...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Золотой лес » Валуны


Валуны

Сообщений 1 страница 44 из 44

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/63-1-f.jpg
Это просто очень большое нагромождение гладких, словно отшлифованных, больших камней. Они лежат друг на друге, создавая некое подобие пирамиды. На этих камнях очень приятно полежать в солнечный денек. Они становятся такими теплыми! К тому же, валуны находятся вплотную к протекающей мимо них горной речки. Так что, жажда не замучит!

0

2

Кажется, уже день. Вместо привычной темноты, которую обычно видят, когда закрывают глаза, он видел яркий красный свет. Он понимал, что уже не уснет. Хотя бы потому, что заснул на чем-то очень неудобном. И это что-то, теперь впилось ему в спину создавая острую боль, пронзающую все тело. Он открыл лишь немного приоткрыл правый глаз и тут же его закрыл - яркий свет ударил и заставил зажмуриться. Тогда он попытался сесть, но вместо земли, рукой нащупал лишь теплую твердую поверхность, на которой были впадины и горбы. Он все еще не мог понять, на чем он лежит. Он попытался опереться и привстать, но рука соскользнула с мокрого камня и он чуть не свалился. Конечно, глаза сами собой резко распахнулись, даже не смотря на яркий свет. Он попытался ухватиться за что-то или опереться, но было поздно - камни, как которых он так неудобно расположился, были влажными и его фигура послушно сползла с них. Но падение было недолгим, а очень стремительным. Раз - и его правое плечо уже уткнулось во что-то твердое, раздался всплеск воды и его окатило теплыми брызгами. Но вставать он по-прежнему не спешил. Правый рукав плаща и правая штанина моментально намокли, однако сапоги остались сухими. Он полностью распахнул глаза и лег на спину, чувствуя, как быстро намокает его одежда и, как приятной температуры вода проникает даже под одежду, и омывает его тело, как намокают его волосы и прилипают к шее, плечам, лицу. Над ним - небо, практически полностью закрытое белыми облаками. А так же он видел особенно яркие облака, которые закрывали солнце. Но оно даже сквозь эти облака умудрилось ослеплять своими лучами. Он улыбнулся. Нельзя сказать, что для этого была какая-то особая причина. Он улыбался просто так, по привычке. Он повернул голову влево, и уставился взглядом на стену из камней, которые, хоть их и не омывала вода, все равно были мокрыми. Именно на этой стене он и уснул? Да, именно на этой стене он и уснул. Спина тут же напомнила о себе, заныла, давая знать, что он все еще лежит на камнях. Он медленно сел, ощущая, как мокрый плащ неприятно липнет к спине. Он еще раз сполоснул водой свои руки и начал тереть глаза. Сильно, аж до боли, что бы в глазах начали мелькать разноцветные фигуры, геометрической, и не очень, формы. Когда он наконец уже не смог терпеть боли, точнее, когда глаза начали как-то странно ныть, он прекратил это занятие и опустил руки обратно в воду. Чистая, прозрачная, будто родниковая вода. Он зачерпнул правой рукой воды и поднес ладонь ко рту. Сухими и потрескавшимся губами он осторожно прикоснулся к воде. Губы тут же стали более-менее нормальными. Тогда изо рта показался язык и, как кошка, он аккуратно, одним лишь языком, зачерпнул несколько капель и попытался почувствовать воду во рту. Он почувствовал. Но этого было мало. Поняв, что таким способом он никогда не напьется, он жадно накинулся на воду, испивая ее большими глотками из ладони. Но вода быстро закончилась. Теперь уже обе его руки зачерпнул воду. Он откинул голову, прикрыл глаза, поднес руки к открытому рту и почувствовал, как примерно половина воды просто вылилась ему на подбородок, стекая дальше, вниз, на шею и с шеи на грудь и так аж до пупка и останавливаясь лишь тогда, когда ткань штанов ее впитывала. Оставшееся же содержимое в ладонях он вылил себе прямо в рот, ограничившись одним глотком.
" - Все... хватит бездельничать. Надо вставать, - сказал он сам себе, но вряд ли поверил. Неужели нельзя было еще немного посидеть? - Нет, нельзя. Надо вставать!" - снова повторил он.
И он встал. Медленно, опираясь на руки, которые, в свою очередь, опирались на камни, но он встал. И, шатнувшись вперед, неуверенными шагами вышел из речки. Капюшон спал с его головы, полностью открыв ее. Она практически не намокла. Пепельного цвета волосы красиво переливались под лучами солнца. Он вдохнул воздух. Но это разве воздух? Ему даже показалось, что он задыхается. Воздух душный, настолько душный, что им еле удавалось дышать. Он открыл рот и начал жадно глотать уже воздух. Наконец, когда он почувствовал, что его легкие способны дышать даже в таких условиях, он закрыл рот и оглянулся. Сзади - этот ручей, протекающий даже сквозь этот каменный мост. Хотя, вряд ли это мост. Просто сплошная и довольная небольшая каменная стенка. Сейчас же он стоял на траве. Не такой уж сочной и зеленой, какой он хотел ее видеть, но довольно нормальной, учитывая погоду. Даже ветра не было. И вот так он стоял несколько минут, еле покачиваясь из стороны в сторону и соображая, как он здесь оказался. Кажется, ему даже что-то снилось... но он не мог вспомнить, что именно.
На нем был длинный плащ. Слева этот плащ был белым, а справа - черным. Однако, и та и та часть плаща намокли. И поэтому на спине осталось темное пятно. Плащ был распахнут, показывая голый торс человека. Он был очень худым - как будто после голодовки. Ребра выпирали, даже можно было их сосчитать, настолько четко они были видны. Впалый живот, как у уличного пса. Болезненно бледная кожа. На ней даже не было заметно белых полосок от шрамов. Челка пепельных волос закрывала его левый глаз, но правый был неестественно желтым. Игривый взгляд будто искал приключений. Тонкие и бледные губы, искривлены в веселой и бодрой усмешке. Волосы прилипли к шее, и из-за них он не выглядела такой худой, какой была на самом деле. За этими густыми волосами даже не было видно ушей. Длинные и худые руки выглядывали из-под рукавов плаща. На ногах были черные свободные и мешковатые штаны, а на самих ступнях белые сапоги. Он был необычайно высок, хоть и выглядел не старше семнадцати.
Он встряхнул головой, в надежде, что мокрые волосы отлетят от шеи, однако те, как будто приклеенные, все же не поддались. Он аккуратно шагнул вперед, будто пробуя почву на твердость. На самом же деле он пробовал себя на устойчивость. Кажется, его тело еще не совсем слушалось его. Пошатнулся в сторону, но все же устоял на ногах. В голове начинали всплывать размытые образы то ли того, что было вчера, то ли того, что ему снилось. Ладно, черт с ним, со вчерашним днем! Он попытался потянуться, но спина снова заныла. Видимо, ночь на камнях оставила о себе след. К тому же, почему то болело запястье правой руки. Может, он как-то умудрился вывернуть его при падении? Однако, превозмогая боль он все же выгнулся, поднял руки вверх, зажмурился и сладко потянулся. Кости сразу захрустели, будто он не двигался целую неделю. Постояв так секунд десять, он начал крутить торсом вправо-влево, когда ноги оставались неподвижны. Кости снова захрустели. Только после этого он успокоился и опустил руки.
- Надо бы чем-нибудь себя занять, - сказал он сам себе.
Но пока ничего не хотелось делать. Хотелось отдохнуть, расслабиться... Ну, пожалуй, ничего не будет, если он побездельничает еще немножко. Так он решил, и, сладко зевнув, присел на траву, согнув в колени левую ногу и положив на колено левую руку. Он уставился взглядом куда-то вперед, не думая вообще. Просто сидел и наслаждался тем, что пока что может спокойно посидеть...

Отредактировано Jack (2011-11-11 00:34:35)

0

3

С недавних пор Эл ненавидел леса. И это при том, что лесом он мог назвать даже три осины, рядом стоящие. Такие места он обычно обходил стороной, но сейчас, по какой-то непонятной ему самому причине, направился в это нагромождение деревьев. Пусть этот лес и какой-то особый, красивый и приятный, но это лес. А это уже веская причина для того, чтобы Эл перевел место в разряд «Сюда лучше не соваться». А если учесть, что по лесу Эл передвигается совершенно особым образом, – собирая все ветки, кочки, пни и корни на своем пути – то совершенно неудивительно, что вскоре он был весь в веточках, пыли, листьях… во всем, что составляет лесная подстилка. И выглядел он сейчас, скорее всего, как дикарь. Причем дикарь, который воды не видел неделю. И еды тоже. Ну конечно, этакое бледное, похожее скорее на тень, тощее существо, одетое в обычно черную, а сейчас непонятного, черно-какого-то-там цвета одежду не могло не вызвать хотя бы отголосок подобных мыслей. Что до Эла – ему было совершенно наплевать, что о нем подумают. Да и кого, спрашивается, можно встретить в лесу?
Вода ручья, видимо, была ужасно шокирована сегодняшним утром, ибо падали в нее уже второй раз. Везучим Эла назвать было ну никак нельзя, ибо он, только выйдя на просвет, запнулся об какой-то корешок и упал прямиком в ручей, вызвав тем самым громкий всплеск, брызги и прочее. Ну и, естественно, сам намок. До нитки. Ну, хоть одежда снова стала черной, и вся собранная им коллекция под названием «Лесная подстилка» сбежала вниз по течению. Тут бы впору и расстроиться – коллекция ведь собрана ценой таких огромных усилий, множественных падений и ушибов, но нет! Эл только недовольно зашипел, поплескал рукой воду и осмотрелся. Прямо перед ним, закрывая обзор на остальную часть леса, высилось нагромождение из валунов. Хотелось даже сесть, но… Но. Лень. Вода теплая, лежать в ней более чем приятно, да и если не вставать после падения, меньше вероятность упасть снова, а в ручье эта вероятность уменьшается еще больше. Поэтому он просто уставился в небо, мурлыкая что-то себе под нос и размышляя о своей никчемной жизни.
- Ничего не добился, ничего у меня нет. Я идиот. Точно-точно, я идиот, какого еще поискать. Да и вообще я же подлец. Теперь понятно, почему со мной никто не общается. Да и кому это надо? Уж точно не мне. Я и в одиночестве неплохо проживу, а уж люди – особая тема. Эти… существа недостойны моего внимания, - у нашего героя явно завышена самооценка, и, видимо, то, что он сам является человеком, его совершенно не волнует. – Хотя…. И все равно я идиот.
Полежав так еще немного, Эл резко сел. Хотел уже было даже встать, да вот только лень опять дико возмутилась подобному своеволию, забила во все колокола, кинулась давить на все рычажки в мозгу, после чего Эл снова повалился в ручей, поднял тучи песка, из-за чего вода помутнела, и дальше некоторое время текло нечто непонятное. Пошевелив мозгами еще немного, Эл обнаружил, что поранил руку. Его драгоценную, прекрасную, чудесную руку. Всего лишь царапина, кровоточит правда, но заживет быстро, однако же Эл взвыл, резко сел и принялся осматривать царапину, матерясь при этом на весь лес всеми известными ему ругательствами - коих, кстати говоря, очень много.
Когда истерика прошла, он опять повалился в ручей, на этот раз обессилено всхлипнув, закрыл глаза и замер, даже почти не дыша. Со стороны можно было подумать, что у него случился сердечный приступ, и Эл умер вследствие недавней истерики, да вот только умирать ему было еще страшнее, чем руку поранить, да и случаются у него такие истерики, привыкло сердце уже. Но вот вставать в ближайшее время Эл явно не собирался, да еще и жмурился, ибо если посмотрит на царапину… Второй истерики не миновать. Фанатично он к своим рукам привязан, однако. А уж сколько он шума наделал своими криками…

+1

4

Он бы и сидел так еще бы до вечера, даже не смотря на то, что сам себя упорно продолжал убеждать в том, что надо быстро вставать и идти в какой-нибудь поселок или срочно искать еду. Тепло. Казалось, что солнце даже сквозь облака греет землю. Может, так бы даже одежда и волосы высохли бы. Но внутри медленно просыпалось желание найти хоть кого-то. Как никак, скучно одному. Ему не хватало общения, нужен был кто-нибудь, кто бы его терпел, слушал и может быть, даже разговаривал. Но кто сюда придет? Конечно, можно было от ужасной скуки начать говорить с самим собой, или, например, с травой. Но это уже больше походило на крайний степень запущенной шизофрении. А если сейчас и вправду сюда кто-нибудь явиться и услышит, как он болтает сам с собой? Ведь подумают - ненормальный и будут шарахаться, а тогда точно поговорить ни с кем не удастся.
Он не ожидал, что услышит шаги, но все-таки услышал! Как же он был рад, что кто-то сюда пришел! Ура! Значит, он не умрет со скуки раньше, чем умрет от голода! Он спасен! И вот, он уже готов подскочить на ноги и, не обращая внимания ни на усталость, ни на то, что он все еще довольно слаб, подбежать к пришедшему и начать доставать уже его. Но что-то остановило его, заставило пока посидеть на месте. Может быть, это была лень. Хотя внутри очень быстро и стремительно нарастало чувство радости и веселья. Из немного болезненной усмешки его губы распылились в радостную улыбку чуть ли не до ушей. Пришел! Или пришла? А, какая разница! Главное - он теперь не один! По телу прошлась волной дрожь от нетерпения. Он сам не мог понять, почему он до сих пор сидит и что его заставляет до сих пор сидеть. Он внимательно вслушивался в шаги, пытаясь понять пол пришедшего и даже пытаясь описать его внешность. Скорее всего, это парень. Но вот внешность для мужчины оставалась загадкой. Вдруг наступила пауза и даже он затаил дыхание - на несколько секунд шаги прекратились. Но это было временно. Тут же послышался глухой звук удара и громкий всплеск воды. Стоит ли говорить, что его мгновенно окатила волна теплой воды. Теперь не только его плащ был мокрым, теперь его макушка и почти все волосы намокли и прилипли к голове. Он еле удержался, что бы не засмеяться. Хотя, что здесь веселого? Может, снова - просто по-привычке?.. Наверное, да. Радость уже почти достигла своего пика, он уже даже начинал дрожать от нетерпения увидеть того, кто сюда пришел. Но все же оставался на месте. Чего он ждет? Непонятно. Но чего-то ждет. Несколько секунд ничего не происходило, но вот снова послышался плеск воды и сероволосого снова окатила волна брызг. Но на этот раз она была намного меньше - так, лишь несколько капель. Он хотел бы улыбнуться еще больше, но куда уж! Кажется, он уже показал все свои тридцать два зуба. Но вот послышалась громкая ругань.
Наконец он не выдержал. Громкий и звонкий смех вырвался из него. Он смеялся, не в силах остановиться. Он смеялся, упав на траву, и, наверняка, запачкав плащ. Он смеялся, хватаясь за впалый живот. Он смеялся, радуясь тому, что он тут не один. Когда, наконец, он успокоился и смех утих, он оперся рукой о землю и вначале сев вполоборота, а потом и встал. Нет, оставаться сидеть здесь было бы глупо. Он не мог терпеть. Он хотел видеть того, кто заставил его так радоваться. Он быстро обошел каменную стену, которая закрывала его до этого времени, и снова вступил сапогами в воду ручья. Он был довольно мелководным, поэтому даже не намочил ему штанины. Послышался плеск воды. Это он зашел на середину ручья, нависая большим силуэтом над его "спасителем".
В воде лежал парень с закрытыми глазами. Он был полностью мокрым. Умер? Нет, он определенно живой! И он понимал его - водичка действительно чудесная! На бледном лице все еще была радостная улыбка. Глаза сверкали веселым огоньком. Однако сейчас он выглядел довольно хищно - такой исхудалый, высокий и бледный. Он даже больше походил на маньяка, который нашел себе жертву. Хотя... возможно, так и есть. Ведь теперь он от этого паренька не отстанет. На лежащем была черная рубашка, которая свободна плавала в воде. Так же штаны, которые под водой выглядели просто огромными. И сапоги. У него были густые черные, как смола, волосы короче плечей. И хотя парень лежал, но он даже так мог заметить, что он значительно ниже его самого. Мужчина, склонив голову на бок, несколько секунд внимательно разглядывал незнакомца, и только сейчас заметил царапину на руке. Это была всего лишь царапина, однако даже от нее вода приобрела розоватый оттенок. Но ведь она не серьезна, заживет до конца дня. Однако молчание напрягало его, и вот он наконец нарушил эту тишину:
- Привет! - Его голос звучал бодро, радостно, игриво. Хрипота прошла после того, как он напился воды. Подождав секунд десять, он продолжил: - Я Джэк! - Он не менял тона, разве что, он стал еще более приветливым. Мужчина немного наклонился, одной рукой опершись о колено, а правую протянув черноволосому. При этом спина снова заныла, но он уже не обращал на нее никакого внимания.

+1

5

Смех. Кто-то смеялся. Нет, он дико ржал. С какого это над ним смеются?! Впрочем, Эл, хотя и был сим фактом раздражен, глаз не открыл, не двигался, и, похоже, в ближайшее время двигаться не собирался. Затем смех прекратился, и Эл хотел уже было даже расслабиться, да вот проблемка появилась. Бодрый и радостный голос возвестил о приходе какого-то существа, предположительно мужского пола. На приветствие Эл не ответил, да и вообще никаких признаков жизни не проявил, ну а потом он понял, что особь, нарушившая его отходняк после истерики – парень. Не женское это имя – Джек.
Открыв таки глаза, – а были они неестественного красного цвета, причем всегда – Эл мельком осмотрел стоящего над ним парня. Ничего особенного. Худой, в двухцветном плаще. Лицо… Не сказать, чтобы сильно смазливое, – на взгляд Эла – да и левый глаз закрыт. Правый же – ярко-желтый. А еще это чудо улыбалось. Почему-то захотелось снова закрыть глаза и прикинуться мертвым, но, как говорится, поздняк метаться, Эл уже глаза открыл. Зафырчав, он сел, снова покосился на… Джека.
- Бу~у, как же лень. – пронеслось в голове
Затем он, обдумав ответ, таки заговорил:
- Утро доброе. Я Эл. Просто Эл, – затем он снова огляделся. – Вы не в курсе, где это я, собственно? – ну конечно, откуда же ему знать название этого дьявольского леса? – А то я не совсем понял, куда забрел. Бывает у меня такое, ага. А вы, значится, Джек? Будем знакомы.
После выданного потока слов Эл снова повалился в ручей, отметив, что лежать в теплой воде не так уж и плохо, а если встать, то мокрая одежда сразу к телу прилипает, да и от любого ветерка холодно становится.
- А что этот парень вообще здесь забыл? Один, в лесу… Странно, однако, это. – То, что сам Эл точно так же был один, в лесу, да еще и лежал в ручье чуть ли не в обморочном состоянии, благополучно не бралось в расчет. Эл вообще большую часть информации, ведущей не в пользу его доводов и убеждений, не воспринимал, отсеивал и забывал. А зачем оно ему надо, если пойдет только во вред? Вот и сейчас его подозрительность возросла. А здравый смысл послушно съежился и забился в уголок сознания, не мешая упиваться мозгу нелогичными выводами и вопросами.
Через некоторое время думать и подозревать Элу стало тоже лень, и он просто тупо уставился в небо, лежа в воде.

0

6

Некоторое время незнакомец не двигался, даже не подавал никаких признаков жизни. Он лежал в воде, в теплая вода лишь колыхала его черные волосы и одежду из стороны в сторону. Можно было подумать, что он умер. Но Джэк был настырным. В конце концов парень открыл глаза и начал изучать того, кто его потревожил. Потревоживший, в свою очередь уставился в ярко красные глаза лежащего. Они были так же неестественного цвета, как и глаза у Джэка. Может, этот парень - вампир? Он где-то слышал, что у вампиров красные глаза. Хотя, бывают же просто люди с такими необычными цветами глаз, как они? И если в его случае это объяснялось тем, что он, возможно, имел третью ипостась - кошку, то какая же причина была у этого парня? Джэк пока не решался спросить его об этом, пока он ждал ответа на свои слова. Наконец, незнакомец сел, при чем довольно забавно зафыркав. Мужчина тихо хихикнул.
- Прямо как кошка! - пронеслось в мокрой голове, - Может, он тоже оборотень?
Наконец, черноволосый заговорил. Утро? может быть. Джэк не очень ориентировался во времени, поэтому не мог точно сказать - утро ли еще, или уже день. К тому же, солнце было за облаками. Ага, Эл. Где? Да он сам бы не прочь узнать это... После того, как речь была закончена, парень снова повалился в ручей, обрызгав мужчину новой волной и явно проигнорировав его руку. Что ж, теперь его очередь говорить:
- Знаете, я сам не знаю. Честно говоря, даже не помню как вчера сюда забрел, - Джэк неловко улыбнулся и потер рукой затылок: - Скажите, - мужчина снова снова замолчал на несколько секунд, внимательно и с любопытством всматриваясь в красные глаза Эла и продолжил: - Почему у вас такие красные глаза? - Любопытные нотки послышались в его веселом голосе.
Стоять, нагнувшись к этому пареньку становилось все неудобнее и неудобнее. Спина недовольно болела, всем своим естеством будучи против такого положения. Тогда Джэк поддался. Он опустил колени в воду, упершись в мягкий и приятный песок и сел на ноги. Вот, уже удобнее. Он выпрямился, ожидая ответа и только сейчас понял, что его драгоценный плащ промокнет до нитки. Да, его любимый и бесценный плащ может промокнуть! О, ужас! Мужчина резко встал на ноги. Вряд ли на плаще еще остались сухие места, однако Джэка это мало волновало. Он выгнулся, сбрасывая с себя плащ. Вынул одну руку, вынул другую, придерживая плащ уже свободной. После этого он огляделся. На дерево его повесить он не решался - вдруг порвется или украдут, а до дерева бежать довольно далеко. На траву тоже - еще больше испачкается. Тогда он решил положить плащ на каменную стену. Она хоть и не полностью сухая, однако, самая безопасная для плаща. Так он и сделал. Когда плащ надежно висел на камнях, и ни одна его сторона не касалась воды, Джэк успокоился и снова повернулся к Элу с довольной улыбкой. Теперь его торс был полностью гол - были видны не слишком мускулистые - но и не дряхлые - руки. Так же плащ оголил пояс на штанах и меч в ножнах, прикрепленный к поясу. Меч был немного сбоку, поэтому его нельзя было сразу увидеть. На впалом животе не было ясных квадратиков, но что-то похожее на них уже прояснялось под выступавшими ребрами. Подумав еще немного, мужчина повернулся спиной к красноглазому. На спине яркой полоской виднелся большой шрам от правого плеча до левого бедра - кое-где этот шрам был покрыт коричневой корочкой, а кое-где был бледен, как снег. Джэк быстро снял с пояса ножны с мечом и положил их на траву, подальше от берега. Он снова повернулся к своему новому знакомому. Штаны были немного приспущены. Похоже, они были великоваты для него, поэтому держались на бедрах.
Он снова взглядом прошелся по Элу, с интересом разглядывая его. Довольно симпатичный. Наверняка, у него много поклонниц. Но внимание Джэка постоянно привлекала небольшая ранка на руке парня. Даже будучи в облике человека, кошачьи привычки постоянно пробивались наружу. Сколько бы раз взгляд сероволосого не скользил по телу лежачего, он невольно постоянно натыкался на ранку, которая будто манила его к себе. Мыслями он убеждал себя, что в этом ничего странного нету. Наконец, не выдержав натиска инстинктов, он сел на колени, как сидел до того, как снял плащ, взял в руки раненную руку Эла, нагнулся к ней. Прикрыв глаза, он медленно приоткрыл рот, оттуда показался розовый язык. Он не сжимал руку черноволосого, но держал крепко, что бы тот не смог вырваться преждевременно. Мужчины было все равно на реакцию парнишки, инстинкты иногда все же брали над ним верх. Теплый язык вначале аккуратно, кончиком, коснулся начала ранки, потом не спеша прошелся по всей ранке. После этого, он уже уверенней, снова провел языком по ранке, чувствуя на языке теплую жидкость. С каждым разом он все уверенней и уверенней водил языком по раненному месту. Однако, он все еще водил почти одним кончиком языка, как кошка.

0

7

Пока Эл говорил, его новый знакомый, похоже, о чем-то задумался. По поводу этого Эл совершенно не волновался – какое ему дело, о чем думают всякие там неизвестные? Поэтому, когда он закончил говорить, он даже не посмотрел на Джека. Единственное, что заставило Эла снова на него посмотреть – заданный вопрос по поводу глаз. Задумавшись – даже прищурив один глаз и слегка прикусив кончик языка – над этим вопросом, Эл ответил:
- Насколько я помню, с рождения. Мама даже сначала подумала, что на мне что-то вроде проклятья лежит, – еще бы, у людей таких глаз не бывает – но отец ее переубедил. И вообще, нет в моих глазах ничего особенного. Твои вон тоже, не самые обычные, – угрюмо.
Кажется, Эл был раздражен. Совсем немного, но достаточно для того, чтобы вот так вот резко отвечать на вопросы собеседника.
После своего вопроса Джек сел на колени рядом с Элом, но потом резко вскочил на ноги. Именно это движение вновь привлекло внимание парня к собеседнику. Тот стоял в задумчивости, но после, что-то для себя решив, снял плащ и расположил его на камнях. Странно, что под плащом не было другой одежды. Фигура у Джека была, так сказать, худощавая. Впрочем, мышцы все же присутствовали. Быстро прикинув, Эл решил, что, все же, по силе они примерно равны. Ну, может быть, Эл чуток послабже. А еще меч… впрочем, его Джек тоже снял – предоставив взору украшенную шрамом спину.
- Наверное, это было больно… Где он так пораниться смог, что шрам аж на всю спину? Впрочем, мне-то какое дело? Эх… мне бы кинжал достать… а то вообще как без рук. С одним-единственным заклинанием. Может, к Магам податься? Правда, там учиться и работать много надо…. Лениво как-то. – Эл опять начал размышлять.
Впрочем, потом Джек сделал нечто настолько странное, что Эл был, мягко говоря, шокирован. Джек взял его руку – уже не самое лучшее действие – и начал вылизывать ранку! От возмущения, шока и даже, отчасти, ужаса Эл замер, даже, собственно, руку высвободить не пытаясь. И в этот момент он испытал гамму чувств – ужас, гнев, шок, возмущение, даже смущение. И, что самое странное, похоже, ему это нравилось. Нравилось то, что делает Джек.
Зажмурившись, он попытался собраться с мыслями. После чего открыл глаза, посмотрел на Джека и резко, слегка дрожащим голосом спросил:
- Ты что делаешь? – вопрос был глупым, но это единственное, что смог придумать Эл.
Высвободить руку он как-то даже забыл.

