...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Круги ада » Четвертый круг Ада


Четвертый круг Ада

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/7773-5-f.jpg

Изнывание в бесплодной пустыне. Вы бродите по холодной земле, средь угнетающей тишины. Неожиданно серое безжизненное небо разрывается жутким ревом и грохотом - из растянувшихся на мили черных туч на вас падают жгучие, разъедающие кожу, капли кислотного дождя. Вы кричите, пытаетесь укрыться, спастись от боли; но вокруг нет ни одного места, где можно спрятаться. Кажется, что муки длятся бесконечно долго, когда дождь неожиданно прекращается, небо успокаивается, а вы обессиленно падаете на землю. Но не стоит надеяться на скорый конец. Не пройдет и минуты, как вновь разверзнется небо и хлынет жалящий дождь, растворяющий вашу земную оболочку до самых костей... В этом пространстве бесконечности стоят на постах три сторожа-великана: Бриарей, Эфиальт, Антей, что ростом с целую гору и сила чья несравнима даже с силой самого Геракла.

+1

2

>>>третий круг
Демон изо всех сил старался добежать до уползающего стража, но внезапно упал. За ногу Монтесуму схватил только что обезглавленный им же змей своим безобразным оскольским хвостом. И зря говорят что змеи не склизкие, хвост этого был покрыт вязкой дурно пахнущей жидкостью, прожигающей одежду и кожу... Монти слегка вскрикнул сначала от неожиданности, потом от боли. Монстр был еще жив, что было крайне странно. Демон кое-как изловчился и отсек стражу кончик хвост, потом, поднявшись на ноги... Уже и не знал как умертвить змея. А потом вспомнил, что им нужен живой враг для жертвы, вздохнул и оставил извивающее тело истекать кровью. Ринулся к Эльте... Но та уже справилась сама. Монти грустно посмотрел на мост - по нему медленно, но настойчиво бежали еще стражи. Мужчина горестно вздохнул и одним сильным, магическим ударом снес цепь, потом вторую, третью, пока мост не обрушился. Одно дело сражаться с живым противником, а совсем другое и безмолвными железными цепями. Когда твой противник не может дать сдачи или увернуться - легко сосредоточиться и нанести правильный по всем параметрам удар, даже левой рукой... Поэтому с цепями проблем не было. Монстры же со смехом свалились вниз. Чему они радуются? Ах да, они же не могут умереть окончательно.
-Ты хорошо справилась. Я, честно говоря, ожидал увидеть на твоем месте дымящийся окровавленный фарш... Ты не совсем бесполезна. - Все. Любезности закончились, как и хорошее Монтино настроение, если можно сказать, что раньше оно было лучше. Хуже быть не может, рана все кровоточила. И где же хваленная демонская регенерация? Исчезла вместе с надеждой? Нет, она еще имеется. Пока Монтесума пытается что-то сделать - он надеется.
-Ты чистокровная, да? - с каждый словом Монтесума становился все наглее, даже не замечая своей грубости к недавно бывшей для него "отдыхом для глаз". Монти, отдохнув, поднялся с пола и двинулся к вратам, свободной рукой захватив вяло сопротивлявшегося монстра за остаток хвоста.
-Сатана, этого тебе надо?! - Монтесуму несло, ярость переполняла демона, ища место для выхода. Крансоглазый грубо шваркнул тело змея на алтарь, шипы проткнули его тело, а безобразные головы впились в кровь. Мотом демон грубо оборвал свою повязку и кинул её к алтарю. Дверь отворилась, а демон, уже не чувствуя боли и ничего не соображая двинулся по коридору. Руку жгло огнем, но демон чувствовал лишь мягкой пощипывание. Он нашел источник дьявольской силы, безумной энергии всех страдающих здесь. Но сможет ли он справится с этим?
