...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Все давно забытое... » Le Serpent


Le Serpent

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Яркий, звенящий, как монистовое ожерелье, изредка шипящий белый свет ударил по глазам расплывчатым пятном. Несколько минут он постепенно затихал, будто потухающий костер, все еще теребя слух, а затем исчез, размывшись в нечеткие силуэты. Я приоткрыл глаза.
И понял, что бескрайнее темное ничто исчезло, а окружает меня вполне обозримое пространство.  Я не мог различить, что было вокруг – видел только темноту и редкие клочки бледного света. Это было неожиданно после того то ли полета, то ли “висения” в забвении, где я не чувствовал, как течет время.  До меня словно из далекого прошлого доходили последние воспоминания о деревянных стенах со щелями в палец толщиной.
- Имя? – голос раздался почти передо мной, где в темноте расползались пятна света. Меня тут же окружили. Я скорее почувствовал движение, чем увидел его – было слишком темно, а я слишком расслаблен. Звякнули цепи, когда я попытался пошевелиться. Опять. Надо же, даже хвост не потрудились заковать.
Я поводил головой. Источников тепла было несколько. Точное число я назвать не мог. Но мог сказать абсолютно точно – здесь были две женщины.
- Имя? – тот же женский голос повторил вопрос настойчивее.
- Геллерт. Геллерт Ваграт. Геллерт’Ххас Ваграт.
- Ххас?..
- Приставка. Кличка. Определение. Вам не понять.
- ?..
- Ранг.
- ?!..
-  Змеелюдский язык.
- ?!!
-   “Смотрящий”, “ответственный”.
В бледных отсветах я увидел, как женщина кивнула. Она выглядела спокойной, но я ощущал слабый запах волнения. А еще она, кажется, начинала считать меня дурачком.
-Кто ты такой?
- Наг, – хвост по-прежнему был на месте, и демонстративно свивался  в светлые кольца свободным концом, шурша чешуей по каменному полу. Я вновь закрыл глаза. Что толку в них сейчас?
-Понятно, - я слышал, как женщина сделала какое-то движение, и ко мне  приблизился еще один…человек? Мужчина, это точно.
- Предусмотрительный, вдумчивый, осторожный. Он не будет рисковать понапрасну, или хотя бы подстрахуется. Всегда продумывает пути отступления, хотя в трусости его обвинять было бы не справедливо – просто разумность для него стоит вровень с честью. Он был решителен, и остается в глубине души, но часто призывает сам себя посомневаться во благо. Вообще, эти черты,  по сути, не ему принадлежат – жизнь приучила. Скрываться от многих, но быть откровенным и опекающим со “своими”. Болеть за командный успех, но отступаться при угрозе слишком высокой цены. Собой то он  может и безрассудно жертвовать, однако не другими.
Наг не любит лицемеров и лжецов, и сам не лжет, хотя может недоговаривать или прямо отказаться отвечать. Частенько сует свой нос в дела совсем не свои, но несправедливые. Он много знает при всей пытливости своего ума, но любопытство его, как следовало ожидать, осторожно. А еще он испытывает жгучую неприязнь к людям. Вредить, однако, без повода не станет.
На его родине люди приручили огонь. Не природный пламень, сжигающий сухие травы по осени и поедающий поленья в очагах. Их огонь был неистово яростен и кровожаден; он сметал целые отряды нелюдей, вздымая в воздух комья земли; в его вспышках плясали демоны. Человеческие алхимики, снедаемые завистью к Старшим существам, искали силу, что подчинится человеку и сделает его великим.
Людские правители часто имели примесь Старших кровей. Они верили, что с кровью им доставалась высшая мудрость. Именно они первые ощутили копившуюся веками ненависть: человеческие Гильдии Алхимиков, Воинов и Магов по всему миру совершали государственные перевороты, заручившись поддержкой новой магии порошка, и уничтожали древние легендарные правящие династии. Немногие из них изгонялись в необитаемые края, куда позже бежали все выжившие нелюди. Из тех оставались дееспособными лишь умевшие обращаться человеком или зверем. Они сбивались в разношерстные таборы, и жили, кочуя по пустырям.
Этот наг был рожден далеко от золотых твердынь, милых улочек и прелестей только развивавшейся цивилизации, понесшейся вскачь после открытия взрывного порошка. Он появился на свет в пустошах, среди таких же беженцев, как его мать. Отца своего он не знал. Тот пропал в суматохе, возникшей после внезапных нападений людей в лесах.
Это не была группа ополченцев, это были существа, которые просто спасались, хотели затаиться. Там были и наги, и эльфы, и люди-птицы, и мелкие божки, и прочие создания Старшей крови. Даже пара людей, раньше бывшие родственниками правящей семьи каких-то государств. И, в общем-то, им неплохо жилось, но на них часто устраивались облавы. Наг… этот… Геллерт ладил со всеми – обладал почти сверхъестественной харизмой. Змей со временем стал тем, к кому прислушивались многие. Да ему было бы, может, даже место в раю, если бы он не баловался иногда людоедством. Что с него взять – наги для того и наги. Впрочем, охотился он только на тех, кто охотился на него. 
