...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Флэшбэк » Дыхание леса (Амос Кан и Октант)


Дыхание леса (Амос Кан и Октант)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Амос Кан и Октант.
Место: где-то в лесу.
Время: два года назад.
Сюжет: за неимением в ближайшем пространстве таверны, Амос решил заночевать под открытым небом. Разведя костёр, он готовился ко сну. Октант же, по каким-то своим причинам, оказался рядом и решил составить общество незнакомому путнику.

Отредактировано Амос Кан (2011-10-12 09:14:13)

0

2

Солнце быстро и неумолимо клонилось к закату, а Амос так и не дошёл до какой-нибудь таверны. Его не сильно волновала проблема ночлега и поэтому, устроившись на приглянувшемся небольшом пространстве между тремя массивными дубами, Кан развёл костёр. Походив в округе с целью пополнения истощённых запасов трав для яда, Амос вернулся и стал устраиваться на ночлег. Скинув плащ, ликан полез на дерево ради веток для подстилки.
В процессе сбора подходящего материала, Амос с печалью размышлял о задании и о том, что мог бы, при более удачном стечении обстоятельств, уже давно вернуться в стаю и жить как все. Мог бы получить в награду командование отрядом. Небольшим, но преданным ему всем сердцем и готовым сделать для своего командира практически всё. Ведь он, сын седьмой жрицы Луны, принёс ценную информацию, чем неимоверно помог стае. Но то были всего лишь мечты. Амос негодовал по поводу того, что Великая Волчица дала ему жизнь не обычного воина или охотника, а вольного разведчика. Всё ведь могло сложиться совершенно по-другому. С его навыками он мог стать полководцем, мог вести целую армию своих собратьев на бой, мог... Мог бы многое. Но закон стаи обязал его стать разведчиком. Тем, кого, в отличии от воинов, забывают, если он не вернулся. Тем, кого, в отличии от охотников, презирают, если он пришёл без добычи. Скрытным и незаметным разведчиком.
Амос раздражённо что-то пробурчал и, сорвав ещё одну ветку, слез с дерева. Накинув плащ, Кан разложил между корней одного из деревьев собранное. Несколько же неподходящих веток он, предварительно оборвав зелёные листья, кинул в костёр. Тот отозвался лёгким шипением и треском. Это напомнило Амосу о огненных ритуалах, которые проводила его мать-жрица. Дубовые ветви бросали в огонь для привлечения удачи. Сейчас бы Амос смог повторить весь ритуал от начала до конца, но он не мог этого сделать, потому что не был жрецом. Только они имеют право взывать к Великой Волчице посредством ритуалов. Другие же могут общаться с ней только короткой молитвой.
- Великая Волчица, я, верный зверь твой, взываю к тебе. Возложенную роль я исполнить пытаюсь, но неудачи постигают меня. Помоги же верному зверю своему преодолеть все препятствия и придти к цели. Да услышишь ты меня и поймёшь, - проговорил Амос, глядя сквозь листву на недавно взошедшую луну, символ Великой Волчицы.

0

3

Он не любил заходить в города и деревни, больше любил гулять по просторам большого мира. Оно и неудивительно, в конце концов он ведь не человек, чтобы иметь потребность жить в доме и тому подобное, хотя так успешно им притворялся. Переночевать в лесу для него тоже не было собой проблемой. Во-первых, не в первый раз такая практика, а во-вторых, лес был для него фактически родным домом. Постепенно становилось все темнее, а он был все так же легко заметен среди постепенно засыпающего леса - не слишком высокая фигура в белом плаще выделялась на общем темном фоне. Молодой человек шел спокойно, слегка опираясь на длинный и довольно тонкий светлый посох, стараясь производить как можно меньше шума, но это было не так то просто - плащ цеплялся за ветки кустов, а под ноги постоянно попадались сухие ветки и листья. Даже в своем нормальном виде он не мог не производить шума, чего уж говорить о человеческом облике. Октант думал фактически ни о чем, даже не искал себе место для ночлега. Где упадет, засыпая, там и переночует.
Скоро стемнело уже почти полностью, и шел он уже фактически наугад, чудом не натыкаясь на стволы деревьев. Явно уже пора остановиться и наконец-то отдохнуть, ведь он уже несколько часов бродил по лесу без цели. Парень остановился и осмотрелся, совершенно не беспокоясь о том, что может быть он тут не один... Но тут его внимание привлек небольшой красный огонек, мелькнувший между стволов деревьев где-то слева. Он не смог побороть свое любопытства и пошел в ту самую сторону. Огонек этот мог быть только костром, но вот кто находится рядом с ним - это и собирался разузнать молодой единорог. Чем ближе он подходил, тем медленнее и осторожнее становился шаг. Через пару минут он осторожно издали посмотрел на того, кто там находился и был не слишком сильно удивлен. Ему показалось это даже обычным, хотя подобное существо он вообще не видел за всю свою жизнь. Видел оборотней... Много кого видел, но вот такое вот чудо - нет. Что порадовало - не испугался, только любопытство в нем взыграло еще сильнее. Ему видна была только голова, поскольку это существо было завернуто в плащ, но все равно, откуда-то пришло невольное уважение, и немного даже опаска. Глубоко вздохнув, Октант собрался с духом, а потом уже за пару относительно спокойных внешне, но очень волнующих внутри, шагов вышел к костру и встретился взглядом с существом, а затем склонил голову, приветствуя его.
-Доброй ночи, случайный путник, с кем пересеклись наши пути.
Он поднял голову и очень очень быстро осмотрел взглядом небольшую полянку, границы которой определялись тремя массивными деревьями, судя по всему - дубами. Ничего такого, что могло бы отразить его... Это радует. Если у этого странника еще нет зеркала, то это вообще замечательно. У него самого подобного и подавно нет. Молодой человек вздохнул и чуть сильнее сжал тонкими пальцами посох.
-Дозволите ли подсесть к вашему костру?

