...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Галерея » SarekValkynaz: "I live while others die"


SarekValkynaz: "I live while others die"

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Итак, я на свой страх и риск я создаю эту тему, посвященную моему творчеству. Я хоть и скромный человек, но думаю, что без представления я буду очень глупо выглядеть (или я уже что-то не так делаю?)
Творческий псевдоним появился в 2010 году и был просто случайной комбинацией букв. Однако, в последующие годы я выяснил, что обе части имени встречаются в этом мире. Sarek очень близко к монгольскому слову, обозначающему слово "Баран" (с чем мне тяжело поспорить: когда я чего-то хочу, я могу снести все препятствия на пути). Вторая часть имени "Valkynaz" - высшая каста демонов-дремор из виртуального мира TES 4: Oblivion (я фанат всей линейки серии и жду долгожданный Skyrim, выходящий в ноябре).
Собственно говоря, большая часть моего творчества - истории о отрешенных. Большая из них висела на других ролевых, но 80% всего было фан фикшеном и не более. Я не буду вспоминать тот ужас, который был написан после "Аватара" (про жизнь одного солдата) и тому подобный бред, хотя кто знает, может я рискну дописать его).

На ближайшее время эта тема быстро заполниться черновой версией очередного фанфика, посвященного вселенной Warhammer FB и монологами, посвященными человеческому разуму, чувствам и тем вещам, на которые мы не обращаем внимание в нашей жизни.

Итак, как я люблю кричать "THIS IS SAREEEEK!!!")))

0

2

"Warhammer Online - Война до конца."

"Я посвящаю эту историю всем своим знакомым из вселенной WHO и благодарю их за 2 года великолепной игры. Особенная признательность Евгению "Bababoz`y", Алине "Ricsha", Роману "Громчегу" и Ивану "Limonius`y."

"Война. Она никогда не меняется. Уже как два года весь мир сотрясается от битв, которые происходят между враждующими сторонами. Эра Возмездия лишь началась и она уже смела сотни городов в пыль, перемешала в бурлящем котле войны бесчисленные судьбы людей, эльфов, гномов и других созданий. Никто не собирается отступать, каждый уверен в своей победе и несмотря на потери, готов идти до конца.
Империя продолжает держать оборону от безжалостных орд Хаоса, идущих с севера и желающих уничтожить славное государство навсегда. Лишь помощь союзников и вера в Сигмара поддерживает измученных битвой солдат и дает им призрачную надежду на победу.
Ультуан "плачет" от кровопролитных сражений между когда-то едиными братьями: высшими и темными эльфами. Резня, учиненная силами короля-чародея Малекита, оказалась страшнее любой из атак. Великий колдун и повелитель дручий по-прежнему желает сесть в трон, который у него отняли. Но Светлая Стража не сдает позиций и готова оборонять свою родину до последнего солдата.
Гномы, не смотря на то, что их век неуклонно катится к закату, упрямо сражаются с бесчисленными бандами зеленокожих, которые не менее упорны в желании "порубать мудрыл в кашу".
Чтобы стать героем, не нужно, чтобы каждый знал твое имя, не нужны огромные монументы, восславляющие твое имя. Порой все что тебе нужно - это силы сражаться до конца и верное плечо. Как говорил мой наставник "Героем ты будешь лишь день, но легендой ты будешь навсегда.
Так и началась моя история. История Сарэка Сокрушителя."

Пролог.

Нордланд. Ночь, 23-ий день Эры Возмездия.