Коридор был... Его не было! За дверью была обычная пустыня, безжизненная, если не считать нескольких стонущих и страдающих позади. Сила куда-то делась, вспомнилось наглое ржание тех падающих змей. Сволочи... Появился мерзкий страх в виде холода... Рука больше не слушалась совсем. Но боль чувствовалась прекрасно. Монтесума не жалел свою руку, когда он вернется - все раны заживут. Когда вернуться... Именно "когда", никаких "если".
И демон только что вспомнил о том, зачем попал сюда. О своем задании. Монтесума громко, радостно выругался. "Когда вернусь обязательно набью морду тому засранцу" - довольно подумал демон, ищу глазами нужного ему мужчину.
-Нам нужно найти какого-то мужика, инквизитора. Отобрать у него какой-то "Орёл шестого легиона Примарис". Тогда нас отправят обратно. - прошептал Монтесума. Ему совсем не нравился этот круг - не было здесь опасностей. Не было ярких стражей - убить и пройти дальше. Дело обстоит сложнее. Может из песка вылезают какие-нибудь шипы? Или обезумевшие люди вырывают друг другу глаза? А может пустыня бесконечна и не имеет выхода? Нет... За гигантскими стражами-великанами были заметны небольшие скромные врата. Но Монтесуме они не нужны.  Хотя кто скажет, что проще найти этого мужчину в лаве на третьем кругу?
-Душа Титуса Кассара! Приди ко мне и я прекращу твои муки! - кроме занудного, чем-то внушающего ужаса, а чем-то даже красивого воя, ответа не было.
-Отлично. - ответил сам себе, чтобы рассеять одиночество и безнадежность, прохрипел Монти.
Капля за каплей на него сверху падали небеса. Очень больно. Волосы с шипение покидали хозяина, кожа на голове, на теле зашипела. Хотелось, кстати, зарыться в песок, но это было глупо - земля за века пропиталась кислотой... Оставалось лишь молча терпеть. Монтесума тут ничем не мог помочь даже себе, не говоря уже об Эльте, у неё то хоть волос больше - дольше защищать будут. А врата обратно были закрыты...
-Душа Титуса Кассара! Ты отдался тьме и тьма спасет тебя! Выходи! - Монти уже начал отчаиваться. Его тело покрывалось ожогами, больную руку жгло просто нестерпимо. "Когда это уже прекратиться..."
Но тут, какой-то острый, пронзительный крик прорезал слух. Монтесуму звали. Демон ринулся к голосу... Перед ним лежало что-то, что когда-то было человеком. Оно молило о пощаде. Монти сделал вид, что не чувствует боли. Но легкие слезинки выдавали его с головой.
-Отдай то, что принадлежит Инквизиции и она простит тебя, оживив. Я пришел за тобой и готов прибавить твоих страданий, если ты меня не послушаешь.
Тело замотало головой с нежеланием к такой судьбе. Да, а тот Данте говорил, что бой с ним будет трудным. Не верю, слабовато тот выглядит. Человек протянул демону что-то... Золото! Да к черту оно! Монтесума стиснув от боли зубы, но тут же породил чудовищный крик, от боли, от горя и от обиды, переполняющей его душу. Он страдал за другого, а сейчас тот другой еще не известно где и каждая душа, жаждущая спасения будет задерживать его в этом аду. А если Монтесума умрет он попадет на первый круг. Демон был уверен в этом. Ведь до этого он особенно и не страдал. Хотя... Это как сказать.
Монти с удовольствие наступил на остатки головы страдальца. Кости хрустнули, а серый моск расплескался по камням, замарав сапоги. Но тело медленно восстанавливалось снова...
-Где ты? Где ты Титус! Я ищу тебя, тварь! Ты видишь, что моя кожа лопается?! Что у меня не осталось волос?! Покажись ублюдок, или хотя бы крикни! Я спасти тебя хочу!!! - Монти врал, конечно, но надо же что-то пообещать... А у измученной души не будет шанса сопротивляться. Хотя если подумать - кто сейчас больше измучен?!
На его крик отозвалось десяток голосов. А время демона подходило к концу. Скоро и он умрет...

