...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ... » Круги ада » Третий круг Ада


Третий круг Ада

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://mpl.mybb.ru/uploads/000e/bc/1f/7775-1-f.jpg

Кипение в раскаленной крови. Ваша душа несется среди неистовых потоков моря Преисподней, ударяясь о стоящие мертвыми стражами скалы. Вся ваша кожа покрывается многочисленными ожогами, глаза выедает демоническое "варево". Вы кричите, пытаясь выбраться и беспомощно хватаясь за выступы каменных вершин. Но в то же мгновение, как вы предпринимаете первую попытку взобраться, из ниоткуда появляется змееподобный демон и вонзает в вас острый железный багор. Вы с воплем падаете вниз и погружаетесь на самое дно. В ваш рот заливается кипящая жидкость, разъедая органы изнутри... Над этим кругом властвует огромная птица Рух, чьи перья скованы самим Люцифером и не способны сгореть во всеуничтожающей лаве. Один только звук ее голоса заставляет волны подниматься выше, а несчастных кричать от боли еще сильнее.

0

2

<<< Второй круг.
-У вас приятное имя, Эльта. Я очень рад нашей встречи, мне приятно видеть прекрасное создание - я даю отдых глазам глядя на вас. - Монти проглотил вопрос о причине явления хрупкой девушки в обители зла.
Девушка заметно напряглась. К чему бы это? Монти оглядел себя. Ну да, голый по пояс, с рукой обмотанный бесформенной кровавой тряпкой. Кроме всего прочего пахнущий смертью... Через секунду некое колдовство прошлось по телу к голове, демон уловил легкую магию, но не стал сопротивляться  магия была приятной и успокаивающей, как на приеме у лекаря... Когда-то давно, когда Монти был еще ребенком он часто заходил к лекарю, ведь каждое задание оставляло после себя интересные, просто незабываемые раны: торчащие насквозь кожу ребра, конечности, вытащенные из суставов, клинок вонзенный в живот и в другие места. Но всегда, какие бы не были раны, они заживали. А помогал дурманящий аромат благовоний, грубые руки "медсестры", ну и несколько хороших зелий. Жаль демоны-лекари не владели, да и не могли владеть исцеляющей магией, поэтому приходилось пользоваться жгучими зельями и очень болезненными упражнениями. Особенно, когда те же торчащие ребра тебе возвращали на место...
Чертова магия! О чем он вспоминает? Сейчас не до этого.
Монтесума слегка хихикнул и сунул маленький ключик во внушительного вида замок. Не без труда повернул. Замок отвалился, видимо, это проход для стражей, ведь вся дверь была замотана паутинкой (какие пауки, интересно, живут в таких местах?), а это означает лишь крайне редкие случаи прохода через эти двери. Монтесума слегка кивнул спутнице и они двинулись на третий круг. Снова коридор. Красивый, но ужасающий. Пол был обычным, каменным, но на него то и дело падали кипящие капли чего-то напоминающего горячего масла или даже олова. Монтесума нервно сглотнул, какие тут стражи тогда?! На потолке эти самые капли скапливались, они шли по желобам, украшенными костями. Да, вкусы зла не меняются, везде кости да черепа. Ан нет, у самой арки, ведущей на следующий круг висело жуткого вида чучело чего-то напоминающего человека, только с голубоватой кожей, совершенно впалым, обтягивающим позвоночник животом и русалочьим хвостом. Рот твари украшали обломанный зубы, а голова была лишена кожи. В костистых лапах чучела были человечье головы, из глаз которых сочились те же раскаленные капли. Гениталии чучела были грубо сожжены. Тело, шея и конечности своеобразного стража были прикованы раскаленными цепями.
Монтесума с усилием подавил рвотный позыв. Он отвел взгляд от несчастного, но тот начал стонать.
-Черт... - прошептал Монтесума, пораженно смотря на мученика, - за что тебя так? - Даже не жалость, а страх и любопытство заставили Монти спросить.
-Я... Я... Был стражником, но пропустил гостя... Убей меня, умоляю, убей, убей, отрежь мне голову, пронзи сердце, убей!.. - Тварь не говорила - шипела, страшно, хрипло, почти беззвучно. Монтесума поморщился, но прошел мимо. Вот почему эти стражи так рьяно сражались с ним, ведь поражение - хорошая причина невозможности остановить незваного гостя. Было ли то поражение нарочным? Может, оно сокращает время прибывания в таком виде? Сатана не мог убрать наказание вовсе, и не важно - виноват ты или нет. Наказать то надо, как говорится: много не мало.
-Лучше не трогай этого несчастного, - демон брезгливо покосился на стонущего, - Это наверняка ловушка для таких как мы. Они идут, пропитанные болью и состраданием. Натыкаются на него, - демон снова покосился на бывшего стража, - Убивают его, а  потом прибегают толпы демонов и сажают жалостливых на его место. - Закончив рассуждение, Монтесума нервно хихикнул и продолжил идти вперед.
А впереди разворачивалась прекрасная картина: огромный, необъятный зал, внушающий сомнение, что действия проходят в помещении, вулкан, небольшой, правда. В жерле вулкана, в лаве (или что там вытекает оттуда?) тонули души. Стоны звучали приглушенно, как через стены. Шума не было, однако присутствовало ощущение тихого ужаса и немой боли. Гигантская птица парит на всем действием, громко и пронзительно крича. Змеевидные стражи  ползали и топили мучеников. Кто-то радостно, кто-то отрешенно, кто-то грустно. Монтесума выразительно посмотрел на Эльту.
-Мы прорвемся. Не можем не пройти. Я не хочу, чтоб из меня делали уродливое чучело, - нервно, но уверено сказал Монтесума, ухмыльнувшись алому зареву.