0

4

Луна мерно светила, успокаивая и, в некотором роде, даже убаюкивая ликана. Тихий шелест деревьев способствовал умиротворению. Сколько времени прошло с того момента, как Амос так же останавливался, отстранялся от окружающего мира? Пять лет? Нет, больше. Почти шесть. До ровного счёта не хватало одного цикла луны. Тогда он в очередной раз нашёл пустышку. Совершенно ненужную информацию. Не то, что требовалось. Первой реакцией была волна безумия. Она накатила как никогда раньше. Совершенно подавила разум и силу воли. Что было в этот промежуток времени? Кан нахмурился. Он не помнил. Просто набор несвязных воспоминаний. Но потом безумие отступило. На смену ему пришло эмоциональное опустошение. Казалось, что не будет выхода, что в стаю так и не вернуться, что предназначенное не выполнить. И в тот момент к жизни его вернула луна. Она, как и сейчас, ярко светила, наполняя окружающие предметы иными очертаниями. Считалось, что при полной луне грань между мирами истончается и можно путешествовать из одного в другой. Жрицы рассказывали многое об этом. Ходило поверье, что сами ликаны пришли из другого мира, который был на грани катастрофы и что иногда, когда луна светит особенно ярко, можно увидеть руины того места. Кан внимательно огляделся, но деревья застилали тенью практически всё пространство и только отблески от костра рассеивали тьму.
Амос, глубоко вздохнув, уставился в огонь. Вдруг, среди мерного шелеста листвы, ликан уловил треск веток. Это было обычным делом в лесу, но эти звуки были уж слишком частыми. Чуть позже до Кана дошёл тонкий запах. Человек. И вроде даже не один. С ним было какое-то существо. Такого запаха Амос не встречал, что сейчас заставило его напрячься. Неизвестно каких ещё тварей люди смогли приручить. Война показала, что человеческий род умел приручать, чем и пользовался повсеместно и пытался это испытать на всех остальных. Так они хотели поступить и с ликанами. И, возможно, это было одной из их самых больших ошибок.
Спустя пару долгих минут между деревьев замелькало что-то белое. Двигалось это пятно мимо ночлега ликана, но надеяться на то, что человек не заметит костра, было верхом наивности. Даже такие слепцы как они иногда поражали своей внимательностью. И сейчас это подтвердилось. Человек остановился и спустя некоторое время двинулся уже напрямую в костру. Амос теперь отчётливо слышал, что незваный гость идёт один. Видимо второй запах был частью человеческого. Оборотень? Амос, замерев в каком-то безразличном оцепенении, хмыкнул и отвернулся. Какая, собственно, разница кто? Всё возможно.
Ветки щёлкали всё ближе и ближе, но с каждым шагом всё реже. Наконец из звуков остался только шелест листвы. Решит ли напасть? Или уйдёт своей дорогой?
Но дальнейшие действия не оказались предположенными и несколько озадачили Амоса. Человек в несколько уверенных шагов вышел на свет костра, привлекая внимание ликана, и потом, склонив голову, произнёс:
- Доброй ночи, случайный путник, с кем пересеклись наши пути, - быстро, не поворачивая головы, только глазами, оглядев окружающие пространство, человек продолжил. - Дозволите ли подсесть к вашему костру?
Амос только сейчас понял, что не покрыл голову капюшоном, и удивился смелости молодого человека, который вышел к костру ликана и ещё просит разрешения присоединиться. Белые непрактичные одежды, тонкий посох. Не воин. Максимум маг. Амос мысленно улыбнулся. Маги на таком расстоянии были лёгкой добычей. Этот же даже не проявлял агрессии. Но вот то, что он стоял достаточно далеко, чтобы можно было прочитать его мысли, несколько разочаровывало Кана.
- И тебе доброй ночи, - наконец ответил ликан и, высунув когтистую лапу из-под плаща, махнул в сторону костра. - Присаживайся, раз не прошёл мимо.
Амос подошёл к огню и присел рядом с ним, как бы подавая пример незваному гостю. Мысленно же Кан удивлялся, почему не собирается убить существо из так ненавистного им человеческого рода. Временами ликану казалось, что в его действия вмешивается Великая Волчица, неведомо направляя и наблюдая за результатом. Возможно даже, что все неудачи в поиске всего лишь жестокая проверка. Но раз таково желание Великой Волчицы, то Амос готов исполнить его.
- Обмен имёнами. Ведь этого требует ваш человеческий обычай знакомства? - спросил Кан, внимательно наблюдая за собеседником. - Можешь называть меня Амос. Это будет наиболее близко по звучанию к моему истинному имени.
Ликан подбросил в огонь ещё пару веток, вызывая тем самым сноп искр, мгновением позже рассыпавшийся и исчезнувший, как будто его и не было.