+1

3

===> Третий круг

Что делать, Фауст?
Что делать?
Абсолютная, оглушающая, совершенная безысходность их положения становилась настолько очевидной, что даже не вызывала отчаяния - только раздражение да глупую, бессильную злобу. Рана саднила, жглась, и создавалось впечатление, что к коже изнутри то и дело прикладывают раскаленные щипцы.
.-..Ты не совсем бесполезна - обрадовал её демон.
Эльта ощутила что-то вроде смеси раздражения и самодовольства.
- Какая неожиданность. - огрызнулась она, скрещивая руки на груди.
-Ты чистокровная, да?
- Что-то вроде того - "Идио-отский вопрос. Какая, к чертям, разница - чистокровный, обращенный, полукровка, да хоть папа Римский во плоти! Я сейчас на части от боли распадусь, и матушка с батюшкой вряд ли придут на могилку оплакивать мое бедное бренное тело и заблудшую бедную душеньку, будь они трижды тридцать раз неладны!" Эльта помрачнела еще заметнее - она совершенно не считала собственное происхождение чем-то, чем в действительности стоило бы гордится, а, кроме того, боль становилась с каждой секундой всё более и более невыносимой, делая демонессу крайне не расположенной к приятной светской болтовне.
Однако, раз спрашивал о чистокровности - сам, вполне вероятно, к законным отпрыскам истинных демонов не принадлежал. Но, в самом деле - какая, к чертям, разница....
Есть, наверное, такой закон подлости, согласно которому, всегда и везде, дальше всегда хуже. В данном случае "дальше" было следующим кругом, и он вполне  вписывался в это правило.  Если раньше  они сталкивались с вполне очевидными и, как теперь казалось, не такими уж пугающими опасностями вроде стражей, кипящей смолы, лавы и тому подобного, то от этого круга местного Ада можно было ожидать чего угодно - ну, кроме безопасности, конечно.
Перед ними простиралась бесплодная пустыня, совершенно безлюдная и настолько угнетающе безжизненная, что с трудом подавлялось в себе желание закричать как можно громче что-нибудь вроде "Э-эй, есть тут кто-нибудь?" - пусть никто и не ответит, но слышать эхо - значительно лучше, чем не слышать совершенно ничего, находясь в постоянном ожидании новых испытаний, которые, вне всяких сомнений, в скором времени их настигнут - раньше или позже, но, увы, непременно.
Неизвестность продлилась недолго - небеса (или их иллюзия - в самом деле, какие небеса в Аду?) разверзлись, исторгая из себя потоки кислоты, разъедавшей все и вся, встречавшееся на пути. Несколько коротких мгновений Эльта еще стояла неподвижно, глядя, как капли прорезают борозды в песке - до тех пор, пока кислотные потоки не коснулись её собственной макушки. Девушка стиснула зубы, подавляя рвущийся вопль боли и отчаяния. Волосы жалко, конечно, но волосы-то не зубы - отрастут... если, конечно, будет, на чем отрастать, а это, судя по всему, очень даже маловероятно.
Если  до этого момента дьявольски нестерпимо жгло только истерзанную руку, то теперь, казалось, в листы калёного железа Эльту завернули целиком - от ног и до макушки. Боль то накатывала волнами судорог, равномерно окатывая все тело целиком, то фокусировалась в одной точке, и это было едва ли не более невыносимо. Вот ударилась капля о макушку, заставив вжать голову в плечи, вот - еще одна оставила лакрично-красный след-ожог на плече, не скрытом опаленной тканью платья, а вот следующая стукнулась о кончик носа - больно, больно, мучительно больно. Будь проклят тот, по чьей вине она здесь, будь проклята Судьба, если это её проделки - трижды проклята вместе со всеми богами и чертями! Некого винить некого - разве что только невезение собственное да глупость патологическую, но и от них никуда не скрыться, как ни старайся. Еще одна капля разбилась о босую ступню - новый ожог, новая волна боли. Скорее бы всё это закончилось, уже не важно, как - выбраться отсюда или захлебнуться безмятежным, вечным сном смерти - что угодно, лишь бы не ощущать больше, как едкие капли разъедают кожу.
Демонесса не знала, что делать дальше, не знала, стоит ли вообще прятаться от кислотного дождя, или шансы на спасение всё равно так ничтожны, что лучше сейчас выйти на открытую местность, запрокинуть голову и умереть настолько быстро, насколько это возможно. Эльта села на песок (который, наверное, не менее опасен, но не стоять же тут вечность, правда?), поджала ноги под себя и закрыла голову руками, стараясь максимально сжаться - защита скорее психологическая, чем физическая, так как от дождя это не спасало, но становилось спокойнее.
  Что, собственно, еще оставалось? Только ждать, безропотно ждать, пока Монтесума найдет то, что ищет, и они выберутся отсюда - или же умрут здесь,  это уж как повезет...
Что делать, Фауст?
Прядь волос упала на песок. Больную руку опалило кислотой.
Что уж тут поделать...

Отредактировано Эльта (2011-08-12 22:21:56)

+2

4

Описание

http://s015.radikal.ru/i330/1108/22/293b76baf0e3.jpg
За время пребывания в Аду Титус утратил человеческий облик, но по прежнему в его правой руке остался скипетр с Орлом шестого легиона Примарис. Он порядком изменился и приобрёл демоническую форму, но свойства остались.

Командование легионами- дело сложное. А когды ты в стотысячный раз проигрываешь одну и ту же битву- это мучение.
Титус стоял около командирского стола, смотря на карту. Лицо выражало ледяное спокойствие. Неожиданно он услышал незнакомый голос. Этот голос обещал освобождение от страданий и примарх потянулся вслед за ним.
появившись посреди пустыни он увидел две фигуры, стоящие под кислотным ливнем. Один из них говорил. Говорил он странные вещи, и Кассар подумал, прежде чем ответить.
- Смертный, ты меня не обманешь. Ад пропитан ложью, и я как бывший Инквизитор отличаю её от правды. Но я готов заключить сделку. Я отдам тебе Орла, если ты дашь мне клятву на крови, что выполнишь просьбу Смерти, когда она придёт. От этого зависит судьба вашего жалкого мира. Возмождно ты спросишь, в чём мой интерес? Я сделал много ужасных вещей, и прогнивать в аду остаток вечности не по мне. Возможно я заслужу прощение за этот поступок. Ты согласен?
Титус протянул вперёд руку с Орлом и выжидающе посмотрел на незнакомца. За спиной он держал меч. Если нв него вздумают напасть он ответит им. Собеседник был явным демоном, а их Титус учился убивать шестьсот лет.