Юность человеческая мало чем отличается от другой юности. Наг лез на передовую во время коротких случайных стычек почище какого-нибудь фанатика с вражеской стороны, и может, не успокоился бы даже повзрослев, но в руки ему  попал амулет перевоплощения анимага. Для него он работал как мост между человеческой и естественной формой – принял за животное, хехех. Так, вместе с группой оборотней, наг стал ходить разведывать обстановку в крупных людских городах, нередко попадаясь, но ускользая, поскольку опознать в человеке змея не так трудно: нетвердая походка, плохое зрение и шипящий акцент. Если же вы начальник стражи, вы знаете, куда надо смотреть – в рот. Как правило, там было два языка, и ядовитые зубы. Увы, Геллерт был не первым на том поприще, хотя и избавился от акцента, и наловчился с ногами.
Поймали его не в первую, и не во вторую вылазку – спустя сорок лет. Удачливый гад. Поймали маги, потому без больших повреждений не обошлось. После короткого, но зрелищного боя, наг скрылся в старой части города, и затаился в каком-то хлеву. Лютая зима, ночь, истекающий кровью змей в сарае. Безысходно, потому  что в городе. Боролся, вижу, но уснул. Не понятно, успел ли ты умереть, красавчик,
- маг замолчал, переводя дыхание. Он имел странную особенность говорить почти книжно, и тут же переходить на уличную речь. Мотнув головой, он продолжил:
- Хм, слабости. Начнем с того, что он от природы  чувствителен к холодным температурам. Зимою впадает в апатию, становится раздражителен, малоподвижен и вынужден много отдыхать. Днями, неделями. Иначе загнется.  Подслеповат. Может различать лишь светотень, и расплывчатую общую фигуру окружающих предметов, если все неподвижно. Движущиеся предметы - четко. Решает эту проблему несколько специфически – покачивается, чтобы мир вокруг двигался. Слух с человеческим различен. Не слышит далеких звуков, фоновых. Шум листвы, например, идущее в отдалении сражение. И музыку. Плата за то, что в ближнем пространстве слышит отчетливо – вплоть до биения чужого сердца – но, увы и ах, на фоне тишины. Маг чертовски посредственный – без амулетов не сможет ничего.
Я хмурился, не понимая, помнил ли я это все, или же мне внушили. Казалось, в голове просто были ящички со всей этой информацией, и я легко их открывал. “Да-да, это было действительно так”, “Ну, да, и такое есть. Правда я не задумывался” и похожие мысли попеременно возникали в голове во время монолога. Ничего нового. Все само собой разумеется. Хотя мне казалось, что я ничего бы не вспомнил без помощи. Мне позволяли вспомнить.
- Н-да... Интересно, - голос женщины притворно удивился.
Так, а теперь скажи, что ты принес с собой.
Я удивленно распахнул глаза. Меня притащили сюда, и даже не проверили на наличие оружия и всяких магических штучек? Самонадеянно. Или для них оружие роли не играет. Пожалуй, все серьезно. Лучше перестраховаться.
- С собой лишь пара коротких сабель, два амулета, что висят на шее, да мешочек с бытовыми мелочами. Один амулет поддерживает обращение в человека, другой позволяет исцелять раны.
- Неплохо, - то ли с сарказмом, то ли с восхищением прошептала женщина.
- Эй, магичка, подойди сюда! - крикнула женщина. А вот и вторая женщина. Запах говорил, что она молода. Как я мог слышать и смутно видеть, двигалась она несколько иначе, нежели другие люди. Сковано. Я так и не понял, в чем дело. Как и того, что она уверенно начала описывать мою внешность. Хоть я нечасто смотрюсь в зеркала по вполне ясным причинам, я начал себя узнавать. Но девушка… В чем был смысл того, что она рассказывала, как я выгляжу?
- Он поражает!.. Его кожа, волосы, чешуя – все матово белое. Не бледное, не болезненное, не характерное для альбиноса – это именно окрас. Белый наг! И яркие зеленые глаза. Нет, это не яркий цвет, это насыщенный. Как мокрая весенняя трава. Зрачок, вопреки нашим представлениям о нагах, круглый. Белые до лопаток волосы перехвачены кожаным ремешком ближе к концам. Уши заострены и вытянуты, как эльфийские. Это заметно, так как волосы забраны от лица назад.  Достаточно четко видны татуировки: две параллели с двух сторон лица, нисходящие от линии волос к глазам, проходящие по векам, и плавно забирающие на щеках к мочкам ушей. Наг сильно бросается в глаза. Его запоминают, увидев даже мельком.
Уже потом, когда люди начинают видеть  не только  его белизну и глаза, они замечают за эксцентричностью красоту. Его лицо – плавные, чистые линии, органичная форма. Оно не принимает ехидного выражения, ни выражения надменности и презрения. Напротив, открыто и умиротворенно, хоть дружелюбием не сочится. Наг часто улыбается. Улыбка, впрочем, заставляет паниковать: все зубы вытянуты и заострены.
Когда он говорит, действует человеческий язык. Но есть второй, змеиный, раздвоенный. Он выскальзывает из отверстия в нёбе. Там же сложены ядовитые клыки. От шипения в речи он отучился, но все еще, когда злится,  возвращается к акценту.
Его человеческая часть поджара, но сильнейшей  является хвост. Его сила позволяет развивать приличную скорость на земле, еще большую – в воде, душить и ломать кости в “объятьях” и безбоязненно ползать по ветвям деревьев. Хвост покрыт жесткой вытянутой чешуей, как чешуя гремучника, и имеет слабый намек на серую линию вдоль хребта. Он гораздо длиннее человеческого торса. Готова поспорить, наг весит как добротный конь. Или даже больше.
Он одет. Вернее, его не-змеиная часть…