Отредактировано Амос Кан (2011-10-28 11:29:20)

0

5

Этот странный незнакомец все же продолжал его удивлять. Пока он стоял, Октант уже успел убедиться, что тот намного выше его... И явно в несколько раз сильнее. Он ведь сейчас притворяется человеком. И судя по всему, это странное существо еще не разгадало его. Молодой человек постарался держать посох так, чтобы в небольшом камне на самом конце если что и отражалось, то только пламя костра. Нет, такое слишком сложно. Но все же лучше, если на нем будет отражаться неясное белое или серое пятно, а не белоснежная лошадь. Он снова взглянул на незнакомца и подошел к костру, сев напротив его. Наверное того немного удивило, что с ним нет даже никакого заплечного мешка, в который можно было бы сложить пищу или одежду... Он надеялся, что тот считает его не более чем неопытным магом, юнцом, случайно заблудившимся в лесу. Тому вовсе необязательно знать, что же он есть на самом деле.
-У меня есть тайна... У а тебя? Кто же ты? Неужели оборотень? Нет, я не могу быть уверен, потому что вижу перед собой нечто среднее между волком и человеком. Тогда кто ты? Как мне тебя называть? Надо подумать немного... Кажется я как-то слышал, что кто-то из людей назвал оборотня ликаном... Это было давно, я не могу точно вспомнить... И смысл этого слова я не знаю... Поэтому, пусть будет ликан. Главное лучше не болтать на эту тему, а то еще скажу что-нибудь, обидеться... Да и убить может, такие лапы...
От таких раздумий его отвлекли слова незнакомца. Представился... Это уже неплохо, значит у него есть хоть какой-то шанс просто поговорить с ним, без шанса на уничтожения себя. Хотя если он внезапно снимет маску человека, то удивление должно будет остановить его, это будет давать ему шанс сбежать. Бегает он ведь быстро, на своих то четырех... Молодой человек немного покрутил в пальцах тонкий посох, закрыл ладонью рукавом камень на его конце. Все это время взгляд голубых глаз был направлен на огонь. Он не слишком любил его, эту стихию, но все же в такие ночи только он давал ему согреться. Слегка поежившись, он поднял голову и посмотрел на этого Амоса. "Обычай знакомства" был почти у всех одним и тем же, но только в одном тот ошибся. В "ваш человеческий". Он ведь не человек, нет... Только притворяется им, чтобы люди не начали за ним охоту. Ведь за рог единорога можно много получить.
-Это подразумевает обычай знакомства у всех... У людей в том числе, но... Кхем, впрочем, неважно... - он немного замялся, а затем глубоко вздохнул и добавил. -Меня зовут Октант...
Он посмотрел на него, затем снова на костер. Спрашивать о чем-то у него он пока опасался. Пусть лучше тот начинает разговор первым, а он пока сможет немного понаблюдать за ним, может поймет, кто же он такой, чего от него ждать и стоит ли его боятся. Вопросов к нему много, но боязнь пока только одна - не раскрыться. Но он старался загнать ее в самый угол сознания, чтобы не мешалась и не отвлекала.

0

6

- Это подразумевает обычай знакомства у всех... У людей в том числе, но... Кхем, впрочем, неважно... Меня зовут Октант... - немного запинаясь, проговорил гость.
И всё таки он волнуется. Что-то не договаривает, сам себя останавливает. Скрывает или же просто боится, но не хочет этого показывать. Амос безразлично уставился на Октанта. Правильно ли идут размышления? А может здесь и то, и другое? А может этот гость пытается читать мысли и скрывает замешательство? Всё возможно. Ликан слегка усмехнулся. Уж слишком часто он стал там думать. Неужто всё таки подкатывает очередное безумие?
Амос с некоторым разочарованием посмотрел на костёр. Огонь мешал подобраться ближе к гостю и читать его мысли. Но Кан всё же наклонился вперёд. Редкие искры метались в опасной близости от шерсти, но ликан не обращал внимания. Где-то на границе восприятия проскочило пару тревожных мыслей. Всё, максимум. Надо подбираться ближе.
Ликан обратил внимание, что Октант внимательно изучает его и решил прервать тишину:
- У всех ли, человек? - спросил он, а потом, думая всего мгновение, добавил. - Октант? - сделав короткую паузу, он продолжил. - У всех ли? Можешь ли ты с увереностью говорить за всех? Не только за людей, эльфов и гномов, но и за других? За таких как я, например? - спросил он ровным тоном и даже на последнем предложении не запнулся. Воспоминания о стае опять острым ножом прошлись по сознанию, вызывая изнутри практически всю палитру чувств и эмоций. Но холодный разум всё таки возобладал и Амос спокойно кинул в костёр ещё пару веток, вызвавших очередной сноп искр.
Были такие существа, что не обменивались именами при встрече. У них просто не было имён. Странные существа, даже как они выглядели ликан вспомнить не мог. Наткнулся он на них в своей очередной попытке найти какую-нибудь информацию в пещерах, коих в горах было великое множество. Встреча была неожиданной и совершенно непонятной. Амоса они приняли спокойно и даже разрешили немного у них погостить, но тайн своих не раскрывали. В конечном итоге, ликан ушёл сам, так ничего и не поняв в этих существах.
Амос внимательно посмотрел на Октанта. Рассказать ли сейчас или потом? И стоит ли рассказывать вообще? Всё возможно. Кан фыркнул и вернулся к созерцанию огня, тихо метавшего искры в разные стороны.

