...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Флэшбэк » Хвост и ожерелье (Вальд и Айен)


Хвост и ожерелье (Вальд и Айен)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники:
Айен Мидо, Вальдемар.
Место действия:
таверна.
События:
Вторая встреча асура и жрицы.
За несколько лет до начала оригинальной истории. Это было время утраты веры и крушений, создания новых идеалов и неверных суждений.
...Шел четвертый день после того, как Вальдемар лишился своего дома и оказался в чуждой среде с клеймом изгнанного.
Айен вот уже несколько месяцев состояла в гильдии Магов, выполняя задания различной сложности. И вот, после очередной миссии, она решает отдохнуть в таверне, где встречает хвостатого знакомого.

0

2

Обычная таверна. Такая же как и все остальные, в которых побывал он перед тем, как оказаться здесь. Хотя может он просто еще не научился различать места пребывания на земле. Они казались все такими грязными и однотипными, что хотелось скорее убежать куда-нибудь в лес. Впрочем, убежать в лес хотелось совсем по другой причине. И даже не в лес, а еще куда подальше, чтобы не видеть ничего, что происходит вокруг. Глаза все время резал слепящий свет, заставляя зрачки держаться не шире игольного ушка, а уши ни как не могли привыкнуть к звукам, которые ранили хуже, чем свет. В добавок все откровенно рассматривали его хвост. Несколько раз он вспылил и едва не обнажил меч на одно из местных ребятишек, слишком яро кричащего о том, что "у дяди хвостик!", матери, которая схватила нерадивое чадо за шкирку и пыталась оттащить сопротивляющегося ребенка подальше. И "дядю" и человеческого отпрыска спасло нетрезвое состояние первого. В итоге хвостатый лишь махнул рукой на заливающееся в истерике дите и удалился шатающейся походкой в поиске очередного прибежища его падшей души. Падшей в прямом смысле. Ибо четверо суток назад был великий день. День, когда перевернулась вся жизнь, разграничив временную ленту на "до" и "после". Вот только сейчас он мечтал вернутся в "до" и лелеял надежду о своем сумасшествии, напрочь отрицая реальность происходящего.
...А трактирщик все подливал и подливал эля гостю, хищно облизываясь на доспехи и оружие, явно желая заполучить их, когда окажется, что у посетителя нечем будет расплатиться.
В общем-то, в первом заведении подобного рода, хвостатый почти попался на эту удочку, только вот с честно нажитым имуществом прощаться совсем не хотелось, и он устроил драку, где естественно одержал победу, перебив половину таверны, которая додумалась преградить ему путь к отступлению. В следующий раз он стал чуть умнее и, прежде чем наведаться за следующей порцией бодрящего напитка, стащил деньги посредством врожденных магических умений. Нечестно, а что поделать - похмелье вещь такая... Только ворованных денег ему не хватило и пиршество снова увенчалось знатной дракой. И он стал входить во вкус такого времяпрепровождения. Это расслабляло на какое-то время, а убийство, как это ни странно, облегчало душу.
После падения его расы он будто лишился души и сразу перешел ту грань, которая обычно отделяет свет от тьмы. Черная, липкая как грязь, частица заронилась в покровы неосознанного и сразу пустила ростки свинцовой тяжести, оседающие внутри и тянущие в бездну собственного самоуничтожения. Свинец быстро освоился и распустился ржавым блеском, заражая все, до чего мог дотянуться, кровавым сиянием. Алкоголь же был благодатной почвой для того, чтобы распустились цветки полемики, загоняющие истину в дальние края необъятной сущности бытия.
Очередная капля эля сдобрила идиоматику внутри хвостатого, на что тот лишь криво усмехнулся, заставив трактирщика невольно отступить в сторону. Перед глазами мир уже не казался прежним... Конечно, после стольких кружек выпитого, он качался то вправо, то влево, а иногда и вовсе уплывал в какую-то серую даль. Тогда гость просто опускался лбом на трухлявую столешницу и, собравшись с силами, указывал пальцев в пустую кружку, приглашая наполнить ее до краев еще раз. Язык отказался подчиняться сигналам головного мозга, выдавая несуразные звуки, лишь по интонации которых можно было бы с трудом догадаться чего хочет донести до слушателя вопрошающий.
- Эй, парень, тебе хватит. - приставив ладонь ребром к горлу сказал трактирщик и отобрал у вяло сопротивляющегося постояльца кружку.
- Не хваааатиит... - медленно проговорил молодой человек и потянул руки к сосуду. - Я - асур! - он попытался встать, но потом резко передумал, когда мир в очередной раз угрожающе качнулся перед зрачками. - А тыыыы... смертный! Вот ты кто... Я могу тебя таааак раз... и все. Понял?
- Да налей ты ему уже, пусть заткнется. - выкрикнул кто-то из зала.
Хозяин забегаловки страдальчески возвел брови к небу, но повиновался просьбе, плеснув хвостатому медовухи. Запасы эля был исчерпаны.
Парень обхватил кружку руками и стал смотреть на колеблющуюся жидкость в ней, которая волной пробегала к одной стенке, отталкивалась, и тут же бежала к другой.