Отредактировано Безымянный (2011-08-14 20:01:53)

0

5

-Черт, черт, черт, черт!
Сколько еще раз можно выругаться? Сколько ругательных слов нужно произнести для успокоения? Сколько нужно перенести боли, чтобы наконец подохнуть?!
Монтесума не знал... Или не хотел знать.

Люди, существа, распластанные на песке, в ямах, везде... Молили о пощаде, о спасении... Демон молча шел, хотя, конечно, знал, что в пространстве он практически не перемещается. Везде души... Впереди, сзади, вокруг, под ногами. Демон шел по чужим костям, конечностям. Все пропитанно мясом. Сознание отказывалось воспринимать все это. Монтесума шел, по щиколотку, по колено погружаясь в плоть. Медленно, схватившись за живот покалеченной рукой, демон опустился за землю. Посмотрел на жижу на мягкую, теплую шипящую жижу. Из неё показалось лицо. Монтесуму вытошнило.
Он поспешно поднялся, все еще неловко покачиваясь, он не смотрел под ноги. Только на грязное, жестокое, как будто колющее небо.
Дождь прекратился, как будто давая ненужную, ложную надежду.
Эльта сидела рядом, она еще не осознала. Она еще не поняла, что стоят они не на песке, а на чужих телах... Все иллюзия, но она гораздо приятнее  реальности. Внезапный, резкий порыв. Монтесума протянул девушке руку.
-Пошли.
Он шагнул, казалось бы в песок, но попал в весьма неплохо обустроенную комнату. Монти все-таки смог преодолеть иллюзию, ему позволили это сделать. Он не кусок искалеченного муками ума, он попал сюда с целью и только цель давала возможность уму выжить и позволить Монтесуме шагнуть в чужой ад. Персональный ад. Как красиво и поэтично. Он страдает не как остальные - только болью, тупой, но увы, весьма действующей. Он страдает красиво... Красивый, широкий письменный стол сделанный из дорогого, но непрочного дерева. Комната сама по себе не отличалась роскошью, как и размерами: была довольно тесной даже для одного человека или существа. Втроем было мягко говоря неуютно. Стены были каменными, как и пол. А вот суровый "мутант" смотрелся комично. Он был уродлив, как дитя козла и чего-то человекообразного. Сама мысль о таком зачатие была тошнотворной. Как и результат... А его серьезный, стальной, но почему-то слабый голос как будто не принадлежал телу. Да, прибывание в аду, меняет характер и ломает рассудок... Что может быть хуже раненной души?
Как ни странно, на Монтесуме оказалась одежда. Волосы были целыми... В общем, в комнату он шагнул в том состоянии, в каком и попал на этот проклятый круг. Торс был обнажен и покрыт запекшееся кровью, своей и чужой. Штаны были весьма помяты, но еще целы. На правой руке не было кожи. А рядом была Эльта. Монтесума помог ей попасть сюда. Тут хоть пока не опасно...
-А поздороваться? И я не менее смертный чем ты, ты еще можешь говорить? Это не надолго... - Монтесума сделал шаг к Инквизитору, - Я преодолел ад, чтобы найти тебя, - в голосе было не раздражение, - ярость, при чем такая, какую нужно немедленно куда-то деть. Но внезапно Монтесума смягчился, только сильно ударив правой рукой по столу, как будто не чувствуя боли. Небольшая трещинка на непрочном столе выдавала силу удара. А боль показывали кровавые разводы на бумагах и древесине. Когда-то бывший живым материал интенсивно впитывал темно-багровую жидкость.
-Какая выгода от этого мне?
Новая атмосфера, уверенность, вновь разбудили наглого демона. Это он только что практически лишенный кожи блевал в гнилой жиже?..
-Мой рассудок пока что цел, - Монтесума усмехнулся, - так что за предложение? - Демон без приглашения сел на стул, - Я пришел за Орлом и это пока все что мне нужно. - Демон усмехнулся страшной, нечеловеческой улыбкой. Острые животные зубки мелькнули в оскале, капелька безумия блестнула в глазах. Разве можно сказать, что прохождение ада осталось незаметным в поведение Монтесумы? Он переглянулся с Эльтой, интересно, а что она думает? Наверное, вообще ничего не понимает, цепляясь за единственный знакомый образ Монтесумы. Выдержит ли она? Не потеряет ли рассудок?
Но сейчас это не важно. Главное ни какая-нибудь слабая, пусть и аппетитная демонесса, а возможность немного продлить свое существование на земле. Если Монти получит орла он отправится обратно, к луне. И, разумеется, как галантный мужчина, прихватит с собой обворожительную спутницу. Ну что, инквизитор, будем торговаться? Кто как ни демон, пусть даже обращенный, способен лучше и с выгодой продать или купить такой товар, как душу или жизнь? А речь явно шла о не менее ценных вещах.