-Кто вы? - Грубо спросил змеевидный страж. После вопроса со скрежетом захлопнулась стальная решетка на арке, обтянутая шипами и иглами. Из которой только что вышли незваные гости - пути назад нет. Это заставило ледяным мурашкам пробежаться по спине. Рана протестующе заныла.
-Свои. - Демон шагнул в сторону, левой рукой выхватил один из мечей, попробовал отсечь монстру голову, но тот увернулся, схватив Монти за целую руку. "Снова не выйдет," - яростно подумал он, сжав зубы, раненной рукой что было силы взяв клинок и оцарапав змею глаза. Только царапина, но змей ослеплен. Его безобразную морду украшал хищный оскал, состоящий из гнилых сломанных зубов-клыков. Монстр отпустил руку и с ревом замахнулся молотом. Но Монтесума уже крикнув "Беги", схватил освободившийся левой рукой клинок и с удовольствием пронзил стражу шею. Удал был неуклюжим и слабыми, но  и его было достаточно... Ужасно сражаться одним парным клинком... Но еще хуже, сражаться этим клинком левой рукой. Остальные стражи пока не замечали их. Или считали не нужным вмешиваться.

+2

3

<===Второй круг Ада
Благодарю, я искренне разделяю Вашу радость.
"Правда, из побуждений скорее меркантильных, нежели личных - меньше всего мне хочется пытаться покинуть это место самостоятельно. А уж если есть возможность сделать это с мало-мальски боеспособным, и, чего уж там, симпатичным спутником, грех ею  не воспользоваться".
Эти далекие от альтруистичных размышления были прерваны оглушительным, низким, визгливым скрежетом открываемой двери.
Ключ повернулся не то что со скрипом, но со звуком, с которым бряцает, опускаясь, лезвие гильотины. Эльте почудилось в этом нечто символическое, едва ли не пророческое, и она нервно рассмеялась вслед за своим спутником. В конце-концов, как сказал кто-то из страшно мудрых и не менее древних, жизнь во многом трагична, а смерть - во многом забавна. В самом деле, стоит ли бояться смерти существам, которые едва ли не с рождения играют с нею в шашки, и Безглазая проигрывает, досадливо морщась?Пожалуй, стоит - вопреки аксиоме, гласящей, что даме необходимо уступать, всё-таки страшно хочется, чтобы Белая оставалась в проигрыше как можно дольше.
Они прошли дальше, и стоило Эльте оглядеться, насколько это было возможно, как она тут же пожалела, что не родилась кем-то другим. Человек или нелюдь, сколько-нибудь более везучий, чем Эльта, непременно скончался бы в глубоком детстве. От кори, заражения крови, от ветрянки, наконец - существует столько замечательных, милосердных, оригинальных смертей, которые можно избрать и наслаждаться ими без особых неудобств. Но нет же - старушке-Судьбе позарез необходимо придумать для тех, кто и так никогда не был в списке её баловней, особенно извращённую, филигранно-жестокую смерть. Конечно, для абсолютной паники повода пока еще не было - никто не нападал на них, пока даже не пытался, но разве можно ожидать иного исхода в месте, подобном этому? Третий круг Ада впечатлял. Он, пожалуй, умудрился собрать в себе всё, что люди привыкли подразумевать под этим понятием. Сера и дым, огненные вспышки и целые столбы оранжевого пламени, стоны грешников и равнодушные голоса их мучителей, для которых за века их работа стала не неким ритуалом, а банальной рутиной, от которой уже воротит. Всё это было старо, как мир, а, может, и гораздо старше. Говорят, Зло банально, и если это так - они угодили в его средоточие. В воздухе, казалось, распылили концентрированные страдания и адские муки вперемешку с общей мерзостностью этого места. 