Отредактировано Вальдемар (2011-09-25 22:14:44)

+1

3

День шел плохо, из рук вон плохо. Шатание по болотам и грязи не принесло абсолютно никаких результатов, а задание еще предстояло выполнить. Тучи мошки и комаров назойливо жужжали над ухом весь день, не говоря уже о насквозь промокших длинных сапогах, на которые девушка променяла свои любимые полусапожки, и черном плаще, что мертвым грузом волочился по земле. Хотелось обругать все и вся самыми бранными из ругательных слов, чтобы вся эта мерзопакостная погода, надоедливая мошка и куча проблем испарились восвояси. Мечты, мечты... На самом деле предстояло прочесать еще километров десять холмистой местности, прежде чем Айен сможет со спокойной душой отправится в город, право, таверна была совсем недалеко. Но материал, нужный жрице, как назло не находился...
"Айен, долго нам еще торф искать, а?" - эхом в голове ныла Ив.
"Ну что я могу поделать?" - жрица с раздражением отмахивалась от комаров, часть из них сгорала под действием магии, пепельным ковром ложась на дорогу, по которой шла девушка. Ноги еле передвигались, где-то в сапогах хлюпало что-то непонятное (что именно, девушка даже знать не хотела), ну а плащ... Плащ вообще пришел в полную непригодность, поэтому девушка отстегнула его, с кислой миной бросив пропитанную топью ткань куда-то в придорожные кусты. Неприятный холодок тут же пробежался по спине, но приходилось героически терпеть притеснения со стороны холодного осеннего воздуха.
"Ну его, этот торф... Обойдусь как-нибудь," - Айен привела себя в порядок, магией выталкивая частицы отовсюду, в итоге та легкой пылью ложилась на дорогу, где ей было самое место. Сложно сказать, сколько времени на это ушло, но вскоре жрица шла по направлению к таверне в более - менее приличном виде, монотонно чеканя шаг.
   Не прошло и получаса, как пресловутая таверна замаячила совсем недалеко, и Айен, ускорив темп, такой же монотонной чеканкой преодолела расстояние в две минуты, после чего, стремительно вбежав на лестницу, полным злости на все и вся пинком буквально выбила дверь таверны. Посетители сражу же стали оборачиваться, стремясь узнать, кто же таким беспардонным образом разрушил атмосферу пьянства и брани в обители веселья, но жрица просто прошла мимо, не удостоив никого даже взглядом.
- Эля, пожалуйста, - проговорила девушка, буквально растянувшись на барной стойке. Ноги сильно болели, настроение падало ниже плинтуса, камнем на дно утягивая вслед за собой былую оптимистичность замыслов.
- Эль кончился, мисс, - вздохнул трактирщик, показав пальцем куда-то в сторону. - всему виной этот тунеядец, я ничего не могу с ним сделать.
- Тогда вина, сухого. Лучшего, что есть в твоих запасниках.
Не глядя, девушка метнула трактирщику кожаный мешочек, в котором звонкими трелями переговаривались золотые монеты. Деньги для Айен были лишь инструментом для получения нужных вещей, ничем более, их раздобыть можно было в любой момент, продав парочку драгоценностей, поэтому сейчас было абсолютно все равно, сколько золотых болванок уйдет на спасительный алкоголь.
  Поймав мешочек в пухлые руки, хозяин таверны удалился в погреб с горящими глазами, буркнув что-то наподобие "спасибо", а девушка продолжила безразлично растягиваться на столешнице. Решив оглядеться в поисках того самого "опустошителя бочек", жрица лениво начала искать глазами объект наблюдения в направлении, указанном трактирщиком. Затуманенный взгляд уловишь лишь что-то черно-синее, маячившее из стороны в сторону... При ближайшем рассмотрении это оказался чешуйчатый хвост, тускло переливающийся синим в свете, отбрасываемом свечами, втравленными в убогие подсвечники.
"Красивый хвост... Из него получился бы отличный кошель или сумка," - Айен резко поднялась, поняв, о чем она вообще думает, и начала краем глаза изучать обладателя сей выдающейся части тела. Им оказался статный юноша с темными волосами, который с пьяным румянцем зачарованно смотрел на кружку с выпивкой. В угловатых чертах лица было что-то печальное и очень знакомое...
  Решив проверить свою догадку, Айен осторожно подвинулась к незнакомцу поближе, искоса поглядывая из-под челки на случай неадекватного поведения.
- Вальдемар, это ты? Каким ветром тебя сюда занесло?

+1

4

Вальдемар давно уверовал в одну теорию, придуманную им самим, которая подтверждалась по мере того, как он влачил существование на Небесах иль на Земле. Суть ее была проще, чем падающая вода с утеса. Все события, приносящие в нашу жизнь боль, огорчения, страхи и прочие малоприятные для восприятия вещи, рано или поздно повторялись. Но повторялись они не потому, что так положено по спиралевидной системе развития бытия, а в связи с нем, что нечто свыше хотело в очередной раз убедится о правильности понимания данным существом того великого урока, который преподнесла ему судьба в лице высшего создания. И ежели урок принимался с новым видением, то аналогичная ситуация сопровождалась смягчающими обстоятельствами. Такими как дополнительные средства к проживанию в виде золотых эквивалентов или приятное знакомство с новым человеком, который или же будет для являться очередным испытанием, равно как и деньги, или же станет настоящим другом с которым, как говориться, и в огонь, и в медные трубы, и в таверне разгромы устраивать...
И сейчас Вальда пугала перспектива будущего, а не его настоящее положение. Пьяные мысли вместе с духом давно отделились от реалий настоящего и улетучились в непросветные грани его будущей жизни, которую он пытался тщетно спрогнозировать.Конкретно сейчас он не понимал, что же должен испытывать и какие выводы обязан сделать из сложившейся ситуации. А это грозило, по его теории, повторением подобного случая.
Асур едва дунул на жидкость, и та стала стала расходится к краям чашки, образуя внутри маленький водоворот, который как нельзя лучше сейчас характеризовал внутреннее состояние. Все было скручено, выжато и осушено, не смотря на литры алкоголя почившие в его желудке. Еще и вращалось как через мясорубку. При чем "все" охватывало как и чувства несостоявшегося хвостатого алкоголика, так и цвета окружавшие поле его зрения. Контуры были расплывчаты, очертания сбивались в непонятную массу. А еще звуки. Они то были громче, то совсем пропадали, погружаясь в вакуум.
- Госпожа, он с вами? - вынырнуло из очередного припадка тишины. - Заберите его от сюда.
Изгнанный залпом опрокинул в себя чарку медовухи и кашлянул, прогоняя по глотке остро-хмельные ноты напитка.
- Мы... с вами! Знакомы?... - почти шепотом проговорил Вальдемар, тщетно пытаясь навести фокус на фигуре, с которой заговорил трактирщик.

