...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Меридиан - город Гильдий » ·Таверна "Гарцующий пони"


·Таверна "Гарцующий пони"

Сообщений 1 страница 35 из 35

1

http://s44.radikal.ru/i103/1110/6e/00cd1bdea299.jpg
Самая, что ни на есть обычная таверна. Стоит в отдалении от центра города, даже можно заметить что полем, принадлежащим хозяину таверны, она как бы выходит за городскую черту. Довольно большая, если учесть, что содержанием ее занимается гном, существо само по себе низкорослое. Здание каменное, крыша из обыкновенной черепицы, но выполнена в таком стиле, что кажется, будто она не деревянная, а соломенная. Здание многоэтажное от одного до трех этажей,  стоит на большом фундаменте, ко входу ведет резное крыльцо из шести ступенек. При подходе к таверне можно увидеть не только ее выделяющуюся от обычных городских крышу, но и массивные окна, высокие, при желании человек среднего роста, встав на подоконник поместится во весь рост в окне. Но это только на втором - третьем этаже. На первом же, окна, открывающие проходящем общий зал, заметно хрупче, из более дешевого стекла. Видно, что хозяин позаботился и о любителях подраться в месте распития пива и обсуждения очень утонченных тематик.
При входе внутрь сразу замечаешь обширность общинного зала. Зал прямоугольный, вытянутый вправо и влево от входа. Прямо, по всей длине дальней от входа стенки, можно заметить стойку хозяина таверны. За спиной его огромные бочки с разными спиртными напитками: от вина до эля. На первом этаже располагается так же и кухня. Справа имеется лестница наверх, там, по словам хозяина таверны, находятся спальные комнаты. Слева можно увидеть две лестницы - наверх и вниз. Лестница наверх ведет во второе крыло комнат, а что по лестнице вниз не удается посмотреть, так как она постоянно закрыта на замок с самого основания таверны. Ходят слухи, что даже хозяин не знает, что там, но нам по секрету он рассказал, что там пивоварня. Это не удивительно, ведь на поле растет хмель и еще пара ингредиентов, ведомых только хозяину и садовнику. Несколько столов огорожены небольшой перегородкой, сделанной лишь для того, чтобы особо не отвлекать игроков в карты и не мешать им сосредотачиваться.
Помимо огромного поля у таверны имеется еще небольшой задний дворик. По стенам таверны и забору со стороны дворика оплетает плющ, во дворе стоят скамеечки вдоль стены, в центре стоит беседка. Над скамейками небольшой навес, так же обвитый плющом, создается такая как бы беседка, в которой приятно уединиться молодой паре или просто людям, уставшим от будничного шума города или от бурной пирушки в зале таверны.
При подъеме на крыльцо можно увидеть красивую резную дубовую дверь. На вид она очень тяжелая, но петли сделаны очень искусно, говорят, хозяин своими руками ковал, хорошо смазаны, поэтому дверь открывается очень легко. На двери виднеются так же огромные петли под замок, с обеих сторон, так что посетители даже в самые экстренные ситуации могут не волноваться за сохранность своей жизни. На стене висит деревянная табличка, на которой вырезано следующее:

Отредактировано Бумимир (2011-10-06 20:57:13)

+1

2

Начало...
"Великий путь начинается с первого шага." Так говорил первый вождь племени Синих Перьев и Kruu, Аделл Сокрушитель. Великий полководец, избранник великого бога Азитзина и мудрый вожак, он создал из остатков народов могучий клан, прославившийся своей магией слов. Получив расположение одного из богов северян, он стал тем, чье имя произносили с ужасом. Аделл оставил этот мир уже давно, когда еще даже деда Рэкара не было на свете. Говорят, что он настолько стал походить на Азитзина, что в итоге стал его копией и начал служить ему. Перед уходом он сказал своему племени, чтобы те считали Kruu не монстрами, а его избранными.С того времени в клане появилось лишь трое таких воинов и "Карающий топор" был последним из этой тройки.   
Рэкар остановился и с гулким рычанием схватился за правую руку. Та после последнего перерождения еще не успела зажить и даже будучи обработанной особыми травами, приносила боль. Но мародер уже не в первый раз отдавался в объятия Азитзина и знал, что подобная боль - дань за мощь, дарованную ему. Тем более, эта сила давала отличный заработок. Убить караван ради простого золотого кинжала, украденного у какого-то дворянина - плевая работа для северянина, вооруженного до зубов. Получив достойное вознаграждение в виде двести золотых монет и гномьего топора с рунами, Рэкар вернулся в Меридиан и собирался остановится в каком-нибудь трактире. Залечив руку, он планировал продолжить путешествие по миру в поисках новых Даров. Но сейчас, в первую очередь, его волновало только одно: большая кружка славного эля и теплая кровать - большего ему не было нужно.
Вскоре Рэкар заметил, что неподалеку от него стояла таверна, которую он не видел во время своего последнего визита на Меридиан. Название было простым и типичным для подобных заведений - "Гарцующий пони". Решив проверить это заведение на качество выпивки, Рэкар поднялся по ступенькам к великолепной двери, сделанной явно опытным ремесленником. На нее была прибита табличка со словами, написанными на языке, на котором говорят местные жители. Внимательно вчитываясь в каждое слово, мародер усмехнулся: владелец такого заведения наверняка должен быть гном, иначе бы не было фразы "торг неуместен". Северянин не привык иметь дела с гномами: слишком привередливые и жадные, вымолить лишний золотой у них - непосильная задача. Но в чем Рэкар уважал этих коротышек: они были великолепными воинами и кузнецами. Их ножи и топоры рубили доспехи словно те были из масла, а броня могла даже защитить от магии и зачарованных стрел. Наконец, мародер взялся за резную ручку двери и легко открыв ее, вошел внутрь таверны.   
Стоило отметить, что хозяин потратил приличную сумму на создание такого заведения. Вполне мирное и славное место, где можно было бы отдохнуть от долгого путешествия. Рэкар аккуратно проверил, что все топоры были хорошо закреплены и заметив пустое место у стойки, двинулся к нему. Огромная фигура с синеватой кожей и пахнущая жжеными орехами села на свободный стул и потянулась к шлему, чтобы снять его. Под куском железа оказалось суровое, грубое, но не злое лицо. Положив шлем на стойку, мародер
- Хозяин, лучшего пива. И поскорее, - прозвучал наконец голос Рэкара, похожий на рычание недовольного медведя. - И жаренного поросенка, если такой есть.

+1

3

Гном был сильно занят всякими разными посетителями, сейчас, осенью, их было предостаточно. Сложно было иногда расслышать голос просившего, а уж узнать по голосу старого знакомого было и вовсе невозможно, хоть внутри таверны было и не слишком шумно.
-Извините, но таверна открылась буквально пару дней назад, персонал пока еще не набран, как вы могли заметить при входе в таверну, так что жареных поросят пока еще нет. - гному явно не нравилась данная ситуация, так как за целого порося можно было выпросить круглую сумму - Да перестань ты уже думать о своих деньгах. Ты посмотри лучше, вот там правее от нового посетителя, человек уже минут десять ждет свое пиво. -проснулся Виспер - Цыц - гном был явно не рад такому появлению своего друга - не видишь, и так работы по горло! Ты глянь лучше, как там обстановка! Не назревает ли драка, да и посмотри на того медведя, которого только что занесло сюда - гном продолжил летать вдоль бочек, выполняя различные заказы. Сейчас в основном заказывали различное пиво. Видно было, что от Меридианского уже все устали. Слишком уж терпкий у него вкус. А сорта, наливаемые здесь, пользовались большей популярностью. - Бааа! Ты не поверишь, какого, как ты сказал, медведя, занесло в нашу таверну! Это же Рэкар! Давненько он не появлялся в Меридиане. - на лице у гнома появилась некая улыбка, он был рад столь неожиданному появлению своего друга - Хорошо, но мы, пока еще не будем подавать виду, что узнали его, пусть сам обратится ко мне.
-Вот вам за счет заведения, как новому лицу в нашей таверне пинту Багманского лучшего по моему собственному рецепту! - подал гном глиняную кружку, до краев наполненную элем - Кружку попросим вернуть, такие не купишь в магазине, они изготавливаются на заказ.
Если покрутить кружку в руках, можно заметить, что ручка выполнена в виде лошадиной гривы, на боку виднеется рельеф в виде лошади, которая стоит на задних ногах.

0

4

- Жаль, очень жаль, г... г... господин трактирщик. - еле вспомнив как произнес Рэкар. Ничего страшного в этом он не нашел. У него всегда был с собой на всякий случай небольшой паек. Засоленная щука и жаренная вчера в котелке картошка отлично утолят голод. После долгих походов по разным землям северянин уже знал, что следует пихать в рот, а что пока что не стоит, если не хочется пускать слюну в землю.
- Ну да, не купишь, - задумчиво ответил Рэкар, пододвигая к себе кружку. Та оказалась действительно симпатично сделанной, в духе заведения. Пару минут всматриваясь в рельеф кружки, мародер как-то совсем забылся и стал привыкать к уютной атмосфере таверны.
"Хм... Багманское и в правду. Да и вкус у него больно знакомый. Даю свою руку на отсечение, что это пиво я где-то пил. Насколько я помню, только один гном умеет так мастерски варить пиво после самого Багмана."
Мародер осушил залпом кружку и за пару мгновений до того, как опустить кружку на стойку, вспомнил, что та из глины. Усмехнувшись, он аккуратно поставил ее и утерев бороду рукой, встал с места и двинулся в сторону хозяина таверны. Тот оказался гномом, причем не простым гномом. С этим гномом Рэкар прошел сквозь огонь, воду, медные трубы и не мало других заварушек. Плюс к этому, этот гном не только немного понимал лающий и рычащий язык мародера, но и сам научил еще неопытного друга говорить на общем языке. Поначалу это давалось Рэкару нелегко и в гнома  идругие вещи летели топоры, табуретки, кружки и другие вещи, которые можно было метать. Слава богу, в бородатого коротышку ничего не разу не попало, правда он мародеру чуть бороду не оторвал, когда тот назвал славное Багманское "хорошим пивом". И в этом ничего странного нет: гномы ценили пиво больше, чем хорошую драку. А ну правда жажда гнома к добыче золота была больше всего. А торговцы из них вообще ужасные: не важно что на прилавке - славный топор или шкура дохлой крысы. Для бородачей главное - загнать товар подороже. И свои изделия они могли нахваливать часами, не смотря на то, что покупателю это не нужно. Одна гномская "Ода пиву и молоту" чего стоила...
- Бумимир, тебе твой двоюродный дядя не говорил, что норксийца лучше не обманывать? - раздался голос Рэкара и тот сопровождался мелодичным побрякиванием бус и косточек на теле мародера. Тот расхохотался и схватив гнома, поднял его на уровень своей головы. Забавная картина: гном и северянин одного роста и последний готов слопать ребра первому в стальных объятиях. 
- Ну здравствуй, здравствуй, старый друг. - Рэкар наконец опустил гнома и кивнул головой. - Я смотрю, ты все-таки воплотил свою мечту в жизнь. А значит, я проспорил тебе...
Мародер нащупал на поясе кошель с украшением в виде вороньей головы и достал оттуда небольшой столбик золотых монет. Они тут же оказались на стойке, покинув синеватые пальцы Рэкара. Тот вернулся назад на свое место и пододвинулся  поближе к стойке, где стоял Бумимир.
- Ну, рассказывай. Что нового? Был где-нибудь? Есть работа у кого-нибудь? - северянин сразу стал забрасывать владельца "Гарцующего пони" вопросами обо всем, что происходило на Меридиане. И скорее всего те, кто успел заказать пиво - счастливчики, ибо скорее всего у гнома не будет времени наливать новые кружки.

0

5

Бумимир был счастлив видеть друга, но такие приветствия не переносил с самой той поры, как они крепко сдружились с Рэкаром.
-Ты опять за старое! А вот если я тебя сейчас начну поднимать... - хихикнул гном, вспомнив о своем невеликом росте - ...тебе это понравится? Да и кружкой мог спокойно ударить по столу, она удивительно крепкая. - Гном схватил кружку и хорошенько ударил ей по стойке.
-Вы почему там расселись? Не видите - народ хочет выпить! Ну ка оторвите свои места от стула и налейте нам пива! - бушевал один из посетителей. Он явно был уже на веселе и, наверно, хотел всласть упиться, но тут трактирщик занялся каким-то непонятным для пьяного посетителя делом.
- Нет, Рэкар, никуда я с тех пор не уходил из города. Зато вот поднялся здесь, построил себе заведение, обзавелся некоторыми связями... Ну как раньше, мой топор решает проблемы многих связей, но его не хватает...
-Да сколько можно там болтать? Вы же гном! Деньги для вас важнее всякой болтовни! - перебил гнома все тот же наглый посетитель.
-..ну если хочешь, есть еще вакансия повара, садовника. Могу еще предложить разносчицу, но ты вряд ли согласишься. - что-то повеселило гнома в этой фразе.
- Если вы сейчас же мне не нальете, я подойду и возьму сам! - Ты тоже раскусил его неумелый блеф? Все знают, что у тебя тут самоволка не прокатывает
-Вот даже Виспер, ты ведь помнишь Виспера? Того славного эльфа? Так вот даже он посмеялся над фразой этого пьянчуги
-Как же мне это надоело! - пьяница встал из-за барной стойки и начал было обходить ее, но тут, откуда не возьмись появился Бумимир, ловко ударил человека по ногам, тот повалился от неожиданности
- Надеюсь, я ничего тебе не сломал? - хоть гном и выглядел как простой трактирщик, но прошлое не осталось бесследно забытым, в этом невысоком теле хранилась все та же легендарная сила гномов. Гном приподнял пьяницу за шкирку и поволок к выходу.
- Запрещать приходить не буду, все равно не поможет, только сначала проспись как следует. - Бумимир выкинул человека из таверны и молча с небольшой улыбкой вернулся назад к Рэкару
- Не умеет этот человек пить. Уже не первый раз вылетает. Да и вообще странная раса. Как-то уж слишком быстро их хватает алкоголь. Ну ничего, это тоже тренируется. Так вот на чем мы остановились? - гном встал из-за стола, взял две кружки и налил в них Багманского
- Ах да, вакансии... Помимо тех, что я назвал тебе сейчас, могу принять любую другую помощь от тебя. Цена как обычно - договорная. Еще я слышал тут за углом кто-то набирает наемников, но там все смутно, как обычно, не советую. Так же тут у меня обсуждали пару афер, тоже ничего хорошего им не сулит. А из легальных еще могу предложить тебе работу в одном антиквариатном. Больше пока ничего не вспомню. В общем решай. Ах да... - гном только что заметил свою добычу в давнишнем споре с мародером - ...дай-ка пересчитаю? Опа, опять пытаешься надурить гнома? Тут не все! с тебя еще две манеты! - гном рассмеялся в голос.

Отредактировано Бумимир (2011-10-07 21:45:24)

0

6

Рэкар обычно не отличался сильной разговорчивостью. Работа наемника, убийцы, проводника и мародера не подразумевала задачу говорить о чудесной погоде, рассказывать истории и легенды родного рода. Но рядом с Бумимиром, старым товарищем, которого он давно не видел, он сразу разговорился и внимательно стал вслушиваться в каждое его слово. Какой-то пьянчуга во время разговора постоянно прерывал Бумимира, чем напрашивался на свидание с кулаком Рэкара, который мог выбить несчастному челюсть и пару зубов в придачу. Но мародер промолчал и лишь пронзил гуляку взглядом. Тот даже не заметил этого и в итоге, когда он собрался налить себе выпивки сам, получил от владельца таверны очень болезненное предупреждение. Смотря на то, как гном выносил пьяного человека из таверны, в голове северянина возникла идея, но он решил подождать друга, чтобы поведать о ней.
Рэкар пропустил мимо ушей то, что сказал о неспособности людей нормально пить. Судя по всему он забыл, как они решили проверить, кто сможет выпить старого и выдержанного "Багманского". Как выяснилось, мародер мог выпить почти столько же, сколько гном, правда потом он словно заново родился: ползал, стонал и говорит не мог. Потом в следующий раз они ради шутки решили напоить руку Рэкара, которая от Дара Жестокого превратилась в шип с зубастой челюстью. В итоге рука чуть не превратилась в желе и пару часов отказывалась становиться прежней. Но оба друга обычно старались не вспоминать эти случаи, даже после четвертой кружки.
- Знаешь, Rolto, я смотрю, что тут есть возможная работа для меня. - наконец ответил мародер, когда гном выкинул пьяницу из таверны, который решил в самоволку налить себе пива. - Не вечно же тебе покидать свое место, чтобы прогонять буйных посетителей. Напомни, как называются в трактирах эти bote, которые называют себя воинами и выкидывают таких же пьяных bote из таверны? Я думаю, что я мог бы тоже так работать.
Похоже, Рэкар нашел место, где сможет некоторое время отдохнуть и подработать. Хотя в последнее время деньги для него были последним делом, ибо после нескольких работ у него были деньги, чтобы пару месяцев бить баклуши. Главное только было на подобной работе оставлять топоры где-нибудь подальше, иначе скоро таверна будет называться не "Гарцующий пони", а "Кровавые уши". Хотя вряд ли Бумимир даст такую возможность старому другу, ибо только налаженный бизнес рухнет, словно карточный домик. Да и к тому же он перестанет угощать мародера пивом, что совсем не шло рядом с планами. Но на подобную "грязную" работу Рэкар был согласен и даже с большим удовольствием. Что может быть забавнее, чем пьяный южанин, который старается ударить избранного Азитзина? Пожалуй, мало что. Да и вообще большая часть жителей севера считала южных соседей хлюпиками и трусами, которые для защиты придумали всякие гремящие трубы и крепости. При этом если Синие перья и Ночные Тени, почитавшие Азитзина, относились с легким пренебрежением к чужакам, то такие кланы как Пожиратели и Темные кочевники убивали их на месте или же жертвовали на своих кровавых алтарях. Рэкар, пожалуй не изменил традициям и считал местных не особо хорошими воинами, но Виспер и Бумимир были теми, кого он реально оценил и посчитал за честь считать их своими братьями или Vode. Любой южанин, который получил право называть себя так, был уважаем любым северянином, если кончено тот не лгал. А для этого они часто носили знаки племени, перед которым показали свое мужество и силу.
Мародер дослушал то, что знал о работе Бумимир и покачал головой. Да, информации много, но все это было совсем не то, что ему было нужно. А страшное слово на букву "А" наемник просто не понял и решил, что потом уточнит его значение, когда будет свободное время.
- Ты не капли не изменился, Бумимир, - ответил Рэкар, улыбаясь уголками рта и отдавая две прибереженные монеты в пухлую руку гнома. - Все такой же внимательный и вредный. А у тебя точно нет ничего поесть? А то работать не в радость будет.