+1

8

Интересно, парня напугал шрам? Нет, вряд ли. Он выглядел спокойным. Джек помнил, как один раз пришел без плаща в деревню. Он помнил, как все тыкали пальцами ему в спину и перешептывались, как шарахались от него, будто боясь, что получат такой же шрам. Когда кто-то видел шрам на его спине, он сразу же отстранялся, боязливо поглядывая на мужчину. Джек сам ничего не понимал, что такого страшного и необычного в его шраме. Сам он воспринимал шрамы как свидетельство о том, что он прошел через битвы, что он дрался. Нет, он не любил драться, да и почти все мелкие шрамы были еле заметны на его бледной коже. Но тот почему-то никак не хотел сливаться со спиной Джека. Однако, даже видя реакцию людей, он не спешил прикрываться или как-то скрывать свой шрам. Но ему так же и не нравилось выставлять свою голую спину на всеобщее обозрение. Он снимал плащ лишь при острой необходимости. А плащем он дорожил...
Джек продолжал аккуратно водить кончиком языка по красному следу на руке, еле касаясь кожи парня. Он даже не открыл глаза, когда услышал резкий и слегка дрожащий голос Эла. Он продолжал. Продолжал, ибо Эл даже не попытался вырваться. А на вопрос он всегда успеет ответить. К тому же, разве не видно? Мужчина хотел было улыбнуться, но вряд ли бы это у него сейчас получилось. Наконец, Джек приоткрыл глаза. На миг могло даже показаться, что его обычные - как у любого человека - зрачки вдруг стали вертикальными, как у кошки. Но взглянув внимательнее, можно было удостовериться, что зрачки его были нормальными... Взглядом оценил, насколько он вылизал ранку парня. В ранке остался лишь еле заметная красная ниточка. Но это нормально. Теперь вряд ли рана будет так же кровоточить, как и до этого. Он остановился. Достаточно. Язык спрятался во рту, а руки Джека бережно опустили руку Эла обратно в воду. После этого Джек поднял голову и, с самой невинной и добродушной улыбкой заговорил:
- Прости, - Он снова потер затылок. Теперь он поменял позу - расставив ноги немного в стороны, он соскользнул со своих ног прямо в речку и сел на песок. После чего он обеспокоенно взглянул на Эла и тихо спросил: - Было неприятно?
Что сказать, сейчас у него был ангельский вид. Виноватый взгляд желтых глаз из-под полуопущенных век смотрел на парня. Что сказать, были бы у него сейчас уши, он бы и их виновато опустил. Руки были сжаты в кулаках на коленях. Если приглядеться, можно было даже заметить, что Джек еле заметно вздрагивал. Мужчине действительно было неловко за свое поведение. Да и сам он как-то съежился, согнул спину и будто попытался спрятаться за своей челкой. Но она подвела - мокрые волосы прилипли к одному месту и упрямо не хотели открывать левый глаз и прятать правый. Он втянул опущенную голову в шею, а по бокам будто пытался закрыть ее плечами. Он даже прикусил - от волнения - нижнюю губу с такой сил, что несколько капель крови выступили на бледной губе. Он настолько согнулся, что его впалый живот исчез - теперь виднелись лишь ребра, потом небольшая складка кожи, а после этого стразу штаны.

Отредактировано Jack (2011-08-24 22:26:37)

0

9

Джек отвечать не торопился. Ну совсем не торопился. Мало того, он продолжал свое занятие. Чем смущал Эла еще больше. Кажется, Эл даже покраснел немного. Впрочем, до такой степени смущения он доходит очень редко, да и цвет кожи просто стал более… живой? Возможно, смутился Эл просто от неожиданности. Ну, это естественно – можно сказать, первый встречный принялся вылизывать тебе руку. Это Эл еще спокойно отреагировал. Другой бы на его месте закатил бы скандал с последующим избиением наглеца. А Эл же просто сидел, тупо уставившись на Джека. В конце-концов, Джек все же ответил. Точнее, извинился и задал вопрос.
- Неприятно? – пронеслось в голове.
Ну а Эл… Эл завис. В любом случае, выглядело именно так, ибо он тупо молчал и не мог ответить. И ответить он не мог достаточно долго – около трех минут, наверное. А после затянувшего молчания, наконец, запинаясь, выдавил:
- Ну… Не то что бы неприятно… скорее наоборот…  Просто… Неожиданно как-то… непривычно… да, непривычно… Ко мне вообще редко прикасаются, а тут такое. Можно сказать, я вообще редко с кем-то из разумных существ пересекаюсь, да и популярностью не страдаю. И вообще я людей избегаю, с ними одни проблемы… Так что вот так… - кажется, Эл оправдывался.
Оправдываться у него тоже получалось не очень. Эл вообще был похож на ходячее недоразумение, которое везде спотыкается, часто падает, и вообще в целом портит жизнь окружающим. И ведь садист же вроде. Видимо, Эл был в таком глубоком шоке, что последние твердые черты характера спасовали и ушли на скамейку запасных. Впрочем, сейчас это ведь к лучшему, да?
Стоит заметить, выглядел он не менее виноватым, чем Джек. А может даже и больше. Если бы мог, он бы сейчас зарылся в песок, и притворился, что его здесь нет. Вот только недостаточно было здесь песка. И ручей. Жить Элу еще хотелось, так что «спрятаться в песок» сразу перенеслось в разряд «Опасно». А вещи из этого разряда Эл делать не стал бы ну просто ни в какую. Боится смерти, а если еще и руки свои чудесные поранит. Кстати о ране… Взгляд Эла сразу же метнулся к царапине на руки. Она была почти незаметной, даже кровоточить перестала. От удивления дар речи у Эла снова пропал, но сознание возмутилось и вернуло его на исходную позицию.
Подняв глаза на Джека, он снова выдавил наиглупейший вопрос – скорее всего, по шкале умственного развития в списке Джека Эл быстро приближался к низшей точке:
- Это… это как?
Больше ничего в пустую голову не пришло. Да там и не было ничего. Пусто. Абсолютно. Даже ветра нет. И никаких попыток нормально мыслить. Да Эл и не пытался, ибо все равно отдаленно понимал, что не выйдет ничего, нечего даже и надеяться. И тут Эл просек, что он все это время, оказывается, лежал. Ну, а чтобы не выглядеть уж совсем полным придурком, – хотя он и так будет выглядеть придурком – Эл сел. Упершись руками в дно ручья и вытянув ноги. Не слишком удобно, но пока сойдет.

0

10

- Что... что я наделал? Наверняка, он сейчас взбеситься и уйдет, - так думал Джек, опустив виноватый взгляд на песок. Ему уже было даже стыдно смотреть на Эла. - Да, точно... сейчас развернется и уйдет... Это я виноват... Черт, мог бы и сдержать себя!..
С каждой секундой молчания такие мысли проносились вдвое чаще и с новой силой, с новыми обвинениями, громко звуча во всей этой тишине. Где-то среди этих мыслей затерялась надежда, что парень отреагирует по другому, но мысли упорно заглушали эту надежду, топча ее и разрывая на мелкие кусочки, как лист бумаги. Сколько времени прошло? Кажется, чуть больше минуты. Но для Джека это показалось уже целой вечностью - каждая секунда тянулась мучительно долго, заставляя мужчину нервничать и переживать еще больше. Он ждал, пока Эл скажет что-то вроде "Конечно неприятно!" или "Псих!", хотя мог бы и просто встать и уйти. Или, будучи особо возмущенным - дать пощечину, а после чего гордо удалиться в лес. Хотя, пощечина - это было бы уже слишком. Слишком похоже на поступок девушки. Например, когда ты поцеловал девушку без разрешения, она немедленно даст тебе пощечину. Или, когда она застала тебя с другой - тоже даст пощечину, после чего обязательно удалиться восвояси с гордо поднятой головой и расправленной спиной, будто говоря - "Ты мне не нужен! Я и без тебя отлично проживу!" - хотя, на самом деле, отойдя достаточно далеко, начинают рыдать. Но ведь понятно же, что ей без него очень плохо, а ему - раз он имел связи на стороне - было на нее наплевать. Джеку это казалось странным. Он часто сравнивал эту с битвой - похоже, для девушки главное было - уйти, не признав своего поражения. Но когда поражение очевидно, а проигравший по-прежнему пытается устоять на ногах, его противник лишь старается добить его, нанося удары все с новой и новой силой. В любом случае когда-нибудь ты сдашься и упадешь на землю. Вопрос лишь в том, сможешь ли ты после падения снова подняться на ноги, или так и будешь валяться на земле и страдать...
Прошло три минуты. А для Джека - три часа. Он уже успел искусать всю нижнюю губу так, что она из бледной стала ярко бардовой, окрасившись в цвет крови. Это выглядело как минимум странно - верхняя губа по-прежнему была бледной, а нижняя - уже приобрела не очень естественный - для губ - цвет. Он уже думал, а не посмотреть ли снова на Эла - ведь он так долго молчит, может, с ним что-то случилось? Уснул? Нет, вряд ли. Может, он потерял сознание? Тоже сомнительно. Никто еще от такого сознания не терял. Тогда, скорее всего, просто задумался... или молчит, потому что не знает, что сказать. Однако, когда Джек уже почти решился поднять глаза, он услышал голос черноволосого. О, как же он ему обрадовался! Сейчас, - молчание - для Джека - было намного хуже, чем даже, если бы ему врезали по морде. Тогда он бы хотя бы понял, что Эл на него сердиться и уже с ударом парень выпустил бы пар. Но он молчал, что еще больше терзало мужчину. Но - спасибо, Господи! - Эл заговорил. Он, как же сразу полегчало Джеку. Он не поднимая ни голову, ни взгляд, ожидая, что же ему скажут. Но то, что он услышал, заставило его еще больше обрадоваться. Он не сердиться! Он не зол! К тому же, ему, похоже, даже понравилось! Джек медленно поднимал голову. Так же медленно открывался взору его взгляд. О, какая гамма чувств играла в его желтых глазах! Радость, счастье, благодарность, все та же немая просьба о прощении! На словах о популярности, Джек уже полностью поднял голову, подрагивающими глазами смотря на парня. Значит, Эл просто смутился! Но его слова о популярности удивили мужчину. Ведь в его глаза паренек был симпатичным, даже очень! Он думал, что за ним должно было бегать много девчонок. Конечно, по нему тоже когда-то страдали девочки, но он этого не понимал. Вся эта наигранность в их поведении - она вводила Джека в недоумение. Если любишь, так будь искренна! А иногда, его даже пытались соблазнять мужчины. Правда, до Джека их тонкие намеки не долетали - он лишь тупо пялился на них, не понимая, чего они добиваются. Да и вообще, в последнее время все от него только и шарахаются. Всех пугает его худоба,  сам факт того, что он без рубашки - заставлял многих девушек испуганно на него поглядывать. А если он снимал плащ, так вообще беда. Но сейчас не об этом. Джек был безмерно рад тому, что Эл не сердился. Его даже перестал заботить тот факт, что с губы медленно стекала - маленькими бусинками - кровь на подбородок. Джек даже был немного удивлен, что Эл оправдывается перед ним. Ведь, все должно было быть наоборот! Это Джек должен был оправдываться за свое поведение. К тому же, Эл почему-то тоже выглядел виноватым. Почему? Ведь этого не его вина! Джек был настолько всем этим удивлен, что сам потерял дар речи на некоторое время. Он просто сидел и пялился на Эла, с немного приоткрытым ртом, будто пытаясь что-то выговорить, но слова застряли в горле, где-то в районе кадыка. Парень взглянул на свою рану, а после чего ошарашенно посмотрел на Джека, задал вопрос и сел. Все. Джек больше не выдержал. Счастье зашкаливало, он чуть ли весь не трясся. Улыбка быстро расплылась по всему лицу, достигая чуть ли не до самых ушей. Он снова не смог себя сдержать. Он резко подался вперед, привставая с ног и на них же опираясь. Все произошло довольно быстро - поскольку они сидели рядом, ему даже не пришлось прикладывать к этому особых усилий - он просто раскрыл руки и заключал Эла в крепкие объятия. Теперь он стоял на коленях, крепко зажмурившись и прижав к головой груди паренька, а эмоции захлестывали его изнутри. Он даже сам не очень понимал, чему был так безумно рад. Просто счастлив. Счастлив, как уже давно не был. И это в нем пробудил этот еле знакомый ему красноглазый. Он даже толком не понимал, почему его обнял. Просто какое-то чувство внутри резко заставило его это сделать. Несколько секунд он стоял тихо, почти не шевелясь и затаив дыхание. Но потом из его груди снова вырвался звонкий смех и он отпустил парня. Снова опустившись в воду, он все еще продолжал смеяться. Он не мог сдержатся, хоть для этого и не было причины. Он просто смеялся, а со смехом из него выходили эмоции, но возвращались вдвойне. Он смеялся, опрокинув голову назад, хватаясь за живот и чуть ли не задыхаясь порой от нехватки воздуха. Но все же остановиться он не мог. Он успокоился лишь через минуты две. Опустив голову и лучезарно улыбаясь парню, он заговорил:
- Прости, я просто счастлив, - он ненадолго замолчал, будто любуясь лицом Эла, и продолжил: - Спрашиваешь, как это? Ну, понимаешь... Можно сказать, матушка природа сыграла шутку со мной. Я почти оборотень. Но я могу лишь частично меня облик. Я даже не уверен, правда ли, что я должен превращаться в кошку, но, похоже, это действительно так, - Джек - как-то резко перейдя на "ты", хотя и сам этого не заметил - замолчал, набрав воздух в легкие и громко выдохнув, после чего перевел взгляд на ранку на руке: - Но даже будучи в облике человека, я имею несколько преимуществ, да и инстинкты иногда берут свое, - при этих словах он снова заглянул в глаза Эла. Он снова потер затылок, невинно улыбаясь: - кошачья слюна - целебна. Не то, что бы раны моментально заживают, но... они хотя бы перестают кровоточить. Да, кстати, насчет цвета моих глаз... именно поэтому они такие желтые! - Он широко улыбнулся, показывая указательным пальцем на правый глаз. После этого Джек на время задумался, обдумывая что-то, а потом продолжил, немного склонив голову на бок и перестав улыбаться: - Думаешь, раз я - не человек, значит, со мной не будет проблем? - Это не было похоже на издевку, скорее всего, Джека это действительно интересовало. Даже, можно сказать, его это волновало. Эх, святая простота... Хотя, наверняка, не такой он уж и простой. Помолчав немного, он снова заговорил, поднимая голову и немного улыбаясь: - Странно. Я думал, ты пользуешься успехом у девушек, - и это тоже не звучало, как издевка, а было сказано тем же тоном, что и предыдущая фраза. Ведь он и правду так думал.

Отредактировано Jack (2011-08-25 21:56:34)

+1

11

Похоже, Эл сказал что-то очень приятное, ибо Джек выглядел настолько счастливым, что других мыслей и возникнуть не могло. Правда, пока Эл молчал, Джек выглядел так, словно его сейчас вырвет, ну или же словно его огрели по голове чем-то очень тяжелым, и он сейчас ощущал себя не лучшим образом. Он даже губы себе до крови искусал, и похоже, таких слов от Эла совсем не ждал. Ждал удара? Видимо. Скандала, истерики, но никак не оправданий. Он был так удивлен словам Эла, что так же, как и он ранее, Джек просидел в молчании некоторое время. Когда же Эл сел и задал вопрос, Джек расплылся в улыбке чуть ли не до ушей, подался вперед и… заключил Эла в объятья. Это было уже что-то невероятное. Сказать, что Эл был шокирован – ничего не сказать. Он был потрясен, сражен и растоптан. Мысли разлетелись, как стая мелких птичек и возвращаться не желали. Да даже если бы и вернулись, Эл не смог бы собрать их в нечто стоящее. И выглядел он сейчас так, словно ему рассказали то, о чем он боялся даже подумать – глаза широко открыты, – даже зрачки сужены – но при этом выражение у них пустое, как говорится, невидящее, хорошо хоть рот закрыт. Эл и правда сейчас на окружение внимания не обращал, сосредоточив его на своих ощущениях. Ощущения были довольно приятные. А еще тепло. Да, тепло.
Из-за мокрой одежды Эл уже начал замерзать, из-за чего объятия создавали резкий контраст в ощущениях. Да еще если учесть, что Джек был без одежды, – из-за чего температура его тела ощущалась лучше – то контраст становился еще резче. Некоторое время Эл был напряжен, но потом тело само собой расслабилось. Наверное, Эл даже ответил бы на объятья, если бы в этот момент Джек не отстранился и не зашелся долгим громким и счастливым смехом. И смех этот был настолько заразителен, что даже полностью и бесповоротно шокированного Эла он заставил улыбнуться. Улыбнуться как-то почти виновато, глупо, но достаточно широко. И даже когда Джек прекратил смеяться, Эл продолжал все так же улыбаться. Даже почти ухмыляться, из-за чего выглядел он несколько глуповато, зато довольно счастливо.
После этого начались объяснения. Поток информации, с трудом воспринимаемый мозгом Эла. Ну, он хотя бы уяснил, что Джек – оборотень, а не человек… отчасти. Потом что-то про целебную кошачью слюну. Здесь Эл уяснил только то, что рану ему вылизали не просто так. И что-то про инстинкты. Об этом Эл даже думать не стал, посчитав подобную информацию слишком убийственной для его мозга. На вопросе про проблемы Эл завис, и тупо спросил:
- Э… что, прости?
А по поводу популярности он усмехнулся и сказал:
- Я что тебе про глаза говорил? Да и характер у меня далеко не ангельский. И людей я не люблю. Я вообще уже давно ни с кем не пересекался. Ты, можно сказать, первый за много дней. Да и не нужен мне этот успех. Девушки – ходячее недоразумение. Да, красивые, но парни порой и посимпатичней бывают. Да и чаще всего они глуповаты. Так что вот так. – сказать Элу больше было нечего.
Поежившись от очередного дуновения ветерка, Эл недовольно зашипел – как делал всегда, когда ему что-то не нравилось, пугало или раздражало – и огляделся в поисках подходящего места, где можно было бы обсохнуть.

0

12

Все это время он немного улыбался, все еще пребывая в несколько странном состоянии. Хотя внешне мужчину уже вроде бы как успокоился, однако, внутри все еще бушевала радость. Это было похоже на ураган, который на время отступал, становился чуть поменьше, а потом с новой силой снова наступал. И вместо того, что бы постепенно утихать, с каждым разом волна радости подступала к горлу все с большей силой. Ему временами даже казалось, что сейчас он просто взорвется, разлетевшись на тысячи мелких разноцветных кусочков, создав подобие фейерверка. Сердце бешено колотилось в груди, постоянно угрожая выпрыгнуть, или, и вовсе остановиться. Но разве он настолько стар, что бы у него случилась остановка сердца? Нет. К тому же, вспомнить бы, сколько раз он слышал этот дикий звук биения в ушах, грозящего продырявить его барабанные перепонки, сколько раз он страдал от пульсирующей крови в висках, которая не давала думать, да и любые мысли заглушала. О, вспомнить бы его тренировки! Каждый звук, каждый звон, когда мечи снова натыкаются друг на друга, в самом начале приводил его в такой ужас, что казалось, будто он сейчас умрет. От каждого глухого удара меча о землю ему становилось легче - как камень с души падал - ибо он знал, что означал этот звук. Тренировка окончена. Но потом этот звук перестал ему нравиться. Точнее, ему не нравилось, когда этот звук издавал его меч. А с каждым звоном мечей, сердце совершало резкий прыжок, и снова замирало до следующего удара. Терял ли он сознание? Раз пять. А, может, даже больше. Но это было до пятнадцати лет. После же, ему еще не доводилось испытывать это. Он, то ли старался не перенапрягать сердце, то ли оно и само уже привыкло. Так или иначе, он уже практически не замечал и биение своего сердца, и пульсирующую кровь. Разве что, он еле слышал, что говорит. Это - единственный минус. Да, он еле слышал что-либо из-за этого. Правда, он все еще не предавал этому особого значения. Он даже не заметил, что температура его тела резко подскочила. Нет, его это не волновало. И капелька крови, стекающая с губы на подбородок, оставляя еле заметный бледно бардовый оттенок за собой - ее он тоже не заметил. Да и вообще, сейчас, наверняка, он не заметил, даже если бы резко настала ночь или повалил снег.
Сказав все, что хотел, Джек резко вдохнул воздух. Он подумал - неплохо было бы хотя бы услышать, что скажет Эл. Однако ни кровь, ни сердце не хотели никак успокаиваться. Тогда он попробовал задержать воздух в легких, но это лишь навредило - два звука стали четче. Ох, ему даже показалось, что его голова тоже начала пульсировать, в такт крови, и в тоже время - изнутри - ее разрывал стук сердца. После этого он спокойно выдохнул, и попытался расслабиться и успокоиться. Но тело не откликнулось на это - бурлящая радость лишь нахлынула новой волной, заглушая здравый рассудок. От этого он незаметно вздрогнул, качнулся в сторону и снова замер. Хотелось упасть обратно в ручей, лечь рядом с Элом и заснуть. Заснуть до тех пор, пока он снова не услышит мысли в своей голове громче, чем кровь и сердце. Он попытался прикрыть глаза. Но они, будто на пружине, снова резко открылись. И в тот момент, когда Джек попробовал лечь в воду, Эл заговорил. Но мужчина все еще не мог нормально разобрать фразы - он слышал лишь их отрывки, время от времени, а все остальное заглушали звуки в голове. Путем манипуляций и догадок, мужчина все же более-менее понял, о чем говорил парень. Про глаза, характер ангельский... хотя... Как-то не вязалось. Может, не ангельский? Да, наверное, так. Потом... вообще давно... кем пересекался. А, понятно - он уже давно никого не встречал. Дальше - что-то про первого за дни. А, это о том, что Джека он встретил первого за долгое время. Следующее - и нужен этот... Нет, это он не смог разобрать. Может, что-то про связи?.. Ох. Как все сложно... Еще что-то про девушек-недоразумение. Ну, это, в принципе, тоже понятно. Следующее. Красивые парни и посимпатичней... ают. Может, что парни тоже красивыми бывают? Ну да, он прав. Ведь не только девушки наделены красивой внешностью! Потом что-то про глупость. Это он про кого? Про парней? Нет, скорее всего - про девушек. И еще вообще не понятно - что так. Ну и ладно. Главное - что он понял большую часть его слов, даже вопреки своему состоянию. И, что бы не казаться уж полным идиотом, он решил хотя бы что-то сказать:
- Да... наверное, ты прав. - Он еле слышал даже свой голос. Однако, выражение лица была довольно задумчивым, поэтому и голос вышел каким-то... таинственным, что ли.
Но, не смотря на слух, он все еще вполне четко видел. И... надеялся, что будет так же видеть и дальше... Вообщем, хоть он и не услышал шипения черноволосого, зато отчетливо увидел, как он съежился, немного вздрогнул и как зашевелились его губы. Ну конечно! Джек даже захотел ударить себя по лбу. И он ударил. Мысленно. Эл же до этого все время был в ручье - вся одежда промокла, да и сам он вымок. А когда сел - сразу стало холодно. Джек даже мог бы задуматься, почему он сам не замерз, но понял, что вовремя снял плащ. Хотя, может, он просто не обращает внимания на такие мелочи? Как-никак, он еще ни разу не болел! Ну, кроме насморка. Да и то, насморк у него был в семь лет. Один раз. Может, и вправду говорят - дураки не болеют?.. Или, он просто закаленный.  Джек снова окинул взглядом одежду Эла - мокрая рубашка липла к телу, а ноги все еще "грелись" в воде. К тому же, время от времени дул прохладный ветерок. Мужчине он только нравился - ему был жутко жарко, а ветер охлаждал. Но вот парню ветер явно не нравился - если бы он посидит так некоторое время, то простудиться. Мужчина резко поднялся на ноги, из-за чего его мокрые свободные штаны плотно прилипли к ногам. Это было не очень приятно, по сейчас это как-то мало его заботило. Не придумав ничего лучше, он сказал, наклоняясь к пареньку:
- Замерз? - В голосе даже можно было услышать заботу, - Сними рубашку, иначе простудишься, - помнится, когда-то о Джеке так же заботились. Может, он начал испытывать какую-то привязанность к этому человеку? Материнский инстинкт? Ага, как же. И хотя мужчина сказал, что бы Эл сам снял рубашку, но он не стал дожидаться ответа - он сам начал расстегивать рубашку.

0

13

Говорил Эл не так уж и долго, но ему показалось, что год прошел. Впрочем, так много Эл редко говорит, – да что уж там, он вообще говорит редко, ибо не с кем – поэтому ему казалось, что реплика затянулась. Оборвал свою реплику Эл резко, втянул воздух в легкие, после чего услышал ответ.
- Наверное? Конечно же, я прав. Я всегда прав, ага. По крайней мере, я так думаю. А если я так думаю, то я прав, верно? Верно. Абсолютно верно. Ну вот, опять я прав. Еще одно доказательство. – мысли вернулись, правда в голове крутилась полная бессмыслица. И с каждым моментом становилось все хуже, поэтому Эл оборвал эту неясную цепочку мыслей раньше, чем они сплелись в клубок бредовых планов и утверждений.
С каждой секундой становилось холоднее, Эл уже даже начал мелко дрожать, когда Джек встал, спросил у Эла, замерз ли он, а потом посоветовал снять рубашку.
- Рубашку снять? А холоднее не станет? Хотя… может быть, поможет. Наверное, стоит согласиться.
Впрочем, ждать его ответа Джек не стал, принявшись лично расстегивать рубашку Эла.
- Эээ… я бы, как бы и сам неплохо справился, если честно. – растерянно.
Собственно, после всего произошедшего, Эл не сильно удивился подобному действию, однако отчасти это его возмутило. Был даже порыв шарахнуться подальше, но Эл его подавил – не хотелось обидеть нового знакомого. Странно, обычно таких желаний Эл за собой не замечал. Более того, обидеть или достать кого-нибудь было для него верхом счастья и удовольствия. А когда объект мучений еще и доходит до полнейшего исступления – вообще отлично. И любил Эл долбить по мозгам, особенно если нашел слабое место в психике. По сути, Эл являлся чем-то вроде надоедливой пиявки, так и норовящей высосать из собеседника все приятное и хорошее, что у него есть. А потом добить. Издевками. Безжалостно и медленно, мучить беднягу, смотреть за всем этим.
А вот Джека мучить не хотелось. Это было более чем странно. Это было так странно, что удивлен Эл был больше своим чувствам, чем Джеку. Однако, в конце-концов, здравый смысл взял верх, после чего Эл мягко, насколько смог, отстранился, пробормотал что-то о том, что и сам неплохо справится. Справившись с оставшимися пуговицами, Эл стянул мокрую, неприятно липнущую к коже рубашку и откинул ее на камни. К слову, Эл был довольно тощим, бледным, но без шрамов. Без единого. Видимо, боялся Эл подобного. Да и боев предпочитал избегать. И пока что это получалось очень даже неплохо.
Удивительно – сразу стало легче. Теплее, хоть ветер и ощущался острее, но кожа быстро высохла. После этого стало теплее.
- По поводу простуды… это маловероятно. Но за совет спасибо, это действительно помогло. – Эл был почти искренне благодарен. И даже смог придать крупицу благодарности своему голосу. В любом случае, сейчас он выглядел почти как нормальный, психически здоровый человек.