+1

6

Титус чувствовал, что человек... нет, демон, стоявший сейчас перед ним, будет не тем орешком, который легко расколоть. На его спутницу, тоже демонессу, он не обращал никакого внимания - что-то подсказывало ему, что только этот заляпанный кровью, парень поможет ему очиститься от греха. Да, это был демон, но после стольких мучений в Аду было уже все равно. Едва только попав в его, инквизитора, часть Преисподней, где он прозябал и где принял этот уродливый облик, парень сразу же перешел к делу; да и самому  инквизитору тратить время на пустые приветствия не хотелось. То, что мальчишка не стал задавать глупых вопросов и сразу перешел к самой сути, порадовало Титуса, и он чувствовал, что скоро его мучениям придет конец - он пошлет Смерти этого парня, а взамен ему даруют свободу. Однако слова, сказанные демоном, не понравились ему.
  - Он сомневается. По-видимому, он хочет получить Орла задаром. Но нет, не для того я ждал столь долгое время, чтобы просто расставаться с единственным моим ключом к спасению, с тем, что мне надлежит охранять! Даже страшно представить, что будет, если такого рода сила попадет в руки нечистого...
  Сделав вид, что раздумывает над словами демона, он, наконец, произнес:
  - Ты демон, и я мог бы убить тебя в тот самый момент, как ты очутился здесь. Но я, как видишь, этого не сделал. Мне казалось, ты тот, кто сможет забрать Орла на этом условии, и мне бы не пришлось бы продолжать нести над ним бдение. Однако, судя по всему, я ошибался...
  Титус нахмурился. Он должен был защищать артефакт даже ценой собственной жизни. К тому же... давненько он не проливал кровь порождений тьмы! Достав висящий за спиной огромный меч, он, выставив его вперед, обратился к парню.
  - Коли ты, демоническое отродье, не согласно с моими условиями... Тогда ты получишь Орла только убив меня! Или же, - инквизитор в предвкушении улыбнулся. - я узнаю, во что ты обратишься после кончины: просто в смрадный труп или кучку пепла!
  Едва закончив свою речь, он вытянул руку в сторону демона и, не сводя с него холодного взгляда, приступил к чтению молитвы искупления. Это ослабит противника... Много времени это не займет. Перед ним был не самый сильный демон, но хоть какое-то развлечение в этом царстве мрака.
  - Именем Императора, и священной Инквизиции, да будет очищена душа твоя от скверны. Воссияй на небесах, и предстань перед Императором, чтобы очиститься в Его глазах. Священным оружием Иквизиции да будет очищена душа твоя, для Него, и во имя Его.
  К тому же, в битве ему поможет Орел: это был очень могущественный артефакт, и с ним ему была гарантирована победа. Но пока он попытается справиться своими силами. Переставив уродливые ноги и тем самым приняв боевую стойку, он бросился на демона. Сейчас он использует самые элементарные приемы - эта погрязшая в пороках душа ослаблена и, возможно, ему удастся победить, следуя простейшему пути. Священное орудие устремилось острием вперед в грудь ненавистному исчадию Ада, оно слабо мерцало. От резкого порыва со стола слетела кипа бумаг и закружилась в воздухе, медленно опускаясь. Титус чувствовал, что, как когда-то давно, кровь кипит в его жилах от ощущения радости битвы...

оффтоп

Тююю, ну как таки?