+1

7

Гном нахмурил лоб, видимо, потому что предложение друга его не очень-то обрадовало.
- Знаешь, а ведь это бывает повод размяться, которого так не хватает, чтоб поддерживать форму. Я наверно сейчас уже и в свою старую броню-то не влезу. - Гном сделал большой глоток Багманского - Вон и кружка-то еле поднимается. - это было обычным обманом, кружка поднималась легко. Возможно, гном мог бы приподнять даже огромную бочку, стоявшую за стойкой. - "Фи... Напридумывал тоже. Думаешь, он в это поверит? Вы старые друзья, знаете друг о друге все, если не сказать больше. Думаешь, он поверит в этот дешевый блеф?" - "Ты читаешь мои мысли, неужели не знаешь, о чем я думаю?" - гном еще сильнее нахмурился, видимо осознавая, что действительно дешевый блеф и никто в него уже давно не верит.
- Может тебе лучше поработать разносчикам выпивки? И ты будешь при деле, и я смогу иногда выносить своих любимых гостей, зная, что ты, если что, приглядываешь за прилавком. - хмурость гнома немного отступила, на лице проступила улыбка - "Даже не смей представлять его в платье официантки!" - даже эльф, будучи духом, смеялся, как будто в голос, но слышал его, как водится, только Бумимир - "Сам напоминал мне минуту назад, что я читаю твои мысли. Знаю, это смешно выглядит, но он распугает нам всех посетителей!" - "Я же не собираюсь наряжать его в ЭТО, ну, правда, эту работу я ему тоже давать не собираюсь." - взгляд гнома упал на серьезное лицо друга, косившего глаз на Бумимира как называется исподлобья.
- Ну хорошо, прости, шутка неудачная, но, согласись смешная! - гном и не надеялся на подтверждение. но не сказать этого он не мог. - Ах да, забыл, что ты у нас личность неразговорчивая. Но я знаю, как это исправить! И ты знаешь! - лицо друга стало спокойнее, гном и северянин молча чокнулись кружками, просто так, без тостов. За время их знакомства было сказано столько их, что сейчас ситуация просто ничего не требовала, каждый подумал о чем-то своем. Тем временем кружки опустели.
- Позволишь? - гном забрал кружку у друга и пошел наполнять ее, но кое-что его остановило - Я тут решил поэкспериментировать, оставил один бочонок Багманского настаиваться чуть дольше. Не пробовал, не знаю, что из этого вышло, но давай рискнем.
Гном достал из-под стойки небольшой бочонок, литров пять, открыл пробку и разлил по кружкам. Внутри осталось еще чуть больше половины. - А это пока еще полежит, зачем все сразу-то выпивать?.. - вопрос был риторическим.
Бумимир сел обратно на свое место и предоставил другу первому снять пробу эля.
- Не бойся, не отравлено..
Но Рэкар изъявил желание испробовать вместе. Друзья снова молча чокнулись кружками, выпили по большому глотку. Вкус был чуть более горьким, но эль шел хорошо, не обжигал горло, и не требовал закуски.
- Так, прости, совсем забыл, ты просил поесть. - гном снова удалился и через какое-то время принес здоровую индейку.
- Я планировал этим поужинать, -"ха, вот обжора" - усмехнулся эльф - но всегда готов поделиться с другом.
А теперь давай обсудим условия твоей работы.
- заговорил гном, жуя ногу индейки - Тебе не обязательно стоять на входе или как-либо выделяться из толпы, пусть все думают, что тут ничего не изменилось. Народ здесь обычно мирный, но иногда бывает... Да ты и сам видел. В общем делай что хочешь, только никого не убивай, не ломай, смотри, чтобы те, кого ты выгнал, смогли сами подняться. Если кто-то уснет, просто перенесешь его в комнату наверху, деньги с него заберем утром. Ну или когда там он проснется. Сам из бочки не наливай, проси меня, опять-таки, чтобы не особо выделяться. Жить будешь здесь же, вполне бесплатно. За еду тоже платить не будешь. - гном продолжил перечислять другу всякие разные правила пребывания и работы Рэкара в таверне. Единственное, что вызвало споры - зарплата: мародер утверждал, что деньги  у него есть и пока ему не нужна, так как обычно она уходит на жилье, еду и выпивку, а тут все есть и бесплатно. Но хозяин-то - гном, разве можно спорить с гномом по поводу экономики? Тем временем народу становилось все меньше: кто-то уходил сам, кого-то выносили друзья, все расходились по домам. Лишь некоторые остались в таверне. Кто-то пошел по своим комнатам наверх. - Так что, ты согласен работать на таких условиях?

Отредактировано Бумимир (2011-10-08 22:32:00)

+1

8

Каменный берег >>>>>>>>

Как только Крейван открыл дверь таверны, в глаза ему ударил яркий свет. Он уже успел привыкнуть, к тусклому, но достаточному, чтобы не потерять дорогу, свету маленького магического шарика. Авантюрист усиленно заморгал, вошёл и аккуратно закрыл за собой дверь. Когда зрение пришло в норму, он понял, что находится во вполне обычной таверне. Довольно-таки чистой и уютной, что нельзя сказать про большинство кабаков, которые он когда-либо посещал. Столики, стены, деревянный пол – всё буквально сияло новизной. А вот хозяина за стойкой не было. То ли он решил оставить полуночных посетителей наедине с собой и отправился спать, то ли отошёл куда-то…
- Слышьте, други? – обратился путник к трём мужикам, единственным клиентам, которые ещё не спали, - Вы тут хозяина случайно не видели?
- Дык… Ик!..  Вон же он! – показал рукой один из них. Крейван проследил взглядом за его жестом. На другой стороне зала в уголке за столиком действительно сидели двое: гном и странно выглядящей мужчина с обнажённым торсом. Первоначально бродяга их не заметил.
-Но ты к нему сейчас лучше… Ик!.. Не подходи… С ним сейчас… Ик!.. И он таааакой злоооой стал! Ик! Дииииикий-дикий! – второй попытался убрать руку первого, но в результате чуть не получил локтём по лицу.
- Тишшшше ты! – зашипел третий, - Услышит!
Все трое заговорщицки переглянулись и дружно расхохотались. Крейван одарил их ироничным взглядом и поспешил подойти к хозяину.
Гномы весёлый народ! Знавал Крейван в своё время нескольких. Пить горазды, да вот блефовать не умеют! Но в крупные коммерческие отношения с ними лучше не вступать…  Для благосостояния своего же кошелька.
А вот про второго мужчину Крейван сказать ничего не мог. Однако он точно не является хозяином таверны. Путешественнику казалось, что он смотрит на него как-то недобро.
- Я смертельно устал, поэтому мне нужна комната! – сказал Крейвен, опираясь на их стол. Теперь он был уверен, что незнакомец смотрит на него недобро. Даже более чем! – Оплата завтра утром!
- А? - отвлёкся гном. До этого он что-то увлечённо рассказывал своему спутнику. – Вверх по лестнице, вторая дверь слева.
Он отстегнул с пояса связку ключей, снял один из них с кольца и вручил Крейвану. Тот не сказал более не слова и удалился.
Комната оказалась такая же чистая и новая, как и всё вокруг. Кровать, столик, да несколько ящиков – ничего лишнего. На столе был заботливо оставлен графин с водой и одно яблоко. Крейван быстро сжевал плод и сделал несколько глотков воды. То, что осталось, он вылил себе на голову и на руки.
- Рассказать тебе сказку на ночь?
Если бы это сказала симпатичная официантка-горничная, Крейван бы ещё призадумался. Но то была всего лишь Асхана. Действительно, весь путь до Меридиана она подчивола авантюриста как исторической, географической и биологической справкой, так и различными легендами Мира Полной Луны.
- Нет, спасибо, наслушался уже… - устало отмахнулся от Хранительницы путник. Он сбросил с себя одежду и лёг в кровать.
«Надо будет завтра обязательно сходить в баньку!» - подумал Крейван и тут же заснул.
Но он ведь и предположить не мог, что вслед за ним к таверне проследовало ещё одно существо, которое уже несколько часов следило за носителем шкатулки…

Отредактировано Крейван (2011-10-10 01:14:01)

0

9

- Знаешь, Бумимир, не думаю, что ты потерял форму. Ну разве только ты немного подзабыл как топором пользоваться. - с небольшой улыбкой сказал мародер, протягивая руку гному с небольшим свертком. - Настоящая сталь Оргмира и сыновей, я думаю ты ценитель таких... изделий.
Рэкар уже разговорился и почти любое слово, которое слетала с его уст лишь отличалось от фраз гнома сильным северным акцентом. Топор был очень славный, как и любое оружие, которое делали гномы: увесистое, рубящее сталь как желе и не требующее заточки. После оружия, которое делали северяне, мародер ценил только гномьи топоры и булавы. Остальное, что делали южане или эльфы было либо слишком легким, либо недостаточно мощным. Хотя будучи ушастым ты много не навоюешь, больно слабый это был народец. Зато в ловкости им было не занимать, но когти "Карающего топором" их быстро возвращали на землю. И чаще всего упавшим уже было не подняться, ибо встать с выпотрошенным животом проблематично.
Сила, что текла в жилах Рэкара была дана не просто так, а за заслуги перед Азизином и кланом. Его долгом было не только поддерживать право на эту мощь, но и продолжать набирать ее. Три Дара, заключенные в его теле, по слухам, лишь часть того, чем владел Аделл Сокрушитель. Его сила по слухам была близка к мощи самого Азитзина, а после возвышения тот стал почти неуязвимым, ибо стал владеть той дикой и жуткой магией, которую называют Daras sum Etir-te - Вечный Этир. Эта мощь была неконтролируемым потоком магии, которая была подобна зверю: она сокрушала любого, кто пытался овладеть ею. Только Аделл сумел укротить Этир и в итоге завоевать клану место под суровым солнцем. Рэкар должен был набраться такой же мудрости и сил, но для великих походов у него не было сил. И тем более, он чувствовал, что течение Этира стало более жестким, словно он хотел уничтожать города, перемешивать в кипящем котле бесчисленные судьбы и смотреть, что из этого выйдет. 
"Я чувствую, как ветер Перемен меняет направление. В любом случае, мне следует переждать бурю и только тогда продолжить свой путь. А до того момента я буду здесь, в Меридиане. Так будет лучше для меня и Vode Бумимира."
Рэкар большую часть слов Бумимира пропустил мимо ушей, уловив только то, что его волновало. Бледноватый великан задумался и долгое время молчал, осмысляя все, что произошло. Через минуту он все-таки открыл глаза и улыбнулся, полный уверенности в следующем дне.
- Тогда за встречу, мой славный Vode! - воскликнул Рэкар и повторно чокнулся с гномом кружками и осушил свою залпом. Потом он подумал и понял, что количество выпитого эля заглушило боль, которая пронизывала его раненную руку. Посмотрев, что почти все посетители покинули заведение, он жестом показал Бумимиру, что он собирается делать. Найдя место, где был узел ткани, оплетавшей руку, мародер стал снимать эльфийский шелк и одновременно сворачивать его. Когда эта нехитрая операция была закончена, светло-голубые глаза Рэкара стали осматривать раны. Их оказалось немного, почти все они затянулись и исчезли, на запястье остались несколько черно-синих чешуек. Аккуратно подхватывая каждую из них, Рэкар снимал их и когда те отлипали, он клал их на стойку. В итоге на деревянной поверхности оказалась кучка чешуи, похожей на крокодилью.
- Продай это какому-нибудь магу на рынке, скажи - шкура черного ящера из Высокого Перевала. Я пробовал - забирают не задумываясь о цене. Небольшая п...прыбыл на нэ помешает, - сказал Рэкар, кладя свернутую ткань в карман. - Я пойду осмотрю двор, вдруг кто соизволит заявиться в этот час...

0

10

Бумимир проводил взглядом нового клиента, потом, нахмурившись, сказал
- Какой невежливый человек, даже не поздоровался! Ну ничего, раз смог так попросить комнату, значит так же и заплатит, стрясу с него побольше деньжат! - ворчливо пробормотал он, несомненно обращаясь к Рэкару. - Только не надо заявляться к нему ночью! - улыбнулся Бумимир.
Гном оглянул взглядом компанию, которая еще осталась в столь поздний час в таверне.
- Что-то они засиделись здесь, - Бумимир был явно недоволен этому.
- "Сегодня был тяжелый день, очень много народу, многих приходилось выводить, хотя, в целом, все как всегда, обычный день, в обычной таверне. - призадумался гном.
Тем временем, компания, пошатываясь и все так же смеясь, начала двигаться в сторону выхода, тогда гном вспомнил, что время уже довольно позднее.
- Знаешь, друг, я думаю, нет смысла оглядывать задний двор. Уже поздно, пора и нам последовать примеру нашего нового посетителя, - с этими словами гном встал из-за своего стола, прошелся по таверне, расставил столы и стулья по своим местам, потом закрыл таверну, в пути не переставая насвистывать себе под нос какую-то мелодию.
-Пожалуй ты прав, -проговорил Рэкар, вероятно он тоже устал после долгого пути.
- А за чешуйки спасибо. Непременно кому-нибудь продам, - Бумимир подошел к стойке, взял чешуйки и положил их себе в карман.
- Твоя комната на третьем этаже по правой лестнице, недалеко от моей, пошли покажу, - гном поднялся по лестнице. Ступеньки были небольшие, но их достаточно много, однако подъем был легким и почти незаметно быстрым. Бумимир довел друга до его комнаты, потом вернулся чуть-чуть назад, в свою комнату. Отварил дверь, в очередной раз осмотрел комнату. Она была достаточно просторной, в центре левой стены стояла большая двуспальная кровать, прямо напротив двери небольшое окно, завешенное большими бархатными красными шторами. По правой стене расположился огромный шкаф. Гном углубился внутрь комнаты, за кроватью стал виден большой деревянный сундук, с красивой резьбой. Гном скинул с себя одежду, аккуратно разложил ее по полкам в шкафу. Прилег на кровать, но не может уснуть.  Встал с кровати, начал бродить по комнате,  время от времени поглядывая в окно. При этом все время напевая какую-то мелодию на эльфийский манер.
-"Как думаешь, она меня все еще помнит?" - по щеке гнома прокатилась слеза.
- "Ты чего? Какие слезы? Друг! Что с тобой?! Я тебя не узнаю! Хватит так убиваться из-за нее! Но если это так важно для тебя, то да, думаю, помнит." - на лице Бумимира явно стало спокойнее. Гном, посвистывая, подошел к комоду, достал оттуда старую, потрепанную лютню, попробовал поиграть, но получилось паршиво.
- "Немного расстроилась лютня.".
Гном начал подкручивать струны, и через какое-то время инструмент был готов для игры. Бумимир стал перебирать в мыслях нотки, сопровождая все это какой-то мелодией, и насвистывал в аккомпанемент. Через какое-то время стала узнаваема мелодия. Это та, с которой он ходил сегодня целый день.
- "Узнаешь?"- подумал гном, после чего запел эльфийскую песню:
- Haharen na melana sahlin
Emma ir abelas
Souver'inan isala hamin
Uhenan him dor'felas
In uthenera na revas

Vir sulahn'nehn
Vir dirthera
Vir samahl la numin
Vir lath sa'vunin

оффтоп: простите за столь маленький пост, воображение покинуло меня, но оно вернется. честно - честно!

0

11

Существо наблюдало за тем, как за носителем шкатулки захлопнулась дверь таверны. Задумавшись на минуту, оно решило не входить вслед, дабы не привлекать лишнего внимания, а вместо этого наблюдать через окно. И правильно, ведь в таверне ещё оставались посетители!
Оно видело, как силуэт носителя приблизился к одному из столов. Парень что-то говорил. Затем он подошёл к другому столу. Опять слова! Не слышно, не разобрать. Но это и не так важно! Важно, что шкатулка оставалась при нём. Силуэт носителя неуверенно побрёл к лестнице и скрылся наверху. Существо убедилось, что никто не заметил его, и оббежало таверну. В одном из окон второго этажа загорелся тусклый свет свечи. Наблюдатель был уверен, что это комната носителя. Через какое-то время свет погас. Носитель лёг спать. Ну что же, заходить в таверну в такой час было явно не лучшим решением, поэтому существо решило заночевать прямо на улице, неподалёку от таверны. В конце концов, ему было не привыкать! А завтра утром оно сможет пройти внутрь под видом обычного посетителя…

***

Когда Крейван открыл глаза, солнце было уже высоко над горизонтом. После дневного перехода он чувствовал себя отдохнувшим, однако позволил себе ещё немного поваляться в кровати. Поднявшись наконец, он выглянул в окно. Поле, небольшие деревца, птички поют… Красота!
Путник оделся и решил провести учёт имущества: в многочисленных карманах плаща и штанов не нашлось ничего кроме маленького ножика, пуль для пистолета, да нескольких монет. Пуль он насчитал двадцать три, да одна была заряжена в пистолет, а вот монет он насчитал всего пятнадцать. Ещё две валялись на полу. Вылетели ли они из кармана Крейвана или были потеряны предыдущим съёмщиком, пожалуй, останется для бродяги загадкой.
Авантюрист вышел из комнаты, закрыл за собой дверь на ключ и, не торопясь, спустился по лестнице в главный зал.
Таверна на окраине была идеальным вариантом для торговцев, которые отправляются в путь или наоборот, только что вернулись в город. А, по словам Хранительницы, в Меридиане у них была своя Гильдия. Так же подобные таверны пользовались популярностью у таких же путников, как Крейван, и у желающих спокойно посидеть не получив ножом в спину от какого-нибудь нажравшегося криминального (или просто неадекватного) элемента. Конечно, здесь тоже можно было встретить алкашей и забулдыг типа тех, которых Крейван видел ночью, но они, как правило, были жителями близлежащих районов и вели себя достаточно мирно.
Путешественник оглядел глазами зал и убедился в правильности своих рассуждений: один из столиков занимало как раз такое трио постоянных клиентов, возможно, даже то же самое, что и вчера. Два центральных были заняты мужчинами в походных одеждах, попивающими тыквенный сок или что-то схожее по цвету. В них можно было безошибочно узнать торговцев. За дальним столиком в углу сидел тот самый угрюмый мужчина, которого Крейван видел вчера, а в другом углу строго напротив него заседала чёрная фигура в капюшоне. Авантюрист усмехнулся. Таких «загадочных» личностей он видел чуть ли не в каждой таверне, которую посещал. Шпионы, разведчики, связные, частные детективы и прочая шелуха – все они наивно полагали, что чёрный капюшон и тёмный угол уберегут их от лишнего внимания, но на самом же деле эффект был обратный. А вот следующий столик привлёк особое внимание Крейвана: в специально отведённом месте трое мужчин играли в карты! Один из них походил под шаблонное описание торговца, второй – явно рабочий класс. Про третьего парень ничего сказать не мог, так как тот сидел к нему спиной. Не исключено, что это вообще не мужчина! Или не человек…
Прямо возле двери лениво водили смычком, да перебирали струны два музыканта: скрипач и гитарист. Они испуганно посматривали на хозяина, который в это время протирал стаканы за стойкой и что-то бубнил себе под нос. Видимо, их уже не раз выгоняли из таверны, но сейчас, пока компания торговцев периодически подбрасывала им серебряки, всё шло хорошо!
Кстати про хозяина!
- Утро доброе! – подскочил Крейван к гному. Впринципе, пока тот не замечал его, он мог свалить из таверны, не заплатив, но чувствовал, что в следующую ночь могут возникнуть проблемы с ночёвкой.
- Утро? – удивился гном и расхохотался в голос, - Парень, тут люди уж пообедали, а у тебя «утро»! И да, с тебя две золотые.
Крейван нахмурился. Асхана говорила ему, что по текущему курсу за пятьдесят золотых можно обзавестись лошадью, а требовать за ночь в таверне больше одной монеты – это просто грабёж.
- Две монеты? – изобразил удивление путник, - Но ведь вчера была всего одна?
- Ну всё правильно! – трактирщик подыграл его блефу, - Вчера была одна, а сегодня уже две!
- Полторы! – сконфузился Крейван. Видимо, он чем-то досадил хозяину, и теперь спорить с ним или пытаться добиться нормальной цены было бесполезно.
- Неееее… - замотал головой гном, - Полторы было утром, а сейчас две!
Авантюрист про себя выругался и понадеялся, что гном не умеет читать мысли.
- Да что же это такое… - раздосадовано произнёс он, - К вам значит ночью приходят усталые путники, а вы вместо того, чтобы обслужить их нормально, им цену завышаете? Люди, послушайте… - наигранно закричал парень, обращаясь к посетителям.
- Да ладно, ладно тебе, не кричи! Полторы, так полторы…
Крейвен отдал ему две монеты и получил законную сдачу. Он хотел уже выйти из таверны, чтобы искать Гильдию Магов, о которой говорила Асхана. Но столик с картами так и тянул к себе!
-… И если ещё раз не поздороваешься, то вообще все пять за ночь возьму! – крикнул ему вдогонку гном. Так вот в чём таилась его обида? Путешественник хотел привести контраргумент, что больше ни медяка не даст трактирщику, который болтает с друзьями, вместо того, чтобы обслуживать клиентов, но узоры на картах просто манили его.
- Приветствую вас джентльмены! Не разрешите ли присоединиться? – сказал он, усаживаясь на свободный стул и вооружаясь самой обаятельной из своих улыбок.