В голову лезла целая свора всяческих мыслей, никак не подходящих к случаю. К примеру, думалось ,каково работать в Аду. Нет, не мучиться, не проклинать это место, а просто выполнять свою работу. Спокойно, уверенно, несколько даже равнодушно - так, как это делают миллиарды скучных разнорабочих по всей множественной Вселенной. Ведь работа в Преисподней, по сути, ничем не хуже любой другой - а если послушать некоторых офисных работников, так и вовсе выяснится, что куда как лучше большинства ремёсел. Наверняка местные черти тоже матерятся на зануду-босса, обсуждают новеньких, ждут внеурочной премии и, конечно же, беззастенчиво филонят. Вот только с зарплатой, скорее всего, напряженка, но ведь бывают ситуации и похуже, и ничего, терпят их как-то. Еще думалось, что вряд ли начальство страдает от частых бунтов рабочего класса. Скорее всего, таковых вообще не случается - распятый едва живой, хм, субъект, вызывающий желание сглотнуть и уединиться с корытом и кружкой прохладной воды вполне ясно свидетельствовал об этом. Жертва местной тирании умоляла пощадить её, облегчить страдания блаженной и столь желанной смертью. Если бы не предупреждение демона "Лучше не трогай этого несчастного", Эльта, может быть, и задумалась об оказании подобного рода милости. Страдания существа были подобны прометеевым мукам, однако маловероятно, что истязали его по той же причине, что и скромного героя мифологии.
Пока Эльта размышляла об этом, действия на сцене развивались стремительно.
-Мы прорвемся. Не можем не пройти. Я не хочу, чтоб из меня делали уродливое чучело, - оптимистично сообщил Монтесума, и это странным образом успокоило его спутницу. Вначале Эльта хотела скептически хмыкнуть, что, мол, при подобном раскладе его оптимизм более чем обнадеживающий, но вместо этого неожиданно для себя произнесла:
- Прорвемся, иначе и быть не может.
А дальше опять замелькала в воздухе сталь, кровь вскипала, и, не выдерживая, выплескивалась наружу, а изредка даже можно было расслышать хруст, с которым лезвие клинка пронзает части тела противника. Эльта с каждым таким звуком морщилась ,как от зубной боли - каждый удар словно наносили ей, а не гигантскому змееподобному чудовищу. Чтобы как-то отвлечься от кромешного ужаса, который окутывал её сознание, демонесса с силой впилась зубами в собственную ладонь, едва ли не прокусывая её. Крайне неприятно, зато позволяет отвлекаться даже от наиболее сильных страданий. Услышав своевременный призыв бежать, Эльта и в самом деле побежала по узкому и крайне ненадежному мостику - только вот недалеко, так как подскользнулась на луже крови и, чертыхаясь, растянулась на земле. Встать удалось без особых проблем, даже не смотря на то, что платье было целиком перепачкано в чужой крови, а рука представляла собой одну большую царапину. Какая-то часть сознания - худшая, но и более мудрая, подсказывала, что это еще не конец. Далеко не конец.

Отредактировано Эльта (2011-08-08 00:34:39)