0

14

Кажется, ему уже становилось лучше. Хотя, может, ему просто кажется? Ведь он уже довольно долго терпел этот звук в своей голове, возможно, он просто привык. Но ему хотелось верить, что действительно постепенно становится все лучше. И хотя мыслей в голове до сих пор не было никаких - просто пусто, как будто ветерок выдул их все через ухо - он ощущал, что звук сердцебиения становится все тише и незаметнее. Кровь в висках тоже успокоилась, а если нет, то ее полностью заглушил стук в груди, который по-прежнему отдавался гулким эхом в голове. Ему даже на секунду захотелось вырвать свое сердце, дабы больше не слышать этот оглушающий звук. С каждым разом этот звук подкреплял какая-то странная головная боль. Ее вроде бы и не было, но на мгновение она подкрепляла каждый удар в голове, создавая ощущение, будто тебе в ухо засовывали очень длинную и тонкую проволоку, а когда ее конец оказывался у тебя в голове, включали и по ней пустили искру молнии. Искра была кратковременной и довольно слабой, хоть и вполне ощутимой. Хотя, что ему от этого? Чувства. по-прежнему бурлящие внутри, почти полностью скрывали эту боль, маскируя ее и подавляя. Он мог бы даже сказать, что если старался не обращать внимания на голову и сердце, то боль становилась вполне незаметной. Но, так или иначе, боль и эхо в голове все еще присутствовали, мешая нормально жить.
Его пальцы быстро и качественно - будто двигались сами по себе, как уже по давно наработанному плану - расстегивали рубашку Элу. Выходило это довольно неплохо, можно было даже подумать, что Джек в своей жизни очень часто встречался с пуговицами. Может так и есть, но пришивать те же пуговицы он не умел, не умеет, и учиться даже и не собирался. Несколько раз он действительно хотел попробовать сам пришить себе пуговицу. Но, пока он продевал нитку в ушко иголки, раз десять укололся, порезался ниткой, а в конце концов еще и порвал рукав, потерял три иголки и одну нитку. После такого он даже и не пробовал снова. Многие говорят, что шить - легче простого, а продеть нитку к иголку - как раз плюнуть, и что только дураки этого не умеют. Видимо, он действительно относился к этим безруким дуракам. Ну ничего, как-то же он наловчился жить и не страдать от своего неумения.
Осталось еще немного. Кажется, Эл что-то сказал? Хотя Джеку было уже все-равно - сейчас он полностью сосредоточился на пуговицах. Такого рода сосредоточенность придавала ему слишком уж суровый и даже жутковатый вид, от чего он сразу становился вполне серьезным. Мужчина уже почти закончил, когда парень вдруг плавно отстранился. Губы его зашевелились, но желтоглазый ничего не смог понять - то ли он и вправду слишком тихо говорил, то ли слишком неразборчиво. Но одно Джек точно понял - дальше парень справится и сам. Мужчина даже немного удивился, почему тот сразу его не оттолкнул и не нагрубил, а только сейчас, к тому же так осторожно, будто стараясь не обидеть, всего лишь немного отодвинулся. На лице сразу появилась веселая улыбка. Хотя, она уже несколько минут как не сходила с его лица, лишь время от времени немного меняя форму. Джек кивнул и выпрямился, наблюдая за тем, как парень расправился с оставшимися пуговицами. После чего, Эл небрежно откинул рубашку на камни. И все же небольшая часть рубашки все-таки осталась в воде. Особо цвет ее не изменился, но, как подумал Джек, так она не высохнет уж точно.
Он просто не мог позволить этого! Что вы, ведь это он посоветовал пареньку снять рубашку. А если она не высохнет в скором времени, то он будет чувствовать свою вину! Почему? Кто знает! Но, почему-то, он точно знал, что чувство вины загрызет его изнутри, как огромная крыса, прогрызая огромную дыру в его совести, она в конце-концов расправится с ним, как с куском сыра. Что ж, а этого ему очень не хотелось. Именно поэтому, Джек аккуратно подошел к камням, на которых лежала черная рубашка, стараясь как можно меньше разбрызгивать воды и как можно аккуратнее передвигая ногами. Штаны окончательно прилипли к ногам, создавая некоторое неудобно. В правом ботинке оказалось немного воды. А вот в левом, как ни странно, до сих пор было сухо. Мужчина медленно наклонился, подбирая рубашку с камней. С мокрой части сразу же полились капли воды. Хотя, впрочем, рубашка и так вся была мокрой. Джек взял рубашку обеими руками, каким-то странным и заботливым взглядом осматривая ее. Если бы это увидела какая-то девушка, она бы непременно запищала: "Фу! Какой извращенец!" Но где здесь девушки? Где? Вот именно. Их здесь нету! Именно поэтому, Джек чувствовал себя даже как-то свободнее. А особенно радовало, что Эл был не таким, как все остальные - не шарахался от него, не убегал, не старался каким-либо образом его ударить или поранить. И даже после всех странностей мужчины, Эл оставался относительно спокойным. Это радовало больше всего. Покрепче сжав черную ткань рубашки тонкими пальцами, что бы случайно не выронить ее обратно в воду, Джек чуть наклонил голову. Он так же немного поднес рубашку навстречу лицу. Прикрыв глаза, он остановился тогда, когда кончик его носа уткнулся в мокрую ткань. Он резко вдохнул воздух, забавно раздув ноздри. Тут же запахло речной водой. И... хотя его почти полностью заглушал запах воды, он все-равно проскальзывал кое-где. Похоже, это запах Эла. Джек выдохнул через рот и снова жадно вдохнул запах рубашки. Да... он чувствовал, эту тонкую, еле уловимую ниточку запаха этого паренька. Ммм... говорят, у каждого человека свой запах. Свой, неповторимый запах. Когда-то, ему сказала одна девушка, что человек, когда находит себе возлюбленного, в первую очередь принимает во внимание внешность и запах. Джек не верил в это. Как можно почувствовать запах человека на расстоянии более метра? А для того, что бы и вправду учуять запах, надо подойти. Но ведь все нормальные люди не за что бы не дали себя "обнюхать". Ах да... еще эта девушка говорила, что большинство отношений зависят от того, нравится ли человеку запах возлюбленного, или нет. Мужчина всю жизнь считал, что эта ее теория - полный бред. Ну чего такого особенного в запахе? Подумаешь... это всего лишь запах! Но сейчас, раз за разом, вдыхая в легкие запах рубашки Эла, ему начинало казаться, что та девушка все же была права. Но запах кончался. Он выветривался. Джек приоткрыл глаз и возмущенно уставился на ткань в руках. Он еще несколько раз жадно вдохнул воздух, пытаясь уловить запах, но он улетучился. Тихо вздохнув, Джек медленно поднял голову и мельком бросил взгляд на черноволосого. Он тоже был худым. Не очень тощим, но уж точно не упитанным. Джек даже немного улыбнулся. В животе что-то недовольно уркнуло, будто говоря хозяину: "Эй, я, между прочим, все еще хочу жрать! Давай, тащи свою задницу в деревню и достань мне еды! Эй, ты меня слышишь?! Я голоден!" Но даже сейчас, когда в голове почти не осталось эха, он предпочитал игнорировать голос живота. Взгляд снова скользнул на рубашку. Нельзя ее оставлять в воде. Джек оглянулся. Взгляд упал на его плащ. Отлично. Тут еще осталось немного места... мужчина шагнул к каменной стене и развесил рубашку Эла рядом со своим плащом. Когда дело было сделано, он снова повернулся к Элу, с легкой улыбкой на губах. Помнится, Джек даже смог услышать обрывки фразы паренька про то, что он вряд ли простудится. И слова благодарности за совет. От этого он улыбнулся чуть шире. Похоже, Эл действительно начинал ему нравится. Или, ему просто кажется?.. Да он тоже давно не общался с нормальными людьми, так что это вполне может быть какое-нибудь чувство. Он по-прежнему предпочитал ни о чем не думать, нагло игнорируя свой живот. Интересно, а видел ли Эл то, что он нюхал его рубашку?.. А если и да, то как он отреагирует? В животе снова что-то зашевелилось и недовольно заворчало. Джек все еще предпочитал не обращать внимания на это. Однако, тут звук из живота заставил его задуматься. Если уж он проголодался, а не голоден ли тогда Эл? В нем проснулось чувство заботы, как у взволнованного родителя. Хотя он сам не очень понимал такого сильного волнения за своего ребенка и рвения защитить его от всего.
- Ты не голоден? - Голос прозвучал как-то взволновано, но в тоже время и задумчиво. Джек вначале взглянул куда-то вверх, а потом перевел заботливый взгляд на Эла. На лице по-прежнему оставалась легкая улыбка.

0

15

Первое время Джек продолжал расстегивать его рубашку, но потом Эл уже сам расправился с рубашкой. Кажется, откинул рубашку на камни Эл достаточно небрежно, так как часть рубашки осталась лежать в воде. После этого Джек подошел к камням, поднял рубашку Эла – как-то слишком бережно и аккуратно – и после сделал нечто настолько странное, что, если бы мог, Эл потерял бы нижнюю челюсть. Джек поднес рубашку Эла к лицу и начал… кажется, обнюхивать ее. После того, как запах, по всей видимости, выветрился, Джек положил рубашку рядом со своим плащом. Да еще и так, чтобы она быстрее высохла.
- Эээ… у меня глюки, или он реально только что обнюхал мою рубашку?! Нет, он что, серьезно это сделал? Боже. Зачем ему это понадобилось? – размышления пошли полным ходом, причем порой заходя совсем не в те темы, которые сейчас надо было обдумать.
А тем временем Джек спросил, не голоден ли Эл.
- Э? – над этим вопросом Эл не задумывался.
Мотнув головой, он сел поудобнее и прислушался к своим ощущениям. Ну, Эл был смущен. Только вот не то это ощущение. Снова мотнув головой, он постарался прислушаться к более низменным и примитивным потребностям. Особенно к голоду. Не похоже, чтобы он прям так нестерпимо хотел есть, но неприятно сосущее чувство легкого голода имелось. В такие моменты особенно хочется, так сказать, «заморить червячка». Недовольно поежившись, Эл посмотрел на Джека.
- Хочу… кажется. Или не хочу. Я сам не понял. Наверное, стоит поесть, вот тогда я и пойму. – кажется, Эл даже улыбнулся. – Ээ… Позволь спросить. Ты только что обнюхивал мою рубашку, или мне только показалось? – кажется, Эл ото всей души надеялся, что он просто свихнулся и Джек ответит:
«Ты что, больной? Я ничего такого не делал»
Искренне надеялся. Подумать только, Эл надеялся, что он сошел с ума. Когда бы еще нормальный человек надеялся на подобное? Хотя, Эл повел себя более чем адекватно – другой бы на его месте мог бы забиться в истерике, убежать, накричать на Джека, ударить, закатить скандал… много чего. А Эла просто чуть не хватил удар, а потом он спросил, действительно ли это было, или у него просто крыша собрала вещички и уехала на отдых. Впрочем, это уже было не столь важно. Интересно, какой реакции ждал от него Джек? Так и хотелось задать этот вопрос, да только ни смелости, ни ума не хватало. И выглядел бы Эл при этом еще глупее. Но, в конце-концов, не повинуясь мозгу и разуму, вопрос вырвался сам по себе:
- Скажи, а я нормально реагирую на твои… действия? – вопрос глупый, да и не совсем понятный. Впрочем, исходил он из того, что Джек вел себя так непринужденно, смущая Эла все сильнее, что можно было только предположить – Джек часто так делает. Ну, не часто, но вполне достаточно. И было Элу интересно, как же на подобное реагируют другие, и уже тогда делать выводы по поводу своей… нормальности.
А теперь надо было бы и поесть. Интересно пот только, где Джек раздобудет еду. Хотя, сейчас Эла это волновало в последнюю очередь. Эгоист же, против этого не попрешь.

0

16

Из всего, что Джек совершил, находясь в лесу, самым абсурдным оказалось то, что он обнюхал рубашку Эла. Когда он вылизал ему рану, обнял - это еще было в пределах "нормы"... да ну какая "норма"! Что нормального в том, что тебя вылизывает и обнимает какой-то мужчина?! Но на все это парень отреагировал очень даже спокойно. Не так, как остальные. Не так, как отреагировал бы "нормальный" человек на такие "нормальные" действия. Может, Джек и действовал так именно потому, что остальные никогда бы не позволили бы ему зайти дальше того, что он уже просто взял их руку. Они бы сразу пресекли все его действия на месте. А Эл... он как бы дал Джеку "зеленый свет" своим спокойствием. Он показал, что вроде бы и не против такого отношения. И Джека понесло...
- М? - Джек отвлекся он своих раздумий, и перевел взгляд на паренька. Но Эл тоже задумался. Тогда Джек оглянулся. Лес. Деревья. Трава. Все. Не было никаких даже признаков того, что где-то поблизости бегала четвероногая тварь и мечтала о том, что бы ее скушали. А уж тем более не было видно обычных животных, которые желали лишь мирно существовать в этом лесу. Так что, Джек не знал где даже достать еду. Конечно, если внимательно приглядеться и походить по лесу, то можно найти нору лисицы, дупло совы и может быть, даже несколько быстрых оленей. Джек уже начал примерно представлять, как же потом обжарить мясо, но тут Эл таки заговорил. Как это - не знать, хочешь ли ты есть? Мужчина до последнего морил себя голодом, что бы точно знать, что он голоден. А когда ты не чувствуешь колющей боли в животе, когда комок не подбирается к горлу и когда из живот не исходит громкое урчание - значит, ты еще сыт. Хотя, вдруг у Эла голод только просыпается? Ну, когда не хочется съесть первое, что попадется на глаза, а перекусить. Джек снова перевел взгляд на Эла. И встретился взглядом со взглядом парня. Кажется, Эла что-то волновало. Джек хотел было спросить, но парень сам заговорил. Джек вначале выглядел более-менее спокойным, но под конец вопроса он вначале тихо захихикал, а потом и вовсе снова залился смехом. Он снова резко выпрямился, запрокинув голову назад и смеялся. Конечно, не таким несдержанным и громким, как раньше. Теперь смех был немного тише, но разницы почти не было. Да и смеялся-то он не долго - минуту, или две. А когда успокоился, вернул голову в исходное положение. Он снова улыбался так широко, как только мог. В такие моменты казалось, что еще чуть-чуть и улыбка дойдет до ушей, а потом и вообще за пределы лица, потом головы... Джек несколько секунд просто улыбался и смотрел на парня, а потом медленно подошел к Элу и наклонился к нему так, что бы их лица находились примерно на одном уровне и почти соприкасаясь носом с носом парня. Он впился взглядом в глаза Эла, при этом чуть раскачиваясь из стороны в сторону и как-то странно улыбаясь. Он помолчал секунд десять, и наконец-то таки начал отвечать на заданный ему вопрос: - Хочешь, я отвечу, что тебе это только привиделось? И добавлю, что ты сошел с ума? - Он все еще продолжал странно улыбаться. И из-за этой улыбочки он начинал походить на маньяка. Да, на такого немного странного и подозрительного, исхудалого маньяка-извращенца, который ищет себе симпатичных парней и мальчишек, а потом затаскивает куда-нибудь поглубже в темный лес и... ну, вы сами поняли, что он делает с этими симпатичными мальчиками. Ну, уж точно не готовить заставляет! Кстати о готовке... не помешало бы найти еды! Джек постоял так еще минуты две, после чего Эл снова заговорил. Джек даже чуть вздернул бровь вверх. Нормально ли Эл реагирует на его действия? Конечно! Парень реагирует так же нормально, как и нормальны действия мужчины! И тогда, Джек решил проверить. Проверить, действительно ли он реагирует абсолютно не так, как другие, или он полностью... эээ... отличается?..
Джек присел рядом с Элом, опершись на колени, которые снова погрузились в воду и уперлись о песчаное дно, выдыхая теплый воздух и поправляя челку. Тонкие губы все еще были в форме странной полуулыбки. Мужчина как будто готовился к чему-то. Он несколько секунд рассматривал Эла, а потом резко подался вперед. Он автоматически прикрыл глаза и чуть склонил голову набок. Одной рукой он обхватил талию паренька и чуть придвинул его к себе. И все это произошло довольно быстро, по-крайней мере, достаточно быстро, что бы Эл не успел увернутся. Когда их губы соприкоснулись, Джек вначале несколько раз поцеловал Эла одними губами. Но это продолжалось недолго - мужчина аккуратно проник языком в рот паренька. Свободной рукой он зарылся в волосы Эла, а другой - той, которой он приобнимал парня за талию - он прижал его к себе, усложняя процесс высвобождения. Языком он водил во рту у Эла, то проводя им по деснам, то лаская язык парня. И с каждым движением, рукой он лохматил смоляные волосы. Похоже, Джек таки наслаждался поцелуем...

+1

17

Кажется, Джек тоже думал. Сначала, похоже, совсем не о еде, а потом огляделся и в поисках пищи. Опять же, наверное.  В любом случае, можно строить предположения. А Эл сейчас представлял собой, наверное, саму невинность – вжал голову в плечи, весь как-то съежился и виновато ухмыляется. Ну а подозрительность свое дело сделала – оглянувшись, у Эла появилось нехорошее такое ощущение. Никого в округе. Совсем. А кто знает, что может прийти Джеку в голову? И ведь помочь некому… Совсем-совсем некому. Поежившись, Эл сжался еще сильнее. Сейчас он выглядел совсем жалко, возможно, даже вызвал бы жалость.
Встретиться взглядом с Джеком было довольно-таки… неожиданно. И от чего-то смущающе. Да и выдержать взгляд долго Эл не смог – вода в ручье отчего-то стала интереснее, чем изучение чужого взгляда. Ну а раз она стала интереснее, Эл принялся усиленно ее разглядывать. Впрочем, скоро это стало скучно, поэтому Эл принялся изучать окружающее пространство. Но в нем тоже ничего особо интересного не нашлось. Абсолютно ничего. Поэтому пришлось все внимание сосредоточить на Джеке. Опять. Больше смотреть было не на что. Впрочем, изучать заново фигуру парня оказалось немного интереснее созерцания окружающего пейзажа, чем Эл и занялся. И необдуманный вопрос слетел с губ по собственному желанию. Причем с желанием Эла вопрос совершенно не считался. Да и вопрос был настолько глупым, настолько нелепым, что последующий смех Джека был вполне объяснимой реакцией. И все это время, которое Джек потратил на смех, Эл потратил на самобичевание.
- Ты идиот. Придурок. За языком, дурак, следить надо! Что он теперь подумает? Что ты сумасшедший, разумеется. А как же иначе? Удивлюсь, если он так не подумает. Я бы на твоем месте.. стоп, я это ты. Впрочем, не важно. Тебе пора бы уже готовить оправдания, опровергать свое сумасшествие. Хотя, не сказал бы, что это неправда. Каждый безумен. И ты в том числе. А возможно и поболее, чем другие. А еще, кстати говоря, твоя подозрительность когда-нибудь тебя погубит. Он, конечно, странно себя вел, но ведь это не значит, что он может что-то сделать. Изнасиловать там, или убить… Стоп, а если может?  Лучше об этом не думать. Забудь. Все, забудь-забудь-забудь! – мысленный разговор с самим собой вполне помог успокоиться, и даже немного выпрямиться.
Тем временем смех стих. Все это время Эл сидел, чуть ли не зажмурившись, а из-за наступившей тишины резко открыл глаза и посмотрел на Джека. Недоуменно так. А того это, похоже, не волновало – Джек подошел и наклонился над Элом, настолько близко, что чуть не коснулся его носа своим. И смотрел прямо в глаза. Тут уже так просто не отвернуться, да и все равно это не сильно поможет. Из-за этого Эл чувствовал себя абсолютно беспомощным, замер, как мышь перед змеей. А от улыбки Джека появилось нехорошее такое предчувствие, тянущее все внутренности не на свои места. И своими раскачиваниями Джек был чем-то похож на гипнотизера. Из-за всего этого Эл как-то напрягся, слегка – меньше, чем на сантиметр – отстранился. Скорее казалось, что Эл вздрогнул. А от ответа Джека появилось совсем нехорошее ощущение, что тот прочитал мысли Эла, перефразировал их и сказал почти в той форме, в которой Эл ожидал услышать.
- Да, было бы… неплохо, наверное. Впрочем, похоже, мне все-таки не показалось, да? – почти жалобно, в конце-концов Эл отвел взгляд.
Последующий вопрос был задан уже при изучении песчаного дна.
И именно это помешало ему уловить то, что произошло далее. И как можно действовать так быстро? Эл только услышал легкий всплеск, почувствовал на своей талии далеко не свою руку, собрался было возмутиться, да вот только не успел. Знаете, при поцелуе получается только возмущенное мычание, да и то тихое. А после и на него у Эла уже не хватило сил. Слишком силен был шок. Сейчас он просто сидел, распахнув глаза, и на действия Джека абсолютно не реагировал. Хотя, после проникновения в его рот чужого языка сосредоточиться на своем шоке уже не получалось. Да и не хотелось. Удивительно, но противно или хоть немного неприятно не было. Совсем. Было даже приятно. Следующие его действия объяснить было нереально. Наверное, отвечать на поцелуй Эл начал чисто рефлекторно, прикрыв, наконец, глаза. Он даже почти обнял Джека. Собственно, бревном он уже не был. В конце-концов отвечать на поцелуй он стал вполне осмысленно, то переплетая свой язык с языком Джека, то лишь слегка касаясь кончиком языка. При этом воздуха все-таки не хватало, да и становилось его все меньше. Только вот, кажется, сейчас Эла это не особо волновало.

Отредактировано Эл (2011-09-24 13:03:04)

+2

18

Трудно описать, что твориться внутри, когда целуешь любимого человека. А для Джека это было практически невозможно - ибо он либо так никогда и не целовал человека, в которого по-настоящему был влюблен, либо этот момент просто не врезался ему в память. Хотя, как такое может не запомниться? Как-никак, это ведь такое дорогое воспоминание! Практически наравне с первым поцелуем. Значит, сравнивать этот поцелуй ему было не с чем. Но все-таки, у Джека было ощущение, что это не обычный поцелуй. Да уж, что тут обычного - насильно поцеловать еле знакомого парня! И хотя мужчина не привык прислушиваться к своим ощущениям, сейчас что-то внутри подсказывало, что это закончится чем-то большим, чем просто поцелуем. Пощечиной? Нет, вряд ли... но тогда...
Первое время Эл просто замер и не двигался, кажется, даже не моргал. Просто сидел и ничего не делал. Но уже вскоре он расслабился, постепенно начиная отвечать на поцелуй. Джек даже почувствовал, как Эл обнял его. Точнее, Джек почти почувствовал. Он ощутил лишь легкое касание чего-то о его спину, предположительно - рук. Но даже от такого легкого прикосновения стало как-то... приятнее, что ли. В конце-концов, парень не отвергал его, не отталкивал, не отстранялся. Вообщем, реагировал так, как хотел Джек. А значит - абсолютно ненормально. Мужчина уже выяснил то, что хотел, во время этого небольшого "эксперимента", но останавливаться как-то не спешил, даже наоборот - он продолжал целовать Эла, еще крепче прижимая его к себе, будто не желая отпускать. Маньяк? Извращенец? Насильник? Джек был уверен, что именно такие слова сейчас ассоциируются с ним в голове Эла. Но он нагло игнорировал всякий здравый смысл - впрочем, как делал почти всегда, - и поступал так, лишь бы получить удовольствие. А в данный момент он наслаждался поцелуем, поэтому прекращать его явно не собирался, как бы сильно не вопила внутри та часть Джека, которая еще могла мыслить более-менее разумно. Но сейчас проблемой становилась еще и нехватка воздуха. И пока языком он водил во рту Эла, носом мужчина пытался вдохнуть как можно больше воздуха. Но, когда-нибудь этого стало бы недостаточно - и Джек это понимал. Поэтому надо на несколько секунд остановиться и вдохнуть воздух на полную грудь, но... мужчина боялся, что как только он прекратит поцелуй, парень оттолкнет его. Глупо? Наверное. И только из-за этого Джек до последнего тянул, пока он и вправду не стал задыхаться. Если задуматься, мужчина был бы не против задохнуться вот так - в объятиях этого паренька, сомкнув их губы в поцелуе.
Джек медленно, явно не желая этого делать, наконец-таки прекратил поцелуй. Он чуть приоткрыл глаза, когда их языки перестали соприкасаться, и резко вдохнул как можно больше воздуха в легкие. Свободная рука скользнула на грудь Эла, а второй он по-прежнему прижимал паренька к себе, не оставляя почти никакой возможности вырваться. Как только воздуха в легких оказалось предостаточно, Джек снова прильнул к губам Эла, будто боясь, что черноволосый сейчас растворится в воздухе. Их губы снова соприкоснулись, а Джек снова ощутил внутри странное чувство глубокого удовольствия. Но теперь, вместе с этим чувством возрастало и другое - чувство, что одного поцелуя становится недостаточно. И еще мужчина чувствовал какое-то довольно непривычное чувство. Чувство... возбуждения. Да, Джек возбудился от одного простого поцелуя! Ну, может не одного... и не такого уж и простого... Но возбудился! Мелкая, но приятная дрожь прошлась волной по телу, заставляя незаметно вздрогнуть и расслабиться, чувствуя довольно странные ощущения ниже живота. Кажется, что если Джек сейчас не остановится, то потом остановиться он точно не сможет. Но... останавливаться он не хотел. И поэтому не стал. Как бы сильно внутри не вопил голос разума.
- Что я делаю?.. Он же парень! - Здравый рассудок все еще пробивался, но Джек быстро глушил его: - Тс... не могу остановиться. И не хочу... так приятно...
Рука с груди Эла скользнула чуть ниже и остановилась на его штанах. Мужчина как будто еще был не уверен - стоит ли это делать, или он спугнет Эла этим?.. Тем временем он снова прекратил поцелуй, снова вдыхая воздух на полные легкие. Каждый раз, когда он отстранялся от Эла, губы начинало странно жечь. Хотя, для такого, как он, эта боль была даже приятной. Дрожь снова прошла по телу, и ощущения обострились. Он будто почувствовал все, что чувствовал до этого момента, только раз в пять четче. Возбуждение прошло волной по телу вслед за дрожью, заставляя еще крепче прижать паренька к себе. Хотя, куда уж сильнее? И все-таки, Джек боялся, что Эл сбежит. Хотя, какая же еще реакция может быть на его действия? Ему повезло, что Эл еще не закатил скандал. Да и вообще... ему повезло, что сейчас он целует именно Эла. Может, ему вообще повезло, что он встретил Эла?.. Да, наверняка, это так. И сейчас главное - не отпускать его... ни за что на свете... не отпускать... Джек смотрел на паренька из-под полуопущенных век, тяжело дыша. Он сам толком не мог понять, почему дыхание стало таким прерывистым - то ли из-за возбуждения, то ли из-за чего-то еще. Но сейчас думать над этим было глупо - любые мысли тут же исчезали, а в голове царил туман. Поэтому Джек решил полностью отдаться своему желанию. Сейчас, то, чего он желал... был Эл. Мужчина, наверняка, и сам этого не понимал. Но, сейчас, это уже не имело никакого значения. Джек чуть наклонился, и примкнул губами к шее паренька. Как вампир. Правда, кусать его он не собирался. Но на одном участке шеи Эла он долго не задерживался - он начал покрывать поцелуями всю шею черноволосого, оставляя немного красноватый и влажный след. Похоже, обратного пути уже нет...