0

12

Главная площадь Меридиана ===>

Ликан вошёл в таверну как раз под слова какого-то молодого парня, деловито занявшего стул рядом с компанией картёжников.
- Приветствую вас джентльмены! Не разрешите ли присоединиться?
Не вслушиваясь в явно одобрительные ответы игроков, Амос прямиком пошёл к стойке, за которой мелькала низкорослая фигура хозяина. Гном. Интересный народец. Ликан пару раз встречал представителей сей расы и всегда они оставляли о себе вполне неплохое впечатление как о добрых, общительных и отзывчивых существах. В отличии от алчных и не в меру жестоких людей. Амос понимал, что нельзя говорить обо всех по поступкам некоторых. "История знала и героев среди проклятых, и ублюдков среди вельмож". Так иногда говорила ему мать-жрица, но, по непонятным для ликана причинам, он не мог с ней полностью согласиться. Возможно, во всём была виновата война с людьми, на которой убили наставника Амоса. Лучший воин стаи, командир своего собственного большого отряда. Он был примером для многих, в том числе и для своего смышлёного ученика. Амос всегда гордился таким прославленным учителем. И, когда наставник погиб на копьях вероломных людей, Кан, как впрочем и вся стая, поклялся отомстить. Ликаны войну выиграли, но осадок остался. С тех пор люди для него - существа вне закона. Лишь задание предостерегает его от опрометчивых шагов.
- Приветствую, Бумимир, - тихо проговорил Амос, подойдя к стойке и скользнув по мыслям гнома, когда тот подошёл ближе. Трактирщик на секунду озадачено замер, но потом, сначала фыркнув, а потом уже и расхохотавшись во всё горло, ответил:
- И тебе всего хорошего, любознательный путник. Хе-хе.
Амос выложил на стойку небольшой столбик разномастных монет.
- Мне бы плотно покушать, - задумчивым и ничем не примечательным голосом сказал ликан. Потом, относительно хорошо зная пристрастия гномов в отношении питья, добавил, - Из напитков только воду. Буду благодарен.
Повернувшись в зал, Амос стал разглядывать до этого обделённых его вниманием посетителей. Несколько местных жителей, пара торговцев. Картёжники, в том числе и парень, замеченный ранее. По углам же трактира восседали какие-то странные личности. Одна из них была в капюшоне, как и Амос. Видимо, ликан был не единственным посетителем, кто не хотел показывать лица.
Кан принюхался. Отовсюду шли вполне себе съедобные запахи, от которых желудок в предвкушении сжался. Амос сделал ещё пару вдохов. Всё было прекрасно. Но с последней волной воздуха ликану на секунду показалось, что повеяло чем-то инородным. Не местным. Возможно даже демоническим. С некоторым любопытством смешанным с раздражением Кан вновь принюхался. Нет. Ничего. Возможно показалось. Списав всё на голод и некоторое утомление, Амос повернулся обратно. Как раз вовремя. Монет, кроме одной, самой маленькой, на стойке не оказалось. Зато перед ликаном стояла средних размеров тарелка, наполненная всякой снедью. Особым богатством еда не отличалась и было видно, что со снабжением в таверне пока туго. Что и подтвердил хозяин:
- Таверна недавно открылась. Так что извиняй, что маловато.
Поставив перед Каном кружку, гном с надеждой добавил:
- А может всё таки доброго Багманского?
- Нет, спасибо, хозяин. Я, пожалуй всё таки воды, - и не дожидаясь ответной реплики гнома, ликан сгрёб монетку и, взяв тарелку с кружкой, отошёл к ближайшему свободному столику. Вновь оглядев зал, ликан уставился на незнакомца в капюшоне. На пару мгновений ему показалось, что тот на него очень пристально смотрит. Но глаз видно не было и Амос отвернулся к еде.

0

13

Воина всю ночь беспокоили странные сны. Время одного из величайших праздников северян, Поклонной ночи, приближалось семимильными шагами. В этот день каждый воин должен был всю ночь поклоняться своему божеству, прося его о благословении и помощи. Для каждого из северян этот день был важен, как день рождения. В эту ночь по северным землям слышаться бесконечные песни, восславляющие Хоруна, Нарика, Слиима и Азитзина. По поверью местных племен, в этот день дикая магия, Этир, начинает менять свой поток вспять, создавая бесчисленные орды безумных существ. Никто после попытки встретиться с ними, не возвращался назад. И это заставляло сны Рэкара искажаться, словно ими управлял кто-то или что-то...

"Он очутился в лесу Семи туманов, на юге от его родного дома. Это место славилось тем, что тут потерялось и полегло много путников, решивших, что могут попасть в земли северян без проводника. Сами же воины племен всегда могли ориентироваться в этих лесах и уходили себя после грабежей, зная, что не один южанин не сунется сюда.
На земле сидел огромный в размерах воин. Он был одет в тяжелую броню, но его торс был почти не защищен, согласно традиции клана. На голове красовался великолепный шлем с огромными рогами, судя по всему, снятые с какой-то твари. В баницете было лишь одно отверстие посередине, через которое воин смотрел на полыхающий синий костер. Сам воин закутался в огромный плащ из медвежьей шкуры, морда существа служила ему наплечником. От него несло силой и ужасом, в нем чувствовалась мощь и способность вести за собой. Это был Аделл Сокрушитель, великий Kruu и правая рука Азитзина.
- Я чувствую твой страх, sana, - сказал наконец Аделл, смотря на своего потомка с небольшой издевкой. - Ты страшишься что-то потерять. Потерять то, что связывает тебя с этим миром. Не забывай, что мы - лишь несущие волю Азитзтина и если он скажет нам что-то сделать - мы это сделаем.
- Я не знаю, хочу ли я уподобиться тебе, Magame, - ответил Рэкар, сев и сжав пальцы в замок, смотря в огонь. - Я столько еще не совершил, столько еще хочу сделать. Мне не нужно место героя, я хочу жить не зная забот и клятв.
Аделл понимающе кивнул и положил свою увесистую руку на плечо мародера и слабо потряс его, пытаясь приободрить. Он знал, что чувствовал его потомок, что мучило его изнутри. Кто-то считает что дары богов - это благословение, но только Kruu знали, что на самом деле это - тяжкое бремя. Каждый день осознавать, что тебя ждет, если ты ослушаешься воли бога пугало, но и дальнейшие награды могли навсегда вычеркнуть из жизни человека все его прошлое. И тогда, он станет Kruu Hati - Павшим. Безумные, лишенные разума, они обречены странствовать по мирам, в поисках великого противника, чтобы опять почувствовать прилив сил. Они походили на наркоманов, которые страдали ломкой и искали очередную дозу дурман-травы.
- Послушай меня, Рэкар. Я чую, что твой час близок. Великий враг идет и скоро ты встретишься с ним в великом бою. Будь смел, мой друг и помни: лишь вера в перемены может изменить ход истории твоей..."

Рэкар работал у таверны почти все утро, разминая свои руки и старался не вспоминать о том, что ему сегодня предвиделось. Работать с топором для него было проще простого, поэтому с утра он занялся отличным делом: он рубил дрова, чтобы к вечеру можно было развести сильный огонь, который будет согревать всю ночь. Выбрав рядом с таверной хорошее кнутовое дерево, мародер принялся за работу. Рука почти зажила и уже не беспокоила его так сильно, как вчера, что несомненно его радовало. К обеду он расправился с деревом и отнес чурбаки на задний двор таверны. Наверняка гном будет возмущаться тому, что натворил его друг, но ведь иногда следовало ведь отлучаться из таверны. И между теми моментами, когда он сторожил таверну, у него было много разных дел: изготовление новых бусин и амулетов, рубка деревьев и многое другое.
Когда последний чурбак дерева был поставлен на задний двор, Рэкар вернулся в таверну. Посетителей было больше, чем вечером, но это особо его не интересовало. Сев за ближайший столик, мародер жестом попросил друга налить ему кружку пива. Тот поворчал, как подобает гному, но вскоре поставил перед северянином большую чарку, которой великану хватит на время. Рэкар отхлебнул из кружки и осмотрелся. Почти все посетители были заняты обсуждением последних новостей или играли в карты. Другие ждали, когда им принесут поесть или выпить. Мародер никогда не понимал смысла игры в карты, которые в его народе считались важной частью атрибутики шаманов, которые гадали и предсказывали будущее. Отец Kruu, Самботай, был мастером этого искусства и во многом то, что его сын стал воином, большая заслуга принадлежала картам. Правда теперь, Рэкар не знал, что его ждет и какая следующая карта выпадет в его судьбе.

Отредактировано Рэкар (2011-10-10 22:15:49)

0

14

- Полный Дом старше! – воскликнул торговец. Каменная полуулыбка на его лице сменилась довольной ухмылкой. Маленькие, карие глазки весело забегали, заглядывая в лица противников.
Крейван сжал зубы от удивления. Этот усатый толстопуз непонятно как сумел опустошить его карманы. Тот, которого авантюрист изначально принял за рабочего, уже давно проигрался и просто смотрел, как торгаш терзает очередную жертву. Третий же выглядел как наёмник: мускулистый, с короткой стрижкой, иссечённым шрамами лицом и тяжёлым двуручным мечом за спиной. С приходом Крейвана он потерял всякую возможность сорвать банк и по большей части пасовал в самом начале игры.
- Ещё кон? – весело поинтересовался фаворит игр. Крейван уже успел испробовать все свои излюбленные приемчики, но они не помогали. Торгаш всё равно выигрывал большую часть игр.
Бродяга старался не показывать своего разочарования. Он хотел знать, как этот усатый ублюдок умудряется обыгрывать его. ЕГО! Крейвана, который оставлял без штанов даже самых знаменитых игроков! А ещё он хотел вернуть свои деньги.
- Прошу прощение, достопочтенный! Но боюсь, у меня закончилась наличность! – парень изо всех сил пытался заставить себя улыбаться, - Возможно, в качестве ставки могли бы послужить предметы, имеющие… определённую ценность! Вы, как торговец, завсегда сможете обменять их на добрую монету.
- Позвольте, уважаемый! – оживился противник, - Что за предметы вы имеете в виду?
- Например, я имею с собой три сосуда с божественным напитком: К’ортье Де Блан, пятидесятилетняя выдержка! – Крейван извлёк из своей сумки три, найденных в подвале заброшенного дома, бутылки.
- Действительно, божественный напиток. В моей семье без такого не обходится ни одно празднество! Я бы оценил его в… Тридцать монет за бутылку!
«Врёт! – понял авантюрист, - им сто монет минимальная цена! Но это неважно сейчас! Ведь я просто не могу проиграть!»
- В таком случае, позвольте взять реванш! – Крейван поставил одну из бутылок на центр стола.
- Принимаю вызов! – согласился торговец  и отодвинул стопку монет к бутылке. Он вопросительно посмотрел на наёмника. Тот помотал головой. Для такой битвы у него не было денег. – Будет справедливо, если кто-то независимый раздаст карты.
Крейван кивнул. Наёмник вздохнул и принял колоду. Он и не подозревал, что мешает её так, как это нужно одному из них.
Бродяга взглянул на свои карты: два короля. Положил на стол и зажал рукой. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Торговец сделал то же самое.
На стол легли пиковые восемь, пиковая дама и червовый король. У Крейвана уже была неплохая комбинация – тройка на королях. Но если он всё правильно сделал, то дальше – лучше! Не изменив выражения лица, он поставил ещё две бутылки в банк. Оппонент усмехнулся и отсчитал необходимое количество монет.
Наёмник-крупье снял с колоды следующую карту. Это оказался король-буби. Крейван едва мог совладать с собой. Параллельно он пытался удерживать ментальный блок, чтобы защитить себя от возможных попыток прочитать мысли.
- Предлагаю вам сдаться, и тогда я оставлю вам одну из бутылок, чтобы вы смогли запить своё горе! – улыбнувшись, предложил торговец. От такого наглого блефа у Крейвана чуть не отвисла челюсть. Расклад был явно не в сторону толстяка, ведь максимально возможная его комбинация на данный момент – это две пары. – Учтите, второго такого же выгодного предложения вам не поступит!
Крейван в очередной раз попытался «подзеркалить» его, то есть прочитать его настоящие эмоции (конечно, он мог попробовать «капнуть» глубже и прочитать поверхностные мысли, но это было слишком рискованно), но в очередной раз наткнулся на глухую стену.
- Напротив! – решился всё-таки возразить парень. Враг блефовал, это точно. Следовательно, резкое повышение ставок должно его напугать. – Я хочу предложить вам ещё один предмет.
Крейван улыбнулся и извлёк из сумки шкатулку.
- Крейван, тьма тебя подери, что ты творишь? – раздался в голове голос Асхана. Интуиция вторила ей. Парень чувствовал, что делает что-то неправильно. Но азарт и уверенность в себе охватили его. Он отмахнулся от Хранительницы.
При виде богато-украшенного предмета весь столик тут же оживился. Рабочий поспешил потрогать её, наёмник просто пожирал её глазами.
- Что в ней? – вопрошал торговец.
- Фамильные драгоценности. Золото, да самоцветы. Будьте уверены, их там наберётся на добрые полтысячи золотых. Вот только замок зачарованный… Я думал, в Гильдии Магов мне помогут разобраться с ним, но…
- Всё это, конечно, очень интересно! – перебил его торговец, - Но за кота в мешке я не дам более сотни золотых.
- Позвольте! Вы оскорбляете меня такими ценами! Этот предмет мне невероятно дорог. Да и по себестоимости он явно превосходит каких-то там сто монет!
- Хорошо! – кивнул оппонент, - не продолжаете, я дам за него сто пятьдесят, последнее, что у меня осталось!
Удивление в очередной раз за игру чуть не выбило Крейвана из колеи. На что рассчитывает этот усач. Тем не менее, шкатулка оказалась в куче денег рядом с тремя бутылками дорогой выпивки.
Наёмник вытащил из колоды последнюю карту. Это оказалась пиковая десятка.
- Раз нам обоим уже нечем повышать ставки, предлагаю вскрыть карты! – весело предложил толстопуз.
- В таком случае, рекомендую попрощаться с этой кучей денег, потому что она переезжает ко мне! – Крейван, наконец, позволил себе улыбнуться, - Каре на королях!
- Рано радуетесь, друг мой! – торговец обнажил белоснежные зубы и продемонстрировал свои карты. Рабочий и наёмник тревожно ахнули.
- Горящая улица! – прошептал воин. В руках торговца были пиковые девятка и валет. С восьмёркой, десяткой и дамой той же масти они составляли одну из сильнейших комбинаций в игре.
Крейван вскочил со своего места, опрокинул стул и ударил кулаком по столу. У него в голове крутился только один вопрос: как? Не удача помогла этому барыге! Он знал, что последней картой будет десятка, знал, какую комбинацию получит, иначе не пошёл бы на неоправданный риск, причём так спокойно. Но как ему удалось обвести вокруг пальца одного из лучших шулеров?
- Жулик! – прошептал бродяга. Это стала сигналом. Замок шкатулки неслышно щёлкнул, она открылась. Дух Гордости освободился из своей тюрьмы и теперь витал по таверне в поисках нового пристанища. Наконец он выбрал свою жертву. Никто ничего не почувствовал.
- Пустая! - Проговорил торговец и самодовольно ухмыльнулся, - Я так и знал!
- Да подавись! – бросил путник и поспешил удалиться от злополучного столика.
- Крейван! – воскликнула варон, - Ты просто сказочный идиот!
На этот раз парень был согласен с каждым её словом.

***
Существо наблюдало за игрой хранителя, но не выдавало себя. Оно видело открытие. Это был сигнал! Пришла его очередь действовать!

0

15

Утро для гнома началось спокойно - проснулся как обычно, под утро, за окном еще было темно. Бумимир оглядел комнату.
- Все как всегда. И ничего-то в нашей жизни не меняется, - проговорил гном как бы себе под нос. Однако эти грустные нотки не означают, что настроение гнома было ниже обычного. Напротив, сегодня он проснулся куда более бодро, чем обычно. Наверно всему виной вчерашняя встреча друга, после долгого расставания. Бумимир встал с кровати, потянулся, позволил себе потратить немного лишнего времени на зарядку, после чего быстро оделся и спустился вниз в общий зал таверны. На двери висел замок, на улице темно, и, как следствие, ни одного посетителя не намечалось в ближайший час, пока осеннее солнце лениво не покажет свои лучи из-за горизонта. Гном еще раз потянулся, зевнул и понял, что еще не достаточно бодр. Побродил немного по таверне, посмотрел, все ли в порядке, все ли на своих местах. Потом пришел на задний двор. Погода была безветренная, тихая. Птицы еще спали. Бумимир огляделся кругом. Плющ за лето разросся, обвил веревки, натянутые вдоль стены таверны, забрался на небольшой навес и лениво свешивался оттуда, не найдя, за что зацепиться далее. На заборе, с другой стороны дворика, так же все было затянуто плющом. Незнающий, мог даже подумать, что двор весь состоит только из плюща и нет тут никаких стен, навесов и заборов. Гном подошел к колодцу, закинул ведро, с привязанной к нему веревкой, внутрь и достал воды. Вода была чистая, поверхность гладкая, ведь ветра не было, и ничто не могло потревожить эту красоту. В воде было хорошо отличимо отражение гнома, можно было рассмотреть все детали, каждую волосинку в его бороде.
- И ничего-то не меняется со временем. Ты все тот же гном, каким я тебя видел последний раз столько лет назад. - гном тяжело вздохнул - Знаешь, а я соскучился по старым временам, по нашим походам. Как хорошо было бы бросить все, и отправиться куда-нибудь! И чтобы шанс вернуться был невелик! Я, как гном, хочу принять смерть лицом к лицу в бою! - Стоять насмерть! Хочу заглянуть ей в глаза! Хочу смотреть в лицо врагу, закрываясь своим щитом от его ударов! Хочу слышать, как клинки и стрелы ломаются об мою мифриловую броню! - гном перешел почти на крик, видно, как эта тема горела в его крови, видно, что желание это сильно трепетало его сердце, чувствовалось, что желание его скоро исполнится, что это уже не желание, а скорее предчувствие! Руки гнома затряслись, вода начала выплескиваться, Бумимир очнулся.
- Да, что-то я замечтался - настрое гнома еще повысилось, когда уже казалось, что лучше просто некуда. Он умылся, выплеснул остаток воды за забор и двинулся открывать свое заведение. Солнце уже начало свой подъем, а за дверьми стояли пара завсегдатаев таверны.
- Доброе утро! - поздоровался хозяин.
Все утро шло тихо, почти как всегда. Почти, потому что обычно его лучший друг не бродил взад - вперед по таверне.
- Ты не устал еще деревья туда-сюда таскать? - крикнул гном другу, но тот пропустил его реплику мимо ушей.
Когда к хозяину вчерашний невежливый посетитель и поздоровался, обиду гнома как рукой сняло, но он не упустил возможности стрясти с него лишние пол золотых. Спустя еще некоторое время к гному прилетело магическое существо, а-ля элементаль, от Пепла, пересказал в точности его сообщение.. Бумимир трижды обругал все на свете, прежде чем разобрался, как это работает. Гном подсчитал свои средства, отведенные на поставщиков пропитания.
- Лось это хорошо, да... Жаль, что ты его съел, ну да приятного аппетита. Если у тебя остались его рога, за них дополнительная плата. Да и мясо тащи все, что найдешь. Только смотри, чтобы оно у меня тут не хрюкало и не издавало других свойственных для них звуков, - после гном еще раз обругал весь белый свет, когда разбирался, как отправить эту штуку обратно.