Я запер дверь и налег на нее всем своим телом, после чего стал осматриваться, в поисках того, чем еще можно закрыть дверь. До чего обнищали крестьяне за последние месяцы. Неужели к ним постоянно наведываются грабители, как я, которые обирают их до нитки? Наконец, найдя пару табуретов и вилы, я быстро сколотил баррикаду. Теперь у меня есть пару минут, чтобы приготовиться к бою. Единственное оставшееся оружие - топор, принадлежавший еще моему отцу. Он служил мне верой и правдой, однако, теперь он - единственная ниточка, державшая меня в этом мире.
Я - Сарэк, мародер Вороновой орды. Я, подобно многим племенам двинулся за тем, кто назвал себя Чемпионом Изменяющего пути. Его называли Цар`Занек и он обещал, что приведет нас к воротам Альтдорфа за несколько месяцев. Я и многие другие молодые войны должны были пройти испытание кровью - ограбить и сжечь деревню, вставшую на пути орды. Нас было две дюжины к тому моменту, как мы вошли туда. Но нас ждал сюрприз в виде целого отряда имперских солдат. Я лично убил троих южан, те толком не успели даже ничего сделать, как я отрубил им лишние части тела. Я не уверен, что они были важны им, если они ими размахивают, поэтому меня не волновало, что те умрут от долгих мук в луже своей же крови. Но возникала одна проблема - крестьяне. Несмотря на то, что мы победили отряд солдат, из было больше нас. Двоих из нас просто растоптали насмерть, другие встретили смерть от серпов и вил. Я остался один, один против целой разъяренной толпы...
Снаружи слышались громкие возгласы и ругань. Я встал и чуть ли не дрожащими руками сжал топор. Сердце колотилось не останавливаясь, а каждый удар в дверь заставлял молиться всем богам, которых я знал.
- Поймать его! - кричала какая-то баба, если мне не изменяла память, вооруженная мотыгой.
- Оторвать ему ноги-руки! - кричал какой-то мужик, который гнался за мной где-то полчаса - таким нет места здесь. Мы вас предупреждали, варвары! Никто не сможет сломить нас, пока наша Империя с нами!
- Да, варвар! Готовься к смерти! - прокричал кто-то еще, явно уже воображавший как он меня будет на кол сажать.
Я зарычал словно огромный саблезуб и на мгновение гомон стих. Ненавижу, ненавижу, когда меня так и называют. Да, может я не умею читать и писать, не знаю каких-то ремесел, но называть меня, северянина, варваром - самый глупый поступок. Эти глупые южане нарывались на то, что я сам выйду и превращу их в кровавую массу. Но снова раздались тычки в дверь и я уже смирился со своей судьбой. Успокойся, Сарэк, расслабься, возьми себя в руки и не паникуй. Ты может и один против них всех, но с тобой твои предки, которые требуют крови врага.
 
Играй, флейта Жизни, играй.

Я был рожден в суровых снежных равнинах Пустошей Хаоса, где пики, словно когти дракона вздымаются в небеса. Про таких как я  говорят "Он взял в руки меч, до того как стал ходить и говорить". До пяти лет я жил с матерью, играя в разные игры с другими детьми из племени. Особенно им нравилось устраивать "турниры", где главным призом была кучка сластей, которую приносили взрослые. Жаль, что мне так и не повезло победить ни единого раза.

Играй флейта Жизни, играй.

И в этот момент моя баррикада рухнула и в дом стали заходить те, кто мечтал выпотрошить меня, как рыбу на рынке. Кто-то нес факелы, кто вилы, кто мотыги. Были даже те, кто голыми руками решил пойти на меня. И тут их ждало удивление, которое сменилось ужасом. Мой первый взмах топора уже успел убить двоих человек, что было для меня самым незначительным в этот момент.

Играй флейта Жизни, играй.

Однажды, когда отец меня послал за устрицами у берега, я подскользнулся на скользком камне и поранил левую руку. На гордость отцу, я не заплакал и мужественно выдержал все муки от этой травмы. Почему? Я все это время был твердым волей, как камень, с самого детства. Мне было понятно, что опозорю семью своей слабостью.

Играй, Флейта жизни, играй.

Крестьяне размахивали всякой утварью, пытаясь задеть меня. Это было проще варенной репы, но я не чувствовал боли. Во мне клокотала жажда убивать обидчиков направо и налево. Для этого было достаточно размахивать топором из стороны в сторону и наблюдать, как в стороны летят куски плоти, брызги крови. Крики этих слабаков были словно настоящей музыкой для меня.

Играй, Флейта жизни, играй.