0

5

Оффтоп|Закрыть

Прости, у меня как обычно, война в доме.

Услышав не многозначный ответ со стороны хвостатого "незнакомца" и стопроцентно убедившись в том, что данный пьяница - это именно Вальдемар, Айен лишь тяжело вздохнула. По несвязной речи асура мигом стало ясно, что жрица может быть не только не узнанной, но и разговора, как такового, и не выйдет, язык юноши уже связался бантиком и напрочь отказывался поворачиваться в нужном направлении.
- Госпожа, так он с вами? - переспросил трактирщик, переводя взгляд с нахмурившейся девушки на пьяного асура и обратно. В ответ девушка ничего не сказала. Что тут можно было сказать, с другой стороны? Счастье крепких объятий алкоголя жрице пришлось забыть много лет назад, уступив место прочным оковам трезвого ума и рассудительности, которые так и тянуло разорвать время от времени, погрузившись в блаженный, непрерывный сонм ярких видений, продиктованный жидкостью, жгущей горло терпким пламенем. Будь то убийца или жрица - позорное клеймо слабости и отчаяния все-таки настигло Айен, оставив свой след под левым глазом девушки, заставив расплачиваться за свои грехи. Забытье алкоголя, чрезмерный холод и жар, яды и физические повреждения - все это теперь пролетало мимо, не имело почти никакого воздействия на тело жрицы. Но вместо этого обострился разум. Любая, пусть даже самая незначительная душевная рана оставляла кровоточащий шрам в душе девушки, делая невозможным побег от реальности - все двери оказались запечатаны за семью пудовыми замками, любое сомнение эхом раздавалось внутри опустевшей души. Вот и сейчас чувства бесцельно бродили внутри пустого пространства, пытаясь найти хоть какой-нибудь выход, любую цель, которая отсутствовала, по сути дела...
   Глаза Айен изучающе скользили по столешнице, продвигаясь дальше, к пьяному Вальдемару. Что-то в нем неумолимо цепляло жрицу, приковывало взгляд, но что именно - трудно сказать. Пустой взгляд асура словно прошивал насквозь, оставляя до боли знакомое чувство. Злость? Вызов всему и вся? Нет, не совсем то... Неопределенность? Тоже не то, но уже теплее, гораздо ближе...
- Есть места, чтобы остановится на ночь? - решительно спросила Айен, не отрывая взгляда от своего горе-знакомого.
- Конечно есть, сударыня, обижаете! Вам одну комнату на двоих? - ответил толстяк с ехидной улыбкой. Он уже явно просек, что девушка явно знакома со странным субъектом, беспардонно поглощающим эль.
- Не дождешься. Две разных, - сухо возразила жрица, с грохотом опустив ладонь на барную стойку. Как только девушка убрала ее, по столешнице покатились две блестящие алмазные бусины, снятые с ожерелья, предусмотрительно спрятанного Айен в складках одежды во избежание ненужных конфликтов. Учитывая контингент таверны, ночью могло случится всякое, если бы девушка разгуливала по строению чуть ли не с килограммом чистых алмазов, выставленных напоказ. Потасовки в планы Айен не входили.
- Второй этаж. Две комнаты в конце коридора ваши.
- Отлично, - с этими словами жрица подошла к асуру, осторожно вытащив у него из рук уже пустую кружку, и быстро поднырнула под сильную руку юноши, намереваясь помочь ему подняться. - Ну-ка поднимаемся, горемыка...
   Стоило Айен оторвать тушу Вальдемара от стула, как тот, казавшийся на вид если не легким, то по крайней мере довольно стройным на вид, чуть не завалил девушку своей тушей весом как минимум в семьдесят пять кило, и это был наверняка еще не предел, учитывая хорошие доспехи и меч, висевший на спине асура. Благо, девушка успела вовремя напрячься, иначе бы ее ждало бесславное лежание на полу... Шаг за шагом Айен медленно пробиралась к лестнице, чуть ли не неся на спине юношу, ноги которого уже были не в состоянии держать своего хозяина, выписывая замысловатые зигзаги. Пьянь даже отвлеклась от выпивки, шумной брани и избиения физиономий, устремив заинтересованные взгляды на жрицу, героически волокущую "живой труп" в комнату на втором этаже для дальнейшего приведения оного в чувство. Шум тут же затих на мгновение, через секунду обрушившись на девушку и ее ношу свистом и улюлюканьем, среди которых можно было разобрать крики "молодчина!" или "давай, сестренка!".
   Пока вся эта незатейливая какофония резала слух, Айен успела под шумок добраться чуть ли не до двери нужной ей комнаты, уже еле волоча ноги в нужном направлении - дни поисков напоминали о себе вполне явно. Наконец-то добравшись до двери, жрица твердым, выверенным движением оттолкнула от себя толстую дубовую доску, освобождая себе проход в комнату. Приятная тишина и бархатистый полумрак мигом сменили шум и гам, царствующий внизу, запустив покой в душу девушки, в тоже время увеличивая нарастающую усталость. С трудом дойдя до кровати, застеленной в меру украшенным одеялом, Айен спихнула на нее асура и уже собиралась убраться восвояси, как неприятное чувство заставило ее замереть в дверном проеме. Вальдемар пьян. Не соображает. Полная таверна челяди и подозрительных личностей. Неизвестно, что может предпринять на вид уставшая "тушка", и чем это может обернуться как для него самого, так и для посетителей. Впрочем, сами посетители тоже довольно сомнительные персоны, да и оставаться одной в пустой комнате с полной сумкой драгоценностей уже не было особого желания... Можно сказать, что это были своеобразные детские страхи, внезапно нашедшие выход на свободу, но за ними скрывалось и нечто большее, чем обычная боязнь темноты - страх одиночества. Впервые за долгие месяцы скитаний рядом с Айен оказался знакомый человек, и не какие-то старики из Гильдии Магов или Шетеас, раздающая поручения направо и налево, а друг. Человек (ну, почти), с которым можно просто поговорить о жизни, а не о делах, хотя не известно, какую ахинею может начать плести пьяный язык асура.
   Со вздохом закрыв дверь на замок и воспламенив магией фитили свечей в небольшом подсвечнике на стене комнаты, Айен уселась на край кровати, принявшись разглядывать темноволосого юношу, освещаемого тусклым светом пламени. Пьяная особь мужского пола, конечно, особого доверия не внушала, но жалость к юноше и желание выяснить причину столь резкой перемены настроя с их последней встречи довлели над здравым смыслом, назойливо диктующим свои правила.
- Ну, и что мне с тобой делать?