Отредактировано Бумимир (2011-10-11 18:10:48)

0

16

Игра... игра всегда была идеей детей или подростков. Но чтобы взрослые развлекались детскими способами - такое себе северянин даже не мог представить. У взрослых людей его племени не было времени на развлечения, каждый момент они сражались за выживание в суровых равнинах своей родины. Каждый день ты живешь, чтобы доказать остальным, что ты не слаб, каждую ночь ты боишься того, что придет более сильный клан и может забрать твою жизнь и жизнь твоих близких. Рэкар уже давно мог обзавестись женой, которую ему так долго предлагали, но клеймо Kruu навсегда уничтожило веру в то, что он заживет прежней жизнью. То, что одновременно давало силы, лишало того, что было так дорого сердцу: семьи, друзей и многого другого. Лишь дружба с Бумимиром держала Рэкара в более-менее веселом состоянии. 
Игроки начали о чем-то спорить и в итоге юноша достал свой последний шанс победить: богато украшенную шкатулку. Мародер лишь спокойно смотрел на происходящее, хотя последняя ставка его настораживала. Когда же сидящий напротив торговец опять выиграл и открыл шкатулку, что то пошло не так. Что-то вырвалось из нее и начало перемещаться по таверне. Рэкар почувствовал, что что-то появилось в потоках Этира, когда шкатулка открылась. Она содержало в себе что-то, что было похоже по силе с некоторыми демонами. К несчастью, Рэкар не знал, что это могло быть из-за того, что перестал интересоваться магией еще в раннем детстве. Если же тут был его брат, он сразу бы понял, что заставило так резко изменить течение Дикой Магии.
- Стой! - сказал мародер и преградил парню путь. Выйти через главный выход теперь у него вряд ли получится, да и с боем ему не пройти. Воин осмотрел того, кто по своей глупости не только  Он был юн и скорее всего, неопытен, хотя в глазах читалась хитрость лисы и коварство саблезуба. Но несмотря на эти качества, он был глуп, если выпустил на волю опасного духа. И если это создание опасно, то Бумимир и все находящиеся в таверне были в опасности. А Рэкар, даже будучи грабителем, никогда не позволял себе нападать и тем более, убивать безоружных и слабых. Если правда те не решались нападать сами.
- В той шкатулке. Что было в ней?! Отвечай, пока твоя голова на плечах,  жалкий Bote! - северянин схватил беднягу и поднял его на уровень своих глаз. Для того, чтобы парнишка понял, что ему лучше сказать правду сразу. От гнева на плече северянина прорезались несколько темно-синих чешуек, которые грозились позвать за собой еще целую кучу себе подобных. И если игрок не признается, скорее всего, они прорежут в нем красивую дыру.

0

17

Амос краем уха слушал, что происходило в таверне. Картёжники шумели по каким-то своим делам, завсегдатаи тихо переговаривались о своих любовных успехах, остальные же сидели молча, даром собеседников у них не было.
Ликан с тоской посмотрел в пустеющую тарелку, а потом раздражённо постучал монеткой, услужливо оставленной сдачей, на которую Кан может купить разве что глоток грязной воды. Деньги. Эти куски металла, которые, на самом деле, ничего не стоят, но люди наделили их неправдоподобной ценностью. Стая всегда предоставляла всё необходимое, не требуя денег. Платой было выполнение обязательств перед ней. Амос хмыкнул. Вот сейчас он, собственно, и занимается этим. Заплатить за то, что ему предоставила стая. Заплатить ценной информацией, за которой его послали. Великая Волчица давно распределила для каждого роль и этим облегчила выбор платы. Людей же, видимо, никто не направлял. Каждый их них шёл под знаменем чего-то своего. Наверное, поэтому они и придумали деньги.
Амос, последний раз стукнув монеткой, убрал её в мешочек. В это время вошёл новый посетитель. Сразу видно - разбойник. Высокий, сильный... Опасный. Амос, настороженно поглядывая на новоприбывшего, доел заказанное, совершенно не чувствуя вкуса еды. Вспомнилось, что когда-то, ещё в войну с людьми, похожие наёмники приходили к стае. Предлагали свою помощь. За плату. За те самые, совершенно не значимые для ликанов, деньги. Получив отказ, они долго удивлялись, но всё же ушли. На следующие утро их уже видели на стороне вражеской армии. Продали себя за деньги. За куски металла. Амос фыркнул - он не понимал этого.
Кан внимательно смотрел на мародёра, как будто ожидая получить ответ на свой невысказанный вопрос. Но ничего не происходило. Вдруг внимание ликана переключилось на картёжников. За их столом на секунду воцарилось затишье. Да и остальная таверна, как по команде, не издавала ни звука. И в этой тишине шёпотом прозвучало:
- Горящая улица!
Потом события быстро накалились подобно этой фразе. Молодой человек, опрокинув стул, вскочил и прошептал:
- Жулик!
Шкатулка, по всей видимости, поставленная на кон, с еле слышимым даже для Амоса магическим шипением щёлкнула и открылась. Тут же таверну на пару мгновений заполнил до невозможности тихий вкрадчивый голос. Ликан прислушался, но ничего не успел разобрать - за столиком прозвучало пару громких фраз и парень бросился прочь от картёжников. Тут ему путь преградил тот самый подозрительный мародёр:
- Стой! - и схватил неудачливого картёжника, подтянув к себе. - В той шкатулке. Что было в ней?! Отвечай, пока твоя голова на плечах,  жалкий... - к конце прозвучало незнакомое ликану слово, но было  понятно, что парню ничего хорошо не светит. Амосу не нравился мародёр и он, практически не раздумывая, встал из-за стола и быстро подошёл к сцепившимся. Мельком пройдясь по мыслям обоих, Кан положил свою руку, обнажая когти, на правое плечо разбойника и сказал:
- Он не знает, что там было. Отпусти его.
Амос не хотел драки, но если она начнётся, то он будет сражаться. Так или иначе. Против человека. За стаю. Рискуя провалить предназначенное. Хотя, если он умрёт, это уже не будет иметь значения.

0

18

Проклиная всё на свете и себя в том числи, Крейван направился к хозяину таверны, чтобы на оставшиеся полмонеты выпить чего-нибудь как можно более крепкого. Авантюрист косо поглядывал на своего бывшего оппонента, уже продумывая в голове то, как он заберёт у него свои деньги. И шкатулку. И К’ортье Де Блан. Главное К’ортье Де Блан! А заодно, может удастся научиться у толстяка тому фокусу, благодаря которому он выиграл!
Крейван даже не заметил, как дорогу ему перегородил тот самый мужчина варварской наружности, и чуть не врезался в него.
- Стой! – не терпящим разногласий голосом выкрикнул он. Обычно Крейван игнорировал приказы подобного рода, но сейчас действительно остановился. Какое-то мгновение он пытался понять, по какому поводу его задерживают, но его размышления были прерваны самым, что ни на есть дерзким способом. Авантюрист почувствовал, как его пятки оторвались от пола. Незнакомец просто схватил его и поднял на уровень своих глаз. Удивление путника сменилась откровенным негодованием!
- Варвар Северных Племён, - констатировала Асха, пока Крейван оценивал ситуацию, - Лучше не играйся с ним, у них полностью ампутировано чувство юмора.
- В той шкатулке. Что было в ней?! Отвечай, пока твоя голова на плечах,  жалкий Bote! – неистовствовал великан.
- А я говорила, что из-за шкатулки у тебя будут проблемы! – ехидно добавила Хранительница.
Тем временем, ситуация для Крейвана становилась ясной и понятной. Сам он отчётливо видел, что шкатулка пуста, а вот варвар мог услыхать его блеф про драгоценности и, судя по всему, решил поживиться.
Картёжник невинно, непонимающе улыбнулся, как улыбается тем, кому задолжал много денег.
Но тут в игру вмешался новый игрок. Человек, которого не было в таверне, когда Крейван только спустился в зал, поднялся из-за своего стола и положил руку на плечо северянину. Вернее сказать лапу…  Из-под капюшона выглядывала ни то собачья, ни то волчья морда, покрытая тёмно-сёрой шерстью. Оборотень? Не похоже! Взгляд у него был осмысленный и вполне человечий.
- Ликан! – навела справку варон, - Они чрезвычайно преданы своему обществу, стае, но к другим видам относятся… Своеобразно!
- Он не знает, что там было. Отпусти его, - удивительно, но человек-волк вступился за авантюриста
- Эй! К чему агрессия приятель? – воскликнул Крейван. Сам он незаметно просунул руку под плащ и ухватился за рукоятку пистолета. Если события начнут развиваться стремительно, он будет готов защитить себя. – Шкатулка была пуста. Если хочешь, вместе подойдём к её новому владельцу и убедимся в этом. А сейчас, будь добр, поставь меня на землю!
Варвар нахмурился. Ликан выпустил когти и напружинился, готовый к прыжку. Крейван расстегнул кобуру. Что же случится? Момент истины неумолимо приближался!
***
Существо внимательно наблюдало за происходящим. Неужели варвар смог почувствовать присутствие Духа? Нераскрытый магический дар или особенности северного воспитания помогли ему в этом – для существа это было не так важно! Главное, что он только ощущал беду, но не знал подробностей.
Опрометчивый поступок воина нарушал планы, но…  сейчас взгляды всех в таверне были устремлены на громилу, а значит и носитель Греха может сам явить себя в эпицентре событий.
События развивались стремительно. Сначала в драку ввязался ликан. Что мотивировало его - не понятно. Затем Существо заметило, как проигравшийся парень тянется к той штуке, которой он подстрелил птицу. Это было опасно. Смерть каждого из этих существ по отдельности не волновала наблюдателя, но если кто-то из них был избран Духом… Рисковать было нельзя! Если начнётся настоящая заварушка, то наблюдателю придётся её остановить! Любыми способами!

0

19

офф. - заранее извиняюсь, если мой пост кажется грубым.

Парнишка смотрел на Рэкара всем видом говоря одну очень полезную и хорошо звучащую фразу - "Пошел ты!", но видимо понял, что озвучь он это вслух, то будет валяться в канаве со сломанной ногой или чем-нибудь еще. Но такое не было нужно великану, ему надо было заставить говорить этого картежника и, если это возможно, "помочь" ему изгнать то, что было в шкатулке.
- Ты врешь, дурак, я чую это, - ответил Рэкар, смотря в глаза картежнику. - Знал ты, не знал, что там, но ты выпустил оттуда что-то. И лучше бы тебе, клянусь перьями Азитзина, вернуть это в шкатулку. Меня не волнуют драгоценности, bote, там было что-то иное, что не должно быть в мире живых...
- Он не знает, что там было. Отпусти его - раздался голос сзади и на плечо воина опустилась лапа с обнаженными когтями. Рэкар немного повернул вбок и краем глаза заметил существо, похожее на волка и человека. Возможно, это какая-то раса, но подобных существ Бумимир называл оборотнями, а северянин - зверолюдьми или Rama-mek. На родине грабителя эти существа жили своими племенами, отдельно от людей, но тоже поклонялись четырем северным богам. Существо было сильно, но его вполне можно было победить, по крайней мере, как думал Рэкар.
- Отстань, Rama-mek, не вмешивайся в чужие дела, - ответил на касание лапы мародер, оглядываясь на оборотня. - Или же ты сам тоже с ним?
- Эй! К чему агрессия приятель? – воскликнул наконец картежник. – Шкатулка была пуста. Если хочешь, вместе подойдём к её новому владельцу и убедимся в этом. А сейчас, будь добр, поставь меня на землю!
Рэкар знал, что это большой риск для него, но позволить нарушителю просто так он просто не мог. Пролежать пару дней в постели, но справится с этой проблемой - вот что его заботило. Даже если этот школяр может ранить или убить его, что мало вероятно, то северянин просто не пустит его, пока тот не заберет шкатулку с собой, а вместе и с ней и мерзость, которая витала по таверне. Но если парень не понимал слов, то у Рэкара был только еще один вариант заставить его говорить. Этот способ назывался "холодной сталью по лицу". Мародер стал теперь держать человека только одной рукой и теперь уже поставил его на пол, освободив правую руку. Несмотря на то, что теперь у парня был шанс вывернуться, Рэкар по-прежнему крепко его держал за одежду. Сделав не очень замысловатый жест, правая рука стала синеть и истощаться, на ней начали прорезаться белоснежные перья. Пальцы удлинились и теперь их венчали черные птичьи когти длинной с небольшой нож. Окончательно Дар Дикости достиг плеча, искажая плоть и кости владельца. На спине, в том месте, где рука соединялась с телом, появился небольшой синий глаз с с кошачьим зрачком и угрожающе посмотрел на ликана, явно намекая - "Дернешься - умрешь и ты, и мальчишка".
- Я опустил тебя, мальчик, - ответил он юноше, ухмыляясь и демонстрируя перед его лицом внушительные аргументы в виде крючковатых когтей. - Тебе лучше все-таки сказать мне, что было там. Пойми, что ты сам нарываешься на бой.
Да, Рэкар не привык сражаться с теми, кто был слабее его, но в этой ситуации он мог спокойно вытащить кишки картежника без угрызений совести. Причина была не только в шкатулке, но и в том, что еще за туз мог быть припасен в рукаве у него.
- Ну так что, будешь говорить? - северянин вопрошающе поднял бровь и поставил в нескольких дюймах от шеи парня свою когтистую лапу. Он не торопился, такие как Kruu умели ждать, ибо вся их жизнь зависела от одного умения - способности терпеть и выжидать.

+1

20

<<Река доброты » Зеркальное озеро (спустя около двух часов после "разговора").
Ветер в небесах сегодня особенно удался. Яростные его порывы буквально сбивали с пути, а ценная тушка, которую пепельный упрямо тащил, тащил и тащил вперед с мрачным видом, того и гляди грозилась выскользнуть из цепких когтей и улизнуть в никуда - упав с такой высоты от нее не осталось бы ничего, окромя мокрого места. Ну или мясной лужицы, которая, к тому же, наверняка разлетелась брызгами по округе... То еще зрелище, наверное, было бы.. Дракон даже покосился на землю под лапами.
Да нет, не бросит, конечно же.
Просто это выглядело бы презабавнейше. Особенно, если соверше-енно случайно уронить свою ношу на людское поселение - вот крику-то будет! А после еще и волна слухов и баек пойдет, превращаясь в местную легенду о благословении богов, Луны или еще чего и падающем с неба мясе, да, небось, с каждым годом еще и обрастать все новыми и новыми "подробностями" будет.
Чешуйчатый хмыкнул. Поудобнее перехватил лапы вепря и заложил лихой, - насколько вообще можно проделать такое, будучи нагруженным едва ли не до предела, - вираж, уклоняясь в нисходящий поток холодного воздуха и, словно по горке, скатываясь по нему много ниже: тут было потеплее, и ветер не так колюч. А то уже спина инеем покрылась - знаете ли, прохладно.
Под лапами по-прежнему появлялись и исчезали леса и поля, сменяя друг друга раз за разом. Мелькали небольшие деревеньки - отсюда выглядевшими совсем уж крошечными, на ладони бы поместились запросто. Эр-р-рх, а на деле дворов двадцать-тридцать, это если сощуриться и мельком посчитать квадратики-домишки, пока они не скроются за очередной серебристой змеей-речкой или лесным массивом.
Взмах, взмах - мышцы уже устали, на перепонку давит, давит, будто сама стихия хочет сбросить с себя крылатого ящера, освободиться от взмахов чудовищиных крыльев и быть свободной и неприкосновенной более. Интересно, а у птиц с этим как? У них же перья... Дракон чуть помотал головой - не время об этом задумываться. Город уже показался на линии горизонта и теперь стремительно приближался.
Еще минут десять, и вот он пересекает широкое поле и, недолетая до самих стен - хотя какие стены, о чем вы, право слово, - садится возле небольшого перелеска. Дальше лучше пешком, чтобы не так сильно люд и нелюд пугать. Все же дракон - это вам не мошка-крокозябра, а очень даже крупный сущ.
Да и не со двора же к таверне подходить, для таких дел и задний двор сгодится.
Пепельный фыркнул, перехватывая кабана поперек туловища пастью и, покряхтев несколько секунд и приноравливаясь к весу, перекинул того к поросям через хребет. Причем, тут же, моментально почувствовал себя ишаком, нагруженным, что говорится,  "по самое не хочу". Но делать нечего - осталось всего ничего, через лес по тропке звериной перейти, а там и таверна уже будет, как раз к ней и выйдет, получается. Пробурчав пару неласковых, серый вильнул хвостом из стороны в сторону, и, наконец-то, выдвинулся в свой поход, уже прикидывая, сколько гном готов будет заплатить за продовольствие.
И эти долбанные рога, весь путь поскрябывающие ему, Пеплу, по ребрам! Будь они не ладны.
И чтобы с ними еще кто-нибудь обяза-ательно помучался, ыргх! Хотя... зачем они вообще сдались?.. А, неважно. Главное, что за них Бумимир тоже будет обязан заплатить. Следовательно, у аэриса уже будет не пара медяшек, а более, чем достаточно, чтобы вдоволь пошататься в двуногом обличье по этим городишкам, сделанным явно не под драконий рост.
Шурх, шурх - листья под лапами упрямо шелестел, перебираясь и бросаясь врассыпную, стоило пепельному подойти ближе. Крылья его при ходьбе слегка приподнимались, придерживая ношу, и от этого от дракона слово постоянно расходились самостоятельными воздушные элементали.. Неправда, конечно, но все эти веселые вихри напоминают именно об этом.
Лес кончился внезапно, будто бы расступаясь в стороны и давая Архэлю остановиться и посмотреть на здание. Да, отстроили неплохо. И зелень повсюду - лепота. Тихо фыркнув, серый ящер тенью скользнул в сторону заднего двора: особо "светиться" ему что-то не хотелось. Вот только.... тут всякие пристройки эти, черт ногу лсомит, пока поймет, куда именно тут кричать-звать надо. Серый, покосившись в окошко второго этажа - хех, строят же: как раз его, пеплова спина, только начинает идти вровень с последней перекладиной окна первого, даже чуть выше... ну вот как в такой таверне можно остановиться, а? Он же в дверь не пройдет!
Пренебрежение какое-то прямо, ей небо.
Архэль мысленно усмехнулся - можно подумать, драконам требуется подобного рода услуга... Ан нет ведь, хочется иногда же глянуть, что там у других рас-народов, чем живут, что делают. Наверное, потому и создали властители небес магию с перевоплощением-иллюзией, которую от настоящего тела и не отличишь.
- Хозя-а-аи-и-иин, - зычно рыкнул дракон, замирая возле черного, - по его мнению, - хода, и, наконец-то, стягивая с себя добычу. Раз, два.. четыре, четверо молочных поросят, да особенно крупный кабан рядом. На его туше, к слову, скромно расположились осточертевшие рога, будь они не ладны.
Воздушный же зевнул и повел плечами - перелёт занял много сил и времени, пару часов лета, шутка ли. Потом чуть склонил голову набок.
Услышал его адресат, или нет?.. В любом случае, можно и прилечь пока, да глаза прикрыть. Какой-никакой,  а отдых.