Отредактировано Jack (2011-09-26 22:38:56)

0

19

Даже если у Эла и были тормоза – то сейчас они отказали напрочь. Здравый смысл если еще и пытался что-то вопить на задворках сознания, то скоро ретировался в темный угол и заткнулся до лучших времен. А эти лучшие времена – Эл мог быть в этом уверен – наступят тогда, когда в их с Джеком… безумии наступит самый, так сказать, интересный момент. Вот тогда-то этот здравый смысл и зажжет красную лампочку в мозгу Эла. Возможно, Эл даже поймет, что что-то совсем не так, как надо. Возможно, Эл даже попытается сбежать в последний момент. Только вот на успех предприятия надеяться не приходилось – слишком уж крепко Джек его держал. Ну а сейчас Эл совершенно не пытался сбежать – скорее даже наоборот, отвечал все увереннее. А если учесть, что для него все это – впервые, то Джеку очень повезло, что Эл не шарахнулся сразу же.
Нехватка воздуха раздражала. Ощущения были такие непривычные и волнующие, что такая, казалось бы, примитивная потребность просто не имела права мешать этим самым ощущениям. Однако же, негодование по этому поводу кислорода в легких отнюдь не прибавляло, да и вообще задыхаться – не самое приятное занятие. Когда легкие словно тисками сдавливает, и так нужно, просто необходимо вдохнуть поглубже, чтобы избавиться от этого ощущения. Из-за этого томящие, непривычные, но приятные ощущения поцелуя становились еще острее, приятнее. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, вскоре нехватка воздуха взяла верх над поцелуем. А терять сознание от такой банальной причины совсем не хотелось. Повезло , что Джек разорвал поцелуй раньше, чем это сделал Эл, ибо, скорее всего, Джек понял бы Эла совсем не так, как хотелось бы. Хотя, как хотелось бы? Эл и сам себя сейчас не понимал. Совершенно не понимал.
Ощущение, появившееся, когда легкие наполнились, наконец, воздухом, можно было сравнить с тем, как будто с Эла сняли тяжелый груз, давивший на него долгое время. Тяжело дыша, Эл открыл глаза и посмотрел на Джека. И плевать, что перед глазами все чуть ли не расплывалось. Почти даже не верилось, что все это происходит с ним. Не могло происходить с ним. Он почти не почувствовал руку, спустившуюся с волос на грудь. Зато понял, что за первым поцелуем последует и второй. Поэтому когда Джек вновь вовлек его в поцелуй, Эл был готов – прикрыл глаза, набрал в легкие побольше воздуха и прижался к Джеку чуть ли не всем телом, обнимая его за талию.
Смесь совершенно новых ощущений перебило недвусмысленное тянущее чувство, образовавшееся где-то внизу живота. И уж это чувство назвать таким уж приятным было сложно. А самое главное – его совсем не назвать безопасным в данной ситуации.
- Собственно, я это предполагал. Остановись сейчас – дальше поздно будет, - похоже здравый смысл попытался образумить Эла. Получилось у него это не очень – голос разума Эл просто проигнорировал, упиваясь новыми действиями и чувствами.
Спустившаяся еще ниже рука Джека вызвала легкую дрожь, но, почуяв, как говорится, что дело неладно, Эл напрягся. Тем временем Джек разорвал поцелуй, тяжело дыша. Впрочем, Эл ощущал себя не в лучшем состоянии – дыхание сбилось, на щеках легкий румянец. Легкий, ибо бледная кожа Эла не могла выдать яркий румянец. Губы почти горели, кстати говоря. Ощущение настораживало, но не более. И тут в мозгу Эла зажглась интересная такая мысль. А что если… Интересная реакция Джека. Говорить, правда, при сбившемся дыхании трудно, но возможно. Правда, после того, как Джек начал покрывать поцелуями шею Эла, говорить стало еще труднее, ибо дыхание перехватило. Несколько секунд потратив на то, чтобы вспомнить, как же все надо дышать, а потом проговорил, даже нет, спросил, с трудом выговаривая слова:
- А ничего, что это для меня все впервые, м? Совсем-совсем впервые. Я даже не целовался до этого ни разу… - получилось даже ухмыльнуться.
Как бы Джек ни отреагировал, все было бы приемлемо. Если бы отпустил, решив не пугать – Эл бы порадовался за сохраненную… кхм… невинность. Ну если уж продолжит – новый опыт всегда полезен, разве нет?

0

20

Если здравый рассудок и был еще в сознании, то наверняка пытался что-то отчаянно вопить. Однако, действия Джека постепенно повергали его в нокдаун. Окончательно и бесповоротно. И каждый раз, когда губы мужчины сова и снова касались шеи Эла, этот самый рассудок нервно вздрагивал, забиваясь как можно дальше и нервно ворча: "Извращенец... сумасшедший... что же ты делаешь... опомнись..." Если бы Джек был в силах что-то думать, то подтвердил бы: "Да, извращенец. Но кому какая разница? Он ведь такой... не такой, как все..." Но громче за все мысли и слова говорили действия мужчины - именно из-за них рассудок и предпочел молчать, а то и не смотреть. Это напоминало  те ситуации, когда Джек был пьяным - рассудок уходил куда-подальше от неприятностей, а Джек веселился. Правда, на следующий день можно было бы оправдать свое буйное поведение тем, что "немного" переборщил с алкоголем. А тут как оправдаешься? Хотя, зачем вообще оправдываться? Будто непонятно, с чего Джек так разошелся и почему так возбудился... а ведь и вправду, почему?..
Губы Джека практически не отрывались от шеи Эла - поцелуй, за ним еще один, потом еще и еще... Ранее бледные губы мужчины раскраснелись, даже немного припухли. Губы безвольно и беспорядочно скользили по шее парня, а иногда Джек останавливался, что бы слегка прикусить нежную кожу Эла, но тут же разжать зубы, аккуратно зализывая укушенное место, а после чего даже слегка посасывая его. Когда Джека заносило, на шее оказывались особенно красные следы. Но даже будучи столь увлеченным этим процессом, мужчина довольно урчал, а иногда даже тихо порыкивал. Когда обе стороны шеи были более-менее равномерно "исследованы", мужчина останавливался на кадыке парня. Он слегка касался его кончиком языка, а потом аккуратно посасывал, с особо довольным видом. Извращенец... не то слово! Желтые глаза приобрели какой-то особо хищный вид, но Джек скрывал их под почти опущенными веками. Он даже не смотрел, куда целовал Эла - он будто вслепую снова и снова губами перебирал кожу и целовал шею черноволосого.
О чем Джек сейчас думал? А разве в такие моменты можно о чем-то думать? Когда в голове сто тысяч мыслей, и все оборванные, неясные, нечеткие - то проскользнули, то скрылись где-то далеко в туманной голове, то и вовсе улетели прочь. А когда пытаешься привести их в порядок, все разбегаются от тебя, как тараканы от включенного света. Но единственное Джек знал точно - как бы сильно не старался, остановиться он уже точно не сможет. Как бы сильно не протестовал Эл, как бы не упирался, как бы не отталкивал его - уже поздно. Джек увлекся, нырнув с головой в то, что сейчас чувствовал. Это приятное и даже немного щекотное чувство где-то в животе - такое непривычное и влекущее... Да еще и то напряжение внизу живота. Это все сливалось в одну необъяснимую гамму чувств, которая захлестывала Джека, не давая вынырнуть. И нет бы еще одного топить - Джек потянул за собой еще и Эла.
Когда каждый миллиметр шеи Эла был тщательно исследован, а некоторые участки - даже несколько раз, Джек начал опускаться все ниже, плавно переходя с шеи на плечо парня. Бледная кожа вскоре краснела, а Джеку было мало - он слегка оттягивал кожу одними губами, потом слегка ее прикусывал, но тут же отпускал, а потом слегка, одним лишь кончиком языка водил по раскрасневшейся коже. Иногда он снова поднимался к основанию шеи Эла, но тут же опускался обратно на плечи. Его губы скользили от того же основания шеи до самого конца плеч, где уже начинались руки. Но вскоре он на несколько секунд отстранился от Эла, поднимая голову и тяжела хватая воздух губами. Тогда его возбужденный взгляд оказывался на слегка розоватом румянце на щеках, на таких влекущих к себе губах, на прикрытых веках, за которыми скрывались такие необычные, но манящие красные глаза. Дыхание мгновенно становилось еще более частым, а мужчина еще усерднее пытался проглотить этот душный воздух. Температура его тела резко возросла так, что казалось, будто у него жар. Да еще и так плотно прижимая к себе парня, он лишь еще больше повышал ее. А погода, явно не такая уж и прохладная, лишь накаляла атмосферу, создавая почти адскую жару вокруг. От одного взгляда на лицо Эла в глазах у мужчины все поплыло, снова приобретая нечеткие силуэты. Это начинало раздражать, хотя и не было таким особым препятствием - Джек все еще видел Эла, пусть не так четко - и этого было вполне достаточно. Сердце снова начало отстукивать бешеный ритм в груди, но сейчас это уже не мешало - Джек был настолько поглощен процессов, да и вообще Элом, что не замечал ничего вокруг себя. Наконец, когда дыхание более-менее успокоилось, но не восстановилось, Джек снова принялся целовать плечо Эла, правда уже другое. Прохладная кожа Эла создавала немного непривычный контраст с его губами, которые жгло и пекло. Но уже вскоре плечо парня стало теплым, и немного влажным от поцелуев мужчины. Он продолжал слегка водить языком по коже, быстро и мягко целуя каждый сантиметр плеча Эла.
Представьте же замешательство Джека, когда кроме стука своего сердца он услышал знакомый, хоть и довольно тихий голос. Он остановился, вслушиваясь в то, что говорит Эл. Его губы замерли на одном месте, а мозг отчаянно пытался соображать, на каком же языке сейчас разговаривают. Точнее, что вообще говорят?.. Такое ощущение, что возбуждение и гамму чувств, которые испытывает Джек в данный момент, вытеснили из головы мужчины всю остальную - "лишнюю" - информацию. Наконец, что-то в голове клацнуло и шестеренки снова заработали, но очень лениво и крайне не желая прогонять такие приятные ощущения. Так или иначе, Эл уже замолк, а Джек еще только соображал, что же ему сказали. Прошло секунд двадцать, пока мозг переработал полученную информацию. Честно говоря, Джек был немного удивлен. Во-первых, он никак не думал, что у Эла это впервые. Даже после сказанной пламенной речи о том, что у парня характер - не сахар, глаза - красные и о чем-то еще, Джек отказывался верить, что парень с такой приятной внешностью еще ни разу не целовался. Что ж, все бывает. Значит, Джек у него - первый? Мужчина слегка улыбнулся, прикрывая глаза. Ему было приятно знать, что он первый, кто поцеловал его. И хотя он сам не понимал, почему радуется, все же убирать улыбку с лица он не собирался. Ничего ли, что у Эла это впервые? Хах! Конечно, ничего! Джек зашел так далеко, и теперь парень спрашивает у него - остановится ли мужчина или нет. Но спешить не стоит... да, мужчина по-прежнему боялся спугнуть Эла. Поэтому, надо действовать осторожно. Да еще и кое-что достаточно твердое уперлось ему в руку... Да, в ладонь той руки, которая лежала на штанах Эла, уперлось "что-то". Джек догадывался, что это. Похоже, возбудился не только он один... Мужчина медленно приподнял голову, скользя кончиком носа он плеча, по шее, потом дойдя до скулы и плавно переходя на щеку. Дыхание по-прежнему было тяжелым и прерывистым, поэтому изо приоткрытого рта пепельноволосого вылетали горячие клубки воздуха и "ударялись" об Эла. И вот, когда кончик носа Джека оказался практически на висках Эла, а губы мужчины - напротив уха парня, мужчина постепенно, стараясь возобладать со своим дыханием и сделать свою речь как можно более понятнее и связной, тихо зашептал:
- А ты хочешь, что бы я остановился? - Своими губами он слегка касался уха Эла, а теплый воздух старался выдыхать через нос, дабы не дуть в ухо парню. Хотя, каким бы ни был ответ, Джек вряд ли остановится...

0

21

Передать, что чувствовал Эл, было трудно. Трудно хотя бы потому, что Эл сам не мог свои ощущения охарактеризовать – не испытывал ранее ничего подобного. Совершенно ничего. Он вообще в последний раз находился так близко с кем-либо живым очень давно, когда был ребенком. Да и то, это была мама, а мама не в счет, да и подобных ощущений точно не было. А про поцелуи не стоит даже заикаться. Первый поцелуй в памяти толком не отпечатался – слишком много всего произошло, слишком быстро развилось. Недавно еще было странно холодно, но сейчас уже стало почти невыносимо жарко. Каждый поцелуй Джека отдавался новой волной жара во всем теле, сбивая дыхание, заставляя еле ощутимо вздрагивать. Кожа после поцелуев почти горела, но жар этот не был неприятен. Скорее наоборот, распалял Эла, так что, возможно, здравый смысл не очнется и в самый последний момент, напомнив о своем существовании уже после. И вот тогда-то начнется самое «интересное» - как минимум, самобичевание и допрос на тему причины совершенного. Джек, естественно, не ответит, а у Эла, возможно, начнется что-то вроде истерики по поводу надругательства над его совершенным телом. Именно совершенным. Фанатичная привязанность к собственному телу долгое время подавляла все остальные чувства и эмоции. До этого момента. Эта самая привязанность, вместе со здравым смыслом, спасовала перед новыми, более сильными сейчас ощущениями и послушно забилась в темный угол, со страданием наблюдая за подобными «издевательствами».
А Эл же не мог понять, куда именно Джек его целует – все сливалось в одно, лишь изредка, как электрический заряд, ощущался поцелуй Джека то на плече, то на шее. Укусы, ранее такие неприятные, ассоциировавшиеся только с болью, лишь добавляли ощущениям… пикантности? Скорее всего. Однако же, после каждого укуса Эл инстинктивно вздрагивал – слишком глубоко в сознании закрепилась связь «укус – значит, боль, а боль – опасность».
Но тут Джек остановился. Кожа продолжала гореть, отдаваясь вспышками жара в такт ударам сердца. Дыхание было тяжелым, воздух приходилось почти глотать. Приоткрыв глаза, Эл почти удивленно посмотрел на Джека. Мозг не работал, а тело требовало продолжения. Хотя, требовало – мягко сказано. В конце-концов, Джек принялся покрывать поцелуями уже другое плечо Эла, чем вызвал со стороны Эла довольный вздох. После реплики Эла Джек, кажется, задумался. Затем, касаясь кончиком носа кожи Эла, поднялся к его уху, чем вызвав легкую дрожь, пробежавшую по всему телу Эла.
Вопрос Джека вызвал даже усмешку, хотя по телу и пробежала новая волна дрожи, из-за легкого прикосновения губ Джека к уху Эла. Поразмыслив над этим вопросом секунды три-четыре, Эл ответил:
- Издеваешься? Да ни за что. Поздно спрашивать, - голос дрожал, громко говорить Эл уже не мог, поэтому просто прошептал этот ответ, ухмыляясь чуть шире, прижимаясь к Джеку и обнимая его чуть крепче. – Да и ты уже не остановишься.
Ответа Эл не ждал, ибо прекрасно понимал – он дал Джеку полное разрешение. Теперь он так просто не остановится. Да и хотел ли этого Эл? Разумеется, не хотел. В любом случае, сейчас. Да и потом – вряд ли. Слишком велико стало желание, а тянущее ощущение внизу живота становилось почти невыносимым. Теперь уже и Эл не остановится просто так.

+1

22

Не яойщикам читать нежелательно |Цензура в большей степени отсутствует

А что, если бы ответ был бы положительным? Что, если бы Эл сказал ему остановиться? Что было бы тогда? Честно говоря, Джек и сам не знал, как поступил бы тогда. Возможно, просто проигнорировал бы ответ Эла, оправдывая свои действия тем, что сейчас уже слишком поздно. Или, попытался бы все-таки сдержать себя? Может быть. Но получилось бы? А вот это вряд ли. Да и вообще, от подобных мыслей становилось крайне неприятно - он не хотел даже думать о таком варианте развития событий. Возможно, позже, Эл возмутиться... но это будет потом. А раз так, значит, думать об этом пока не стоит. Зачем забегать куда-то наперед, если можно просто наслаждаться тем, что имеешь сейчас? Наслаждаться тем, что чувствуешь и не думать о последствиях... ну разве не замечательно?..
Эл ответил довольно быстро. Прошло всего несколько секунд, а ухо Джека уловило тихий шепот парня и мужчина даже слегка вздрогнул. Казалось бы, из-за чего? А этот шепот Эла возбудил его еще больше. Но надо сосредоточиться на том, что сейчас ответит парень. Джек на несколько секунд затаил дыхание, вслушиваясь в слова и пытаясь разобрать их значение. Неужели мозг и вправду полностью отключается в такие моменты?.. Ну, как показала практика, то у Джека он точно отключается. Да еще и собирает вещички и уезжает куда-то далеко, вместе с крышей. Хотя, самому мужчине, видимо, такая мелочь вовсе не мешает. И вправду, зачем волноваться по таким пустякам, когда в твоих объятиях сейчас человек, наверное, первый за всю твою жизнь, не отталкивает тебя, даже после такого? Вот именно... так что, даже отсутствие мозга и крыши не мешает. И, ох, какое облегчение почувствовал Джек, когда до него наконец дошел смысл сказанного Элом. Как камень с души... или с сердца... так, с чего там камень падает-то? А, какая разница! Джеку изрядно полегчало, когда он понял, что его не собираются "прерывать" в середине процесса. Да и парень уже понимал все... а-а-а, почему он раньше таких людей не встречал? Жизнь была бы намного легче, будь на свете побольше таких, как Эл! В голове засветилась зеленая лампочка, означающая полную свободу действий. Делай - что душе угодно! А почувствовав, как парень прижался к нему и обнял чуть сильнее, у Джека и вовсе тормоза слетели. Хотя, кто докажет, что у него они вообще были?
- Ты пра-ав... как же ты чертовски пра-ав...
Кажется, Джек уже сейчас был готов повалить Эла и... Но что-то внутри нервно крякнуло, напоминая мужчине, что они все еще находятся в ручье и, что этот же ручей - не самое подходящее место для занятий подобного рода. И, хотя останавливаться уж очень не хотелось, но все-таки пришлось. Джек выпрямился, но не разорвал объятий, затуманенным взглядом смотря на паренька и немного пошатываясь. А стоять на коленях не очень-то и удобно, однако. Надо бы куда-то переместиться... например, на траву. Ну а что? На траве куда лучше, чем в ручье. Поэтому уже вскоре он взял Эла на руки - одна рука Джека оказалась под ногами, а вторая - под спиной парня. Сам Джек уже успел оказаться на ногах, а на руках держал Эла. И тем не менее, ноги как-то странно подкашивались, будто ставил ватными и не хотели держать своего хозяина, а плюс еще и дополнительный груз. Хотя, стоит отметить, что Эл показался Джеку довольно легким. Ну, уж точно полегче некоторых дамочек, которые любили вешаться ему на шею. Такое ощущение, что они пытались его задушить. Но, все-таки собрав всю волю в кулак, мужчина шагнул вперед. Удивительно, ноги послушались! Ну-с, осталось еще немного. Немного усилий, и Джек таки дошел до берега, выходя из ручья и переходя на траву. Мужчина отошел за каменную стену, на которой еще недавно мирно дремал. Именно там он остановился и аккуратно опустил Эла на землю, и сам опускаясь рядом с ним.
Как только они снова оказались на земле, Джек снова начал покрывать поцелуями шею Эла, но уже довольно быстро опускаясь вниз - через несколько секунд его губы уже оказались на груди парня, а одна рука вновь скользнула к штанам черноволосого, слегка поглаживая уже достаточно твердый член. Вторая же рука уже оказалась на другой груди парня, вначале поглаживая ее, а потом немного сжав сосок Эла двумя пальцами. В тоже время, второй сосок Джек лизнул, после чего слегка прикусил его, начиная посасывать и одновременно чуть сильнее сжимая другой сосок пальцами. Рука на штанах парня тоже не бездействовала - не ограничившись одним лишь поглаживанием, мужчина быстро расстегнул штаны, немного приспуская их и, взяв член Эла в руку, начал массировать его. Но очень быстро Джеку наскучило посасывать сосок парня - он снова принялся целовать Эла, опускаясь все ниже, пока не дошел до основания члена. Тогда мужчина немного выгнулся, проводя руками по бедрам парня и спуская штаны еще ниже, до самых колен. Кажется, Джеку это очень нравилось. Ласкать Эла для него было удовольствием, а особенно - чувствовать, как тело парня, да и как сам парень отвечает на его ласки. Мужчина довольно улыбнулся, прикрыв глаза, тихо мурлыкнув и поцеловал головку члена, после чего медленно взял ее в рот, аккуратно посасывая, а вскоре начиная двигать головой, наращивая темп. Он даже несколько раз слегка лизнул член Эла. Вскоре, одной рукой он начал тереть член в такт движениям, набирая уже довольно большую скорость. Второй он окончательно стянул с Эла штаны и отбросил их куда-то в сторону, начиная поглаживать внутреннюю сторону ноги парня. А когда Джек почувствовал, что Эл уже готов кончить, рукой немного сдавил член у основания, но не останавливаясь и продолжая двигать головой еще быстрее.

Отредактировано Jack (2011-10-24 21:07:41)

+1

23

Свернутый текст

После своих слов Эл просто ждал реакции Джека. А что ему еще оставалось? Он же дал согласие, разрешение. Теперь он уже ничего не сможет сделать, даже если захочет. Дети, кстати, очень верно все подмечают – «первое слово дороже второго», так и сейчас, раз уж дал согласие – заткнись, терпи и получай удовольствие. Новый опыт никогда не помешает. А уж тем более такой, какого у большинства парней и в мыслях не возникает. Ну а получать удовольствие – проще простого. Уже сейчас приятные ощущения пересилили все остальные. Чувство легкого голода, холод, неудобство положения – все отошло на задний план. Даже здравый смысл «переключился», решив, что можно и потерпеть, да еще и не такой уж Эл ненормальный, что согласился. Единственное, что он осмелился ляпнуть:
- Говорил же – маньяк он. Так и знал, блин. Прощай, Эл, твоя девственность. Теперь ты уже ничего сделать не сможешь, не надейся даже. Хотя… да ты же и не хочешь, чего я парюсь. Смотри, жалеть потом будешь, - внутренний голос нагло капал на мозги, не желая затыкаться.
Впрочем, Эл на него и внимания не обращал, просто-напросто игнорируя. Он все еще ждал. Ждал действий, ждал продолжения. Голос потерялся совершенно, будто голосовые связки вырезали, а воздух в легких забыл к ним дорогу и вспоминать не желал.
Некоторое время Джек соображал. Похоже, его мыслительные способности были перебиты возбуждением – в его возбуждении Джек не сомневался. В собственной правоте, кстати, тоже – даже в такой момент мозг отказывался прекращать работу. Странно, что страшно не было, да еще и сознание так услужливо и отчетливо предоставило слова заклинания. Вот почему когда надо, Эл не может их вспомнить, а когда не надо, они так и лезут в голову? Странно и неудобно.
- Раздражает. – после этой мысли нудно вещающий на заднем плане мыслей внутренний голос заткнулся.
Эл уже даже попытался заговорить, когда Джек отстранился. Эл удивленно посмотрел на Джека. Он что, сказал что-то не так? Или наоборот, Джек надеялся на отказ? А Джек, похоже, размышлял. Эл уже начал подбирать слова для оправдания, как вдруг оказался над ручьем, на руках Джека. Положение вынудило  расцепить руки с талии Джека и обнять его за шею. Плюс ко всему, Джек как-то странно пошатывался, словно ноги держали его с трудом. В какой-то момент Элу показалось, что они упадут обратно в ручей. Но нет, Джек смог вынести его на берег. Невольно на лице Эла появилась ухмылка.
- Как девушка. Хотя… кажется, это именно так, да, - от таких мыслей ухмылка стала только шире, а от легкого ветерка стало холодно – теперь уже вода греть не могла, поэтому Эл плотнее прижался к Джеку.
Джек, похоже, совладал со своим телом, ибо шел уже довольно уверенно, заходя за камни, возвышающиеся над ручьем. Там Джек опустил Эла на траву, снова принявшись покрывать его шею поцелуями, а затем спускаясь ниже, к груди. Затем ощущения снова слились воедино, заставляя тихо застонать. После стона Эл сразу прикусил нижнюю губу, стараясь подобных звуков более не издавать. Рефлекторно Эл чуть сдвинул ноги, когда Джек чуть спустил его штаны и начал массировать член Эла, чем вызвал еще один невольный стон. Слегка выгнувшись, Эл сильнее сжал зубы на своей губе, но и это перестало помогать. Возможно, Эл был слишком выбит из колеи, ибо не заметил большей части следующих действий Джека – «очнулся» он только тогда, когда Джек спустил штаны ниже, а головку члена Эла взял в рот, начав двигать головой, да еще и рукой себе помогать. Ощущения Эла описать было невозможно, было просто невыносимо приятно. Здесь не помогла бы сдержаться уже даже прокусанная до крови губа, Эл прекратил сдерживаться, сдавленно и хрипло застонав. Он почти вцепился в траву, чуть ли не выдирая ее с корнем. Сосредоточившись на ощущениях, он не заметил, как Джек окончательно избавил Эла от штанов.
Разрядка пришла как-то даже слишком быстро – скорее всхлипнув, чем застонав, Эл кончил, выгибаясь еще чуть сильнее и уже вырывая из земли отдельные пучки травы. После он вздохнул и прикрыл глаза, стараясь успокоиться и восстановить дыхание.
Эл не был уверен, что это все. Он вообще ни в чем сейчас не был уверен, а мысли разбежались, рассыпались в прах. Ну и что будет дальше – не так важно сейчас, думать Эл будет потом.