0

6

Оффтоп

Я сделал это! ХD

Его тело вдруг взяло и поплыло. Само. Он не приложил к перемещению абсолютно никаких усилий – ни физических, ни мыслительных, а оно самостоятельно поднялось и куда-то поплыло. Совсем уже от рук отбилось. Хоть бы ноги подобрало, а то волочатся сзади. Единственной движущейся более-менее осознанно частью тела был хвост, который вилял то вправо, то влево, сшибая кружки со столов посетителей. Причем выбирал он именно полные, и те с глухим грохотом падали на пол, заливая его липким алкоголем.
Воздух в таверне, и без того пропитанный потом и руганью, наполнился парами спирта и приторными взглядами постояльцев, которые не отрываясь наблюдали за хрупкой девушкой, довольно резво несущей на своих плечах бухого в хлам мужика.
Обстановка, судя по погасшим голосам и очевидной переменой общей картины, сменилась. А ноги, набитые ватой, кое-как поддались контролю центральной нервной системы и даже сделали пару шагов самостоятельно, но тут же наткнулись на что-то твердое, которое самым подлым образом ударило под обе коленки разом. Однако, вопреки ожиданиям, приземлилось тело на мягкую поверхность, которая при ближнем рассмотрении оказалось деревянной кроватью с высоким порогом. Перевернувшись, хвостатый долго и упорно смотрел в потолок, как будто хотел увидеть там картину какого-нибудь знаменитого художника или наполненное звездами бездонное небо ночи. Ни того, ни другого он не обнаружил на обшарпанной древесине, из которой изредка падали капли от стучащего по кровле ливня.  Ускоренный метаболизм похоже уже начал разгребать тот алкоголь, что влил в себя Вальд, потому что асур задал первый осознанный вопрос за всю встречу.
- Ты ведь Айен? – глаза поймали силуэт девушки, сидящей рядом на кровати, в которой безошибочно угадывались очертания давней знакомой.
Он приподнялся на локте и облокотился на стенку, к которой была приставлена кровать. Полностью сесть или встать он не мог из-за полного отсутствия равновесия, грозящегося не появится до самого утра по причине опьянения вестибулярного аппарата.
В голове по-прежнему метался сумбур происходящего и произошедшего. Расстановка приоритетов закончилась крахом, а попытка молчать не увенчалась успехом. Вообще, сначала хвостатый просто хотел оправдать свое нетрезвое состояние, но слова сами пошли в ход, изливая на девушку все переживания, с которыми он столкнулся за последние дни.
- Глазам не всегда стоит верить… А вот я им всегда верил, пока не увидел как ошметки горящей лавы падают с неба. А в них заживо сгорают друзья и близкие… Из далека это смотрится безумно красиво, а когда подходишь ближе, то смерит хуже, чем из общественного туалета. Догорающая плоть воняет. – Вальд поморщился.
Говорил он чуть хрипло, а язык слегка заплетался, что убирало трагичность с его прозы и добавляло вялую тягучесть исповеди бывшего бога.
– Вот когда мы тоже делали, то всегда наблюдали за красной заводью огненной феерии и восхищались ее красотой… И сочувствовали тем, кто этого не видит. И насмехались над теми, кто не видел очарования в этом... Сочувствовали им… Ущербным… Не понимали как можно проклинать столь манящее зрелище. Считали их погрязшими в невежестве, закопанными в проблемах серых дней, где высшей радостью являются деньги и власть. Только вот не все оказались такими. Убогими и нищими духом. А вот мы были именно такими… Почти все… Нам в пору было начать презирать самих себя и резать глотки не смертным, а друг другу. Но теперь выжившие будут мстить, потому что считают, что это не справедливо. Конечно… От куда возьмется чувство справедливости у тех, кто не видит истину? И кто всю жизнь просидел наверху, наблюдая за жизнью как за забавным экспериментом, лишь изредка поправляя ленивой рукой ее направление. Стены не учат мудрости.
Вальдемар посмотрел прямо в глаза девушке суженными зрачками, которые кроме пьянства, абсолютного равновесия и безразличия, ничего не выражали. Они как будто ничего и никогда не переживали и жили отдельно, холодно и мрачно, отстранено от сущего, считая его бессмысленной тратой ресурсов.
- В один момент ни цели, ни дома, ни друзей, ни установок, ни мировоззрения… Все осталось там… В небе, рассыпающемся пеплом. Зато появилась душа и чувства… Наверное. Совсем как у людей. Ну, почти. Она еще не доделанная и то потому, что меня спас один из тех, кого я ненавидел. Человек. И взят ли когда-нибудь будет такой как у всех. Скорее я ее пропью или разорву очередным убийством...