Я всю жизнь учился быть настоящим воином, которым будет гордиться его племя. Еще с ранней молодости я стал совершать набеги на южные деревни. Я не убивал, но сжигал, грабил, вселял страх. И это мне нравилось, не буду врать перед смертью. Жители юга могут говорить о нас что угодно. Называть нас язычниками, ибо мы отрицаем их жалкого бога-лицемера. Называть нас дикарями, ибо мы нападаем на их дома. Но именно нам, любимцам северных богов, суждено разорить эти земли, насладиться болью, а потом стереть жалких южан с лица земли! Все, что им осталось — это холод северной стали и гибель вашего мира.

Играй Флейта жизни, играй.

Крестьяне как тараканы - все прибывали, сколько бы я не убивал. Впервые я стал уставать... неужели все? Почему же мне больше не почувствовать, как мороз щекочет меня, не ощутить вкус крепкого пива, не увидеть, как подымается луна? Неужели боги отвернулись? Ну и пусть, я буду сражаться до конца и даже если умру то с честью, забрав с собой десятки южных недомерков. Хватит жить ради богов, пора жить ради самого себя!

Флейта Жизни смолкла...

- Ей! Ей! Прасипайся! - раздался писклявый голосок и я почувствовал, что меня кто-то тыкает палкой в бок, причем очень острой. - Ти как? Живой, ага?
Я открыл глаза и снял помятый шлем рукой и сел. Осмотревшись, я увидел, кто со мной говорил. На меня смотрел настоящий гоблин: два белых блюдца-глаза, зеленый нос длинной с кинжал, смешные маленькие ножки и длиннющие ручки, которые доходили до колен. Одежка была такая же забавная, как и сам хозяин - зеленая, сшитая из лоскутков разной ткани и где-то даже проглядывали маленькие пуговки из какого-то металла. Гоблин опирался на маленькое копье, которым он похоже меня как раз и колол, а за его спиной висел лук с полным колчаном стрел. Где-то неподалеку я слышал чавканье и урчание какой-то твари, но судя по всему, она совсем не интересовалась мной или гоблином. А значит, она не навредит... пока что.
- Живой, значить? - спросил меня опять гоблин и я, не выдержав, засмеялся: он говорил, словно тролль, уронивший булыжник на главное место. - Что ти ржошь? Ща пырялком по морде дам!
- О, да, конечно дашь! - я продолжал хохотать, но я этим совсем не обидел его: он был немного удивлен и напуган. - Чего молчишь, зеленый? Язык прикусил?
Его беленькие глазки сузились и он подошел ко мне, шевеля маленькими ножками. Подойдя так близко, что его нос дотронулся до моей щеки, гоблин указал в куда-то сторону.
- Это ты их так, ага? - прошептал он и я повернулся в сторону, куда он показал лапкой. И тут меня впервые напугало то, что я увидел.
Посередине деревни была горка из очищенных от кожи и всего прочего черепов.

Флейта заиграла опять...

- Клянусь Изменяющим пути... это... все те, кто вчера напал на меня! - я был сам поражен до глубины души тем, что видел, но зрение совсем не обманывало меня. Это были черепа крестьян, причем все они были абсолютно чистыми, словно их окатили крутым кипятком. Пока я смотрел на эту кучу, гоблин вытащил из какого-то гнома небольшую зверушку. Она была похожа на шарик с ногами и казалась совсем безобидной, пока она не открыла пасть, полную зубов размером с хороший нож. Скорее всего, именно она так радостно чавкала мертвечиной.
- Меня Бабабозом звать, чел, - ковыряясь в носу, сказал гоблин, подойдя ко мне. - А тя-то как звать?
- Зови меня Сарэком...
Я никогда не смог бы поверить в то, что меня ждет вместе с этим гоблином. Даже если бы мне дали все сокровища мира, я бы все равно не представил, что предстоит мне пройти.