Отредактировано Амос Кан (2011-11-11 12:54:49)

0

7

Он смотрел на огонь с немного странноватым упорством, ему не слишком хотелось встречаться взглядом с этим странным существом, которого он определил как ликана. Но почувствовав, что тот немного приблизился к нему, Октант тут же поднял голову и внимательно посмотрел на него. Даже сквозь огонь, который их разделял, он увидел его глаза, а в них - свое отражение. Как всегда белоснежной лошади, а не человека. Слегка вздохнув, он снова посмотрел на огонь и внимательно выслушал то, что тот ему сказал. Этот спокойным, немного холодный тон на самом деле его даже немного пугал. Он снова на пару мгновений встретился с ним глазами, увидел в них что-то еще... Слегка вздохнув, он чуть сильнее сжал пальцами тонкий посох и посмотрел на него спокойно, точнее, стараясь это сделать как можно спокойнее.
-С уверенностью за всех - разумеется нет. Но могу говорить за многих... И даже за таких, как ты. Или я ошибся?
Он уже немного осмелел, несмотря на то, что находился под пристальным наблюдением Амоса. Странно, даже на душе стало как-то легче, когда тот перестал на него смотреть. Молодой человек снова слегка вздохнул и тоже посмотрел в огонь. Сейчас ему так хотелось спать... Он понял это совершенно неожиданно, но, впрочем, так всегда было: скажем, бродил по лесу, а потом неожиданно проскальзывала мысль "Хочу спать". Так и сейчас, он понял это совершенно неожиданно. Правда была кое какая проблема: он был не один. Во многих других случаях он бы не раздумывая завалился бы спать под ближайшее дерево или кустарник. Но не сейчас. Собеседник внушал некоторые опасения. Это он такой доверчивый, предпочитает не замечать плохого, а может на самом деле это какой-то разбойник, который, когда он заснет, просто перережет ему горло?
-Нет, хватит бредом заниматься... Не хочу даже об этом думать. Все будет нормально. Все. Будет. Нормально. Надо просто успокоится, взять себя в руки и быть собой... Нет, вот быть собой я как раз не могу. Боже, как все это сложно!
Октант слегка потер рукой лоб, на пару секунд зажмурившись, словно у него болела голова, а потом снова сложил руки на коленях, смотря в огонь, как и до этого. Мысли путались, а если пытаться разобраться в них последовательно, то получалась сущая аброкадабра, потому что все мысли были исключительно обрывками. Ему определенно нужно отоспаться, чтобы убрать этот хаос из головы.

0

8

Амос ненавязчиво наблюдал со своим нежданным собеседником. Тот, с некоторыми перерывами, беспорядочно ёрзал, то ли ища удобную позу, то ли банально нервничая. Понять этого с определённой точностью было невозможно. Только прочтённые мысли могли дать ясный ответ на немой вопрос ликана. Нехитрые размышления Кана прервал Октант:
- С уверенностью за всех - разумеется нет. Но могу говорить за многих... И даже за таких, как ты. Или я ошибся?
Его голос уже окреп и не был сбивчив, как в начале разговора. Видимо, всё таки банальное неудобство порождает столько суеты. Да и откуда в таком изобилии одежды найтись удобству?
- Все ошибаются, разве нет? - спросил Амос и подёргал когтями вдруг зачесавшееся ухо.
Временами на эту часть тела нападала невообразимая чесотка и ликана нынешний позыв несколько обеспокоил, хотя такое и происходило не так уж и часто. Не чаще приступов безумия. Хотя с уверенностью сказать об этом нельзя. Много лет прошло, чтобы упомнить всё прошедшее и случившееся. Столько событий, столько дней... Кан наконец отпустил ухо и уставился в огонь.
Откуда-то издали со стороны Октанта донёсся приглушённый шум. Амос лениво повёл ушами в ту сторону. Звука не повторилось. Может показалось, а может и кто-то ещё есть в округе. Хотя шум был как будто инородный, не свойственный для этих мест. Размытый и нечёткий. Ликан глянул в ту сторону и, понятное дело, ничего не увидел. До шума было далеко и многочисленные деревья мешали обзору.
Неожиданно тот же звук раздался намного ближе. Напоминал он резкий выдох с низкими нотками шепелявого свиста. Амос посмотрел на Октанта, но тот с трудом сдерживал сон и, видимо, не слышал звуков. Человек. Слышит плохо, чует отвратительно, видит посредственно. И при всём при этом один из самый расползшихся видов в этом мире. И гордости с другими эгоистичными чувствами у них не меньше их численности. Союзники из таких неприятные, как, собственно, и враги.
Кан неприязненно фыркнул и уставился за плечо Октанта, силясь увидеть источник шума. У ликана складывалось чувство, что нечто нашумевшее, пусть и очень тихо, но нашумевшее, наблюдало за ними буквально из-за тех деревьев, что виднелись за массивными дубами, окружавшими ночлег Амоса. Нечто странное и непонятное намеревалось следить за каждым их действием и слушать каждое их слово. Ощущения Кана, возможно, были ошибочными, но рассуждать на эту тему он в данным момент не намеревался. Его больше беспокоил сам факт незримого наблюдателя за ним.
Больше не секунды не размышляя, Амос одним движением расстегнул плащ и, отбросив его в сторону от себя и костра, прыгнул через огонь и своего собеседника в сторону предполагаемого оппонента.