+1

24

Айн-цвайн-драй!|ку-фу-фу :33

На секунду вместо стона Джек услышал всхлип, а в следующий миг в рот полилась густоватая жидкость - в нёбо ударила струя кисло-соленой спермы. Быстро же Эл кончил... хотя, это и неудивительно - ведь у парня это впервые. Да и сам Джек возбудился быстро, даже от нескольких поцелуев. Мужчина выпрямился, глотая сперму и вытирая белую капельку с подбородка. Взглядом он снова скользнул по голому телу парня - от лодыжек до самого лица Эла - и остановился на его губах. На слегка розоватой коже выступили несколько алых капель. Мужчина слегка улыбнулся, кончиками пальцев проводя по своим губам. Недавно он тоже до крови искусал всю свою нижнюю губу. Впрочем, его губа уже практически зажила. Довольно быстро, как для человека. Хотя, он же все равно не человек. Но... почему-то вид крови на лице парня не то, что бы взбесил его... но не порадовал уж точно. Наверное, поэтому, Джек снова наклонился к Элу, но уже к лицу последнего, вначале аккуратно слизывая капельку крови кончиком языка, а потом снова начиная поцелуй, немного посасывая верхнюю губу и языком лаская язык Эла. Тем временем, мужчина одной рукой скользнул под спину парня, приобнимая и немного приподнимая его над землей и тем самым сильнее прижимая его к себе. Второй же рукой он снова провел по члену Эла - от основания до самой головки, потом обратно, а после немного касаясь яичек, опустился до ануса и слегка надавил указательным пальцем. В этот момент Джек немного отстранился, давая и себе, и парню возможность глотнуть душного воздуха. И, как только мужчина разорвал поцелуй, он перестал лишь массировать анус - он ввел первый палец как можно аккуратнее и начал медленно двигать им.
Мужчине даже толком не знал, зачем он так делает. Но понимал, что без "подготовки" парню будет очень больно, а в худшем случае - Джек даже мог бы порвать колечко мышц. И до этого момент мужчина даже и не задумывался, как именно "подготовит" Эла. Впрочем, как ни странно, рука сама скользнула к анусу, будто подсказывая ответ. Надо же, его тело уже начинало действовать само по себе, будто по уже давно изученной программе. Даже удивительно, ведь Джек впервые занимается сексом с парнем. С девушками все понятно - это то, что знает каждый парень уже лет с десяти. По крайней мере, Джек это знал уже с этого возраста... А вот с парнем... все же, парни ведь отличаются от девушек строением тела. Но, с каждым толчком движения мужчины становились все увереннее и быстрее, а губы мужчины снова оказались на шее Эла. Похоже, шея парня очень приглянулась Джеку - можно даже сказать, он уделял ей внимания больше, чем другим местам - из-за этого на шее красных следов было значительно больше, чем где-либо еще на теле Эла. Но мужчина снова долго не задерживался на одном месте - он слегка приподнялся и принялся посасывать мочку уха парня, в тоже время вводя второй палец, но не останавливаясь - скорее наоборот, лишь продолжая набирать скорость. Но и мочку он вскоре остановил, снова переходя на лицо Эла, целуя его щеки, скулы, подбородок и лишь иногда снова сминая губы парня в поцелуе - он понимал, что дышать через нос сейчас практически невозможно, а рот - главный источник воздуха. И, что если перекрыть этот источник - то закроется и доступ к воздуху, может, не полностью, но дышать станет очень тяжело. Поэтому, Джек старался долго не задерживаться на губах, или целовать в краешек губ.
Джек довольно мурлыкнул, слегка посасывая нижнюю губу Эла - и все-таки, слабый привкус крови все же чувствовался - и аккуратно ввел третий палец, после чего немного раздвигая все три пальца и двигая ими уже довольно быстро. Дыхание, даже у мужчины, было тяжелым и прерывистым - он резко выдыхал много воздуха и быстро вдыхал мало. Из-за этого голова начинала немного кружится, а в глазах все начинало плыть. Но мужчина уже привык - да и возбуждение вместе с наслаждением перекрывали все мелкие недостатки - и голова, и нечеткость - все отошло куда-то далеко, выставив на первый план лишь приятные чувства. Да и Джек уже перестал замечать все это - все слилось в одно, но все же приятного было куда больше. Да и тянущее чувство внизу живота было приятным, хоть и почти невыносимым. И, еще раз поцеловав Эла в висок, Джек резко вынул все три пальца, немного отстраняясь от парня и слизывая полупрозрачную каплю с указательного пальца. Наверняка, мужчина выглядел сейчас как извращенец. Очень запущенный и сильный случай извращенности, надо признать. Если бы здесь кто-то был, он бы подумал именно так. Хотя, это хорошо, что здесь никого нет. Или плохо? Никому же не понравится, если за его личной жизнью будут подсматривать, ведь так? Значит, это хорошо, что они здесь одни. А будь здесь еще кто-то - он мог бы даже попытаться прекратить это. Но, если бы он даже попытался, не факт, что ему удалось. А уж остаться в живых после такой попытки - так это вообще минимум шансов. Впрочем, подобные мысли быстро вылетели из головы Джека, улетая в далекие края. Он нежно улыбнулся, еще раз целуя Эла в висок и снимая свои штаны. Мужчина был практически уверен в том, что парень уже достаточно подготовлен, так что...

0

25

Свернутый текст

Ну что сказать, предположения Эла по поводу продолжения были верными. Очень даже верными. Интересно даже, как это Эл догадался? Впрочем, тут и думать было нечего – Джек-то еще удовлетворен, так сказать, не был. А ведь не самому же ему себя удовлетворять? Вот тут-то Эл и пригодится. Хотя Эл не особо себе представлял, как могут заниматься сексом двое парней. Одно дело с девушкой (хотя Эл и в этом опыта не имел, но зато отлично представлял себе, как все происходит), а тут… Хотя, возможно, Джек лучше знает, что надо делать. По крайней мере, Эл на это надеялся. А надежда, как известно, умирает последней. А у Эла эта надежда еще и живучая, как стадо тараканов. Один – но обязательно выживет. Поэтому ему оставалось пустить все на самотек в силу своей неопытности. Зато после он уже будет знать, как нужно действовать и к чему быть готовым.
По телу начинало разливаться приятное тепло, правда, не способное еще перебить того жара, которое давало возбуждение. Возможно, чего-то не хватало. Смутно Эл догадывался, чего, но мысли были настолько далеко, что понять, чего именно, Эл не мог. Дыхание было прерывистым и сбившимся, вдыхать было тяжело. Это, конечно, не особо радовало, но было терпимым. Внезапно – именно внезапно – Эл почувствовал, что у него слегка жжет нижнюю губу.
-Прокусил, все-таки… - как-то даже сокрушенно подумал Эл.
Что поделать – жалко ему свое тело, очень жалко. И в какой-то момент стало жалко свою невинность, которой он вскоре неизбежно лишится. Впрочем, девственность – не та вещь, которую нужно хранить до старости, а Эл с ее потерей и так уже затянул. Двадцать второй год пошел, как-никак. Так что жалеть ее не надо… наверное.
Предаваясь подобным мыслям, Эл очнулся только тогда, когда почувствовал, как Джек лизнул его губу, приподнимая над землей, а затем вовлекая Эла в поцелуй. Эл тут же прижался к Джеку, обнимая его за шею и отвечая на поцелуй, едва касаясь своим языком языка Джека. Конечно, этот поцелуй надолго не затянется – Элу и так не хватало воздуха. От очередного прикосновения к своему члену вздрогнул и чуть выгнулся, прижимаясь к Джеку еще чуть сильнее. Прикосновение к анусу Эла напрягло, он даже слегка отстранился, так и не разрывая поцелуя. Правда, вскоре он заметно расслабился, вновь прижимаясь к Джеку и углубляя поцелуй. Только вот у Джека были другие планы. Он разорвал поцелуй, вводя при этом в анус Эла указательный палец. От такого действия Эл дернулся, даже тихо зашипел. Было не то что бы больно – не совсем приятно. Дискомфорт совсем не радовал, правда, попытавшись расслабиться, Эл просек, что так дискомфорт не такой сильный, поэтому заставил себя расслабиться окончательно. Хотя, окончательно расслабиться все же не получилось – изредка Эл снова напрягался, чуть отстраняясь от Джека, но после снова расслабляясь и прижимаясь к нему.
Зато теперь Эл представлял, как именно двое парней могут заниматься сексом. Какие же существа все-таки изобретательные – до такого Эл сам бы не додумался. Фантазии бы не хватило. Ну или додумался бы, но после очень долгих размышлений. Очень-очень долгих.
Тем временем Джек ввел уже второй палец, и, видимо, задел в теле Эла какую-то точку, ибо дискомфорт резко пропал, сменяясь удовольствием. Из-за этого ощущения Эл снова дернулся, прижимаясь к Джеку еще сильнее и тихо застонав. Он выгнулся уже вполне ощутимо, вновь прикусывая губу. А тут еще Джек принялся мочку уха Эла посасывать. Эл вновь тихо застонал, прикусывая губу еще сильнее.
Иногда Джек снова целовал его в губы, но по большей части беспорядочно целовал то в шею, то в плечи. И вот, в очередной раз поцеловав Эла в губы, Джек ввел в его анус третий палец. Чем вызвал очередной сдавленный стон. Растянув Эла еще немного, Джек вынул него пальцы. После он отстранился, облизнув свой палец. Выглядело это, конечно, странно, но в какой-то степени даже притягательно. После этого он поцеловал Эла в висок, стягивая с себя штаны. Эл уже был готов. Даже практически в нетерпении. Он не любил, хоть и умел ждать. И сейчас ожидание его раздражало, поэтому он вновь обнял Джека за шею, притягивая к себе и как-то даже легко целуя Джека в губы. Что поделать, целоваться Эл тоже толком не умел. Наверняка, в глазах Джека он выглядел неумелым и неуклюжим, но Эла это совершенно не волновало. В конце-концов, он делал, что мог, пусть Джек уже этому радуется.

Отредактировано Эл (2011-11-02 23:05:14)

+1

26

Свернутый текст

Каждый раз, когда Эл напрягался, он так же сжимался, из-за чего Джек возбуждался еще больше. И, хотя это были лишь пальцы, мужчина все равно испытывал огромное возбуждение. Впрочем, кажется, сейчас, он возбудился бы даже от легкого прикосновения к своей щеке. Но вот, мужчина слегка задел небольшой бугорок и Эл тихо застонал, прижимаясь к нему еще больше. Похоже, это была простата. А от стонов парня дыхание у Джека лишь еще больше участилось. Да и сердце бешено стучало в груди. Так быстро, что казалось, будто мужчина даже двигается в такт сердцу - дергается вперед, когда сердце стучит, и подается назад, когда оно затихает. Джеку даже показалось, что он услышал, как бьется сердце Эла. И, что их сердца бьются одинаково. Или, не показалось?..
Рука мужчины уже расстегнула его штаны, медленно опуская их вниз, когда Джек даже немного застыл от удивления. Конечно, Эл дал ему полное разрешение, но... все же, для Джека было неожиданностью то, что парень притянул его к себе и поцеловал. Без языка, легко, но почему-то от этого поцелуя стало так приятно и тепло. Будто тысячи маленьких солнц появились внутри. Он несколько секунд тупо смотрел на парня, а потом улыбнулся, прикрывая глаза и продолжая поцелуй, накрывая своими губами губы Эла. Парень раньше ни разу даже не целовался, так что даже такой легкий поцелуй можно считать чем-то очень особенным. Да и было в этом поцелуе что-то такое, чего не было даже в самых страстных и развратных поцелуях знатных дамочек. Что-то теплое, нежное, ласковое... нету похотливого взгляда, наглых и жирных рук, которые так и норовят оторвать тебе член, нету роскошного и вонючего парика, от которого хочется рвать, нету тонны пудры на щеках... Боже, какие же, оказывается, замечательный существа - мужчины! Или, ему достался "особенно редкий экземпляр"?..
Наконец-то, уже и штаны Джека полетели к штанам Эла. Мужчина чуть приподнял, но уже бедра парня, немного отстранился от него и аккуратно вошел. Кажется, он до того возбудился, одного раза ему бы не хватило. Хотя, это уж вряд ли. К тому же, Джек подозревал, что больше одного раза кончить ему не дадут - он и так лишал девственности еле знакомого парня, а уж сделать это дважды... наверняка, Эл бы начал сопротивляться. А изнасиловать его Джек бы не хотел. Почему, он и сам не знает. Просто не хотелось, что бы они занимались сексом против воли парня. Поэтому Джек начал медленно двигаться, снова прижимая Эла к себе и продолжая тяжело дышать. Дыхание срывалось, воздуха часто не хватало - но разве это не ничтожно малая цена за то удовольствие и наслаждение, которое он сейчас испытывает? Разве может какой-то воздух помешать ему? Конечно же, нет. Даже если бы на них напали волки, Джек вряд ли бы остановился. Он закрыл бы парня своим телом, позволил разодрать себе спину, но не отстранился. Неужели, Джек так его хочет? Давно он уже не испытывал такого острого желания. Толчок, еще толчок... он двигал бедрами все быстрее, иногда членом задевая простату. С каждым толчок по телу разливалась какая-то странная волна ощущений. Это было не сравнить с сексом с женщиной. И, хотя раньше Джек не считал себя геем, сейчас он готов был с готовностью заявить, что женщина - ничто, по сравнению с Элом. Да, было все же немного "тесно", но это лишь добавляло приятных ощущений. Да еще и так горячо - Джек и сам был очень горячим, однако, теперь его член просто обдавало жаром. Он снова коснулся губами шеи Эла, но из-за дыхания толком поцеловать его не получилось. Поэтому, оставалось лишь продолжать двигаться, все быстрее с каждым толчком. По телу уже начинали скатываться капельки пота, обдавая какой-то еле ощутимой прохладой. Хотелось сейчас взглянуть на Эла, поцеловать его, но Джек уже не мог остановиться - а отстраняться от парня он категорически не хотел. Джек и сам уже тихо стонал от удовольствия, еще крепче прижимая Эла к себе. Казалось, еще немного, и он и вовсе приклеит парня к себе, если бы это было возможно. А так, оставалось лишь вдыхать его запах, запах его волос и тяжело дышать возле его уха. Боже, какой же у него чудесный аромат...

0

27

Свернутый текст

Поведение такое для Эла было, мягко говоря, необычным. Мао того, что он вообще согласился, так он еще и проявил хоть какую-то инициативу. Сам. Ну что поделать, ожидание Эла просто убивало. Тем более в такой момент, когда нестерпимо хотелось продолжения. Правда, возможно, Эл просто тешил себя иллюзией, что боли не будет. Хотя в глубине души он понимал, что больно будет, и достаточно сильно. В конце-концов, тело Эла физически для такого не предназначено, должно же быть хоть что-то болезненное. И, надо сказать, от подобного Эл будет не в восторге. Потом, не сейчас, конечно. Сейчас тело мелко дрожало от предвкушения и ожидания.
Джек некоторое время не двигался. Кажется, он был шокирован действиями Эла. Это даже могло позабавить, если бы было до того. Спустя некоторое время Джек начал отвечать на поцелуй, хотя, разумеется, более умело. Но ведь всему же надо учиться, верно? Вот же Эл опыта наберется… Впрочем, кто знает, как жизнь повернется. Элу может приспичить таскаться за Джеком и все время напоминать ему о его бесстыжем поступке. В конце-концов, они встретились менее двух часов назад. Возможно, Эл был просто шокирован таким поведением, поэтому сразу не смог сопротивляться. Но все же, грубо говоря, два часа после знакомства – и секс. Это не просто необычно, это… странно даже. Даже очень странно. Совсем странно.
Элу одинаково нравились и девушки, и парни, да. И он это прекрасно знал. Правда,девушки раздражали его сильнее, чем парни. Эти верещащие создания, накладывающие на себя горы косметики и ароматные масла, часто не блещущие умом, привлекательные только внешностью (а часто и внешностью они не очень) вызывали у Эла различные эмоции. От восхищения их способностью перестраивать и переделывать все так, что понятно было только им, до отвращения к их общей черте – скандальности и любви к сплетням. Найти девушку, которая не любила бы перемыть кости ближайшим подругам, сложно. И эта вечная забота о собственной внешности. Да кому оно вообще надо? Элу лишь бы было удобно, остальное его не волновало. Именно поэтому он всегда ходил в одной и той же одежде. Это было удобно и привычно. Перемены Эл, кстати, тоже не любил. Правда, сейчас его никто не спрашивает. Да и когда его вообще хоть кто-нибудь спросит. Эл – существо трусливое и слабовольное, он предпочтет подчиниться, и напакостить исподтишка, чем потом терпеть и выносить последствия. А от опасности он просто сбежит. Одно-единственное его заклинание направлено на бегство, а не на атаку или оборону. Хотя нет. Сейчас он тоже мог бы сбежать, но не стал. Видимо, самому тоже хотелось. Да и Джек вроде как давал шансы отказать. А Эл ими не воспользовался. Хотя, некоторые, скорее всего, он просто проворонил.
Составлять подобные «логические» цепочки (именно в кавычках, логику-то там вряд ли найдешь) Эл мог еще очень долго, если бы не почувствовал, что Джек отстранился и чуть приподнял бедра Эла. Эл уже понял, что будет дальше. И стало как-то даже страшно. Эл даже зажмурился и стиснул зубы – это позволяло хоть как-то расслабиться. Эл так же постарался расслабиться всем телом – чисто инстинктивно. А потом стало больно. Именно больно, а не неприятно или неудобно. Перехватило дыхание, Эл зажмурился еще сильнее, даже вцепился в плечи Джека. Странно, что Эл не закричал, хотя и очень хотелось. Чувствовалось, что Джек постарался войти в Эла как можно аккуратнее, стараясь причинить меньше боли, но это не особо помогало. Хотя… наверное, при грубом изнасиловании было бы намного больнее. Кажется, даже выступили слезы, поскольку, когда боль начала постепенно отступать, и Эл, наконец, открыл глаза, все было расплывчатым. Это раздражало, поэтому Эл попытался проморгаться. Стало лучше.
А боль постепенно отступала все дальше, заменяясь новыми волнами удовольствия. Еще более сильными волнами удовольствия, чем при «подготовке» пальцами. В конце-концов, Эл начал подаваться бедрами навстречу движениям Джека, тихо постанывая при каждом толчке – он еще пытался хоть как-то сдерживать стоны. Было почти нестерпимо жарко, хотя еще недавно Эла чуть ли не трясло от холода. При этом Эл старался как можно плотнее прижаться к Джеку, крепче обнимая его за шею, прикрыв глаза и откинув голову назад. Толчки становились все быстрее, становилось все жарче, удовольствие проходило по телу уже не волнами, а электрическими зарядами, так же быстро и часто. Кажется, Эл был уже близок к очередной разрядке…

+1

28

Свернутый текст

Когда Джек только вошел в Эла, то почувствовал, как парень вцепился в его плечи, даже немного царапая их короткими ногтями. Боль почти не чувствовалась, хотя даже если бы и чувствовалась, то Джеку вряд ли было бы неприятно. Скорее наоборот - эта боль лишь добавила бы остроты ощущениям. В конце-концов, он ведь мазохист. Ему должна быть приятная любая боль. Однако, Джек был настолько  "увлечен процессом", что не замечал уже ничего, что творилось вокруг. Может быть, замечал разве что только то, что касалось Эла непосредственно. Да и то не все, раз не обратил внимания - да и практически не почувствовал - как Эл царапнул его плечи. Все, на чем сейчас было сосредоточено внимание Джека - если у него оно хоть немного осталось, а не растаяло в тумане, который бродил в голове - это на ощущениях и на Эле. Сейчас в его руках тот, кого ему не хватало уже давно. Окружающие, а точнее те, кто считают себя "нормальными" описали бы их как два ненормальных, сумасшедших, странных. Но кого волнует их мнение? Только их самих. Или таких же "нормальных" как они.
Джек несколько секунд не двигался, дая Элу время привыкнуть к новым ощущениям. Но долго ждать он был не в силах - возбужденная плоть уже не просто требовала продолжения, она ныла и даже болела. И вот, мужчина начал двигаться, сначала медленно и аккуратно, стараясь входить примерно лишь наполовину, но вскоре, чувствуя, как Эл сам начинает подаваться бедрами ему навстречу, он постепенно входил больше, двигаясь все быстрее, пока и вовсе не начал входить полностью. Если бы Джек был бы в состоянии сейчас о чем-нибудь думать, он бы подметил для себя то, что Эл очень неплохо справлялся со всем этим - заранее расслабился - когда Джек должен был войти - может быть, инстинктивно, а может, догадываясь о том, что если напрячься, то будет еще больнее. Впрочем, это даже хорошо, что его серая голова не была забита мыслями - это могло бы помешать ему сосредоточиться на Эле. Да и не помогла бы в такой ситуации такая активная мозговая деятельность - Джек бы постоянно отвлекался, задумывался бы, незаметно для себя останавливаясь. А это было бы хуже некуда. Помниться, один умный человек - его учитель - говорил ему, что в любви - впрочем, так же, как и в битве - промедление смерти подобно. Тут нужно не думать, а действовать так, как хочет сердце - говоря словами, понятными скорее для большинства девушек, чем для Джека - он ведь и так почти никогда свой голос разума не слушает. Да и голова его часто забита совсем не тем, чем надо. Так что, порой полезно отключать свой мозг. Особенно Джеку.
Все тело горело, будто в огне, но там, где к нему прикасался Эл, кожу обжигало особенно сильно. Но жар этот был вовсе не неприятным - наоборот, он скорее возбуждал. Джек чувствовал, как прижимается к нему парень, как крепче обнимает за шею, как его возбужденный член упирается ему во впалый живот, трется о его торс, слышал его тихие стоны... О-о-о-о... Джек так же почувствовал, что скоро кончит. Напряжение внизу живота достигло почти предела, по всему члену - от самого основания и до головки - как будто прошлась волна электрического разряда, создавая непередаваемо приятные ощущения экстаза. Вот, уже скоро... толчок, за ним еще один, потом снова... резко войдя во всю длину и в который раз задев простату, Джек и сам немного выгнулся, резко вдохнув и застонал, ощущая, как напряглись яички и как вязкая жидкость разлилась внутри Эла. Боже, как же хорошо... На секунду он замер, пытаясь привести в порядок окончательно сбившееся дыхание и возобладать со своим телом. Хотелось еще раз заняться сексом с Элом, но что-то внутри подсказывало, что парень вряд ли выдержит два раза подряд, да и учитывая, что у парня это впервые, для него вполне достаточно и одного раза. Поэтому Джек медленно опустился на траву, аккуратно кладя Эла рядом с собой и приоткрывая глаза. Вначале все двоилось, но вскоре всего снова стало по одному. Мужчина провел подушечками пальцев одной руки по пояснице Эла, а второй прижимал его к себе, слегка наклоняясь и целуя его в макушку. Было по-прежнему жарко, правда, уже не так сильно, как несколько секунд - а может уже и минут - назад. Жар медленно проходил, хотя мужчина этого почти не ощущал. Он прикрыл глаза, не желая расставаться с тем, кто был в его объятиях. Вот бы эти мгновения длились вечно...

0

29

Свернутый текст

В итоге боль ушла совсем, оставив лишь удовольствие, которое только нарастало с каждым толчком. Оно проходило по телу уже частыми вспышками, заставляя выгибаться и вызывая тихие стоны – Эл сдерживался. Сдерживался, ибо все же ему, кажется, было стыдно. Да и слышать свой голос в такой манере было несколько смущающе. А смущаться в данной ситуации было нежелательно, так что Эл сдерживал себя так сильно, как мог, постанывая как можно тише и реже. Впрочем, частота толчков увеличивалась, из-за чего увеличивалась и частота, собственно, постанываний. Он уже прижимался к Джеку так сильно, как только мог, от чего только сильнее возбуждался. Жар уже был просто не выносимым, но вместе с тем таким же приятным. Эл зажмурился, полностью отдаваясь этим ощущениям. От каждой волны удовольствия он невольно напрягался, и, как следствие, сжимался, чем, видимо, возбуждал сильнее не только себя, но и Джека. В конце-концов, он почувствовал, что Джек не выдержал. Эл и так был уже на пределе, сдерживаясь всеми силами, но это, как говорится, «было последней каплей», и он не выдержал, почти вскрикивая и так же кончая. Такого он в жизни еще не испытывал. Впрочем, он и всего остального до сих пор не испытывал, но это не шло ни в какое сравнение. По сравнению с этим все предыдущие волны удовольствия были  лишь слабыми вспышками. Эла накрыло такой огромной волной удовольствия, что она несколько раз прошлась по его телу, и еще некоторое время пронзала каждую клетку тела, заставляя мелко вздрагивать. Когда же волна, наконец, отхлынула, Эл был уже почти без сил. Он просто прижался к Джеку, прикрыв глаза и пытаясь унять дрожь в теле и восстановить напрочь сбившееся дыхание. Правда, потом Джек провел пальцами по пояснице Эла, заставляя вновь слегка выгнуться, непроизвольно даже. Эл и не ожидал, что прикосновение к спине вызовет схожее с недавними ощущениями чувство.
В его объятиях было тепло и приятно, но здравый смысл решил, что настало его время и выполз из закоулка, потащив за собой и обожание к собственному телу. Обычно они вызывали совершенно расхожие мысли, даже конфликтовали, но сейчас они явно были заодно. И в один голос завопили, что он-таки лишился девственности. Мало того, он позволил вытворять ТАКОЕ со своим превосходным, прекрасным телом! И что наверняка через пару часов пятая точка будет невыносимо болеть. Мысль о поджидающей боли восторга не вызвала совершенно, испытывать ее уж очень не хотелось. Но об этом надо было думать раньше. До того, как Эл согласился на такое. Возможно, исходя из полученных ощущений, на это даже стоило пойти ценой боли, но Эла сама мысль о ней пугала и настораживала. Впрочем, в голове было пусто, как в пустыне в полдень, да и сам Эл был опустошен. Абсолютно, совершенно, и так далее. На истерику не было сил. Но на допрос у Эла сил вполне хватит.
Кое-как восстановив дыхание до состояния «учащенное», Эл смог совладать со своим голосом и мыслями и выдавить один-единственный вопрос:
- Зачем? – жалобно, но в то же время и мрачно.
А в голове уже складывался план последующей истерики. О да, истерика будет. Эл это просто так не оставит. И Джека он просто так не оставит. Он его либо изведет, либо будет просто за ним таскаться. Пусть Джек за него теперь отвечает. Можно даже дать волю своей невозможной лени. Впрочем, сейчас лучше дождаться ответа Джека, а там уже думать дальше. Но истерика будет однозначно. Пусть Джек не надеется легко отделаться.
Тут в голову пришла мысль, что пока тело не начало болеть, неплохо было бы ополоснуться в ручье. Потому что потом он будет уже не в состоянии, либо этим придется заняться Джеку. Второй вариант был совсем нежелателен (хотя, может, Эл старался убедить себя в этом?), так что лучше заняться этим сейчас… Или после истерики. Это уже как события развиваться будут.