0

3

Рэкар
а сереге, фойсу и тд? не? я опечален хДД

0

4

Бумимир

Рэкар написал(а):

Я посвящаю эту историю всем своим знакомым из вселенной WHO

Внимательней читай, зеленый))

0

5

Глава 1. "Старые друзья"
Страна Троллей
Поселение Троллхауген
742 день Эры Возмездия

В Стране Троллей, граничащей на юге с Кислевом, днем редко можно было увидеть солнце. Чаще всего оно скрывалось за стальными тучами и лишь в редкие моменты выглядывало, чтобы дать хоть немного тепла немногочисленным жителям и посевам. И сегодня был один из немногих дней, когда светило было видно и то не пропадало за облаками. Пожалуй, это единственное, что радовало высокую фигуру в мантии и капюшоне, которая двигалась в сторону небольшого поселения Троллхаугена.
Когда-то Троллхауген был свободным поселением: он находился слишком далеко, чтобы собиратели налогов доходили до него, да и сам городок не был особо богат. Но с началом Эры Возмездия, войны Хаоса силой присвоили эти земли. Крестьяне не могли возразить, да и не за чем: смысл умирать за какого-то Императора, который даже пальцем о палец не ударит, чтобы защитить их? А в то же время северяне обещали защиту от зверей, которых было вдоволь на этих землях. Тех же, кто сомневался и пытался оградить от себя темные силы, убивались сразу, а их тела придавали жутким ритуалам. Поэтому, в любом случае, Троллхауген стал одним из городков, оказавшихся под знаменами Вороновой орды. Отсюда северяне набирали себе новых воинов, которые горели желанием принести добычу в свой дом. Да и о потере таких бойцов можно было не жалеть. Какое дело норксийцам или тогам до хлипких южан, которые были ниже их на две головы?
Странник в мантии явно торопился и опирался на странный посох с набалдашником в виде кричащего черепа. Сама же трость словно была сплетена из двух ветвей - красной и черной, на которых были выгравированы таинственные символы. Казалось еще чуть-чуть и конструкция оживет и начнет смотреть на всех из своих ужасающих глазниц. Сам же путешественник был облачен в мантию серого цвета, на которой отчетливо виднелись очертания зигзагов и лезвий. Голову путника накрывал того же цвета капюшон с тем же узором и тот полностью скрывал лицо странника в тени. На плечах были наплечники из стали, которые состояли из двух искривленных пластин, лежавших на друг друге. На спине от ветра бился серый плащ, на котором были начертаны пурпурным цветом несколько рун. Бляха пояса была довольно большой и походила на оскаленный череп невиданного чудовища. Посмотрев на этого неизвестного можно было сразу сказать, что он маг или колдун.
Странник в мантии на какой-то момент остановился и посмотрел ввысь, где на небольшом холме виднелось поселение и дым от костров. Из под капюшона раздался тихий смешок. Он таки добрался до этой деревни. Половина дела уже сделана.