0

9

Постепенно он чувствовал себя увереннее, хотя рядом с таким существом невозможно чувствовать себя в абсолютной безопасности. Тот не проявлял агрессивности по отношению к нему, и пока Октанту этого было более чем достаточно. Услышав очередную фразу Амоса, молодой человек снова поднял голову и посмотрел на него. Хотелось спать, весьма сильно, но он просто не могу себе позволить просто взять и отключиться у него на глазах. Мало ли, что могло произойти... К тому же умирать ему не хотелось, как и всякому нормальному существу.
-Черт, а лапа то внушительных размеров... Так по спине ударит, и сломает мне все на свете. Это если еще не вздумает в меня свои когти запустить. А вот действительно интересно, он не людоед часом? Тогда стоит быть настороже... Да и если учесть, что он похож на волка, то раскрывать свою лошадиную сущность тоже явно не стоит, польстится может на кусок конины...
-Да, ошибаются все... И имеют полное право на ошибку.
Октант слегка вздохнул и снова начал рассматривать это странное создание, стараясь сделать это как можно незаметнее и ненавязчивее, хотя сделать это было довольно сложно.От него не укрылось то беспокойство, которое начал проявлять ликан. Сначала ему показалось, что дело в нем, и он только сильнее сжал в пальцах тонкий посох, пристально наблюдая за ним. Презрительный взгляд, обращенный к нему, тоже не укрылся от внимательных голубых глаз. Плохо только, что сейчас ночь, а в свете костра толком не разглядеть выражение его лица. Когда тот просто беспокоился, оглядывая темноту, все было еще ничего. Единорог тоже начал прислушиваться, но ничего такого особенного не услышал, да и не увидел точно. Но вот Амос, наверное, что то все же слышал, возможно это были его особые способности, может, магические, а может и природные, кто его знает. Но когда тот прыгнул вперед, за секунду оказавшись рядом с ним, Окт все же испугался, резко поднялся на ноги, отскочив от него, и в следующую секунду на одно странное существо сверху вниз смотрело другое странное существо. А по другому сказать было нельзя. Единорог и ликан, вот это пара... Белоснежный конь был выше, хотя и не отличался крупными размерами, но это только до тех пор, пока тот не встанет на задние лапы и не выпрямиться, тогда они окажутся с ним одного роста. А пока белый конь уже абсолютно спокойно смотрел на своего временного спутника, который явно был удивлен такому внезапному превращению. В темноте, несмотря даже на свет от костра, казалось, что он светится, такой белой была его шкура. Слегка прищурившись, единорог взмахнул хвостом и переступил немного ногами, вставая к нему полубоком.
-Что так беспокоит тебя, Амос?-голос прозвучал абсолютно спокойно и даже как будто отрешенно. Вообще-то он был по своей натуре добряк, но сейчас решил воспользоваться моделью поведения, которой обычно придерживались все остальные: отстраненность, холодность, гордость. Это были не его качества, но пока он решил приписать их себе. И теперь все его страхи растворились, ведь ему нечего было теперь бояться, что тот раскусит, кто же он на самом деле - он уже и так предстал перед ним в своим истинном облике. Октант тихо фыркнул и даже с некоторым превосходством посмотрел на него. Если тот попытается причинить ему вред, то он просто исчезнет с его глаз и уйдет. Ничего ведь не связывает его с ним, кроме поверхностного знакомства.