0

21

Практически сразу разбойник ответил ликану:
- Отстань, - очередное незнакомое слово, но Амос быстро нашёл перевод в мыслях разбойника. - Не вмешивайся в чужие дела. Или же ты сам тоже с ним?
Амос не собирался отвечать. Его не интересовали суждения мародёра о себе, только мысли и действия. Кан углубился в изучение, при этом не теряя контроля над ситуацией "снаружи". Рэкар. Хм... Амос слышал легенды о бешеном варваре с таким же именем. Прекрасно зная, что обычно имена у них не повторяются, ликан пришёл к выводу, что этот мародёр он и есть. Хм... Ушёл из племени в поиск. Кан слегка удивился. Оказывается, что и у людей есть такое. Неужели слова для них не просто звуки, а кровные узы - не то, с чем можно не считаться? Но протянувшись чуть дальше, Амос нахмурился. Всё таки человеческие повадки не совместимы со словом "долг". Хоть мародёр и нашёл то, что искал, но он так и не собирается возвращаться обратно. Еле теплившийся в душе ликана маленький огонёк надежды, что люди не так безнадёжны как он считал, угас ещё сильнее. Амос беззвучно фыркнул.
Ковырнув мысли разбойника ещё раз, Кан озадачено остановился. Он нашёл то, что заставило Рэкара схватить картёжника. Возмущения в магическом плане этого мироздания. Причём в них разбойник ощущал нечто демонические. Амос вспомнил лёгкий запах и с удивлением посмотрел на картёжника. Нет, этот малец не ведает, что сделал. Что же случилось? Шкатулка? Предположение Амоса совпало с предположение разбойника. Ликан метнулся к мыслям картёжника. Странно. Кан почувствовал чьё-то ещё воздействие на мысли парня, которое ликан не заметил в первый контакт. Нечто иное и не поддающиеся прочтению. Амос удивился ещё сильнее. Блок был похож на те, что умели ставить менталисты, но этот был каким-то зыбким и не закрывал всего сознания от проникновения.
Последующие практически лихорадочные размышления ликана прервали действия разбойника. Рэкар поставил на пол картёжника и вдруг начало происходить нечто необъяснимое. Правая рука мародёра, которой он перестал держать парня, оставив сию обязанность другой, вдруг стала изменяться. По всей конечности стали появляться белые перья. Чуть позже на лопатке появился глаз, моргнувший и уставившийся на ликана. Значит легенды о варваре с нечеловеческими способностями не так уж сильно и приукрашены.
Рэкар повёл рукой перед лицом авантюриста и Амос увидел длинные птичьи когти.
- Я опустил тебя, мальчик. Тебе лучше все-таки сказать мне, что было там. Пойми, что ты сам нарываешься на бой, - проговорил разбойник и приставил изменённую руку ближе к картёжнику.
Ликан вновь скользнул по мыслям Рэкара. Разбойник не шутил. Это было точно. Он был совершенно непоколебим и собирался избавиться от шкатулки, спасая людей этой таверны. Амос мысленно усмехнулся. Разбойник спасает совершенно незнакомых ему людей. Неужели? Хотя нет. Гном мародёру был знаком. Но это не меняет суть дела. Рэкар приготовился убивать себе подобного. Ликан раздражённо моргнул. Ему надоело постигать логику людей. Убийство своего собрата в стае считалось практически высшим грехом, у которого нет прощения. У людей же такого не было.
Кан перескочил на мысли картёжника. Крейван. Он тоже не был против убийства. И для этого он собирался использовать какое-то устройство. Кан заинтересовался этим и углубился дальше в мысли авантюриста. Чуть позже выискивается и слово для предмета. "Пистолет". Перед глазами на мгновение встала картинка: устройство изрыгает огонь. Птица, летевшая в небе и на которую был направлен "пистолет", камнем падает вниз. Интересно. Магия? Очень похоже.
- Ну так что, будешь говорить? - проговорил Рэкар.
- Драки не будет, - предупредил Амос. Коготь указательного пальца быстро переместился на сонную артерию разбойника, а большого пальца - на болевую точку над лопаткой.
Одним из законов стаи было то, что нельзя убивать сверх меры. Смерть должна была постигать лишь тех, кто заслуживает её непосредственно сейчас. Убийство же "заранее" запрещалось. Амос понимал, что у людей такого нет. Но... Но ему просто надоело это терпеть.

Отредактировано Амос Кан (2011-10-14 10:23:45)

0

22

Гном молча наблюдал за небольшой стычкой, в которой его друг был несомненно зачинщиком, смиренно наливая остальным посетителям таверны. С Рэкаром это было уже не в первый раз на памяти гнома, поэтому он не обращал особого внимания.
- "Подерутся!" - "Знаю, но мы попробуем это исправить," - на лице Бумимира появилась небольшая улыбка, в глазах улавливалась некая хитрая затея.
- Хозя-а-аи-и-иин, - послышался рык с заднего двора.
- "Вряд ли это кто-то из посетителей," - усмехнулся гном - "Ну ладно, потом разнимем этих... Ведут себя как дети, ей Богу."
Гном подошел у другу.
- Я отойду на пару минут. Вижу как ты занят, но пригляди одним глазом за прилавком, -  Бумимир указал другу пальцем на стойку, после чего отправился на задний двор.
- "Никогда бы не подумал, что тот человек, с которым я договаривался о поставках пропитания, окажется драконом," - первое, что подумал гном, увидев у себя на заднем дворе Пепла.
- Так вот, как договаривались, вот по два золотых за маленького кабанчика и шесть за большого, и того четырнадцать. Ах, да забыл рога. Вот еще три золотых. Всего семнадцать. Хватит? - Бумимир еще раз четко пересчитал все деньги. Оказалось ровно столько, сколько он сказал.
Непонятно каким образом, но гном умудрился взвалить на себя всех мелких кабанчиков. Когда стал подходить к двери, оказалось, что она слишком маленькая, чтобы пропустить немалых размеров гнома с его огромной ношей. Обругав все на свете за потерю времени, он попытался пройти боком, но все-таки решил перекинуть их понемногу. Таким образом, перекидывая кабанов в каждую дверь, он таки донес их до кухни. Пришло время возвращаться за большим. С ним проблем было меньше. Он хоть и крупнее их в несколько раз, но один, Да и в дверь проходил без дюжего труда.
- Ты их даже подкоптил немного, я смотрю, - вернулся Бумимир к дракону, - За это могу накинуть еще две монеты, держи. - Бумимир отдал их Пепельному, распрощался и пошел в таверну.
Друг его еще стоял там с остальными участниками дебоша, но уже преобразил руку.
- "Дело пахнет жареным." - "Сейчас мы попытаемся это исправить," - фыркнул гном.
Он наполнил четыре кружки Багманским и двинулся в сторону сцепившихся. - Значит так, сейчас мы все выпьем! Вот вам за счет заведения, каждый о своей проблеме, и мы вместе посмеямся над этой нелепой ситацией! - Бумимир произнес это почти приказным тоном, на его лице можно было прочитать если не угрозу, то злость точно.

Отредактировано Бумимир (2011-10-17 12:08:06)

0

23

Офф - Вы хотели дуэли между двумя тварями? Прошу) В очередной раз извиняюсь за грубость в посте. Так же сделал развязку драки, чтобы та была более-менее честной.

Рэкар уже занес руку и был готов отсечь голову тому, кто осквернил таверну каким-то злодеянием, но тут что-то поменялось. Ему не хотелось марать руки об этого картежника-неудачника и к тому же, безоружного. Такое бы даже наверняка остальные сочли унизительным поступком. Нахмурив брови, Рэкар расслабился и ухмыльнулся уголком рта.
- Что же, коли ты и вправду не знаешь, что было там, - сказал он, отпуская человека второй рукой. - То ты можешь идти. А если ты соврал мне, то сам Азитзин найдет тебя, запомни мои слова. Бумимир, последи за этим, у меня тут один bote за спиной хочет зубы глотать.
- Ну как обычно, стараешься все без лишней грязи устроить, а ты опять на те же грабли встаешь. Смотри, чтобы хоть чисто было, - проворчал через причесанную бороду хозяин таверны, отводя картежника подальше от конфликта несогласных.
Естественно, Рэкар врал картежнику. Он никуда не отпускал его, а тот вряд ли сразу пуститься наутек, в крайнем случае его поймает Бумимир. Как только он разберется с Rama-mek, того будет ждать очередной разговор. И оставлять такую наглость - нападение со спины - он не мог простить никому, будь он трижды пьяный зверолюд. Чтобы высвободиться от надавленных когтей ликана, Рэкар, напрягшись и недолго думая, схватил рукой за палец, прикасавшийся к его шее и сжав его. Как он вообще смеет пытаться напасть? Какое ему дело до этого картежника? Может, именно он и выпустил эту магию и теперь пытается защитить невиновного? Все эти вопросы молнией пронеслись в голове северянина, но на них он решил не отвечать. Он и так использовал Дар, чтобы выпытать ответ из игрока, а этот зверолюд еще и имел наглость приготовится к атаке со спины. Слава богу, воин севера не в первый раз встречает подобных противников и высвободится из под когтей ликана ему ничего не стоило. Мощная рука Рэкара сдавила противника, словно тот был пушинкой и прижала его к стене. Глаза северянина полыхали ненавистью и желанием пролить кровь. И чем быстрее это произойдет, тем меньше Бумимиру придется платить за ремонт заведения.
- Послушай меня еще раз, ты, чучело мохнатое, - он скорее выплюнул эту фразу, чем произнес ее, не спуская взгляда с ликана. - Ты, похоже, решил, что можешь одолеть меня? Храбрый, но глупый поступок. Я сильнее и гораздо опытнее в драке, чем ты. Ты - ничто, кусок мяса, ничтожная грязь, по которой я пройдусь своими сапогами!
- Да неужели? И чем ты мне это докажешь, варвар? - ликан явно по-прежнему был готов защищать человека, да еще при этом опять решил оскорбить
Рэкар не в первый раз дрался в подобных заведениях и всегда выходил из подобных потасовок победителем: никто не обладал подобными навыками, чтобы справится даже с безоружным северянином. Даже был случай, когда он дрался со своим лучшим гномом и от таверны могли остаться одни руины, если бы бой вовремя не перешел на улицу. В подобных схватках Рэкар не держал себя, однако, в трактире Бумимира следовало быть осторожней с использованием Дара. В противном случае от милого заведения останутся только камни. 
Лапа Рэкара описала смертоносную дугу, желая снести неожиданному противнику голову, но вместо этого на пол полетели щепки, а ликан оказался снова за спиной мародера. Последний, заметив это перемещение глазом сзади, другая рука тут же направилась на встречу с мордой противника, но тот опять увернулся. У Рэкара была ярость и мощь его руки, в то время как у безымянного ликана была звериная ловкость и сила. Оба противника были довольно сильны, но отступаться от своего никто не был намерен. 
- Неплохо для человека, варвар, - произнес наконец Rama-mek, смотря синими глазами на Рэкара.
- Я могу и лучше, Krakra, - ответил мародер и издевательски поманил противника к себе. Он был готов дать бой прямо сейчас.

Отредактировано Рэкар (2011-10-22 00:46:33)

0

24

My apologize|Thank you for understanding

Привет!
Как видете, я вернулся. Я дико извиняюсь за то, что покинул вас на целый месяц. И ещё больше извиняюсь за то, что не предупредил о своём отсутствии. Мне действительно стыдно, ибо я привык считать себя человеком ответственным, а тут как квестмастер проявил чудеса безответственности. Я не хочу оправдаваться и говорить, что у меня были уважительные причины. Могу лишь казать, что я обещал вернуться ещё в четверг, но попал в больницу, и написать у меня действительно появилась возможность только сейчас. Надеюсь, вы не в обиде на меня!
Спасибо за понимание!

- Ты врёшь, дурак! – прошептал варвар, глядя прямо в глаза Крейвану, - Знал ты, не знал, что там, но ты выпустил оттуда что-то. И лучше бы тебе, клянусь перьями Азитзина, вернуть это в шкатулку. Меня не волнуют драгоценности, bote, там было что-то иное, что не должно быть в мире живых...
Из всего этого бреда путешественник уловил только то, что его противнику действительно не нужны были деньги, а следовательно он либо законченный псих (о чём вопияло его поведение), либо шкатулка действительно была не так проста.
- Отстань, Rama-mek, не вмешивайся в чужие дела, - северянин дёрнул плечом, пытаясь сбросить лапу ликана, - Или же ты сам тоже с ним?
«Всё интереснее и интереснее!» - усмехнулся про себя игрок, хотя ситуация и не располагала к смеху.
Внезапно произошло что-то странное, даже на фоне всего происходящего. Воин убрал одну руку с шеи шулера и поставил его на землю. У того уже было промелькнула в голове мысль  пристрелить наглеца и отправится вон из этой таверны, но тут рука варвара начала превращаться в… во что-то!
Она посинела и покрылась чередой белоснежных перьев. Пальцы вытянулись и преобразовались в когти, которым позавидует даже адская гончая.
- Я опустил тебя, мальчик, - ухмыльнулся северянин, демонстрируя свою изменённую руку и как бы намекая, что случится с теми, кто откажется играть по его правилам, - Тебе лучше все-таки сказать мне, что было там. Пойми, что ты сам нарываешься на бой.
Странный набор чувств перемешался в душе Крейвана: страх, ужас, удивление и желание плюнуть в лицо врага. Или же вообще продырявить ему башку выстрелом из пистолета. Однако бродяга понимал, что даже мгновенно погибший варвар успеет рефлекторно выпустить ему кишки. Было ещё одно желание: сказать этому чокнутому всё, что он хочет и навсегда покинуть эту таверну. Только вот, что сказать?
- Ну так что, будешь говорить? - северянин вопрошающе поднял бровь и поставил в нескольких дюймах от шеи парня свою когтистую лапу.
Нужно было что-то предпринять. Срочно. Придумать что-нибудь, обмануть его. Но почему-то в этот момент фантазия, неоднократно спасавшая Крейвану жизнь, объявила забастовку.
Ситуацию опять спас ликан.
- Драки не будет, – категорично отрезал он и переместил коготь к сонной артерии северянина.
Тем временем к месту потасовки подобрался куда-то пропавший до этого хозяин. Он был явно не доволен, даже зол, но нёс четыре наполненные до краёв кружки своего любимого Багманского.
- Значит так, сейчас мы все выпьем! Вот вам за счет заведения, каждый расскажет о своей проблеме, и мы вместе посмеемся над этой нелепой ситуацией! – выпалил он приказным тоном, но никто не слушал его.
- Что же, коли ты и вправду не знаешь, что было там, то ты можешь идти. А если ты соврал мне, то сам Азитзин найдет тебя, запомни мои слова. Бумимир, последи за этим, у меня тут один bote за спиной хочет зубы глотать.
Варвар отпустил Крейвана и передал его на попечительство гнома. Бродяга враждебно посмотрел на северянина, давая ему понять, что не забудет обиды, но того это мало волновало.
- Идём, парень! – оттаскивал его Бумимир от места драки. – На вот тебе Багманского! Выпей, легче станет!
Хозяин усадил путника за удалённый от эпицентра событий столик и поспешил вернуться к варвару и ликану, которые продолжали выяснять отношения.
Крейван оглядел глазами посетителей. Пропал только один: тот самый усатый торговец со шкатулкой. Шулер грязно выругался, поставил кружку с недопитым Багманским на стол и поспешил покинуть заведение. Но прямо перед выходом он заметил, как перед его глазами промелькнула какая-то тень. Крейван не успел среагировать, и что-то отправило его в полёт через весь зал. Шулер приземлился на стол, за которым ни в чём не повинные торговцы попивали сок. Стол опрокинулся, Крейван кувыркнулся и весьма болезненно упал на спину. Он ещё раз громко выругался. Но тут он почувствовал прикосновение чьих-то рук. Это была больше поддержка, чем захват с целью удержать, но первая попытка вырваться, тем не менее, провалилась.
- Тихо, тихо… - Прошептал чей-то голос ему на ухо, - Я не причиню тебе вреда! Мне нужна твоя помощь! Смотри, те двоя того гляди убьют друг друга…
Действительно, ликан и варвар уже оживлённо размахивали когтистыми лапами на другой части зала. Бумимир в нерешительности мялся рядом, что-то грозно выкрикивая.
- Помоги мне обезвредить их обоих, но не убивая. Тем самым ты отомстишь варвару и получишь от меня награду сверху!
Крейван задумался. Второй раз за сегодня он получил удар в спину и не смог отомстить обидчику. Ну уж нет, это не в его стиле!
- Асха, что было в этой чёртовой шкатулки? – обратился он к хранителю, игнорирую собеседника.
- А я откуда знаю? Я тебе Хранитель, а не Всевидящее Око! И вообще, я говорила, что ничего хорошего!
- Ну так как, идёт? – говоривший чуть ослабил хватку. Шулер воспользовался этим. Почти одновременно он ударил собеседника головой и локтём вырвался, развернулся, добавил кулаком по лицу и отправил в такой же полёт телекинетическим толчком.
- Прости, но я играю по своим правилам! – обратился парень к существу, которого даже не успел толком разглядеть.
В драке северянина и зверолюда произошла небольшая пауза.
- Хей? – окликнул Крейван музыкантов, которые уже спешили покинуть инструменты, - Музыку!
Он кинул им свои последние деньги, и таверну наполнила весёлая, быстрая мелодия!
- А теперь пришла пора вернуть должок ликану! – прошептал он и бросился в бой.
***
Существо поднялось и стряхнуло с себя пыль. Такой подлой атаки от  шулера оно не ожидало, хотя должно было. Тем временем бродяга уже бросился в бой.
Эта работа становилась всё сложнее и сложнее! Кого же выбрал Дух? Варвара, пытающегося защитить невинных, не заботясь о методах и даже не зная, от чего он их защищает? Ликана, который, несмотря на свойственное для своей расы безразличие к делам человеческим, вступился за картёжника? Или же парня, неспособного простить обиду и готового рисковать жизнью ради того, чтобы вернуть долг жизни зверолюду? А может Дух выбрал кого-то, кто ещё не успел показать себя?
И как, тьма тебя подери, сделать, чтобы эти трое случайно не убили носителя Греха?
Существо полностью осознавала сложность поставленной перед собой задачи…

0

25

Офф|Да-да, всё так

Мной немного поуправляли, дайте и я тоже побалуюсь. :)