+1

7

Минуты шли как-то медленно и затянуто, словно Айен сейчас не сидела в теплой комнате таверны, а находилась где-то глубоко на дне бездонного озера, поглощающего все окружающие звуки: крики совы, вой ветра, далекий шум привычной кутерьмы постояльцев... Девушку словно затянуло в полнейший вакуум без звуков и чувств, жрица начала уже медленно проваливаться в сон, как некоторое оживление со стороны асура и вопрос, им заданный, пробились через пелену колдовства Морфея, заставив жрицу открыть глаза и немного придти в себя.
- Узнал меня в конце-концов... Я уже думала, что ты настолько пьян, что уже даже мать родную не сможешь вспомнить, - вздохнула девушка, перемещаясь с кровати асура на пол. Тело довольно сильно ломило, ноги болели, поэтому Айен поспешила скинуть надоевшие сапоги и уселась поудобнее, скрестив ноги в позе лотоса.
- Как ты себя чувствуешь? - спросила жрица, аккуратно нащупывая пульс на запястье знакомого. Опасения касательно возможного буйного поведения не покидали Айен, но мерное, немного сбивчивое биение сердца асура под пальцами успокоило девушку, развеяв их как дым.
"Ну, что скажешь?" - не без любопытства поинтересовалась Ив.
"Приходит в себя, - ответила Айен. - Не знаю точно, но похоже, что у него довольно быстрый обмен веществ, скоро будет вполне вменяем. Головные боли не исключены, но похмелье есть похмелье," - мысленно улыбнулась девушка в тот момент, как асур заговорил снова.
  Слова, слетевшие с губ юноши, его безразличные, полные боли глаза, заставили девушку пожалеть о фразе, сказанной ей в качестве приветствия.  Колкие иголки вины за то, что она вот так вот просто, с сарказмом, но все же без злого умысла чуть было не очернила дорогие кому-то воспоминания, мигом пронзили нервы. Воспоминания... Да, теперь уже ни человека, ни асура, или кем бы он не был, а уже зыбкие, горькие воспоминая, с примесью огня и паленого железа. А где было железо и огонь, оттуда живым уже мало кто выходил, как показывал опыт.
- Прости, я не знала, - чуть слышно прошептала Айен, убрав пальцы с запястья асура. В душе вдруг затеплилось предательским пламенем чувство того, что вот здесь и сейчас, именно в эту секунду она, девушка, пока еще принадлежащая к касте убийц, предает доверие, оказанное ей другом, и руками, что по локоть в крови, пытается смыть свои грехи через милосердие...
- Не надо продавать душу, раз есть чувства, то ее ты уже не продашь, - угрюмо сказала девушка, прислонившись спиной к бортику кровати и стараясь не смотреть в глаза юноши. - Дьявол не услышит, а до Бога и подавно далеко... Некому душу продать, торговцы не оценят. Так что с этого момента ты сам себе божество... Сверженный.
  На пару минут девушка замолчала, стараясь не думать о содеянном. С другой стороны, Айен и не помнила, чтобы говорила Вальдемару о своем далеко не безоблачном прошлом, но ощущение недосказанности и просто дискомфорт это не убирало. "Правильно, прошлая я умерла не так давно, нет смысла этого более скрывать. Меня больше ничто не держит," - прошелестело в голове жрицы, когда та повернула голову к асуру, поглядывая из-за спины.
- А ведь знаешь, я стою наравне с теми, что хладнокровно перерезают глотки за мешочек золота... Вернее, "стояла", но мне до сих пор как-то не по себе говорить о призвании, на которое было потрачено уйма времени, в прошедшем времени. Привычки-то все еще при мне... Возможно, тебе захочется сейчас вышвырнуть меня из комнаты, пусть ты и пьян, я не буду против, - Айен поднялась на ноги, подняв с пола сапоги. - Вполне может быть, что у тебя сложилось другое мнение обо мне, а после моих слов я сильно сомневаюсь, что ты захочешь принять помощь из рук такой, как я. За это тебя никто не осудит...
  С этими словами девушка сняла с пояса сумку, поставив ее на кровать для удобства, и начала методично что-то искать в ней, выгружая на одело разнообразные баночки и склянки, заполненные переливающимися всеми цветами радуги камнями, или же просто заполненными травами и другими веществами. Поискав где-то с минуту, жрица вытащила на свет узкий хрустальный пузырек, тускло переливающийся синим цветом под тусклым светом свечей. Внутри него переливалась ярко-красная жидкость.
- Это подарок одного моего друга, - Айен вложила пузырек в ладонь Вальда, присев рядом. - он славился отличными исцеляющими способностями, да и просто был хорошим человеком... Снадобье, что вот в этом пузырьке, затупляет боль от душевных ран. Не знаю, почему я раньше им не воспользовалась, видимо, оно просто ждало своего часа, - девушка слабо улыбнулась, изучая взглядом синий хрусталь. - Может, оно тебе сейчас поможет больше, чем мне... Не знаю, захочешь ли ты его принять, но это единственное, чем я сейчас смогу тебе помочь. Раз я убийца, то твоей боли я не смогу понять. Убийцы - не люди, в них нет ничего человеческого... На этом откланяюсь. Я в соседней комнате, напротив.
  С этими словами Айен погрузила склянки обратно в сумку, надела сапоги и направилась к выходу.