0

10

Никогда не можешь знать, к чему может привести всего одно действие. Всего один прыжок. На войне он либо спасал жизнь одному, либо отнимал её у другого. И всё. Но здесь, в лесу, последствия оказалась намного разнообразнее и неожиданнее.
В прыжке Амосу показалось, что он видел некую призрачную фигуру за теми деревьями, куда он стремился. Но мелькнувшее сбоку белое пятно, обратило на себя намного больше внимания, чем то незнакомое существо.
Всё было потеряно. И темп, и момент, и другое немаловажные для погони вещи. Фигура за деревьями исчезла, зато Октант оттягивал на себя всё больше и больше внимания. Не вытаскивая когтей из земли, куда он их вогнал для следующего прыжка, Амос повернулся в сторону незваного собеседника. Будучи неподготовленным к открывшемуся его взору зрелищу, Кан не смог скрыть большого удивления. Перед ним стоял белоснежный конь, а точнее единорог. Не может быть. Теперь понятно, почему запахи говорили не о совсем человеке. Магическое существо с очень интересными способностями. Ликан много слышал о единорогах, но в живую увидеть он смог только сейчас. Да и тем более с такого близкого расстояния. Амосу живо вспомнились истории про тайные города единорогов, про их устои и прочее. Но те легенды рассказывали про события давно минувших дней да и сами сказы стали чем-то наподобие мифов с давно забытыми предложениями. Понять, что и где там правда, а что выдумка, было невозможно. Но, как минимум, про магическую природу этих существ там не лгали.
- Что так беспокоит тебя, Амос? - подал голос конь. Издевается? С чего бы ликана не беспокоило существо, которое притворялось человеком? С чего бы единорогу не уметь ещё каких фокусов? Кан недолюбливал магов не своего народа. Сколько он не изучал этот мир, только в своей стае он видел подобающую систему обучения и контроля жрецов. У других же народов он такого не наблюдал и не мог поручиться за безопасность встречи с их магическими представителями. Хотя сказки и внушали некоторое доверие непосредственно к единорогам, как к мудрым и честным существам.
Ситуация была совершенно безумная. Было непонятно, что делать и как себя вести. Мысли роились невероятным вихрем рассерженных маленьких существ, требующих особого внимания, но Амос не мог уделить им всем хотя бы часть его. Ликан расслабился. Гнаться за кем-то сейчас уже не имело смысла, поэтому Кан разогнулся из подготовленной для прыжка позы. Небрежным движением сбросив с когтей комья земли, некоторые из которых тихо зашипели в костре, Амос уставился на Октанта.
Непонятно, возможно, подкатило безумие, но Кан неожиданно отрывисто рассмеялся хриплым голосом, очень похожим на рывками рвущуюся ткань. Возможно, со стороны это выглядело несколько ужасно - оскаленная пасть, взъерошенная шерсть - но Амосу всё было безразлично.
Смех прекратился так же внезапно как и начался. Осталось лишь несколько неприятное чувство, как будто кто-то несильно давит на шею и грудь, осторожно затрудняя дыхание. Амос, до этого не переставая следить за Октантом, перевёл взгляд на костёр. На несколько секунд ликан почувствовал себя совершенно молодым щенком, которого ещё не заботят какие то не были проблемы, который, тая дыхание, слушал удивительные истории от своей всегда заботливой матери-жрицы, и который вопреки всему хотел стать великим воином, а не простым разведчиком. Картины как-то незаметно сменились кровавыми сценами войны с людьми. Сверкающее оружие врагов вернуло все заботы, воинственные крики заглушили слова мифов, а законы стаи наделили его не тем предназначением, что он желал.
- Уже ничего... Совершенно ничего, - задумчивым голосом ответил таки ликан, силясь вернуть картины беззаботного детства. Но безуспешно.

0

11

С самого начала эта встреча не предвещала ничего хорошего. Это молодого единорога не пугало, уже нет, но заставляло постоянно быть настороже. А он не слишком любил находиться в постоянном напряжении. Но как можно расслабиться и забыть обо всем, если рядом находится такое существо? Не страшное, вовсе нет, просто немного жутковатое и совершенно непредсказуемое. Почти всех существ, подобных Амосу, было невозможно назвать предсказуемыми. Звериная сущность, от нее никуда не деться. От этого никуда не деться даже ему самому. Но он хотя бы легко может удерживать себя на грани между нормальной жизнью разумного существа и простого животного, живущего исключительно инстинктами. А сейчас ему было столь забавно наблюдать за этим ликаном. Такие удивленные глаза, аж застыл на месте, не в силах сдвинуться. Ну конечно, кто бы мог подумать, что под личиной хрупкого и невзрачного юноши скрывается такое существо? Уже просто мифическое... По позе. в которой застыл Амос, по его глазам было совершенно ясно, что тот в полном замешательстве. Это хорошо, значит они уже оба могут бояться друг друга, а не только Октант его. Пока лучше больше не раскрывать своих способностей, чтобы продолжал его опасаться, чтобы был уверен, что белоснежный конь способен на что-то еще, что может быть опасным.
-А я ведь действительно против него почти совершенно бессилен. Из оружия у меня только собственный рог, ну еще, может быть, копыта, но не более того. Если отбросить подробности, то мы - хищник и его жертва, волк и лошадь, в схватке которых может быть ничья только если лошадь сумеет убежать. Убить его я не смогу, никогда, я ведь не убийца. Он меня - вполне возможно, но такую простую победу я не подарю ему никогда.
Единорог глубоко вздохнул и слегка помотал хвостом. В отличие от своих глупых дальних родственников - простых лошадей - он не тратил силы на излишние движения. у него были слова и мимика, чтобы выражать свои эмоции и чувства. Он пока еще сохранял спокойствие, не хотел, чтобы ликан учуял его беспокойство, которое с каждой секундой росло все больше. Этот неожиданный смех заставил его слегка вздрогнуть и даже отступить на шаг назад. Потому что смеющийся Амос выглядел довольно жутко. Даже очень жутко. К такому на обед попасть не хотелось совершенно. Размер клыков впечатлял, да и когтей тоже... У него складывалось такое ощущение, что это на крупного человека нацепили волчью шкуру, и получилось такое чудо. Страшно красивое. Другого определения просто быть не может, ему не найти слов, чтобы описать это зрелище. Когда тот наконец закончил смеяться своим странным смехом - у него не лучше, его хихиканье больше похоже на фырканье напополам с ржанием - Октант наконец увидел, что тот полностью оправился от удивления. Эффект неожиданности от внезапного превращения почти всегда работал безотказно работал на всех существах. Почти - попадались и те, кто с хладнокровием пытался убить его в любом виде. Это были уже такие мелочи, потому что остались в прошлом все эти случаи... Лишь бы сейчас ликан не захотел его прикончить, чтобы продать его шкуру и рог за огромные деньги на рынке в какой-нибудь деревне. Он был уверен, что его тушку оценят высоко... Он ведь еще молодой совсем, "чистенький" - почти без шрамов. Таким бы украшением был бы в доме у какого-нибудь знатного торговца. Но нет, не сейчас, да и вообще никогда. Он не хочет становиться шкурой для согревания пола в чьем-то доме. Просто не хочет и все. Добровольно он на такое ни за что не пойдет. Если только ему не будет плохо настолько, что он сам придет туда, где его с удовольствием выпотрошат. Но пока еще у него не было причин для таких жертв, никаких. Единорог снова воззрился на Амоса и тихо фыркнул, непонятно почему даже для самого себя, а потом все же решился на небольшой комментарий.
-Ты либо безумец... Либо гений.
Ну вот действительно, как к нему относиться? Такой странный, совершенно непонятный для него. Этот внезапный дикий смех, теперь резкая смена на апатию... Действительно, сложно понять, что на самом деле у него в голове, даже не просто сложно, а просто невозможно... Насколько же близким надо быть к нему, чтобы понимать его? Но подобное ему точно не светит; лошадь и волк - они будут такой чудной парой... они оба настолько противоположны, что не могут существовать вместе. Хищник должен быть с хищником, а жертва - с жертвой. Никаких средних вариантов не может быть.