Амос ждал ответа варвара, попутно наблюдая за его мыслями. И тут случилось совершенно непостижимое. На пару мгновений ментальный контакт с мародёром прервался как будто смытый быстрым потоком воды. Совершенно не понимая, что к чему, ликан удивлённо уставился в затылок Рэкара. Связь отказывалась восстанавливаться. Неужели разбойник умеет работать со своими мыслями? Амос удивился ещё сильнее. Он при предыдущих контактах не чувствовал этого и был совершенно уверен, что варвар не менталист.
Пока Кан был ошарашен столь неожиданным происшествием, разбойник отпустил картёжника и передал в руки подоспевшего к ним хозяина трактира. Ни что говорил гном, ни что говорил варвар ликан не запомнил. Настолько он был удивлён. Попытки заново проникнуть в мысли Рэкара не позволили Амосу среагировать на действия мародёра. Очнулся ликан только когда уже был прижат к стене.
- Послушай меня еще раз, ты, чучело мохнатое. Ты, похоже, решил, что можешь одолеть меня? Храбрый, но глупый поступок. Я сильнее и гораздо опытнее в драке, чем ты. Ты - ничто, кусок мяса, ничтожная грязь, по которой я пройдусь своими сапогами! - воинственно проговорил ликану Рэкар.
И тут случилось то, чего Амос пытался добиться уже некоторое время. Контакт вернулся. Странно, но, как на всякий случай проверил Кан, Рэкар не был менталистом. Хотя, это уже не так волновало ликана, как то, что варвар приготовился выпустить из Амоса жизнь. Сосредоточившись, Кан ответил:
- Да неужели? И чем ты мне это докажешь, варвар?
Ответом на вопрос для ликана стал удар изменённой рукой Рэкара. В принципе, другого ожидать и не приходилось, поэтому Амос в несколько быстрых движений выскочил из ловушки между стеной и разбойником и оказался за спиной у последнего. В свою очередь и оттуда ликану пришлось отпрыгнуть, дабы избежать удара другой рукой.
Где-то с другой стороны таверны послышался грохот. Видимо, картёжник опять попал в какие-то неприятности. Мысленно обругав неуёмного человека, а заодно и весь человеческий род, Амос в одно движение снял плащ и откинул его в сторону, чуть не попав в гнома, крутившегося неподалёку от драки и что-то выкрикивающего, видимо, пытаясь остановить потасовку. Не обращая внимания на шум, Кан запустил когти в мешочек с ядом.
- Неплохо для человека, варвар, - сказал Амос, внимательно наблюдая за мародёром.
- Я могу и лучше, - подзывая рукой, ответил Рэкар, вновь добавив незнакомое слово, которое Амос, используя знания с предыдущего контакта, расшифровал как "враг". Сейчас же ликан находился достаточно далеко, чтобы читать мысли и ему было несколько неуютно от этого. Хотя, всё таки, кое-что Кан да и запомнил, чем решил воспользоваться, желая заставить варвара приблизиться самому, а не ожидать в отдалении.
- Но всё равно это не то, что я ожидал от тебя, Рэ, - сказал Амос голосом отца мародёра. - Да, брат, что с тобой случилось? Неужели стареешь? Теряешь сноровку? - добавил ликан уже голосом брата своего оппонента.
Кан изготовился к новой волне драки и поманил к себе варвара когтём, измазанным в тускло блестящей зеленоватой и вязкой жидкости. Раз начал, значит надо и закончить.
Варвар, явно оскорблённый таким обращением, что-то выкрикнул и бросился на Амоса. От первых нескольких ударов, нацеленных в голову и торс, ликан предпочёл уклониться, понемногу отступая от напирающего варвара. Последовавший после этого резкий выпад когтистой лапой разбойника, Кану пришлось отклонить, уведя руку оппонента выше своей головы. За это ему сразу же пришлось поплатился тычком от другой руки в плечо, оттолкнувшего Амоса на пару шагов вбок. Варвар, довольный попаданием, поспешил закрепить успех и бросился на ликана, махнув изменённой рукой по широкой дуге. Сориентировавшемуся Кану пришлось спиной перекувыркнуться через стол, оказавшийся как раз сзади. Удар разбойника прошёлся мимо. Оказавшись по ту сторону, Амос схватился за край стола и резко дёрнул вверх и от себя, опрокидывая его на подошедшего ближе мародёра. Рэкар, немного отшатнувшись, остановил стол и злобно уставился на ликана.
- Хватит убегать, зверь! Сражайся и умри! Или ты меня боишься?! - выкрикнул он, отталкивая стол в сторону.
Тут к месту драки подоспел картёжник. Амос недовольно посмотрел на Крейвана. Ликан удивился, как этого неспокойного человека не убили до нынешнего момента. Кан вспомнил неполный ментальный барьер. Возможно, этот человек не так прост, как выглядит на первый взгляд.

Отредактировано Амос Кан (2011-12-09 10:04:47)

0

26

Удар наискосок, ответный удар, серия легких движений в сторону живота противника. Рэкар пока что сражался почти в полную силу, так как это подразумевал Дар Дикого. Используя его, Kruu нападал с звериной ловкостью и с ней же уворачивался от медлительных ударов мечей. В таком состоянии любой мог бы распилить когтями даже рыцаря в полном облачении, вынимая из него все внутренности и кости. Можно было заставить жертву истекать кровью, пока та не упадет и не умрет от мучительной смерти.
Мародер продолжал атаковать, но его противник был явно неплохим воином, ибо пока что он пока что умудрялся уворачиваться от всех ударов. Возможно, ему просто улыбнулись боги или же Рэкар стал стареть. Обычно Kruu редко доживали до такого возраста и по разным причинам. Кто-то погибал в великой схватке с южанами, кто-то был отравлен из зависти родичами, кто-то сходил с ума и сводил счеты с жизнью. Быть тем, кем восхищались и боялись твои соплеменники - довольно нечастое дело. Такой чести удостаивались только вожди, но Kruu редко ими становились. Они были оружием, мечом, инструментом, которым племена разили врагов направо и налево. И еще наличие такого воителя говорило о том, что 
- Но всё равно это не то, что я ожидал от тебя, Рэ, - сказал ликан голосом отца мародёра. - Да, брат, что с тобой случилось? Неужели стареешь? Теряешь сноровку? - добавил ликан уже голосом брата своего оппонента. Такого унизительного удара еще никто не смел наносить ему, да и осквернение своих сородичей считалось непростительным. Северянин в приступе ярости стал выкрикивать проклятия в сторону ликана и двигаться на него, желая выпотрошить слишком зазнавшейся мешок мяса. Он сразу же сделал удар измененной рукой, дабы отвлечь его и тут же атаковал кулаком вбок. Желая тут же добить врага, Рэкар взмахнул второй рукой, но противник снова ускользнул от удара. Тут же на него упал стол, который ликан так ловко сбросил на него. А стол оказался в разы тяжелее, чем ожидал мародер, но он вскоре выбрался из него.
- Хватит убегать, зверь! Сражайся и умри! Или ты меня боишься?! - выкрикнул он, отталкивая стол в сторону. Но стоило ему приблизится  к ликану, как к бою присоединился тот, кого только что могла настигнуть смерть от руки Рэкара. У этого мелкого нагнеца еще хватало смелости присоединится к противнику варвара, что еще сильнее убеждало, что эти двое - друзья и замышляют что-то совершить.
- Придурок! Думаешь, что он тебя защитит? Я ведь дал тебе шанс убежать, bote, - рыкнул Рэкар в сторону картежника, в котором стал закипать гнев и агрессия. - Если хочешь помочь ему - свали с дороги и не вякай.
"Надеюсь, мой славный Vode, ты знаешь, что должен делать", - подумал про Бумимира северянин, одновременно читая молитву Азитзину. Силы уходили быстро, а времени, чтобы сокрушить врага без ущерба себе становилось все меньше.

0

27

Гнома ни чуть не удивил отказ от его предложения мирно решить все проблемы, он чувствовал накал страстей, понимал, что драки избежать не удастся. «Ну что ж, чему быть, того не миновать» - подумал Бумимир. Но вмешиваться пока не пытался – он был не очень-то готов к этому. Топоры были далеко, а броня и вовсе была закована под ключ. Именно по этой причине он, после того как отсадил Крейвана за отдельный столик, сначала крутился вокруг воинственно настроенных существ в нерешительности. Но после того, как по таверне залетали столы и картежники, мирный дух гнома явно спасовал, открывая дорогу маленькому, разъяренному разрушителю. Гномы, по сути своей, – собственники, и очень ревностно относятся к своему имуществу, и Бумимир, плюс ко всему, был владельцем таверны – и позволить каким-то шавкам, бродягам, громить ЕГО таверну, он допустить не мог. Большое сердце в маленьком теле загорелось багровой звездочкой ярости, взращенной металлическим солнцем в лабиринтах горного замка Казад-Дамаз, выкованной в его великих кузницах лучшим из топоров, лучшим из оружий. Гномья ярость, ярость малочисленного, но Гордого народа, Гордого своей Гордостью, и именно эта, бородатая ярость полилась из его, обычно добрых, глаз хищным светом.
«Ну все! – говорил нам весь вид разозленного дворфа – на равнины спускается ЯРОСТЬ ГОР!». Гном дернулся к стойке, под которой у него, для безопасности, лежало все его вооружение. Схватил метательную секирку, хорошенько замахнулся и, уличив момент, когда все участники драки, коих уже было трое, не считая Бумимира, встали почти в ряд, метнул ее в их сторону. Секира чудом не задела всех троих. Гном настолько четко все рассчитал, что в замедленном повторе можно было заметить, как от каждого из драчунов был отсечен клок волос. Далее секира благополучно осталась в стене, войдя на приличную глубину.
-Значит так, многоуважаемые посетители могут остаться, а те, кого привлекает идея вмешаться в драку, да и самих воинствующих прошу удалиться из таверны.
Бумимир поспешно вытащил из под стойки топор и щит, в разы улучшив свой внешний вид с «разяренно-воинствующего» до «утрашающе-воинственного». Отблеск солнца прошел по сплаву мифрила на щите и зайчиком пробежался по всему заведению. Вслед за лучом по сердцам посетителей прокатился шум боем, виданных этой сталью. В воздухе завитал свист летящих стрел, лязг мечей, бьющихся о всевозможные доспехи, шум рвущихся кольчуг, треск ломающихся топорищ, хруст черепов, трещащих об булавы и щиты.
-Я понятно изъясняюсь? – вопрос, звучащий одновременно и как угроза и как утверждение, не подразумевающее обсуждений.
Бумимир грозно ударил тыльной стороной топора по щиту, от чего по залу пронеслось грозное «буууум», отбивающее всякое желание перечить крепко сбитому сыну гор.

Отредактировано Бумимир (2011-11-22 15:14:40)

0

28

Задорный ритм музыки заставил Крейвана улыбнуться. Его фигура грациозно преодолела расстояние до сражающихся, запрыгнула на стол, оттолкнулась от него, готовясь нанести смертельный, рубящий удар в полёте. Но варвар был не лыком шит.  Он отскочил на несколько шагов, так, чтобы ликан не смог его достать и рассёк резким движением руки живот ещё летящего авантюриста. Но не раздался крик боли, и не упало окровавленное тело под ноги северянину. Игрок просто… испарился!
- Неплохой фокус! – одобрила Асха.
- Я знаю и лучше! – усмехнулся Крейван. Хотя этот действительно был одним из его любимых и самых сложных в магическом плане. После того, как Рэкар высказал всё, что думает о бродяге, но вновь был отвлечён атаками зверолюда, картёжник спрятался за ближайший опрокинутый стол и создал свою полуматериальную копию. Да, она пропускала через себя свет, впрочем, и любой маг мгновенно заметил бы замену. Но воин во время драки легко клюнул на наживку.
Пришло время вступить в бой во плоти! Крейван выхватил пистолет и попытался прицелиться в ногу дикаря.
Тем временем ликан не терял времени даром! Он воспользовался лёгким замешательством варвара, чтобы приблизиться к нему на необходимое для удара расстояние. Не понятно как, но варвар успел среагировать и оттолкнуть его обычной, человечье рукой. Человек-волк потерял равновесие и повалился на пол.
«Дьявол!» - выругался про себя Крейван. В шкатулке действительно что-то было. Не могла она быть пустой. Но только северянин догадывался, что именно. А застрелить его сейчас, означало лишиться важного ключика к решению этой загадки. Если же выстрелить в ногу или руку, то это пусть и частично обезвредит воина, но ликана, который рисковал жизнью из-за бродяги, это не спасёт.
Убирая пистолет обратно в кобуру и выхватывая меч, Крейван бросился спасать своего нового друга. Как раз вовремя! Сжимая оружие двумя руками, он едва сумел остановить удар одной трансформированной руки северянина. Тот продолжал давить. Крейван с трудом удерживал его.
В глазах авантюриста горел вызов. Хитрая улыбка не спадала с лица. В голове играли весёлые ритмы скрипки.
- А тебя не учили сначала разбираться в сути дела, перед тем, как подключать клешню?
На лице варвара промелькнула выражение не то удивление, не то умиления. По его нормальной руке стекала кровь. Видимо ликан всё-таки успел задеть его.
- Ты глупец, если смеешь недооценивать могущество Kruu! И ты умрёшь!
- Правда? А я-то надеялся прожить вечность другую на солнечной полянке в компании симпатичных дриадок!
В ответ варвар как-то странно зарычал сквозь зубы. Его когти сомкнулись на стали меча. Послышался скрип металла. И тут воин резко дёрнул руку. Крейван был не в силах удержать оружие; оно вонзилось в потолок.
Но тут ударом задних лап (ног) очнувшийся зверолюд отправил северянина в полёт до ближайшего столика. Он поспешил отгородить обезоруженного картёжника от воина, тем самым, не давая Крейвану использовать пистолет.
Тем временем, Бумимир, про которого уже все забыли, выхватил метательную секиру и кинул её так, что она пролетела прямо над головами всех дерущихся и вонзилась в стену прямо возле музыкантов. Те изумлённо замолчали. Несомненно, гном выбрал очень эффектный способ обратить на себя внимание.
-Значит так, многоуважаемые посетители могут остаться, а те, кого привлекает идея вмешаться в драку, да и самих воинствующих прошу удалиться из таверны! – провозгласил трактирщик не терпящим возражений голосом. Для пущей убедительности он вытащил из под стойки оружие, вид которого вдохновлял и пугал одновременно даже Крейвана…
-Я понятно изъясняюсь? – уточнил гном и ударил тыльной стороной топора по щиту так, что даже мёртвые в этот момент проснулись бы.
Крейван был в замешательстве. Он бы и рад уйти, но  со шкатулкой действительно происходило что-то не то. Что-то, что могло затронуть и его самого…
Трудно было сказать, о чём думал ликан, но судя по всему, его терзали сходные мысли.
Что же касается Рэкара, то он выглядел как-то странно: его руки и ноги дрожали, на лице застыла странная гримаса.
Ещё раз взглянув на гнома, бродяга решил, что ему на самом деле лучше покинуть заведение. Но тут гробовую тишину таверны наполнил новый звук. Кто-то аплодировал. И непонятно, Бумимиру ли и его яркой речи или же драчунам.
- Браво! – Раздался голос. И Крейван узнал его…

0

29

НИП|Закрыть

http://uploads.ru/t/2/r/n/2rnOJ.jpg

Питер Мэнцворт - юноша двадцати пяти лет, брюнет, волосы длинные, собраны в хвост и перехвачены повязкой, что придает ему немного бандитский вид, одет в болотного цвета рубаху и просторные штаны, перехваченные кожаным поясом с металлической накладкой. Принадлежит к секте "Крик Луны", странствующий музыкант и путешественник по своей натуре. Авантюрист, но издали может показаться циником и пофигистом. Это не совсем так - хоть к окружающей его обстановке и ситуации не проявляет и малейшей толики интереса, но к своей работе относится с уважением и полной отдачей... Но кошелек от этого не всегда полон, поэтому иногда прибегает к воровству. В результате нескольких довольно серьезных передряг открыл в себе недюжинную ловкость и изворотливость, хотя и умом природа паренька тоже не обделила. Маг, но это скорее как хобби, а не основное призвание: может перемещаться в места, которые видел и был в них ранее, как атакующее и защитное средство использует цепи. Их огромное количество: на поясе, в одежде, в украшениях, многие вообще не видны глазу. Их Питер использует по своей прихоти, от слежки до подчинения людей, так как через цепочки ментальные заклинания ему удается передавать лучше, чем напрямую. Как боец так-себе, оружие не сильно любит и принимает, но хорош в рукопашном бою.

Оффтоп|Закрыть

Привыкайте, я маленькие посты не пишу)) ^^ Постаралась не упустить деталей.

- Браво! - гитарист, все это время спокойно перебирающий струны в отдалении от разгорающегося костра типичной драки в таверне, вдруг отложил гитару в сторону и принялся аплодировать участникам перепалки.  - Браво, господа! Я бы с удовольствием еще понаблюдал за вашим представлением, но время меня поджимает все сильнее и сильнее, увы...

                                                                              *****

- Вот кой черт меня дернул? Ну вот зачем? - Питер брел по каменистому берегу, с ворчанием крутя в озябших руках потрепанную карту. - Только вот выходной выдался, ан нет, и то сдернули, гребаные сектанты...
Да уж, с подобными эпитетами он явно погорячился... Сам ведь такой же, черт подери, "гребаный сектант". И ведь теперь и не вспомнить, что дернуло принять приглашение от Д'Эроски и присоединиться. Личная выгода? Не-а, какая тут выгода - малейший просчет, и шкуру сдерут в два счета. Деньги? Дохода ноль, одни минусы, да и работа есть, причем приличная работа: устроится штатным гитаристом в новую меридианскую таверну - это вам не хухры-мухры, да и хозяин не кто-то, а представитель гномьей общины, что уже само по себе было залогом стабильного дохода. Тогда что же? Интерес? Любовь к переделкам и аферам?
- Черт бы побрал мой скверный характер, - закутавшись поплотнее в плащ, брюнет пробирался дальше по скалам, ища свою цель. Да, на сей раз он понадобился им, секте "Крик Луны", чтобы выследить одну фишку и проследить за ее сохранностью, а затем доставить ее к главе, если все пройдет по плану. Питер слышал от связных про аферу с людскими грехами, но не представлял себе, как этой штукой вообще можно рулить по своей воле. Но, как говорится, приказ есть приказ...
  Зачем вытащили именно его, спрашивается? Из-за способностей, что ли? Да ну, бросьте... Питер конечно мог похвастаться тем, что имея при себе карту он мог перемещаться по местам, которые видел ранее и в которых был, благо, дух странника еще жив, ей-богу... Его зачарованные цепи? Ну да, музыкант холил и лелеял зачарованные цепочки из серебра и прочих металлов, которые с такой любовью прятал с помощью магии вокруг себя. Охранные чары есть охранные чары, да и паренек не мог сказать, что это была абсолютная лишняя в жизни способность: нападающего легко скрутить, да и подчинить парочку торгашей своей воле не мешало, когда кошель пустел практически под ноль. Воровство это не оправдывало, но "не пойман - не вор", а жертвы наглого грабежа не помнили вообще, магия работала, как хорошо слаженный механизм. К слову так: цепи очень легко передавали жертве подчиняющие заклятия...
  Внезапно одна из цепей, висевших на шее у задумавшегося Питера, резко потяжелела и начала притягивать парня к земле. Поперхнувшись от неожиданности, юноша припал к земле, чуть не впечатавшись в ближайшую скалу, когда краем глаза разглядел фигуру в темном плаще, выходящую из покосившейся хижины, к которой Питер так стремился. А фигура тем временем удалялась в направлении города, волоча на себе мешок, к которому цепочка на шее так и тянула незадачливого брюнета.
- Проклятье, меня опередили, - выругался парень, дезактивируя поисковое заклинание. - Ну ничего, ловись рыбка большая и маленькая...
Отстегнув тоненькую, весьма потертую бронзовую цепь от пояса, Питер прошептал пару слов и опустил ее на землю, в результате чего та резво, на змеиный манер отправилась вслед за "грабителем". Хитрая улыбка с лица юноши отказывалась сходить напрочь.
- Сейчас мы проверим, куда наша птичка полетела...