0

8

- Сверженный бог... - усмехнулся Вальдемар незатейливому каламбуру.
Однако странно рассказывать о своей профессии, задача которой заключалась в хладнокровном убийстве чаще всего невинных жителей того или иного городка, и одновременно с этим предлагать отведать эликсир чудодейственно залечивающий все душевные раны. А если яд? Она же убийца, вполне допускается тот вариант, что Вальда ей кто-нибудь заказал. Не случайно же столь милая девушка оказалась в заброшенной Богом и приличными постояльцами таверне? И можно ли верить на слово о том, что та совсем не праведная работа осталась далеко позади в жизни Айен?
Дождавшись, когда бывшая наемница удалится из комнаты, асур опасливо покосился на маленькую прозрачную тару. Затем все же взял ее и, откупорив крышку, понюхал жидкость. Пахло малиной. И это ровным счетом ничего не доказывало и не значило для хвостатого, ибо он был сведущ в ядах не более чем трактирная девка в тонкостях дворцового этикета.
Природная тяга к самосохранению почему-то стала шептать, что пить это не стоит, уж очень много было противоречий во встрече жрицы и сверженного. И асур не стал сопротивляться еще властвовавшему в его сознании автопилоту, отставив пузырек подальше, попутно изобразив на морде лица некую смесь из подозрительности и сожаления. Ведь может же быть все как раз наоборот. Девушка, увидев некую параллель в их жизненных событиях, решила помочь собрату по несчастью и облегчить его далеко не безобидные душевные муки. Сам Вальдемар после случившегося с Небесами несколько раз задумывался всерьез о самоубийстве, но каждый раз его что-нибудь да отвлекало... Или же здравый разум, пытающийся вдолбить своему несносному владельцу, что настоящая жизнь-то после этого только началась, или же непредвиденные ситуации, останавливающие хвостатого перед самым краем обрыва. Получается, что вот оно - долгожданное спасение!
Тем не менее домыслы не хотели оставлять его в покое, подкинув в хмельную голову еще вариант о том, что Айен сказала правду о предназначении сей жидкости. Только идея задержалось на данном этапе не долго и на смену ей пришло подлое "А мне параллельно!", аргументированное тем, что если же это яд - так все равно помирать хотел, а если нет - то станет гораздо легче.
Изгнанный опять взял колбочку в руку уже более смело и пытливо на нее уставился, как будто ожидал, что она вот-вот заговорит и выдаст всю подноготную свой недавней хозяйки.
Хотя... Как бы не было ему плохо, но поступать как слабак не хотелось. Кровь асуров шипела и угрожающе закипала каждый раз, когда Вальд становился на порог между мирами. Сейчас она тоже встала на дыбы явно предостерегая возможно-последнего из рода о последствиях подобного решения. И вновь Вальдемар повиновался какому-то неосознанному порыву и вернул пузырек на прикроватную тумбу, сбитую из грубых неотесанных брусьев.
Так... А чем, собственно, сам асур лучше? Новая знакомая убивала, как он полагал, сугубо из необходимости и желания выжить, тогда как сам Вальд брался за выполнение подобных поручений из-за скуки и тяги развлечься. Его собственный мотив убийства разом перечеркивал все благие намерения, которыми он иногда оправдывал свое поведение. Впрочем, вряд ли кто-то, кроме самого изгнанного, по достоинству оценил бы сложные размышления, призванные безоговорочно оправдать все его кроваво-направленные действия. Столько зла еще ни одно божество не совершало. Ну, кроме специализировавшихся конкретно в этой области. Выходит, что жить Вальду с таким грузом на сердце не полагается и выход остается только один. Единственный и неповторимый. То есть тихо и незаметно уйти в иное измерение на праведный суд, после которого ему точно не будут сулить вечные райские наслаждения.
Пальцы предательски дрогнули и потянулись к заветному избавлению о страданий.
Внезапно за стенкой что-то хрустнуло и взвизгнуло.
Айен... - бегущей строкой пронеслось в мозгу Вальдемара и послужило сигналом к немедленным действиям. Он сорвался с кровати и едва не снес по инерции дверь в комнату к чертовой бабушке, выскочил в длинный темный коридор, где на стенах играли тени от засаленных свечей. Бликов от тонких стебельков огня на фитиле едва хватало для того, чтобы осветить радиус в полметра подле себя, но асура это сейчас беспокоило меньше всего. Наплевав на все законы приличия, хвостатый просто выбил плечом дверь с петель, и та опрокинулась внутрь помещения. Как оказалось, сделал он это не зря, хотя ожидало там изгнанного совсем не то, что он предполагал увидеть.
Во-первых, жрицы там не было. Во-вторых, там вообще не было ничего даже отдаленно напоминающее лицо женского пола. У окна стояли две мужчин, у одно из них была рукоятка от ножа в руке, а у второго лезвие от того же ножа в животе. Оба участника беспредела замерли при появлении Вальдемара на пороге. Тишина. Минута непонимающего переглядывания протекла незаметно для всех.
Наигравшись в гляделки, более здоровый член миниатюры ретировался в окно, второй же упал на деревянный пол, схватившись за кровоточащий порез.
Асур воздушным лассо подхватил убегающего преступника и, притянув к себе, ударил кулаком в нижнюю челюсть, не задумываясь о возможных последствиях. Бессознательное тело злоумышленника отлетело к раненому, стукнулось о ставни затылком, и приземлилось ровно между кроватью и жертвой. Абсолютно не понимая, что ему теперь делать после того как жалкое подобие правосудия было совершено, Вальд несколько раз недоуменно переводил взгляд то на одного, то на другого мужчину. При чем тот, который все еще находился в сознании, хрипел и махал ему свободной рукой, видимо желая привлечь внимание сверженного и, как только он ловил внимательный взор вертикальных зрачков, то страдальчески смотрел, пытаясь вызвать хоть толику сострадания, но стоило неожиданному спасителю снова отвлечься, как хрипы возобновлялись.
В конце-концов Вальдемар решил не оставлять обоих умирать тут без права голоса, а еще что-нибудь для них сделать. Например жизнь спасти. Если и начинается новая глава его собственного существования, то пусть вслед за страницей о пьянстве будет немного положительных моментов. Посему, взвалив на плечо как мешок с капустой уже харкающего кровью человека, он потащил его в комнату Айен.
Без указания причины и следствия, он прислонил побледневшего как холст мужчину к стене уже в апартаментах жрицы и пошел за вторым. Так же молча посадив несостоявшегося убийцу без сознания рядом с жертвой, Вальд уселся рядом и пытливо взглянул на девушку снизу вверх.