Отредактировано Октант (2011-12-23 10:37:12)

0

12

- Ты либо безумец... Либо гений, - решил таки нарушить тишину Октант. Смех его на мгновение испугал, но единорог быстро оправился и вновь изображал невозмутимость. Простая бравада, которая маскирует истинное лицо эмоций? Или же настоящая выдержка? Всё возможно. Особенно от существа, чей род известен ликану только по древним сказкам.
- Безумец? Гений? От одного до другого один шаг, не правда ли? - немного помолчав, ответил Амос. - И почему бы не быть где-то посередине? - ликан повернулся к Октанту, слегка наклонив голову набок. В принципе, один прыжок может превратить живого единорога в мёртвого, но за чем Кану это сейчас, когда таки можно поговорить хоть с кем-нибудь не из людского племени? Хотя прятки Октанта за личиной человека несколько напрягали Амоса. Скрываться - как это всё таки знакомо... Хотя в разных случаях к этому приходят по разным причинам и разными методами. Амос прячется под капюшоном и за чужим голосом. Октант - под личиной почти обычного человека. Ликана можно раскрыть всего лишь сняв с него капюшон, а вот единорога, видимо, надо испугать, чтобы он потерял контроль. Хм... Спрятанную сущность всегда надо контролировать. Страх, как и безумие, открывают истинное лицо существа. На мгновение или же на более продолжительный срок. У кого как.
Зверь. Сущность ликана именно звериная. Как дала природа при рождении. Как было наказано при сотворении. Великая Волчица и есть олицетворение именно зверя внутри ликанов, а не их разума. Наиболее умные это понимали, но молчали, остальные же предпочитали верить. Амос хотел быть среди вторых, но был среди первых. Мать-жрица с малых лет прививала такой взгляд. Говорила, что для успешного самосознания необходимо понимать, что ты в первую очередь зверь...
- А сам ты кто? - Кан протянул руку и ткнул пальцем в сторону единорога. - Почему прячешься за личиной человека? Проявление гениальности или безумия? - с каждым вопросом ликан подходил на один шаг. - А может это страх? - Амос, не доходя пару шагов, остановился и, слегка наклонившись к единорогу, резко и шумно вдохнул. На секунду задержав дыхание, он так же выдохнул. Непонятно какую цель Кан ставил, производя эти действия, но они точно должны были возыметь эффект. Любой и практически непредсказуемый, но последствия просто обязаны были проявиться. Агрессия, испуг. Всё, что угодно. Любой спектр эмоций. Неопределённость усугублялась тем, что Амос встречался с единорогами впервые и просто не мог знать, как они реагируют на те или иные действия. Хотя, возможно, смысл действий и есть - проверить. Проверить реакцию, проверить свои предположения, проверить, так сказать, лояльность единорога к зверю. Крупицы информации всегда имеют место быть полученными и использованными в будущем. Во благо или же во вред. Смотря по обстоятельствам.