+1

30

Вопрос Эла даже заставил Джек вздрогнуть. Одно слово, в котором не было ничего такого, заставило мужчину поморщиться от холодка, пробежавшему по спине. Он уже понял, что дальше последует скандал. А если не скандал, то истерика. И Джек даже не знал, чего из этих двух вариантов ему следует бояться больше. Можно, конечно, сделать вид, что он собой не управлял, да и вообще - это был не он, а кто-то там из его темного сознания, или и вовсе создать себе раздвоение личности. Можно было бы как-то отмазаться, если бы Джек мог бы уже здраво соображать и если бы ему вообще хватило ума до такого додуматься. Ну, а если бы и додумался, то совесть завопила бы во все горло, что это слишком подло. Подло, вот так отнимать у парня девственность - которую он мог бы потерять с девушкой - а после этого еще и пытаться свалить все на несуществующую «темную сторону Джека». Да, такое бы его совесть ему бы точно не позволила. А если бы и позволила, то мучила бы потом всю оставшуюся жизнь. А возможно, даже вместе с Элом. Ведь, если бы отмазаться не получилось, да еще и вранье вышло бы неудачно, он бы точно сердился на Джека еще больше - а врать мужчина и так не умел. Жутко нервничал, заикался, отводил взгляд в сторону и нервно улыбался - такого кто хочешь раскусит. А значит, даже и думать о попытке соврать не стоит. Проще сделать так, как мужчина делал всегда - признать свою вину. А если повезет, его еще и быстро простят. Но, в любом случае, сейчас мозг Джека все еще был далековато от земли и в голове густой туман рассеиваться как-то не спешил. А шестеренки если и двигались, то с жутким скрежетом и медленней любой улитки. Даже к таким гениальным выводам, что врать - нельзя, он бы не пришел. Да и кто вообще говорил, что у него были мысли о вранье? Нет-нет, что вы. Он еле соображал даже спустя несколько минут после секса. Мысли все еще путались и разбегались, будто не желая с ним сотрудничать. Что поделать, даже думать как-то не особо хотелось. Но все же Эл ждал ответа. Поэтому, приходилось усердно и мысленно пинать себя и свои мозги, ловить мысли, как ловят бабочек - вот только без сачка - и сажать их в баночку. Зачем в баночку? Что бы не разбегались. Теперь надо заставить мозг разбираться с этой баночкой... точнее, распутывать то, что уже успело смешаться в ней. Из-за всей этой усердной мысленной деятельности уже даже начинала голова побаливать. Ну, что поделаешь - нельзя же вечно молчать. А сами шестеренки заработают часика через два, да и то вряд ли. А с пинками - может, через час... а отвечать-то надо сейчас! А через час и скандал закончиться. Наверно.
Думай, Джек, думай. Зачем? Зачем ты это сделал? Да черт знает! В конце-концов, все началось с того, что Джек лишь хотел ответить на вопрос Эла - провел такой небольшой «эксперимент». А вышло... а вышел секс! И ответ Джек как бы и получил, разве что, забыл, о чем его спрашивали. Да и вообще, он просто повиновался своему желанию. И не думал. Точнее, он думал, что будет думать потом. Как-нибудь. Может быть. Да и на скандал он не рассчитывал. Хотя правильно, конечно же - тебя лишил девственности еле знакомый мужчина, чего истерить-то? Все же прекрасно! Ну, подумаешь, «малость» болеть будет, подумаешь, ходить будет «немного неудобно»... повода для волнения, а уж тем более - истерики - нету! И почему только Эл рассердился? Непонятно! Логика Джека порой убивает. Хотя для него все в пределах нормы - ведь каждый день по лесу ходят такие, как он, и лишают девственности таких, как Эл. Нечему удивляться! Это же все знают!
- Зачем?.. - повторил вопрос Джек, открывая глаза и задумчиво глядя куда-то вглубь леса. Да уж, над ответом он будет думать еще долго. По крайней мере, что бы додуматься до нормального ответа. А любой другой - хоть сейчас. Зачем? Потому что захотелось! Ну, а как же по-другому? Захотел - взял! При чем, в обоих смыслах - и в прямом, и в переносном - последнего слова. Хотя, это ответ не очень подходящий для такого вопроса. Следовало бы так же уточнить, что Эл сам согласился. Согласился, но не требовал! Согласился, но не он уже первый начал! Ну, и естественно, виноват Джек. И мужчина даже не пытался себя оправдать. Почему? Да потому что он даже не понимал, что виноват. Зачем? Да просто так. Зачем? Просто Эл понравился! Зачем? Ибо проводил «эксперимент»! Ну, последним вариантом он точно не воспользовался бы, а вот остальными - запросто. Не зря же они так настырно лезли в голову. Но все же, эти ответы больше подошли бы к вопросу «почему?» А именно зачем - Джек и сам не знал. Зачем занимаются сексом? Если влюбленные - то как несколько особенное проявление своей любви, ведь так? Или из-за удовольствия?.. Ну, в крайнем случае - что бы зачать ребенка. А геи? Удовольствие? Ну да, это самый подходящий вариант. А зачем именно он сделал это? У Джека не было каких-либо особых причин, что бы лишить Эла девственности. Просто Джек так увлекся, что уже и не мог остановиться. Он делал это не из-за какой-нибудь пользы, которая последует после его действий - он бы до такого даже не додумался. Да и действовал по принципу - сначала действуй, потом думай! Тогда какова же причина? Нет ее! Но надо же как-нибудь отвечать. И, подумав еще немного, Джек выдал: - Зачем - понятия не имею. Думаешь, я делал это с надеждой, что после получу какой-нибудь приз? - тут мужчина и сам немного улыбнулся от своих слов. Приз. То, что бы несколько минут назад - для него уже являлось «призом». А скандал - разве приз? Хотя, почему-то Джек был совсем не против такого поворота событий. Все равно лежать молча и без дела - довольно скучно, хоть и приятно. Да и кричать он был не настроен, как впрочем, и скандалить, - он говорил довольно тихо, почти шепотом, иногда делая небольшие паузы между словами, что бы резко выдохнуть или вдохнуть - ведь дыхание все еще было сбивчивым. Он мог бы выслушать все претензии Эла, его недовольства и злость. Но он уже знал, что как бы сильно парень не злился и как бы сильно он не проклинал мужчину, - Джек бы все равно повсюду за ним ходил, а на крики «уйди, извращенец!» не реагировал. «Мы в ответе за тех, кого приручили» - а за тех, кого лишили девственности? Наверняка ведь, тоже. Да и совесть бы не позволила так просто оставить этого парня - да, совесть Джек слушал намного больше, чем свой разум. Помниться, она даже когда-то разговаривала с ним. А мужчина даже называл ее «Со». Это сокращение от «совесть» придумал его учитель. Точнее, не придумал, а просто раз обратился к Джеку со словами: «Знаешь, тебе полезно иногда усыплять свою Со. Ты ее слишком много случаешься. Ты что, даже в бою будешь случать свою Со, если она скажет, что ты будешь сожалеть, если убьешь своего врага?» Однако, его «Со» очень вовремя засыпала - именно перед началом боя. Но во все остальное время она неистово бодрствовала, не оставляя своего хозяина ни на секунду - постоянно напоминая о себе и заставляя делать так, как она хотела. А может, все дело в Джеке? А никакой «Со» нету? Просто Джек не может быть подлым? А для оправдания выдумал себе эту почти вездесущую совесть. Но какая разница, если она не мешала, как разум - например, во время секса она даже не пикнула. А разум же вначале вопил, рвал и метал, но в конце-концов все же заткнулся. А сейчас  он, видимо, в коме. Или на больничном. Это даже к лучшему - никто мешать не будет. И можно действовать вполне неразумно, лишь бы так, как хотелось. А хотелось сейчас... просто быть рядом с Элом. И неважно, скандал ли или нет - Джек даже скандалу рад, если это удержит паренька рядом. Но сам он срываться не собирался - на лице даже играла довольная улыбка. А уж ссориться - тем более. Джек не надеялся на то, что скандал быстро закончиться. Но если понадобиться - он сам попытается его быстро заткнуть. Интересно, подействует ли способ, который заставляет девушек замолкать, на Эла? А если подействует - это вообще замечательно будет. В любом случае, пока Эл не уходит - Джека все устраивает.

0

31

Как же долго Джек думает. Просто вечность. В любом случае, Элу казалось именно так. Раз уж взял, то должен был знать, зачем, верно? Верно. Так что изволь ответить. Эл уже решил, что от Джека не отстанет. Будет ходить за ним и капать на мозги. Долго и упорно. И даже если это не поможет хоть как-то выиграть, так сказать, преимущество, то Эл все равно от своего не отступит. Обычно он был не настолько упрям, но сейчас это упрямство разошлось на ура. Оно еще и подпиталось негодованием. Так что теперь уже оно так просто не уляжется. Да и не надо, зачем это? Сейчас это Элу только на руку, ага. Им уже начало овладевать нетерпение. Дыхание уже улеглось, дрожь ушла. Теперь он просто ждал ответа Джека, готовясь начать истерику. Кажется, это даже отразилось на его лице, да и Эл набрал в грудь побольше воздуха, чуть отстраняясь от Джека. И тут Джек, собственно, заговорил. Правда, он лишь повторил вопрос, после чего снова погрузился в раздумья. А вот это уже начинало раздражать. Эл шумно выдохнул, уже всерьез размышляя, а стоит ли вообще ждать ответа Джека. В итоге, конечно, Джек ответил.
- Ты что, издеваешься? Как это ты понятия не имеешь? – мрачно. – Как это ты понятия не имеешь, зачем лишил меня девственности? Ты хоть понимаешь, что мы познакомились совсем недавно? И ты понятия не имеешь?! Ты точно издеваешься. Может, недотрах, м? – теперь уже грубо. Эл явно был, мягко говоря, рассержен. Правда, такие всплески эмоций у него быстро стихали. – Ты хоть представляешь, как мое тело теперь будет болеть? – теперь его передернуло. – Ненавижу боль. А на приз… Щас. Больше ты ничего не хочешь? Хотя, у меня такое ощущение, что ты хочешь повторения. А вот не дождешься. Милый мой, ты теперь дооооолго такого не дождешься, ага. Или, раз не человек, то все можно? Это не так. Я не скрою, мне понравилось. Только последствия не особо радуют. И знаешь что, дорогуша? – все это было произнесено даже как-то пугающе спокойно, Эл, насколько было возможно, наклонил голову набок. – Ты от меня теперь не отвяжешься. Натворил дел, теперь расхлебывай, – он прикрыл глаза. – С радостью помогу тебе этого не сделать, - ухмыляясь не самым лучшим образом. – И вообще. Мне нужно к ручью. Остыть, так сказать.
Эл высвободился из рук Джека, с трудом поднялся на ноги, повернувшись к нему спиной, после чего оглянулся через плечо.
- Если хочешь – присоединяйся. Но только попробуй выкинуть что-нибудь наподобие произошедшего. Шкуру спущу, - милая улыбка.
После этого Эл пошел, несколько пошатываясь, словно пьяный, к воде, где на колени опустился у воды, принявшись приводить себя в порядок – ополаскиваться водой, смывая с себя и жар, и остатки спермы. После Эл попытался пригладить волосы (получилось из рук вон плохо – волосы совершенно не желали слушаться), а затем потянулся. Затем он снова обратился к Джеку:
- Ты куда мою одежду задевал? Она мне жуть как нужна, знаешь ли. Особенно штаны, ага.
После Эл уселся поудобнее. Он явно не собирался делать все это сам, ожидая, пока этим займется Джек. И поделом. Эл теперь собрался дать волю своей лени. А лень его – страшная штука, да…

Отредактировано Эл (2011-11-21 20:00:55)

0

32

Ну вот, началось... собственно говоря, Джек не любил скандалы. Не любил и драки. Да и вообще подобного рода конфликты. Однако, кто сказал, что он не любил сражения? Сражение и драка - две разные вещи. Но не будем сейчас об этом. Джек не любил и не умел закатывать истерики. Да и никогда не видел в них особой надобности. Ему было гораздо проще сдержать что-то в себе, чем сказать о своих недовольствах кому-то. Излить всю душу в трактире своему собутыльнику? Можно, конечно. Да и, может быть, даже полегчало бы. Но зачем? Со временем пройдет, станет легче и, возможно, даже возникнет мысль: «Ох, как же хорошо, что я никому об этом не рассказывал!» А если уже совсем туго - можно просто напиться до отруба или выместить злость на противнике. Да и мужчине никогда не попадались те, кто хотел - или хотя бы притворялся, что хотел - его послушать. Милые дамы только трещали о себе и о своих проблемах, не давая Джеку возможности и рот открыть. Вот и оставалось только согласно кивать. А в трактирах все были пьяны настолько, что не просто ничего не слышали и не могли внятно произнести, но и еле двигались, если вообще не спали... В общем, Джеку оставалось только беседовать с барменом, который, зачастую, был слишком занят или просто игнорировал мужчину. Впрочем, он уже научился просто забывать о своих проблемах, прятать их так, что бы никто не знал о их существовании вообще. Да и так даже проще - если никто не будет знать о них, ты будешь сильным. Ну, хотя бы в глазах остальных. Нет проблем, значит, в какой-то степени, - нет слабостей. А раз нет слабостей - значит, ты почти что непобедим. Хотя, это ведь все равно не так, да? У каждого есть слабая сторона. И у Джека. Просто он ее скрывает. Вот и все.
Да, Джек не умел, да и не хотел ни повышать тон, ни прерывать Эла, ни спорить с ним. Конечно, мужчине было несколько неприятно, но это вполне компенсировало то, что парень до сих пор рядом. Слова были несколько грубыми, однако, он же не девушка, что бы обижаться на каждый повышенный тон, обиженно дуть губки и отвечать скандалом на скандал. Правда, Джек все же немного поник, еле заметно сжимаясь в довольно-таки большой клубочек. Хотелось провалиться сквозь землю, но мужчина тут же отгонял от себя это желание. Почему? Ибо Эл не же провалиться вместе с ним. Да и кто он, в конце-концов, мужик или тряпка?! Не может достойно вытерпеть всего лишь одну истерику?! Ну уж нет!
- Зачем-зачем... разве я думал о выгоде, когда делал это? Или, по-твоему, я специально бродил по лесу в поисках какого-нибудь парня, что бы потом заняться с ним сексом, а после еще что-нибудь с ним сделать? - это было сказано довольно тихо, даже еле слышно, будто Джек боялся, что Эл его услышит. А вот при словах о недотрах мужчина чуть не подавился то ли воздухом, то ли собственной целебной слюнкой, однако все же тихо засмеялся, говоря уже громче, чем раньше - А что, вполне может быть, - Джек немного улыбнулся от самой мысли о недостатке секса. Конечно, он действительно давно не встречал людей, а особенно тех, которые бы его привлекали, но он уже умел себя сдерживать(ага-ага). Ну, по крайней мере, иногда... наверное... может быть, он мог себя сдержать. Но в этот раз ему просто снесло башню. И, похоже, не один раз. Точнее, вначале она у него лишь немного подкашивалась, сдвигалась, но в конце-концов все же упала. Однако, когда Эл заговорил о боли, Джек даже как-то вздрогнул. По телу прошлась дрожь, а воспоминания о боли нахлынули сами собой. Шрам на спине тут же напомнил о себе, начиная ныть и колоть. Боль... когда по телу будто проходит электрический разряд, как будто молния пронизывает насквозь... сначала накрывает волна - иногда почти невыносимой - боли, а после начинается какое-то странное возбуждение, даже наслаждение. С одной стороны, мазохизм - это хорошо, а с другой - плохо. Однако, Джек все же не знал, что Элу будет больно. В конце-концов, таким сексом он никогда не занимался, хотя иногда его пытались взять другие мужчины. Хотя, можно было бы догадаться, что после анального секса все же должно быть больно. Но Джек не думал об этом тогда, когда действовал. Да и вряд ли он мог тогда думать... И все же, чувство вины тут же нахлынуло на мужчину, хотя совесть еще не особо на него набрасывалась. Мужчина потупил взгляд, тихо бормоча: - Прости... - Конечно, он виноват, что не подумал об этом раньше. Виноват, что сам не догадался, что будет ощущать Эл после секса. Виноват, что не предусмотрел. Виноват. Голос разума тут же вернулся из отпуска, твердя вместе с чувством вины: «Я же говорил! Я же говорил тебе, что надо остановиться! Я же говори-ил!» Вот, теперь снова этот надоедливый советчик будет долбать по мозгам... действовать, не думая, лучше. «Сначала делай, жалеть и думать будешь потом!» - таков был девиз Джека. Однако, сейчас он винил себя за то, что не подумал, прежде чем действовал. Ну, и конечно же, следующие фразы Эла про то, что секса Джек дождется еще не скоро, были, в принципе, очевидными, но довольно жестокими. Ну, так думал Джек. Конечно, справедливо «наказать» недо оборотня за его несдержанное поведение, однако, для Джека это было довольно сурово. Но, при словах о том, что Элу понравилось, мужчина забыл обо всем и засиял, счастливо улыбаясь. Как маленький ребенок, точно же. Дылд, не переросший стадию детства. Он попытался снова крепко обнять Эла, прижимая к себе и тихо зашептал, не стирая с лица улыбку, которая была чуть ли не на все лицо: - Мне тоже!.. мне тоже очень понравилось, - таким довольным и радостным он не выглядел уже давно. Да, несколько минут назад он тоже был радостным, но по сравнению с этой радостью, та была лишь легкой улыбкой. Он даже пропустил мимо ушей фразу про последствия. Однако, дальше он засиял еще больше, будто до блеска начищенный меч на солнце:
«Как будто я собирался тебя оставлять! Надо же, теперь он сам будет со мной рядом!»
Однако, на этот раз он промолчал - кажется, радость подавила способность что-либо выдавить из себя. Но в следующие секунды Эл сказал что-то о ручей, что Джек опять-таки проворонил - впрочем, он старался слушать внимательно так, как только мог - еще миг, и парень уже стоял на ногах, оглядываясь на Джека через плечо. Присоединиться? С радостью! Хотя, жаль конечно, что у Джека теперь почти что связаны руки - Эл мог бы причинить Джеку боль, что доставило бы последнему лишь удовольствие, но угроза про шкуру звучало довольно-таки... правдоподобно. И Джек решил, что лучше не проверять. Но так хочется! Башня, видимо, возвращаться не спешила. А без нее контролировать себя не особо-то и получалось. Но вот Эл уже медленно отдаляется. На секунду показалось, что он уходит. Но он просто пошел к ручью. Да и ходил-то он не очень уверенно - пошатывался, будто вот-вот упадет. Иногда Джеку казалось, что сейчас Эл споткнется. Но нет, парень дошел до ручья ни разу не оступившись. Джек же не спешил подниматься, лишь наблюдая, как по торсу Эла стекает сперма, подгоняемая водой. В голове невольно возник образ Эла, выгибающегося и стонущего. Мужчина прикусил губу и прикрыл глаза, явно не желая, но все же прогоняя воспоминания и пошлые фантазии из головы. Это, конечно, хорошо, но что-то ему подсказывало, что если он сейчас снова возбудится, то парень либо развернется и уйдет, либо убьет его. Он перевел дыхание, шумно вздыхая и снова открывая глаза. И увидел потягивающегося Эла. О-о-о... спокойно, Джек, спокойно. Подумаешь, всего лишь... Ну и что?.. Держи себя в руках... нет, не дергайся. Лежи и жди. Чего? О, вот Эл снова обратился к мужчине. Как вовремя. Одежда? А зачем она? Особенно Элу. Ему ведь без нее намного лучше! Джек уже хотел было сказать это, но прикусил язык. Не нарываться, не нарываться. Поэтому мужчина лишь легко улыбнулся и поднялся на ноги. И, надо сказать, тоже не без усилий. Странно, во время секса казалось, что у него много сил. Или он просто не замечал усталости? В любом случае, Джек слегка пошатнулся и оперся рукой о каменную стену, оказавшуюся рядом как нельзя кстати. Одежда... так, вот его плащ, вот рубашка Эла. Штаны... а, вот они. Вместе со штанами Эла валялись и штаны Джека. Но одевать их он не спешил. Даже плащ оставил висеть. А сам подхватил одежду Эла и подошел к парню. Несколько раз чуть не спотыкался и не путался в своих же ногах, но все же вовремя брал себя в руки и ступал прямо. Когда он оказался совсем близко к Элу, он аккуратно сел рядом и довольно мурлыкнул, протягивая Элу одежду:
- Хочешь, я тебя одену? - он уже почти дотянулся до уха Эла, что бы слегка прикусить его, но остановился, напоминая себе, что нельзя. Джек шумно вздохнул и отстранился от уха Эла. Черт, так близко и так соблазнительно, а нельзя...

Отредактировано Jack (2011-11-24 21:07:24)

0

33

Кажется, Джека утомляла речь Эла. Впрочем, логика Эла требовала, раз уж так, то наоборот, нужно тянуть свой монолог как можно дольше, утомляя Джека вконец. И вообще, Элу нужно выговориться, так что его не особо волновало, нравилось это Джеку, или нет. Пусть терпит. Терпит, пока Элу самому не надоест «изливать душу» Джеку. Впрочем, говорил Эл несколько грубо. Хотя нет. Он говорил действительно грубо. Но сейчас других слов он подобрать не мог. И не хотел. Хотя, злость уже отступала, Эл говорил лишь для того чтобы насладиться виноватым видом Джека. Он что-то даже отвечал. Так. Стоп. Что он сказал? Бродил ли он, выискивая парня для сексуальных утех? Вполне возможно.
- А кто тебя знает? Вдруг, именно для этого.
Вполне может быть, говоришь? Точно недотрах. Ну а как еще можно объяснить его поведение?
- Ничего-ничего… Теперь потерпишь, - как-то даже холодно. Ему было все равно, как Джек отреагирует на эти слова.
При словах о боли Джек, кажется, снова погрузился в раздумья… Нет, скорее в мечтания. Эл ухмыльнулся, отмечая подобную реакцию. Если это то, о чем Эл думает, тогда это очень, очень и очень хорошо. Неужели, Элу будет, куда деть свой неуемный садизм? Ах, это же прекрасно – пройтись лезвием по коже, обнажая внутреннюю оболочку тела, его вены и нервы, когда можно рассмотреть эту тонкую прослойку жира и насладиться видом медленно стекающей крови, капающей на заботливо подстеленную заранее белую ткань… Когда видны белые кости, так резко выделяющиеся на фоне красной крови и красновато-розового мяса, нитей вен и нервов, когда жертва кричит, сходя с ума от боли, когда разрываешь связки, приводишь в полнейшую негодность суставы… Но слишком увечить нельзя, теряется вся красота картины.
Кажется, ненадолго Эл нырнул в свои мысли, глаза его загорелись, кажется, каким-то даже жестоким огнем, он неприятно ухмыльнулся. После он мотнул головой, продолжая свою речь.
Джека явно обрадовала новость о том, что Элу произошедшее понравилось. Он прям-таки засветился от счастья, начал бормотать что-то о том, что ему тоже понравилось, и явно проворонил фразу Эла о последствиях. И очень обрадовался тому, что Эл уходить не собирался.
- Вот блин. Не то, видимо, ляпнул, - пронеслось в мыслях.
Несколько раз на пути к ручью ему казалось, что он упадет, поэтому с облегчением опустился перед ручьем на колени. Ощущение прохладной воды, стекающей по телу, смывающей с него весь пот и сперму, принесло невыносимое облегчение. Вода так же сгоняла весь жар, поэтому в конце-концов Элу стало совсем легко. Он отлично понимал, какие мучения Джеку доставляет его запрет, но сейчас его это только радовало. Ухмыльнувшись, Эл решил как-нибудь его даже помучить. Вот только когда Джек к нему подсел, принеся одежду, он приблизился настолько, что вполне мог бы коснуться уха Эла губами или языком, из-за чего заставил Эла снова покраснеть и отвернуться, чтобы это скрыть. От предложения Джека Эл чуть не поперхнулся, но потом ухмыльнулся, и, сумев совладать с собой, повернулся к Джеку.
- А почему бы и нет? – мило так улыбаясь. Просто сама невинность, и не он несколько минут назад мечтал о кровавой расчлененке. – Приступай, - поднимаясь на ноги. – Интересно было бы посмотреть на сей процесс, да.
Вновь потянувшись, Эл улыбнулся и посмотрел на Джека. Надо заметить, стоять уже было не слишком-то удобно, чувствовался легкий дискомфорт. Кажется, удастся выпросить поездку на кое-чьих руках…

Отредактировано Эл (2011-11-25 21:35:57)

