – сказала она и услышала где-то за спиной подобие воинственного рыка, который мог издать только Гли.

Отредактировано Деладриэль (2012-01-12 21:55:54)

+1

12

Каэниэль вошел в дом старейшины. Но Анвен с ним не было. Странное поведение пробудило в Рийе каплю интереса, но не больше: в конце концов, они не были так хорошо знакомы, чтобы она переживала об исчезновении полуэльфийки. Тем более, что в голове и так крутилась одна назойливая мысль – ну не успевает она сходить в эту злосчастную библиотеку! Спать надо меньше…
Обмен приветствиями и новостями был окончен, и старейшина провел их на плац. Снежинки, падающие с хмурого неба, радовали глаз авариэль. Засмотревшись на их кружение в воздухе, она в пол уха слушала речь Каэниэля. Будучи хорошим оратором, он пытался пробудить в сердцах своих соплеменников ярость на весь род человеческий и непреодолимое желание защитить все, что им дорого, а главное – убеждал собравшихся в необходимости немедленных действий, разжигая жажду крови. И у него это получалось. Одна эльфийка настолько прониклась его идеями и духом скоя’таэлей, что рванулась к Каэниэлю с просьбой принять ее в их ряды.
Рийю пробило на улыбку. И даже не столько от такого рвения, сколько от только что прилетевшего белого зверя за ее спиной. Даже не оборачиваясь, она знала, что Эйс всего в паре метров от нее. Она чуть шевельнула рукой, подзывая его к себе, и когда ее пальцы зарылись в вечно холодный мех снежного грифона, у нее вырвался вздох облегчения, все раздражение исчезло, а радостная улыбка не желала сползать с ее лица. Только сейчас Рийя поняла, как сильно волновалась и тосковала по крылатому любимцу. Опустившись на колени, авариэль обхватила грифона за шею, уткнувшись лицом в его белоснежный мех, проведя пальцами по перьям. Спокойствие накрыло ее теплой волной: единственное существо, которым она дорожила, сейчас рядом с ней и в полной безопасности.
Каэниэль, закончив речь, повернулся к Рийе – настал ее черед дать ответ. А она так еще ничего и не решила, даже и не задумывалась толком над его предложением.
Пауза чуть затянулась. Авариэль, пряча лицо за челкой, судорожно пыталась сообразить, что же ей лучше сказать и как себя повести, хотя внешне и оставалась совершенно невозмутимой и спокойной – такие ситуации не впервой для столь легкомысленной натуры. Одни только бегающие глаза выдавали царящий в голове вечный беспорядок. Но в конце концов, что она потеряет, если согласится? Если подумать… сражения за свободу ей знакомы, правда, не с людьми, но какая в общем разница, ведь идеи примерно те же, ну или чуть радикальней. Встав с колен, Рийя прикусила губу, решаясь:
- Я согласна. Но с одним условием, - усмехнулась она: всегда ведь есть одно "но", - Я никогда не признаю тебя своим командиром. Да, я сделаю, если ты попросишь, но не смей мне приказывать! Ни один авариэль не преклонит голову перед бескрылым, запомни это. Если тебя это устраивает, то можешь рассчитывать на меня и мои крылья.
Вот, чего ей не хватало в ее мире – свободы выбора, ведь приказы не обсуждаются, даже если они в корне неверны и влекут за собой одни провалы. Теперь же, если она посчитает действие неправильным, никто не заставит ее и пальцем пошевелить. И она всегда может отказаться от общества скоя’таэлей.
- И так, твои планы? – обратилась авариэль к Каэниэлю.