0

9

Справка|Закрыть

Эфир - летучее соединение спиртовой группы, в Средневековье и позже применялось в качестве наркоза.
Азурит - Cu3(CO3)2(OH)2 - карбонат меди, камень, родственный по строению лазуриту. У литотерапевтов (врачей, практикующих лечение драгоценными камнями и минералами) считается, что азурит оказывает сильное положительное влияние на тело и на душу, помогая преодолевать стрессы, успокаиваться, а так же очищая кровь, помогая при болезнях кожи и органов, помогая быстро сращивать кости. В древние времена использовался как пигмент для фресок, а в Средневековье - для изготовления красок синего оттенка.

http://s04.radikal.ru/i177/1111/e6/b1633444d831.jpg

- Спиной чую, ко мне не питают особого доверия, - вздохнула Айен, ленивым шагом удаляясь прочь из комнаты Вальдемара. Силы как-то стремительно убывали, да еще и порядком пошаливающие нервы не давали никакой возможности нормально отдохнуть. Впрочем, до комнаты оставалось всего пару шагов, которые оставалось только преодолеть...
  С небольшой натугой открыв тяжелую дубовую дверь, жрица босиком вошла в свою комнату, что находилась рядом с комнатой асура: небогатая обстановка, грубые, неотесанные очертания, сумрак не зажженных свечей и полнейший мрак за окном. Что же, все атрибуты захолустного постоялого двора для не привередливой пьяни тут явно присутствовали, спасибо на том, что имелось. Впрочем, будь бы чуть лучше или же намного хуже, девушка бы не стала протестовать и рвать на себе волосы - скромные бараки да небольшая поляна в густом лесу были привычным местом остановки на протяжении вот уже многих лет, счет которым Айен потеряла уже давно.
- Наконец-то можно отдохнуть нормально, - выдохнула девушка, проделав ту же операцию по зажиганию свечей, что и в комнате сверженного, и усевшись на деревянный стул. По спине пробежались приятные мурашки, распространяя вслед за собой приятное, расслабляющее тепло, и жрица потянулась, не спеша вытянув ноги вперед. Кожаные сапоги, потеряв естественную опору в виде тонких пальцев девушки, с глухим стуком каблуков упали на деревянный пол, покрытый какими-то размытыми красными пятнами, отдаленно напоминающими вино.
"Интересно, он примет твое предложение?" - поинтересовалась Ив, устало позевывая. Для нимфы было несколько несвойственно уставать, находясь в Бездне, но физическое истощение подопечной начинало уже сказываться и на Хранительнице.
"Не знаю, ему решать. Захочет - выпьет, не захочет - скатертью ему дорога. Меня все равно тут уже не будет завтра, нам надо продолжать путь. Так что ответственность за решение целиком и полностью на нем," - ответила девушка, поднимаясь со стула и одной рукой отстегивая пояс с сумкой. Маленькая, но всеобъемлющая поясная сумка начинала напоминать Айен камень, который добрые палачи привязывали к шее своей жертвы, желая ей тем самым приятного купания в темных речных глубинах. Кинув ношу в кресло, жрица быстрыми движениями принялась расшнуровывать корсет из кожи, плотной хваткой держащий ее талию на протяжении всего дня, а освободившись и от него, полностью расстегнула маленькие пуговицы хлопковой рубашки с коротким рукавом. Вопреки желаниям зевак, которые вполне могли сейчас подглядывать за нехитрыми операциями девушки, вместо обнаженного женского тела под рубашкой тускло сверкнули алмазы. Ожерелье, заботливо спрятанное Айен под одежду до прихода в таверну, покрывало грудь девушки на манер кольчуги, длинными кольцами ниспадая чуть ли не до самого пупка и надежно скрывая от посторонних глаз (если такие имелись) все, что было нужно скрыть приличной девушке. Не удосужившись снять расстегнутую рубашку, Айен плюхнулась на кровать, уставившись сонными глазами в потолок. Ив затихла, а вакуум вокруг постепенно начал загустевать, приятно давя на веки девушки, и та уже было закрыла глаза, как услышала грохот где-то рядом. Затем шум повторился еще раз и затих, вроде как окончательно. "Обычная потасовка, наверное," - вздохнула жрица, снова закрывая глаза, как в следующий момент дубовая дверь, отделяющая ее комнату от коридора, резко распахнулась, чуть не слетев с петель, словно она была сделана не из дуба, а из липы как минимум. От неожиданности Айен резко подскочила, рывком оказавшись на корточках и выхватив из ножен изящный, тонкий кинжал, с которым девушка не расставалась ни днем, ни ночью, и приняла боевую стойку.
  Недоумению заспанной жрицы не было предела, когда в тусклом свете подсвечников она разглядела Вальдемара, торопливо прислонившего какого-то мужчину к стене ее комнаты и сию минуту ретировавшегося за дверь. Вопросительно выгнув бровь, Айен начала с кошачьей грацией спускаться с кровати, не выходя из боевой стойки и выставив кинжал в направлении неведомого гостя, тихонько сползающего вниз по стене. "Это еще что за?" - подумала девушка, медленными и плавными шагами приближаясь к мужчине. Сказать по правде, именно в такие жизненные моменты девушка только радовалась за то, что ее инстинкты самообороны все еще работают точно и слаженно. Внезапно в нос ударил резкий запах ржавого железа, неприятно коля ноздри знакомыми ощущениями. Только сейчас Айен обратила внимание, что мужчина бледен, как полотно, и что в том месте, где скользила по стене его спина, поблескивает черно-красным блеском кровь. Не успела жрица толком понять, что же все-таки происходит, как в дверном проеме снова возник асур, волоча за собой второго мужчину, по виду или оглушенного, или без сознания.
- Может, потрудишься мне объяснить, что происходит? - спросила Айен, следя глазами за взглядом юноши, который уже успел усадить вторую "тушку" рядом с первой. Внезапно первая жертва сего произвола глухо застонала, хватаясь рукой за живот, и девушка пришла в себя, подскочив к раненному.
- Дайте-ка мне осмотреть рану, я постараюсь ее залечить, я медик. Ну, по крайней мере, отчасти, - прошептала жрица, осторожно отнимая крепкую мужскую руку от раны, которой оказался глубокий, кровоточащий порез. Кровь из него сочилась не переставая, расцветая алым цветком на одежде раненного мужчины. Такие признаки навели Айен на единственную возможную гипотезу о происхождении раны.
- Черт, ножевое ранение, - прошипела девушка, со всех ног бросившись к своей сумке, лежащей недалеко, в кресле. - Спать мне сегодня не светит точно...
  Жрица рылась в сумке, нисколечко не заботясь о том, растрепанны ли у нее волосы, расстегнута ли рубашка, сбилось ли ожерелье, радуя мужской глаз... Она просто искала нужный ей камень для заклинания. Осознание того, что здесь, на глазах у новоиспеченной жрицы истекает кровью человек, пусть и совершенно чужой, затмевало собой все прочие опасения, отбросив их на второй план с силой толчка крупного землетрясения. Не здесь и не сейчас, довольно.
- Нет времени искать минералы, постараюсь сделать все в один присест, - молвила девушка, откупорив склянку  с какой-то жидкостью и поднеся ее к самому носу мужчины.
- Вальдемар, советую отойти чуть подальше от меня на пару минут, я использую эфир, - кивнула на склянку девушка. - На магию у меня нет ни сил, не времени, а анестезия нужна срочно, но на меня, в отличие от тебя, эфир может подействовать очень быстро.
Сине-фиолетовый камень послушно прислонился к ране, глухо засветившись в сумраке догорающих свечей, от которых и так оставались одни огарки.
- Свет морских глубин, свет ночной тьмы, принеси покой в наши души, даруй здравие телу и покой духу...
  Заклинание Айен постепенно заполняло пространство гулким эхом, камень засветился было чуть ярче, но не более - силы жрицы были уже на исходе от долгого недосыпа, но их вполне хватало, но об этом нельзя было говорить с полной уверенностью. Тем не менее, рана на животе незваного гостя медленно затянулась, и мужчина с блаженной улыбкой облокотился головой на стену, закрыв глаза. Айен же осторожно поднялась на ноги, стерев рукой пот, градом катившийся со лба.
- Ну вот и все. Он будет спать до утра, а азурит тем временем подлатает его раны и психику до утра. С этим что прикажешь делать? - спросила девушка у асура, показав острием кинжала, который до сих пор сжимала в руке, на второго незнакомца, лежащего у стены. - Я по-прежнему жду от тебя внятных объяснений того, что произошло.
  Приглядевшись к асуру получше, девушка почувствовала, что вокруг Вальдемара нет и толики ауры, оставляемой данным ей снадобьем - видимо, асур либо не успел, либо просто не пожелал его выпить. Впрочем, Айен это уже никоим образом не касалось, что сделано, то сделано. Приготовившись слушать внятный и подробный рассказ юноши, если такой был в принципе возможен, жрица убрала кинжал в ножны и опустилась в изъеденное молью кресло, из последних сил борясь с накатывающей усталостью.