+1

34

Мужчина чуть снова не подавился воздухом, услышав ответ на свою фразу про поиск парней для секса в лесу. Нет, он, конечно, был извращенцем в некотором смысле этого слова, но не настолько же! Хотя... вспоминая то, что было несколько минут назад... ну, может, самую чуточку извращенец. Или просто скрывает это. В любом случае, слова Эла вызвали немое возмущение, но сказать он ничего не сказал, ибо слова как-то застряли в горле. Поэтому только и оставалось губами хватать воздух и тихо и возмущенно сопеть. Не такой он, что первого встречного изнасиловать пытается! Ну... а Эл... эм... понравился он Джеку, в общем. Да и парень-то и сам не против был. Он же дал свое согласие! А дальше снова про недотрах. Потерпеть-то Джек может, вопрос, сколь нужно терпеть. Час, день, два дня, неделя, месяц... год... последнее вообще просто кошмар как нежелательно. Месяц... тоже не сладко, но потерпеть можно. А первое - час - это ж просто замечательно! И недотраха точно не будет.
Мужчина даже не заметил реакции Эла на свое приближение к его уху. Ибо он тут же отпрянул, тяжко вздыхая и пытаясь отогнать... всякие мысли. Однако, слова Эла довольно быстро вывели его из транса, заставляя снова повернуться к парню лицом и даже немного недоуменно вздернуть бровь. Конечно, раздевать Эла доставило бы Джеку намного больше и удовольствия, и наслаждения, но что уж тут поделать... Эл уже поднялся на ноги, а Джек несколько секунд размышлял, с чего начинать, смотря на парня снизу вверх. Но он довольно быстро сориентировался, тоже поднимаясь и даже как-то довольно улыбаясь.
- С радостью, - тихо и, скорее самому себе, чем в ответ Элу, прошептал Джек и развернул рубашку, а штаны оставляя на земле.
Ноги держали уже лучше, чем в прошлый раз, поэтому Джек встал уже довольно уверенно, даже не шатаясь. Он окинул взглядом Эла, потом рубашку, примерно обдумывая, с чего лучше начинать. Сам Джек рубашек почти никогда не носил. Да и не любил он их - они часто мешали двигаться, ограничивая свободу. Да и плащ ему нравилось носить намного больше, когда под ним не было ничего лишнего - ни рубашки, ни жилета. Хотя нельзя сказать, что Джек никогда не носил рубашки или не знал, как их одевать. Он просто их не любил - и все. Расправив рубашку Эла, Джек медленно и с довольным выражением лица начал одевать Эла - сначала продел его правую руку в правый рукав, медленно натягивая рубашку, и все время скользя взглядом по телу Эла. Ему просто нравилось смотреть на голого Эла так близко. Поэтому он нарочно так медленно его одевал, постоянно касаясь то пальцами, то ладонью тела Эла, а иногда даже наклоняясь к парню и почти касаясь его губами, но в последний момент напоминая себе о запрете. И все же, Джек сдерживался. Да, он часто забывал о словах Эла, постоянно норовя поцеловать его руки, грудь, коснуться языком его ключицы, коснуться его губ, прижать к себе это хрупкое тело... но в последний момент он все же отстранялся, тяжко вздыхая. Во-от, одна рука уже была в рукаве. Джек снова наклонился, прикрывая глаз и еле ощутимо касаясь кончиком носа макушки Эла и вдыхая запах его волос, а потом, практически тут же, шумно выдыхая воздух. Он даже как-то совсем незаметно для себя почти что прижал Эла к себе, довольно урча и улыбаясь. Но вдруг тело будто пронзила тонкая стальная ниточка, напоминая, что ему запрещено делать что-либо подобное. Глаза Джек резко распахнулись, а он как-то даже слишком резко отпрянул от Эла, виновата опуская взгляд и бормоча: «Прости...» Он взял другой рукав и впустил в него левую руку Эла, грустно глядя на это тело, к которому он почти что не вправе прикоснуться. Но все же он, будто случайно - хотя, в принципе, так и было - прикасался к его руке, пока рукав скользил по ней, а когда рукав был полностью надет и оставалось только застегнуть рубашку, то легко прошелся пальцами по плечам Эла, его ключице, а потом по шее, точнее по ее основанию. Он шумно вдохнул, прикрывая глаза и борясь с желанием все же дать волю своим рукам, да и самому себе. Нет, ты должен держаться. Наконец, более-менее поборовшись с желанием, он снова открыл глаза, несколько секунд скользя взглядом по телу Эла - от самых кончиков его ушей до пальцев на ногах. И этот взгляд не был грязным и похотливым, а скорее каким-то ласковым, более походящим на взгляд заботливого родителя, осматривающего свое чадо. Хотя нет, тоже не совсем подходящее сравнение. Просто смотрел, будто любуясь. Даже пошлых мыслей не возникало. И Джек все же не выдержал. Он сам как-то подался вперед, прикрыв глаза, и поцеловал грудь Эла. Просто поцеловал. Не оставлял засосов, не пытался прикусить кожу, не посасывал ее. Но вот, его снова будто током шандарахнуло осознание того, что он все-таки нарушил запрет. Да, не справился с самоконтролем. Не смог сдержаться. Веки дрогнули и резко открыли как-то даже слишком сузившееся глаза - от ранее вполне человеческих зрачков остались лишь узкие и еле заметные черные полоски, сужавшиеся, или, точнее, вообще исчезавшее к краям глаз. Он старался не делать резких движений, медленно отстраняясь от Эла и пытаясь посмотреть на выражение его лица. Если он спокоен - то Джеку повезло. А если Эл разозлиться... Джек слегка вздрогнул, представляя разгневанного Эла. Если бы в такие моменты он мог нормально соображать - да и вообще, если бы он почаще нормально соображал и побольше слушался бы голос разума или хотя бы банальной хитрость - то сейчас бы сделал вид, что ничего не произошло и продолжил бы с невозмутимым видом застегивать рубашку Эла. Но Джек слишком растерялся, путаясь в словах, застрявших где-то на уровне грудной клетки, а так же в мыслях, все еще не решаясь полностью поднять голову и посмотреть на Эла. Уж слишком живописно он расписал себе картину наказания в своей голове. Слишком много вариантов, слишком много изощренных наказаний... хотя, половина в принципе отпадала из-за мазохизма Джека. Мужчина не думал, что Эл знает об этой «тайне», но что-то подсказывало, что, если Элу не понравится «реакция» Джека на наказание, то парень придумает и воплотит в жизнь другое. И все же, сожалеть о содеянном уже поздно. Да и кто сказал, что Джек сожалеет? Точнее, он понимал, что не сдержался и что теперь должен понести наказание, но он не жалел, что поцеловал Эла. В конце-концов, внутри от этого «прикосновения» к Элу стало даже приятно, да и сам мужчина понимал, что долго при таком расстоянии между ними не продержался бы - он ведь то человек в каком-то роде. Но, что ж, убегать Джек все равно не собирался, так что оставалось лишь принять то, что его ожидало. Он приподнял глаза на парня, ожидая реакции того на свои действия...

0

35

Снова ждать. Ждать, ждать, ждать. Все слишком медленно. Эл терпелив, но ждать не любит, что противоречит, конечно, его собственному характеру, но отражает его принцип жизни. Всего в меру. А ожидания, желательно, в недостатке. А теперь этого ожидания было в избытке. Джек был слишком медлительным и осторожным, Эл уже почти нетерпеливо цокал языком и чуть ли не скрестил руки на груди. И нетерпение только нарастало. Хотелось уже взвыть и простонать что-то вроде: «Ну не тянии~~», а при возможности даже встряхнуть за ворот… а, нет, за плечи. Впрочем, Эл нашел себе занятие на время ожидания – он созерцал обнаженное тело Джека, как-то даже лениво обводя его взглядом. Особо ни на чем взгляд Эла не задерживался, Эл не сосредотачивал внимание на какой-то отдельной части тела, а изучая его в целом. В голову вновь полезли мысли не слишком нормально содержания. Что Джек там говорил? Что он не совсем человек? Интересно, а кровь у него нормальная, или самая обычная, как у Эла, да и у любого другого человека? Мотнув головой, Эл прикрыл глаза, отгоняя от себя подобные мысли. Эл не столько хотел разделать или убить – хотел посмотреть. Возможно, ему бы хватило и царапины. Главное – сделанной лично. Вот тогда было бы проще.
Тем временем Джек решил, что же ему делать, начиная одевать на Эла рубашку, но при этом как-то якобы ненароком, случайно касаясь тела Эла. Порой Джек даже наклонялся на опасно близкое расстояние. Удивительно то, что Эла это смущало гораздо больше, нежели собственная нагота и факт потери девственности. Он изредка вздрагивал, старательно стараясь на Джека не смотреть. И как Эл не заметил, что в процессе одевания Джек настолько сильно приблизился? Он почти прижал Эла к себе. Странно – Элу почему-то захотелось прижаться к Джеку и замереть, вопреки своему собственному запрету. Вот только Джек вдруг вспомнил, что так делать не должен был, от Эла почти шарахнувшись и бормоча какие-то извинения. И Эл тоже вспомнил о своем запрете. Правда, лишь махнул рукой, показывая, что Эл не особо злится за этот проступок. Затем Джек продолжил одевать Эла, как бы случайно проводя руками по плечам Эла, по основанию шеи… Эл прекрасно видел, какие мучения доставляет Джеку угроза Эла. И явно наслаждался, за этими мучениями наблюдая. Правда, в конечном итоге Джек не выдержал, поцеловав Эла в грудь. Этот поцелуй не был ни страстным, ни наполненным какого-либо рода желанием. Скорее это было простое прикосновение губ, даже успокаивающее. Когда Джек понял, что натворил, он распахнул глаза. Вот теперь Эл убедился, что в Джеке есть кошачья половина – зрачки сузились до темных полосок. И слов для извинения подобрать он не мог.
А Эл ухмыльнулся, смотря на Джека, и ждал, явно заинтересованный в последующих действиях Джека. Впрочем, потом ждать ему надоело, он вновь потянулся, заново лениво окинув Джека взглядом, и спросил:
- Ну? Дальше продолжать будешь, или как? Я, собственно, еще не до конца одет, нэ? – наклонив голову набок.

Отредактировано Эл (2011-11-29 22:49:49)

0

36

Джека очень обрадовало то, что Эл не рассердился, когда мужчина практически обнял его. Впрочем, он говорил себе, что это еще не значит, что запрет отменяется. Однако, еще больше он обрадовался - хотя, по правде, эта радость осталась довольно тихой, - когда Эл не выказал особой злости после поцелуя Джека. Он улыбнулся кончиками губ, издавая облегченный вздох и проводя подушечками пальцев по тому месту, когда только что поцеловал Эла. Похоже, Джеку повезло. Впрочем, ему часто везло. Очень часто. Даже слишком. Такое ощущение, будто ему вообще по жизни постоянно везло.
Честно говоря, Джек терпеть не мог всякого рода задержки и ожидания. Однако, сейчас он сам старался действовать как можно медленнее, так сказать, растягивая удовольствие. Хотя, ему уже самому это жутко надоело. Мозг требовал одного, а тело уже чуть ли не срывалось, так хотелось побыстрее закончить одевать Эла. Мужчине не нравилось долго что-то делать, но тут дело было в другом. Чем дольше он растягивал этот процесс, тем больше и чаще он мог коснуться парня, что доставляло ему в каком-то роде удовольствие. Но это уже начинало нервировать обоих - Джек заметил, что Элу не нравится такая заторможенность, да и сам мужчина был не в восторге от такой медлительности. Пальцы рвались резкими движениями застегнуть пуговицы на рубашке Эла, а после натянуть на него штаны. Но все же, Джек понимал, что после того, как процесс одевания закончиться, у него может и не быть такой возможности. Впрочем, движения постепенно становились все быстрее, пальцы немного неловко, - ибо Джек лучше расстегивал рубашки, чем застегивал их, что, в принципе, почти одно и то же, но только не для Джека! - но все же быстро справлялись с пуговицами. Еще несколько расторопных манипуляций - и с рубашкой было покончено. Точнее, она была застегнута. Джек бы потратил еще несколько секунд на "проверку" своей работы, но терпение начинало срываться и вопить: "Да сколько можно?!" Поэтому мужчина тут же поднял с земли штаны Эла, быстро расправляя их и задумываясь, как лучше их одевать. Стоя несколько неудобно, а сидя... тоже не слишком-то. Однако, вместе с нетерпением пробуждался и мозг. Хоть и очень нехотя и постепенно, но все же пробуждался. А, ладно, стоя тоже нормально. Джек бросил взгляд на Эла, а потом снова на его штаны и мысленно застонал. Ну черт, ну за-аче-ем ему шта-аны?! Ходил бы так... и мужчина был бы счастлив. Он не уверен, на счет парня, но сам он точно был бы доволен. Да и вообще... кто придумал штаны? Чем меньше одежды - тем лучше! В конце-концов, быстрее будет. Но, сам же предложил. Так что смирись, Джек, и давай. Он опустился на колени перед Элом, уже продумав, как именно будет одевать на Эла штаны. Впрочем, эта идея ему все же не нравилась. Мужчина провел ладонью по внутренней стороне бедра Эла, опускаясь рукой к его колену, а после и вовсе к ступне. Когда рука оказалась на ступне Эла, он чуть приподнял ее, легко касаясь губами чуть ниже колена - ну не выдерживает Джек, особенно когда Эл еще и не сопротивляется - и пробегаясь пальцами по пятке, а после вдевая ее в штанину, прикрывая глаза. Губы уже сами пробегались по аккуратной ножке Эла, от колена до самой лодыжки, где надо - убирая штанину, - и обратно. Время от времени он все же останавливался, легко и почти незаметно - в крайнем случае, для себя - целуя кожу. Всякие мысли о запрете Эла как-то все вместе отступили назад, выставляя на первое место желание коснуться парня. И уже было плевать, какое наказание будет ждать его потом. Руки потянули штанину вверх, а вместе с ними и губы Джека. Он коснулся колена Эла, чуть лизнув его кончиком языка, а потом и вовсе поднялся еще выше. Впрочем, долго так "одевать" Эла не пришлось - нежелание медлить все же еще не прошло, - поэтому Джек приоткрыл глаза, чуть отстраняясь от парня и опуская его ногу обратно на землю. Тем временем, руки скользнули на другую ногу Эла, легко пробегаясь пальцами по ней и целуя ее, а после вдевая во вторую штанину. Надо сказать, Джек действовал значительно быстрее, чем когда одевал на Эла рубашку. Губы как-то совсем незаметно для самого мужчины скользили по ноге Эла, пока руки натягивал на нее штанину. Однако, вскоре все же пришлось снова отстраниться, приподнимаясь с колен и натягивая на парня штаны. Но при этом Джек снова не устоял - он как-то сам пол себе потянулся к парню, одной рукой обнимая его за талию и чуть притягивая к себе, хотя они и так стояли довольно близко, и целуя живот парня. Рубашка сама как-то услужливо приоткрыла торс Эла, будто намекая мужчине: "Давай же! Я разрешаю!" Тут же руки оказались уже у бедер Эла, почти полностью одев на него штаны. И, перед тем, как застегнуть их, мужчина опустился к пупку Эла и легко коснулся его губами. По телу пробежала легкая и еле ощутимая дрожь, но в каком-то смысле даже приятная. Вот и все - пальцы быстро застегнули ширинку на штанах Эла и мужчине оставалось только выпрямиться, показывая, что он закончил. Но как же не хотелось отрываться... Пальцами он пробежался по пояснице Эла, все еще немного прижимая его к себе и довольно отрывисто дыша прямо Элу в торс. Веки дрогнули, Джеку захотелось наплевать на все запреты и рывком снять с Эла всю так тщательно и только что надетую на него одежду. А после... а после он бы снова целовал это тело, пальцами водить по его коже, слышать стоны Эла... Кажется, Джек сходил с ума. Или просто становился озабоченным. Или извращенцем. Или все и сразу. Однако, более-менее взяв себя в руки, мужчина выпрямился, но так и не позаботившись выпустить Эла из объятий, делая вид, будто и не замечает их.
- Ну все, я закончил, - слегка натянутая, но довольно-таки довольная собой полу улыбка. Мужчина одновременно и гордился собой, и разочаровал сам себя. Эх... наверняка, если бы Джек и вправду разрешил себе отдаться чувствам, то Эл сейчас бы лежал на земле голым... а может, не надо было сдерживаться?..

0

37

Похоже, терпение Джека тоже было не безграничным, ибо застегивал рубашку уже как-то даже нетерпеливо, почти даже резко, но с пуговицами расправлялся как-то даже неумело. Расстегивал рубашку Джек намного лучше. Впрочем, то, что он перестал тянуть, в какой-то степени радовало, ибо Эл уже устал. И хотелось выбраться поскорее из этого леса. Ну не любил Эл леса, и все тут. А теперь с этим местом у него будут связаны и другие ассоциации. Приятные и не очень одновременно, но сейчас думать на эту тему вообще не хотелось.
Джек тем временем, кажется, размышлял, каким же образом одеть на Эла штаны. В итоге он все же решил, как это сделать – хотя и явно был не рад, но Элу было как-то все равно – и опустился перед Элом на колени. От прикосновения Джека ко внутренней стороне бедра Эл вздрогнул, еле заметно нахмурившись. Похоже, Джеку на запрет было уже плевать. Дважды он отделался легким испугом, но теперь Джек получит. Да~, теперь он получит. Сполна. Что там Эл хотел? Ах да, посмотреть на кровь Джека. Эл тоже свои желания сдерживать не будет. А зачем? Раз Джек не умеет, то и Эл не будет. Полуприкрыв глаза, Эл наблюдал, как Джек, касаясь губами кожи его ноги, надевал на него штанину. А чувство-то приятное. И мания величия растет. Почему-то Эл начал чувствовать себя в какой-то степени хозяином положения, и это ощущение ему нравилось. Более чем нравилось. И, кажется, Эл начал понимать девушек. Их положение было очень выгодным. Если парень попадется терпеливый, то можно и скандалить, и капризничать, а после тебе еще и ножки целовать будут. Вот как сейчас. Эл запретил Джеку к нему прикасаться, чем, несомненно, расстроил и даже доставил мучений. А теперь Джек в буквальном смысле слова целует Элу ноги. В итоге, первая штанина, наконец, была одета. После Джек начал одевать на Эла вторую штанину, так же целуя и касаясь губами другой ноги Эла. Терпение Эла заканчивалось. Хотя нет, оно уже закончилось, теперь уже возрастало желание таки наказать Джека. И исполнить собственное пожелание.
Поцелуй в живот был последней каплей. Правда, прикосновение к пояснице вызвало очередное не особо привычное, но приятное ощущение, заставляя чуть выгнуться и даже слегка прикусить губу. После он натянуто улыбнулся и снова опустил глаза на Джека.
- Закончил, говоришь? Ну, для начала, ты не одел мне сапоги. Это раз. А еще, дорогой мой, ты уже более трех раз нарушил мой запрет, - милейшая улыбка. – Что бы мне с тобой сделать…
Эл как-то даже мягко поднял Джека на ноги, взяв Джека за горло, но пальцем не сжимая.
- О. Придумал.
Эл выудил из кармана штанов кинжал, снял с него чехол, после чего задумчиво посмотрел на Джека, так его и не отпуская, даже слегка сжав пальцы на его горле. Затем Эл полюбовался своим кинжалом, после чего, довольно и мило так улыбаясь, надавил кончиком кинжала на кожу Джека под его ключицами, кожу прорезая и пуская тонкую струйку крови стекать по груди и животу Джека. Мурлыкнув, Эл надавил кинжалом чуть сильнее, опуская лезвие ниже, оставляя не слишком глубокий небольшой порез, пуская чуть больше крови. Затем он чуть отстранился, слизывая кровь с кончика лезвия ножа, а после резко, почти незаметно резанул кинжалом рядом со свежим порезом, оставляя еще один, тонкий, но вполне заметный. Довольно мурлыкнув, Эл снова слизнул кровь с кинжала и посмотрел на Джека.
- Только попробуй до меня дотронуться, - улыбаясь шире.
Затем Эл чуть наклонился, проводя языком по порезам, слизывая кровь и прикрыв глаза. Эл втянул в себя запах крови, мелко задрожав. На вкус кровь была привычная, с резким металлическим привкусом, но от этого не менее приятная. Чуть сильнее надавив языком на порезы, Эл снова слизнул кровь, после чего выпрямился, смотря на реакцию Джека. Хотелось проверить, прав ли был Эл в своих подозрениях.

+1

38

Честно говоря, действия Эла для Джека показались несколько... грубыми, что ли. С первого взгляда на Эла создавалось впечатление хрупкого и почти что беззащитного парня. А вот ощутить прохладные пальцы на своей шее было уже - мягко говоря - непривычно. Сначала по коже пробежался легкий холодок, потом, почувствовав, что пальцы не сжимаются стальной хваткой на твоем горле, захотелось поцеловать руку Эла - ведь это несомненно была именно его рука. И только Джек собирался это сделать, как все же почувствовал, как его горло немного сжали. Не то, что бы это была попытка причинить боль или убить, даже дышать было по-прежнему легко. Однако, на всякий случай, Джек все же предпочел не рыпаться. А когда рука потянул его вверх, он послушно поднялся с колен на ноги перед Элом. Сапоги... а Джек и забыл про них. Сапоги как-то сами слетели с них вместе со всей прочей ненужной одеждой. А потом про запрет... ну да, нарушил. Джек улыбнулся какой-то даже нервной улыбкой, довольно натянуто. И хоть на лице Эла была такая милая улыбка, но веяло от нее далеко не самыми милыми намерениями... Но Джек уже смирился, он просто молча смотрел Элу в глаза, ожидая своего наказания. Странно даже. Как непослушного пса или кота его собираются наказать. Обычно, в таких случаях, провинившихся животных запирают где-нибудь. Но с ним вряд ли так поступят. Да и где его, собственно говоря, запрут? До ближайшего поселка идти где-то день, а может даже больше. Хотя... Джек может и ошибаться. Он не так давно в этих краях да и ориентируется плохо. Так что, где-нибудь в двадцати метрах от этого места вполне может находиться небольшой пригород. Упс. Что-то не туда мысли полезли...
Впрочем, Эл долго ждать себя не заставил - в его руках блеснул кинжал, а Джек даже удивился. Не заметил он кинжал в кармане, когда одевал штаны на Эла. Однако, в глазах мужчины сначала показался страх, но он тут же сменился каким-то безумным блеском. То ли фантазия, то ли галлюцинации, однако, по лезвию ножа потекла алая струйка, но она тут же исчезла. Джек попробовал мотнуть головой, отгоняя прочие мысли. Что ж, вполне получилось. Несколько секунд Эл просто любовался кинжалом, когда Джек старался на него не смотреть. Уж слишком много разных мыслей лезли в голову. И Джек даже не заметил, как что-то кольнуло около ключицы. От неожиданности мужчина вздрогнул, переводя взгляд вначале на парня, потом на его руку, на кинжал, и только потом - на свою грудь. Он не сразу понял, что произошло. Но вначале он почувствовал колючую боль, потом жар там, где его только что кольнуло и какое-то странное ощущение от самой ключицы до живота. Но дальше жар начал распространяться по всему телу, заполняя собой каждою клеточку тела, как совсем недавно растекалось по телу возбуждение. Но там, где был порез, было особенно горячо. Будто на ранку положили мелкие раскаленные угли. Но жар даже был приятным. А дальше... он заметил тонкую струйку своей же крови, стекающую из пореза по груди и дальше вниз. В ноздри ударил опьяняющий запах крови, хоть он и был еле ощутимым, но для него этот запах был достаточно резким. Джек инстинктивно закусил нижнюю губу, закатывая глаза и шумно выдыхая резко потяжелевший воздух. Эл надавил кинжалом сильнее, от чего Джек даже выгнулся, подаваясь вперед, правда, неосознанно, сам подставляясь под кинжал. Джек чуть ли не застонал, когда кинжал вошел глубже, но лишь сжал зубы сильнее на губе, подавляя стон. Но вдруг Эл вынул кинжал. Джек отпустил губу, даже слегка разочарованно смотря на парня. Неужели, это все? Одна царапина? А жар не спешил уходить. Правда, Джек быстро смирился с этим. Хорошо хоть, что не убил. Хотя, учитывая, что до этого говорил Эл, убивать Джек он не собирался. Ну и хорошо. Умирать пока не хотелось.
Мужчина уже даже расслабился, пытаясь прогнать это ощущение тепла внутри, как вдруг его снова полоснули кинжалом. От неожиданности Джек вскрикнул, даже вздрогнул, ноги чуть ли не подкосились, а из груди все же вырвался сдавленный стон удовольствия. Ха-ха. Спалился все-таки. Теперь уже бесполезно скрывать свой мазохизм, дорогуша. Ну, а раз так, то можно было отдаться тому странному ощущению удовольствия, что шло от двух порезов на груди по всему телу. А из-за того, что новый порез был сделан совсем рядом с недавним, даже почти пересекаясь с ним, боли было больше. Впрочем, боль быстро отступала, оставляя лишь тепло и наслаждение. В голове снова появился туман - все мысли разбежались, шестеренки замерли, мозг уснул... почти такое же состояние, как вовремя секса. Уши будто заложило, ноги почти что стали ватными, не желая держать тяжелое тело. Однако, каким-то образом мужчина все же находил в себе силы стоять на ногах. Хотя, наверняка, тоже неосознанно. Слова Эла раздались эхом где-то в голове, но их смысл был слишком неуловимым для опьяненного мозга Джека. Что-что?.. Наверное, что-то о том, что мужчина все же мазохист... или нет?.. А, какая разница? Джек снова еле ощутимо вздрогнул, застонав громче от прикосновений теплого языка Эла к порезам.
Ну все. Это, в какой-то мере, стало последней каплей. Больше терпения и самообладания у Джека не хватало. Ну черт, как вообще можно быть спокойным при таких обстоятельствах? Да и сил сдерживаться уже не осталось. За рекордно короткое время - всего-то секунды две-три - Джек смог взять себя в руки, успокоиться, даже снова начать ровно дышать. Хотя, у него ничего бы не получилось, если бы Эл не перестал касаться порезов. Одной рукой он крепче прижал к себе Эла, а другой чуть приподнял голову Эла за подбородок двумя пальцами. Чуть меньше секунды он вглядывался в красные глаза парня, будто пытаясь прочесть его мысли. Но дольше ждать он уже не мог - он прикрыл глаза, наклоняясь к Элу и сменая его губы в поцелуе. Вначале Джек просто целовал Эла, а потом чуть раздвинул губы парня и проник языком в его рот. Кажется, он даже почувствовал привкус своей же крови. И, если вначале Джек еще пытался не спугнуть Эла - хотя, об этом думать уже поздно - целуя его даже как-то аккуратно, то вскоре поцелуя стал более глубоким и жадным, будто Джек нуждался в этом поцелуе так же, как нуждался в воздухе. А он, кстати, стремительно заканчивался в легких. Но мужчина этого старался не замечать. Пальцами он все еще придерживал Эла за подбородок, а другой рукой крепко прижимал парня к себе, тем самым осложняя путь к высвобождению. Слишком близко, слишком жарко... Эл сам нарвался, когда начал резать Джека. Для мазохиста боль, почти тоже самое, что возбуждение. А боли, точнее, жара, в теле мужчины было слишком много. Да и возбуждение, похоже, снова накатывало. Но его почти нельзя было ощутить. Оно как будто сливалось в этом жаре, растворяясь в нем и растекаясь вместе с ним по всему телу. И губы Эла, его язык... от всего парня отдавало жаром, а от каждого прикосновения кожу приятно обжигало, а особенно жгло губы. И, кажется, он даже немного запачкал Эла, а точнее - его одежду - своей кровью. Но сейчас это меньше всего волновало мужчину. Впрочем, сейчас его мало что волновало, кроме человека, стоящего прямо перед ним...