***

Олаф Пернатый, один из стражей Троллхаугена, уже давно заметил странную фигуру на горизонте и готовился в скором времени встретить  нежданного гостя как подобало воину Хаоса. Этот здоровенный норксиец был в этом поселении уже довольно давно, но у него еще не было сил, чтобы взять власть в свои руки. Даже его славная броня, выкрашенная в синий цвет, не смогла бы выдержать удар вождя Хмира и пока что Олафу следовало заниматься своим делом - охраной поселения от любого неприятеля, будь он троллем или имперским солдатом. Взяв свой верный меч в руки, он подошел к небольшому забору из кольев и стал дожидаться момента, когда неизвестный подойдет ближе. Тот, прибыв к воротам, сперва даже не обратил внимание на воина, но услышав топот сапогов и звук стали, повернулся к северянину лицом.
- Что тебе? - голос из капюшона бы энергичный, молодой и немного хрипловатый и в нем явно ощущалась усмешка. Олаф
- То же я хочу узнать у тебя, странник, - ответил воин, показав свой клинок, который явно не заинтересовал его собеседника. - Путникам и бродягам тут не места, так что тебе лучше сказать, что привело тебя в Тролл...
Воин остановился и заметил, что по небольшому жесту незнакомца его чем стал покрываться инеем и тот уже стал приближаться к перчатке северянина. Олаф отбросил свое оружие, словно оно было ядовитой змеей и злобно посмотрел на странника. Он был готов порвать его голыми руками, но за пару секунд как он решил воплотить свой план в жизнь, неизвестный скинул с головы капюшон, снимая с себя пелену неизвестности.
Под тенью убора оказалось худое лицо с острыми чертами и не менее заостренными ушами. Немного впавшие щеки, высокие скулы и узкий подбородок придавали большую худобу. Длинные, почти белые волосы, похожие на недавно упавший снег длинной почти доставали пояса владельца. Очень бледная кожа, нетипичная людям,но свойственная другой союзной хаоситам расе. Черные глаза смотрели на все окружающее с усмешкой и презрением, словно те видели   Это был типичный темный эльф из суровых земель Нагаротта, или как он себя называют "Дручия". Он казался нематериальным и казалось, что стоит один раз ударить его, как он рассыпется в прах. Но еще от него веяло невероятной силой, способной искривлять мир по одному его желанию.
- Прошу прощения, дручия, - сказал Олаф, поднимая уже нормальный меч с земли. - Давно не видел никого из вашей армии в наших краях. Что привело вас...
- Ты только что задавал этот вопрос, я слышал. Я ищу одну личность и я думаю, что она остановилась в этом поселении, - раздраженно ответил эльф, опираясь руками на посох. - И еще: мне не нужна ваша помощь, я сам найду его. Это личное дело.
- Конечно, мои люди не будут мешать вам, - ответил воин, вгоняя меч в ножны. - Если вы хотите отдохнуть с дороги, то у нас есть трактир "Пьяный тролль". Жратва там так себе, но сойдет. И там легче всего начать ваши поиски.
- Трактир... Благодарю, - кивнул эльф и гордой походкой вошел в деревню. Ему краем уха послышалось, как северянин проворчал в его сторону какое-то проклятие, но колдуна это не волновало. При желании он мог навести порчу на всю деревню, но сейчас ему было не до этого. Он прошел столь долгий путь для того, чтобы найти лишь одного человека, остальное его не касалось. По пути ему встречались воины Хаоса, которые приветствовали его слабым кивком головы и жители, которые пялились на эльфа как на заморскую диковинку. Все они были членами огромной армии, которая неслась на юг при поддержке зеленокожих и дручий, называемой Вороновой ордой. Когда бог перемен, Тзинч, избрал нового чемпиона, все племена объединились с одной лишь целью - уничтожение ненавистной Империи. И союз пока что был крепок, но что ждало всех к концу войны, было неизвестно.

Трактир  "Пьяный тролль" оказался по середине деревни и первое что привлекало глаз - вывеска, которая была ничем иным, как головой настоящего тролля, державшего в зубах увесистую кружку. Довольно впечатляющее украшение для заведения. Но к разочарованию, чародей не нашел там того, кого искал. Только то, что некий странник обосновался в заброшенной хижине на вершине Кричащей скалы. Но лезть в горы эльфу было не привыкать...

***
На вершине горы стоял простой дом, сделанный из алого дерева, из которого местные строили все дома. На нем виднелись старые резные узоры, которые изображали воителей прошлого. Вход был через новенькое крыльцо, на котором был одинокий стул с небольшой спинкой. Крыша была из двух слоев: крепких досок, смазанных какой-то тягучей жидкостью, на которую ложились многочисленные ветки черных елей. Окна были немногочисленны, но все они были закрыты пузырями животных. Вокруг дома стояли многочисленные каменные изваяния в виде мистических существ. Скорее всего это были души-хранители дома, ибо у каждого их лежала чаша с подношениями. На заднем дворе слышалась работа топора. Скорее всего, тот кого искал чародей, именно там и был. Он подошел к одному из камней и осторожно выглянул из-за него в сторону двора.