+1

10

Вальд меньше всего задумывался над тем, что делать с этими двумя, как только они очухаются. Зато очень четко провел параллели между красным снадобьем и целительными возможностями жрицы прежде чем внесли бренные тела во временную обитель девушки.
- Вот этого я вырубил, а вот этого вырубил тот, кого вырубил я... - честно признался асур, попеременно кивая в сторону бедолаг, и его хвост примирительно завилял, призывая девушку больше не лезть в дебри произошедшего хотя бы до утра. В противном случае это грозило бы Айен ночи, которая вместо счастливого спокойного сна была бы наполнена философскими причитаниями сверженного и его бессознательными поисками сути бытия.
Не ратуя за такое продолжение вечера, Вальд, не дожидаясь от девушки дополнительных вопросов, быстро добавил ко всему вышесказанному фразу, которая явно шла в разрез со смыслом всего остального.
- Ты очень красивая...
Хвост продолжал жить своей жизнью и теперь он вилял с удвоенной силой, выдавая немереное смущение изгнанного, до которого медленно, но верно стала доходить простая истина о собственном не до конца протрезвевшем состоянии, ибо будучи чуть адекватнее он бы придумал как перевести разговор в более безопасное русло, а не выкладывать всю подноготную неосознанных мыслей, вгоняя себя в еще более нелепое положение.
- Неправда ли славно, что кто-то пошел за вином. - выпалил хвостатый и, едва оторвав глаза от ожерелья на шее и груди Айен, вышел за дверь.
Уже стоя в коридоре он шумно выдохнул и, прислонившись спиной к стенке, сполз на пол. Вот зачем нужно было это говорить? По идее незачем, но вырвалось. А вырвалось - не отказываться от своих же слов. Все еще с трудом осознавая, что он только что сделал, но прекрасно понимая, что положение надо исправлять, асур спустился к трактирщику и буквально отвоевал у него одну из последних бутылок вина. И все прошло отлично, если бы не какое-то странно-комичное стечение обстоятельств, - а именно летящая в голову Вальдемара деревянная чарка и поток ругани вслед, в котором, если кропотливо убрать все витиеватые выражение, какой-то неизвестный господин требовал отдать вино ему, так как такому оборванцу следует поискать себе менее шикарное место для своего времяпровождения. Отшатнувшись в сторону и пропустив чарку дальше про траектории полета, несостоявшийся пьяница оглядел себя, честно пытаясь понять, что в его облике позволило сравнить себя с человеком малоимущим. Явно дорогие доспехи, плащ из редкой ткани, меч как признак достатка в этом мире... Буквально все указывало на знатное происхождение. поэтому, не размениваясь на словесный ответ, Вальд резко развернулся и поймал в поле зрения того самого "господина". Сконцентрировав несколько волн воздуха, хвостатый разом отправил их на продолжающего высказываться мужчину и сбил его с ног, добросовестно откатив тушку все теми же потоками к барной стойке, чтобы она проход не загораживала.
Абсолютно успокоенный своими действиями сверженный вернулся в комнату к Айен и уселся на кровать, которая жалобно скрипнула под весом вальдовского снаряжения.

+1


Вы здесь » ... » Флэшбэк » Хвост и ожерелье (Вальд и Айен)