- Не животное же, - я пояснил не задумываясь. Хотя, честно говоря, я просто привык к одежде. Еще одно прижившееся у нелюдей человеческое веяние.
- Я вижу второй облик. Он похож полуэльфа чертами лица и заостренными ушами. В капюшоне вполне сойдет за человека. Две ноги вместо хвоста, кожа и волосы не белые. Тело светлое, чуть смугловатое, патлы льняные. Вдоль позвоночника от поясницы до лопаток остается белая чешуя. Красивый человек. Только ему трудно ходить.  Я вижу расплывчато. Это не врожденная способность.
Девушка молча потонула в темноте. Хотя я знал, что она просто стоит возле дальней стены.
-Что же ты умеешь? Небось очередная ни к чему не пригодная тварь, - в голосе женщины читалось любопытство, а оскорбления она сказала невзначай, наверное, даже не заметив.
Невольно я засомневался, смогу ли ответить. Смогу ли вспомнить. Но как оказалось, все воспоминания были затянуты тонкой пеленой, исчезающей бесследно, едва стоило обратиться к памяти. Мне начало казаться, что я долгое время отсутствовал в своем теле, и некоторые вещи в голове покрылись пылью.
- Чувствую жизнь. Ее присутствие.* Могу чувствовать эмоции, если их не сдерживают. Но это не эмпатия. Это всё не магия вообще.** Научен стрельбе из лука, хоть для меня это довольно сложно, и искусству боя на парных коротких саблях.  Имею быструю реакцию. Как все наги, ядовит. Яд вводится укусом. Не убивает, но парализует на час-два. Магия… Магией особо не владею. Разве что, могу при помощи амулетов заживлять раны свои и чужие, затрачивая силы тела в больших количествах, и обращать змеиный хвост в человеческие ноги.  Только вот последнее мне ни к чему – неудобно. Непрактично. Да и приходится долго копить силы для того. Разве что в крайней нужде.
- Ты пригодишься нам. Иди, когда придет время, ты поймешь, что должен делать.
Женщина сняла цепи. Распрямившись и потянувшись, я решил не испытывать терпение присутствующих. Когда тебе говорят “Ты свободен”, лучше действительно не задумываясь уходить.
Уже выйдя на солнце, я, жмурясь, думал о том, как глупо и непонятно все выходит. Отметился под давлением и все – проваливай. И главное, я действительно решил ретироваться. Я никогда не был баловнем судьбы, и искушать ее не собирался.

*|скрыть

- дабы вы не гуглили. Провел целый день, изучая змеиную природу. :3 Пишу довольно неопределенно, ибо вряд ли змей в средневековье мог разумно объяснить свои способности и точно пояснить. Имя им научное - термический и химический анализ: первое – особые рецепторы на морде, благодаря которым они чувствуют малейшее изменение температуры воздуха, второе – язычок. Да-да, тот самый раздвоенный. Долго объяснять, как он работает, но он работает х) Скажу лишь, что там замешан орган Якобсона, имеющий выход в пасть.

**|скрыть

- ну, опять же. Химический анализ воздуха + феромоны.

Отредактировано Gellert (2011-08-26 22:35:04)

+5

2

Gellert
Отличная анкета, даже больше. Давно не видела настолько интересного и продуманного персонажа=)
Принят, я думаю, ты быстро найдешь персонажей для игры (что-то мне уже захотелось познакомиться, напишу лс).

0


Вы здесь » ... » Все давно забытое... » Le Serpent