На пне, рядом с кучей свежих дров, сидел человек. Это был высокий норксиец, почти на две головы выше чем эльф, отчего последний казался рядом с ним просто маленьким. Он явно когда-то был воином, о чем говорили бесчисленные шрамы на руках и груди. На вид ему было около тридцати лет, но возможно, он был младше. На спине темно-синей краской была татуировка в виде круга, из центра которого тянулось восемь лучей - знак Хаоса. Тем же цветом была выведена линия на левой руке чуть выше локтя. Если эльфу не изменяла память, это был норксийский знак, означавший победу над заклятым врагом. Чем жирнее была линия - тем больше была ненависть к противнику. Оба нарисованных символа говорили о том, что норксиец был когда-то избран Хаосом. Кожа воина была довольно бледной, что было типично для северных народов, особенно для его племени, чьи корабли правили морем Когтей. Зверобурые волосы были собраны в стоячий хвост на затылке грубым жгутом, чтобы те не лезли в глаза и не закрывали обзор. Небольшая и аккуратно выбритая бородка и небольшие усы добавляли человеку чуть  Большие глаза были похожи на два ярких синих самоцвета, которые называют "Ярким камнем" и добываемых гоблинами в Горе Гунбад. Одежды на человеке почти не было: темно-коричневые штаны, да простые сапоги до колена. В одной руке он держал простой деревенский топор, которым валят деревья и судя по хватке, подобным оружием норксиец владел мастерски. Отдохнув, он стал по прежнему рубить дрова для камина и явно не видел того, кто наблюдает за ним.
- Ты не капли не изменился, Сарэк, наконец произнес эльф, заставив человека остановиться и повернуться к нему. Норксиец посмотрел на фигуру и стал приближаться к ней, взвалив на плечо топор. Присмотревшись к лицу незнакомца, он тут же улыбнулся и положив орудие на землю, крепко схватил руками дручию и встряхнул его, словно он был легок, как пушинка.
- Не ждал, что ты придешь, Аралас, - сказал холодным, но не злым голосом Сарэк, улыбаясь уголками рта. - Что привело тебя в столь далекий край? Война окончилась что ли?
- Скорее я умру, чем она закончится, мой старый друг, - ответил эльф, когда воин отпустил его. Он не видел Сарэка почти полгода, как и все, кто воевал с ним плечом к плечу. За эту долгую войну они все повидали не мало и покорили не мало земель и городов, хотя все началось со встречи в таверне в Высоком Перевале.
- Давай пройдем в дом и ты мне все расскажешь по порядку, - произнес воин, поднимая топор и следуя к крыльцу. - У меня вроде на котелке что-то оставалось, я как раз поем, а ты объяснишь, что чародей из дома Уторин забыл в такой глухомани.
В доме Сарэка оказалось тепло и уютно, в отличии от "Пьяного тролля". Поражало то, что мародер успел за полгода превратить брошенную лачугу в достойное место для жизни. Пол был устелен шкурами саблезубов, на стене висели несколько боевых трофеев, в том числе обруч некого жреца Зигмара, которого норксиец убил год назад. Справа весело потрескивал огонь в камине, сделанном из камней. Вдалеке была дверь, ведущая в отдельную комнату и судя по тому, что никакого намека на кровать в большом зале не было, то там была спальня. По середине стоял стол с парой пустых корзин и толстой полусгоревшей свечой. Рядом стояли пара резных стульев с высокой спинкой и украшенный на тот же манер шкаф в углу. Последний особо привлек внимание эльфа: большой, украшенный старой резьбой и закрытый цепями. Сарэк скорее всего хранил там что-то связанное с прошлым и явно не торопился открывать эти дверцы. Пока норкисиец накладывал себе похлебку, Аралас сел на один из стульев и стал разглядывать стену с трофеями. Когда мародер сел рядом и стукнул об стол бутылкой, эльф немного удивился тому, что было там. За стеклом переливалась темная жидкость, похожая чем-то на расплавленный металл. Это было очень дорогое эльфийское вино под название "Нагаротский бархат" и считалось, что его могли пить только лорды и правители. Откуда у мародера оказалась бутылка этого напитка, оставалось только гадать. В итоге оба сидели с кружками и постепенно осушали их. Вино было великолепным и судя по всему, Сарэку пришлось изрядно постараться чтобы оно оказалось у него в руках, ибо вряд ли какой-нибудь лорд решит расстаться с "Нагаротским бархатом" за просто так.