0

7

Монтесума нахмурился. Он рассчитывал, что инквизитор хотя бы скажет что за задание. Соглашаться на неизвестно что? Лучше драка... Монти шел сюда, намереваясь сражаться, никаких заданий не должно было быть. Поэтому идея сражения ничуть не пугала демона. Он не может проиграть.
Инквизитор был холоден и расчетлив. Разве ему не хочется прекратить свои муки и умереть? Он тут, видимо, неплохо устроился - души на остальных кругах молят о смерти, чтобы хоть несколько минут боль была в меньшей степени, когда как Инквизитор просто скучал.
Титус выставил меч прямо у горла Монти. "Устрашает"- привычно подумал демон, небрежно отодвигая меч левой рукой. Мутант смело, на манер деревенских священников, самодовольных, но увы, слабых угрожал, хотя ясно видно было, что делает он это скорее для себя. Монтесума тихо хихикнул, не вставая со стула, лишь вытащив клинки из ножен и перекинув ногу на ногу. Сколько раз он слышал настолько наивные угрозы! Демон не стал уподобляться и просто улыбался.
Правая рука отказывалась держать оружие. Рукоять соскальзывала, пальцы почти не сгибались, оружие держалось непрочно. Пока Титус читал молитву было столько удобных моментов нанести удар! Но Монтесума скалился, легко засунув руки под стол, так, чтобы Титус не заметил ужасного состояния руки; выглядело это вполне непринужденно и незаметно.  Монтесума неуклюже содрал ремень со штанов, стиснув зубы обмотал грубую кожу вокруг руки, потом примотал туда меч. Крепко завязал. Все движение были сделаны очень быстро, и, как ни странно, умело. Бывали и такие времена, когда пальцы отрезали, или ломали запястья. А сражаться надо было! Вот и сейчас. Уложившись в длину молитвы инквизитора и нагло улыбаясь Монтесума крепко сжал оружие обеими руками. Ох, парные клинки, как приятно снова крепко держать ваши рукояти! Кровь капала с лошадиной кожи ремня, но боли Монтесума не чувствовал - руку он замотал слишком сильно, может и к лучшему.
После молитвы Монти почувствовал легкую головную боль, хотя, быть может, ему это показалось. Теперь демон громко, но по-настоящему рассмеялся. И стоило ли тратить на это столько времени?
Монтесума легко увернулся от столько мощного, но увы, неуклюжего выпада. Растерял Титус хватку за столько веков проведенных в аду. Сам Монтесума только увернувшись, быстро махнул клинком справа противника, нанося настоящий удар слева. Потом снова удары, клинки то скрещивались с гигантским мечом, то ударяли по нему и неимоверной силой. Монтесума пока не прибегал к магии, хотя удары он усиливал и ускорял с помощью энергии, но не сильно: будет неприятно, если противник узнает козырь демона.
Руки довольно быстро устали от блокировок настолько сильных ударов противника, поэтому Монтесума отбежал на несколько шагов. Сейчас будет магия... Демон сосредоточился, попытался наполнить оружие силой... Силы не было! Не было энергии! Проклятый инквизитор, он заблокировал каналы! Монтесума зло выругался, хотя потом пожалел об это: теперь противник воодушевиться слабостью демона. "Надо найти другие пути"
Но мысль о невозможности использования магии настолько раздосадовала демона, что следующую атаку Титуса он пропустил, делая рискованный, но сильный выпад вперед, целясь по правой руке монстра. Там, где наверное, и был артефакт. Получилась ли атака? Монтесума почувствовал мощное сопротивление, поэтому, скорее всего, Титус лишился руки с орлом. Но какой ценой? Мутант атаковал левой рукой, но удары были сильны. И один такой удар поразил Монтесуму в левое плечо. Теперь и левая рука была практически не способна к сражению. Мысленно демон горько ругался, но он поднялся, засунув оружие в ножны. У него еще есть одна рука, пусть и покалеченная, но твердо держащая оружие! Была, конечно, прекрасная мысль - добраться до орла, схватить его и благополучно отправится в Мир. По крайней мере, в задание говорилось именно так. А если отправление занимает долгое время? А что будет если отправление невозможно, пока Титус жив? Или может... Вдруг его не отправят без товарищей?! Тем более так хотелось захватить Эльту с собой.
В общем Монтесума не стал даже смотреть в сторону упавшего артефакта. В комнате на минуту воцарилась тишина, никто не шевелился. Небольшая передышка, прекрасно. Монтесума тоже решил немного запугать противника. Ему было неприятно, но он сделал это: медленно поднял клинок и с чувством провелся языком по струйке крови Инквизитора. Монтесума не морщился, а наоборот - показывал высшую степень блаженства. Так, по-вашему, делают исчадия ада? Так получи же! В душе, которая, по всей видимости отсутствовала, Монтесума хмурился и всячески выражал отвращение. Но он же запугивает. Так же он смотрел, чтобы Инквизитор по-подлому, пока "все отдыхают" не напал. Таких тварей он видал.
Глаза демона загорелись алым. Он почувствовал силу! Вот она, в живых телах! Из Титуса достать еще будет довольно трудно: он силен и физически, и магически. Только при каждом нанесенном ударе Монти сможет достать энергию. А вот из Эльты можно достать довольно много. Никакие моральные устои Монтесумы не протестовали против использования живых существ как жертв, даже девушек. Но Монти не станет этого делать, просто не станет.
Раненное плечо даже не болело. Демон чувствовал только холод. Вместо постоянного жара огня, крови, тела, он чувствовал мертвый холод. И это пугало.
Монтесума облизал уголки губ, встал в стойку и выразительно, но исподлобья посмотрел на противника. Я готов...