+1

4

Они стояли на каменной, очень даже искусно сделанной платформе. Вместо заборчика были человеческие позвоночники, крепко сплетенные сухожилиями. Кости старые, уже давно высохшие. Интересно, на какие дизайнерские изыскания уйдет у них агрессивный к своим братьям демон и совершенно незваная демонесса? Пусть только попробуют!
Впереди виднелся совсем не костяной мост, а сделанный из... Пластов драконьего панциря! Аплодисменты за оригинальность... И где они дракона достали? Они вроде ни в ад, ни в рай не попадают... Крепкий мост был довольно широким - лошадь бы проехала, но не больше. Он был подвешен несколькими цепями, а поручни были сделаны из обычных веревок, идущих просто чуть выше и по сторонам моста, который к тому же, жутко шатался. Мост - единственный безболезненный путь на следующий круг. Путь стражей.
Монтесума тут же бросился бежать за девушкой, подхватил её, ведь она легко могла соскользнуть к лаве. А мысль о такой глупой смерти девушки, да еще и в аду казалась Монтесуме неприемлемой. Он крайне не интеллигентно толкнул её вперед, стараясь пробежать по мостику более грациозно и так, чтобы внезапные преследователи их не догнали. Впереди тоже были стражи. Они окружены. Вокруг, внизу - раскаленная жидкость непонятного, но крайне смертоносного происхождения. Впереди и сзади - стражи. Однако это дает некий шанс, что мост не обрежут из-за своих.
Надежды нет. Мост подрезают. Стальные цепи жутко звенят, как будто лишний раз пугая, их довольно много, но и пилят их одновременно. Стражи не смущаются возможности умереть. "Они и боли небось не чувствуют на работе"- проворчал про себя демон. Монтесума, не долго думая, проскочил перед девушкой, побежал вперед, хватая веревку слева, чтобы не упасть с довольно скользкого моста. Стражи заржали. Дружно, весело. Монтесума ухмыльнулся. Если он убьет пять змей, то они проскочат. Птице явно не до них, поэтому её можно не опасаться. Сзади стражи тоже не торопились их догонять - надеялись выбежать с моста в момент его падения. "Что же, похвально. Нам будет проще. "
Резкий выпад - демон на секунду отпустил поручни, но надежно наступил нагой в щель панциря. Он целился рукой в левый глаз змеи. Но нарочно слегка, не стараясь. Страж инстинктивно отклонился максимально направо, а демон обрезал правую веревку. Потеряв равновесие, змей все цеплялся лапами за основание моста, наклонив его тем самым направо, остальные стражи ошеломленные сползли вниз. А Монти глупо хихикая, на всякий случай придерживал Эльту, готовый если что подхватить. Лучше предохранять несчастные случаи и глупые случайности. Змей орали и визжали, а так же громко матерились. Выучили самые изощренные ругательства страдальцев.
-Держись если что за меня.
Монтесума отпустил Эльту, поменял руки. Левой держался, а правой кое-как сжимал оружие. Было больно и непривычно тяжело. Но даже слабого удара хватало, чтобы отсечь несколько пальцев. Первому он отрезал почти все, а остальные пальцы соскользнули на соленой крови. Первый готов. Монтесума быстрым шагом двигался и помогал стражам упасть. Около трех. Где остальные?! Впереди они.
Демон, убедившись, что путь свободен, подхватил Эльту как мешок с картошкой, - не ждать же пока она снова грохнется, тут крови прибавилось; почти бегом ринулся к спасительной каменной платформе. Самое смешное, что мелкие бесы давно уже перестали пилить мост, догадавшись, что новый возводить придется очень долго, а чужих они и так убьют.
Мелочь разбежалась, Монтесума поставил девушку на твердую поверхность.
Красивые врата на четвертый круг однако... Большие, широкие, как во дворец. Ни одной человечьей косточки, что радовало. Только железные шипы и морды безобразных тварей. А впереди... Жертвенник. Чтобы открыть эти врата нужно принести в жертву врага и немного своей крови. Хорошо, что врагов здесь много, а то бы пришлось резать девушку... Что неприятно.
Двое стражей, Монтесума справится? Демон ухмыльнулся для самоподбадривания и схватил мечи обеими руками. Больно. Но что делать? С грязной, давно уже багровой и мокрой повязки беспощадно капала кровь, не останавливалась. Плохо, очень плохо. У стражей нет души, у них нечем поживиться... Девушку убивать после всего просто глупо, тогда придется терпеть.
На этот раз змеи поступили разумно. Они окружили Монтесуму, все пытаясь его схватить и разорвать плоть с помощью своей магии.. Демон уворачивался и каждую тянущуюся конечность пытался отсечь. Монти прижался к стене, чтобы предостеречь атаку сзади. Одна змея поползла к Эльте... Монти выругался, попытался ранить своего стражника, но тот отбил атаку, больно поцарапав и так искалеченную руку. Демон поморщился, но выстоял, одним мечом ткнув в стража, чтобы тот блокировал атаку молотом, а другой легко, при помощи своей собственной магии, снес ему голову. Голова попыталась подползти к хозяину, но демон брезгливо схватил её и выбросил в лаву.
А второй страж приползал к Эльте...