0

13

К плацу подошла еще какая-то девушка. Когда Каэниэль закончил речь она подошла к нему и попросила принять ее в ряды скоя'таэлей. Эльф был очень доволен таким результатом. Ему действительно удалось вдохновить большинство тех, кто его слушал на борьбу, это было видно по им глазам, ну а раз уже начали подходить добровольцы, так все совсем было шикарно. Ну а то, что девушка, изъявившая желание присоединиться к ним, по ее словам еще могла пользоваться магией и умела обращаться с мечом тоже не могло не радовать. Ему нужны умелые воины, и чем больше, тем лучше.  Он улыбнулся глядя на эльфийку и приветливо сказал:
- Конечно я позволю тебе идти с нами. Да я и не имею права отказать ни единому эльфу. Ведь это ,можно сказать, кровный долг каждого из нас. - за спиной девушки он заметил небольшого золотого дракончика. Судя по его размерам, вреда никому он причинить не мог, но сам факт напрягал. Ворон на плече у эльфа захлопал крыльями и раскрыл клюв. Скоя'таэль усмехнулся и погладил птицу рукой по шее.
Каэниэль отошел от вдохновившейся его словами эльфийки и вернулся к Рийе, которая все еще не дала ему ответа, общаясь с белым грифоном, прилетевшим только что. При виде этого зверя ворон взлетел с плеча на крышу и громко закаркал. Скоя'таэль сам был немного шокирован таким количеством экзотических животных.  Скоя'таэль терпеливо ждал ответа, когда около него раздался голос старейшины, судя по интонации не сильно довольный:
- Каэниэль...
- Что? - ответил Каэниэль спокойным голосом.
- Подойди ко мне на секунду... - тихо произнес старец.
Скоя'таэль подошел к нему и вопросительно поднял бровь.
- Та девушка, это моя дочь - проговорил старый эльф, глядя Каэниэлю прямо в глаза - Отказать я ей не могу, все-таки она уже не ребенок, но тебя я предупреждаю. Если с ней что-нибудь случится...
- Я понимаю, yea. - скоя'таэль кивнул, сохраняя внешнее спокойствие. Внутри же он чуть не ликовал от радости. Раз эта девушка дочь старейшины, то тот будет естественным образом заинтересован в том, чтобы скоя'таэлей ждала удача. И деревня скорее всего будет "живительным источником" для них не только на этот раз, но и всегда. Как-никак, никому не хочется потерять дочь...  - Я буду лично следить, чтобы с ней все было в порядке.
После этих слов эльф вернулся к Рийе, которая похоже уже все решила. И действительно, она таки дала ему ответ. Ответ, который Каэниэлю не очень понравился. "Потрясающее условие!" - подумал он раздраженно - "Кровь Аэлиренн, таким образом она может поставить под удар все наше дело. Если во время какой-то серьезной операции ей вдруг взюредет в голову пойти заниматься чем-то другим, то так можно не только дело похерить, но еще и солдат потерять... Cuach aep arse! Но я не могу послать ее к чертям, когда у меня почти нет людей, а таких умелых воинов, как она, и подавно..." Идея родилась в голове скоя'таэля сразу же. " Ну конечно... Никто же не запрещает мне завуалировать приказ так, чтобы  это казалось решением, принятым сообща..."
- Я не буду против, ведь я сам сражаюсь за свободу, и если ты выказываешь такое желание, то не буду ущемлять твою - улыбнулся он. - Я даже подумывал о том,  что одному мне будет довольно сложно совсем справляться... Так что насчет того, чтобы ты была чем-то вроде правой руки? И приказов я тебе отдавать не буду, так как ты сама будешь помогать мне в решении дальнейших действий.
Скоя'таэль был доволен таким раскладом. Решения все равно будет принимать он, и проблема с крайне опасным непослушанием рассосется сама собой... Дальше эльфийка спросила его о планах. Каэниэль усмехнулся:
- Ты же сама все слышала. Берем город. Остальное по мере достижения.А вообще нам надо выдвигаться - сказал он и развернулся к солдатам, громко прокричав:
- Пора в путь! Заканчивайте приготовления и седлайте коней!
Сам же эльф тоже развернулся и двинулся в сторону конюшен. "Все-таки не зря я умерал..." усмехнулся он в мыслях.