                                                                              *****

- Это что, шутка?! - сидя в придорожных кустах, Питер наблюдал, как его "объект" входит в хорошо знакомую незадачливому сыщику таверну с вывеской "Гарцующий пони". - Да если бы я знал, на что потрачу свой выходной, послал бы Рико куда подальше!! Отбой.
  Чертыхаясь и вытаскивая из плаща цепкие листья, юноша подошел к окну таверны, наблюдая за тем, как "фигура в темном" выпрашивает ключи от комнаты у хозяина, Бумимира. Гном распивал эль с каким-то неизвестным Питеру бугаем, но если распивал в такое позднее время, значит, эта гора мышц была явно хозяйским знакомым. Сама же фигура оказалась довольно смазливым на вид пареньком в кожаном плаще, и хоть слов за стеклом и не было слышно, Питер чуял, что этот субъект представитель его типажа. Если проще - плут, картежник и гуляка. "Если это так, а шкатулка с грехом пока еще закрыта, то открыть ее будет легче легкого," - усмехнулся парень. Как раз в его смену в таверне собиралась троица заядлых картежников, поэтому заманить жертву в ловушку азарта будет плевым делом: по информации, предоставленной Д'Эроской, в шкатулке сидела Гордость, а она кипит сильнее всего при проигрышах. Одна проблема: носителя будет вычислить сложновато... "Ничего, выкрутимся... Пару марионеток в мою пользу не помешает."
  Понаблюдав, в какой комнате остановился постоялец, Питер обогнул таверну сбоку и вошел в небольшой парк, уныло бряцая цепочками на поясе. К мелодичному звону примешивалось другое, гораздо более сильное бренчание, но паренек не обращал на него никакого внимания. Подойдя к стене и отодвинув рукой завесу плюща, Питер снял с пояса кольцо, на котором висел небольшой ключ и отпер им небольшую дверь в каморку, спрятанную от посторонних глаз. Каморка, любезно предоставленная хозяином таверны для странствующих музыкантов, служила им прибежищем на время рабочей смены.
- Ночки, Грэй, - приветливо махнул Питер скрипачу, перетягивающему струны на инструменте и закрыл за собой дубовую дверь.
- Аааа, вот и бродяга Питер вернулся! Что, работенка какая перепала? - усмехнулся скрипач, не отвлекаясь от своего занятия.
- Да какая там к черту работа, мутатень одна, - выругался паренек, скидывая с себя шерстяной плащ. - Знал бы, ни за что не выполз на улицу сегодня, дрых бы целый день кверху лапами.
- Готов к завтрашнему марш-броску? - по-прежнему не отвлекаясь на ворчание напарника, спросил Грей. - Или я один выйду на плацдарм, рискуя быть закиданным тухлыми помидорами? Без твоей гитары мое пиликанье - просто ничто.
- Да не бойся, выйду я, выйду... Фигушки ты получишь двойную выручку завтра, - рассмеялся Питер, заваливаясь на кровать. - Все, я спать, до завтра.
  Увы, но этими словами "выходной" сектанта не закончился. Как только часы где-то в глубине таверны пробили два часа ночи, Питер тихонько выскользнул из каморки через дверь, ведущую прямиком в таверну. Свечи уже не горели, хозяин точно отправился спать, но вести себя нужно было предельно осторожно - мало ли, кто по пути попадется, а одно дельце еще оставалось, и отлагательств оно не не требовало. Прокравшись в основной зал таверны, юноша огляделся на предмет посторонних, а затем поравнялся с барной стойкой. На небольшом возвышении весь зал был как на ладони. "Надо отловить парочку марионеток в свои сети, если что-то пойдет не так... Картежники обычно сидят в конце зала, за отдельным столом, а тот торгаш, которого я обокрал разок, завсегдатай и играет лучше всех... Значит, беру его под контроль, провокатор есть. Наше с Грэем место у самого входа, обзор хороший, ничего менять не буду, вот только... Надо ли Грэя брать под контроль с помощью цепи? Нет, не думаю, он тут вообще не при чем," - беспардонно усевшись на барной стойке, Питер сверял обстановку обеденного зала таверны с небольшим клочком бумаги у себя в руках - "Значит, так: торгаша беру на себя, остальных по ходу дела "завербуем", так сказать..."
  Упрятав бумажку в карман просторных брюк, брюнет спрыгнул с барной стойки, озадаченно оглядывая помещение. Особого выбора не было в плане поведения, да и запас заклинаний у юноши был не так богат, как хотелось бы, но его владение имеющимися пока что хватало для успешной победы. Покосившись на кожаный пояс, увешанный на первый взгляд самыми обычными цепями всевозможных толщин и материалов, Питер начал выбирать. Взгляд упал на конец толстой цепи, приколотой к поясу, но ее паренек тут же упрятал обратно под болотную рубаху. "Ее только в крайнем случае," - подумал гитарист, снимая с пояса другую цепочку, средней толщины, и проведя по ней ладонью. - "Вот эта в самый раз. Дамасская сталь, достаточно толстая, чтобы удержать человека... Отлично!". С этой мыслью Питер потянул отрезок цепи в двадцать сантиметров в стороны, словно сырое тесто, и цепь начала становится длиннее, издавая едва слышное бряцанье.
- Была ни была... Ловушка для питона! - стараясь не разбудить постояльцев ненароком, юноша начал читать заклинание, краем глаза следя за цепью, образующую паутину в зале таверны, и за проходами, которые к счастью пустовали. Когда заклинание было закончено, Питер провел ладонью в воздухе, и цепи скрылись из виду, словно блестящей паутины, сделанной огромным пауком, нет и в помине.
- Осталась самая малость...

                                                                            *****

- Простите меня, хозяин, признаюсь, виноват в этой потасовке, - Питер поклонился Бумимиру, высказывая свое почтение, но подойти ближе не рискнул, учитывая настрой гнома и его облачение. - У меня есть работа, которая оказалась важнее. Расходы вам возмещу.
  Паренек стоял на месте, наглым взглядом изучая присутствующих: спина была немного сгорблена из-за долгого сидения с гитарой, руки гитарист благоразумно спрятал в карманах, но внутри все бушевало, несмотря на внешнее спокойствие. "Так, попытаемся собрать мысли и здраво все анализировать: волчара силен, пытался подлезть в мои мысли через торгаша, его держать на расстоянии. Хозяин тут вообще не причем, да и то, что он носитель, под большим сомнением. Остаются бугай и картежник. Бугая трясет, признак или не признак, не знаю. Картежник... Вызывающий тип, его монетки я еще припомню, я не личный аккомпанемент... Остается... Диалог?"
- Предлагаю переговоры, - вытащив руки из карманов, пробурчал Питер. - Мне просто нужен тот, у кого есть кое-что из этой шкатулки.
Словно доказательство своих слов, гитарист продемонстрировал резную шкатулку, с которой вроде как убежал торговец. Просто мало кто учел, если вообще знал, что торгаш - дело рук самого Питера. Впрочем, как и все остальные. За исключением Грэя, которого уже благополучно выпихнули на улицу. Поэтому наличие шкатулки в руках брюнета объяснялось очень легко.
- Клянусь, нам никто не помешает, говорите смело, - улыбнулся Питер.
  В ту же секунду все другие посетители таверны, не относящиеся к участникам происшествия, рухнули на пол, упали на стулья, словно сломанные марионетки: фигура в капюшоне, картежники, балагуры... Все тут же стихло. Разве что только звон цепей разбавлял тишину...

Отредактировано Безымянный (2011-12-08 19:53:48)

0

30

Драка, остановившаяся на пару секунд для обмена гневными репликами, возобновилась с новой силой. Прекрасно понимая, что живой варвар доставляет больше проблем, нежели мёртвый, Амос перешёл в нападение. Неожиданно, проскочив мимо ликана, картёжник бросился на мародёра, но сразу же получил удар живот. Но, вместо свежего трупа с выпотрошенным чревом, в мир иной канул мираж Крейвана, не пролив ни капли крови на пол таверны. Маг. И устройство у него определённо магическое. В стае все мистики были жрецами или же приносились в жертву. Магические способности тщательно отслеживались и контролировались. Ничего не пропадало зря и не оставлялось без присмотра. Люди же, видимо, пустили такое ответственное дело на самотёк. И при этом у них хватает наглости жаловаться на это.
Воспользовавшись замешательством варвара, Кан подскочил к нему и попытался нанести мародёру сокрушительный удар в голову. Но реакция Рэкара оказалась выше, чем рассчитывал ликан, и когти, обмазанные тускло мерцающим зелёными огоньками ядом, лишь оставили кровавые полосы на предплечье оппонента, когда тот оттолкнул от себя Кана. Амос повалился на пол. Полученной от удара энергии не хватило чтобы перекувыркнуться через голову, поэтому ликану пришлось наблюдать борьбу меча Крейвана и лапы Рэкара с очень близкого расстояния.
В голове у Кана был полнейший разброд мыслей. С одной стороны напирали воспоминания войны с людьми. С другой - давили размышления относительно варвара и его определённо странной руки. С третьей - поведение самого Амоса во всём этом деле. И отовсюду чувствовалась чья-то рука, незримо направляющая и контролирующая.
Ликан, сморгнув, попытался сосредоточится и как раз вовремя - импровизированная помощь картёжника звонко вонзилась в потолок и оттуда уже ничем не могла посодействовать. Хотя, этого и не требовалось. Кан, вцепившись в пол руками, резко толкнул себя в сторону варвара, метя тому ногами в неприкрытую от ударов грудь. Всё получилось прекрасно и Рэкар отлетел на очередной как-то чудом не поваленный до этого стол. Амос же оказался на ногах, оставив позади себя Крейвана.
Следующая атака пришла с той стороны, с которой её не ждали. Нет, это был не картёжник, который часть драки доказывал свою полезность ликану. Это был хозяин заведения. Его топор, неплохо взбудоражив воздух на головами дерущихся, воткнулся в стену, оказавшись уже вторым оружием, украсившим собою убранство таверны.
- Значит так, многоуважаемые посетители могут остаться, а те, кого привлекает идея вмешаться в драку, да и самих воинствующих, прошу удалиться из таверны! - грозно проговорил трактирщик и, для пущей убедительности своих слов, снарядился как на битву тем, что достал из-за стойки. - Я понятно изъясняюсь? - задал гном скорее всего риторический вопрос, ставя точку на так и не открывшемся диалоге.
Хм... Против такого вооружения бороться одними когтями было очень даже не выгодно. У Амоса на мгновение проскочила идея использовать устройство Крейвана, но сам ликан обращаться с ним не умел, хоть из мыслей картёжника и знал как, а заставить самого авантюриста это сделать могло не хватить времени. Топоры иногда летают быстрее, чем до людей доходит то, что от них требуют.
Амос бросил короткий взгляд на варвара. Судороги свидетельствовали, что яд был использован не зря и сейчас он выполняет ему предназначенное. Хотя, такой здоровый организм мародёра, да ещё и с необычными способностями, вполне может справиться с отравой намного быстрее, чем у более ординарных людей. Мысль убить пока ещё беспомощного варвара сначала внезапно родилась, а потом так же стремительно угасла. Бумимир, по всей вероятности, не позволит прикончить его друга да ещё и в своём заведении.
Общую молчаливость нарушил громкий голос:
- Браво! Браво, господа! Я бы с удовольствием еще понаблюдал за вашим представлением, но время меня поджимает все сильнее и сильнее, увы... - со стороны, где сидели музыканты, послышались одинокие аплодисменты. Хлопал темноволосый парень. По стоящей рядом гитаре, напрашивался вывод, что этот человек музыкант и находится он здесь уже очень продолжительное время и уж точно видел всю драку от начала до конца. - Простите меня, хозяин, признаюсь, виноват в этой потасовке. У меня есть работа, которая оказалась важнее. Расходы вам возмещу, - сказал гитарист тоном, который не очень походил на извиняющийся, и осторожно поклонился гному, видимо, опасаясь от того очередного летающего топора.
В таверне повисла тишина. Варвар всё ещё лежал, но вроде уже постепенно начинал приходить в себя. Крейван подозрительно смотрел на гитариста. Гном же злобно жёг глазами всех по очереди. В свою очередь, на Амоса опять навалилась мешанина разнообразных мыслей. Быстро проносились догадки о новой действующем лице. Скакали вопросы о шкатулке. Требовали внимания невесёлые размышления о людской природе.
Видимо, данную ситуацию держал под узды музыкант, так как он первый нарушил затишье:
- Предлагаю переговоры. Мне просто нужен тот, у кого есть кое-что из этой шкатулки, - гитарист достал ту самую вещицу, из-за которой всё и началось, и демонстративно повертел её перед собой. - Клянусь, нам никто не помешает, говорите смело, - как только отзвучал последний слог его слов, все, кроме недавно дравшихся, дружно упали на пол, совершенно не заботясь о своей целости. Хотя, спустя пару мгновений стало понятно, что встреча с землёй была ими не запланирована и случилась не по их доброй воле. Единственным логичным выводом было то, что отдохнуть им помог музыкант. Маг? Ещё один? Да сколько же можно? Складывалось чувство, что каждый человек имеет какую-то свою магическую способность и не всегда безобидную. И, что самое поганое, по внешности людского мага невозможно определить его волшебную силу. Те же жрицы в стае носят специальные татуировки. Чем сильнее маг, тем их больше, а цвет обозначает элементарную стихию, к которой наиболее близко умение. Среди людей же притворство и эгоизм делали подлое дело, скрывая истинную сущность вещей.
Ситуация не располагала к долгим размышлениям, а полная определённость предложения гитариста - к широкому выбору действий. Самым явным путём был ответ.
- Раз ты тут давно, то прекрасно знаешь, что там было пусто. Как, например, и сейчас, - Амос подцепил ногой свой плащ, который валялся неподалёку и подтянул его себе в руку. Складывалось чувство, что музыканту сейчас не нужна драка, кто бы в ней не участвовал, поэтому ликан рискнул слегка расслабится, предполагая, что не получит от кого-нибудь удара. Хотя, накинув плащ, Кан всё же отошёл немного в сторону, чтобы было проще наблюдать за всеми действующими лицами разыгравшейся истории.
Как дальше развивать диалог, Амос не представлял, поэтому, высказавшись, решил молчать.  Так его учили когда-то и это очень даже не плохо помогало в некоторых ситуациях, к коим ликан причислил только что сложившуюся.

+2

31

Проведя всю свою сознательную жизнь в бесконечном приключении, Крейван мысленно разделил всех встретившихся ему музыкантов на три категории: Первая – это различный сброд, пьяницы и оборванцы, путешествующие от таверны к таверне, в надежде, что их не прогонят и подкинут хотя бы медяк, который тут же будет пропит. Они влекут жалкое существование, ненавидя себя и зарабатывая единственным, что не могут пропить: мастерством игры на инструменте. Вторая категория – это настоящие «ценители» музыки. Но как правила, только своей! Ведь это только они такие талантливые и выдающиеся личности, что другие глядят на них, как на звёзды: прекрасные, но недостигаемые. Такие не играют в тавернах – это для них слишком изко. Посещая званые праздники мелких феодалов, они чтут себя центром мира, уподобляясь своим нанимателям. Путешествуя исключительно во имя искусства, «талантливейших из прекраснейших» часто имеют в кармане даже меньше денег, чем представители первой категории. А иногда они и вовсе цепляются к какому-нибудь наёмнику, таскаются за ним повсюду и воспевают его храбрость, отвагу, честь и прочие достоинства. А вот представители третий категории сами заслуживают того, чтобы им посвятили балладу! Ведь, как и Крейван, они живут в своё удовольствие, наслаждаются свободой и дальней дорогой. А музыка для них – это верный друг, помогающий в долгом пути. Такие барды сами способны постоять за себя! Порой их нанимают в качестве наёмных убийц или воров, но в жизни им никто не указ!
Парню, который тихо хлопал в ладоши и медленно приближался к конфликтующим, выглядел даже моложе Крейвана и явно относился к третей категории. Гитарист. Всего пару минут назад, когда шулер кинул ему свою последнюю монету, он казался невинной жертвой обстоятельств. А теперь, словно преобразился: принял самоуверенный вид, слегка улыбнулся, в глазах у него заплясал тот самый огонёк, присущий только Свободным людям. И то, как он вмешался в разборки, его не касающиеся, свидетельствовало, что наглости ему не занимать. Впрочем, как и любому другому барду.
«Заговаривает зубы!» - понял Крейван, едва гитарист заговорил. Это «браво», излишки вежливости, элегантное извинение перед хозяином. Бродяга вспомнил, как одна симпатичная скрипачка, рассредоточив его внимание сладкой речью в подобном стиле, обчистила его карманы до последний монетки. Это воспоминание заставило шулера улыбнуться.
Тем временем оставалось непонятно, какого рожна нужно гитаристу! Он явно чего-то хочет от четвёрки, но что заставило его так рисковать?
И тут парень явил свету то, что расставило всё на свои места. Шкатулка. Внутри Крейвана взорвался целый вулкан эмоций. Только сейчас он вспомнил, что до сих пор держит в руке заряженный пистолет. Палец ласково поглаживает курок.
- Спокойно, Крейван! – попыталась успокоить его Асха, - Этот парень, так или иначе, знает ответы на твои вопросы. А выстрелить ты всегда успеешь.
Варон была права. Силу применять ещё рано.
- Предлагаю переговоры. Мне просто нужен тот, у кого есть кое-что из этой шкатулки, - видимо, бард действительно торопился, раз так быстро перешёл к сути дела, - Клянусь, нам никто не помешает, говорите смело!
Едва он вымолвил последнее слово, как все посетители таверны за исключением трёх особо отличившихся рухнули на пол.
Картёжник выругался. А у гитариста были козыри в рукаве, и, судя по всему, там есть ещё… Что же делать?
Тем временем, воцарившуюся на мгновение тишину нарушил Амос:
- Раз ты тут давно, то прекрасно знаешь, что там было пусто. Как, например, и сейчас, - высказался ликан. То ли он действительно до сих пор не понял, что там что-то было, то ли пытался блефовать. Так или иначе, это сыграло Крейвану на руку. У него родился план:
- Раз ты тут давно, то прекрасно знаешь, что эта шкатулка, как и всё его содержимое, вне зависимости от его наличия, принадлежит мне! – Шулер старался выглядеть дружелюбно. Явно, что гитарист тоже не хотел драки, но ели та всё же произойдёт, то пострадать могут все, - И большая удача, что тебе, мой друг, удалось забрать её у того плута и мошенника, который обманом похитил её у меня…  А теперь, будь добр, восстанови торжество справедливости, верни её мне вместе со всем содержимым!
- Крейван, какого чёрта ты делаешь? – выкрикнула Асха, - Как Хранительница тебе говорю, оставь ты эту шкатулку, будь она не ладна! Не принесёт она тебе ничего хорошего!
Картёжник скривился на мгновение в странной гримасе, как будто ему внос залетела назойливая муха, но не сказал ни слова.
- Подкинула же судьба подопечного… - ворчала варон.
А ловушка была расставлена. Крейван ждал.