0

8

Титус видел, что произнесенная им молитва подействовала - теперь демон не мог использовать свою энергию и это значительно облегчало задачу. Однако первый удар инквизитора даже не задел парня - тот легко увернулся, хотя и истекал кровью. Защитник Орла понял, что придется брать богомерзкого более традиционными методами. Пока Титус читал молитву, демон нагло улыбался. Ох, как же он ненавидел эти гадкие улыбочки! Неожиданно парень начал снимать ремень со штанов и обмотал вокруг руки. Его рука... Нет, он не мог позволить себе отвлечься от чтения молитвы. Демон в свою очередь вытащил пару клинков - жалкое оружие для жалкого создания!
  Закончив молитву, он вложил в меч побольше энергии и принялся наносить демону непрерывную череду ударов; как оказалось, подействовала эта тактика эффективно - юноша только и мог, что отбивать удары, и выйти из оборонного положения в атакующее у него не было никакой возможности. Тот, Титус чувствовал, попытался прибегнуть к магии, но безрезультатно - молитва действовала безотказно!
   - Я смогу победить, даже не прибегая к с своей духовной силе, - усмехнулся инквизитор и позволил себе немного расслабиться. А зря.
  В какой-то момент отродье изловчилось и со всего размаху нанесла ему режущий удар по той руке, которая сжимала орла. Кровь фонтаном брызнула из раны и уродливая конечности вместе со сжатым в ней артефактом отлетела в сторону, упав за письменный стол. Кровь из раны вырвалась коротким толчком, и спустя секунду остановилась. Усовершенствованное тело Инквизитора делало своё дело. Боли почти нет. Инквизиторы умеют подавлять боль. Кровь остановилась, но руки теперь он был лишен. Да как эта тварь посмела!.. Тут же отбросив шутки в сторону, бывший инквизитор атаковал демона. Даже наличие всего одной руки не могло помешать испытанному во множестве сражений, воину. Еще немного - и удар его меча пришелся по левому плечу демона. Это был воистину сильный удар, в который было вложено не мало мощи. Теперь этой рукой ему будет тяжелее сражаться. И тут парень прильнул губами к одному из своих клинков и с видом полного блаженства слизнул кровь инквизитора.
   - Позёррр...- прошипел он тем, во что превратился его рот - Я видел тут такое, что твои жалкие потуги и гордыня кажутся мне смешными. Может моя душа и обречена на вечные муки, но шестьсот лет я давил такую мразь, как ты, и буду давить дальше!
Проведя серию ударов он всё больше и больше теснил адскую тварь к стене. По пути разрубив стол он нанёс сокрушительный удар по демону, и тут заметил скипетр с Орлом. Символ его легиона по прежнему сжимала отрубленная рука..
- Я был капелланом легиона триста лет, и сейчас ты увидишь силу Инквизиции! - крикнул он и потянулся к орлу, отбросив меч.
Молитва! С помощью святого писания он в два счёта размажет демона, тем более полукровку по стене!
- Император на небесах, дай мне силу сопротивляться тьме...
Из горла вырвался хрип. Тёмная душа за время пребывания в аду отвыкла от чистого света, который вливался в неё благодаря молитве. Титус упал на колени и захрипел, отхаркивая кровь. Слишком долго он пробыл в аду... Слишком черна стала его душа для Бога...