+1

5

Перед глазами все мелькало и смазывалось, словно в окне дилижанса, несущегося со всей возможной скоростью. Когда же Эльта, наконец, ощутила под ногами твердую устойчивую почву (по правде говоря, не хотелось даже задумываться, на чем они могут стоять на самом деле), она едва сдержала естественный порыв запрыгнуть обратно на плечи Монтесуме - тот казался ей сейчас спасательным кругом, последней соломинкой, за которую можно цепляться без особых опасений быть скинутой обратно в пропасть. Эльта оглянулась, да так и замерла - к ней на встречу, приветливо помахивая множеством конечностей, полз исполинских размеров представитель здешней фауны и намерения его были явно не из числа добрых. Эльта глупо, пронзительно и чисто по-женски эмоционально взвизгнула. Она ненавидела змей.
Убивать не страшно.
Или, по крайней мере, не настолько страшно, как принято об этом думать. Особенно если твоей жертвой становится не патетично-несчастный трехсотлетний кровопийца, каких любят приносить в жертву авторы глупеньких мягкообложных романов, а вполне, даже пугающе реальное змееподобное чудище, имеющее в равной степени мало общего и со змеей, и с чем-либо другим. От змеи у неё (него?) осталась только форма да способ передвижения. Массивное тело твари было покрыто толстой твёрдой чешуей почти целиком - только виднелся гладкий, белый, словно рыбий, живот, который существо то и дело прикрывало нелепо огромными лапами-ладонями. Голова чудища наводила на мысли о тех больших китайских драконах, которых так любят изображать где ни попадя. У этого змея была почти такая же, единственным отличием были гигантские рога-отростки, венчавшие его подобно терновому венку. Создание было выше Эльты примерно на голову, что, несомненно, усложняло любые попытки атаковать его.
Чертова тварь протянула к девушке длинную конечность, которую, возможно, считала рукой, и легонько, точно пластинку домино, ударила. Расчет был удивительно точен - стоит ли вообще тратить силы на умерщвление такого крошечного и, видимо ,безобидного создания? Это было бы так же нелепо, как применять для убийства таракана тяжелую артиллерию. Эльта упала, и, судя по раздавшемуся характерному щелчку кости, подвернула ногу.
То, что произошло дальше, вызвало у змея непривычное ему чувство удивления. Когда вы небрежно сгоняете какое-нибудь насекомое со стола, рассчитываете ли вы на то, что оно издаст некий странный гортанно-рычащий звук, поднимется и начнет в силу своих ничтожных, в общем-то, возможностей, пытаться максимально приблизить вашу смерть? Змей тоже не ожидал. Как и не ожидал он, что, наклонившись, дабы добить это ничтожное создание, получит сильный удар в челюсть чем-то обжигающе-горячим. Эльта издала нечто вроде удовлетворенного хмыканья - никогда еще огненная вспышка не получалась у неё такой сильной. Змей по инерции запрокинул голову, автоматически подставляя белое брюхо следующему удару, который незамедлительно последовал. Тварь  зарычала и, развернувшись ,сбила Эльту с ног ударом массивного хвоста. Девушка от души чертыхнулась - левая рука оказалась распорота об острый белый шип на конце хвоста. Эльта зашипела от боли - сквозь сочащуюся из раны кровь слегка виднелась кость. "Замечательно, просто чудесно". Говорят, на войне, в разгар битвы, воины, не чувствуя боли,  продолжают рвать врага зубами, и только потом, успокаиваясь, обнаруживают ,что из сердца у них торчит стрела. Неизвестно, насколько это близко к истине - во всяком случая, Эльта очень ясно ощущала свою боль, и это злило её еще сильнее. Утешало, что противник её так же находился в незавидном положении, и тщетно балансировал на краю каменной платформы, стараясь одновременно нанести как можно более сильный удар девушке и не свалиться при этом в озеро лавы, разверзнувшееся внизу. Эльта злилась, очень злилась. Женщина в ярости страшнее, чем можно себе вообразить, и  змей испытал это на себе - когда ярко-оранжевая, с синевой, вспышка, ударилась о его грудь и сбила с ног. Стражник не удержался на самом краю и улетел камнем вниз, под аккомпанемент собственного оглушительного крика.
Эльта без сил свалилась на землю, тяжело дыша и пытаясь подавить головокружение. Никогда еще пирокинез не отбирал столько сил. Когда же она осмотрела заодно и пострадавшие конечности - подвернутую ногу, распоротую до кости руку, ей захотелось прыгнуть в вулкан вслед за стражником, но она сразу же отмела подобные мысли - ведь, если подумать ,после смерти она должна попасть туда же, откуда сейчас пытается сбежать. Эльта закусила губу и, скрепя сердце, оторвала длинную полоску ткани от платья. Затем как-то совсем по-детски подула на рану (забавно ,но от этого и вправду стало легче), и, как могла, перевязала раненную конечность, время от времени помогая себе зубами.
"Итак, подсчитаем потери. Платье фиолетовое, длинное - безнадежно испорченно. Правая нога - подвернула. Правая рука - длинная царапина. Левая рука - практически не функционирует. Замечательно, просто прекрасно".
Рана саднила немилосердно.

+1

6

>>>Четвертый круг. Пост будет там.

0


Вы здесь » ... » Круги ада » Третий круг Ада