- Ну, мой славный друг, - сказал мародер, доев похлебку и утирая усы рукой. - Рассказывай, что за дело привело тебя сюда?
- А я не могу встретить достойного соперника и поинтересоваться его самочувствием? - съязвил Аралас, на что Сарэк расхохотался и пару раз хлопнул рукой по столу.
- Друг мой, скорее солнце начнет вращаться вокруг этого мира, чем дручии станет интересно чужое здоровье, - он прекратил смеяться и на этот раз серьезно посмотрел на эльфа. - Я еще раз спрашиваю: что тебе надо?
Аралас глубоко вздохнул и одним глотком допив кружку уставился на северянина и на этот раз его лицо выражало спокойствие. От того, что ответит Сарэк зависело очень многое. Он не был великим полководцем или хранителем артефактов, но человеком, способным поднять за собой остальных. После смерти Аделла Сокрушителя место правой руки Цар-Занека оказалось вободным и поэтому нужен был следующий воитель, который бы мог носить титул Военачальника Вороновой орды. Или же как его называли Сокрушителем.
- Цар-Занек хочет найти нового воеводу...
- Я не вернусь ради этого Аралас, - холодно ответил на это Сарэк, отставляя от себя миску. - Война окончилась для меня тогда, когда мы потеряли стольких бойцов под Праагом. Занек может забыть о том, чтобы я вернулся в строй.
- Я разве сказал, что ему нужен ты? - с усмешкой сказал эльф, смотря на воина. - Я просто подметил, что он ищет воителя, который может повести за собой армию.
Сарэк сразу же расслабился, но он сам был явно озадачен. Неужели у Цар-Занека не хватает сил держать свою орду в кулаке? Хотя уже не для никого нет секрета, что избранный Бога Перемен явно стал слабеть и терять авторитет среди воинов. Один тот же Сергей, которого называли Пилигримом Тзинча, обладал невероятными возможностями и он мог бы давно взять бразды правления в свои руки. Но пока что Занек держал Орду в своей власти и пока что не было тех, кто бы рискнул вызвать его на поединок.
- Ясно. А что с остальными? - спросил северянин спустя какое-то время.   
- Луорис сейчас вовсю учится под моим надсмотром, хотя Пилигрим тоже стал рассказывать ей о некоторых основах магии Этира.
- Сергей всегда найдет время чтобы дать свои знания кому-нибудь, - хмыкнул Сарэк, узнавая манеру волхва наставлять каждого, кто хоть чуть-чуть понимал магию. - А как насчет Бабабоза с Воксой?
- Эти двое сейчас растят свои грибы в Городе Неизбежности. Боз вырастил нового сквига заместо Поскакушки. Вроде он его Чавкуном назвал, но могу ошибиться. Вокса же по-моему совсем двинулся: днем и ночью растит грибы в Чумном переулке.
- Шаманы гоблинов вроде никогда не отличались крепким рассудком, Аралас, - ответил Сарэк. - Ты чудесно знаешь, что коварства в них обоих хватит чтобы свергнуть какого-нибудь графа в Наггароте. Просто им этого не надо. Но это явно не то, что ты хочешь донести мне.
- Клан нуждается в тебе, Сарэк. Ты не один мародер, который живет .
- Трифарда еще не убили?! - удивленно воскликнул норксиец, вспоминая, как он уже не один раз спасал шкуру этому зеленому парню и засмеялся. - Вы его что, окружили черными орками, чтобы его не поранили?
- Очень смешно, ты как всегда остряк, - ответил с сарказмом Аралас. - Так что, ты будешь возвращаться? 
- Хорошо, я подумаю над твоей идеей.
- Что?! Подумаешь? - произнес почти шепотом эльф, а его посох приобрел какое-то подобие жизни: череп стал трястись, а челюсть, как будто он хотел зевнуть. - Я прошел столько только ради этого? Чтобы ты сказал, что подумаешь?! А как же клятва верности? Старая дружба? И твое желание отомстить?
Мародер встал и по сравнению с сидящим чародеем он казался огромной горой. Его ледяные глаза горели гневом и он явно не был доволен тому, о чем говорил его старый товарищ.
- Запомни, Аралас. Война окончилась для меня, а месть меня больше не волнует. И клятву я не нарушал, потому что мы обещали быть вместе, пока битва за мир не закончится. Вспомни, как все начиналось и забудь о том, что началось...

0


Вы здесь » ... » Галерея » SarekValkynaz: "I live while others die"