0

14

Положительный ответ чужака привел Деладриэль в восторг. Впрочем, другие увидели лишь короткий кивок и едва заметную улыбку, которая на самом деле скрывала бурю эмоций. Девушка присоединилась к своим друзьям из отряда Мэлдира, переглянувшись с каждым из них. Гли, единственный, кто понимал, каково сейчас на душе у его хозяйки, даже не обратил внимания на не очень-то дружелюбное поведение ворона на плече нового командира. Он просто довольно заворковал, усаживаясь на плечо Деладриэли, и гордо задрал носик.
  Краем уха эльфийка услышала разговор Каэниэля и своего отца. Слова и тон старейшины привели ее в смешанные чувства: с одной стороны ей была приятна забота такого близкого человека, его беспокойство. Но с другой стороны это означало, что теперь девушка вряд ли избавится от опеки даже за пределами родного леса. Что это значит? А то, что Каэниэль станет следить за каждым ее шагом. Нет, конечно, он теперь вроде бы как командир отряда и все такое, но что-то подсказывало Деладриэли, что внимания ей будет оказываться больше, чем остальным эльфам из деревни. Единственной надеждой девушки было то, что чужак не послушает просьбы ее отца. Ожидая дальнейших приказов, дочь старейшины представляла, как их отряд врывается в город, берет крепость, выдворяет ненавистных людей. А потом Деладриэль увидела тот же город цветущим и сияющим, повсюду сновали эльфы и эльфийки со своими детьми. И все такие счастливые и довольные жизнью. И ей казалось, что так все и будет. Конечно, она понимала, что это слишком уж идеальная картина, и для такой жизни своих сородичей сложит головы немало эльфов. Не исключено, что одной из первых может стать и сама Деладриэль. Эльфийка отогнала мрачные мысли прочь, а между тем Каэниэль уже отдал приказ готовиться к выходу из деревни. «Ну вот и все, я почти покинула дом…» - сказала про себя дочь старейшины. А может, это адресовывалось хранителю Коатлу. Во всяком случае, ответа не последовало. К тому времени, как все разошлись, девушка все еще стояла на плацу. Тогда к ней подошел отец и заговорил, не дав дочери и рта раскрыть.
  - Я не в силах воле держать тебя здесь, Деладриэль. Я не прошу тебя быть осторожной, потому что знаю, что ты не станешь… Я люблю тебя. Какой бы путь ты ни выбрала, я всегда буду любить тебя. Мы все тебя очень любим. Особенно Лучиэнь. Поговори с ней прямо сейчас. К тому же далека идти, кажется, не придется, - эльф улыбнулся и посмотрел куда-то за спину свей дочери. Она обернулась и увидела красивую, высокую, сильную эльфийку с такими же светлыми волосами, только намного длиннее, с такими же ясными глазами и тонченными чертами лица.
  - Ах, Лучиэнь… я… - начала было говорить эльфийка, но дочь ее остановила.
  - Не надо. Я все знаю – встретила Мелдира только что. Он сказал мне, что ты уходишь вместе с этими пришельцами. Сначала я хотела остановить тебя, потом тоже пойти. И вот только сейчас я поняла, что это не то, чего я хочу. Я хочу остаться дома, завести семью, родить детей. А если надо – защищать деревню, - на глазах девушки заблестели капельки влаги, но голос оставался твердым, - Ты же сама говорила об этом когда-то… я буду молиться за тебя каждый день, каждую секунду, пока ты не вернешься живой и невредимой, - а за этими словами последовали крепкие объятья возможно, навсегда прощающихся, матери и дочери. После этого две эльфийки вместе пошли домой и собрали сумку для Деладриэли, посетили библиотеку и лабораторию. В последней, кстати, дочь старейшины «на скорую руку» составила магические наборы по числу членов отряда, которые состояли из универсальных противоядий, зелий дли заживления ран («слезы феникса», как его еще называют) и бодрящего напитков. Все это занимало достаточно много места, но набор для каждого эльфа уместится и в кошельке, полном монет. Две девушки направились в конюшни, где и раздали большинству путешественников наборы. «Свои» с так знали назначение трех скляночек, а вот с чужаками пришлось немного повозиться.
  - Вот, возьми это, - сказала Деладриэль Каэниэлю, протягивая три скляночки. В это время Лучиэнь говорила то же самое второй не местной девушке, - Они наверняка понадобятся нам в походе.