0

9

Инквизитор был силен. Он срастил руку! "Мне бы такую силу" - Монти покосился на свои собственные раны. Он уже чувствовал себя слабым и уставшим, однако, это слишком малая цена для таких серьезных ранений и потери крови. Но и этого не достаточно.
Пока инквизитор читал молитву, Монтесума, стараясь вообще ничего не слушать, собирал энергию. С пола, со стен, с живых существ. Её было мало, всего несколько капель крови недостаточно. Демон начал собирать с себя, каплей за каплей кровь становилась чистой, но послушной энергией. Сейчас, сейчас она превратиться в сокрушительный удар. Инквизитор закончил читать свои святые речи и с сокрушительной мощью бросился на Монтесуму. Слишком мощно, слишком напыщенно. Стол раскрошился как кусок засохшего хлеба! Хочется напасть на этого неповоротливого. Но сначала... Монтесума громко, во весь хриплый, но твердый голос крикнул.
-Титус, ты в аду, Бога нет! Твой господин умер и я первым сожрал его душу! - глупо, жутко глупо, но демон проорал это громко и настолько безумно, настолько реалистично, с горящими огнем глазами, что Монтесума сам поверил своим словам. Но инквизитор не поверит, зато это явно в какой-то степени его рассредоточит.
Монтесума, пригнувшись на всякий случай и уменьшив территорию поражения тела проскользнул инквизитору за спину. Вся энергия, накопленная им была вложена в один сильный удар, он целился в затылок, но Инквизитор резко повернулся и нанес удар рукоятью меча. Монтесума кое-как увернулся, но вместо головы тяжелая рукоять попала в живот. Монтесума слегка кашлянул, теперь и во рту кровавая пена, кровотечение внутри, плохо. А инквизитор получил сильный удар в спину, доспехи смогли частично забрать урон, однако рана была весьма серьезной. "Если он будет так легко заживлять раны, то я умру" - легко подумал демон. Мысль казалась нереальной, поэтому демон, сглотнув кровавую слюну, снова ринулся в бой.
Полуобнаженный мужчина, со слипшимися от крови и пота волосами, с безвольно висящей рукой, пытающийся хотя бы ранить огромного страшного посланника Бога, настолько прогнившего злобой, что потерявший человеческий облик...
Удар за ударом - вялое парирование атак инквизитора давалось с трудом. Мало энергии. Монти уже пожирал сам себя: питаясь за счет магии своего тела, он убивал раз за разом какой-то процесс жизнедеятельности. И этого было мало. В глазах Монтесумы была горькая печаль, а так же стальной холод, готовый в миг превратить живое существо в хрупкую статую. Монтесума не жалел своего тела: когда он вернется в мир раны заживут, в отличии от рассудка. Раньше бы он никогда не пожертвовал своим умом и здоровьем, ради даже не победы, а не гарантии проигрыша. Но время изменилось, пора уже повзрослеть и стать еще более циничным. Загнанный в угол демон не думал сдаваться, хотя он так устал... Нет, инквизитор замахнется, а Монтесума попытается просочиться за спину. Он будет упрямо сражаться на зло ситуации.
Инквизитор собирал силу. Вспышка, его кожа начала тлеть, а сам инквизитор скорчился на полу. Монтесума действительно удивился, неожиданный конец. Монти пренебрежительно пнул жезл ногой, подальше он монстра.
-Я окончу твои страдания. И кто же из нас настоящий монстр? - тихо спросил Монтесума, уже успевший оценить ситуацию. Он легко отсек голову бывшему инквизитору. Хотелось, так хотелось, взять эту голову с собой и бросить, наконец, в лицо этому Данте-заказчику. Но это тело тоже иллюзия. Оно вскоре восстановится здесь или на другом кругу Ада, его нельзя забрать. Монти сел на корточки и несколько раз глубоко вздохнул, проводя клинком по испепеленному трупу инквизитора. -Я победил.
Но радости не было, только в недостающей душе легла новым слоем еще одна причиненная боль. Монтесума отвязал клинок от руки, сунул оба меча в ножны. Подошел к Эльте. Бедная девушка, как было, наверное, ужасно смотреть на все это... После убийства Монтесуму всегда тянет на жалость и философию, наверное, это как плата за причиненные муки. Или, та самая душа, которой нет у детей ада, все ровно пытается намекнуть на свое все-таки существование.
-Прости меня. Но теперь все будет хорошо... - Сдавленный хрип вместо уверенных слов. Но она поняла, должна была понять. Монтесума аккуратно, кончиками окровавленных пальцев взял её руку и двинулся к жезлу. Наверное, не стоит к нему прикасаться в открытую... Монтесума сорвал клочок одежды от инквизитора. Тело его стало прахом, как тот и угрожал. Только это относилось к нему, к Монтесуме. "Поэтому я не угрожаю во врем я боя". Но одежда была целой. Аккуратно взял через тряпочку жезл левой рукой. Правой все так же держал девушку. Секунду ничего не происходило, Монтесума успел испугаться. Но через мгновение они упали на пол. Замертво. Глаза были широко открыты, тела быстро истлевали, мыслей не было - только темнота, удушающая темнота. Как будто тонешь, понимаешь, что тонешь, но не умираешь. Страшно. Безумно страшно... и все.
>>>Гильдия Воинов.

0


Вы здесь » ... » Круги ада » Четвертый круг Ада