0

13

-Он как будто испытывает меня... Проверяет меня на прочность, играя, как кошка с пойманной мышью? Или просто изучает, как неведанное доселе существо? Столько непоняток с этой волчьей мордой, а к разгадке и не приближаюсь ни на шаг. Даже не знаю, как уж точно дать определение этому существу... Чудовище? Чудо? Одно ясно - мне нужно быть осторожным, чтобы не расплатиться своей шкурой...
Единорог внешне все таки же невозмутимо смотрел на своего странного собеседника, хотя внутри его так и подергивало бросить все и убежать отсюда куда подальше, к привычному одиночеству, далеко в лес, где его никто не найдет и дадут выспаться, наконец... Да, он по прежнему хотел спать, правда ситуация просто не позволяет ему расслабиться и сделать то, что он хотел. Белоснежный конь слегка вздохнул и немного опустил голову, спокойно ответив:
-В этом мире все носятся между двумя этими берегами.
Он посмотрел куда-то в сторону, но через секунду уже снова взглядом контролировал все действия Амоса. Это было для него необходимо просто для того, чтобы быть уверенным в своей безопасности. Хотя сейчас ни в чем нельзя быть до конца уверенным. Он точно даже не знал, как ликан его воспринимает: как врага, как друга и союзника, или вообще думает, что это ему снится... Он ведь не умеет читать мысли, и иногда даже жалко, что у него такой способности. Так было бы наверное проще принимать решения, зная, что чувствуют и думают окружающие. Но с другой стороны, говорят, что почти все телепаты сходили с ума. Даже не почти, а все. И если уж речь зашла о способностях, то что может Амос? Тот еще вопрос. Он не узнает этого никогда, пока тот не покажет ему их сам, но это уж точно вряд ли, не в тех они отношениях... Вообще даже еще не ясно, какие они. А тем временем ликан снова устроил "проверку". Но тем не менее, октанту удалось взять себя в "руки" и остаться стоять на месте, внимательно глядя на него. Немного страшновато стало за свою шкурку, но он пересилил в себе страстное желание дать деру. Единорог довольно громко вздохнул, когда тот остановился наконец и слегка фыркнул, немного сердитым голосом отвечая:
-Я тот, кого ты видишь перед собой. А почему прячусь... Подумай сам, вспомни цены, которые люди готовы заплатить за покупку если не живых, то хотя бы за шкуры мифических существ.
Он так и не сказал ему, что он боится. Но если Амос не дурак, то догадается и сам... А Амос не дурак, значит точно догадается. И кто знает, как еще могут обернуться для него эти, случайно сказанные слова. Может быть тот его пожалеет, что вряд ли, а может и решиться подзаработать сам... У него ведь наверняка хватит силенок поймать наполовину спящего единорога. А он уже действительно был наполовину спящим - ему срочно нужен был отдых, но  в такой момент он просто не может себе позволить лечь спать. Смерти бояться...в этом ведь нет ничего такого?

0

14

- Я тот, кого ты видишь перед собой. А почему прячусь... Подумай сам, вспомни цены, которые люди готовы заплатить за покупку если не живых, то хотя бы за шкуры мифических существ, - единорог храбро остался стоять на месте и наблюдать за ликаном.
- Цены? - Амос фыркнул и отвернулся к костру. - Деньги... - он опять резко выдохнул. Снова эта болезнь. Деньги, куски металла без своей стоимости, но наделённые властью, которая им принадлежать не должна. - Они для меня не имеют значения. Поэтому для меня это не ответ. Если бы всё было именно так, то ты сюда бы не подошёл, а пустился бы вскачь куда подальше, - ликан несколько раздражённо махнул в сторону леса. - Есть же что-то ещё? - Амос оглянулся через плечо, чтобы посмотреть на своего белоснежного собеседника. - Или у тебя нету целей? Всё это просто так? Ради самого процесса? - Неужели и для него деньги то, что и для людей? Неужели он видит в них смысл? Может мудрость единорогов всего лишь сказки? Или они забыли о своём прошлом? А какая, собственно, разница? Зачем задавать столько вопросов? Единорог либо будет притворяться до конца и скрывать практически явные вещи, либо расскажет сам. В своё время.
Кан безразлично махнул рукой. Подойдя к костру, он накинул поднятый плащ и присел к огню. Подкинув последние ветки, ликан накинул капюшон и сказал единорогу:
- Холодает. Присядь и согрейся, пока огонь не потух.
Костёр тихо потрескивал, внося свои скромные аккомпанементы в слабое шелестение листьев и посвистывание ветра. Тишина и благодать. И как будто нет никаких забот и проблем. Нет поиска, нет людей. Ничего нет. И ничего не было. Ни войны, ни того дня, когда Амос стал разведчиком. Ни-че-го.
Кан посмотрел на Октанта и снова вернул взгляд к костру. Единороги, единороги, единороги... Неужели я ошибся, доверившись сказкам? Или это просто нетипичный представитель их расы? Изгой? За что тогда он изгнан? Убийство, кража? А может что-то более тёмное? Ха. Такое белое существо и такой чёрный поступок. Хотя всё может быть. Амос про себя усмехнулся, представляя реакцию единорога, если бы ликан спросил все свои невысказанные вопросы. Или Октант опять бы скрывался за личиной невозмутимости? Скоро к этому можно будет и привыкнуть.
Конечно, можно и раскрыть карты, но уж точно сначала не свои. Но Октант же будет против. А причинять боль, высказав перед этим гостеприимство - несколько отвратительно. Хотя это будет уже не первый раз. Главным всегда была первоначальная цель. Остальными же всегда можно было пренебречь. Почти всегда.

0


Вы здесь » ... » Флэшбэк » Дыхание леса (Амос Кан и Октант)