0

15

Реакция на такой ответ последовала незамедлительно. И это было отнюдь не море радости и океан счастья. Нет, вышеупомянутые водоемы присутствовали, только наполненные раздражением. Чувства, вызванные ею и ее словами, всегда ощущались яснее и четче, вот и сейчас настроение Каэниэля прочитать было так же легко, как и открытую книгу.
Рийя прикрыла рукой лицо, сдерживая улыбку. Только что родившуюся идею она не могла не заметить, так же как и лукавства, проскользнувшего в словах эльфа, хоть и не могла знать общую мысль. Обдурить эмпата? Да проще отучить вампира пить кровь. Но дух авантюризма и природное любопытство не позволили ей отказаться, хоть она и не жаловала интриги, обманы и тому подобное, всегда стараясь говорить максимально открыто и честно. Среди авариэль псионические способности не такая уж и редкость, врать в таком обществе – глупо, если не сказать опасно, вот и получилась привычка.
- Хорошо, будь по-твоему, - проявила Рийя покорность, уже не скрывая улыбку, - хотя мне, собственно, без разницы, какую должность ты мне дашь: что правая рука, что левая, да хоть третий мизинец на восьмой ноге – мне все равно. Главное – чтобы ты соблюдал мое условие.
Настало время выступать к городу. Эльфы, проникшиеся речью Каэниэля, собрав свое оружие, седлали коней. Рийя с едва заметной усмешкой наблюдала за сборами. Вынужденные передвигаться по земле, эльфы приспособились к седлу, в отличие от народа авариэль, которые признавали только полеты. В принципе, лошади, как и все твари подлунного мира, нравились Рийе, только вот ездить верхом она не умела – нет надобности учиться, если есть крылья.
Эйс заворковал, привлекая внимание хозяйки: к ним подошла незнакомая эльфийка, протягивая пузырьки с подозрительным содержанием.
- Возьми это, пожалуйста. В этих склянках зелье, заживляющее раны, противоядие от многих ядов и напиток, бодрящий разум. Они помогут тебе, в какой бы ситуации ты не оказалась.
Рийя настороженно косилась на непонятные бутылочки. Причин доверять местному населению у нее не было, но ничего плохо от эльфийки она не чувствовала и поверила ей на слово, взяв три скляночки и спрятав в свою сумку. Поблагодарив дарительницу, девушка так же попросила у нее ленту, помня о вчерашнем птичьем гнезде на голове. Получив желаемое и соорудив на голове некое подобие пучка, Рийя окончила свои сборы.
Тем временем эльфийские всадники уже пустились в путь. Со снисходительной улыбкой, направленной в след всадникам, авариэль, сняв вечно мешающий полетам плащ, расправила два огромных белых крыла с редкими красными перьями. Эйс рядом тихонько заворчал: он и так уже провел пару дней в пути, хоть и не особо торопился к хозяйке. Рийя только цокнула языком, несильно дергая за перья, словно говоря: "Да от Меридиана до сюда всего один день лета, твоя вина, что ты бродил по лесу в поисках зайца повкуснее." Грифон только недовольно щелкнул клювом, признаваясь в проявленном своеволье. Постороннему обмен парочкой жестов не сказал бы ничего, но невидимая связь между питомцем и авариэль позволяла им понимать друг друга с полуслова.
Потрепав его напоследок по пушистой белой холке, Рийя взмахнула крыльями, поднимаясь все выше и выше, под самые облака, Эйс, не отставая от нее, издал радостный клекот, чувствуя захлестнувший ее восторг. Ниточки дыма, поднимающиеся от города, были ясно видны с такой высоты: полет не затянется надолго. Главное теперь – не попасться лучникам человеческого города. Быть подстреленной еще на подлете к городу – не совсем то, что надо в данной ситуации. Точнее совсем не то, чего хотелось бы.

0


Вы здесь » ... » Золотой лес » Эльфийская деревня