0

39

Эл был прав. Джек оказался мазохистом. В какой-то миг Эл даже почувствовал сожаление – он рассчитывал на то, что Джек будет не в восторге. Правда, потом сожаление сменилось чем-то, похожим на радость. Вот уж точно, теперь будет, на кого выплескивать свой садизм. А Джек, кажется, был только рад. Впрочем, он удивился, когда Эл достал нож. А внимательнее быть надо и смотреть, что лежит в карманах.
А так хотелось вогнать кинжал меж ребер, пропороть легкое, а, если повезет, то даже и сердце, полной грудью вдохнуть запах крови и свежей, еще живой плоти. Запахи всегда были для Эла чем-то особенным, он всегда придавал им особое значение. А потом медленно вскрыть тело, удалить внутренности… При этом Эл не считал себя маньяком. Это ведь просто мечты. Если Эл и убьет, то не сейчас, и не Джека. Глупо будет убить того, которого только нашел, и который терпит издевательства, которому эти издевательства даже приятны. Да и Эл еще не отыгрался за потерю своей девственности. За все надо платить, так что Джеку еще долго терпеть присутствие Эла. А там кто знает – может, Эл привяжется к Джеку настолько, что убить его будет уже просто жалко.
Теперь реакция Джека уже радовала. Он сам подставлялся под кинжал, прикусывая губу, и явно сдерживался изо всех сил. И явно не обрадовался, когда Эл убрал кинжал. Ну ничего, это даже к лучшему. Джек все же застонал, когда Эл вновь полоснул кинжалом по его груди, из-за чего Эл только довольно мурлыкнул. А вкус крови вызвал почти удовольствие. Этот металлический, ни с чем несравнимый привкус и запах, этот красный цвет… Жаль что он слишком заметный. Если бы Эл любил выделяться – напялил бы на себя ярко-красную одежду, а черный цвет выбрал только из-за его незаметности и обыденности. Да к тому же, черный цвет не так легко заляпать. А из-за лени и неряшливости Эла это огромный плюс.
Смотрел на Джека Эл как-то даже изучающее, как алхимик на новый эксперимент, ждущий результат и, возможно, великого открытия. Впрочем да, именно этого Эл и ждал. Результата. Во взгляде Эла был чистый интерес. Криво ухмыльнувшись, Эл наблюдал. Странно, но последовавшему поцелую он не удивился. Эл просек, что все не так просто уже тогда, когда Джек чуть приподнял его голову за подбородок. И даже искренне порадовался, что не убрал кинжал, ибо когда Джек прижал Эла к себе, он бы уже так просто кинжал из кармана не достал.
Эл не торопился прерывать поцелуй, отвечая на него под стать Джеку – так же жадно и глубоко, хоть и неумело. Но Эл быстро учится. И этому научится, несомненно. Потому что у него появилось странное ощущение, что подобным образом Джек будет реагировать каждый раз, и не особо зависимо от места и времени. Когда воздуха стало не хватать, Эл чуть прикусил язык Джека, разорвал поцелуй и приставил кончик кинжала к яремной впадине Джека, чуть надавив лезвием.
- Хорошего понемногу. Так что включай мозги и держи себя в руках, - милая улыбка, но кинжалом надавил еще чуть сильнее. – А то ведь и убить могу случайно…

0

40

Сказать по правде, Джек был немного удивлен, что Эл не оттолкнул его в первые же секунды поцелуя. Парень даже отвечал. И, при чем, отвечал так же, как Джек. А учитывая, что еще недавно Эл даже не целовался ни разу, то он быстро учился. Впрочем, воздух быстро заканчивался. Даже слишком быстро. И, похоже, когда эта потребность в воздухе стала уже слишком большой, Эл все же разорвал поцелуй, отстраняясь от мужчины. В тот же момент Джек почувствовал колючее ощущение где-то возле ключиц. Сказать точнее, Эл снова приставил свой кинжал, но уже к яремной впадине Джека. Впрочем, боль была почти не ощутимой. Джек хотел был податься вперед, сам напоровшись на нож, но разум подсказал, что именно сейчас это - не лучшая идея. Конечно, мужчина был крайне живуч, но... лучше все же не рисковать. Тем не менее, рука Джека все еще находилась на талии Эла. А вот Эл и заговорил. Понемногу... что ж, Джеку будет крайне сложно привыкнуть к этому. Ибо он привык, что хорошего должно быть много. Очень много. Включить мозг и держать себя в руках... было бы проще сказать, выключай мозг и держи Эла на руках. Вот. Такой вариант мужчине нравился больше. Много больше. Однако, вряд ли сам парень предложил бы такое. Эх... легко сказать и трудно сделать. Не так уж и легко контролировать себя каждый раз, когда предмет возжелания находится так близко. И, хотя на лице Эла показалась милейшая улыбка, которую удастся повторить далеко не всем дамам, но лезвие кинжала воткнулось в кожу сильнее, заставляя невольно прикусить губу. Ах, Джек бы сейчас с радостью сам напоролся на нож Эла, но, увы, что-то - а, скорее всего, разум - настойчиво твердил, что не стоит. А вот следующая фраза Эла не то, что бы рассмешила Джека, но... он не поверил. Почему-то зародилась твердая уверенность в том, что парень попросту не сможет убить его. Даже не физически, а... морально, что ли. Не верил Джек в то, что Эл вот так просто убьет мужчину. Не верил - и все. И был твердо в этом уверен. Впрочем, высказать свою уверенность в голос он не осмелился - пожалуй, лучше не злить сейчас парня. Да и вообще. Джеку слабо верилось, что после его слов парень не попробует доказать обратное. Так что, оставалось лишь ухмыльнуться, прижимая Эла к себе обратно и довольно тихо шепча:
- Знаешь, не так-то просто сдерживаться, когда ты так близко, - на миг улыбка Джека стала даже какой-то хищной, будто у маньяка, но в следующую секунду этого уже не было. Хотелось снова накрыть губы паренька своими, скользнуть языком в его рот... но ощущение лезвия у своей шеи заставляло задуматься о последствиях. Джек облизал свои губы, проводя языком по ним и стараясь уловить тот металлический привкус, который почувствовал во время поцелуя. Но, увы, его не было. Ни его, ни поцелуя. Вкус будто моментально улетучился, как будто специально, что бы подразнить Джека. От досады мужчина даже тихо рыкнул. Его, будто дикого зверя, дразнили. Как в цирке. Хищнику в клетке показывают кусок мяса, а потом прячут его, заставляя исполнять всякие трюки и повиноваться человеку, дабы получить свой "приз". И правда, чем-то напоминало ситуацию Джека. Показали... кхем... даже дали своеобразный "кусочек мяса". Но не весь. Спрятали в рукаве еще кусочек, и дразнят. А ведь зверь может и набросится... в этом случае, и изнасиловать... правда, насиловать Эла уж никак не хотелось. Но... против желания, так сказать, не попрешь. Или, почти никогда не попрешь. Джек задумался о том, что было бы, если бы Эл все же пересек "границу" и мужчина бы не выдержал. А это уже как-то само вырвалось: - Случайно? А намеренно, значит, не убьешь? То есть, если я буду аккуратным, то бояться мне нечего, да? - На губах проскользнула едва заметная хитрая улыбка. Все это было сказано как-то незаметно для себя самого, и, скорее, было чем-то вроде мыслей вслух. Впрочем, аккуратность и Джек - все равно два понятия не особо совместимых. Точнее было бы сказать, что Джек вел бы себя, как обычно, надеясь в основном на свою... живучесть. Впрочем, когда Джек отвлекся от своих раздумий и понял, что сказал это вслух, метаться уже было поздно. Ну, хотя бы ответ узнает.

0

41

Джек, кажется, хотел напороться на нож. Впрочем, ему никто не запрещает – пожалуйста, Эл будет даже не против. Хотя, конкретно сейчас Джек Элу был нужен, и нужен сильно, ибо дискомфорт только нарастал, стоять уже совсем не хотелось.
И, тем не менее, несмотря на кинжал у горла, Джек крепче прижал к себе Эла, чем вызвал у последнего недовольное ворчание. Джек даже сказал, что ему трудно сдерживаться рядом с Элом. Фыркнув, Эл ответил:
- Ничего такого во мне нет. Да и вообще, мог бы хоть некоторое время сдерживаться. Хотя бы пока мое тело в себя не придет. Второго раза, боюсь, мое тело сегодня просто не выдержит. Так что терпи. Или у тебя совсем силы воли нет? – все это было сказано недовольным тоном, но отведя взгляд, будто смущаясь.
Впрочем, кажется, Эл и правда смущался. Опять. Непривычное и неприятное ощущение, между прочим. Эл настолько редко до этого пересекался с людьми, что большинство чувств, связанных с ответной реакцией на чьи-то действия, были для него не то что бы в новинку, но все же непривычны. И смущение входило в этот перечень. Эл привык не испытывать ни угрызений совести, ни своеобразной неловкости, которая сейчас регулярно на него набрасывалась. А уж от одного воспоминания о произошедшем к лицу приливала кровь, и становилось в какой-то степени жарко. И Эл не мог этого не замечать – по жизни ему почти всегда было немного холодно, а сейчас, после встречи с Джеком, Эла часто бросало в жар. Похоже, придется привыкать и приспосабливаться. Хотя и не хотелось.
Потом Джек провел языком по своим губам, будто пытался запомнить вкус. Или наоборот, вспомнить. И, кажется, не уследил за своими словами.
- Да ладно? Сомневаешься? Я бы на твоем месте этого не делал.
- Нет, могу и не случайно, - подкрепляя свои слова еще более сильным надавливанием кинжала на яремную впадину, пропарывая кожу. – Если будешь провоцировать. Я уже сказал, что уж сегодня тебе ничего не светит. Так что, дорогуша, заканчивай процесс одевания. И сам одевайся, ага. И кстати, надо бы нам отсюда выбираться, да и добраться, наконец, до какого-нибудь селения. И тебе придется нести меня на руках, - ухмыльнувшись. Нагло так. – Ибо сам я вряд ли куда-нибудь дойду. И вот только попробуй снова что-нибудь учудить. Я кинжал убирать не буду. И да, запрет все еще в силе, - очередная милая улыбка, но что-то в ней опасное было. – И лучше бы тебе поверить в то, что я могу убить. С радостью посмотрел бы на твои внутренности, дорогой. Да вот без тебя мне отсюда не выбраться. А там я уже подумаю. А кровь у тебя самая обычная… Я даже расстроен, знаешь ли. Но хорошо, что ты мазохист. Теперь мне будет, на ком свои эмоции вымещать. Могу даже предложить обмен. Если уж сильно тяжело после этого будет сдерживаться – я готов уступить. Но не сегодня.
После Эл вывернулся из объятий Джека, причем довольно легко. Лизнув кончик кинжала, он ухмыльнулся и посмотрел Джеку в глаза.
- Приступай, сапоги одевай, - опершись рукой о камни, дабы упрочить свое положение, ибо и без того пошатывался, а падать не хотелось.
Очень не хотелось. Ибо, судя по всему, энергии у Джека как у льва – сексом заниматься может хоть круглые сутки. Эл в этом плане больше похож на рептилию. Одного раза ему было вполне достаточно, а остальное он посчитал бы элементарным изнасилованием. Интересная у него, однако, логика.

0

42

Когда Джек прижал Эла к себе, последний заворчал, но взгляд отвел. Кажется, Эл смутился. Заметив это, Джек улыбнулся, еще крепче прижав парня к себе. Он выглядел таким милым, когда смущался. Даже забываешь, что к твоему горлу приставлен кинжал и что это чудо грозилось тебя убить, пусть даже случайно. Джек даже чуть склонил голову набок, продолжая блаженно улыбаться, наблюдая за Элом. А потом парень фыркнул, чем несколько выводя мужчину из транса и заставляя прислушаться к его словам. Но после первой же фразы у Джека вырвалось:
- Это ты так думаешь, - сказано это было довольно тихо, но так, что бы Эл мог вполне услышать. И не прекращая сладко улыбаться. А дальше последовали слова, сказанные довольно недовольно, но выражение лица Эла сделало, так сказать, свое дело. Совесть Джека снова проснулась, начиная упрекать и говорить, что теперь он просто обязан взять себя в руки и сдерживаться. Господи, да Джек бы сделал все, что угодно, если бы Эл попросил с таким выражением лица. И, поэтому, как только Эл договорил, Джек наклонился к нему, что бы едва касаться губами виска Эла и тихо прошептал: - Хорошо, я буду сдерживаться столько, сколько потребуется, - и Джек прекрасно понимал, что еще не раз пожалеет о своих словах, не раз проклянет себя за то, что сказал это, не раз заскрипит зубами от досады, что его снова обломали. Но сейчас ему почему-то было плевать - хотя, почему почему-то? ему всегда все равно, что будет потом, ему всегда плевать на последствия - что будет, то и будет - на все то, то будет потом. Сказав это, Джек снова выпрямился, наблюдая за реакцией Эла. А через некоторое время Эл ответил на слова Джек об убийстве. В принципе, Джек ожидал, что Эл тут же начнет доказывать, что может убить Джека. Однако, это не обрадовал мужчину, хотя на его лице появилась довольная, хоть и несколько грустная улыбка. Да и Эл все же проткнул кожу, впрочем, надавив лишь немного. С одной стороны, в душе появилась еще большая уверенность в том, что Эл не убьет его, а с другой... стало несколько неприятно. Это был даже не столько дискомфорт от того, что в тебя упирается кинжал. Впрочем, Джек быстро отвлекся от этого, продолжая слушать парня. Да он уже понял, что сегодня продолжения банкета не будет. К тому же, он сам сказал, что будет сдерживаться. Так что Элу можно на время расслабиться. Конечно, никто не говорил, что у Джека железная сила воли, и что он не позволит себе даже прикоснуться к парню или поцеловать, но, пока парень сам не разрешит, мужчина не даст себе начать домогаться до Эла. По крайней мере, настолько, что бы "домогаться" было именно в понимании Джека... а это... ладно, закроем тему. А потом парень снова напомнил про одежду, заставив Джека мысленно поморщиться. Уж кому-кому, а Элу одежда нужна была меньше всего. Хотя... если уж они собрались в какой-то населенный пункт, то лучше одеть Эла. Не хотелось бы, что бы нагого Эла видел кто-либо, кроме Джека. Мужчина сам удивился тому, что не желал, дабы голого Эла увидел еще кто-нибудь. Однако, слова про то, что Джек будет нести Эла на руках выбили все мысли из головы мужчины. Да ну? На руках? Эла? Неужто он услышал его мысли? Или это Господь решил выполнить... желание Джека? Впрочем, какая разница, раз уж Эл будет у него на руках? Вот бы он еще голым был... ладно, это уж слишком. Точнее, слишком то, как часто думает об этом Джек. Да, пожалуй, это начинает переходить все границы. В конце-концов, они встретились всего несколько часов назад. Впрочем, слова о запрете заставили тяжко вздохнуть. Эх... а так бы можно было бы... эх. Ну, зато Эл будет у тебя на руках. Правда, в голове зародился довольно интересный вопрос, ответ на который мог бы сказать Джеку, можно было бы продолжать... эм... баловаться, или все же держать себя в руках. Но пока что мужчина решил промолчать. Внутренности... а что на них смотреть? Он что, ожидает, что они будут покрыты шерстью или как-то искажены, или что у него будет отсутствовать какой-то орган? Пфф... стоит его расстроить. Органы у Джека, наверняка, такие же, как и у других людей, и, при чем, все. Или парню просто хочется посмотреть на расчлененку? О, а вот и слова о том, что Джек ему еще нужен. И тут Джек еле сдержался, что бы не захихикать. Он сам-то не особо ориентируется на местности. Или, Эл намекал на то, что пешком, а не на руках, он выбраться не сможет? Ладно, какая разница? Главное, что нужен. Ахах. И с кровью тоже самое, что и с органами, дорогуша. Нет, он что, правда ожидал, что в образе человека у Джека будет какая-то... особенная кровь? Голубая или зеленая? Или, со вкусом кошачьей мяты, нэ? На~аивны~ый. Впрочем, так даже интересней. А вот дальнейшие слова почему-то расстроили Джека. Он даже сам не очень понял, почему. В принципе, это ведь честно - Джек будет "терпеть" приступы садизма Эла, а Эл будет терпеть приступы Джек после приступов Эла. Но, все же, улыбка сошла с лица Джека. И чему тут расстраиваться, вроде бы?
А потом Эл освободился из объятий мужчины. При чем так, что он и сам не очень понял, как. Да и с такой грацией, ловкостью, которой бы и кошки позавидовали. Джек аж засмотрелся. Впрочем, зрелище продолжалось не долго. Эл отошел к каменной стенке и оперся о нее, сказав Джеку продолжать одевание. И, почему-то, при одном виде Эла, опирающегося на стену, в голову опять полезла всякая пошлятина. Однако, на губах Джека снова заиграла улыбка, а он поднял с земли сапоги Эла и стал на колени перед самим Элом, пробегаясь пальцами по его лодыжке. А вот и время задать свой вопрос. И, прежде чем начать одевать на Эла обувь, Джек поднял голову, смотря на парня и спросил:
- Скажи... а если я буду нарушать запрет, то... мм, наказание, будет таким же, как было? - И Джек был явно довольным. Даже очень. Хотя, было такое ощущение, что ответ Эла может либо обрадовать еще больше, либо... испортить все настроение.

0

43

Вот и почему Эл ведет себя так? Почему позволяет вытворять с собой такое? Хотя, как бы он поступил раньше? Ответа на этот вопрос Эл не знал. И все же его природная вредность не могла смолчать. Его даже порадовало то, что Джек расстроился из-за предложения Эла. Хотя он не совсем понял, почему Джек расстроился. Эл же, фактически разрешил Джеку давать волю своей извращенности. Конечно, после того, как Эл даст волю своему садизму. Проблема в том, что садизм этот Элу долгое время некуда было вымещать, поэтому скопилось его изрядное количество. А это значит, что Эл долго терпеть не будет, дождется лишь, когда его тело придет в себя после произошедшего. А придет в себя оно достаточно быстро, это он мог сказать точно.
Особенным себя Эл не считал. Подумаешь, глаза красные. Он не считал, что выглядит привлекательно, к тому же был слегка сутулым, кожа бледная, да и Эл по большей части своей жизни вполне мог показаться мрачным. Ну уж задумчивым точно. Ему не нравились люди, Эл считал их слишком суетливыми, шумными. Эл предпочитал созерцать, нежели действовать. Порой на него накатывали волны неудержимого желания сделать что-то, здесь и сейчас. Чаще всего этим желанием являлась потребность срочно располосовать кого-нибудь ножом. И когда этого «кого-нибудь» поблизости не оказывалось, приходилось полосовать деревья. Впрочем, даже когда кто-то и был, Эл не шел на контакт. Да и странно это будет выглядеть. Парень, чуть ли не на вампира смахивающий, с милой улыбкой спрашивающий разрешения на расчлененку. Скорее всего, прохожий будет отнюдь не в восторге. Бедные деревья.
Впрочем, сейчас у Эла было такое странное ощущение… превосходства? Да, именно превосходства. Опершись о каменную стенку, он с кривой ухмылкой наблюдал за Джеком. Надо же, какое приятное ощущение. Похоже, такое вполне может войти у Эла в привычку. Вопрос Джека заставил задуматься. А действительно, как Эл будет отваживать Джека? Ведь то, что делал Эл, и не наказание для Джека вовсе. Следовательно, если оставить все как есть, то Джек будет продолжать нарушать запрет. Надо что-то придумать. Однозначно.
Погрузившись в раздумья, Эл даже на Джека уже не смотрел. Мозг чуть ли не лихорадочно пытался придумать решение этой проблемы, но его не было. И мозг, до этого отказывающийся прекращать работу, сейчас завис. Как вовремя, блин. Вот всегда так. И даже ухмылка сошла с лица. Простояв минуты, наверное, три, погруженным в размышления, Эл вдруг опомнился, слегка мотнул головой и вновь криво ухмыльнулся.
- Каким будет наказание? Ой, ну даже не зна~~~аю… Надо бы подумать… Все будет зависеть от моего настроения, дорогуша, - милая улыбка. – А если честно – я и сам не знаю, каким оно будет, это наказание.

0

44

Нельзя сказать, что ответ Эла расстроил Джека. В конце-концов, если парень не знал, каким будет наказание, то вполне возможно, что либо наказания вообще не будет, что было бы просто шикарно, либо наказание будет таким же, что было бы еще лучше. Джек на секунду задумался о том, стоит ли все же сдерживаться или дать себе волю и напороться на неизвестное. Не то, что бы неизвестность пугала мужчину - даже наоборот, она его привлекала, манила. Он любил все неизвестное и загадочное. И никогда не задумывался - принесет ли оно ему счастье или наоборот - неприятности. Хотя это действительно похоже на Джека - не задумываться над последствиями. Однако, сейчас он абсолютно не жалел о своей импульсивности. Да нет, что вы, он даже рад, что не сдержался тогда. Иначе бы всего этого сейчас не было. Да и о чем тут можно жалеть? Правильно, не о чем. Значит, решено. Раз тогда не сдерживался, значит, и сейчас не будет. Все, проблема решена!
Довольная улыбка не сходила с его лица, даже и не думала об этом. Действительно, зачем, если снова можно будет прикоснуться к этой бархатной и гладкой коже, снова ощутить губами и пальцами тепло его тела... ладно, пора завязывать... а то так недолго и снова возбудиться. А это сейчас не очень желательно... даже очень не желательно...
Джек положил на землю один сапог, а второй принялся надевать на ногу Эла. На такую хрупкую, маленькую ножку... и почему такие мысли ВСЕГДА лезут в голову, когда не надо? Хотя они просто всегда лезут в голову. Джек все же не удержался, и, наклонившись, поцеловал лодыжку Эла, где-то возле косточки. Он снова вдохнул запах Эла. И, хотя Эл уже ополоснулся от спермы и пота, их тонкий запах все еще улавливался на его теле. Джек улыбнулся шире. Запах Эла не был похож ни на какие запахи. Он пах не так, как остальные люди. Нет, конечно, что-то схожее с ними улавливалось. Но в основном почти все люди пахли похоже - потом, перегаром, алкоголем, дымом... а Эл... он не пах ни перегаром, ни алкоголем, ни дымом. Ими не пахли и некоторые мальчишки из сел, но они пахли больше грязью, гнилью, запекшейся кровью. От Эла отдавало слабом запахом леса, что вполне объяснимо, немного пахло самим Джеком, пахло чем-то таким, чем пахнут все люди, хотя он все равно несколько отличался от запаха других людишек, - Джек никогда не мог понять, что именно это за запах - запах кожи или просто общий запах у людей? - пахло еще чем-то, но этот запах был почти неуловимым, таким легким и одновременно тяжелым, призрачным и туманным, скорее иллюзией запаха. Джек вообще любил запахи. Он любил вдыхать запахи, пытаясь распознать их. Нюх у него был не хуже, чем у собак. И память на запахи тоже... Джек медленно выдохнул, выпуская теплый воздух прямо на лодыжку Эла, а после выпрямляясь, все же натягивая сапог на ногу Эла. Эх... еще одна часть этого прекрасного тела, к которой он теперь тоже не может прикоснуться из-за одежды. Какая жалость... Второй сапог. Джек подумал, что можно было бы и не давать одежду Элу тогда, но потому решил, что это закончилось бы хуже. Парень мог бы обидеться и рассердиться, и все такое... даже хорошо, что Джек не стал противиться этому. Но и сейчас мужчина снова наклонился, проводя кончиком языка по ступне Эла. Вкус травы и земли... не то, что бы сильно противный, но не настолько, что бы назвать его приятным. Да и немного горчил. Но тонкая ниточка вкуса кожи Эла все же присутствовала... черт, звучит, будто Джек - каннибал какой-нибудь. А ведь это не так... Ну все, пора заканчивать с этим. А то еще до вечера так просидят. Джек быстро натянул на ногу Эла сапог и поднялся на свои ноги, на несколько секунд задержав свой взгляд на Эле. Мужчина, кажется, задумался о чем-то. Он, вроде, решил не сдерживаться, так? А Эл рассердится на него, если он это сделает? Да, скорее всего. К тому же, Джек бы снова нарушил запрет. А, ладно. Какая разница? Он готов терпеть все. И тогда улыбка на лице Джека стала еще шире. Порой она даже становилась больше, чем могла бы быть у нормального человека. Слишком большой, оголяя белые, чуть заостренные, будто клыки, зубы. Раньше она больше походила на оскал, но в последнее время он старался сделать ее... мягче, что ли. Что бы люди не шарахались, ага. Ну что ж.
Джек приблизился к Элу. Хотя, он скорее навис над ним. Темной тучкой, та. Была бы за Элом полноценная стена, он бы оперся о нее руками возле головы Эла, будто отрезая ему пути отступления. А так - всего лишь поставил своим руки на эту каменную стенку возле рук Эла, даже чуть прижав парня к ней. В глазах мелькнул огонек, будто предупреждение. "Ну парень, теперь ты от меня никуда не денешься," - именно так говорилось в глазах Джека. Он наклонился к лицу Эла и прикрыл глаза, уже в который раз поцеловав парня. Не сильно, но довольно напористо, мягко даже как-то. Он чуть раздвинул губы Эла своим языком, скользнув им в рот парня, провел кончиком своего языка по нёбу и деснам Эла, коснулся его языка, а потом отстранился, разрывая поцелуй. Хорошего понемножку, да? Но никто не говорил, как часто. Джек виновато, но в тоже время довольно улыбнулся, подбирая с земли свои штаны и сапоги. Эх, как все-таки жаль, что нельзя дать себе полную свободу. Но ничего... Джек утешал себя мыслью, что ждать придется не так уж долго, а если что - он стерпит наказание, лишь бы только прикоснуться к парню.
Мужчина явно не спешил одеваться. Ну, хотя бы потому, что он явно не хотел уходить. Хотя желудок отчаянно требовал именно этого. "Еды, еды, жрать, еды!" - скандировали маленькие человечки с вилами внутри. Ничего, потерпите. Джек лениво натянул на себя еще довольно мокрые штаны, которые довольно забавно висели на нем - понятно же, что сшиты на кого-нибудь... побольше. Потом последовали уже его белые сапоги. Он натянул их до коленей, а потом заправил внутрь длинные штанины. Ну вот, теперь все, что ниже пояса - закрыто. И одето. Оставался только плащ. Джек повернулся к стене, рядом с которой все еще стоял Эл, и на которой висел его плащ. Люби-имый. И этот взгляд, полный нежности и тепла, был обращен к своему плащику. Такому родному. Он подошел к плащу, и зачем-то перегнулся через стену, что бы посмотреть, не намок ли он, хотя прекрасно знал, что повесил плащ так, что бы вода его не коснулась. А в воде что-то как-то странно блеснуло на солнце. И это не осталось незамеченным. Странный блеск тут же привлек внимание Джека и он обошел каменную ограду, снова входя в ручей и приседая, что бы получше разглядеть непонятное и блестящее. Не то, что бы он обожал все, что блестит. Ему просто стало интересно. Он отыскал взглядом то, что искал. Это были те же камни, отполированные и чуть меньше его ладони, чуть отблескивающее в прозрачно чистой воде, за исключением того, что на них были странные знаки. Или руны. Джек в это не разбирался. Только понял, что ни языка, на котором это написано, ни то, что это означает, не знал. Да и камней-то таких особенных было всего два - один с фиолетовым рисунком, а другой - с темно-синим. Он запустил руку в воду, подобрав пальцами камушки и поднялся, все еще с интересом разглядывая их.
Надо Элу показать! - Тут же пронеслось у него в голове.
Он не вышел из ручья, лишь отошел чуть в сторону, так, что бы оказаться почти за спиной у парня, а потом наклонился к нему, тихо шепнув а ушко, чуть коснувшись губами его кончика:
- Смотри, что я нашел, - и Джек протянул Элу на развернутой ладони два камня со странными знаками.

0


Вы здесь » ... » Золотой лес » Валуны