+1

32

<---Каменный берег (да, далековато меня ветром-то забросило..)

Грифон в полете почти не напрягает крылья. Потому как он все-таки почти птица, и ведь ни одна птица не жалуется на то, что приходится пролетать такие большие расстояния. Что ни миграция, то огромное количество преодоленных километров и оных, которые еще нужно преодолеть. Но ни одна птица не устанет посередь пути, ни одна не упадет замертво от натуги. Ведь крылья ее сильны и легки, они спокойно несут ее вперед, в чужие края. Вот и Тосселя его огромные крылья несли в неизвестность. Он просто расправил их и дал ветру нести его, Тосселя, туда, куда вздумается воздушному потоку. На душе было очень и очень спокойно. Казалось, даже смерть одного из последних Истинных драконов не омрачила разум его. А ведь и правда: Тоссель ведь не виноват в Его смерти. Он был сторонним наблюдателем. Он не мог помочь. Такие моменты из жизни нужно просто выбросить.
Да, грифон летел довольно быстро, но ветер носил его во своем чреве не меньше и не больше: пол-дюжины часов. И Тоссель подумал, что расстояние он пролетел немаленькое. Но потом его головой завладела мысль: а куда на зиму улетают птицы с этого континента? На какой же они летят зимовать через океан? Увы, на этот вопрос ответа не было. Да и не могло быть, Тоссель не захотел бы лететь через океан. Там же только вода, кругом вода и только вода. А это ужасно скучно.
Вдруг поток воздуха прекратился и Тосс от неожиданности не удержался на крыльях и полетел вниз. Он удивленно смотрел на стремительно удаляющиеся облака, но вскоре все же расправил верные крылья и выпрямил свой полет. Он глянул вниз. И то что он увидел, было абсолютно не похоже на то, что он видел несколько часов назад. Внизу простирался город. Каменные мостовые, здания гильдий и огромное количество жилых домов. Сомнений не было: это Меридиан. В своих странствиях Тоссель не раз бывал здесь, однако же не переставал восхищаться красотой этого города. И хотел вновь встретить Бумимира, этого доброго трактирщика из гномьего рода. Они уже давно не виделись и грифону стало жутко интересно, что же стало с его заведением. И потому грифон плавно спикировал на крышу одного из домов. Там он встряхнулся от влаги облаков и мелких кусочков льда, - все же там, выше облаков, довольно холодно! - и обернулся человеком. Из появившегося оттопыренного кармана он достал добрый старый бинт-морок и обмотал им ужасную, по человеческим меркам, руку. Он поводил пальцами и остался доволен результатом. На этот раз удалось обмотать довольно аккуратно. Он пару минут побегал по крыше, пытаясь найти хоть какой-то спуск, и таки его нашел. Это была лестница, обрывающаяся в паре метров от земли. Но и ее было достаточно ловкому грифону. Он спустился вниз и, повисев немного на нижней перекладине, нащупал ногами землю и осторожно отпустил лестницу. Он забавно улыбнулся и направился уже знакомым путем в таверну "Гарцующий Пони". У самого входа он остановился и аккуратно открыл дверь. Как всегда, лица тут были незнакомые. Только суровое, обрамленное рыжей бородой, лицо Бумимира следило за всем этим беспределом. По его взгляду можно было точно сказать, что действительно беспределом. Потому как обычно он так не хмурился. Тоссель с интересом взглянул в противоположную сторону. Только сейчас он заметил, что большинство посетителей бессознательно валяются на полу. А оставшиеся на ногах что-то яростно требовали друг от друга. Тосселя не очень удивила эта беседа, в тавернах частенько бывают разборки. Только вот что случилось с посетителями?
Грифон аккуратно, так, чтобы его никто не заметил, прокрался по стенке к своему низкому другу и, сильно наклонившись и даже присев, - с его ростом в почти два метра сложно было разговаривать с гномом - Тосс с интересом спросил, но тихим шепотом:
- Что тут произошло? - Этот вопрос прозвучал довольно глупо.
Ведь после такого большого срока разлуки, ему нужно было хлопнуть гнома по плечу и сказать что-то вроде "Хе-хей, давно не виделись!". Однако же с языка слетел почему-то именно этот вопрос. Однако же понял, что дело плохо и не стал дожидаться ответа. Ему было интересней самому все услышать.
Тосс аккуратно заполз за барную стойку, не издав почти никакого звука, и начал внимательно слушать, что же скажут оставшиеся на ногах.

Отредактировано Tossel (2011-12-11 15:25:03)

0

33

Ввязавшийся в бой картежник был совсем не кстати - сражаться с двумя бойцами совершенно не входило в планы мародера. Но это только вызвало у него слабую ухмылку. Если дурак хочет умереть - это его дело, северянин даже поможет ему в этом не простом деле.
Стремительный удар в голову, отклонить удар клинка в сторону, ударить в ответ. На самом деле Рэкар все еще не подключал в дело свои топоры. Но вероятно, максимум что они бы сделали: пригвоздили шулера к полу или пробили бы стенки в трактире. Да и к чему было нужно оружие из стали, если варвар сам был оружием? Конечно, сражаться с ликаном и человеком сразу было проблематично, особенно по причине того, что мародер не хотел ничего сломать в трактире. А если бы была возможность, он бы уже давно бы превратил это место в руины.
В какой-то момент раздался звук удара о дерево, но это было не тело, а сталь. Развернувшись, северянин увидел своего старого друга с тем самым щитом и топором, что он бился почти всю свою жизнь. Бумимир ни капли не изменился и все еще оставался все еще тем же воинственным гномом, которого варвар встретил много лет назад. За те годы, что они не встречались, дворф продолжал быть тем самым бронеломом, каким его сделала судьба. Рэкар даже не стал спорить на тему того, чтобы продолжать этот бой. В доме его друга он бы вообще не поднял бы оружия, если бы не это оскорбление. Тяжело дыша и чувствуя слабость, Рэкар поднялся и расправил плечи. Свою же руку он согнул в локте и уставился на нее, словно хотел отсечь ее взглядом. Конечность стала осыпаться, кожа и перья стали выпадать, а рука - принимать свой истинный облик. Та теперь явно нуждалась в срочном лечении - на ней появились свежие раны, порезы и прочая гадость. Трудно представить, чтобы было с мышцами руки, если бы она бы еще чуть-чуть пробыла в таком виде. Силы окончательно покинули Рэкара и он оперелся руками о ближайший стул. Сила Kruu не давала столь сильной защиты от ядов. Однако, когда тело искажалось, вместе с ним изменялось и остальное - кости, кожа, кровь и введенные яды. Поэтому небольшая защита все-таки была и она и спасла мародера от печального конца.
- Браво, господа! Я бы с удовольствием еще понаблюдал за вашим представлением, но время меня поджимает все сильнее и сильнее, увы...
Этот голос заставил всех остановиться смотреть на Бумимира и переключить взгляд на того, кто произнес эту фразу. То же самое произошло и с Рэкаром. Повернувшись на звук, он увидел еще одного bote, который остался в таверне. Юноша, музыкант. Таких в народе севера было мало и заниматься самовольно музыкой запрещалось под страхом изгнания. Рэкар лишь "пронзил" парня взглядом и ничего не говорил. Он просто сидел на стуле и ничего не делал. В какой-то момент все словно по магическому приказу сели на стулья и видимо во всем в очередной раз виноват был именно этот музыкант. Но мародер оставался спокоен как скала на вечно ледяных ветрах. Но когда послышалось требование мальца, Рэкар насторожился. А не он ли повинен по всем этом? Или же он просто хочет забрать что-то и уйти?
- Раз ты тут давно, то прекрасно знаешь, что эта шкатулка, как и всё его содержимое, вне зависимости от его наличия, принадлежит мне! - ответил дружелюбно шулер и начал пытаться вновь приобрести потерянную им реликвию. Эти забавные слова внутри вызывали у мародера отвращение. Такие были почти все южане, которых он видел: алчные, скользкие и строящие из себя умников. А на поле боя, один на один почти каждый из них - трус, боящийся смерти. Что вообще есть смерть? Для северян это зависело от того, как они умрут. Смерть на поле боя чтили почти все кланы и поэтому любой воин гор был готов погибнуть с оружием в руках. И само, собой, они смеялись над тем, как жители юга пытались всегда обмануть их, заманить в западни. Почти тоже самое делал и этот шулер, который из-за всех сил старался вернуть то, что он потерял в "поединке".
- Вроде как я видел, ты проиграл ее, bote. Умей признавать поражение, - ответил Рэкар, на долю секунды остановив взгляд на Крейване. - Да и сама шкатулка уже давным-давно пуста и то что в ней было - улетучилось как пар. Но там не было ничего, что могло бы быть вам, Mitra, полезного. Там была некая...
Северянин оборвался на полуслове, думая как правильно назвать то, что он видел на языке юга. Ведь порой тяжело сказать что либо на столь скудной речи. Даже Бумимир признал, что слова, которые всегда произносил мародер были наполнены слишком большим смыслом, чтобы   Знали бы окружающие такие слова, которые он умеет произносить, то тогда бы было все легче. Это было нечто похожее
- Сейчас, - защелкал пальцами воин, подбирая правильные слова. - Мы называем такое Zii Faas. Если перевести это очень грубо - "дух ужаса". Это тяжело объяснить на вашей речи. Однако, я могу сказать, что это - очень опасная вещь. Она вселяет чрезмерную гордыню или что-нибудь еще. Правда я не вижу смысла объяснять тем, кто слеп.
Каждый из замешанных в драку смотрели на северянина минимум как на больного на голову. Однако, никто не решил спорить с ним о грамматике языка севера, что было уже приятным.
- В этих Mitra нет того, что ты ищешь, как и в моем Vode, - сказал Рэкар музыканту, вставая со стула и смотря ему прямо в глаза. - А значит остаешься только ты и я.

+1

34

На счастье сектанта, самое подозрительное, и, пожалуй, самое опасное лицо, представляющее для Питера реальную угрозу не сколько из-за летающего по таверне греха, сколько из-за личных особенностей, которые чувствовались за километр, удалилось на задний план, решив не встревать в набирающее обороты действо.
- Раз ты тут давно, то прекрасно знаешь, что там было пусто. Как, например, и сейчас, - ответило существо, прозванной Питером в мыслях "волчарой". Наблюдая за тем, как тот надевает на себя плащ, сектант вяло крутил в руках резную шкатулку, прокручивая возможные исходы  события. Да, шкатулка пуста, ценности уже не имеет... Может быть не имеет. В подобной сильной магии гитарист не разбирался вообще, так что не мог с полной уверенностью об этом сказать. Лучше ее приберечь до поры до времени, мало ли, вдруг еще влетит за ее потерю...
- Вы правы, шкатулка сейчас пуста. Но подумайте сами: зачем запирать что-то, раз в нем ничего нет? Значит, в ней что-то, да и есть.
  Сектант выкручивался и тянул время, как только можно. Зацепки есть, точно есть, носитель прямо тут, перед глазами, перед самым носом, но... Вычислить его - отдельный вопрос, и чертовски сложный, даже для того, кто всю свою сознательную жизнь провел в городских трущобах. Тут ни то что психология - тут голова должна работать на пределе возможностей, ведь шанс всего один. Причем и для носителя того самого пресловутого греха, и для головы Питера. "Черт, ну угораздило же влипнуть в такую переделку по своей же воле... И что теперь? Ва-банк? Не мой стиль, голова мне еще нужна пока... Хоть мохнатая морда вне подозрений, уже хорошо, но снимать его со счетов пока рановато..." Но судорожные размышления пришлось прервать.
- Раз ты тут давно, то прекрасно знаешь, что эта шкатулка, как и всё его содержимое, вне зависимости от его наличия, принадлежит мне! - заявил картежник, одарив брюнета самым дружелюбным видом, который наверно только имелся в его личных масках. - И большая удача, что тебе, мой друг, удалось забрать её у того плута и мошенника, который обманом похитил её у меня…  А теперь, будь добр, восстанови торжество справедливости, верни её мне вместе со всем содержимым!
   От подобного заявления у бедняги Питера не на шутку начали пошаливать нервы. "Да он что, с дуба свалился, а потом по нему стадо баранов пробежалось? Вернуть? Проигранное в карты? Да еще и с содержимым? Да нет, он что, смеется, что ли?" Однако, стоило только подумать об этом, как глаза гитариста заметили одну деталь, которая раньше успешно ускользала от взгляда брюнета: рука юноши крепко сжимала в своих руках странное устройство, и вид этой непростой на вид вещицы серьезно настораживал, пусть Питер и видел ее впервые. Гитарист не мог даже с полной уверенность сказать, что это - оружие или средство защиты, но интуиция все равно развернула белое полотно и намалевала на нем жирную черную надпись "это провокация", оттаскивая сектанта как можно дальше от этой вещи, на безопасное расстояние.
- Ну, ты сам ее продул, так что пеняй на себя, а шкатулка к тебе больше не вернется. Закон жизни, бои не прощают проигравших, - произнес Питер нараспев. Юноша позволил себе фамильярничать подобным образом, потому что не чуял в этом склочном картежнике серьезного противника для себя - путешественников и бандитов улица и природа закаляет одинаково, как ни крути.
- Прости, друг, но со шкатулкой тебе придется распрощаться раз и навсегда, - произнеся эти слова, Питер нагло улыбнулся, резко развернулся к окну и с размаху швырнул шкатулку в окно таверны, перегороженное стеклом. Хрупкий материал звонко разлетелся на части, обдав юношу фонтаном холодных, острых брызг, часть из которых острием ножа прошлась по щеке, оставив глубокие царапины, но по счастливой случайности не затронув остальных частей тела.
- Настоятельно советую не искать шкатулку, - Питер закрыл образовавшуюся дыру, встав лицом к картежнику, тем самым закрыв спиной разбитое окно и загораживая обзор. Стекло противно хрустело под сапогами гитариста, вызывая ассоциации с хрустом костей, на которые наступил незадачливый расхититель сокровищ. Честно говоря, Питер сейчас старался не думать, какую реакцию со стороны Бумимира повлекут его действия, носящие не совсем безобидный характер. "Я труп в любом случае," - нервно усмехнулся про себя юноша, стерев тыльной стороной ладони капли крови, тонкой струйкой щекочущие кожу. Внезапно дверь в таверну открылась, и в обеденный зал вошел рыжеволосый парень, бодро оглядываясь по сторонам. Разглядев, что же такое происходит в таверне, юноша замялся, бочком пробираясь к хозяину таверны у барной стойки. С ироничной улыбкой понаблюдав за новым посетителем, Питер снова повернулся лицом к юноше в плаще. "Да этот рыжик герой, хорошо хоть, не растянулся на пороге от ужаса, - хмыкнул брюнет. - Есть еще выдержка в нашем сильном поле, оказывается..." Повисшее напряжение разрушил северянин, прервав назревающую "дуэль". Речь бугая была для Питера в новинку, половину он фактически пропустил мимо ушей, пытаясь разобрать слова и природу акцента, как одна фраза выдала все нужную информацию за раз:
- В этих Mitra нет того, что ты ищешь, как и в моем Vode, а значит, остаешься только ты и я.
  Это было сказано настолько смело и уверенно, что гитарист немного растерялся на первых порах, настолько сильно его поразил такой поворот событий и уверенный взгляд мужчины. Наверное, в психике и организме этих северян есть что-то такое, чего не понять обычному парню...
- С чего ты настолько уверен в том, что нужное мне находится именно у тебя? - поинтересовался брюнет, оттирая кровь со своей ладони. - В себе я могу быть уверен, я предупрежден о воздействии той вещи, что была в шкатулке, поэтому точно знаю, что меня она не затронула, в связи с этим в списке остается только твое имя. Волк не лезет на рожон, игрок еще способен на блеф, а хозяин так вообще вне подозрения с моей стороны. Но, раз есть доброволец... Можно уладить все без лишних жертв, не так ли? Пусть даже я и рискую собственной башкой, - протянув северянину руку, Питер ответил ему не менее серьезным взглядом. -  Это игра ва-банк, многое мне не светит, поэтому я готов рискнуть. Выбор за тобой: или я увожу тебя сейчас, или мне придется по частям препарировать всех постояльцев таверны. Решай.

0

35

Амос с некоторым раздражением наблюдал за разговором гитариста с картёжником, отмечая про себя, что первый просто тянет время, так как не знает, как действовать, а второй нагло пытается повернуть разговор в свою пользу. И там, и там это получалось с трудом и, в конечном итоге, разговор стал более подвижным.
- Прости, друг, но со шкатулкой тебе придется распрощаться раз и навсегда, - подвёл черту гитарист и с размаху выкинул шкатулку в окно, разбив стекло, градом усеявшее окружающее пространство бритвенно острыми осколками. - Настоятельно советую не искать шкатулку, - дополнил он, встав спиной к окну. Выглядело это несколько наивно, так как улица не бездонная пропасть и найти там резную шкатулку было мало проблем. Да и подобрать её может кто-то отнюдь не из посетителей таверны. Шкатулка, так или иначе, пуста и выкидывать её было спорно. Может быть даже её следовало отдать Крейвану, чтобы тот хоть отчасти успокоился. Как знать, как знать.
Амос мельком глянул на новоприбывшего, который, к некоторому удивлению, ни у кого не вызывал хоть сколько-нибудь подозрительности. Возможно, и правильно. Выглядел новичок совершенно неопасным, хотя и лишённый нормального чувства самосохранения, которое очень даже должно было взыграть при виде несколько разгромленной таверны, усеянной телами. Крови только не доставало для полной картины бойни. И хорошо, что её не было.
Неожиданно подал голос практически оправившийся от яда мародёр. Он совершенно спокойно, что было очень неожиданно после его яростных криков, поведал свои предположения о возможном содержимом шкатулки. Но больше всего Амоса заинтересовали последние слова, в которых варвар говорил, что некий дух, вырвавшийся из шкатулки, находится внутри либо у самого варвара, либо у гитариста. Как занимательно. Два самых неожиданных предположения. И, что самое интересное, вполне имеющие место быть.
На последние слова Рэкара гитарист разразился целой тирадой, высказывая свои предположения и домыслы. Особенно был очень занимательным пункт о том, что гитарист был предупреждён о содержимом шкатулки и его действии на людей. Интересно. То есть он работает не один и по чьей-то наводке. Хотя логично, что он не сам пришёл сюда и разобрался во всём, пока в таверне происходили активные действия. Амос раздражённо выдохнул. Ему это в очередной раз надоело.
- Люди... - слегка презрительно начал он. - Люди верят в то, во что хотят. Один верит, что в одно, другой - в другое, - ликан поочерёдно ткнул пальцем сначала в сторону варвара, а потом в сторону гитариста, к которому и продолжил свой монолог. - И почему ты так уверен, что сам не являешься носителем? Предупреждён - значит вооружён, но это не даёт никаких гарантий. Дух на то и заперли в шкатулке, потому что он силён и опасен. Он может быть в любом из нас и, возможно, даже в ком-нибудь из них, - Кан махнул рукой на пол, неравномерно заваленный неподвижными телами посетителей. - Тупик и неопределённость. Или тебя не заботит возможность ошибки, человек?

0


Вы здесь » ... » Меридиан - город Гильдий » ·Таверна "Гарцующий пони"